yandex

Евангелие от Матфея 5 глава 35 стих

Стих 34
Стих 36

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 34-37

Аз же глаголю вам не клятися всяко: ни небом, яко престол есть Божий; ни землею, яко подножие есть ногама Его; ни Иерусалимом, яко град есть великаго Царя; ниже главою твоею кленися, яко не можеши власа единаго бела или черна сотворити. Буди же слово ваше: ей, ей; ни, ни; лишше же сею от неприязни есть. Буди же слово ваше: ей, ей; ни, ни. Мне кажется, что эти слова можно истолковать так: пусть «да» значит «да», и «нет» значит «нет». Говори да» как окончательное утверждение и «нет» как окончательное отрицание, а не с каким-то намеком и подвохом. А может быть, речь идет о двукратном повторении, которое мы иногда употребляем, чтобы подтвердить свое высказывание: «да-да» или, наоборот, «нет-нет». Спаситель запрещает клясться вообще чем бы то ни было: Аз же глаголю вам не клятися всяко. Видимо, евреи избирали, чем, по их мнению, клясться можно, а чем нет. Они очень боялись, например, употреблять имя Божие всуе. И старались его даже в Священном Писании заменить синонимами, то есть уже переходили грань здравого смысла. В наше время люди потеряли всякую веру, ничто им не дорого, они поклянутся и Богом, и чем угодно. Но когда скажешь: «Поклянись здоровьем своих детей или родных», тогда человек останавливается. Тут он уже не соврет, потому что думает: «Нет, здоровьем своих детей я не поклянусь». Ни небом, яко престол есть Божий; ни землею, яко подножие есть ногама Его; ни Иерусалимом, яко град есть великаго Царя. Из этих слов становится ясно, почему Спаситель запрещает эти клятвы. Видимо, евреи их употребляли, потому что они не содержат в себе имени Божия, а Господь говорит: «Небо — это престол Божий, земля — подножие ног Божиих, Иерусалим — град Божий, и потому все равно, чем клясться: ими или Самим Богом». Ниже главою твоею кленися, яко не можеши власа единаго бела или черна сотворити. Буди же слово ваше: ей, ей; ни, ни; лишше же сею от неприязни есть. Все зависит от Бога, в том числе и сам человек, поэтому мы не имеем права клясться ничем. Предмет клятвы так или иначе восходит к Богу, и мы таким образом употребляем имя Божие всуе, что заповедью Моисея запрещено. Сделаю здесь небольшую оговорку. Святые отцы разрешают иногда говорить неправду. В каких случаях? Если меня кто-то спросит: «Что ты обо мне думаешь?» — а я, скажем, ненавижу этого человека, но борюсь со своей страстью, пытаюсь изжить ненависть из своего сердца. Что я должен ответить? «Я думаю о тебе, что ты последний негодяй. Прости меня, я борюсь с собой». Как это подействует на человека? Конечно, ему будет очень неприятно. В этом случае по-христиански было бы употребить ложь, чтобы скрыть зло. Правда принесет этому человеку вреда больше, чем ложь. Все знают, что нельзя выдавать чьи-то тайны. Скажем, духовник и намеком не должен выдать тайну исповеди. Если бы даже кто-то и догадывался о правде, духовнику лучше этому человеку солгать, чем сказать о другом то, что может его скомпрометировать. В недавние десятилетия арестовывали верующих людей. Как правило, от них не требовали отречения от Христа, а требовали предательства своих близких, требовали, чтобы они своих братьев и сестер во Христе называли в числе сообщников выдуманных чекистами контрреволюционных обществ. Если человек говорил правду, он становился предателем, а если лгал или, может быть, совсем ничего не говорил (что большевиками тоже рассматривалось как ложь), то поступал по-христиански. Приведу пример. Одну монахиню арестовали. Все знали, что она имела подруг, с которыми они вместе молились, какой-то священник их окормлял, но она совершенно все отрицала, видимо, потому, что боялась сказать лишнее. Спрашивали у нее: «С кем ты молилась?» — она отвечала: «Не знаю». «А кто приходил из священников?» — «Не знаю, не знаю». И она достойно пронесла свой мученический крест. Не помню, чем окончилась ее жизнь: ссылкой или расстрелом... Расстреливали и тех людей, которые предавали своих близких. У большевиков не было логики, у них было иррациональное, совершенно демоническое поведение. В таких обстоятельствах христианину важно было сохранить чистую совесть, и иногда это делалось благодаря лжи. Так что в иных случаях, действительно, благороднее солгать. Это не значит, что всякий христианин имеет право лгать по своему усмотрению, для того чтобы, как ему кажется, никого не обидеть. Например, скрывать какие-то свои грехи, чтобы духовник не загрустил. Ложь допустима в особенных, исключительных случаях.

Источник

Размышления над Нагорной проповедью.

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 21-36

Раскрывая сие начало, Господь нарочито обличил и исправил несколько заблуждений, внесенных в тогдашнее нравоучение учителями закона, то ограничивавшими, то расширявшими смысл его предписаний по воле своих страстей. Так, Он представил истинный смысл шестой, седьмой, третьей заповеди, отверг неправильное толкование закона о дозволительности развода и о праве мести, отринул ложный вывод из некоторых законов Моисеевых, – о ненависти ко врагам. Таким образом Господь показал, как надобно понимать закон и какие расположения должен питать в себе сын царствия небесного. Не только смертельный удар, но и всякий недостаток любви, не только действительное нарушение целомудрия и чистоты, но и нечистое пожелание, не только клятвопреступление, но и всякий вид неправдивости, против которой ограждаются клятвой, не только явное нарушение справедливости в отношении к другому, но и бесчеловечное преследование своего права, – все это несогласно с тем законом, какой полагает Мессия для своего царства. Главная и отличительная черта членов Его царства – любовь ко всем без различия, даже ко врагам, и как в этом, там и во всем – уподобление в совершенстве Отцу Небесному.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 110++


Толкование на группу стихов: Мф: 5: 33-37

Клятва есть внутреннее живое постановление себя духом пред лице Вездеприсущаго и Всеведущаго Бога, Котораго, как знающаго все мысли и намерения, все глубины моего сердца, я и привожу в свидетели пред человеком, для котораго недоступны внутренния состояния моего духа. Следовательно, во 1-х, всякая клятва лишь постольку имеет значение, поскольку она имеет отношение к Богу, поскольку Он утверждает ея истинность; во 2-х, кто поставит себя в такое живое ощущение вездеприсутствия и всеведения Божия, и тот в то же время так сильно ощущает свою правоту, что для него достаточно простого, спокойнаго утверждения или отрицания. Кто же не с таким расположением духа клянется, того клятва не имеет никакого смысла и значения, и он всуе произносит святое имя Божие,—без должнаго благоговения, с небрежением; это есть лицемерие. Отсутствие такого расположения духа у человека всегда свидетельствуется старанием усилить свою божбу. Так вот и делали фарисеи (34, 35. 26). Но в то же время из приведеннаго объяснения сущности клятвы следует, что указанная Господом форма клятвы: да, нет, вовсе не означает того, чтобы человек или вовсе не клялся, или клялся именно только в указанной форме. Этим Господь высказывает собственно внутреннее существо клятвы. Посему ап. Павел, напр., клянется, выражая свою клятву в иной форме (1 Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом,Рим. 9:1. 10. 1. 2)..

Самый закон о клятве (ст. 33) И. Христос приводит не буквально, соединяя в одно заверение клятвою факта прошедшаго и обещание Богу чего-либо в будущем, утвержденное божбою (7 Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.Исх. 20:7. 12 Не клянитесь именем Моим во лжи, и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь [Бог ваш].Лев. 19:12. 3 если кто даст обет Господу, или поклянется клятвою, положив зарок на душу свою, то он не должен нарушать слова своего, но должен исполнить все, что вышло из уст его.Чис. 30:3. 21 Если дашь обет Господу Богу твоему, немедленно исполни его, ибо Господь Бог твой взыщет его с тебя, и на тебе будет грех;22 если же ты не дал обета, то не будет на тебе греха.23 Что вышло из уст твоих, соблюдай и исполняй так, как обещал ты Господу Богу твоему добровольное приношение, о котором сказал ты устами своими.Втор. 23:21—23). Современные Христу иудеи клялись то небом, то землею, то головою своей (ст. еще 23, 15—22), чтобы избежать употребления имени Божия всуе. Но Господь говорит, что во всех этих формах божбы человек в сущности клянется именем Божиим или Богом. Сверх простого спокойнаго утверждения или отрицания, все в божбе, говорить Господь, от лукаваго—εκ του πονηρου. Это можно понимать или в среднем роде (9 Любовь да будет непритворна; отвращайтесь зла, прилепляйтесь к добру;Рим. 12:9. I 19 На это Иисус сказал: истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также.Ин. 5:19)—от зла, действующаго в мире, или же в муж. роде (как 13, 19. 38)—от диавола, так как всякий, творящий грех, находится под влиянием диавола (8 Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола.1 Ин. 3:8), или лучше в том и другом смысле вместе, так как действующее в мире зло есть следствие и дело первовиновшша греха или ала в человеческом мире—диавола.

Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 158-159

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 34-35

Аз же глаголю вам не клятися всяко. Кто легко даст клятву, тот может когда-либо ее нарушить, по привычке клясться, – а кто никогда не клянется, тот никогда и не нарушит клятвы. Кроме того, не нарушать клятвы для клянущегося – воспитывало Богопочтение, а вовсе не клясться – еще более возвышает его; первое было делом посредственной и несовершенной мудрости, а второе – высокой и совершенной. Чтобы не подумали, что Он запрещал клясться только Богом, т.е. говорить: клянусь Богом, присоединяет и другие виды клятвы, которыми клялись иногда иудеи. Кто клянется этим, все-таки клянется Богом, Который все это наполняет и всем господствует. От Бога эти предметы получили честь, а не от самих себя. Чрез пророка Бог говорит: небо престол Мой, земля же подножие ног Моих (1 Так говорит Господь: небо - престол Мой, а земля - подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня, и где место покоя Моего?Ис. 66:1), показывая, что Он все наполняет, как и говорит: еда небо и землю не Аз наполняю (24 Может ли человек скрыться в тайное место, где Я не видел бы его? говорит Господь. Не наполняю ли Я небо и землю? говорит Господь.Иер. 23:24). А Давид сказал: град Царя великаго (3 Прекрасная возвышенность, радость всей земли гора Сион; на северной стороне [ее] город великого Царя.Пс. 47:3).

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 34-36

Этой законной заповеди о честном клятвенном свидетельстве Иисус Христос противопоставляет Свою новую заповедь: «А Я говорю вам: не клянись вовсе! » Разумеется, честность – прекрасное и богоугодное человеческое свойство. Историк Иосиф Флавий рассказывает об иудейской секте ессеев, члены которой избегали клятвы именно потому, что человек нечестный, которому без клятвы нельзя верить на слово, уже осужден. Но секта ессеев известна своим бескомпромиссным фанатизмом. Иисус Христос вовсе не требует от своих учеников, чтобы они вот тут же, сразу перестали клясться. В таком случае им пришлось бы отказаться от законного суда и фактически уйти из израильского общества. Но за Его словами «не клянись вовсе!» стоит логика, близкая рассуждениям ессеев. Ведь Бог желает, чтобы человек был честен всегда. Именно поэтому странно, когда верующий клянется или дает обеты. Ведь если честность неотъемлема от внутреннего состояния человека, то зачем ему заверять других в своей честности? В идеальном случае честному человеку нет надобности подтверждать истинность своих слов никакими клятвами или гарантиями. Более того, заверением он как бы отрицает свою обязанность быть честным всегда. Кто клянется или дает обет, как бы говорит своим ближним: «В этом случае вы можете мне верить. В этом случае я обязательно сдержу свое обещание!» Ну а в других случаях?..

А в других случаях, то есть в реальной жизни, на грешной земле абсолютных идеалов не бывает. Но ведь Иисус Христос и не дает какую‑то новую юридическую заповедь о честности, подобную заповедям Моисеева Закона, который был дан не идеальным, а грешным людям. Иисус же говорит о свойстве нового человека – гражданина не земного царства, а Царства Небесного, человека, праведность которого выше, лучше праведности книжников и фарисеев, соблюдающих заповеди Закона Моисея.

Обратим внимание на дополнительные обоснования Иисуса Христа Его общего неприятия клятвы. «Не клянись вовсе, – говорит Он, – ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным». При клятве Бог не может быть призван в качестве свидетеля. Это для Иисуса само собой разумеется. Но Он утверждает далее, что и без прямого упоминания Бога всякая клятва косвенным образом Бога касается, будь то небо, земля, Иерусалим…

Все в мире принадлежит Богу. И моя голова тоже не принадлежит мне, потому что я не могу ни одного волоса сделать черным или седым. Вся моя жизнь принадлежит Богу. В своем перечне Иисус Христос опирается на некоторые тексты Писания. Например, на пророка Исаию: «Так говорит Господь: небо – престол Мой, а земля – подножие ног Моих» (1 Так говорит Господь: небо - престол Мой, а земля - подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня, и где место покоя Моего?Ис. 66:1).

За словами Иисуса стояли принятые среди иудеев обычаи. Иногда клятвы были совсем уж легкомысленными, как это часто случается и в наше время: «жизнью клянусь», «да не видать мне того‑то и того‑то», «да разрази меня гром», «убей меня Бог»… Были и уклончивые способы вроде бы клясться, но оставлять для себя лазейку не исполнить клятву. Когда клялись Именем Божиим, то исполнить такую клятву считалось, конечно, обязательно. «Ибо Господь, Бог твой, взыщет с тебя» (21 Если дашь обет Господу Богу твоему, немедленно исполни его, ибо Господь Бог твой взыщет его с тебя, и на тебе будет грех;Втор. 23:21). Но если Бог в клятве не упоминался и как бы оставался в стороне, а человек клялся чем‑то другим (небом, землей, головой), то нарушение такой клятвы было не столь уж серьезным проступком. Тогда Бог, возможно, и не «взыщет». Иисус же говорит, что Бог присутствует везде и уклониться от Его взгляда невозможно.

В поясняющих словах Иисуса Христа – пища для размышления. Собственно, Он говорит о том, что человек немощен и не способен гарантировать исполнение своих клятв. Ведь исполнение всякой клятвы и всякого обета всегда зависит от Бога – даже в тех случаях, когда клянущийся прямо на Бога не ссылается. В самом деле, ведь даже несчастье, которое я призываю на свою голову в случае нарушения мною клятвы, не может случиться со мною без воли или попущения Божия. Как же я в принципе могу претендовать на то, что Бог исполнит мои клятвы, если сам я при этом не готов быть столь же честным и совершенным, как честен и совершенен Бог? Конечно, в полной мере это невозможно. Но такова воля Божия – наша честность. И тот, кто в согласии с волей Божией действительно хочет, чтобы ему доверяли, не будет придумывать всякие лазейки.

Источник

Ианнуарий (Ивлиев) архим. Жемчужины Нагорной проповеди. О главном в христианстве. Четвертая антитеза. О клятве

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 34-37

Иудеи известны тем, что всегда имеют весьма дурную привычку клясться составными частями мира (per elementa), как в этом часто обличает их пророческое слово. Кто клянется, тот или любит, или чтит того, кем он клянется. В законе заповедано, чтобы мы клялись только Господом Богом нашим. А иудеи, клянущиеся ангелами, городом Иерусалимом и храмом, а затем составными частями мира, почитали твари и плотские вещи поклонением и почтением, приличествующим только Богу. Затем обрати внимание на то, что Спаситель не запрещает клясться именем Божиим [или: Богом = per Deum], но запрещает клясться небом и землей, и Иерусалимом, и головой своей. Но и это есть уступка закона им, как бы детям, так что, как жертвы они приносили Богу, чтобы не приносить их перед идолами, так и клясться им позволяется именем Божиим не потому, что это делать следует, а потому, что лучше это делать во имя Божие, чем во имя демонов. А евангельская истина не допускает клятвы, так как место клятвы заступает каждое нелживое слово (fidelis sermo).

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 34-35

Не клятися всяко (не клянись вовсе), т. е. не клянись никаким из показанных способов клятвы, какие были в употреблении у Иудеев (Мих.). Не клянись вовсе, т.-е. старайся жить так честно и правдиво, чтобы и нужды не было в клятвах, чтобы тебе в Брили всегда и без клятвы. Не клянись ни небом: оно есть место особеннаго присутствия Божия — престол Божий (Не. 66:1), и клясться небом, значит тоже, что клясться Сидящим на престоле небесном, т. е. Самим Богом (Срав. 22 и клянущийся небом клянется Престолом Божиим и Сидящим на нем.Мф. 23:22). Ни землею — она есть подножие ног Божиих (1 Так говорит Господь: небо - престол Мой, а земля - подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня, и где место покоя Моего?Ис. 66:1), и клясться ею, значит тоже, что клясться Самим Богом. Ни Иерусалимом — он город великаго царя, т. е. Бога, который есть истинный царь как всей вселенной, так, в особенности, еврейскаго царства, главным городом котораго был Иерусалим, с храмом Божиим в нем, и клясться Иерусалимом, значит, клясться также Самим Богом (Мих.).



Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 14. С. 48

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 34-35

Потом, чтобы еще более отвратить слушателей от обыкновения клясться Богом, Спаситель говорит: не клянитесь ни небом, яко престол есть Божий; ни землею, яко подножие есть ногама Его; ни Иерусалимом, яко град есть великаго Царя. Говоря здесь словами пророков, Христос показывает, что Он не противоречит древним. Древние имели обыкновение клясться то небом, то землею, то Иерусалимом; и в конце евангелия показан один из случаев такой обычной клятвы. Далее обрати внимание на то, почему Господь возвышает указанные предметы? Он возвышает их не по собственной их природе, но по особенному отношению к ним самого Бога, сообразно с нашим понятием. Так как тогда повсюду господствовало идолослужение, то, чтобы указанные предметы не показались сами по себе достойными уважения, Спаситель и представил ту причину, о которой мы сказали, т. е. выставил на вид славу Божию. Он не сказал: поелику хорошо и велико небо; не сказал: поелику полезна земля; но — поелику небо есть престол Божий, земля подножие, — и таким образом Своих слушателей повсюду побуждал к прославлению Господа.

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 35-35

Он запрещает нам клясться небом и землей для того, чтобы мы не воздали твари чести и не боготворили ее. Ибо клянущиеся, сказано, клянутся высшим, как сказал апостол. Запрещает также клятву Иерусалимом, поскольку земной Иерусалим есть образ горнего Иерусалима, и только Бог клянется Самим Собой, то есть собственной славой. Поэтому ввиду того, что [предмет нашего] уподобления превосходит нас, мы не должны клясться ни собой, ни собственной славой. Ибо мы не свободны, как Бог, а находимся под Божьей властью.

Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея 63. TLG 4090.029,63.1-63.9.

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 35-35

ύποπόδιον подножие. Некоторые раввинистические авторитеты рассматривали клятвы небом, землей и собственной головой как недействительные (SB, 1:332-34; DA).

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 33-37

Ветхозаветный Закон воспрещал употреблять клятву именем Божиим в делах пустых, тем более в уверениях ложных. Третья заповедь Десятословия по двоякому значению еврейского слова шаве, которое значит и не нужный, и ложный, запрещает и суетное употребление имени Божия (по слав. не возмеши имени Господа твоего всуе, 7 Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.Исх. 20:7), и употребление его для лжи. Иисус Христос изъясняет эту заповедь, как запрещение клясться именем Божиим во лжу, а потому она излагается здесь греческим выражением: οὐκ ἐπιορκήσεις. Современные Христу иудеи вследствие означенного запрещения воздерживались от употребления имени Божия при ложных или суетных заверениях, но вместо того клялись небом, землею, Иерусалимом, головою и таким образом без употребления имени Божия клялись и всуе, и во лжу. Это и воспрещает божественный Законодатель Нового Завета, говоря: глаголю вам не клятися всяко ни небом, – ни землею, – ни Иерусалимом... Слово всяко (греч. не следует ни отделять от последующего перечисления, ни переводить в смысле совсем, совершенно, вообще (в важных случаях клятва именем Божиим была употребляема и в Ветхом, и в Новом Завете, см. 9 Свидетель мне Бог, Которому служу духом моим в благовествовании Сына Его, что непрестанно воспоминаю о вас,Рим. 1:9; 23 Бога призываю во свидетели на душу мою, что, щадя вас, я доселе не приходил в Коринф,2 Кор. 1:23; 8 Бог - свидетель, что я люблю всех вас любовью Иисуса Христа;Флп. 1:8; 5 Ибо никогда не было у нас перед вами ни слов ласкательства, как вы знаете, ни видов корысти: Бог свидетель!1 Фес. 2:5, 10; 6 и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;Откр. 10:6), но, соединяя это речение с примерами клятвы, должно принимать слова Господа в таком смысле, как если бы сказано было: небом, землею, Иерусалимом во всяком случае не клянитесь. Те, которые на основании этого места отвергают клятву или присягу, разумеют греческое слово σ῞λως в смысле вообще. Не далеко от сего и вовсе, стоящее в русском переводе Евангелия. ό᾿λως употребляется в Нов. Завете три раза: 1) в 1 Есть верный слух, что у вас появилось блудодеяние, и притом такое блудодеяние, какого не слышно даже у язычников, что некто вместо жены имеет жену отца своего.1 Кор. 5:1, где оно значит: как бы то ни было, не зависимо от того, т. е. от того, чего хотят коринфяне, и с чем придет к ним апостол, см. 21 Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их.Мф. 4:21. 2) в том же послании, в 7 А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны;Мф. 6:7, это слово означает или тоже самое, или, может быть, во всяком случае, и без того; наконец, 3) в том же послании, в 20 это оскверняет человека; а есть неумытыми руками - не оскверняет человека.Мф. 15:20, находится изречение: εὶ ὅλως vεκροἱ οὐχ ἐγείρονται, τί και βαπτίζονταις это значит: что и креститься, если мертвые не востают во всяком случае? т. е. ни крещенные, ни некрещенные? Ни в одном из этих мест ὅλως не значит ни во все, ни вообще. Оно означает как бы то ни было, независимо от того. При этом говорящий оставляет один вопрос открытым и обращается к другому, или оставляет достоверность одного положения без дальнейшего разъяснения, а вместо того устанавливает достоверность другого. Так и здесь, 33 Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои.Мф. 5:33. „Что запрещено древним, то пусть и будет запрещено; но, независимо от того (как бы то ни было), не клянитесь ни небом, ни землею», или, „ни небом, ни землею во всяком случае не клянитесь». Таков смысл изречений Господа о клятве. Таким образом, Христос оставляет пребывать третью заповедь Десятословия, которая хотя воспрещает нарушение или напрасное употребление клятвы, однако не воспрещает самой клятвы, т. е. призывания Бога во свидетеля наших обещаний и в помощника при их исполнении. Но Он безусловно воспрещает клятвы небом, землею, Иерусалимом, головою. Почему? «Люди клянутся высшим“, говорит Апостол (16 Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их.Евр. 6:16): посему и означенными предметами евреи клялись, как такими, которые близки к Божеству и особенно драгоценны человеку. Господь, утверждает этот взгляд, говоря, что небо есть престол Божий, земля – подножие, Иерусалим – град великого Царя, т. е. на небе, на земле, в Иерусалиме обнаруживается особенное присутствие Божества, выражается совершенство и владычество Его (34–35). Даже и наша голова, хотя и кажется принадлежащей нам, однако всецело находится во власти Божией и составляет предмет особого попечения Божия. Все эти предметы суть драгоценные благочестивому человеку образы божественного величия и божественной благости. А между тем клятвы этими предметами придуманы и употребляемы были единственно для тех случаев, когда страшились и избегали клясться именем Божиим, употребляемы были единственно для ложных или суетных уверений. В этом случае фарисейское лицемерие устроило как бы обход третьей заповеди Десятословия: имя Божие не употреблялось всуе и во лжу: вместо того для суетной и ложной клятвы призывались небо, земля, Иерусалим... Этот фарисейский обход разоблачается и обличается Господом в обличительной речи против книжников и фарисеев, 20 Итак клянущийся жертвенником клянется им и всем, что на нем;21 и клянущийся храмом клянется им и Живущим в нем;22 и клянущийся небом клянется Престолом Божиим и Сидящим на нем.Мф. 23:20-22; в нагорной беседе клятвы небом и землей, как создание фарисейского лукавства (37 Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!Мф. 23:37) запрещаются безусловно. Ст. 37. Буди же слово ваше: ей, ни, ни. Вместо клятв, о которых только что сказано, Господь заповедует употреблять усиленное утверждение или такое же отрицание и присоединяет, что сверх сего употребляемые пустые клятвы внушаются лукавым, т. е. диаволом.

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 34-36

Иисус требует от человека абсолютной правдивости и искренности всегда, а не только после скрепления своих слов клятвой и тем самым отменяет ее – за ненадобностью.Своим повелением «не клянись вовсе!» Он запрещает не саму клятву, а ложь, неискренность, лицемерие, злоупотребление языком. И все же читателя не должен смущать тот факт, что не только в Ветхом, но и в Новом Завете иногда можно встретить клятвы в устах людей, угодных Богу (73 клятву, которою клялся Он Аврааму, отцу нашему, дать нам,Лк. 1:73; 30 Будучи же пророком и зная, что Бог с клятвою обещал ему от плода чресл его воздвигнуть Христа во плоти и посадить на престоле его,Деян. 2:30; 9 Свидетель мне Бог, Которому служу духом моим в благовествовании Сына Его, что непрестанно воспоминаю о вас,Рим. 1:9; 23 Бога призываю во свидетели на душу мою, что, щадя вас, я доселе не приходил в Коринф,2 Кор. 1:23; 20 А в том, что пишу вам, пред Богом, не лгу.Гал. 1:20; 13 Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою,Евр. 6:13‑20; 6 и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;Откр. 10:6). Но и сейчас некоторые группы христиан считают клятву абсолютно запретной, а Лев Толстой увидел в словах Иисуса отмену судов, во время которых участники судебного процесса должны присягать, что будут говорить только правду.

Ст. 34б‑36 –Дальше приводятся несколько примеров типичных клятв того времени, когда люди клялись небом, землей, Иерусалимом или собственной головой. Кстати, в еврейском судебнике II века клятвы небом, землей и головой не считались обязательными. Но Иисус не ставит Своей целью доказать, что они обязательны, потому что, хотя формально имя Божье здесь отсутствует, все сотворено Богом и существует лишь благодаря Ему и поэтому клятва обязательна. Вероятно, так поступили бы учителя Закона, но не Иисус.

Великим Царем часто именовали Бога (см. 2 Слушайте сие, все народы; внимайте сему, все живущие во вселенной, -Пс. 48:2 (47:3)), а Иерусалим назывался городом Великого Царя или Бога нашего (1 Начальнику хора. Сынов Кореевых. Псалом.Пс. 48:1 (47:2)). Ни головой своей не клянись – ведь не можешь ты даже волос один сделать белым или черным – вероятно, это пословичное выражение (ср. также 30 у вас же и волосы на голове все сочтены;Мф. 10:30).

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 129-130

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 35-35

Не клянись против совести не только Именем Божиим, но и ни коим образом ни небом, потому что он престол Божий, и потому клясться небом значит клясться Самим Богом, сидящим на небесном престоле, ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя, то есть Бога.

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 35-35

Ни землею. Земля называется подножием ног Божиих (1 Так говорит Господь: небо - престол Мой, а земля - подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня, и где место покоя Моего?Ис. 66:1); следовательно, клясться ею — значит клясться Самим Богом. Ни Иерусалимом. Иерусалим называется городом великого Царя, то есть Бога, Который есть истинный Царь как всей земли, так в особенности еврейского царства, главным городом которого был Иерусалим, где был и храм, единственный в мире, где можно было совершать истинное служение Богу Царю.

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 33-37

Четвертый пример. Паки слышасте, яко речено быст древним: не во лжу клянешися, воздаси же Господеви клятвы твоя. Аз же глаголю вам не клятися всяко, ни небом, яко престол есть Божий, ни землею, яко подножие есть ногама Его, ни Иерусалимом, яко град есть великаго Царя, ниже главою твоею клянися, яко не можеши власа единаго бела или черна сотворити; буди же слово ваше: ей, ей; ни, ни; лишше же сею, от неприязни есть.

Господь, очевидно, разумеет заповеди закона Моисеева: не клянитеся именем Моим в неправде (12 Не клянитесь именем Моим во лжи, и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь [Бог ваш].Лев. 19:12); аще обещавши обет Господеви Богу твоему, да не умедлиши воздати его (21 Если дашь обет Господу Богу твоему, немедленно исполни его, ибо Господь Бог твой взыщет его с тебя, и на тебе будет грех;Втор. 23:21), – и в Своих словах желал не отменить клятву, но оградить ее от злоупотреблений. Когда исчезла строгость нравов и возросла между иудеями взаимная недоверчивость, они уже не довольствовались в сношениях между собою простыми уверениями. В делах житейских и маловажных, часто без всякой нужды, для целей предосудительных и нечистых, иудеи легкомысленно прибегали к клятве, которая являлась в устах народа покровом лжи и обмана. Но, справедливо опасаясь нарушения третьей заповеди, воспрещавшей призывать имя Божие напрасно, они изобрели клятвенные уверения, в которых, с умолчанием о Боге, делалось указание на разные предметы: так, клялись небом, землею, Иерусалимом, даже головою своею. Таким злоупотреблениям клятвою Господь противопоставил Свою заповедь: не клятися всяко. Эта заповедь воспрещает клятву во взаимных маловажных сношениях между собою, в обыкновенных делах житейских, где никто не должен требовать и никто не обязан давать клятву: нужно довольствоваться одним словом: да или нет, а что сверх этого, то от лукавого. Спаситель осудил и те клятвы, в которых не употребляется имя Божие, ибо и эти клятвы имеют свое основание в могуществе имени Божия и не должны быть пренебрегаемы. Кто, свидетельствуясь небом, землею или Иерусалимом, оставляет без внимания пребывание в них вездесущего Бога и считает эти клятвы менее обязательными, тот оскорбляет достопокланяемое имя Божие. И в клятве головою или жизнью своею нельзя забывать о Том, без Которого не падает ни один волос с головы человека (18 но и волос с головы вашей не пропадет, -Лк. 21:18). Вообще Господь внушал смотреть на клятву как на дело священное, воспрещая приступать к ней легкомысленно или ослаблять ее силу неразумным и суеверным изменением существенного выражения ее, где имя Бога вездесущего, всеведущего и правосудного поставлено в основание ее (13 Господа, Бога твоего, бойся, и Ему [одному] служи, [и к Нему прилепись,] и Его именем клянись.Втор. 6:13). Как у иудеев распространена была привычка злоупотреблять клятвою, видно также из послания апостола Иакова, писанного к обращенным из иудейства христианам. Святой апостол, увещавая их к обузданию языка, почти буквально повторил слова Господа: прежде всех, братие моя, не клянитеся ни небом, ни землею, ни иною коею клятвою; буди же вам еже: ей, ей, и еже: ни, ни, да не в лицемерие впадете (12 Прежде же всего, братия мои, не клянитесь ни небом, ни землею, и никакою другою клятвою, но да будет у вас: "да, да" и "нет, нет", дабы вам не подпасть осуждению.Иак. 5:12). Но выводить из слов Иисуса Христа и святого апостола мысль о безусловном воспрещении клятвы и присяги было бы несогласно с истиною. Не отменяя древнего закона о клятве (20 Господа, Бога твоего, бойся [и] Ему [одному] служи, и к Нему прилепись и Его именем клянись:13 Господа, Бога твоего, бойся, и Ему [одному] служи, [и к Нему прилепись,] и Его именем клянись.Втор. 6:13; 10:20), но обновляя дух его, Господь напоминал, что свидетель всякой клятвы – Бог, и что не избежит наказания и осуждения и тот, кто клянется, не называя имени Божия. Что клятва законная и необходимая в общественной и частной жизни не есть грех, Иисус Христос подтвердил Своим примером, когда впоследствии на клятвенный вопрос первосвященника отвечал: ты рекл еси (63 Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?Мф. 26:63, 64). В Священном Писании Ветхого Завета встречается много указаний как на клятвенные обетования Самого Бога (16 и сказал: Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, [для Меня,]3 странствуй по сей земле, и Я буду с тобою и благословлю тебя, ибо тебе и потомству твоему дам все земли сии и исполню клятву [Мою], которою Я клялся Аврааму, отцу твоему;Быт. 22:16; 26:3; 4 "Я поставил завет с избранным Моим, клялся Давиду, рабу Моему:Пс. 88:4, 5, 36; 131:11), так и на клятвы патриархов, иногда соединенные с особенными знаменательными действиями (22 Но Аврам сказал царю Содомскому: поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли,Быт. 14:22, 23; 21:23; 26:28, 31, 44; 47:29, 31; 26 то свидетельствуюсь вам сегодня небом и землею, что скоро потеряете землю, для наследования которой вы переходите за Иордан; не пробудете много времени на ней, но погибнете;Втор. 4:26; 9 и клялся Моисей в тот день и сказал: "земля, по которой ходила нога твоя, будет уделом тебе и детям твоим на век, ибо ты в точности последовал Господу Богу моему";Нав. 14:9; 23 И поклялся Давид Саулу. И пошел Саул в дом свой, Давид же и люди его взошли в место укрепленное.10 И сказал Давид: жив Господь! пусть поразит его Господь, или придет день его, и он умрет, или пойдет на войну и погибнет; меня же да не попустит Господь поднять руку мою на помазанника Господня;1 Цар. 24:23; 26:10; 106 Я клялся хранить праведные суды Твои, и исполню.Пс. 118:106). Вообще клятва честная и истинная, благонамеренная, ясно обдуманная, благоговейная, данная с решимостью исполнить то, что утверждается ею, не противоречит словам Господа, а посему «не только позволено, но и должно нам в важных и необходимых случаях по требованию законной власти употреблять клятву и присягу, как обет» (Православный катехизис).

Источник

Матвеевский, П. А., протоиерей. Евангельская история. В трех книгах. Книга вторая, испр. и доп. События Евангельской истории, происходившие преимущественно в Галилее./ Матвеевский Павел Алексеевич. - М.: Сибирская Благозвонница, 2010. -255, [1] с - С. 51-54

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 21-35

Следующая часть Нагорной проповеди показывает, что Господь исполняет Закон, восполняя его, доводя до совершенства: «Вы слышали, что сказано древним… а Я говорю вам…» Христос распространяет шестую и седьмую заповеди Декалога («не убий», «не прелюбодействуй») на внутренние движения души (не гневайся, не мысли нечистое). Соблюдение человеком заповедей начинается на уровне, невидимом миру, – в аскетике это называется борьбой с помыслами. Как сказал архиепископ Иоанн (Шаховской): «Нет такого желудя, который не заключал бы в себе дуба. Так и в грехах» [Иоанн (Шаховской), архиеп. Апокалипсис мелкого греха. СПб.: СПб. благотв. общ. во имя св. ап. Павла, 1997. С. 47.]. Авва Дорофей говорит, что Христос дал ученикам заповеди, посредством которых можно не только уберечься от греха, но очиститься, исцелиться и от самих страстей, порождающих грехи: «Ибо тогда цель закона была научить нас не делать того, от чего сами не хотим пострадать: потому-то он и останавливал нас от делания зла страхом, чтобы самим не пострадать от того же. Ныне же требуется, как я сказал, изгнать самую ненависть, самое сластолюбие, самое славолюбие и прочие страсти. Словом, теперь цель Владыки нашего Христа есть научить нас, от чего мы впали во все грехи сии» [Дорофей, прп. Душеполезные поучения и послания. Поучение первое: Об отвержении мира. Репринт. М., 1991. С. 26–27.].

Ряд ветхозаветных постановлений Христос отменяет из-за несоответствия достоинству новозаветного человека. Так, отменяются данное некогда иудеям по их жестокосердию (8 Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так;Мф. 19:8), то есть во избежание худшего, дозволение супружеского развода, клятв, закон талиона (возмездия), обязательство любить только близких и ненавидеть врагов. Господь указывает на недостаточность естественной добродетели для спасения и уподобления Богу: «Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?»(46 Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?47 И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?Мф. 5:46-47).

Источник

Ю. В. Серебрякова. Четвероевангелие. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.. М.: ПСТГУ, 2017. - С. 106-107

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 34-36

Учение Христа о клятвах. Глагол epiorkew (клянусь ложно) предыдущего стиха заменен здесь omnumi. «Orkew, orkoj соответствует евр. шаба, который производят от шеба, семь — священное число у евреев и на востоке, употреблявшееся при клятвах (28 И поставил Авраам семь агниц из стада мелкого скота особо.Быт. 21:28 след.) и проклятия (1 И сказал Валаам Валаку: построй мне здесь семь жертвенников и приготовь мне семь тельцов и семь овнов.Чис. 23:1), и шебуйя, клятва. Omnumi соотв. евр. нишба, т. е. тому же глаголу, но в форме нифал, имеющей возвратное значение в отличие от кал; нишба, следоват., я клялся, в отличие я клял или проклинал. Таким образом, предполагая, что Христос говорил на арамейском языке, можем допустить, что слова Его отличались только по форме и были, следовательно, по значению одинаковы; переводчик же выразил их по-гречески двумя разными глаголами. Первое впечатление, которое получается при чтении 34–37 стихов, заключается в том, что Христос запретил всякую, какую бы то ни было, клятву вовсе и безусловно. Такое впечатление подкрепляется параллельным местом 12 Прежде же всего, братия мои, не клянитесь ни небом, ни землею, и никакою другою клятвою, но да будет у вас: "да, да" и "нет, нет", дабы вам не подпасть осуждению.Иак. 5:12, где апостол говорит: «прежде же всего, братия мои, не клянитесь ни небом, ни землею и никакою другою клятвою (mh omnuetei… allon tina orkon); но да будет у вас: да, да, и нет, нет; дабы вам не подпасть осуждению». Так и поняла эти слова Христа древняя церковь, в смысле абсолютного воздержания от всякой клятвы. Иустин муч. Apol I:16: «Он (Иисус Христос) заповедал нам не клясться вовсе, но говорить всегда истину, в словах: не клянитесь вовсе и проч. (буквально приводятся слова 37 ст. с небольшими различиями)». Евсевий (Церк. Ист. VI:5) рассказывает о мученике Василиде, что его товарищи, по какому-то случаю, требовали с него клятвы; но он утверждал, что клясться ему никак не позволено, потому что он христианин — и открыто исповедовал это. Исповедание Василида сперва принимали за шутку, но когда он твердо стоял на своем, то, наконец, отвели его к судье, который, выслушав то же самое, заключил его в темницу. Через несколько времени Василид был обезглавлен. Златоуст решительно вооружается против всякой клятвы, говоря, что она позволительна была только для древних, подобно тому, как сосцы позволительны только для детей, а не для взрослых. То, что прилично отроку, неприлично мужу. Одень отрока в одежду человека возрастного, — будет и смешно и опасно для него ходить, потому что он часто будет запутываться. Поручи ему производство гражданских дел, поручи торговлю, заставь сеять и жать, — опять будет смешно. «Но как же быть, скажешь ты, если кто-нибудь требует клятвы, и даже принуждает к тому? Страх к Богу да будет сильнее всякого принуждения. Если ты станешь представлять такие предлоги, то не сохранишь ни одной заповеди». Феофилакт: «клятва, кроме: ей и ни, излишня и есть дело диавола. Но скажешь, неужели и закон Моисея, повелевай клясться, был худ? Узнай, что в то время клятва не составляла худого дела; но после Христа она — дело худое, подобно тому, как обрезываться и вообще иудействовать. Ведь и сосать грудь прилично младенцу, но не прилично мужу». Евфимий Зигабен: «пусть, говорит Он (Спаситель), слово ваше удостоверительное, когда что-нибудь утверждаете, будет да; а когда отрицаете: нет. И только этими словами пользуйтесь для удостоверения вместо клятвы, и не употребляйте ничего другого, кроме да и нет. Лишнее против этого (Спаситель) называет клятвою». У латинских отцов и церковных писателей встречаем некоторое колебание. Августин, правда, выражается в одном месте столь же категорически против клятвы, как и Златоуст. «Господь не хотел, чтобы мы, не произнося клятвы, отступали от истины, а чтобы, произнося клятву в истинном, не приближались к клятвопреступлению». Но Иероним думал несколько иначе. Обращая внимание на то, что Спаситель не запрещал клясться Богом, Иероним говорит: «кто клянется, тот или почитает, или любит того, кем клянется. В законе дана заповедь, чтобы мы не клялись, разве только Господом Богом нашим (Втор. гл. VI и VII)… Обрати внимание на то, что Спаситель здесь не запретил клясться Богом, а небом, землею, Иерусалимом и головою твоею». Впрочем, замечает Иероним, «евангельская истина не обязывает к клятве (non recipit juramentum), так как вся речь бывает правдивою и заменяет клятву (cum omnis sermo fidelis pro jurejurando sit)». По словам Толюка, «только с пятого столетия начали считать отказ от клятвы делом еретическим» (Bergpredigt, с. 284). И это понятно, почему. Сделавшись господствующею, христианская Церковь вступила в ближайшее отношение к гражданской власти и должна была сделать уступку, потому что клятва требовалась для подтверждения верности царям и правителям, также и в судах. Впоследствии мы встречаемся уже постоянно с многоразличными и интересными обходами положительного закона, данного Христом, в древнейшей Церкви признававшегося почти единогласно. Правда, и новейшие экзегеты иногда прямо и смело высказываются за незаконность клятвы. Так, немецкий комментатор ев. Матфея Мейер говорит: «христианство, каким оно должно быть по воле Христа, не должно знать никакой клятвы… Присутствие Божие должно быть настолько живо в совести христианина, что его да и нет, и для него самого, и для других в христианском общества, равняются по значению клятве». Но, прибавляет Мейер, клятва бывает, однако, необходима при несовершенном состоянии христианства. Поэтому, напр., анабаптисты и квакеры неправильно отвергают совсем клятву, как это сделали Иустин, Ириней, Климент, Ориген, Златоуст, Иероним и мн. др. По словам Цана, «Иисус запрещает не только виды ложной клятвы, но и все роды ее». Однако в среде протестантских и католических ученых раздается много голосов и в защиту клятвы. Указывают на Спасителя, который Сам не всегда употреблял только да (ей) или нет, но и сопровождал Свои слова более сильными уверениями (аминь и проч.). Когда первосвященник с клятвою потребовал от Него сказать, Он ли Сын Божий (63 Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?Мф. 26:63), то Он будто бы повторил его клятву в выражении: ты сказал (su eipaj). Ап. Павел не только не учил воздерживаться от клятвы, но и сам произносил ее несколько раз, напр., 9 Свидетель мне Бог, Которому служу духом моим в благовествовании Сына Его, что непрестанно воспоминаю о вас,Рим. 1:9; 8 Бог - свидетель, что я люблю всех вас любовью Иисуса Христа;Флп. 1:8; 5 Ибо никогда не было у нас перед вами ни слов ласкательства, как вы знаете, ни видов корысти: Бог свидетель!1 Фес. 2:5, 10; 11 Почему же так поступаю? Потому ли, что не люблю вас? Богу известно! Но как поступаю, так и буду поступать,2 Кор. 11:11, 31; 20 А в том, что пишу вам, пред Богом, не лгу.Гал. 1:20; 21 Пред Богом и Господом Иисусом Христом и избранными Ангелами заклинаю тебя сохранить сие без предубеждения, ничего не делая по пристрастию.1 Тим. 5:21; 31 Я каждый день умираю: свидетельствуюсь в том похвалою вашею, братия, которую я имею во Христе Иисусе, Господе нашем.1 Кор. 15:31; 23 Бога призываю во свидетели на душу мою, что, щадя вас, я доселе не приходил в Коринф,2 Кор. 1:23; 16 Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их.17 Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву,18 дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду,Евр. 6:16-18. Отрицание клятвы в древней церкви не было безусловным, но находило решительных защитников. Толюк указывает на пример (еретика) Новата (вторая половина 3 века), который, во время причащения, «принуждал бедных людей, вместо благодарения, клясться, и при этом, держа обеими руками руки приемлющего (дары), дотоле не выпускал их, пока тот не поклялся и не произнес известных слов и проч.» (Церк. Ист. Евс. VI:43); и еще на Афанасия Александрийского, — который, как ни много избегал клятвы, клялся пред Константином, — и на постановления соборов (против пелагиан). Отрицание клятвы, говорит Морисон, основывается на неправильном толковании ст. 34, где запрещена Спасителем клятва не абсолютно, а относительно — клятва теми предметами, которые перечисляются дальше. Сам Бог иногда произносил клятву (4 Клялся Господь и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека.Пс. 109:4; 11 Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам, дом Израилев?Иез. 33:11; 13 Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою,14 говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя.15 И так Авраам, долготерпев, получил обещанное.16 Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их.17 Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву,18 дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду,Евр. 6:13-18), и Ангелы (6 и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;Откр. 10:6). По природе вещей не может считаться неправильным подъем души к Богу, как Свидетелю, Покровителю, Защитнику истины и Мстителю за ложь. Человек, который находится в общении с Богом, не может освободиться от ссылок на Бога в той или другой форме. Цан, утверждавший, что клятва противна христианству, пишет, что только непонимание 33–37 стихов ведет к мысли, что Христос будто бы запретил клятву по требованию гражданских властей, а вместе с тем и добровольное употребление удостоверительных формул в повседневной жизни. Такое мнение несовместимо с общею целью заповедей с 21 ст. Подобно тому, как Спаситель воздержался от всякого суждения о том, должна или не должна власть применить смертную казнь, или о том, в каких случаях развод недозволителен или дозволителен, так и теперь Он не сказал о том, что ученики должны исполнять законы, указанные в 33 стихе, буквально. Слова мученика Аполлония (180–165 г. по Р. X.), который заявил своему судье, что произносить клятву для христианина есть нечто постыдное, и тут же прибавил: «если ты желаешь, чтобы я поклялся, что мы почитаем императора и молимся за его управление, то я принесу достоверную в этом клятву пред истинным Богом», Цан называет превосходными. Соблюдая возможное беспристрастие, мы привели доводы рго и contra клятв. Но какой же вывод может сделать читатель из всего вышеизложенного? Тот, что Спаситель не запрещал клятвы, но ограничил слова клятвенные только ей ей, ни ни, которые по значению равняются всякой клятве. Этого совершенно достаточно во всякой практике. Этому нисколько не противоречат вышеприведенные цитаты из посланий Ап. Павла и проч., потому что в словах его нет и следа каких-либо формальных и особенно принудительных клятв, и они являются простыми только удостоверениями, в которых апостол призывает имя Божие. Распространенные клятвенные формулы нисколько не служат большим и высшим удостоверением истины сравнительно с простыми «да» и «нет». Подробные и распространенные клятвенные формулы, произнесенные или по ошибке, или по недоразумению, или вследствие практической невозможности их исполнять, имели иногда роковые последствия. Вообще же, как видно, в словах Спасителя речь идет о запрещении не клятвы, а только различных клятвенных формул, кроме ей ей, ни ни. Защита принудительных и распространенных клятвенных формул, если принять во внимание многочисленные злоупотребления, какие бывают при этом, показывает только, что защитники вращаются среди дел плоти, где «прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство» (19 Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство,20 идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, [соблазны,] ереси,21 ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют.Гал. 5:19-21). И для правительств, и для управляемых, в этой ветхозаветной области, свидетельствующей о продолжении жизни ветхозаветного человека, клятвы необходимы, как и убийства, которые являются противодействием убийствам же. Однако опять повторим, что защитники как распространенных клятв, так и убийств, пусть никогда не говорят, что они стоят на чисто новозаветной почве, совершенно освободились от власти ветхозаветного человека и переступили в новую область, где любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. В этой новозаветной области, когда все люди войдут в нее, никаких клятв, кроме простых удостоверений, не требуется и не будет требоваться. Выступая из Ветхого Завета и стремясь к новому, ветхозаветный человек все менее и менее делается наклонным к убийствам, казням, клятвам и проч. Наоборот, оставляя Новый Завет и стремясь к Ветхому, новозаветный человек проявляет все большую и большую склонность к ним — вследствие понятной практической необходимости, подтверждаемой всякого рода законодательствами.

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 35-35

НИ ЗЕМЛЕЮ, ПОТОМУ ЧТО ОНА ПОДНОЖИЕ НОГ ЕГО; НИ ИЕРУСАЛИМОМ, ПОТОМУ ЧТО ОН ГОРОД ВЕЛИКОГО ЦАРЯ, т.е. Бога.

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 34-37

Вот еще заповедь Евангелия, дарованная Спасителем для предохранения нас от лжи, к которой растленное грехом сердце человеческое наиболее склонно.. И в древнеме законе строго запрещалось нарушение клятвы, произнесенной пред Господом. Спаситель Христос, подтверждав сей закон, воспрещает и всякую, клятву, собственно от нас зависящую. Здесь должно заметить, что запрещение сие не относится к той клятве, к которой мы обязываемся гражданскими законом, когда клянемся хранить верность Государю, или когда призываемся законом свидетельствовать истину клятвою. Ибо сие также основывается на Божественной заповеди повиновения предержащей власти. Но запрещаются клятвы произвольныя без важной, а часто и без всякой причины произносимыя. Запрещаются по тому, что ими нарушается непреложная заповедь Божия: не приемли имени Господа Бога твоего всуе (7 Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.Исх. 20:7). Таковыя божбы и клятвы, ослабляя в сердце человека страх Божий, неприметным образом укореняют в нем навык ко лжи и располагают к неуважение и законных клятв, а часто и к ужасному нарушение оных. Посему-то Спаситель, желая исторгнуть самый корень зла сего из сердца нашего, заповедуете не клясться не только именем Божиим святым и страшным но ни небом: ибо оно есть престол Божий, ни землею: ибо она есть подножие ног Его, ни Иерусалимом, по обычаю Иудеев, для которых град сей, как град Царя Израилева, был священнейшим, ниже собственною своею главою, которая есть премудрое создание рук Божиих; мы те сами по себе не только не можем сотворить ни единаго волоса, но ниже пременить цвет его из белаго в черный, или из чернаго в белый. А для утверждения истины во всех случаях Иисус Христос считает достаточными слова: ей, ей, и ни, ни; все те, что есть сверх сих слов, происходит от лукаваго и непримиримаго врага спасения нашего, духа злобы — диавола, который, как отец лжи, всячески ухищряется посеять и укоренить в сердце нашем ядовитыя семена ея, дабы после мало-по-малу довесть их и до ужаснаго нарушения клятвы. Самая опасная хитрость духа злобы есть та, что он воображению нашему представляет нарушение заповедей Иисуса Христа делом маловажным и угрожения нарушителям их слишком строгими, дабы сею уловкою изгнать из сердца нашего страх суда Божия, который поставлен от Господа стражем душе наших. Коль скоро успеет он удалить от души Христианина сего Божественнаго стража, то беспрепятственно входит в сердце его, и как разбойник расхищает все его сокровище благодати, душу его делает пленницею своею, а тело орудием своей злобы. Подобает убо нам, братие, тщательно бодрствовать над сердцем своим, освященным в обитель Самаго Бога, дабы и все чувства тела нашего были чистыми орудиями творенья заповедей Его, по глаголу Премудраго: всяцем хранением блюди сердце твое, от сих бо суть исходища живота (23 Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни.Притч. 4:23). Подобает всегда молить Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, да Он оградит сердца наши спасительным страхом суда Своего праведнаго; да уязвит их любовию Своею; да возлюбим Господа и Бога нашего всем сердцем нашим, всею душею, всею мыслию, всею крепостию и всем помышлением нашим (37 Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:Мф. 22:37); да, ходя непорочно во свете заповедей Его, сподобимся быть наследниками жизни вечной. Аминь.

Источник

Беседы на Святое Евангелие

Толкование на группу стихов: Мф: 5: 35-35

Он говорит: [Не клянись] ни Иерусалимом, потому что он город Великого Царя, то есть образ тела Христова, которое есть духовная и небесная Церковь.

Источник

Трактат на Евангелие от Матфея 24.3.1-4. С1. 0218,24.83; CCSL 9А:311-12.