Евангелие от Иоанна, Глава 3

Евангелие от Иоанна. Глава 3. Протоиерей Олег Стеняев.
Евангелие от Иоанна. Глава 3. Протоиерей Олег Стеняев.. Протоиерей Олег Стеняев (59:34)
В 3-й главе Евангелия от Иоанна, Господь беседует ночью с Никодимом о Крещении, о суде и вере в Спасителя. Свидетельство Иоанна Крестителя о Христе. Уважаемые братья и сёстры, мы продолжаем наши занятия по Евангелию от Иоанна, и сегодня мы будем читать третью главу. Между фарисеями был некто, именем Никодим, один из начальников Иудейских. Он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви́! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог. (Ин. 3:1-2) Итак, на страницах Евангелия от Иоанна появляется новый персонаж — это старец Никодим, который был очень авторитетный учитель среди фарисеев, начальник иудейский, и, как мы ниже увидим, он был член еврейского Синедриона — Сангидрина, то есть высшего суда. Как у нас называется, например, Верховный суд. А на такую должность брали людей, которые были знатоками Священного Писания, они почти наизусть знали слово Божие. И вот он приходит к Иисусу ночью. Почему ночью? Страха ради иудейского. Будучи иудеем, причём высокопоставленным членом истеблишмента ветхозаветной Церкви, он боится: а как отнесутся к этому его деянию другие члены Синедриона? И он приходит ночью. На самом деле это очень символично. Ведь события, которые описываются в четырёх Евангелиях — это закат ветхозаветной Церкви, скажем так, ночь. И Воскресение Христово — как в ночи чудо рассвета Церкви Нового Завета. Как Господь говорит: се, творю всё новое. Господь, мы знаем из Писания, сотворит новую землю и новое Небо, новый Иерусалим, и Господь хочет сотворить нового человека. И беседа Христа со старцем Никодимом имеет центральную тему — необходимость сотворения нового человека, человека духовного, в отличие от человека плотского или даже душевного. Он говорит, что пришёл не просто так, он называет Иисуса — Равви, то есть учителем, несмотря на то, что по плоти Христос был значительно моложе его. Равви́! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог. Действительно, весть о чудесах, которые совершал Господь Иисус Христос, значительно быстрее распространялась ,чем собственно учение Иисуса Христа. Для нас, христиан, большее значение имеет учение Иисуса Христа. А сами чудеса, которые Он творил, для нас не имеют такого значения как для людей того времени. Тем более, что любое чудо является объектом веры. А для нас, православных христиан, самое великое чудо — сама вера в Иисуса из Назарета как Сына Божия и Мессию. А самое главное чудо для нас — как в нашей грешной жизни обнаружилась эта вера, как мы стали христианами. Это чудо собственного обращения в Христову веру сравни как бы с воскресением из мёртвых, когда мы пропадали в грехах, в беззакониях. Но во Христе и со Христом мы стали тем, кем мы стали милостью Божией. При этом мы видим, что Никодим не видит в Иисусе Христе Бога в отличие от апостолов, простых не книжных людей. Он утверждает: очевидно с Иисусом Бог, если Иисус творит такие чудеса. Бог был и с Моисеем, и с пророком Ильёй, и с Елисеем, и с другими людьми, которые тоже творили великие чудеса и знамения. Но Христос больше чем человек. Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия. (Ин. 3:3) Здесь Христос как бы говорит: ты видишь только часть картины, тебя поразили чудеса, может быть, какие-то слова, которые Я говорил, но если ты родишься свыше, если сам Бог прикоснётся к тебе, тогда ты познаешь обо Мне значительно больше. Ведь когда в Кесарии Филиповой апостол Пётр исповедовал Иисуса из Назарета Сыном Божиим, то есть Богом и Мессией, на это Христос сказал: не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, который на Небесах. Всякий христианин, который верит в Иисуса Христа как Сына Божия, то есть в Бога: Света от Света, Бога истинна от Бога истинна — это значит, Сам Бог Отец прикоснулся к нему. Потому что плоть и кровь не могут открыть нам эту тайну, которая в Посланиях апостола Павла называется великая без прекословия тайна — Бог явился во плоти. А в Евангелии от Иоанна, которое мы изучаем, сказано: Слово было Богом. И ниже: и Слово стало Плотью и обитало с нами, полное благодати и истины. Итак Христос призывает Никодима родиться свыше. Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться? (Ин. 3:4) Здесь мы как раз видим, что Никодим, духовно не рождённый человек, рассуждает и думает по плоти. И когда ему говорят о рождении свыше, ему ничего не приходит на ум, кроме рождения от плотской матери. И он недоумевает, как может человек, особенно такой пожилой, как он сам, родиться будучи стар: неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться? Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. (Ин. 3:5) Вот эти слова исполнены глубочайшего сотериологического смысла, и мы посмотрим, как святитель Иоанн Златоуст объясняет их: «А если кто спросит: как от воды? – спрошу и я: как от земли? Как брение преобразовалось в различные виды? Каким образом из вещества однородного (земля ведь одна) произошли творения различные и разнообразные? Откуда кости, нервы, кровеносные и сухие жилы?... Как в начале в основание (творения) положена была земля, все же дело принадлежало Создателю, так теперь в основание полагается вода, а все дело (возрождения) принадлежит благодати Духа. Тогда, уже по совершении творения, наконец был создан человек; а ныне, напротив, новый человек творится прежде нового творения». О чём здесь пишет Златоуст: тогда уже по совершении творения — то есть когда Бог за шесть дней создал всё и вся, последним творится человек. Новый человек, напротив, творится прежде нового творения. То есть сначала появятся люди, потом изменится Небо, изменится земля, будет Новый Иерусалим. У пророка Исаии сказано: луна будет светить как солнце, а солнце будет светить в семь раз ярче. Но если первый человек Адам, перстный, творится только после того, как сотворён весь мир, павший во грехе, то второй мир — мир Божий, о котором мы молимся «да будет воля Твоя, как на Небе, так и на земле» — его сотворение: нового Неба, новой земли, нового Иерусалима начинается с тебя и с меня. Когда мы рождаемся свыше. Так понимает эти слова Иоанн Златоуст: новый человек творится прежде нового творения — сперва он рождается, а потом уже мир преобразуется, в том числе через рождённого свыше человека. Русская святоотеческая традиция выражает это словами: спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи. Златоуст продолжает: «Первое творение Адама было творение из земли, а после него создание жены из ребра, потом происхождение Авеля от семени. Но мы не можем ни постигнуть, ни изобразить словом этих творений, хотя все они самые вещественные. Как же мы можем дать отчет относительно духовного рождения через крещение, – рождение, которое гораздо выше тех? И каких можно требовать от нас соображений об этом рождении – чудном и необычайном?... Все же делает Отец, Сын и Святой Дух. Поверим же слову Божию: оно вернее нашего зрения; зрение часто и обманывается, а это слово погрешать не может». И Амвросий Медиоланский писал: «Кто есть рождающийся от духа, и кто есть становящийся духом, как не тот, кто обновляется духом ума своего. Это, конечно, тот, кто возрождается водой и Духом Святым, ибо через купель возрождения и обновления в Духе Святом мы орбретаем надежду жизни вечной... и в другом месте апостол Пётр говорит: вы же креститесь Духом Святым. Кто же есть крестящийся Духом Святым, как не тот, кто возрождается через воду и Дух Святой. Поэтому о Святом Духе Господь сказал: аминь, аминь, говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. И потому впоследствии Он, Христос, сказал, что мы рождаемся от самого Духа, о котором ранее говорил, что мы Им возрождаемся, и это речение Господне, я опираюсь на написанное, не на доказательства». Это трактат Амвросия Медиоланского «О святом Духе». Почему он оканчивает это рассуждение словами «я опираюсь на написанное, не на доказательства»? Он как бы говорит: мне не нужны доказательства, если в слове Божьем написано так, как в нём написано. Возрождение водою — это таинство Крещения, возрождение Духом — это таинство Миропомазания, когда священник помазывает крещаемого миром и произносит слова: печать дара Духа Святого. И теперь смысл жизни христианина — раскрывать печати дара Духа Святаго в дарах и плодах Духа Святаго. И что происходит далее. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше. Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа. (Ин. 3:6-8) Действительно, действия Духа неуловимы. Когда Господь наш Иисус Христос жил на земле во дни своей плотской жизни, люди могли догадаться, где Его можно встретить, где Его можно увидеть, где Его можно найти. Но Христос Сам говорил: лучше для вас, если Я пойду к Отцу, умолю Отца, и Он пошлёт Духа Святого, который научит и наставит вас на всякую правду. И Он взошёл на Небеса, Он умолил Отца ценой своих страданий, и Дух Святой в день Пятидесятницы сошёл на Церковь. И все мы, крещёные православные христиане, пережили свою Пятидесятницу в таинстве святого Миропомазания, когда освящённым миром были запечатлены благодатью Духа Святого. О, Дух Святой, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны... Такими словами мы молимся, когда обращаемся к Духу Святому, который дышит где хочет. Илларий Петавийский пишет: «Обладая верой в моё возрождение, я не постигаю [её], и тем, чего не знаю, уже обладаю». Этими словами Илларий Пиктавийский говорит: я не понимаю до конца действия Духа, но я знаю с полным доверием к Священному Писанию, что в таинстве Миропомазания Духом Святым запечатлён. Может быть, нам, православным христианам, хотелось бы, чтобы Дух Святой дышал только в собрании верных, таких же как и мы, православных христиан. Но Церковь с этим не соглашается. Церковь говорит, что призывающая и предваряющая благодать Духа Святого касается каждого человека, живущего на земле. Независимо от его религии, национальности, цвета кожи. Призывающая благодать, говорят святые отцы, это непрерывный поток, который изливается на всё человечество. Мы им, Духом Божиим, живём, движемся и существуем. Но призывающая благодать не является спасительной благодатью, ибо на призыв надо ответить согласием. И только православные христиане на действие призывающей благодати отвечают согласием, принимают святое Крещение, проходят через Миропомазание, живут полнотой церковной жизни. Но ни об одном человеке, ни об одном человеческом сообществе нельзя сказать, что оно абсолютно безблагодатно. Бог промышляет о всём творении, и призывающая благодать Духа Святого касается каждого человека в той или иной степени. Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа. Никодим сказал Ему в ответ: как это может быть? Иисус отвечал и сказал ему: ты – учитель Израилев, и этого ли не знаешь? Истинно, истинно говорю тебе: Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства Нашего не принимаете. Если Я сказал вам о земном, и вы не верите, – как поверите, если буду говорить вам о небесном? Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах. (Ин. 3:8-13) Здесь Христос приоткрывает тайну Своего Божества, ведь Никодим смотрит на него как на Раввина, человеческого учителя, почтенного Богом, творящего чудеса, а Христос говорит о Себе как о Том, который сошёл с Небес. И хотя Он говорит о земном, Его не всегда понимают. Что же будет, если Он начнёт говорить о небесном? Христос очень часто замолкал, когда люди оказывались неспособными уразуметь Его наставления, Его слова. А когда Он сталкивался с человеческой агрессией, Он просто молчал. И от Него не могли добиться ни одного слова. Если только Его начинали заклинать именем Бога Всевышнего, тогда Он мог ответить, кто Он есть на самом деле. Люди того времени искали разных чудес и знамений. Собственно говоря, чудо являлось для них чем-то самым значимым, решающим, но не в случае со Христом. Он сам есть Чудо божественной любви и божественного милосердия, ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного. Поэтому далее Он говорит: И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. (Ин. 3:14-15) Здесь тайна нашего спасения: как Моисей вознёс змею в пустыне. А как это произошло во дни Моисея? Иудеи оказались в долине, где было очень много змей. И змеи стали жалить израильтян, так что очень много погибло: и мужчин, и женщин, и детей, и стариков. В отчаянии, Моисей и Аарон не знали что делать, пока Господь не дал им повеление — сделать изображение медного змея на медном столбе. И когда это изображение было установлено, уже ужаленные змеями люди, у которых яд уже проник в тело, и жизнь могла вот-вот оборваться, взирая на медного змея, получали исцеление. Мы все ужаленные и неоднократно дьявольскими грехами, пороками, беззакониями. Кто-то впервые ощутил жало дьявола в самом юном возрасте, кто-то в более зрелые годы. Сколько раз, с какой яростью бесовские змеи, грехи, поползновения от лукавого жалили нас? И если мы выжили, то только благодаря Христу. Каждый год некоторые встречаются со своими одноклассниками, и каждый год убеждаются, что их становится всё меньше и меньше. А многие умерли совсем молодыми, они не имели возможности взирать на того, Кто мог принести им избавление от яда греха. Сказано: взирайте на Начальника и Совершителя жизни. Медный змей своей металлической медностью показывал, что Христос сковал власть дьявола, сделал неподвижным любое движение его ядовитых клыков. И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому — это произошло во дни Понтия Пилата, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. То есть мы взираем на подвиг Христа очами веры. И мы, взирая на крестный подвиг Христа Спасителя очами веры, переживаем чудо исцеления вновь и вновь. Когда бы бесовская атака не началась против нас, какие бы укусы не пытались сокрушить нашу жизнь, милостью Божией мы ещё живы. И далее звучат слова, которые для всего христианского мира являются словами, полными надежды на спасение в Боге и с Богом. Некоторые наши братья-христиане называют эти слова золотым стихом Библии. Давайте вслушаемся в эти слова. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. (Ин. 3:16) Ты слышишь, брат? Ты слышишь, сестра? А ты, моё сердце, слышишь? Всякий, верующий в Него, может обрести жизнь, Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного. Вечная жизнь — это и есть Христос. Вечная жизнь — это жизнь во Христе и со Христом, которая, начавшись в этой временной жизни, уже никогда не прекращается. Как я часто говорю в своих беседах: та часть жизни, которую мы проводим в храме, участвуя в богослужениях, таинствах, чтении Писания, духовных беседах, молясь — эта часть нашей жизни не принадлежит жизни временной, но уже принадлежит жизни вечной. Святитель Иоанн Златоуст в своих гомилиях на Евангелие от Иоанна восклицает: «Тот, которого даёт Отец, есть Сын Божий, виновник жизни, притом жизни вечной. А кто мог через свою смерть сообщить жизнь другим, тот не мог навсегда остаться во (власти) смерти. Если не погибают верующие в Распятого, то тем более не может погибнуть сам Распятый. Кто избавляет от погибели других, тот тем более сам свободен от нее. Кто сообщает жизнь другим, тот тем более источает жизнь для себя самого». В Библии сказано, это слова Христа: Я принёс вам жизнь и жизнь с избытком. Жизнь с избытком — это не та куцая жизнь, которую нам обещают безбожники, атеисты: живёшь 50-60 лет, потом умрёшь, закопают, вырастет лопух на могиле, и будь доволен. Жизнь с избытком, которую мы имеем во Христе — это жизнь, которая начинается в самих словах Святого Евангелия, которое мы изучаем, и которое, начавшись в этой временной жизни, не прекращается и в вечности. Григорий Назианзин в своих догматических песнопениях пишет: «Прежде всего прославим Сына, чтя кровь — очищение наших немощей... А для меня тем более Он чуден, что и Божества не умалил, и меня спас, как врач, проникнув на мои зловонные струпы. Он был смертен, но Бог; род Давидов, но Адамов Создатель; плотоносец, но бестелесен; по Матери Деве описан, но неизмерим... Он был жертва, но и архиерей; жрец, но и Бог; принёс в дар Богу кровь, но очистил весь мир; вознесён на Крест, но ко Кресту пригвоздил грех. К чему же перечислять все подробности? Он приложился к мертвецам, но возбуждён из мертвых, а прежде Сам воскрешал мертвецов. Если одно показывало нищету смертного; то другое – богатство Бесплотного. По крайней мере, ты, видя в Нем свойственное смертным, не бесчести Божества. Оно соделало славным и перстный образ, который из любви к тебе образовал нетленный Сын». Братья и сёстры, как часто я повторяюсь, если бы Иисус Христос был бы только человеком, Он мог бы умереть только за грехи своих современников. Но Он не только истинный Человек и истинный Бог одновременно, а Божество, которое не ограничено ни временем ни пространством, и это сообщило Его жертве универсальные возможности. Он действительно взял на себя грехи всего мира, начиная в первого человека Адама до дней земной жизни Христа. Он взял на себя грехи всех тех людей, которые жили после Его вознесения на небо, Он взял на себя твой и мой грех. Он взял на себя грехи тех людей, которые ещё не родились, родятся и будут грешить в этом миру, если только Господь ещё продолжит существование мира. Только Богочеловек Христос Иисус Сын Божий мог совершить такое. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него. (Ин. 3:17) Какие удивительные слова. Недавно мне позвонил один мужчина, ему дали мой телефон в храме Воскресения на Соколе, и я спросил: какой у вас вопрос? Он сказал: я ищу справедливости. Я сказал этому мужчине: вы не туда позвонили, близко не подходите к Церкви, если вы ищете справедливости. Справедливость — это суд и наказание за грехи и преступления. А мы только что прочитали какие удивительные слова... Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир. Судить по справедиваости: око за око, зуб за зуб, глаз за глаз, кровь за кровь. Но чтобы мир спасён был чрез Него. Блаженный Августин в своём трактате на Евангелие от Иоанна пишет: «Стало быть, врач должен прийти, чтобы исцелить больного. Сам себя губит тот, кто не хочет соблюдать предписания врача. Спаситель пришел в мир; не потому ли Он назван Спасителем, что Он спасет мир, а не будет судить его?» Да, но при этом мы знаем, что во Втором пришествии Он придёт судить мир. Но давайте вспомним, что Он придёт судить этот мир на облаках. И посмотрите истолкование отцов: облака указывают на сонм святых, но прежде всего на то, что Суд Божий будет не без милости оказавшим милость. Некоторые говорят: Россия — это Европа, некоторые говорят: Россия — это Азия. Я всегда говорю: Россия — это север. Для нас облака ничего хорошего не несут, а вот в том климате Святой Земли, Палестины, облако — это символ божественного милосердия. И Христос в пророческих видениях, грядущий судить на облаках, по истолкованию отцов — это Суд не без милости. И действительно, мы знаем, на Страшном Суде будет выясняться только один вопрос. Там не будет экзамена по сравнительному богословию, догматическому богословию, нравственному богословию. Один вопрос: был ли ты милостив по отношению к нагому, голодному, жаждущему, заключённому в темнице, больному? Ибо Суд без милости не оказавшему милости. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него. Эти слова означают для нас, что Тот же Самый Господь Иисус Христос, который пришёл не судить нас, но спасать, Он же будет совершать Свой Суд над нами. Тот же, Кто сделал всё, и даже невозможное, для нашего спасения — Он же будет судьёй. Кто же сможет в день Суда сказать: это несправедливо? Как иногда меня спрашивают: а какой смысл, что Христос умер за грехи всего мира, ибо подавляющая часть рода человеческого не сможет этим воспользоваться? Да, не сможет, и будет вечно находиться в аду. Но есть в этом смысл. Какой? Никто из обречённых на вечный ад не скажет: Иисус, Ты не умер за меня. Иисус, ты не омыл меня Своей драгоценной кровью. Иисус, я иду в вечный ад, потому что я не был предназначен к спасению вечной жизни. Христос пришёл спасти мир. Христос говорит: придите ко Мне все труждающиеся и обремененные. Он призывает всех, значит, и тебя и меня. Но прийти к Нему могут только те, которые ответят согласием на этот призыв. И далее говорится о чём-то очень таинственном. Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия. (Ин. 3:18) Оказывается, верующий не придёт на Суд в некотором аллегорическом смысле. Он не будет судим, в некотором аллегорическом смысле. Потому что верующий человек по полной программе получает уже в этой жизни, ибо кого Бог любит, того и наказывает. И надо больше всего бояться равнодушия Небес — когда совершил грех, преступление, предательство, и ты не получаешь наказание сразу. На самом деле христианин всегда знает, за что и почему он получает, ибо кого Бог любит, того и наказывает. Верующий в Него не судится... Что значит не судится? Уже наказывается в этой жизни. ...а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия. А если не уверовал в спасение, то он и не идёт путём спасения. Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; (Ин. 3:19) Вот в чём состоит Суд — это наше отношение ко Христу. Верит человек — это уже оправдательный приговор. Не верит человек — это обвинительный приговор. ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, (Ин. 3:20) Вот оказывается, почему некоторые так не хотят становиться христианами. Я неоднократно рассказывал такой пример. Когда я был мальчиком, мама сказала: обязательно вечером уберись в комнате. А я засиделся у телевизора, по-моему, показывали «Семнадцать мгновений весны», и идёт мама. Я быстро выключил свет и включил настольную лампу. И вроде всё нормально, поправил одеяло, постелил покрывало на мамину кровать, сел, успев надеть на себя майку. Мама зашла, вроде всё нормально, но неожиданно она включила свет. И во свете обнаружилось, что я ничего не сделал для того, чтобы исполнить её поручение. Люди не идут ко Христу не потому, что они слишком умные. Не потому, что их философское мировосприятие не позволяет им прийти ко Христу. Единственная цель, почему люди не идут ко Христу — они возлюбили грех. А во свете христовом обнаружится их грех. Оказывается, способным прийти ко Христу может только тот, кто по крайней мере не маскируется сам перед собою и называет вещи своими именами. Почему Христос и говорит: первыми в Царство Божие идут блудницы, мытари и грешники. У этих людей не было иллюзий относительно себя. А человеческая праведность, как сказано у пророка Исаии, как запачканная одежда. а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны. (Ин. 3:21) Это не всегда означает, что поступающий праведно. По правде поступает и тот, кто идёт путём покаяния, саморазоблачения. ...потому что они в Боге соделаны. Соделаны — это если дела праведности. А если это дела покаяния? Источником покаяния является Тот же самый Бог, который пробуждает голос совести в нашей жизни. После сего пришел Иисус с учениками Своими в землю Иудейскую и там жил с ними и крестил. А Иоанн также крестил в Еноне, близ Салима, потому что там было много воды; и приходили туда и крестились, ибо Иоанн еще не был заключен в темницу. (Ин. 3:22-24) Чему нас могут научить эти уточнения? В Еноне, ибо там было много воды. Это призыв крестить в полное погружение, иначе какой бы намёк заключался в этом уточнении? Для окропительного крещения любого количества воды достаточно. Здесь речь идёт именно о полноценном Крещении, как и обряд микве считался совершённым в иудаизме только при полном погружении. ...и приходили туда и крестились, ибо Иоанн не был еще заключен в темницу. Чему нас может научить этот стих? Если в вашем храме нет баптистерия, отправляйте в другой храм, где есть баптистерий, и где могут покрестить полным погружением. В своём храме, где я служу, я соглашаюсь крестить только маленьких младенцев. И обязательно в Свидетельстве о крещении пишу: «крещён полным погружением», и подпись. Тогда у Иоанновых учеников произошел спор с Иудеями об очищении. И пришли к Иоанну и сказали ему: равви́! Тот, Который был с тобою при Иордане и о Котором ты свидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему. Иоанн сказал в ответ: не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с неба. Вы сами мне свидетели в том, что я сказал: не я Христос, но я послан пред Ним. Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха. Сия-то радость моя исполнилась. Ему должно расти, а мне умаляться. (Ин. 3:25-30) В некотором смысле подобные слова скажет и Сам Христос уже о Своих учениках: дела, которые Я творю, вы больше сотворите. То, что говорю вам на уши, будете проповедовать на кровлях. Приходящий свыше и есть выше всех; а сущий от земли земной и есть и говорит, как сущий от земли; Приходящий с небес есть выше всех, и что Он видел и слышал, о том и свидетельствует; и никто не принимает свидетельства Его. (Ин. 3:31-32) То есть свидетельство Господа Иисуса Христа прежде всего было свидетельство о Его Небесном Отце. И вы помните, однажды один из апостолов попросил Его: покажи нам Отца, и будет довольно. На что Христос ответил: видевший Меня, видел и Отца, как же ты говоришь Мне: покажи Отца. Иисус приходит во имя Отца. А цель Его проповеди — раскрыть подлинные намерения Бога Отца относительно нас, показать характер Бога Отца. И самое яркое свидетельство Евангелия об Отце — это слова, которые мы сегодня прочитали: ибо так возлюбил Бог мир. Иоанн сказал в ответ: не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с неба. В конце концов от избытка сердца говорят уста, как сказано в Священном Писании. Принявший Его свидетельство сим запечатлел, что Бог истинен, ибо Тот, Которого послал Бог, говорит слова Божии; ибо не мерою дает Бог Духа. Отец любит Сына и все дал в руку Его. Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем. (Ин. 3:33-36) Это то, что мы уже прочитали выше: неверующий уже осуждён, а верующий уже наслаждается благостным общением в Боге и с Богом. Как апостол Павел однажды воскликнул: во Христе Иисусе мы уже посажены на Небесах одесную Бога Отца. Итак, возлюбленные о Господе братья и сёстры, сегодня мы читали вместе с вами третью главу Евангелия от Иоанна, в которой содержатся великие духовные тайны и наставления.
Евангелие от Иоанна. Глава 3. Священник Антоний Лакирев.
Евангелие от Иоанна. Глава 3. Священник Антоний Лакирев.. Священник Антоний Лакирев (30:01)
В 3-й главе читаем о беседе с Никодимом о рождении свыше. Господь произносит знаменитые слова: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную". Последнее свидетельство Иоанна Крестителя. Здравствуйте. В рамках проекта, представленного интернет-порталом Экзегет.ру, мы продолжаем разговор о Евангелии от Иоанна, и сегодня поговорим о тех частях Евангелия, которые в позднее средневековье при разделении на главы попали в третью главу. Основное место в третьей главе занимает беседа Господа Иисуса с Никодимом, известным человеком, учителем, скорее всего, законником, который ночью, чтобы никто особенно не видел, приходит к Иисусу расспросить Его о каких-то вещах. На самом деле вопрос, с которым Никодим к Господу Иисусу пришёл, не прописывается в явном виде. Евангелист Иоанн рассказывает о том, что Никодим к Нему ночью пришёл и говорит: мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога. Ты — Тот, Кто пришёл от Бога потому, что Ты делаешь удивительные вещи, чудеса, которые Ты творишь, никто не может творить. И дальше Господь отвечает на этот непрописанный вопрос, говоря вещи, самого Никодима если не шокирующие, то во всяком случае сильно удивляющие. Господь говорит ему удивительные совершенно слова о рождении свыше. На слова Никодима, что Ты — учитель, пришедший от Бога, Господь отвечает ему: если кто не родится свыше, не может увидеть Царство Божие. Конечно, за этими отдельными фразами скрывается, нам сегодня мало понятный и мало известный дискус, происходивший в последние предновозаветные десятилетия и в первые десятилетия первого века, связанный с вопросами: как придёт Царствие Божие, кто сможет войти в него, и что нужно для этого делать? Здесь были очень разные позиции у законников, у фарисеев, у саддукеев, разных религиозных течений израильских. И Господь говорит Никодиму: для того, чтобы войти в Царство Божие, что-то должно произойти с человеком, что-то такое, что Он называет рождением свыше. И, судя по реакции Никодима, — для него это совершенно непонятные слова. Об этом как раз в среде законников, учителей и фарисеев разговор никогда не шёл, и поэтому он спрашивает Его: что Ты имеешь в виду, что значит это рождение свыше, которое является необходимым условием для того, чтобы увидеть Царство Божие. И Господь ещё раз повторяет почти то же самое, но, я бы сказал, в ещё более загадочной форме. Он говорит: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царство Божие. Если мы внимательно посмотрим на эти слова, то во-первых, здесь речь идёт, конечно, о крещении от воды, и мы можем быть почти уверенны в том, что это отсылка к Иоаннову крещению — тому событию, которое происходит в это время почти каждый день там, где крестит Иоанн Креститель, и это крещение уже известно. Но дело скорее всего не в самом факте погружения людей в воду Иордана, сколько Господь Иисус говорит о том, что внутри человека соответствует этому крещению. Покаяние, которое начинается с признания своих грехов, своей беспомощности и неспособности войти в Царство Божие. Потому что абсолютное большинство современников Господа Иисуса и Иоанна Крестителя думали по другому. Они считали, что, раз мы принадлежим к народу Богоносцу, значит мы каким-то образом предназначены для того, чтобы войти в Царство Божие, а омываться от своих грехов — это удел язычников. Но вот, сначала Креститель приходящим к нему людям, и теперь Иисус Никодиму говорит о том, что внутренний поворот, связанный с этим крещением — согласие перед Богом исповедовать свои грехи и начать новую жизнь, не имея никаких привилегий, как человек, приходящий из язычников, вот этот внутренний поворот нужен для того, чтобы человек попал в Царство Небесное. И больше того, важно обратить внимание на то, что Господь здесь говорит в довольно категоричной форма. И Он не говорит: хорошо было бы, или желательно, или ещё какие-то подобные формулировки. Нет, Он говорит: если с тобой этого не произошло, если не перевернулось твоё сердце от того, к чему оно было направлено, и не обратилось к Богу — невозможно для тебя Царство Божие. Просто оказывается закрытым. И вторая часть Его высказывания о рождении от Духа. Понимаете, христиане, конечно, веками, читая эти слова, особенно после первых Вселенских соборов с первого до четвёртого, мы, как правило, видим здесь некоторые догматические формулировки, которые отсутствовали во времена Господа Иисуса. Догматические формулировки, которые свойственны богословию Вселенских соборов, но совершенно не свойственны ни евангелисту Иоанну и его эпохе, ни его читателям. Поэтому на самом деле попытаться понять, что же имеется в виду — это достаточно серьёзная задача, и здесь есть некоторая достаточно объёмная система иудейских представлений о том, как устроен мир, о том, Кто такой Бог, о том, как Бог действует в этом мире. Нам, она совершенно не чуждая, но при этом незнакомая. Дух Божий, о Котором говорит библейская культура, не вполне То, Что мы привыкли понимать третьим лицом Троицы, хотя отчасти, конечно, здесь есть и какая-то прямая связь. Но повторяю, что для нас сейчас важны не догматические тонкости, в которых с одной стороны трудно разобраться, с другой стороны легко оступиться, а вот что. Для культуры, к которой Иисус и Никодим принадлежат, Дух Божий — это некоторое действие Бога, которое совершается в сердцах людей, не подавляющее силой или воинством, которым Бог вмешивается в ход истории и поворачивает его так, как считает нужным. А это некоторый тихий голос Божий, который люди научаются слышать, на который они научаются откликаться тогда, когда сердце их обращается к Богу, когда они говорят Богу: говори, Господи, ибо слушает раб Твой. Это то, о чём наш Символ веры говорит о Духе, глаголавшем пророкам. Дух Божий — это некоторое движение жизни, дыхание жизни, которое на самом деле является источником вообще жизни для человека. Потому что представление о том, как устроен человек в этой среде и в этой культуре существенным образом отличается от того, что мы потом восприняли из греко-язычных источников. И Иисус говорит Никодиму о том, что, если ты не начинаешь слышать Бога, если ты не вступаешь в диалог с Ним, ты не можешь войти в Царство Небесное. Рождение от Духа подразумевает именно это, рождение от Духа означает, что в тебе самом открывается какой-то способ слышать Бога, понимать Его, некоторое знание Бога. Другими словами, несколько раз через пророка Иезекииля и Иеремию Господь говорит о том, что Я заберу из вас сердце каменное, и дам сердце платяное, способное чувствовать, способное слышать Бога, способное откликаться на призыв Божий. Это тоже способ объяснить то, что значит рождение от Духа. И Господь Иисус говорит Никодиму о том, что Дух — это действие Самого Бога, движение жизни, которое от Бога происходит, и ты слышишь Его голос, но ты не знаешь, как и откуда это происходит. Обратим внимание на то, что, если мы слышим какой-нибудь голос по радио, то мы, в общем, понимаем, как это происходит, и куда он уходит, когда ты выключаешь радио. Здесь нечто другое происходит, и слышание Духа Божьего требует от человека доверия, требует некоторого подвига веры, если хотите. Никодим, конечно, оказывается шокированным, спрашивает: как это может быть? Наверное, в его голове в это время проплывают примеры из истории, где сыны пророческие учились в разных практиках и техниках духовных слышать Бога, иногда впадая в какие-то не вполне адекватные состояния. Для него не очень понятно, о чём вообще идёт речь. И дальше Иисус, задавая ему некоторый риторический вопрос: ты учитель Израиля, и ты не знаешь, как это бывает, ты не умеешь слышать голос? Он же говорит ему о том, что же это в сущности означает. Две по-настоящему важные вещи. Во-первых, Иисус говорит о Своём свидетельстве. О том, что на самом деле, иначе как через Него мы не можем узнать Небо. Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах. (Ин. 3:13) Довольно тоже загадочная формулировка, хотя слова Сын Человеческий, являющиеся цитатой из пророка Даниила, в некоторой степени дают возможность понять, о чём идёт речь. Но повторяю, по-настоящему важно здесь то, что Иисус говорит здесь о Себе и Своём свидетельстве. Что если вы не слышите меня, если вы не пытаетесь услышать Меня, то ничего вы не сможете на Небесах ни найти, ни узнать, они останутся закрытыми. И это одно из самых фундаментальных откровений, если хотите, всего христианства в целом — одна из самых важных вещей, о которых евангелист Иоанн старается читателю сообщить. Что по-настоящему мы узнаём Отца Небесного, узнаём жизнь только через Иисуса Христа. И для евангелиста это вовсе не один из способов. Он совершенно не думает, что там кто-то сопит через что-то неподходящее, впадает при недостатке кислорода в состояние транса, кто-то ещё какими-то методами пытается обрести Небо, а кто-то через Иисуса. Нет. На самом деле евангелист свидетельствует нам о том, что если ты хочешь найти Бога, для этого есть ровно один путь, ровно один. Это встреча и личные взаимоотношения с Иисусом из Назарета. И никак по другому. И вторая важная вещь, которую Господь говорит Никодиму о встрече с Богом, Он говорит: И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. (Ин. 3:14-15) И это тоже некоторая отсылка к хорошо известной ветхозаветной истории, когда во время путешествия в пустыне при выходе из Египта на народ Божий стали нападать в огромном количестве ядовитые змеи, очень опасные. И тогда Моисей взял змея, по одним преданиям, одного из нападавших, по другим преданиям, сделал медного змея, прибил его к палке, поднял над станом народа Израилева. И пока народ шёл по пустыне, до тех пор, пока они смотрели на этого поднятого Моисеем змея, они оставались невредимы, змеи не причиняли им вреда и не кусали их. И как только они отводили глаза, всё рушилось, и змеи нападали, и люди гибли. И вот Господь говорит о том, что подобно тому, как Моисей поднял этого змея, как знак надежды, глядя на который ты можешь спастись от неминуемой опасности, как некоторый знак от Бога того, что спасение возможно. Вот точно также, говорит Иисус, должно быть подняту над землёй, вознесену Сыну Человеческому. Конечно, лишь после Его смерти и воскресения для учеников, по крайней мере для тех, кто знал эту историю о разговоре с Никодимом, скорее всего, от Самого Иисуса, для них более или менее могло это стать понятным. Но всё-таки Иисус говорит Никодиму: когда Я буду вознесён. Что при этом может понять Никодим — большой вопрос. Тем не менее, Иисус говорит: Я — это Тот, на Кого глядя, люди могут избавиться от этой гибели, преодолеть эту обречённость. Чтобы верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. И здесь ещё нужно добавить некоторые филологические нюансы, связанные с понятием веры. Потому что для нас, мыслящих греко-язычными категориями, пришедшими из греко-языческой культуры, да ещё и с некоторым багажом, которым нас снабдил апостол Павел, мы чаще подразумеваем под словами «вера» и «верующий» некоторое принятие без особых доказательств тех или иных формулировок, сведений о вещах невидимых, не являющихся частью нашего опыта. Для Иисуса и Никодима это не совсем так. Потому что вера в существование Бога для них — вещь совершенно очевидная, и в их культуре только безумец может усомниться в существовании Бога. Только безумец, и если ты таковым не являешься, то что тут, собственно, обсуждать. А как устроено Божество, тоже для них обсуждать невозможно, потому что Бог абсолютно иной, непостижимый, и земля лишь подножие ног Его. В этом смысле ветхозаветная традиция воспитания иудейского давала чрезвычайно прочную прививку против разнообразных антропоморфных или физико-химических представлений о Боге. Нет, верующий и вера для этой культуры и для этой эпохи в первую очередь означает доверие, способность положиться на то, что Бог благ. Способность доверять милосердию Божию, особенно тогда, когда этому доверять трудно. И верность. Доверие и верность. Стало быть, когда Иисус говорит о том, что всякий верующий в Сына Человеческого не погибнет, но будет иметь жизнь вечную, Он имеет в виду эти две вещи — доверие Ему и верность, которую мы стараемся сохранить Ему даже в трудных или смутительных обстоятельствах нашей жизни. И дальше после этого Господь говорит Никодиму совсем удивительные вещи. Понимаете, это тоже важно увидеть, потому что, хотя Он только что сказал ему, что вы не принимаете Моего свидетельства, и поэтому вряд ли сможете что-то понять о Небесах. Но это не заставляет Его спрятать что-то. Господь однажды говорит ученикам: нет ничего тайного, что не сделалось бы явным. Действительно, в нашей вере есть много чего разного, но нет никакой эзотерики. Это правда, и это важная вещь. И вот Он открывает Никодиму, говорит какие-то вещи о Боге, но оставляя на ответственность Никодима то, насколько он сможет понять, поверить и довериться этим словам Иисуса. Он говорит о том, что Бог возлюбил мир. Это очень на самом деле не банальное утверждение, потому что кто-то интуитивно, кто-то в результате печальных размышлений, склонны мы как друзья Иова считать, что Бог такой брезгливый, что, как выражаются друзья Иова, брезгует, что Бог только ищет, как выражается сам Иов, на чём бы подловить человека, чтобы обвинить его. Честно говоря, ведь и наша христианская традиция, особенно второго тысячелетия, тоже битком набита такой, в сущности, клеветой на Бога, который ищет повода уничтожить и измучить человека. Нет, говорит Иисус: Бог возлюбил этот мир. С Его точки зрения Богу можно доверять. Это совершенно необыкновенная, удивительная вещь. На самом деле, если ты переживаешь этот факт и пытаешься поверить словам Иисуса, очень многое в голове, и в жизни, и в сердце переворачивается, и становится, действительно, с головы на ноги. И вот, Господь говорит о том, что Бог возлюбил мир так, что отдал Сына Своего единородного. Отдал Того, Кого ждёт народ Божий, Того, Кого Бог обещал как источник, как путь спасения, через Кого Бог обещал установить Своё Царство. Сына единородного Он отдаёт ради нашей жизни, ради того, чтобы мы не погибли. В общем, конечно, краткое содержание Евангелия вмещается почти целиком в этом единственном стихе. Всё, что происходит с Иисусом, укладывается в эти слова. Любовь Божия явлена к нам в том, что Бог дал нам Своего Сына Иисуса. Между прочим, тоже это довольно важно, потому что в большинстве случаев люди склонны искать выражение любви Божией в каких-нибудь довольно осязаемых вещах: от хорошей погоды до хорошей зарплаты. Но это не так. Любовь Божия к миру, к людям, к каждому из нас явлена, выражена в том, что Сын Божий стал человеком, родился от Девы Марии. И Бог это делает для того, чтобы верующие имели жизнь. Как евангелист Иоанн напишет в самом конце: чтобы веруя, имели жизнь во имя Его. Здесь же Он говорит Никодиму о том, что Бог послал Сына Своего в мир не для того, чтобы судить, но чтобы спасти. И это тоже, мне кажется, фундаментально важная вещь, о которой христиане слишком часто и слишком с большой лёгкостью забывают. Потому что перед Богом не стоит задача судить этот мир. Как бы трудно ни было нам это понять и в это поверить, Бог посылает Иисуса не для того, чтобы судить, а для того, чтобы спасти, вытащить из смерти. Судим мы себя в конце концов сами. И как дальше Господь говорит снова Никодиму: суд, о котором вообще думают люди, он не такой. Лет за пятьдесят до Рождества Христова в книге Еноха, в таком израильском ветхозаветном апокрифе было написано: вот Он идёт судиться со всякой плотью за то, что они сотворили или сделали против Него. Но вот не такой суд. Суд заключается в том, что Свет приходит в мир. Приходит Господь Иисус Христос, рядом с Ним, перед Его лицом всё становится понятно: что правда, что неправда, что достойно Бога, что недостойно. И ещё Иисус добавляет: верующий в Сына Божия не судится и на суд не приходит. Понимаете, христиане ужасно часто думают о том, что они будут говорить и чем оправдываться на последнем Суде, на который, вообще говоря, не предполагается, что мы попадём. Иисус Сам говорит здесь, что нет, нет, не попадём. Потому что, если мы держимся за Сына Божьего, за Того, в Ком Бог приходит в этот мир, в Ком открывается до последней глубины вся полнота Божия, как выражается апостол Павел: вся полнота Божества телесная. Если мы за Него держимся, доверяем Ему и храним Ему верность, что и означает слово «вера», повторю. То с этого начинается та жизнь, которая уже после Суда. Суд наш — это некоторый момент, когда мы выбираем, быть Его друзьями, учениками, или нет. И ещё в третьей главе также есть рассказ о свидетельстве Иоанна Крестителя. О том, что в какой-то момент к Иоанну Крестителю приходят люди, которые говорят ему: вот Тот, о Котором ты при Иордане сказал, что Он есть Агнец Божий, вот Он крестит, и все идут к Нему. Тоже это следует считать некоторым преувеличением, потому что, конечно, не все, и кто-то идёт к Иоанну. Но да, действительно, слушают Иисуса в этот момент много людей, и Иоанн Креститель здесь говорит, видимо, своим ученикам, которые потом становятся учениками Христа и рассказывают об этом. Креститель говорит о том, что если Иисус это делает, значит, дано Ему это с Неба. Но, может быть, ещё важнее для нас удивительнные совершенно слова Иоанна Крестителя: Ему должно расти, а мне умаляться. И, если хотите, это такой девиз, который по отношению к Господу Иисусу Христу был бы уместен у каждого христианина по той простой причине, что мы всё-таки очень много привносим в себя, и в результате часто наша проповедь превращается в пропаганду. Вот Ему должно расти, а мне умаляться. Как одна замечательная святая в начале 20-го века сказала: поспешим занимать последние места. Это на самом деле очень серьёзная вещь. Духовная жизнь без этого: Ему должно расти, а мне умаляться — просто не бывает, не получается, она превращается во что-то совершенно противоположное. И дальше Иоанн Креститель говорит, с одной стороны очень знакомое, а с другой стороны трудные для понимания формулировки. И может быть, для нас гораздо важнее, что Креститель говорит о том же доверии Иисусу. О доверии, о том, как мы принимаем Его свидетельства. Сам Креститель говорит: да, Он пришёл с Неба, и Он видел и слышал нечто, о чём Он нам свидетельствует. Принимающий Его, тем самым совершает некоторый поступок верности по отношению к Богу и поступок доверия. Вот в этом, пожалуй, самое существенное для повседневной христианской жизни. В том, что говорит здесь в третьей главе Иоанн Креститель.
Евангелие от Иоанна. Глава 3
Евангелие от Иоанна. Глава 3. Андрей Солодков (28:57)
В 3 главе прочитаем беседу Спасителя с Никодимом, тайным учеником, пришедшем ко Христу ночью. Рождение с выше - что это и как родиться человеку свыше? Также прочитаем о последнем свидетельстве Иоанна Крестителя о Христе. Комментирует Андрей Солодков.
Евангелие от Иоанна. Глава 3
Евангелие от Иоанна. Глава 3. Сергей Худиев (22:05)
В этой главе Евангелист Иоанн передаёт беседу Господа с Никодимом о рождении свыше, от воды и Духа, без которых никто не может войти в Царство Небесное. Иоанн Креститель, будучи чужд тщеславия, указывает на неизмеримо высшее достоинство Христа по сравнению с ним, вопреки ложной ревности учеников Иоанна. Подробности в видео Сергея Худиева. Лекция представлена порталом Экзегет.ру
Воздвижение Креста Господня. Протоиерей Олег Стеняев.
Воздвижение Креста Господня. Протоиерей Олег Стеняев.. Протоиерей Олег Стеняев (25:22)
В сегодняшнем праздничном видео с протоиереем Олегом Стеняевым мы будем касаться следующих тем: О Вознесении Господнем О кресте до распятия Господа Какой прообраз Креста Господня мы встречаем в Ветхом Завете О медном змее во время 40-летнего странствия евреев по пустыне Почему змей делался из меди? О том, что Христос соделался грехом ради нас О том, что Господь доказал Свою любовь к нам, когда мы были еще грешниками О том, что Иисус Христос умер за нечестивых О прославлении Креста Господня Как на кресте Христа распят мир? О том, что Крест соединяет прошлое и будущее, небесное и земное О форме Креста О принятии Иаковым сыновей Иосифа Об усыновлении языческих народов Богом О том, кто такой настоящий иудей О радостном догмате
Обязанности крестных родителей. Священник Станислав Распутин.
Обязанности крестных родителей. Священник Станислав Распутин.. Священник Станислав Распутин (3:28)
В сегодняшнем видео священник Станислав Распутин затрагивает тему - обязанности крестных родителей. Чему должен учить крестный своего подопечного? Как можно помочь крестнику, если он живет далеко и нет возможности общаться?
Евангелие от Иоанна. Глава 3. Протоиерей Дмитрий Сизоненко.
Евангелие от Иоанна. Глава 3. Протоиерей Дмитрий Сизоненко. . Протоиерей Дмитрий Сизоненко (19:51)
В 3-ей главе Евангелия от Иоанна, с протоиереем Дмитрием Сизоненко, мы узнаем о беседе Господа с иудейским начальником Никодимом, о рождении свыше через воду и Духа Святого. Господь произносит знаменитые слова: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную".
Что означает "возрождение человека"? Священник Стахий Колотвин.
Что означает "возрождение человека"? Священник Стахий Колотвин.. Священник Стахий Колотвин (7:01)
В сегодняшнем видео, вместе с иереем Стахием Колотвиным, отвечаем на вопросы и касаемся следующих тем: Что означает "возрождение человека"? Встреча Спасителя с Никодимом. Умерщвление плоти. Чем возрождается человек? Крещение Иоанном Предтечей. Дела плоти. Схождение Духа Святого. К кому пришел Христос? Возможность воскреснуть для жизни.