К Римлянам послание ап. Павла, Глава 3

Послание к Римлянам. Глава 3. Профессор Андрей Десницкий.
Послание к Римлянам. Глава 3. Профессор Андрей Десницкий.. Профессор Андрей Десницкий (13:13)
Продолжаем чтение и изучение послания апостола Павла к Римлянам. Сегодня, вместе с Андреем Деснцким прочитаем 3-ю главу. Послание к Римлянам, третья глава в рамках проекта Экзегет. Я, Андрей Десницкий, читаю вам свой перевод с небольшими комментариями. Итак, вторая глава была про то, что иудеи и эллины, то есть те, кто имеет Закон Моисеев и те, кто живёт как язычники, в равной мере виновны перед Богом. И обладание законом не приносит пользы, если человек его нарушает. Предполагается, что каждый иудей его нарушает. Послание к Римлянам построено очень диалогично. Значит возникает вопрос, а что же тогда хорошего, чтобы быть иудеем. Третья глава это и обсуждает. Так что же за преимущество у иудеев, в чём же польза обрезания? Во всех смыслах она огромна. Прежде всего именно иудеям были доверены речения Божии. Ну и что, если некоторые из них оказались неверными, разве их неверность сделает и Бога неверным? Да не будет такого. Бог остаётся истинным, а всякий человек лжец, как и написано: праведен будешь ты в словах своих, на суде своём ты победишь. (Рим. 3:1-4) Смотрите, здесь отвергается, не в этом абзаце, а вообще в Послании к Римлянам, такое отношение к закону, что обладание им спасительно для человека. Но то, что иудеям доверены эти слова, доверена Божья весть, это уже само по себе огромное преимущество. Он, может быть, не очень подробно расписывает, в чём именно это преимущество заключается. Но он, Павел, вообще очень мало говорит о преимуществах людей. В этом Послании он больше говорит о том, что делает Бог. Так если наши неправды выявляют праведность Бога, что тогда скажем? Может быть, Божья кара людям несправедлива, я рассуждаю по человечески. Да не будет. Тогда как бы Он стал судить мир. (Рим. 3:5-6) Спор, который может нам сегодня показаться немного странным, потому что мы живём в мире, где другие понятия, где то же самое воспринимается через другие зеркала, призмы, очки. Итак, наши неправды выявляют праведность Бога. Мы грешим, Бог через это показан Праведником, значит то, что мы грешим в общем-то не так уж и плохо, можно сказать. И не за что Ему нас наказывать. Это Павел, конечно, отрицает, но давайте посмотрим, как дальше он эту мысль старается объяснить. Если же моя ложь раскрывает величие Божией истины к Его славе, за что же меня тогда осуждать, как грешника. Может, станем делать зло, чтобы вышло добро? А ведь некоторые клеветники утверждают, будто мы именно так и учим, и такое достойно осуждения. (Рим. 3:7-8) Вывод, который здесь отвергается, может быть, сделан при известной какой-то ловкости из учения оправдания веры, которая в Послании к Римлянам всюду приводится. Человек грешен, Бог его прощает, там самым наделяет его праведностью, значит греховность полезна. Но это предположение даёт размытость границ. Как будто на самом деле грех и праведность — это такие условности. В истории были моменты, когда люди так считали и говорили: важно исполнять волю Бога. Бог сказал «не убивай», значит не убивай, если Бог сказал «убивай», значит убивай. Мы и сегодня знаем таких людей, которые скажут нам: Бог сказал нам убивать людей неверных, мы их убиваем, и это очень правильно и хорошо, и угодно Богу. Вот Павел категорически против такого примитивизма, такой относительности. Он говорит: есть вещи сами по себе — праведные и неправедные. Закон Божий утверждает праведность этих вещей, но это не прихоть Бога, который сказал: зелёное — это хорошее, а красное — это плохое. Вот светофор, зелёный свет не лучше и не хуже красного, но кто-то когда-то решил, что зелёный — идите, красный — стойте. Бог когда-то решил, что убивать плохо, а молиться хорошо, а мог решить иначе. Нет, безусловно не так. Павел говорит, что этот закон содержится в сердцах людей, даже язычников, чему свидетельство — наша совесть, но в Моисеевом законе он выражен наиболее явно . Соответственно всё, что может быть выстроено с этой релятивистской точки зрения, изначально неверно. Так что же мы, вырвались вперёд. Да ни чуть. Ведь мы же показали, что как иудеи, так и эллины мы под гнётом греха. (Рим. 3:9) Мы — очевидно, иудеи, которые обладают этим законом. Закон хорош, просто само обладание им ничего не даёт человеку. Только его исполнение необходимо. Как и написано: нет праведника ни одного; нет никого разумного, и никто не ищет Бога; все совратились, негодны все поголовно, вплоть до последнего человека, и никто не творит добра. (Рим. 3:10-12) Это цитаты из различных псалмов, где всё это развращение человечества описано многократно. Гортани как гроб раскрыты, лишь обман у них на языке, на губах у них яд гадюки. На устах у них горечь проклятий. Ноги сами несут их кровь проливать; где они пройдут, там пагуба и беда; а мирные пути неведомы им, Нет страха Божьего пред глазами у них. (Рим. 3:13-18) Зачем такая длинная цитата? Смотрите, псалтирь — великие молитвы, которые отражают отношение человека к Богу, его стояние перед Богом. И Павел показывает, что всё плохо. Что в этих самых сокровенных, глубоких, ярких эпизодах на страницах Библии мы ничего хорошего не видим. Мы же знаем, что к тем, кто закону подчинён, относится всё сказанное в законе. Так что пусть умолкнут всякие речи, весь мир подлежит Божьему суду. Никакая плоть не достигнет праведности пред Ним соблюдением закона, но через закон приходит понимание греха. (Рим. 3:19-20) Ещё раз, он подводит такой итог роли закона во всей этой греховности: весь мир подлежит суду, а закон не спасает, а показывает, что грех существует. Так же как обычные законы, скажем, страны, в которой мы живём. Они сами по себе ничего не дают человеку. Но они показывают, за какие действия человек может быть наказан. Незнание закона не освобождает от ответственности, знание — ещё менее. Обладание копией Уголовного Кодекса тоже никоим образом тебя не спасёт. Это ориентир, на который ты можешь опираться, когда принимаешь какие-то решения. А теперь и помимо закона стала явной и праведность Бога, о который свидетельствует закон и пророки. (Рим. 3:21) Праведность — нечто, связанное с законом. Бог обладает праведностью, и закон показывает это. И Его гнев на грешников тоже показывает. Но праведность — нечто, превосходящее закон, нечто, в законе не записанное. Это Божия праведность через веру в Иисуса Христа для всех и на всех верующих без различия, поскольку все согрешили и лишились славы Божией. (Рим. 3:22-23) Вера Иисуса Христа — «пистис» по гречески. Вот здесь одно из самых трудных мест Нового Завета. Что имеется в виду? Вера Его, Его вера Отцу, которую Он проявил в том числе и на Кресте? Вера в Него, так тоже можно понять это греческое выражение. А можно ещё понять это как достоверность. В переводе здесь «пистис» может вообще обозначать «кредит». Вспомним латинское слово «кредо» — верить. Кредит — это то, во что верят. Я даю кому-то кредит, значит я верю. Или мне даёт банк кредит, значит мне верит. И слово «пистис» может обозначать кредит. То есть тот кредит, который даёт Христос. Просто даёт. Так что сложнейшее богословское понятие — Христова вера, и не очень ясно как здесь её переводить. Важно, что она для всех верующих. И дальше Павел будет объяснять, в чём она заключается. Потому что все согрешили: иудеи, эллины, мудрецы, простецы, как он уже говорил. Но все получают праведность даром по Его благодати через искупление, совершённое Иисусом Христом. (Рим. 3:24) Это центральная богословская формулировка, которую он дальше будет разбирать в Послании. Все согрешили и лишились славы Божией, все получают праведность даром по благодати через искупление. Даром, то есть не по заслугам. Благодать и означает — благой дар, который человек не заслужил, который не обусловлен какими-то договорённостями, который Бог просто даёт. Искупление наоборот означает некий выкуп, то есть что-то было уплачено. Сегодня очень часто задают вопрос: если Христос заплатил выкуп, то кому? Неужели Богу Отцу приятно смотреть, как умирает Его Сын? Это не выкуп Отцу. Тогда, может быть, выкуп дьяволу? Дьявол обладает властью над человеком, и Христос, умирая на Кресте, приносит свою жизнь в качестве выкупа ему? Но это вообще абсурд. Получается тогда, что дьявол главнее? Не будем торопиться. Всякий образ лишь отчасти передаёт то, что должен передать. Это же образ. Просто в древнем мире были рабы, и их выкупали на волю. Раб какой-то находится у хозяина, приходит некто, даёт деньги, стоимость этого раба, и его отпускают на волю. Вот то, что сделал Иисус с людьми, и кому Он дал деньги говорить здесь даже трудно, потому что это всего лишь некий образ, там денег никаких не было. Но есть некий долг, который был Им оплачен без вопроса кому. Но мы ещё об этом будем говорить. Бог по Его вере сделал Его кровавую смерть жертвой, смывающей грехи. (Рим. 3:25) Можно перевести несколько иначе: Бог сделал Его жертвой, смывающей грехи тех, кто поверил в Его кровь. В любом случае здесь соединяются ключевые идеи: пролитая кровь — это жертвенная кровь. Это кровь, которая напоминает о жертвоприношениях ветхого завета. А с точки зрения Павла, скорее жертвоприношения ветхого завета напоминают об этом грядущем пролитии крови, предсказывают его заранее. Это и был момент прощения грехов для тех, кто принял его. Поскольку жертва везде и всегда понимается как нечто, действующее не автоматически. Но это обряд, ритуал, который что-то приносит тому, кто верит в действенность его. То же самое и с кровью Христовой. Так Бог явил Свою праведность, прощая совершённые прежде грехи. Тогда Он терпел их, чтобы в нынешнее время явить Свою праведность. Сам Он праведен, и делает праведным человека, поверившего в Иисуса. (Рим. 3:26) Праведность Бога в том, что Он различает грех и добродетель. В том, что Он наказывает грех, но и в том, что Он прощает грех тоже. Праведность Его в том, что Он может обелить человека через веру в Иисуса, совершившего это искупление. Вот очень кратко — основная мысль Послания к Римлянам. Он здесь её излагает, а дальше будет подробно комментировать и доказывать, что это именно так. Осталось ли у нас, чем хвалиться? Нет. Из-за какого же закона? Того, который говорит о делах? Нет, из-за того, который о вере. (Рим. 3:27) Здесь у него такой внутренний спор. Мы — иудеи, он же из сам из евреев. Чем же нам хвалиться — законом, который говорит о делах: не убий, не укради? Нет, это всё не помогает. Но закон о вере. Мы ведь понимаем, что человек приобретает праведность по вере, а не по соблюдению закона. (Рим. 3:28) Вот тоже важный его принцип. Что законом никто не спасётся, потому что все его нарушают. А спасаются верой. И дальше он это будет подробно разбирать. Но значит это касается не только иудеев. Разве Бог, Он только для иудеев, не для язычников? Конечно, и для язычников тоже. Един Бог, который наделит праведностью обрезанного по его вере, и необрезанного благодаря вере. (Рим. 3:29-30) Граница существует, но она преодолевается, потому что уже ни обрезание, ни соблюдение закона — а вера того, кто старался соблюдать закон, и того, кто не знал о законе. Именно вера их и спасает. И в конце третьей главы Павел задаёт вопрос, который дальше нуждается в ответе, но это уже будет в следующей главе. Так что же, мы верой упраздняем закон? Да не будет. Напротив, мы закон подтверждаем. (Рим. 3:31) Звучит абсурдно, но мы пока ещё не знаем, почему так сказано.