К Римлянам послание ап. Павла, Глава 9

Послание к Римлянам. Глава 9. Профессор Андрей Десницкий.
Послание к Римлянам. Глава 9. Профессор Андрей Десницкий.. Профессор Андрей Десницкий (11:56)
В 9-й главе апостол Паве пишет об избранном народе Божием - Израиле. Он избран, он был под законом, к нему пришел Мессия. Но почему же он отверг Спасителя? Лектор использует свой собственный перевод. Библейский портал Экзегет. Я, Андрей Десницкий, читаю свои переводы из Посланий к Римлянам и комментирую их. Сегодня девятая глава. В прошлых главах Павел говорил о том, что главное в христианской жизни — это отношения с Богом. Если Бог с нами, то кто против нас. И любовь Бога, проявленная прежде всего Иисусом Христом на Кресте. На неё человек всё-таки надеется, поскольку возлагает на Христа и тот груз греха, который создаёт за собой. И о том, как Павел представляет всё дальнейшее: уже, но ещё. Уже мы получили избавление, искупление, но ещё остаёмся плотскими, не творим, что хотим, и действие греха продолжается в человеке. В девятой главе он переходит к одной довольно узкой теме, но очень логичной после этого большого разговора. Он переходит к теме Божьего народа Израиля. Я напомню, что сам апостол Павел израильтянин, иудей по происхождению. И ему нужно связать то, что относится к народу, к его собственной общине с тем, что он сказал о христианстве, обращаясь к римской общине, состоящей абсолютно точно не только из иудеев, но и бывших язычников. Истину говорю во Христе, не лгу, и об этом же засвидетельствует моя совесть в Духе Святом. Велика моя печаль, непрестанно сердечное мучение. (Рим. 9:1-2) Опять, он не начинает с абстрактных богословских заявлений. Он говорит о том, что его беспокоит, он говорит о своих переживаниях. Это очень важно, что его богословие личностное, не абстрактное. Желал бы я сам быть отлучён от Христа ради братьев моих родных мне по плоти. То есть Израильтян, им принадлежит усыновление, и слава, и завет, и законоположение, и служение, и обетование. (Рим. 9:3-4) Павел такие вещи говорит..., то есть это самое последнее, что на самом деле он хочет. История Ветхого завета — то, что с ними Господь заключил завет. У них отцы, у них по плоти Христос, Бог, надо всеми благословенный во веки, аминь. (Рим. 9:5) Кстати, ясный ответ: кто Христос по национальности — как человек по плоти Он от израильтян, сомнений никаких нет. Но смотрите, большинство иудеев на тот момент не принимают Христа. И Павел мог бы сказать: какие они плохие. Но Павел говорит об этом с болью. Это человек, который никого не исключает, который старается всё собрать воедино, сделать какой-то единый круг и в Церкви и в жизни, круг всех, никого не исключая — главнейший для него принцип. И если они не со Христом, то как же это? Большая для него проблема. Всё же не пропало впустую слово Божие, ведь не все, кто от Израиля, Израиль. Не все дети Авраама были его семенем, но в Исааке наречётся тебе семя. То есть не дети по плоти становятся детьми Божьими, семенем считаются лишь дети обетования. (Рим. 9:6-8) То есть не все, кто является по происхождению израильтянин, составляют Божий народ. Да, у Авраама были и другие дети, но только Исаак становится наследником обетований, данных Аврааму. Исаак был ребёнком обетования, Господь обещал, что у Авраама родится Исаак, и он унаследовал то, что принадлежало Аврааму. Остальные были просто детьми. Точно так же физическое происхождение от Израиля, или от любого другого народа. Мы можем гордиться, что принадлежим к другим народам, у которых тоже свои славные страницы истории, своё великое наследие. Но физическое происхождение ещё ничего не даёт. Обетование было таким: в это же время приду к тебе и будет у Сарры сын. Это обещание, по которому родился сын Исаак. Но не только это. Ревекка принесла двоих от одного соития с Исааком, отцом вашим. Ещё прежде, чем они родились и сделали нечто доброе или дурное, так что выбор происходил по Божьей воле, а не по делам, по Его призыву, Ревекке было сказано: старший будет рабом младшего. Как и написано: Иакова я возлюбил, а Исава возненавидил. (Рим. 9:9-13) У Ревекки родилась двойня. Вновь ситуация двух родных братьев-близнецов, то есть вообще никакого различия, и один избирается, другой нет. Казалось бы, здесь подтверждается тезис современных богословов, что Господь избирает по собственной прихоти. Но Павел не пишет, что произвольно Бог говорит: этот хороший, тот плохой, так будет, потому что Я так сказал. Но в этом есть тайна. Мы можем лишь судить о проявлениях, мы можем лишь делать вывод по тому, как они себя ведут, и что в этой жизни происходит. Что же нам на это сказать? Выходит, от Бога несправедливость? Да не будет. Моисею он сказал: кого помиловать — помилую, кого пожалеть — пожалею, не по намерению и не по усилию человека, а по милости Божией. (Рим. 9:14-16) И сам он оспаривает. Получается двух младенчиков взял, абсолютно одинаковые близняшки, и сказал: этот будет хорошим, тот плохим. Некрасиво. Да не будет. Вот некая тайна, которую Павел не может объяснить, на самом деле не берётся. Он просто говорит: Бог так решил, так определил, а я не знаю, как так получается. Писание говорит фараону: для того я и поставил тебя, чтобы явить на тебе Мою силу и так возвысить и возвестить имя Моё по всей земле. Он, кого пожелает, милует, и кого пожелает, ужесточает. (Рим. 9:17-18) Это об исходе, когда Израиль выходил из Египта. То есть единый Божий замысел может включать даже человека ожесточённого, неверующего как того фараона. Не потому, что фараон сделал что-то плохое, но потому, что и для него находится место в этой единой картине мира. И больше Павел ничего не разъясняет, а с тех пор богословы бьются. Но мы читаем Павла, а не богословов. Ты скажешь мне: как же может Он тогда порицать человека, кто же воспротивится Его воле? (Рим. 9:19) Ну раз «ты хороший, ты плохой», значит так Он распределил роли, как в театре режиссёр говорит: ты играешь злодея, ты играешь красавицу. После этого будет глупо играть актёра, который играет злодея, ему такую роль дали, и он её честно сыграл. Человек, кто же ты такой, чтобы спорить с Богом. Скажет ли изделие мастеру: почему ты создал меня таким? Разве не властен гончар над глиной, чтобы из одного куска сделать сосуд и для почётного употребления, и для низкого. (Рим. 9:20-21) И здесь Павел затыкает рот нам. Говорит: ты кто такой, чтобы с Богом спорить. А я думаю, что он затыкает рот и себе самому. Он явно чувствует это недоумение, Павел очень честный человек. И он пытается как-то решить эту проблему, и не находит никакого решения. И говорит: ну что поделать, это тайна, которую мы не понимаем. Но важно, что он пытается. Потому что очень много людей, сталкиваясь с неудобными вопросами, будут первым делом затыкать рот всем окружающим, и вещать от своего имени: ну я то знаю. Вот Павел не знает. И затыкает рот, да, но и себе тоже. Если Бог, желая явить Свой гнев и показать Своё могущество, щадит с великим долготерпением сосуды, подлежащие гибельной каре, чтобы показать изобильную Свою славу на сосудах, которым была уготована милость и слава. И это мы, которых он призвал не только из числа иудеев, но и язычников. Как говорит Иоссия: назову не мой народ моим народом, а нелюбимого любимым. На том месте, где было им сказано: вы не мой народ, там назовут их сынами Бога живого. (Рим. 9:22-26) Не все, кто происходит от Израиля по плоти, по линии родства израильтяне, но есть кто-то другой, кого Он избрал, чтобы проявить на них Свою милость, и это как раз прежде всего мы, бывшие язычники. Родство по плоти мало что значит, главное — выбор Бога. В принципе, Послание к Римлянам — это такая декларация суверенитета Бога. Во многих странах, включая Россию, есть государственный праздник, когда провозглашена независимость. А вот Павел провозглашает независимость Бога от наших богословских схем в том числе. От каких-либо попыток рассказать, какой Он, поговорить от Его имени, заявить, что на самом деле всё так и так. А Иссаия восклицает об Израиле: будь сыны Израилевы числом как песок морской, спасётся лишь остаток. Приговор окончательный и решительный. В праведности приговор самый последний совершит Господь на земле. И как ещё предрёк Иссаия: если бы Господь Саваоф не оставил нам семени, стали бы мы как Содом, уподобились бы Гоморре. (Рим. 9:27-29) Два города, разрушенные Богом после истории с Лотом. Израиль был бы точно таким же Содомом, но Господь сохраняет что-то. Этот самый Божий народ не есть нечто абсолютно гладкое, ровное, угодное Богу, а есть нечто сложное, но главное, что там сохраняется некое зерно. Помните, мы с вами читали в предыдущих главах о том, что «вы умерли для греха, живёте для Бога», казалось бы, идеальная картина. А потом он говорит: я бедный человек, творю то, чего не хочу, живёт во мне грех. Совсем неидеально. Так и здесь. Идеальная картина Израиля как Божьего народа на практике неидеальна. Но это не значит, что всё плохо, всё бесполезно. Как в человеке растёт новая сущность, новый духовный человек, при том, что плоть остаётся, греховность остаётся, так и в израильском народе сохраняется этот остаток, хотя много есть всего остального. Что же сказать? Язычники, не стремившиеся к праведности, обрели праведность. Ту праведность, которая по вере. А Израиль, стремившийся исполнить закон праведности, по закону её не достиг. Почему? Потому, что ждал её не от веры, а от дел закона, споткнулся о камень преткновения. Как и написано: вот, кладу на Сионе камень преткновения и скалу соблазна, но всякий, верующий в Него не постыдится. (Рим. 9:30-33) Принцип понятен: то же самое противопоставление закона и благодати, которое Павел уже приводил. Стремясь исполнить закон, стремясь заработать спасение, построить свою праведность, человек оказывается банкротом. Получая всё это от Бога, он добивается нового качества отношений с Ним, и это именно и есть христианский путь. Дальше Павел будет продолжать тему Израиля как Божьего народа и того, что с ним произошло.