yandex

Библия - Евангелие от Иоанна Глава 3 Стих 21

Стих 20
Стих 22

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Он открывает злые дела всех. Однако, как тогда некоторые сотворили истину и пришли к свету? «Но возлюбили они, — говорит Он, — тьму более, чем свет (Ин. 3:19)». Вот что Он считает важным; ибо многие возлюбили свои грехи, но многие и исповедали свои грехи; ведь кто исповедует свои грехи, и обличает свои грехи, уже содействует Богу. Бог обличает твои грехи; если и ты обличаешь, то соединяешься с Ним... Подобает, чтобы ты возненавидел в себе деяние свое и возлюбил в себе деяние Божие. И когда тебе начнет не нравиться то, что ты соделал, тогда начинаются добрые дела твои, потому что ты обличаешь злые дела свои. Начало добрых дел есть исповедь в злых делах. Ты творишь истину и приходишь к свету. Что значит «творишь истину»? Не успокаиваешь себя, не лжешь себе, не льстишь себе, не говоришь: «Я праведен», когда ты грешен, — и начинаешь творить истину. Но ты приходишь к свету, чтобы стали явными дела твои, которые совершены в Боге; ибо и тот самый грех, который тебе не нравился, не мог бы тебе не нравиться, если бы Бог тебя не просветил, и истина Его тебе на него не указала. Но тот, кто и после увещания любит грехи свои, ненавидит увещевающий свет и бежит от него, чтобы не были обличены злые его дела, которые он любит... Потому что множество малых грехов, если ими пренебречь, убивает. Малы капли, которые наполняют реки, малы песчинки, но если насыпать много песка, он давит и гнетет. Так, если не вычерпывать воду со дна корабля, она действует так же, как яростная буря: протекает понемногу, но если протекает долго и не вычерпывается, то топит корабль. Что значит вычерпывать, как не препятствовать добрыми делами натиску греха — воздыхая, постясь, воздавая добром, прощая?

Источник

Трактат на Евангелие от Иоанна 12.13-14, Сl. 0278, 12.13.4.

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

На ст. 19-21

(1) Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы (Ин. 3:19). Братья мои, чьи дела Господь нашел добрыми? Ничьи! Дела всех Он нашел злыми. Каким же образом некоторые поступали по правде и шли к свету? Ибо так Он продолжает: А поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны (Ин. 3:21).

(2) Каким образом Col. 1491 некоторые поступали по правде, так чтобы прийти к свету, то есть ко Христу? И каким образом некоторые возлюбили тьму? Ведь если Он находит всех грешниками и всех исцеляет от греха, и тот змей, в котором была прообразована смерть Господа, исцеляет тех, кто был укушен, и из-за укуса змея был поднят змей, то есть смерть Господа — ради смертных людей, которых Он нашел неправедными, то как следует понимать: Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы (Ин. 3:19)?

(3) Что же это означает? Ибо чьи дела были добры? Разве Ты пришел не для того, чтобы оправдать нечестивцев? Но, говорит Он, более возлюбили тьму, нежели свет. Вот на чем Он сделал упор: да, многие возлюбили грехи свои, но многие признали грехи свои, а ведь кто признает грехи свои и порицает грехи свои, тот уже действует вместе с Богом. Бог обличает грехи твои; если и ты обличаешь, ты объединяешься с Богом.

(4) Существуют как бы две вещи: человек и грешник. То, что ты называешь человеком, сотворил Бог; то, что ты именуешь грешником, сотворил сам человек. Истреби то, что ты сделал, чтобы Бог исцелил то, что Он сотворил. Надлежит, чтобы ты возненавидел в себе дела твои и возлюбил в себе дела Божии. Когда же то, что ты совершил, станет ненавистным для тебя, тогда-то и начинаются благие дела твои, ибо ты обличаешь злые дела свои. Начало добрых дел — в признании злых дел. Ты поступаешь по правде и идешь к свету. Что значит: ты поступаешь по правде? Ты не льстишь себе, не заискиваешь перед собой, не юлишь перед собой, не говоришь: «Я праведен», будучи неправедным; и тогда ты начинаешь поступать по правде.

(5) Идешь же ты к свету, чтобы стали явны дела твои, ибо они содеяны в Боге. Ибо грех твой, ставший тебе ненавистен, не стал бы тебе ненавистен, если бы Бог не озарил его для тебя и если бы истина Его не открыла его перед тобой. Но кто и после увещевания любит грехи свои, тот ненавидит увещевающий Свет и бежит от Него, чтобы не открылись дела его злые, которые он любит. Кто же поступает по правде, уличает в себе злые дела свои, тот не жалеет себя, не прощает себя, чтобы Бог простил. Ибо такой человек признает то, за что хочет получить прощение от Бога, и идет к свету, благодарит Его за то, что открыл ему то, что следует в себе ненавидеть. Он говорит Богу: Отврати лице Твое от грехов моих (Пс. 50:11). И с каким бы лицом он это сказал, если бы не добавил тут же: ибо беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда предо мной (Пс. 50:5)? Пусть перед тобой будет то, что ты не хотел бы, чтобы это было перед Богом. Если же ты будешь помещать грех свой позади себя, Бог обратит его к тебе пред взоры твои. И Он обратит его тогда, когда раскаяние уже не сможет принести плода.

9. (1) Спешите, чтобы не объяла вас тьма (Ин. 12:35), братья мои. Не спите ради спасения вашего, не спите, пока есть время. Пусть никто не чуждается храма Божия, пусть никто не чуждается трудов для Господа, пусть никто не отвлекается от непрестанной молитвы, пусть никто не оставляет обычного благочестия. Не спите же, пока стоит день: день светел, Христос есть день. Он готов простить грехи, но лишь признавших свои прегрешения. Он готов покарать, но тех, кто защищает себя, кто похваляется, что он праведен, кто полагает, что является чем-то, будучи ничем. Кто же пребывает в любви Его и в милосердии Его, а также свободен от таких смертных (lethalibus) и тяжких грехов, какими являются преступления убийства, воровства, прелюбодеяния, не считая тех грехов, которые кажутся меньшими, Col. 1492 как, например, злословие, зломыслие, невоздержанность в дозволенных делах, — тот поступает по правде исповедания и идет к свету в делах добрых. Ибо многие малые грехи, если они презираются, убивают.

(2) Ничтожны капли, которые наполняют реку; ничтожны песчинки, но, если положить много песка, он раздавит и погребет. Вода в трюме делает то же, что и стремительная волна. Мало-помалу она проникает через трюм и, долгое время просачиваясь и не будучи откаченной, топит корабль. Что же значит «откачивать», если не предаваться, чтобы не затопили грехи, добрым делам, сокрушаясь, постясь, раздавая милостыню, прощая? Однако путь этого века тернист, полон искушений. Пусть он не возносит тебя в благополучии и не сломает в бедствиях. Тот, Кто дал тебе счастье этого века, дал его для утешения твоего, а не для порчи твоей. Опять же, Тот, Кто бичует тебя в этом веке, делает это для твоего исправления, а не осуждения твоего. Носите в себе Отца, воспитывающего тебя, чтобы ты не ощутил Судию, карающего тебя. Мы об этом каждый день говорим вам и должны говорить чаще, ибо эти слова благи и спасительны.


Источник

Толкование на Евангелие от Иоанна. Перев. проф. Тюленева В.М. Рассуждение 12. М. Сибирская благозвонница, 2020. - С. 317-321

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Творящие же истину, души честные, нравственные, сами идут к свету, не боясь обличения своих дел.

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Спасение включает в себя и избавление от будущего суда: «Верующий в Него не судится» (Ин. 3:18). Последний суд делит человечество на «сотворивших благое и сделавших злое» (Ин. 5:29). Но это разделение уже началось с момента прихода Сына Божия в мир, и «неверуюший уже осужден». Объясняя причины неверия, Господь обращается к образу света. Свет Божий делает явным то, что можно спрятать во тьме: то, чем живёт человек, устремления его души. Поэтому присутствие света разделяет людей на делающих добро и делающих зло. Те, кто совершает зло, не хотят обличения (Ин. 7:6), они избегают света и остаются во тьме. А для тех, кто поступает по правде, нечего скрывать, свет им не страшен. Они идут к свету и веруют в свет.

В контексте беседы любовь Бога противопоставлена ненависти людей к свету и любви к тьме. В ст. 35 говорится, что «Отец любит Сына, и все дал в руку Его»1, то есть любящий всё отдаёт любимому, Сыну Бог отдаёт всё, что имеет Сам2, в то время как любовь мира – это замкнутость лишь на себе3, принятие и одобрение своей падшести.


Примечания

    *1

    Ср. Ин. 5:20: «Отец любит Сына и показывает Ему все».

    *2

    Ин. 16:15: «Все, что имеет Отец, Мое».

    *3

    Ин. 15:19: «Мир любит свое».


Источник

Прокопчук Александр, прот. Лекции по Евангелию от Иоанна. / Протоиерей Александр Прокопчук. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во ПСТГУ, 2015. - С. 38

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Посылая Сына Своего спасти людей, Бог не послал Его судить их. Время для суда над неверующими в Сына Божия придет тогда, когда представится возможность разделить всех людей на верующих и неверующих в Него; впрочем, верующего нечего судить, а неверующий сам себя осуждает тем, что не верит. Суд состоит в отделении добрых от злых, и это отделение происходит само собой с появлением в мир Света: люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.

Сущность всего сказанного Иисусом Никодиму можно выразить в следующих словах: «Вы ожидаете Мессию как царя-завоевателя, который покорит вам все народы земли, и в царство которого вы вступите уже потому, что вы - евреи, потомки Авраама. Но вы ошибаетесь. Царство Мессии есть Царство Божие, следовательно, не плотское, а духовное, не похожее на царства мира сего; и предназначено оно не для одних только евреев, а для всех людей, которые пожелают вступить в него. Для подготовления людей к встрече Мессии Иоанн призывает их к покаянию и приносящих покаяние крестит водой. Но для вступления в Царство Мессии этого недостаточно. Надо еще креститься Духом, надо духовно переродиться; надо не только сознать свои грехи и покаяться в них, но еще всеми силами души своей воздерживаться от грехов; надо полюбить Бога и людей, и всегда, во всем исполнять волю Божию; свою волю подчинить воле Божией настолько, чтобы слиться с ней воедино. Такое объединение своей воли с волей Божией настолько изменяет внутренний мир человека, настолько обновляет его, что он становится как бы другим, вновь родившимся человеком. И без такого духовного перерождения, свершающегося с помощью Божией, без такого крещения Духом никто не может вступить в Царство Мессии. Ты удивляешься этому и тем обнаруживаешь полное незнание того, что тебе, как учителю Израилеву, надлежало бы знать. Но если ты сам и подобные тебе не знаете этого, почему же не верите Мне? Ведь Я говорю вам о том, что знаю от Бога и что видел у Него, ибо никто не восходил к Нему, кроме Сына Человеческого, пришедшего от Него и пребывающего с Ним. И если ты не понимаешь Меня, когда я говорю о том, что люди должны сделать здесь, на земле, чтобы вступить в Царство Мессии, то поймешь ли ты Меня, если Я скажу, что для открытия Царства Мессии Он Сам должен быть вознесен на крест? Тебе, конечно, покажется это непонятным; а между тем это необходимо для спасения людей, для того, чтобы открыть им вход в Царство Мессии. Такова воля Отца Небесного, чтобы Единородный Сын Его пострадал и чтобы уверовавшие в Него не только составили Царство Мессии, но и унаследовали бы жизнь вечную в Царстве Небесном. Бог послал Сына Своего спасать людей, а не судить и не наказывать. Да и к чему судить? Наступило время, когда каждый человек сам произносит суд над собой: уверовавший в Сына Человеческого оправдан и не подлежит суду, а не уверовавший уже осужден своим неверием. Да, пришествие Сына Человеческого делит людей, как блеснувший луч света: живущие по правде, любящие свет, идут к этому озарившему их Свету; живущие же неправдой, боящиеся обнаружения их злых дел так возлюбили свою тьму, прикрывающую их дела, так ненавидят обличающий их свет, что возненавидят и Сына Человеческого и не выйдут из своей тьмы, а следовательно, не войдут и в Царство Мессии, хотя бы считали своим предком самого Авраама».

Какое впечатление произвела эта беседа на Никодима, Евангелист не поясняет; надо полагать, что если Никодим и уверовал в Иисуса как Сына Божия, то значительно позже, после множества новых совершенных Им чудес. Открыто присоединиться к ученикам Христа он, очевидно, не решался; не состоял он и в числе тайных учеников, к каковым принадлежал Иосиф из Аримафеи, а выступил как почитатель Иисуса лишь при погребении Его (см. Ин. 19:38-39). Во всяком случае, Никодим был так поражен совершенно неожиданным исходом беседы с Учителем, пришедшим от Бога, что едва ли мог молчать о ней: вероятно, он передал содержание беседы хотя бы самым ближайшим своим единомышленникам из фарисеев.

Эта знаменательная беседа дает повод некоторым делать неправильные из нее выводы: многие думают, что для вступления в Царство Небесное достаточно креститься и веровать в Иисуса Христа как Сына Божия; но они забывают, что, по точному смыслу слов Иисуса Христа, возрождение от воды и Духа и вера в Него составляют лишь условие для вступления в Царство Божие, но не обеспечивают вступление в Царство Небесное. Сам Христос сказал: Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф. 7:21). Первый из толкователей этого изречения, Апостол Иаков, в соборном послании своем говорит: Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его? Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут. Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва? (Иак. 2:14,19-20).

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Творяй же истину грядет к свету... Делающий доброе, живущий праведно, идет к свету, любит свет. да явятся дела его... при помощи света, потому что он не стыдится их. яко о Бозе суть соделана... потому что они в Боге соделаны, потому что угодны Богу. Сказано «да явятся» не потому, чтобы сам человек искал этого, но потому, что это составляет естественное следствие самого дела, так как свет обыкновенно делает видимым все приближающееся к нему.

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Всяк бо делаяй злая (делающий худыя дела) и пр. В этих словах указывается, что причина, почему люди испорченные, т. е. имеющие худыя дела, а вместе с делами развращенный ум, сердце и волю, боятся просвещения духовнаго и ненавидят его, — потому, что это просвещение обличает их в испорченности (чтобы не обличались — да не облачатся — дела их); тогда как, наоборот, человек с добрым душевным настроением (любящий истину), стремится к истине и добродетели, желает большаго и большаго духовнаго просвещения: потому что дела его сообразны с волею и законом Божиим (в Боге соделаны). Этим и заканчивается беседа Христова с Никодимом. Какое действие произвела она на Никодима, евангелист не говорит; но известно, что он защищал И. Христа пред фарисеями (Ин. 7:50) и участвовал в Его погребении (Ин. 19:39), следовательно, был, хотя до времени тайным, учеником Его.


Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Иоанна. М., 1915. Зач. 10. С.42

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Ведь Он пришел не судить и не истязать, а простить и отпустить согрешения их, подать им спасение через веру: почему же они убегали Его? Если бы Он, пришедши, воссел на судилище, то они могли бы иметь на это некоторое основание. Кто сознает в себе что-либо худое, тот обыкновенно избегает судьи; но к тому, кто прощает, преступники даже спешат. Итак, если Он пришел с прощением, им следовало поспешить к Нему, и особенно тем, которые сознавали в себе много грехов; так многие и сделали. Мытари и грешники, приходя к Иисусу, возлежали с Ним. Что же значат слова Его? Он говорит о тех, которые решились навсегда оставаться во зле. Сам Он пришел для того, чтобы оставить прежние согрешения и предостеречь от будущих. Но так как некоторые до такой степени изменились и ослабели к подвигам добродетели, что до последнего издыхания хотят оставаться во зле и не думают никогда отстать от него, то Христос, имея в виду таких людей, и обличает их. Христианство требует и православного учения и жизни доброй, но они, говорит Христос, боятся обратиться к нам, потому самому, что не хотят показать доброй жизни. Живущего в язычестве никто не станет обличать, потому что имеющий таких богов и празднества, подобно богам постыдным и достойным осмеяния, показывает и дела, достойные своего учения, а чтители Бога, живя беспечно, всех имеют для себя обвинителями и обличителями, – так досточтима истина и для врагов ее! Замечай же, с какою точностью Христос выражает то, о чем говорит. Он не сказал: сделавший злое не приходит к свету, но: делающий, то есть, делающий всегда; кто хочет всегда валяться к тине греха, тот и не хочет подчинять себя Моим законам и, вне их, безбоязненно блудодействует и делает все другое запрещенное. Приходя же ко Мне, он становится виден, как вор при свете. Поэтому-то он и избегает Моей власти. Действительно, можно и ныне слышать от многих язычников, что они потому не могут обратиться к нашей вере, что не могут оставить пьянства, блудодеяния и подобных пороков. Что же, скажешь ты, разве нет и христиан, худо поступающих, и язычников, проводящих жизнь в любомудрии? Что есть христиане, живущие худо, это и я знаю; а есть ли язычники, живущие добродетельно, этого я доподлинно еще не знаю. Ты не указывай мне на людей смиренных и честных от природы: это не добродетель! Укажи человека, который бы, испытывая сильное увлечение страстей, оставался любомудрым, а такого ты не найдешь (в язычестве). Если и обетование царства, угроза геенною и тому подобное едва удерживает людей в добродетели, тем менее люди, ни в чем этом не убежденные, могут преуспевать в добродетели. Если же некоторые из них и показывают вид добродетели, то делают это для славы. А кто это делает для славы, тот, когда только можно утаиться, не откажется удовлетворить своим злым пожеланиям. Но чтобы не показаться кому-нибудь любителями спора, согласимся, что между язычниками есть люди, хорошо живущие; это нисколько не противоречит нашим словам. Я говорю о том, что многократно бывает, а не о том, что изредка случается. Но смотри, как Христос лишает их, и с другой стороны, всякого оправдания. Он говорит, что «свет пришел в мир». Искали ли, говорит, они его, трудились ли, заботились ли найти? Свет сам к ним пришел; однакож они и тогда не поспешили к нему. Если же и между христианами некоторые живут худо, то касательно этого заметим, что Христос говорит не о тех, которые стали христианами от рождения и приняли веру от предков (хотя нередко и они порочною жизнью уклонялись от правого учения); не об них, кажется, здесь говорится, но о тех, которые из иудейства или язычества должны были обратиться к правой вере. (Христос) показывает, что никто, находясь в заблуждении, не захочет обратиться к вере, если предварительно не предпишет самому себе доброй жизни, и никто не останется в неверии, если предварительно не решится навсегда оставаться злым. Не говори ты мне, что такой-то целомудрен и не верь; не в этом только состоит добродетель. Какая польза, имея эти качества, быть рабом суетной молвы, и, опасаясь стыда от своих друзей, оставаться в заблуждении? Это не значит жить добродетельно. Раб тщеславия не лучше блудника; даже делает гораздо большие и тягчайшие грехи, чем тот. Но укажи мне кого-нибудь между язычниками, который был бы свободен от всех страстей и не был причастен ни одному пороку: ты указать не можешь. И те, которые прославились у них великими делами и презирали, как говорят, богатство и роскошь, те-то наиболее раболепствовали славе человеческой; а это – причина всех зол. В таком состоянии оставались и иудеи. Поэтому, обвиняя их, Христос и говорил: «как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу» (Ин. 5:44)? Но почему Христос не беседовал и не распространил об этом слова с Нафанаилом, которому засвидетельствовал истину? Потому, что он приходил ко Христу не с таким усердием (с каким Никодим). Никодим считал это для себя долгом и употребил на слушание беседы такое время, в которое другие отдыхали. Но Нафанаил приходил по убеждению другого. Впрочем, Христос не оставил без внимания и его; Он сказал ему; «отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих» (Ин. 1:51). Никодиму же ничего подобного Он не говорил, а беседовал с ним об устроении нашего спасения и о жизни вечной, употребляя различную речь сообразно с душевным расположением каждого. Для Нафанаила, который и пророчества знал и был не так боязлив, довольно было услышать и это одно. А Никодиму, так как он был еще боязлив, Христос не открывал всего ясно, но потрясал его душу, чтобы страх истребить страхом, говоря, что неверующий осужден и что неверие происходит от порочной совести. Никодим много дорожил славою человеческою и думал о ней больше, чем о наказании. «И из начальников многие», сказано, «уверовали в Него; но ради фарисеев не исповедывали» (Ин. 12:42): в этом–то Христос и упрекает его и показывает притом, что неверующий в Него не почему–либо другому не верует, как потому, что ведет нечистую жизнь. Далее Он говорит: «Я свет миру» (Ин. 8:12); а здесь: «свет пришел в мир». Таким образом вначале Он говорил более прикровенно, а впоследствии яснее. Между тем Никодим был удерживаем славою народною; потому и не мог иметь столько смелости, сколько бы следовало. Будем же убегать тщеславия; эта страсть сильнее всех страстей. Отсюда любостяжание и сребролюбие; отсюда ненависть, вражда, распри. Желающий большего ни на чем остановиться не может; а желает он большего потому, что любит суетную славу. Скажи мне, для чего многие окружают себя множеством евнухов, толпою слуг и таким блеском? Не по нужде, а для того, чтобы люди, встречающиеся с ними, были свидетелями этого неуместного блеска. Итак, если мы отсечем эту страсть, то вместе с головою истребим и остальные члены этого зла, и тогда уже ничто не воспрепятствует нам жить на земле, как на небе. Тщеславие не только влечет ко злу своих пленников, но вкрадывается и в добродетели; и если не может лишить нас их; то делает нам большой вред в самой добродетели, принуждая переносить труды, а лишая плодов. Зараженный тщеславием, — постится ли, молится ли, творит ли милостыню, — лишается своей награды. Какое же несчастье может быть больше того, как, изнуряя себя вотще и понапрасну, подвергнуться осмеянию и лишиться горней славы? А желающему той и другой славы невозможно получить той и другой вместе. Правда, можно достигнуть и той и другой славы, но только в том случае, если будем желать не обеих, а одной — славы небесной. А кто жаждет и той и другой, тот не может получить той и другой вместе. Итак, если хотим достигнуть славы, будем убегать славы человеческой, а желать той одной славы — от Бога. Таким образом можем приобрести и ту и другую славу, чего и да сподобимся все мы, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, через Которого и с Которым Отцу со Святым Духом слава во веки веков. Аминь.

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Беседа Господа с Никодимом (или ее толкование евангелистом) кончается в ст. 19–21 словом о свете и о суде. Это та самая символика света и тьмы, о которой речь была выше и в которой символ переплетается с толкованием. Бог отдал Сына Своего Единородного для спасения верующих. В лице Сына Божия свет пришел в мир. Домостроитель Божий есть домостроитель Спасения. Но его оборотная сторона, вопреки воле Божией, есть осуждение. Отказ от воды есть отказ от света, есть предпочтение свету тьмы. И здесь опять евангельские слова обращены к человеческой воле. Делающий злое потому ненавидит свет и бежит от света, что боится обличения своих дел (ст. 19–20). «А творящий истину идет к свету, чтобы были явлены дела его, что они в Боге соделаны» (Ин. 3:21). В синодальном переводе было: «поступающий по правде», а не «творящий истину». Это обычное в повседневной речи употребление понятия «правды» в значении «истины». И однако «истина» относится к области созерцательной, правда, как категория этическая, к области деятельности. Но обе области тесно связаны. И необычное евангельское словосочетание «творящий истину» показывает, что понятие истины требует от человека выражения его в деле. Это все тот же призыв, обращенный к воле. В этой точке слова Господа Никодиму действительно совпадают с Его ответом богатому начальнику.


Источник

Водою и Кровию и Духом. Толкование на Евангелие от Иоанна. Электронное издание. С. 56

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Он не отказывается от просвещения Духом, будучи руководим Им, конечно не насильственным образом, к разумению того, не преступил ли он Божественную заповедь и все ли сделал по закону Божию. Таким образом, нежелание узнать то, чрез что можно дойти до лучшего, служит ясным доказательством необузданного стремления ко злу, а жажда быть просвещаемым и закон Божий делать как бы правилом и руководителем к богоугодной жизни (служит доказательством) влечения к добру. Зная, что это так, и досточудный Псалмопевец воспевает: «закон Господень непорочен, обращаяй души: свидетельство Господне верно, умудряющее младенцы: оправдания Господня права, веселящая сердце: заповедь Господня светла, просвещающая очи» (Пс. 18:8–9).

Источник

"Толкование на Евангелие от Иоанна". Книга Вторая. Глава I. О том, что не по причастию и не как привзошедший присущ Сыну Святой Дух, но существенно и по природе пребывает в Нем.

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

ποιών praes. act. part, от ποιέω делать, практиковать. Об обороте ποιών την άλήθειαν в свитках Мертвого моря см. 1QS 1:5; 5:3; 8:2. φανερωθή aor. conj.pass, от φανερόω проявлять, выносить на свет, ότι передает содержание того, что явлено, είργασμένα perf. pass. part, от εργάζομαι работать, производить. Perf. передает идею постоянства этих трудов (Morris; JG, 344). έν θεώ 01877: 2536) instr. использование предлога, указывает на причину постоянства трудов (BD, 117-18; BAGD).

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Позволь же Мне сделать тебе некоторыя указания на истинную сущность царства Мессии. Мессия пришел не как торжествующий земной монарх, но в уничиженном виде, чтобы подвергнуться страданию. «Как Моисей вознес змию в пустыне, так надлежит быть вознесену и Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Мессия пришел на землю в страждущем виде для того, чтобы осуществить высшее оиределение вечной любви Божией ко спасению человека. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единороднаго, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него. Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единороднаго Сына Божия. Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; по люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы. Ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет, и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы. Таковы тайны царства небеснаго, истины, неслыханныя прежде, а теперь явно открытыя. Оне разрушали все прежния убеждения, ниспровергали все ближайшия надежды престарелаго вопрошателя; чтобы постигнуть новыя истины, ему нужно было забыть все, чем он дотоле жил в своей духовной жизни и что усвоил с детства. Тем не менее мы знаем из последующаго, что оне глубоко запали в его душу. С течением беседы, ночь сумрачно надвинулась кругом, и Спаситель, косвенно упрекнув великаго раввина в робости, заставившей его прикрываться полуночным мраком для дела, которое не было делом тьмы, нуждающимся в сокрытии, а было стремлением к истине и свету, закончил Свою беседу знаменитыми словами, что «поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны»

Изумительная самобытность такой речи не могла не поразить Никодима. Он видел пред собою, в лице молодого галилеянина, необычайнаго Учителя. Хотя еще будучи молодым человеком, не имевшим никакого положения в мире, или влияния в школах, Иисус говорил с великим раввином с непостижимым для него авторитетом. Он говорил как законодатель новой теократии, которую Он пришел основать на место теократии Моисеевой. Для вступления в основываемую Им теократию, Он излагал новыя, чрезвычайно строгия в духовном смысле, условия, хотя не предлагал в награду за исполнение их ничего, кроме лишения и самоотречения. Необычайность Его происхождения ясно бросалась в глаза Никодиму в том, что Иисус, по получив высшаго образования в раввинских школах, однако же с чудесною глубиною разъяснял самыя таинственныя и возвышенныя истины домостроительства Божия. Отвергая всякую внешнюю поддержку со стороны сильных мира сего предпринятому Им на Себя делу, Он говорил о Себе, не смотря на Свое скромное положение, как о каком-то даре, который долженствовал распространить свою власть даже на души людей. Все это не могло не возбудить в душе Никодима самых возвышейных мыслей. Беседа с Христом зажгла в его душе теплившуюся в нем искру непреодолимаго стремления к истине, и эта искра уже не потухала в нем, а разгоралась все более и более, не смотря на всю застенчивость и боязливость его натуры, и наконец открыто выразилась в последующее время, когда величайшия события окончательно убедили его в истине мессианства Христа.


Источник

Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 209-210


Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Вот беседа с Никодимом. И видите, в этой беседе Господь наш Иисус Христос открывает Никодиму всё глубочайшее, всё важнейшее, что нужно было тому знать: открыл, что бывает рождение свыше, рождение водою и Духом; что невозможно без этого войти в Царство Божие. Открыл ему Господь и великую тайну спасения мира, сказав, что так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Единородного для спасения грешного мира. Пророчески открыл тайну Своих страданий на кресте, тайну искупления рода человеческого. Воздадим же славу Господу нашему Иисусу Христу, так просветившему пришедшего к нему тайно фарисея Никодима, а через него всех нас. Воздадим славу Богу Отцу, не пощадившему Сына Своего Единородного для спасения мира. Аминь.

Источник

"Избранные творения". Беседа Иисуса Христа с Никодимом.

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Ибо всякий, поясняет Спаситель, делающий злое, ненавидит свет и не идёт к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы. А поступающий по правде идёт к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны. Дела суть внешнее выражение внутренних расположений, мыслей и чувств; следовательно, злые дела есть свидетельство о злой настроенности души, проявление злых помышлений и чувств, испорченности ума, сердца и воли. Таким образом, причина привязанности людей более к тьме, чем к свету — злое настроение, испорченность, омрачение духовное. Свет истинного Христова учения обличает, — делает явными, видимыми внутренние расположения человека из дел его, показывая соответствие или несоответствие их с законом Божиим. Потому любящий тьму, делающий худое, т. е. одержимый злыми наклонностями сердца, порочными побуждениями воли и ложными мудрствованиями ума, что всё выражается в делах его, не идёт к свету, боится просвещения духовного и ненавидит его как обличителя его дел; а поступающий по правде, что, в противоположность первому, означает человека с добрым настроение, душевным, идёт к свету, жаждет просвещения; стремящийся к истине и добродетели желает большего и большего просвещения светом истины, чтобы явны были дела его, потому что в Боге, сообразно с волею и законом Божиим, соделаны. Из слов Спасителя с первого взгляда можно заключить, что грешник не может приходить к свету, что противоречит учению Нового Завета. «Что же значат слова Его? Он говорит о тех, которые навсегда решились оставаться во зле» (Злат.), В отношении к понятиям Никодима вся эта речь Спасителя о суде имела такой смысл: участие в Царстве Мессии, во всех благах, какие дарует оно членам своим, и отчуждение от участия этого, — спасение и погибель, живот и смерть зависят не от каких-нибудь земных, человеческих прав и преимуществ, — не от того, например, что одни происходят по плоти от Авраама, а единственно от веры в единородного Сына Божия; Он пришёл спасти весь мир, но если, несмотря на это, некоторые погибают и погибнут, то они сами причиною своей погибели. — Этим оканчивается в Евангелии беседа Спасителя с Никодимом. Спаситель открыл ему истинное учение о лице и Царстве Мессии во всех существенных чертах, в противоположность искажённым понятиям о том иудеев и Никодима самого. Какое действие произвела на него вся эта беседа, евангелист здесь не упоминает. После, Никодим говорил пред фарисеями в защиту Христа (Ин. 7:50), и, по смерти Спасителя, вместе с Иосифом Аримафейским, приходил на Его погребение (Ин. 19:39). Очевидно, он был тайным последователем Господа. Предание говорит, что впоследствии он действительно сделался христианином.

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

-21 Эти стихи являются пояснением к ст. Ин. 3:18.

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Не таково поведение творящего истину, то есть поступающего всегда и во всем так, как действительно следует поступать согласно требованию всех нравственных предписаний, налагаемых на человека его совестью, законами частной и общественной жизни и, наконец, верою. Такой человек всегда и во всем стремится к свету — он есть «сын света», как говорит апостол (Еф. 5:8). Между тем как делающий худые дела ненавидит свет как противный живущему в нем мраку, творящий истину, напротив, любит свет и заботится прежде всего о том, чтобы постоянно ходить в свете лица всевидящего Бога; его духовный взор постоянно обращен к этому свету. Равным образом и всюду где бы и в чем бы только ни проявлялся отблеск этого Божественного света, — в делах ли благочестивой жизни частного человека, в благих ли начинаниях и предприятиях целого общества, в знамениях ли веры и событиях церковной жизни и проч., — всюду этот свет приятен для него, всегда радует его. Находясь в таком отношении к свету, творящий истину всегда смело, с радостью, спешит навстречу всякому отблеску Божественного света в мире, — и в особенности к этому самому свету. Для чего? «Да явятся», говорит Иисус Христос, «дела его, яко о Бозе суть соделана». Если делающий худые дела старается всячески скрывать свою нечистую жизнь от всякого света, боясь обличения или разоблачения своих худых дел и в своей совести, и пред другими; то творящий истину, напротив, потому и стремится к свету, чтобы соделались явными (ближайшим образом, конечно, для него самого, а если нужно, то и для других) дела его. И в этом стремлении нет чего-либо самолюбивого, тщеславного, но оно составляет насущную нравственную потребность его, проистекающую из существа самых добрых дел. Души честные, светоносные стремятся к свету не только потому, что они вследствие правоты своих дел не боятся его, но в особенности для того, чтобы при этом свете видеть во всей ясности свои соделанные в Боге дела. Это последнее служит для них постоянным критерием их нравственного поведения; это есть необходимое нравственное самоиспытание их, в котором они почерпают для себя новые силы и новые побуждения к достижению высшего нравственного идеала, к совершенному уничтожению в себе всякой тьмы. Такие-то честные, алчущие и жаждущие правды души были, например, первые ученики и последователи Христовы, из которых об одном Сам Иисус Христос заметил в минуты приближения его к Себе: «се, воистинну Израильтянин, в нем же льсти несть» (Ин. 1:47). Из числа таких-то был и Никодим, которого также любовь к истине и искание света привлекли к Иисусу Христу; и очень может быть, что, в частности, его именно приход к Себе и имел в виду Иисус Христос, употребляя это образное выражение: приходить к свету.

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Таковыми являются наши добрые дела, которые делают нас светильниками миру. Ведь добро, будучи истинным и полным, не любит сумерек; оно радуется быть увиденным и торжествует в самих своих обозначениях. Для христианской скромности недостаточно быть, но надо и проявляться. Ведь такой должна быть ее полнота, чтобы изливаться от души на одежду и прорываться из внутреннего сознания на поверхность.

Источник

Тертуллиан, Об украшениях женщин 2.13,Cl.0011,2.13.12

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

С другой стороны, есть люди, поступающие «по правде» или, точнее, делающие истину (ὁ ποιῶν τὴν ἀλήθειαν), т. е. люди честные, искренние, чуждые всякого лицемерия (ср. Ин. 1:47). Такие люди охотно идут навстречу свету, стремятся к приобретению истины, явившейся во Христе – не для того, конечно, чтобы прославиться перед другими людьми, но для того, чтобы познать самих себя и оценить как следует свое поведение. Тогда такие люди «воодушевляются еще большей ревностью для достижения высшего нравственного идеала» (проф. Богословский). И они не боятся обнаружения их дел, потому что знают, что делали их «в Боге», т. е. для Бога и с Его помощью. Нужно заметить, что говоря о том, что искренно любящий истину человек не боится, чтобы «дела его явны были», Христос этим самым делает некоторый упрек Никодиму, который считал себя человеком, дорожащим истиной (ср. стих 2), и в то же время опасался, что его дело – посещение Христа – будет обнаружено, почему и пришел ко Христу только ночью. Этот упрек, очевидно, подействовал на Никодима, потому что он после стал даже защищать Христа в Синедрионе (Ин. 7:50) и принял участие в Его погребении (Ин. 19:38–40). Предание сообщает, что по воскресении Христа он был крещен апостолами Петром и Иоанном и скончался мученической смертью (память его празднуется 2 августа).

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

"А поступающий по правде", то есть ведущий жизнь честную и богоугодную, стремится к христианству, как к свету, чтобы еще более преуспеть в добре и дабы явны были дела его по Боге. Ибо таковой, правильно веруя и проводя честную жизнь, светит всем людям, и Бог прославляется в нем. Посему причиною неверия язычников была нечистота их жизни. Быть может, скажет иной, что же, разве нет христиан порочных и язычников одобрительных по жизни? Что есть христиане порочные, я и сам это скажу; но чтоб нашлись язычники добрые, не могу сказать решительно. Некоторые могут найтись "от природы" кроткими и добрыми, но это - не добродетель, а добрым "от подвига" и упражнения в добре — никто. Если же некоторые казались добрыми, то все делали из-за славы; делающий же для славы, а не для самого добра, с охотою предастся злому пожеланию, когда найдет к тому случай. Ибо если у нас и угроза геенною, и всякое иное попечение, и примеры бесчисленных святых едва удерживают людей в добродетели, то бредни и гнусности язычников тем менее удержат их в добре. Велико и то, если не сделают их совершенно злыми.

Толкование на группу стихов: Ин: 3: 21-21

Всяк бо делаяй злая ненавидит света... Как это бывает, что любовь к тьме, к нечестию, губит людей? Очень естественно: кто привык поступать худо, тот ненавидит свет, не любит вразумлений, страшится их, чтобы не открылась гнусность его и перед его совестью и перед людьми. Так он, оставаясь без света, более и более идет в глубину погибели. Напротив кто любит истину: тот ищет наставлений, чтобы узнать достоинство дел своих; он не страшится света, потому что дела его совершаются для Бога и для Бога жить он хочет. Так евангелист, описывая беседу с Никодимом, описал: 1) Самого Никодима, 3, 1 – 2. 2) Ответ Иисуса о нужде возрождения для входа в царствие, ст. 3. 3) При недоумении Никодимова, показание необходимости духовного возрождения, ст. 4 – 8. 4) Укор Никодиму за непонимание известного, ст. 9 – 12. 5) Цели явления Сына Божия на земле, ст. 13 – 17. 6) От чего иные погибают? ст. 18 – 21. в) Последнее свидетельство Предтечи, 3, 22 – 36. Описывая последнее свидетельство Предтечи о Иисусе, евангелист показывает: 1) повод к этому свидетельству ст. 22 – 26. 2) Самое свидетельство: а) о том, что Иисус особенный посланник Божий, а Иоанн слуга Его ст. 27 – 30. б) о том, что Иисус передает слышанное Им от Отца и потому неверие в Него пагуба ст. 31 – 36.