Бытие 1 глава 5 стих

Стих 4
Стих 6

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

Аллегорическое толкование - см. 4 И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы.Быт. 1:4. О днях творения. См. комм. к 3 И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.Быт. 2:3, главы 21-35. Глава X. О стихе 5. Как прошел первый день — в творении ли, или после творения света? Принимается первый способ изъяснения. Второй способ понимания соединяется с затруднениями. И, однакож, кто-нибудь, пожалуй, спросит, так ли оно в произошло вне времени, как вне времени было сказано, потому что к Слову, совечному Отцу, время не приложимо? Но как возможно такое понимание, когда Писание по сотворении света и отделении его от тьмы и по наречении имен дня и ночи, говорит: И бысть вечер и бысть утро, день един? Отсюда видно, что это действие Божие было совершено в продолжение дня, по истечении которого около вечера наступило то, что служит началом ночи, а по истечении ночного периода исполнился целый день, так что наступило утро другого уже дня, в течение которого Бог произвел следующее новое [творение]. Но если слова: Да будет свет Бог изрек без всякого промежутка времени, требуемого слогами, в вечном разуме Своего Слова, то крайне удивительно, почему же свет сотворен с такою медленностью, что прошел день и наступил вечер? Разве, может быть, свет сотворен был скоро, но продолжительность дневного периода потребовалась на то, чтобы он отделен был от тьмы и чтобы свет и тьма, отделенные друг от друга, были обозначены своими именами? В свою очередь удивительно и то, если это отделение и наречение могло быть совершено Богом даже с такою медленнocтью, с какою об этом рассказали бы мы. Ибо отделение света от тьмы последовало, без сомнения, в том самом действии, когда был сотворен свет, потому что не могло быть и света, если бы он не был отделен от тьмы. А с какою продолжительностью могло совершиться действие, которым Бог нарече свет день и тьму нарече нощь, если бы это сказано было по слогам, при помощи голоса, то, спрашивается, с какою иною, как не с такою, с какой сказали бы и мы: "Пусть свет называется днем, а тьма — ночью", — лишь бы только не явилось у кого-либо такой безумной мысли, что, так как де Бог велик превыше всего, то произнесенные Его устами, хотя и немногие, слоги могли наполнить собою весь дневной период [времени]. Притом, Бог нарече свет день и тьму нарече нощь не телесным голосом, а совечным Себе Словом, т. е. внутренними и вечными идеями непреложной Премудрости. Ибо, в противном случае, опять возможен вопрос: если Бог нарек [их] словами, какими пользуемся и мы, то на каком языке? И к чему нужны были преходящие звуки, когда для них еще не было никакого телесного слушателя? Или не следует ли так сказать, что хотя это действие Божие совершилось и быстро, но свет оставался дотоле не сменяясь ночью, пока не окончился дневной период времени; в свою очередь и ночь, сменившая свет, длилась до тех пор, пока не миновал период ночного времени, и по истечении единого и первого дня, не наступило утро следующего дня? Но если я скажу так, опасаясь, как бы мне не быть осмеянным и со стороны людей, которые уже до подлинности знают, и со стороны тех, которые весьма легко могут узнать, что в то время, когда у нас бывает ночь, присутствие света освещает те части Мира, чрез которые солнце возвращается с запада на восток, а потому в продолжение всех 24 часов, т. е., в течение полного круговращения солнца, в одних местах бывает день, а в других ночь. А разве ж мы поместим Бога в какой-нибудь части мира, где бы для Него был вечер, когда из этой части свет отступает в другую? Ибо и в книге, называемой Екклесиаст, написано: и восходит солнце и заходит солнце, и в место свое влечется, т. е. в то место, откуда оно восходит; а продолжая дальше, [писатель] говорит: сие возсиявая тамо, идет к югу и обходит к северу (5 Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит.Еккл. 1:5, 6). Таким образом, когда солнце находится в южной части, у нас бывает день, а когда, совершая свое круговращение, оно переходит в северную часть, у нас наступает ночь, хотя в другой части, где светит солнце, бывает день, — если только мы далеки будем от поэтических вымыслов, будто бы солнце погружается в море, а утром выходит из него с другой стороны омытым. Впрочем, если бы даже было и так, в таком случае солнцем освещалась бы пучина морская и в ней был бы тогда день. Солнце могло бы освещать воды, если бы только не было погашено ими. Но подобное предположение нелепо. Да и к чему оно, когда и самого солнца еще не было? По этой причине, если в первый день создан был свет духовный, то разве такой свет заходит, чтобы за ним наступала ночь? Если же он — свет материальный, то что же это за свет, которого нельзя видеть по закате солнца, так как не было еще луны, ни каких-либо звезд? Или, если он постоянно остается в той части неба, в которой находится и солнце, так что представляет собою не свет солнца, а как бы спутник его, и соединен с ним так, что не может быть от него отличаем, в таком случае мы снова встречаемся с прежним затруднением при разрешении этого вопроса, именно — так как подобно солнцу и свет, как его спутник, совершая круговращение, возвращается на восток с запада, и в то время, когда та часть [земли], в которой находимся мы, покрыта бывает мраком ночи, он находится в другой части мира: то обстоятельство это заставляет нас (чего, впрочем, не дай Бог!) думать, будто и Бог был в той части, которую оставлял свет, так что и для Него мог быть вечер. Или, быть может, не создал ли Бог свет в той части, в которой Он намерен был создать человека, и поэтому, когда свет из этой части отступил, бысть, сказано, вечер, хотя этот свет, который отступил отсюда, находился в другой части, имея, по совершении круговращения, поутру взойти снова. Глава XII. Еще затруднение касательно последовательности трех дней и ночей до сотворения солнца. — Как произошло собрание вод. И каким круговращением до сотворения солнца могла производиться смена трех [первых] дней в ночей, когда природа первосозданного света, — если только под этим светом надобно разуметь свет телесный, — оставалась неподвижною, открыть и объяснить это трудно. Разве, быть может, кто-нибудь скажет так, что тьмою Бог назвал земную и водную массу, прежде чем произведено было ее разделение, совершенное, как написано, в третий день, — назвал по причине ее очень плотной телесности, сквозь которую свет не мог проникнуть, или же по причине глубочайшей тени, которую неизбежно должна иметь эта масса с одной стороны своей, если свет находился с другой. Ибо, к какому пункту масса данного тела мешает подходить свету, в этом пункте бывает тень, потому что место, лишенное света, который бы освещал его, если бы тому не мешало противопоставленное тело, и есть то, что называется тенью. Если же эта тень соответственно массе тела была так велика, что занимала столько пространства земли, сколько с другой стороны занимал день, то называлась ночью. Ибо не всякая же тьма есть ночь. Тьма бывает и в огромных пещерах, в тайники которых проникать свету мешает противопоставленная масса, — в них нет света, и все это пространство представляет собою место, лишенное света, и, однако, подобная тьма не называется именем ночи, а [называется так] только тьма, которая покрывает ту часть земли, откуда удаляется день. Точно также не всякий и свет называется днем: ибо существует свет луны, звезд, ламп, молний и вообще всех светящих предметов; но днем называется тот лишь свет, которому предшествует и преемствует ночь. Но если первобытный свет со всех сторон окружал массу земли, оставаясь ли в спокойном состоянии, или совершая круговое движение, в таком случае не оставалось пункта, с которого бы он допускал сменять себя ночью, потому что никогда не расступался бы, чтобы дать ей место. Или, быть может, свет был создан только с одной стороны, так что, совершая круговое движение, он оставлял возможность и ночи совершать соответственное движение на другой стороне? Ибо когда всю землю покрывала еще вода, ничто не препятствовало этой водянистой и шарообразной массе с одной стороны производить присутствием света день, а с другой стороны отсутствием света — ночь, которая с вечернего времени и наступала в той ее части, из коей свет переходил в другую. Глава XVI. Другое основание для объяснения того, как происходили день и ночь, именно — чрез расширение и сокращение света, отвергается. Если же под днем и ночью мы захотели бы разуметь расширение и сокращение света, то не видим причины, почему бы могло быть так. Ибо тогда еще не было животных, для которых бы подобные смены [света] были полезны и для которых, появившихся позднее, эти смены, как мы знаем, начали производиться чрез круговращение солнца. Да и примера не представляется, которым мы могли бы оправдать мысль, что подобное расширение и сокращение света могло бы производить смену дня и ночи. В самом деле, истечение лучей из наших глаз представляет собою также истечение своего рода света; оно может и сокращаться, когда мы смотрим на ближайший к нашим глазам воздух, и расширяться, когда мы устремляем взор в одном и том же направлении на предметы, вдали от нас находящиеся. Нет сомнения, что и тогда, когда происходит сокращение, оно не вовсе мешает нам видеть отдаленные предметы, только, конечно, не так ясно, как тогда, когда глаз наш упирается в них. А между тем свет, который заключается в органе видящего, настолько, говорят, мал, что, если бы не получал помощи от внешнего света, мы не могли бы ничего видеть, и так как от того света он не может быть отличаем, то и трудно, как я уже сказал, подыскать пример, которым бы можно было доказать, что расширение света [служит причиною] дня, а сокращение — ночи.

Источник

О книге Бытия буквально. Книга 1.

Иное толкование

Глава 6. Объясняется первая половина 5 стиха, книги Бытия. Отчего имя называется именем. И нарече Бог свет день, а тьму нарече нощь. — Так как и свет, а в свою очередь и день, суть имя известной вещи, с другой стороны тьма и ночь суть также имена: то как относительно света, так и относительно тьмы нужно было сказать, что этим предметам в настоящем случае даны имена; так что тот предмет, которому дано имя, мог быть обозначен всяким и другим именем, но не иначе. И сказано: нарече Бог свет день так, что безразлично могло быть сказано и наоборот: "и назвал Бог день светом, а ночь тьмою". Что же ответить нам, если кто-нибудь спросит у нас: "Свету ли дано имя день, или же дню дано имя свет", потому что оба эти [слова], конечно, суть имена, поскольку они произносятся членораздельным голосом для обозначения предметов? Точно также и относительно других двух [слов] возможен вопрос: "Тьме ли дано имя ночь, или же ночи — имя тьма"? Но, судя по тому, как представляет дело Писание, очевидно, что именем света назван день, а именем тьмы названа ночь, потому что когда говорилось, что Бог сотворил свет и отделил свет от тьмы, об именах еще не было речи; а после того присоединены имена день и ночь, хотя как свет, так и тьма без сомнения суть также имена, обозначающие собою известные предметы, как и день и ночь. Отсюда понимать это надобно так, что предмет, получивший имя, мог быть обозначен не иначе, как только каким-нибудь именем. Или не следует ли это наименование признавать за разграничение самых предметов? Ибо не всякий же свет есть день, и не всякая тьма есть ночь; но свет и тьма называются именами дня и ночи в том случае, когда, они чередуются и разграничиваются между собою известными сменами. И действительно, всякое имя служит к различению [предметов]. От того имя и называется именем, что оно обозначает собою предмет, служит как бы его значком*; а обозначает — то же, что отличает, служит к разграничению [одного предмета от другого]. Отсюда, то, что Бог отделил свет от тьмы, означает, быть может, то же, что назвал свет днем, а тьму ночью, а что назвал их, означает, в свою очередь, то же, что установил их. Или же, быть может, эти названия дают нам понять, какой свет и какую тьму назвал [в этом случае писатель], как бы говоря так: "Бог создал свет и разделил свет от тьмы; светом же я называю день, а тьмою — ночь, чтобы ты не разумел другого какого-либо света, который не — день, и другой никакой либо тьмы, которая не — ночь". Ибо если бы всякий свет можно было понимать как день, а всякую тьму отличать именем ночи, в таком случае, может быть, не было бы нужды и говорить: И нарече Бог свет день, а тьму нарече нощь. Возможен еще и такой вопрос, какой тут называется день и какая ночь? Если [писатель] дает нам разуметь тот день, который начинается с восходом, а оканчивается с закатом солнца, и ту ночь, которая продолжается от заката до восхода солнца: то я не понимаю, как было это возможно, прежде чем были созданы небесные светила. Разве не могла ли быть названа так самая продолжительность часов и времен, помимо различия света и тьмы? С другой стороны, каким образом согласить ту преемственность, которая обозначается именем дня и ночи, с вышеупомянутым разумным светом, если только он разумеется тут, или с светом в смысле ощущений? Или быть может в этом случае сделано указание [на день и ночь] сообразно не с тем, что бывает, а с тем, что может быть, потому что возможно и в разуме заблуждение, и в чувстве своего рода глупость? *Игра слов, основанная на созвучии латинских слов: nomen, имя, noto, обозначать, и notamen, значок, метка. Глава 7. О второй половине 5 стиха Бытия. И бысть вечер, и бысть утро: день един. — В настоящем случае день называется не так, как назывался он, когда говорилось: И нарече Бог свет день, а так, как, напр., мы говорим: "30 дней составляют месяц"; в этом случае в число дней мы включаем и ночи, между тем выше день назван отдельно от ночи. Итак, после того, как сказано уже о произведении дня посредством света, благовременно было сказать и о том, что явился вечер и утро, т. е. один день; так что один день [считается] от начала дня до начала [другого] дня, т. е. от утра до утра, каковые дни, как я сказал, мы называем со включением ночей. Но каким образом явились вечер и утро? Разве не создал ли Бог свет и не разделил ли свет от тьмы в такое пространство времени, какое продолжается светлая часть дня, т. е. без включения ночи? С другой стороны, как будет верным написанное: C тобою бо есть егда хочеши, еже мощи (18 но, обладая силою, Ты судишь снисходительно и управляешь нами с великою милостью, ибо могущество Твое всегда в Твоей воле.Прем. 12:18), если Бог нуждался в протяжении времени, чтобы совершить что-нибудь? Разве не совершено ли Богом все как бы в идее (in arte) и в разум, т. е. не в протяжении времени, а в самой силе, которою Он разом (stabiliter) производит даже и такие предметы, которые мы считаем не постоянными, а преходящими? Ибо хотя и в нашей речи одни слова уходят, а на место их являются другие, однако невероятно, чтобы то же самое происходило и в теории (in arte), в которой сразу же (stabiliter) является художественная речь? Отсюда, хотя Бог творит и вне протяжения времени, потому что с Ним есть егда хощет еже мощи, однако временные природы переживают свои перемены во времени. Поэтому: И бысть вечер и бысть утро, день един, сказано, может быть, как умосозерцаемое, т. е. так, как это должно или может быть, а не как бывает в преемственных моментах времени. Ибо сказавший: Живый во веки созда вся обще (1 Все вообще создал Живущий вовеки; Господь один праведен.Сир. 18:1) созерцал своим разумом творение во Святом Духе; но в книге Бытия повествование вполне прилично ведется так, как будто бы вещи сотворены были Богом в преемственных периодах времени, дабы самый порядок [творения], который не мог быть представляем немощными умами в одновременном (stabili) созерцании, предносился, благодаря такому образу речи, как бы пред чувственными очами.

Источник

О книге Бытия буквально (неоконч.)
15. Но все это сказано для нашего разумения. Ибо каким языком назвал Бог свет “днем”, а тьму “ночью”? еврейским ли, греческим, латинским или каким-то иным? Так можно было бы допытываться, каким языком было названо и все прочее. Но у Бога — чистый разум, без звука и различия языков. Нарече же сказано, потому что Он создал возможность именования; ибо Он так все разделил и упорядочил, что каждое могло быть теперь отличено и получить имя. Но позже, в своем месте, мы посмотрим, так ли надо понимать слова И нарече Бог? Ибо чем больше мы обращаемся к Писаниям и к ним привыкаем, тем яснее нам становятся их выражения. И мы ведь так говорим: тот глава семейства построил этот дом, то есть соделал, чтобы дом был построен; и во всех книгах Божественных Писаний содержится множество такового. Глава X — Дабы правильно понималось, как начался и прошел день един, — согласно стиху 5. 16. И бысть вечер, и бысть утро, день един. И здесь злословят манихеи, думая, что так сказано потому, будто с вечера начался день. Они не понимают, что то деяние, которым был создан свет и появилось разделение между светом и тьмой, и свет был назван “днем”, а тьма — “ночью”, — не понимают, что все это деяние относится к дню; после же этого деяния, как бы по окончании дня, бысть вечер. Но так как и ночь принадлежит своему дню, то не говорится, что прошел день один, если с ним не завершилась также и ночь, и настало утро: так с утра и до утра считаются и все последующие дни. Потому что теперь, когда появилось утро, и завершился день един, начинается деяние, которое следует от того самого созданного утра, и после этого деяния начинается вечер, вслед за тем утро, и минует другой день; так один за другим проходят и все прочие дни.

Источник

О книге Бытия против манихеев, 2

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

Нельзя не обойти такое распространенное суждение, что начало дня наступает с вечера: «И был вечер, и было утро: день один» (5 И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.Быт. 1:5). Такое толкование стихов Писания стало всеобщим и вошло даже в некоторые православные учебные пособия. Это замечает в своем толковании А. П. Лопухин. Иудеи обозначали день (сутки) от одного захода солнца до другого: «от вечера до вечера празднуйте субботу вашу» (32 это для вас суббота покоя, и смиряйте души ваши, с вечера девятого [дня] месяца; от вечера до вечера [десятого дня месяца] празднуйте субботу вашу.Лев. 23:32), наша Церковь такой обычай сохранила для богослужения. Евреи разделяли день на 12 часов: «не двенадцать ли часов во дне»? (9 Иисус отвечал: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего;Ин. 11:9), которые делились на четыре части, по три часа в каждой и назывались: первым, третьим, шестым и девятым часами. Первый час начинался с восходом солнца, третий час соответствовал девяти часам утра, по современному времени, шестой час был полдень, а девятый час – пятнадцати часам второй половины дня. Эти наименования служат еще и теперь для обозначения четырех часов церковных служб, потому что они соответствуют этим четырем делениям времени. Ночных страж было три, в отличие от римских четырех. Первая (ночная) с 18.00 до 22.00; вторая (средняя) – с 22.00 до 2.00 и третья (утренняя) с 2.00 до 6.00. Двенадцать дневных часов, которые составляли день, не соответствовали, как сейчас принято из 60 минут, они были разной продолжительности, исходя по тому, какое было время года, более длинные летом и более короткие зимой. Оттого, что как летом, так и зимой, начало первого часа всегда начиналось с восхода, а двенадцатый час всегда кончался с заходом солнца. Святой Иоанн Златоуст по этому поводу пишет: «Видишь, с какой тщательностью он (Моисей) учит нас, называя окончание света – вечером, а конец ночи – утром, а вместе именуя днем, чтобы мы не думали ошибочно, будто вечер есть конец дня, но знали ясно, что продолжительность того и другого составляет один день. Справедливо поэтому может быть назван вечер окончанием света, а утро, то есть конец ночи – довершением дня». (Полное собрание творений св. Иоанна Златоуста. Изд. Свято-Успенская Почаеаская Лавра. Т.4. С.37). Что характерно, первым часом является начало седьмого часа, что в современном понимании времени является утром, началом дня. Единица всегда стояла первой в порядковой шеренге арифметических чисел и то, что у евреев первый час является седьмым в нашем исчислении, доказывает то, что в названии часов они не ошиблись. Первый всегда считается началом чего-либо. День, по логике, начинается с первого часа (у евреев), то есть с седьмого часа (в общем понимании), что получается с утра. В толковании Писания евреи допускают ошибку, понимая вечер, как начало суток. «О каждом дне говорит (Моисей) так же, как и здесь: и бысть вечер, и бысть утро, день третий, – и это не без причины и не без цели, но чтобы мы не нарушали порядка и не думали, будто с наступлением вечера оканчивался уже день, но знали бы, что вечер есть конец света начало ночи, а утро конец ночи и полнота дня». Святой продолжает – «И не удивляйся, возлюбленный, что Божественное Писание многократно повторяет это. Если и после такого повторения, объятые еще заблуждением и ожесточенные сердцем иудеи пытаются спорить и считают вечер началом наступающего дня, обольщая и обманывая самих себя, продолжают сидеть в тени, когда истина сделалась столь ясной для всех» (Пояснения, там же – Это обличение Златоуста падает и на тех толкователей, которые при объяснении истории творения начинают, подобно иудеям, счет дней или суток с вечера). (Полное собрание творений св. Иоанна Златоуста. Изд. Свято-Успенская Почаеаская Лавра. Т.4. С.46-47). Это хорошо видно, наблюдая за работой дирижера, отсчитывающего мелодию марша на две четверти. При первой четверти – раз, рука дирижера находится внизу, на «финише», а не вверху на «старте». Тоже и с четвертью – два, рука вверху на «финише», а не на «старте» внизу. Начало дня начинается с утра, проходит день, наступает вечер (и бысть вечер), проходит ночь, наступает утро (и бысть утро), день один.

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

Счет от вечера соответствует древнейшему исчислению времени суток, связанному с пастушеским образом жизни, когда трудовая жизнь начиналась с заходом солнца. Эта традиция прочно закрепилась в ветхозаветной Церкви и перешла в новозаветную (круг суточного богослужения начинается с вечера). Слово «день» (евр. йом) в данном контексте едва ли может означать обычные сутки, так как земных суток, отмечаемых солнцем и луной (14 И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной [для освещения земли и] для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов;Быт. 1:14) еще не было. Следовательно, здесь «день» может означать любой период времени. «Перед очами Твоими, — говорит псалмопевец, — тысяча лет как день вчерашний» (5 Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел, и [как] стража в ночи.Пс. 89:5, ср. 8 Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день.2 Пет. 3:8). См. также 4 Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо,Быт. 2:4; 6 и наполнит домы твои, домы всех рабов твоих и [все] домы всех Египтян, чего не видели отцы твои, ни отцы отцов твоих со дня, как живут на земле, даже до сего дня. [Моисей] обратился и вышел от фараона.Исх. 10:6; 35 Вот участок Аарону и участок сынам его из жертв Господних со дня, когда они предстанут пред Господа для священнодействия,36 который повелел Господь давать им со дня помазания их от сынов Израилевых. Это вечное постановление в роды их. -Лев. 7:35-36; 10 И принесли начальники жертвы освящения жертвенника в день помазания его, и представили начальники приношение свое пред жертвенник.Чис. 7:10; 84 Вот приношения от начальников Израилевых при освящении жертвенника в день помазания его: двенадцать серебряных блюд, двенадцать серебряных чаш, двенадцать золотых кадильниц;Чис. 7:84; 24 Вы были непокорны Господу с того самого дня, как я стал знать вас.Втор. 9:24; 17 и возгорится гнев Мой на него в тот день, и Я оставлю их и сокрою лице Мое от них, и он истреблен будет, и постигнут его многие бедствия и скорби, и скажет он в тот день: "не потому ли постигли меня сии бедствия, что нет [Господа] Бога моего среди меня?"18 и Я сокрою лице Мое [от него] в тот день за все беззакония его, которые он сделает, обратившись к иным богам.Втор. 31:17-18; 7 Вспомни дни древние, помысли о летах прежних родов; спроси отца твоего, и он возвестит тебе, старцев твоих, и они скажут тебе.Втор. 32:7, где слово «день» употребляется в более широком смысле как некий хронологический период.

Источник

Исагогика. Учение о творении в шестодневе. 5. Пояснения к тексту Шестоднева:

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

Хотя ангелы, господства и силы тоже когда-то возникли, они уже существовали, когда был сотворен этот мир.

Источник

Шестоднев. 1.5.19. Сl. 0123, 1.5.19.15.23.

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

И назвал: Вновь повторяется тема божественного слова, которым мир творится и удерживается от распада в изначальную неразличимость или в небытие. «Словом Господа сотворены небеса и Духом уст Его — все воинство их» (6 Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его - все воинство их:Пс. 32:6) И был вечер, и было утро: Поскольку свет произошел позднее «первоматерии» — темная часть суточного цикла предшествует светлой. Отсюда в богослужебном календаре сутки идут от вечера к утру. Для иудеев субботний покой, например, наступает вечером в пятницу. У православных празднование воскресенья начинается с «воскресной всенощной», которую служат, однако, в субботу вечером. Каждый новый решительный прорыв в становлении мироздания, согласно повествованию Моисея, приходится на «вечер», на ночное время. Ночь — время творческих вдохновений и время зачатий. Моисей говорит, скорее, не о шести «днях» творения, а о шести «ночах». Днем лишь набирает силу и вырастает в должную степень то, что прорвалось в бытие творческой ночью. день: Слово «йом» в еврейском языке означает не только сутки, но и вообще некоторый ограниченный промежуток времени. То, что речь не могла идти еще об астрономических сутках, следует из того, что создание Солнца и луны относится Моисеем к четвертому «дню». Христианская традиция, ссылаясь на слова Псалтыри «пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний» (5 Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел, и [как] стража в ночи.Пс. 89:5), склонна понимать «шесть дней» творения как шесть основных эпох возникновения мироздания. Вопрос о длительности этих «дней» считается не имеющим вероучительного характера. Если чудо растянуть во времени — оно не перестанет быть менее чудесным. один: «День один»: «вечер» и «утро», тьма и свет здесь не воспринимаются как враждебные друг другу начала, они составляют единое целое. Значит, «тьма» первых стихов Библии не имеет нравственно-отрицательной окраски. Нет такого зла, которое изначально сопутствовало бы Вселенной; нет такого зла, которое было бы совечно Богу или даже современно миру. Зло — это «новинка» в мироздании. Было время, когда его не было.

Источник

Школьное богословие: кн. для учителей и родителей — М.: Норма, 2005

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

Ныне, по сотворении уже солнца, день есть освещение воздуха солнцем, которое сияет в полушарии, лежащем над землею, а ночь — покрытие земли тенью, когда скрывается солнце. Но тогда не по солнечному движению, но потому что первобытный оный свет в определенной Богом мере то разливался, то опять сжимался, происходил день и следовала ночь. «И бысть вечер, и бысть утро, день един». Вечер есть общий предел дня и ночи, подобным образом и утро есть смежность ночи со днем. Посему, чтобы старейшинство бытия приписать дню, Моисей сперва наименовал конец дня, а потом конец ночи, так как ночь следует за днем. Ибо состояние в мире, предшествовавшее сотворению света, было не ночь, но тьма, а что стало отлично от дня, то названо ночью, сему и наименование дано после дня. И так «бысть вечер, и бысть утро». Пророк разумеет продолжение дня и ночи, но не наименовал дня и ночи, а дал наименование только превосходнейшему. Тот же обычай найдешь и во всем Писании, при измерении времени счисляются дни, а не вместе и ночи со днями. «Дние лет наших, говорит псалмопевец» (10 Дней лет наших - семьдесят лет, а при большей крепости - восемьдесят лет; и самая лучшая пора их - труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим.Пс. 89:10). И Иаков также говорит: «дние жития моего малы и злы» (9 Иаков сказал фараону: дней странствования моего сто тридцать лет; малы и несчастны дни жизни моей и не достигли до лет жизни отцов моих во днях странствования их.Быт. 47:9). И еще сказано: «вся дни живота моего» (6 Так, благость и милость [Твоя] да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни.Пс. 22:6). Таким образом, преданное ныне в виде истории служит законом и для последующего. «И бысть вечер, и бысть утро, день един». Почему назван не первым, но единым? Хотя намеревающемуся говорить о втором, и третьем, и четвертом днях было бы приличнее наименовать первым тот день, с которого начинаются последующие, однако же он назвал единым. Или определяет сим меру дня и ночи, и совокупляет в одно суточное время, потому что двадцать четыре часа наполняют продолжение одного дня, если под днем подразумевать и ночь. Почему, хотя при поворотах солнца случается, что день и ночь друг друга превосходят, однако же продолжение дня и ночи всегда ограничивается одним определенным временем. И Моисей как бы так сказал: мера двадцати четырех часов есть продолжение одного дня, или возвращение неба от одного знака к тому же опять знаку совершается в один день. Почему всякий раз, как от солнечного обращения наступают в мире вечер и утро, период сей совершается не в большее время, но в продолжение одного дня. Или главное сему основание скрывается в таинственном знаменовании, именно, что Бог, устроив природу времени, мерою и знамениями оного положил продолжения дней, и измеряя время седмицею, повелевает, чтобы седмица, исчисляющая движение времени, всегда круговращалась сама на себя, а также и седмицу наполнял один день, семикратно сам на себя возвращающийся. А образ круга таков, что сам он с себя начинается, и сам в себе оканчивается. Конечно же и век имеет то отличительное свойство, что сам на себя возвращается и нигде не оканчивается. Потому Моисей главу времени назвал не первым, но единым днем, чтобы день сей по самому наименованию имел сродство с веком. И он, как обнаруживающий в себе признак одинокости и несообщимости с чем–либо другим, в собственном смысле и прилично наименован единым. Хотя Писание представляет нам многие веки, часто говоря: «век века и веки веков», однако же в нем не перечисляются ни первый, ни второй, ни третий век, чтобы из этого были нам более видны различия состояний и разнообразных вещей, нежели ограничения, окончания и преемство веков. Ибо сказано: «день Господень велик и светел» (11 И Господь даст глас Свой пред воинством Своим, ибо весьма многочисленно полчище Его и могуществен исполнитель слова Его; ибо велик день Господень и весьма страшен, и кто выдержит его?Иоил. 2:11). И еще: «вскую вам искати дне Господня, сей бо есть тьма, а не свет» (18 Горе желающим дня Господня! для чего вам этот день Господень? он тьма, а не свет,Ам. 5:18), — тьма же, очевидно, для достойных тьмы. Ибо по нашему учению известен и тот невечерний, не имеющий преемства и нескончаемый день, который у псалмопевца наименован «осмым» (1 Начальнику хора. На восьмиструнном. Псалом Давида.Пс. 6:1), потому что он находится вне сего седмичного времени. Посему назовешь ли его днем, или веком, выразишь одно и то же понятие, скажешь ли, что это день, или что это состояние, всегда он один, а не многие, наименуешь ли веком, он будет единственный, а не многократный. Посему и Моисей, чтобы вознести мысль к будущей жизни, наименовал единым сей образ века, сей начаток дней, сей современный свету, святый Господень день, прославленный воскресением Господа. Потому и говорит: «бысть вечер, и бысть утро, день един». Но рассуждения об одном вечере, застигнутые настоящим вечером, здесь полагают конец нашему слову. Отец истинного Света, украсивший день светом небесным, просветливший ночь блеском огня, предуготовивший упокоение будущего века в духовном и непрекращающемся свете, да просветит сердца ваши в познании истины, и да соблюдет жизнь вашу непреткновенною, даровав вам «яко во дни, благоразумно ходити» (13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти;Рим. 13:13), чтобы воссиять подобно солнцу, во светлости святых, в мое похваление, в день Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

Источник

Беседы на Шестоднев, 2

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

В начале сотворил Бог свет и разделил его на двенадцатеричное число часов дня и ночи для того, чтобы день вел ночь к месту покоя от трудов человеческих и, наоборот, день побеждал ночь и так труд возвращался к покою ночи, и покой обратно умерялся трудами (букв. упражнением) дня.

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

И нарече Бог свет день, а тму нарече нощь». В первоначальном состо­янии своем свет не был еще отделен от тьмы, потому что светящая материя окружала собою землю и прочие планеты со всех сторон и таким образом свет был повсюду, но он был смешан с тьмою, потому что при чрезвычайной разре­женности светящей материи свет не имел той яркости, какую он получил в последствии. Отделение света от тьмы началось вместе со сгущением светящей материи; при этом сгущении, с одной стороны, свет приобретал более и более яркости, с другой стороны, наша земля и другие планеты, одна за другою, стали выходить из светящего тумана, так что он окружал их уже не со всех сторон, а стал являться им с одной стороны, тогда как другая сторона была во мраке; таким образом свет был отделен от тьмы, и произо­шло различие между днем и ночью; на той стороне земли и других планет, которая была обращена к светящей мате­рии, был день, а на противоположной стороне – ночь. «И бысть вечер и бысть утро, день един». Когда светя­щая материя перестала окружать земной шар со всех сторон, то одна сторона земли мало-помалу лишилась света, и таким образом произошел вечер; но вследствие обраще­ния земли около своей оси эта часть земли опять обратилась к светящей материи, наступило утро, и таким образом исполнился первый день мироздания, и начался второй.

Источник

Паремия за вечернею в навечерие праздников Рождества Христова, Богоявления, Пасхи, также в понедельник первой седмицы Великого поста (1 В начале сотворил Бог небо и землю.2 Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.3 И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.4 И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы.5 И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.6 И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. [И стало так.]7 И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так.8 И назвал Бог твердь небом. [И увидел Бог, что это хорошо.] И был вечер, и было утро: день второй.9 И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. [И собралась вода под небом в свои места, и явилась суша.]10 И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо.11 И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя [по роду и по подобию ее, и] дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.12 И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду [и по подобию] ее, и дерево [плодовитое], приносящее плод, в котором семя его по роду его [на земле]. И увидел Бог, что это хорошо.13 И был вечер, и было утро: день третий.Быт. 1:1-13).

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

Что по сему началу предполагается словом разуметь сие последовательно, то у Моисея описывается исторически в виде повествования: «и был вечер, и было утро». Ибо кто не знает, что, поскольку тварь понимается двояко, как нечто умопредставляемое, и нечто чувственное, то у законодателя теперь все попечение, не умопредставляемое описать, но в явлениях показать нам устройство чувственного. Поскольку с того же мгновения, как начала составляться вселенная, огонь, подобно какой-то стреле, отбрасываемый иноестественными стихиями, по легкости и стремительности выспрь естественного ему движения, из всего был изгоняем, и с равною мысли скоростью проникнув чувственную сущность, не мог продолжать движения по прямой черте, потому что умопредставляемая тварь по необщимости не входит в смешение с чувственным, огонь же есть нечто чувственное; то по сей причине, достигнув крайних пределов твари, необходимо огонь совершает кругообразное движение, вложенною в естество его силою понуждаемый к общему движению со вселенной, тогда как не имеет для него места движение по прямому направлению (потому что всякая чувственная тварь заключена в собственных своих пределах), пролагает себе путь по крайнему пределу чувственного естества, движась, где только удобно, так как, по сказанному нами прежде, умопредставляемое естество не дает в себе хода огню. Посему-то Моисей, последовав мыслию за движением огня, говорит, что сотворенный свет не остался в одних и тех же частях мира, но, обтекая грубейший состав существ, попеременно при сильном движении приносит частям неосвещенным светлость, а освещенным – мрак. И может быть, по временному протяжению такового преемства, совершающегося в дольней стране (разумею преемство света и тьмы), Моисей Богу также приписывает наименование дня и ночи, внушая о всем последовательно происходящем не представлять себе, будто бы получило начало самослучайно, или от кого-либо другого. Посему говорит: «и назвал Бог свет днем, а тьму ночью». Поскольку светоносная сила естественно не могла оставаться в покое, когда свет проходил верхнюю часть круга, и стремление его было в низ, то при нисхождении огня лежащее выше необходимо покрывалось тенью, потому что луч вероятно омрачаем был естеством грубейшим. Поскольку удаление света именовал Моисей «вечером», и когда огонь опять поднимался с нижней части круга, и снова простирал лучи к верхним частям, происходящее при сем нарек он «утром», наименовав так начало дня.

Источник

О Шестодневе

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

"Новые богословы", не внимающие заповеди ап. Павла не сообразовываться с веком сим (2 и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная.Рим. 12:2), пытаясь согласовать библейскую хронологию с сказочными периодами необходимыми для эволюции, выдвинули гипотезу "дня-эпохи", согласно которой день творения длился миллионы и миллиарды лет. Особенно яро эту гипотезу отстаивал прот. Стефан Ляшевский, чьих мнений нам уже приходилось касаться в нашей работе. К сожалению , его рассуждения положены в основу семинарского курса "Библейской Истории". Поэтому мы будем разбирать аргументы сторонников этой гипотезы основываясь на сочинении этого богослова. Однако, прежде чем начать рассмотрение этой идеи, мы обратимся к незамутненным родникам Истины. Узнаем, как учит нас об интересующей нас теме Священное Писание, и как понимали его святые Отцы. Впервые в Библии слово "день" употребляется в 5 стихе 1 главы книги Бытия: "И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один. " Если подходить к этому тексту с точки зрения модернистского богословия, тогда весь он мгновенно теряет свой смысл. Что, спрашивается, миллионы лет на Земле не было ночи? Так не думает, насколько мы знаем, ни один ученый. Как тогда измерялись бы эти самые годы? Почему сейчас светлое время суток называется днем, а не как-то иначе? Как прикажут нам символически истолковать употребление слов: "ночь", "вечер" и "утро" в этом же стихе? Ответа "новые богословы" нам не дают, хотя фраза "и был вечер, и было утро" сопровождает описание каждого дня творения (за исключением седьмого, ибо благословение данное ему простирается на все текущее время мира вплоть до наступления вечного Дня, "когда времени больше не будет" (6 и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;Откр. 10:6). Для любого честного христианина ясно, что в этом стихе слово "день" означает, как и в нашем обычном языке, в первом случае светлый период суток, а во втором - сами сутки. Это словоупотребление нормально для любого человеческого языка. Богословы-эволюционисты не желают рассматривать Шестоднев в контексте всего Откровения, потому что Оно противоречит их измышлениям. Сам Господь с Синайской горы засвидетельствовал буквальное понимание этих дней, сравнив их с обычной рабочей неделей. "Помни день субботний, чтобы святить его... Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все что в них, а в день седьмой почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его".(8 Помни день субботний, чтобы святить его;9 шесть дней работай и делай [в них] всякие дела твои,10 а день седьмой - суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни [вол твой, ни осел твой, ни всякий] скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих;11 ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его.Исх. 20:8-11). "И пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя субботу в роды свои, как завет вечный. Это - знамение между Мною и сынами Израилевыми во веки, потому что в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в седьмой почил и покоился" (16 и пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя субботу в роды свои, как завет вечный;17 это - знамение между Мною и сынами Израилевыми на веки, потому что в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмой почил и покоился.Исх. 31:16-17). Эти живые слова Божии невозможно не извращая смысла толковать символически, ибо как сравнить обычную рабочую неделю человека с мифическими миллиардами лет эволюции? Неужели человек должен работать Н-цать миллиардов лет, а затем М-цать миллиардов лет отдыхать? Полнейший абсурд! Согласно 5 главе Бытия Адам родил Сифа в возрасте 130 (230 по переводу 70-ти), а умер - в 930 лет от своего создания. Он был сотворен в 6 день, прожил в раю 7 день, пал и был изгнан и лишь затем родил детей. Если бы день творения длился не одни сутки по 24 часа, а продолжался хотя бы 1000 лет, то вся хронология 5 главы Бытия теряет всякий смысл. Новый Завет также ясно свидетельствует в пользу буквального понимания Шестоднева. Ап. Павел говорит, что "дела (Божии) были совершены еще в начале (!) мира. Ибо сказано о седьмом дне (!) так: "и почил Бог в день седьмой от всех дел Своих" (3 А входим в покой мы уверовавшие, так как Он сказал: "Я поклялся в гневе Моем, что они не войдут в покой Мой", хотя дела Его были совершены еще в начале мира.4 Ибо негде сказано о седьмом дне так: и почил Бог в день седьмый от всех дел Своих.Евр. 4:3-4). Нет возможности согласовать ясное учение Духа, Говорящего, что Шестоднев завершен "в начале мира", с учением "новых богословов", что он окончился (если окончился, ибо напр. Шарден отвергает и это) в самом конце его существования. Сам Господь Иисус Христос, Который сотворил все, подтвердил буквальную подлинность Моисеева сказания: "Он сказал им (фарисеям) в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший ВНАЧАЛЕ мужчину и женщину сотворил их? " (4 Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их?Мф. 19:4). Человек создан вначале - говорит Христос, нет в конце - учат модные ныне богословы. Кто прав, пусть решит для себя каждый. От него самого зависит, с кем ему быть в вечности: с модернистами-эволюционистами, или со Христом. Узнаем же теперь как учили об этом святые Отцы, о которых о. Стефан Ляшевский пишет: "Никто никогда из святых Отцов Церкви, писавших толкования на книгу Бытия о днях творения, не понимал этого буквально". Слово предоставляется им : Св. Ириней Лионский. "Восстановляя в Себе этот день Господь пришел на страдание в день накануне субботы - т.е. в шестой день творения, в который и создан человек, чрез Свое страдание даруя ему новое создание, т.е. (освобождение) от смерти". Св. Ефрем Сирин. "Никто не должен думать, что шестодневное творение есть иносказание, , непозволительно также говорить, будто бы, что по описанию сотворено в продолжении шести дней, то сотворено в одно мгновение, а также будто бы в описании сем представлены одни наименования, или ничего не означающие, или означающие нечто иное. ". Св. Василий Великий. "И бысть вечер, и бысть утро, день един. Почему назван не первым, но единым?.. Определяет сим меру дня и ночи, и совокупляет в одно суточное время, потому что 24 часа наполняют продолжение одного дня, если под днем подразумевать и ночь. Посему, хотя при поворотах солнца случается, что день и ночь друг друга превосходят, однако же всегда ограничиваются одним определенным временем. И Моисей как бы так сказал: мера 24 часов есть продолжение одного дня, или возвращение неба от одного знака к тому же опять знаку совершается в один день". Св. Афанасий Великий. "Вся видимая тварь создана в шесть дней; и в первый создан свет, который и нарече Бог день; во второй создана твердь; в третий Бог, собирая во едино воды, явил сушу, и произвел на ней различные плоды; в четвертый сотворил солнце и луну, и весь звездный сонм; в пятый создал животных в море и птиц в воздухе; в шестой сотворил четвероногих живущих на земле, и наконец, человека. И невидимая Его от создания мира твореньми помышляема видима суть (20 Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны.Рим. 1:20). И свет не то, что ночь; солнце не то, что луна; бессловесные животные не то, что разумный человек; ангелы не то, что престолы, и престолы не то, что власти. Напротив того, хотя все они - твари, однако же, КАЖДАЯ СОЗДАННАЯ ВЕЩЬ ПО РОДУ, В СОБСТВЕННОЙ СУЩНОСТИ СВОЕЙ, КАКОЮ СОТВОРЕНА, ТАКОЮ ЕСТЬ И ПРЕБЫВАЕТ. " (Заметим, что Великий Афанасий отвергает мнение эволюционистов о возможности изменения природ.). Св. Иоанн Златоуст. "Поэтому и создал в четвертый день, чтобы не подумал ты, будто оно производит день. Что сказали мы о семенах, тоже скажем и о дне, именно, что прошло три дня до сотворения солнца. ". "Вот уже здесь, в самом начале бытия мира, Бог гадательно предлагает нам учение о том, чтобы мы один день в круге седмицы посвящали и отделяли на дела духовные. ". Свят. Лев Великий, папа Римский. "Ибо что такое солнце и что такое луна, если не части видимого творения и не начала вещественного света, из которых одно более ярко, а другое более тускло? Ведь в соответствии с тем, как различаются время дня и время ночи, Создатель вложил в эти светильники разное качество, хотя еще до того, как они были устроены, шли своею чередою дни, без какого-либо участия солнца, и ночи, без какого-либо посредства луны. Но они создавались для нужд человека, которого еще только надлежало сотворить, чтобы это разумное существо не ошибалось ни в различении месяцев, ни в определении смены лет, ни в исчислении времени. Ибо через неравные отрезки различающихся по длительности часов (у римлян длительность часов зависила от времени года -Д.Д.) и через очевидные знамения разновременных восходов солнце завершало годы, а луна обновляла месяцы". Св. Иоанн Дамаскин. "От начала дня до начала другого дня - одни сутки, ибо Писание говорит: "и бысть вечер, и бысть утро, день един". Св. Филарет митр. Московский. "Шесть дней творения не означают собственно... такого продолжения времени, в которое бы вещи, по законам только природы, образовались и раскрылись из сотворенных вначале неба и земли, потому что в таком случае дни творения не различествовали бы от дней Провидения, и не можно было бы сказать, что Бог окончил днем седьмым дело Свое и почил (2 И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.Быт. 2:2). Итак, дни творения показывают истинный порядок непосредственных действий творческой силы, совершившихся в определенное время". Кроме этих св. Отцев также учили св. Феофил Антиохийский, св. Ипполит, св. Амвросий Медиоланский, св. Григорий Нисский, св. Епифаний Кипрский, блаж. Феодорит Киррский и другие. А ведь священные каноны (19 пр.6 вс.соб.) запрещают толковать Св. Писание произвольно, не основываясь на святоотеческом богословии.(сравни 20 зная прежде всего то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою.21 Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым.2 Пет. 1:20-21). Как же обосновывают свое понимание этого богодухновенного текста "новые богословы"? Как доказывают они, что день 1 главы Бытия - безразмерная эпоха? Первым их аргументом является их утверждение, что "семитический язык начала 2 тысячелетия до Р.Х. был так беден словами, что очень часто одно слово выражало несколько понятий, как например, в данном случае слово "йом" означало и день и период времени". Утверждение это неверно как вообще, так и в частности. Древние языки гораздо богаче новых синонимическими конструкциями и словарным запасом. "Сравнивая лексическую и грамматическую ткань древних и новых языков, мы видим, что их (древних языков) грамматический строй отличается большим многообразием и совершенством" (Арх. Рафаил цит. по 15, стр.88). Неужели о. Стефан серьезно считал, что наша речь в конце ХХ века по Р.Х. ушла далеко вперед по сравнению с языком Пятикнижья, книги Иова или книги Иисуса Навина? Неужели создатель 89 псалма не знал подходящего термина для обозначения времени? - Конечно знал. Для обозначения эпохи Моисей использовал слово "олам" (век, вечность, эпоха ср. 26 благословениями отца твоего, которые превышают благословения гор древних и приятности холмов вечных; да будут они на голове Иосифа и на темени избранного между братьями своими.Быт. 49:26), а для обозначения дня или суток - слово "йом" (см. 18 Господь будет царствовать во веки и в вечность.Исх. 15:18). Так почему же он не употребил в первой главе Бытия слово "олам"? - Очевидно потому, что хотел сказать то, что сказал! Архиеп. Макарий весьма правильно замечает: "Без сомнения слова всякого писателя надобно понимать в том точно смысле, в каком он сам понимал их... Нет причины отступать от исторического смысла Моисеева сказания: потому что.. оно не содержит в себе ничего противного истине, и следовательно, несообразного с достоинством богодухновенного писателя. ". Другим возражением выдвигаемым против буквального понимания "дня творения" как суток является утверждение, что раз все Писание пронизано символами, то и здесь идет о том же. Конечно, во всем Писании есть и духовный смысл (6 Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит.2 Кор. 3:6, 13-18), но "покрывало лежащее на нем, снимается Христом", а не измышлениями "новых богословов", и познать тайны Библии могут лишь святые, будучи озаряемы Автором Ее - Духом Святым, а не "теологи с сигарой", не утруждающие себя следованием Отцам. Необходимо заметить, что в Библии мы не найдем случая, чтобы историческое повествование было отменяемо символическим толкованием. Если мы будем следовать методу "новых богословов", тогда можно смело отказаться от всей священной истории, ибо она будет перетолковываться по желанию каждого. Так мы дойдем и до отрицания Воплощения и "распятия при Понтийстем Пилате", ибо сам метод не ставит для себя никаких границ своего применения. Часто говорят, что древние евреи по своей грубости не смогли бы понять тонкостей эволюционной космологии, и поэтому им дали "примитивную" версию шестидневного творения. Удивительно, как можно примитивизируя сложное мировоззрение, превратить его в свою полную противоположность, ибо учение о творении Богом мира и сказки о самопроизвольном его возникновении абсолютно несовместимы. С другой стороны древние евреи были знакомы с эволюционными идеями. Все мифологии окружающих их народов (например египтян или вавилонян) полны описаний бесконечных эпох и постепенной эволюции мира из хаоса, которым научил их Нимврод, сам в свою очередь вдохновленный сатаной. Ошибаются те, кто считает эволюционную мифологему "современной и прогрессивной". Если во времена пророков и св. Отцов она облекалась в одежды мифов, то ныне она же скрылась под наукообразным покровом, оставаясь по сути той же. Здесь справедливы слова Соломона: "Нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят " смотри, вот, это новое", но это уже было в веках, бывших прежде нас" (9 Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.10 Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас.Еккл. 1:9-10). Какое же основание для своих измышлений подыскивают эволюционные христиане в св. Писании? Чаще всего они ссылаются лишь на два текста: "У Господа один день, как тысяча лет, (здесь они обычно останавливаются - Д.Д.) и тысяча лет как один день" (8 Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день.2 Пет. 3:8). - Очевидно, что здесь идет речь не о днях творения, а о вечности Божией, не изменяющейся из-за течения реки времени и не подвластной ее водам. Об этом же говорит и следующий текст: "Пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел, и как стража в ночи" (5 Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел, и [как] стража в ночи.Пс. 89:5). Здесь также "забывается" вторая часть цитаты, благодаря чему теряется смысл этих слов. Если так понимать Библию, то получится, что и Христос пришел к ученикам по морю не в 4 стражу ночи, а в 4 ночное тысячелетие (25 В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю.Мф. 14:25), да и воскрес Он не в третий день, а в третью эпоху! Очевидна порочность подобных толкований Писания! Не удивительно при таком подходе к Откровению, что также сурово расправляются богословы-эволюционисты и со св. Отцами. Из их творений приводятся слова или вообще к этой теме никак не относящиеся , или же их смысл грубо искажается. В качестве примера приведем слова св. Василия Великого на которые чаще всего любят ссылаться сторонники теории "дня-эпохи", в том контексте , в каком они находятся у этого великого богослова.(Цитата, приведенная о. Стефаном в защиту этого мнения, выделена). - "По нашему учению известен и тот невечерний, не имеющий преемства и нескончаемый день, который у Псалмопевца наименован осьмым (1 Начальнику хора. На восьмиструнном. Псалом Давида.Пс. 6:1), потому что он находится вне сего седьмичного времени. ПОСЕМУ НАЗОВЕШЬ ЛИ ЕГО ДНЕМ, ИЛИ ВЕКОМ, ВЫРАЗИШЬ ОДНО И ТОЖЕ ПОНЯТИЕ, - скажешь ли, что это день, или что это состояние, всегда он один, а не многие, - наименуешь ли веком, он будет единственный, а не многократный". - Эта цитата, на которую чаще всего любят ссылаться эволюционисты, просто передернута так, чтобы она свидетельствовала о сказочных эпохах. Св. Василий говорит здесь вовсе не о днях творения, а о вечном дне будущего века. Явную ложь допускают здесь модернисты, что совершенно не допустимо для людей пишущих о слове Божием! Современный протестантский ученый-креационист Генри Моррис находит 15 противоречий между библейским повествованием и эволюционной космогонией, не допускающих ни какого согласования между собою без насилия над смыслом обоих . а) Геологи утверждают, что воды Земли просачивались на ее поверхность изнутри постепенно, в течении долгих лет. Бытие же утверждает, что Земля была покрыта водой с самого начала (2 Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.Быт. 1:2). б) Геологи считают, что жизнь зародилась в первобытном океане. В 11 И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя [по роду и по подобию ее, и] дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.Быт. 1:11 сказано, что первые живые существа появились на суше. в) Ортодоксальные геологи полагают, что рыбы и другие морские организмы появились куда раньше, чем фруктовые деревья. 11 И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя [по роду и по подобию ее, и] дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.Быт. 1:11, 20-21 ясно свидетельствует об обратном. г) Эволюционная геология учит, что Солнце и Луна по меньшей мере не младше Земли, а в 14 И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной [для освещения земли и] для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов;15 и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так.16 И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;17 и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,18 и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо.19 И был вечер, и было утро: день четвёртый.Быт. 1:14-19 сказано, что они появились в середине процесса сотворения, на четвертый день. То же можно сказать и о звездах. д) По Библии, птицы и рыбы возникли в одно время (21 И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо.Быт. 1:21), а геологи считают, что рыбы появились на сотни миллионов лет раньше птиц. е) Эволюционисты утверждают, что первой морской жизнью был крохотный комочек из сложных химических компонентов, а уже от него шло развитие до высших млекопитающих. Библия же говорит, что Бог создал множество морских тварей, в том числе и китов - морских млекопитающих, изначально многообразных (20 И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. [И стало так.]21 И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо.Быт. 1:20-21). ж) В Библии подчеркивается 10 раз, что сотворенные существа размножаются" по роду их". Эволюционисты говорят о медленном ответвлении всех организмов от общих предков. з) Библия утверждает, что Бог сотворил человека по образу Своему (26 И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.Быт. 1:26), создав его тело "из праха земного" (7 И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.Быт. 2:7), а не из тела животного , как утверждают антропологи. После смерти он обращается в тот же самый "прах" (19 в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.Быт. 3:19), но никак не в своего животного предка. и) Бог сотворил женщину после мужчины из его тела. Антропологи-эволюционисты заявляют, что мужчина и женщина развились одновременно и фактически первый настоящий человек (как и все последующие) сформировался в теле женщины. к) Бог велел человеку владычествовать над всеми существами, Которых Он сотворил ранее (28 И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.Быт. 1:28) и Адам нарек им всем имена. Геологи утверждают, что многие из них вымерли задолго до того, как человек появился. л) Человек изначально был вегетарианцем, как сказано в Писании (29 И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; – вам сие будет в пищу;Быт. 1:29), антропологи считают, что ранние люди охотились и ели мясо не только животных, но и, возможно, себе подобных. Это же относится и к миру животных. м) Автор Библии разделяет историю появления мира на шесть дней творения. Однако не существует геологического разделения времени на шесть периодов, которое даже отдаленно соответствовало бы этим дням, ни по порядку событий, ни по их длительности. о) Бог увидел в конце сотворения, что все, созданное Им "хорошо весьма", а геологи утверждают, что многое к тому времени уже исчезло и стонавший от страданий мир, в котором появился человек, не был совершенным. п) В 1 Так совершены небо и земля и все воинство их.2 И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.3 И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.Быт. 2:1-3 подводится итог: за шесть дней "совершены небо и земля и все воинство их", так что Бог уже более не занимается творением и усовершенствованием. Современные геологи и биологи говорят, что процесс, который привел к созданию мира в его нынешнем виде, продолжается и теперь и "сотворение" идет до сих пор, так что седьмой день еще и не начинался. Очевидно нет ни малейшей необходимости в выдуманных днях-эпохах, ибо это не поможет совместить несовместимое - Божественное Откровение и антихристову эволюцию. Не решая поставленную пред ней неразрешимую задачу, теория эта приводит своих сторонников к страшному заблуждению - будто тление и смерть не являются следствием первородного греха, что уводит их далеко прочь от христианства. Поэтому для православных не допустимо "передвигать межу древнюю, которую провели отцы наши" (ср. 28 Не передвигай межи давней, которую провели отцы твои.Притч. 22:28), и понимать Боговдохновенное учение в согласии с "баснями и родословиями бесконечными (вспомним эволюционистские деревья-филогении), которые производят больше споры, нежели Божие назидание в вере" (4 и не занимались баснями и родословиями бесконечными, которые производят больше споры, нежели Божие назидание в вере.1 Тим. 1:4). <...> В этот же день Господь дал времени первую меру - сутки, которая и до сих пор продолжает под действием повеления Творца производить чередование дня и ночи. Так будет продолжаться до конца времен, хотя Бог и властен изменять эти ритмы, что и происходило во дни битвы Иисуса Навина при Гаваоне, при пророке Исайи и во время Голгофской жертвы. Св. Отцы подчеркивают, что день был установлен до появления Солнца, чтобы не думали будто оно - создатель суточного цикла, и не воздавали ему божеских почестей. По словам 135 псалма (8 солнце - для управления днем, ибо вовек милость Его;Пс. 135:8) Солнце - лишь управитель дня и ночи, поставленный на то Богом, а не их творец, ибо они старше своего повелителя. Первый день называется единым, потому, что "Бог, устроив природу времени, мерою и знамением положил продолжение дней, и измеряя время седмицей, повелевает, чтобы седмица, исчисляющая движение времени, всегда круговращалась сама на себя, а также и седмицу наполнял один день, семикратно сам на себя возвращющийся". Другой причиной употребления здесь слова "один", а не "первый" является установление одной длительности суток в 24 часа, неизменной несмотря на сезонные колебания длины дня и ночи. И наконец здесь есть таинственное преобразование невечернего дня будущего века, начавшегося благодаря Воскресению Спасителя именно в этот день один, называемый ныне воскресением. Мир был спасен в тот же день, в который был создан! В дополнение к сказанному пророком Моисеем приведем другие повествования священного Писания , повествующие о первом дне творения. Сам Господь Иисус Христос, Воплотившаяся Премудрость Божия учит нас: "Я родилась, когда еще не существовали бездны (возможно, космические - Д.Д.), когда еще не было источников, обильных водою. Я родилась прежде , нежели водружены были горы, прежде холмов, когда еще Он не сотворил ни земли, ни полей, ни начальных пылинок вселенной (элементарных частиц - Д.Д.). Когда Он уготовлял небеса, Я была там. Когда Он проводил круговую черту по лицу бездны (устанавливал орбиты светил или же вводил во вселенной временные циклы - Д.Д.), когда укреплял вверху облака (возм. галактики - Д.Д.), когда укреплял источники бездны (законы Вселенной и свойства пространства - Д.Д.)... тогда Я была при Нем Художницею, и была радостию всякий день, (очевидно, день творения - Д.Д.) веселясь пред лицем Его во все время" (24 Я родилась, когда еще не существовали бездны, когда еще не было источников, обильных водою.25 Я родилась прежде, нежели водружены были горы, прежде холмов,26 когда еще Он не сотворил ни земли, ни полей, ни начальных пылинок вселенной.27 Когда Он уготовлял небеса, [я была] там. Когда Он проводил круговую черту по лицу бездны,28 когда утверждал вверху облака, когда укреплял источники бездны,29 когда давал морю устав, чтобы воды не переступали пределов его, когда полагал основания земли:30 тогда я была при Нем художницею, и была радостью всякий день, веселясь пред лицем Его во все время,Притч. 8:24-30). Здесь священный Автор через Соломона описывает радость Творца и тайны сотворенного, умолченные Моисеем. Св. Иов дополняя повествование Бытия, прославляя Бога, восклицает: "Он распростер север над пустотою, повесил Землю ни на чем" (7 Он распростер север над пустотою, повесил землю ни на чем.Иов. 26:7). У этого таинственного стиха возможны два смысла. Во первых, в последнее время астрономы действительно обнаружили в северной части звездного неба место практически полностью лишенное галактики. Размеры этой" дыры" в космосе , о которой говорит св. Иов около трех миллионов световых лет. Однако визуально обнаружить ее невозможно, так что речь идет о явном Божественном откровении. Во вторых же возможно понимать первую часть этого стиха, как указание на то, как формировалась Земля. Изначально была проведена некоторая линия (север) в пустоте, вокруг которой начала вращаться планета, и таким образом появилась смена дня и ночи. Вторая же часть стиха ясно говорит о том, что силою Всемогущества Земля висит ни на чем в безднах космоса, поддерживаемая лишь необъяснимой силой гравитации. И наконец, последнее большое описание Первого дня мира есть в речи Господа, обращенной к св. Иову: "Где ты был, когда Я полагал основания земли? Скажи если знаешь. Кто положил меру ей, если знаешь? Или кто протягивал по ней вервь? На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее? " (4 где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь.5 Кто положил меру ей, если знаешь? или кто протягивал по ней вервь?6 На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее,Иов. 38:4-6) Бог повествует св. Иову, что первозданная земля была устроена по строгому плану, подобно некому храму, имеющему определенные, наиболее удобные для людей, размеры (мера), и обладающему совершенной гармонией.(вервь). Устройство глубин ее непостижимо, а положение в космосе уникально. Эти утверждения написанные 3500 лет назад в ХХ веке по Р.Х. подтвердились полностью, благодаря обнаружению "антропного принципа" (см. выше). Насколько же премудрее слово Божие немощной науки человеческой! Первый день творения подошел к концу. Свет постепенно потух и наступил первый вечер в истории мира. Все постепенно погрузилось в плодотворную тьму, чтобы наутро озариться новыми творениями. И мы, созерцая все великие чудеса Господни должны помнить, "что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа" (6 потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа.2 Кор. 4:6)

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

Тьма не есть что-либо вечное, она даже не творение, потому что тьма, как показывает Писание, есть тень. Она не прежде неба и не после облаков сотворена, но вместе с облаками и ими порождена. Бытие ее зависит от иного, потому что нет у нее собственной сущности; и когда перестает быть то, от чего она зависит, тогда вместе с этим и подобно этому перестает быть и тьма. Но что прекращается вместе с другим, перестающим быть, то близко к несуществующему, потому что иное служит причиной его бытия. Поэтому тьма, которая была при облаках и тверди и которой не стало при первоначальном свете и при солнце, могла ли быть самостоятельной, когда одно своим распространением породило ее, а другое своим явлением рассеяло ее?

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

"Назвал Бог свет днем, а тьму ночью" (5 И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.Быт. 1:5). Тьма же есть не какая-либо сущность, но случайность, ибо она – лишение света, потому что воздух не имеет в своей сущности света. Итак, Бог назвал тьмой самое лишение света, что именно скорее указывает на его случайность, нежели на сущность. И не ночь была названа первой, а день, так что день – первый, а ночь – последняя. Таким образом, ночь следует за днем; и от начала дня до начала другого дня – одни сутки, ибо Писание говорит: "И был вечер, и было утро: день один" (5 И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.Быт. 1:5). В три первых дня и день, и ночь произошли, конечно, вследствие того, что свет, по Божественному повелению, распространялся и сокращался. В четвертый же день Бог сотворил светило великое, то есть солнце, в начало и власть дня, ибо при посредстве его происходит день, так как день бывает в то время, когда солнце видимо над землей; и мерой дня служит бег солнца над землей от восхода его до захождения. В этот же день Бог сотворил и светило меньшее, то есть луну, и звезды, в начало и власть ночи, чтобы освещать ее. ...В эти светила Творец вложил первозданный свет – не потому, что Он имел недостаток в ином свете, но чтобы тот свет не оставался праздным. Ибо светило есть не самый свет, но вместилище света.

Источник

"Точное изложение Православной Веры". Кн. 2, Гл. 7 (21) О свете, огне, светилах, как солнце, так луне, так и звездах

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

Видишь, как это прекрасное разделение и чудное создание, превышающее всякий ум, совершается одним словом и повелением?

Потом, так как каждому (свету и тьме дано) было особое имя, то, совокупив то и другое в одно, говорит: и был вечер, и было утро: день один. Конец дня и конец ночи ясно назвал одним (днем), чтобы установить некоторый порядок и последовательность в видимом, и не было бы никакого смешения.

Научаемые от Святаго Духа устами блаженного пророка, мы можем видеть, что сотворено в первый день, и что — в последующие. И это также дело снисхождения человеколюбивого Бога. Всесильная десница Его и безпредельная премудрость не затруднилась бы создать все и в один день. И что говорю в один день? Даже в одно мгновение.

Но так как Он создал все сущее не для своей пользы, потому что не нуждается ни в чем, будучи вседоволен, — напротив создал все по человеколюбию и благости Своей, то и творит по частям, и преподает нам устами блаженного пророка ясное учение о творимом, чтобы мы, обстоятельно узнав о том, не подпадали тем, которые увлекаются человеческими умствованиями.

Если уже и после этого есть люди, которые утверждают, будто все произошло само собою, то на что бы не отважились охотники говорить и делать все ко вреду собственного спасения, если бы (Бог) не явил такого снисхождения и вразумления?

4. Что может быть жалче и безумнее людей, которые дерзают утверждать, будто все сущее произошло само собою, и все творение лишают промышления Божия? Как возможно, скажи мне, чтобы столько стихий и такое благоустройство (существующего) управлялось без правителя и повелителя вселенной? И корабль не может плыть по морским волнам без кормчего, и воин – делать что-либо доблестное без военачальника, и дом – стоять без управляющего: а этот беспредельный мир, и это благоустройство стихий могут разве существовать сами собою, случайно, если нет управляющего всем и своею премудростью поддерживающего и соразмеряющего все видимое?! Но для чего мы слишком усиливаемся доказывать этим людям то, что, по пословице, видно и слепым? Впрочем, мы не перестанем предлагать им наставления от Писания и употреблять всевозможное старание, чтобы отклонить их от заблуждения и привести к истине. Хотя они еще и порабощены заблуждению, но одной с нами природы, и потому нужно иметь великое о них попечение, никогда не ослабевать, но с великою тщательностию делать зависящее от нас и доставлять им приличное врачество, чтобы они, хотя и поздно, достигли истинного здравия. Богу ничто так не вожделенно, как спасение души. Вот и Павел взывает: «иже всем человеком хощет спастися и в разум истины приити» (4 Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины.1 Тим. 2:4); и сам Бог говорит: «хотением... не хощу смерти грешника, но еже обратитися... и жи́ву быти ему» (23 Разве Я хочу смерти беззаконника? говорит Господь Бог. Не того ли, чтобы он обратился от путей своих и был жив?Иез. 18:23, 11 Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам, дом Израилев?Иез. 33:11). Поэтому Он и всю эту природу создал, и нас сотворил, не для того, чтобы нас погубить или подвергнуть наказанию, но чтобы спасти и, избавив от заблуждения, даровать нам блаженство в царстве (небесном). Его уготовал нам, не теперь, по сотворении, но еще прежде создания мира, как Сам говорит: «приидите, благословении Отца моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сотворения мира» (34 Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:Мф. 25:34). Смотри, как человеколюбив Господь, как Он еще прежде творения и прежде появления человека приготовил для него бесчисленные блага, и этим показал, какое попечение имеет Он о нашем роде, и что всем желает спастись.

Имея такого Владыку – столь человеколюбивого, столь благого и столь милосердого, будем заботиться о спасении и собственном, и братьев наших. К нашему спасению послужит и то, когда мы не о себе только будем заботиться, но и станем приносить пользу ближнему и руководить его на путь истины. А что бы видел ты, какое великое благо, содевая свое спасение, доставлять пользу и другому, послушай, что пророк говорит от лица Божия: «аще изведе́ши честно́е от недостойного, яко уста моя будеши» (19 На сие так сказал Господь: если ты обратишься, то Я восставлю тебя, и будешь предстоять пред лицем Моим; и если извлечешь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста. Они сами будут обращаться к тебе, а не ты будешь обращаться к ним.Иер. 15:19). Что значит это? Кто руководит ближнего от заблуждения к истине, или от зла приводит к добру, тот, говорит (Господь), уподобляется Мне, сколько это возможно человеку. И сам Он, будучи Богом, облекся в нашу плоть и соделался человеком не для чего иного, как для спасения рода человеческого. И что говорю: облекся в нашу плоть и испытал все, что бывает с людьми, когда Он взял на себя даже крест, чтобы нас, плененных грехами, освободить от проклятия? Об этом взывает Павел, говоря: «Христос ны искупил есть от клятвы законныя, быв по нас клятва» (13 Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою [ибо написано: проклят всяк, висящий на древе],Гал. 3:13). Итак, если Он – Бог и существо непостижимое, по неизреченному человеколюбию, принял на Себя все это ради нас и нашего спасения, то чего не должны мы сделать для наших братьев и сочленов, чтобы исхитить их из челюстей диавола и привести на путь добродетели? Насколько душа лучше тела, настолько высших – пред подающими бедным деньги – наград удостоятся те, кто увещаниями и частыми внушениями ведут нерадивых и заблуждающихся на прямой путь, показывая им безобразие порока и великую красоту божественной добродетели.

5. Итак, зная все это, будем говорить с ближними, прежде всего житейского, о спасении души, возбуждая в них заботу об этом. Желательно, да, желательно, чтобы душа, постоянно слыша такое внушение, могла воспрянуть из пропасти зол, нас окружающих, и преодолеть нападение страстей, которые беспрестанно ее осаждают. Поэтому нужна нам великая бдительность, так как и брань у нас непрерывная и никогда не знает перемирия. Оттого и Павел к Ефесянам пишет: «несть наша брань к крови и плоти, но к началом, и ко власте́м, к миродержителем тмы века сего, к духово́м злобы поднебесным» (12 потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной.Еф. 6:12). Не думайте, говорит, будто нам предстоит случайная борьба: брань у нас не с подобными нам людьми и бой не равносильный, – потому что мы, связанные телом, должны бороться с бестелесными силами. Однако ж не бойтесь: пусть бой и не равен, но велика сила оружия нашего. Вы знаете, кто ваши враги, – как бы так продолжает апостол, – не упадайте же духом и не ослабевайте в брани, но «сего ради восприимите вся оружия Божия, яко возмощи́ вам стати противу ко́знем диавольским» (11 Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских,Еф. 6:11). Много у него (диавола) козней, т. е. способов, которыми он старается уловлять беспечных; поэтому надобно тщательно узнавать их, чтобы избегнуть сетей его и не дать ему никакого (к нам) доступа; нужно тщательно оберегать и язык, и охранять глаза, и́ соблюдать мысль в чистоте, и постоянно быть готовыми к борьбе, как будто бы нападал на нас какой-нибудь дикий зверь и угрожал нам погибелью. Поэтому-то и небошественная та душа, учитель языков, уста вселенной, делавший все для спасения своих учеников, после слов: «восприимите вся оружия Божия», – ограждая нас со всех сторон и делая неодолимыми, говорит: «станите убо препоясани чресла́ ваша истиною, и оболкшеся в броня́ веры1 , и обувше нозе во уготование благовествова́ния мира: над всеми же восприимше щит веры, в немже возможете вся стрелы лукавого разжженные угасити: и шлем спасения восприимите, и меч духовный, иже есть глагол Божий» (14 Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности,15 и обув ноги в готовность благовествовать мир;16 а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого;17 и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие.Еф. 6:14-17). Видишь, как он оградил все члены! Как бы намереваясь вывести нас на какую-либо, ран, он сначала опоясал нас поясом, чтобы нам легко было делать движения, потом облек в броню, чтобы не поразили нас стрелы, обул и ноги наши, и со всех сторон оградил нас верою. Она, именно она, говорит, возможете, «и стрелы лукавого разжженные угасити». Что же это за стрелы лукавого? Злые похоти, нечистые помыслы, пагубные страсти, гнев, клевета, зависть, раздражительность, вражда, корыстолюбие, и все прочие худые наклонности. Все эти стрелы, говорит, возможет погасать меч духовный. Что говорю: погасить стрелы? Возможет отсечь у врага и самую голову. Видишь, как (апостол) укрепил учеников? Как бывших мягче воска сделал тверже железа? Так как у нас брань не с кровью и плотью, но с бестелесными силами, то он и облек нас не в телесные оружия, но в духовные, и столь светлые, что злой тот демон не может вывести и блеска их.

6. Итак, облекшись в такие оружия, не станем бояться брани и бегать борьбы, но не будем и беспечны, потому что как при нашей бдительности злой тот демон не может одолеть силы наших оружий, если только мы захотим разрушить козни его, так, напротив, если мы будем беспечны, то не будет вам никакой пользы: враг нашего спасения постоянно бодрствует и все предпринимает против вашего спасения. Итак, вооружим себя со всех сторон, будем остерегаться и слов и удерживаться от дел, могущих вредить нам, и, вместе с воздержанием в пище и другими добродетелями, станем подавать и щедрую милостыню бедным, зная, какое уготовано нам воздаяние за попечение о них. «Милуяй нища, – говорит (Писание), – взаим дает Богови» (17 Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его.Притч. 19:17). Смотри, какой новый и необыкновенный род займа: один получает, а другой становится должником. Но, кроме того, здесь необычайно и то, что, давши в займы, не испытаешь неблагодарности и никакого другого вреда. Нет, Бог, обещает дать не сотую только часть прибыли, как это бывает здесь, но во сто крат больше данного в займы: не довольствуется даже и этим, но, воздавая так в настоящем веке, в будущем (даст) жизнь вечную. В настоящей жизни, если бы кто обещал нам уплатить только вдвое больше того, что получить от нас, мы с охотою отдали бы ему все наше имущество, между тем сколько здесь бывает неблагодарности и сколько обманов со стороны корыстолюбцев! Многие и из самых порядочных людей не отдают самого долга или по безрассудству, или часто даже по бедности. Но о Владыке вселенной ничего этого подумать нельзя; напротив, и данная сумма остается в сохранности, и за одолжение Он обещает заплатить во сто крат, а в будущем веке уготовляет нам жизнь (вечную). Какое же будет нам оправдание, когда мы не стараемся и не спешим получить за малое во сто крат больше, за настоящее – будущее) за временное – вечное, но с наслаждением запираем деньги дверями и затворами, и этих денег, которые лежат без пользы и напрасно, не хотим теперь дать нуждающимся, чтобы в будущем веке найти нам в них своих заступников? «Сотворите себе други от мамоны неправды, да, егда оскудеете, приимут вы в вечные кровы» (9 И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители.Лк. 16:9). Знаю, что многие не только не принимают слов наших, но и не придают им значения, считая их пустословием и баснею. Поэтому-то я терзаюсь и скорблю, что ни самый опыт, ни столь великое обетование Божие, ни страх будущего, ни ежедневные наши увещания не могли тронуть этих людей; впрочем, не смотря на это, не перестану повторять им такой совет, доколе своею настойчивостию не успею победить их, возбудить к внимательности и вывести из состояния пресыщения и опьянения, в которое ввергла их страсть к деньгам, омрачившая ум их. Знаю я, знаю, что, после благодати Божией, и наши постоянные поучения и врачество поста успеют, хотя и нескоро, исцелить их от этой тяжкой болезни и возвратить им совершенное здоровье, дабы и они освободились от угрожающего им наказания, и мы избавились от скорби, и за все воссылали славу Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Примечания

  • 1 Так, т.е. «θώρακα τῆς πίστεος» по принятому в Патрологии Миня чтению, хотя в некоторых списках вместо «τῆς πίστεος» читается: «τῆς δικαιοσύνης» ­­ «правды» или «праведности», как в славяно-рус. переводе.

Источник

Беседы (гомилии) на книгу Бытия, 3
PG 51, 35-39

***

«И стал свет. ...И назвал Бог свет днем, а тьму ночью». Почему же называет свет днем? Потому, что все светлое и радостное называется покойным — кротким. Потому и человеколюбие мы называем кротостью и ручных животных называем кроткими. «И назвал Бог свет днем, а тьму ночью». Почему (тьму) ночью? Потому, что спящему ночью человеку напоминается о смерти, как бы такими словами: познай, человек, кто ты; ты смертен, рабствуешь сну; зачем же чрезмерно гордишься? Ночь — время сокрушения, почему Давид и говорит: «о чем говорите в сердцах своих, (о том) сокрушайтесь на ложах ваших» (5 Гневаясь, не согрешайте: размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь;Пс. 4:5). Подлинно, ночью человек лежит ни мертв, ни жив. Спроси еретика: «что же? Жив или мертв?» Если он ответит тебе: «жив», то скажи: «почему же он не замечает говорящих и ходящих около него?» Если же ответит: «мертв», — скажи: «как же он ды­шит? То, что дышит, не мертво; то, что не чувствуем, не есть живое. Себя самого не знаешь, а мечтаешь о том, что выше тебя». Но достаточно будет сказанного о первом дне. Насту­пающий вечер, как и там, прекращает то, что относится к первому дню; мы изъяснили по мере сил, и хотя мысли были и глубокие, все же изъясняли их. Долг же верующих обду­мать сказанное и прилежно рассмотреть историю.

7. Мы же, питомцы святого поста, при воздержании телесном наслаждаясь пищей небесною, будем стараться свято соблюсти пост. «Назначьте, — говорится, — пост» (14 Назначьте пост, объявите торжественное собрание, созовите старцев и всех жителей страны сей в дом Господа Бога вашего, и взывайте к Господу.Иоил. 1:14). Мы ли его освящаем, или он освящает нас? Очевидно, что пророк сказал это в том смысле, чтобы мы свято хранили пост. Смысл такой же, как и в словах нашей молитвы: «да святится имя Твое» (9 Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое;Мф. 6:9); мы молимся не об имени Его, потому что имя Его освящает все, и говорим в смысле: «пусть имя Твое святится в нас», поскольку имя Его призвано на нас, так (христианами мы называемся от Христа). У святого все свято, потому что ничто, не будучи святым, не может приблизиться к Богу. Святый Бог почивает во свя­тых. Свято небо Его: «услышал его с неба святого Своего»: (7 Ныне познал я, что Господь спасает помазанника Своего, отвечает ему со святых небес Своих могуществом спасающей десницы Своей.Пс. 19:7); святы ангелы: «в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (38 Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами.Мк. 8:38); свята земля с ее богослужением: и захочет, говорится, раззорить завет на земле святой Его; Давид называет святым двор храма: «поклонитесь Господу во дворе святом Его» (9 поклонитесь Господу во благолепии святыни. Трепещи пред лицем Его, вся земля!Пс. 95:9); у Исаии называется святым храм: «дом освящения нашего и славы нашей» (11 Дом освящения нашего и славы нашей, где отцы наши прославляли Тебя, сожжен огнем, и все драгоценности наши разграблены.Ис. 64:11); овцы бессловесные, которых тогда приносили в жертву, назывались святыми: как «овцы святыя в Иеру­салиме» (38 Как много бывает жертвенных овец в Иерусалиме во время праздников его, так полны будут людьми опустелые города, и узнают, что Я Господь.Иез. 36:38); свят завет: «и утвердит» со многими «завет» святый свой (27 И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на крыле [святилища] будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя".Дан. 9:27); сам город назывался свя­тым: «святой горы Твоей» отцов наших Иерусалиме (16 Господи! по всей правде Твоей да отвратится гнев Твой и негодование Твое от града Твоего, Иерусалима, от святой горы Твоей; ибо за грехи наши и беззакония отцов наших Иерусалим и народ Твой в поругании у всех, окружающих нас.Дан. 9:16). Ни что не святое не может приближаться к Богу. По­тому и Павел говорит: «Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа» (14 Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа.Евр. 12:14). Мы воздерживаемся от хлеба; бу­дем воздерживаться и от неправды. Ты не ешь хлеба? Не снедай плоти убогих, чтобы и о тебе не сказал Бог: «поедающие народ Мой, как едят хлеб» (4 Неужели не вразумятся все, делающие беззаконие, съедающие народ мой, как едят хлеб, и не призывающие Господа?Пс. 13:4). Ты не пьешь вина? Пусть не опьяняет тебя гнев, чтобы тебе не услышать от Законодателя: «Ярость их подобна змеиной» (5 Яд у них - как яд змеи, как глухого аспида, который затыкает уши своиПс. 57:5), и еще: «вино их яд драконов» (33 вино их яд драконов и гибельная отрава аспидов.Втор. 32:33). Если ты угнетаешь бед­няка, так что он стенает, то пред Богом он окажется сне­дающим хлеб слез. Поэтому Бог и говорит: «вы заставляете обливать слезами жертвенник Господа» (13 И вот еще что вы делаете: вы заставляете обливать слезами жертвенник Господа с рыданием и воплем, так что Он уже не призирает более на приношение и не принимает умилоствительной жертвы из рук ваших.Мал. 2:13).

Итак Бог, который говорит: «земледельцы, рыдайте» (11 Краснейте от стыда, земледельцы, рыдайте, виноградари, о пшенице и ячмене, потому что погибла жатва в поле,Иоил. 1:11), порицает тех, кто пла­чет перед алтарем? Да, порицает, но не за то, что они пла­кали, а за то, что там — пред алтарем плакали обиженные сироты и вдовы. А чтобы показать, что говорит о них (свя­щенниках), Он присовокупил: «обратитесь ко Мне всем сердцем своим в посте, плаче и рыдании» (12 Но и ныне еще говорит Господь: обратитесь ко Мне всем сердцем своим в посте, плаче и рыдании.Иоил. 2:12). Кроме того, нужно обратить внимание и на наши жертвы. Предлагается душевная трапеза — слово Божие. Тело чрез пост освящается; душа, если ее не питать, гибнет. Пусть же тело постится постом воздержания от грехов, а душа насыщается божественным учением. Нельзя тебе есть хлеб Христов и хлеб слез, как и Павел говорит: «не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской» (21 Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской.1 Кор. 10:21). Итак, постящемуся нужно воздерживаться от пищи, но, прежде всего — от грехов. Подлинно, и ангелы каждый день замечают, кто решил воздерживаться от корыстолюбия, или блуда, или неправды. Такие посты и ангелы записывают и Бог сокровиществует. Подобно тому, братие, как начальники, при­няв просьбы на царское имя, все представляют царю, так и ангелы обо всем происходящем сообщают Богу, — не научая Его как бы неведущего, а исполняя служебный долг творения. Я назвал бы в тысячу раз блаженнейшим ядущего, чем постящегося и творящего неправду. Говорю это не для того, чтобы уничтожить пост, а чтобы призвать к благочестию. Не еда — зло, а грех — зло, почему Бог и говорит о некотором праведнике: «разве отец твой не ел, и сотворил волю Мою», и в другом месте: «пост четвертого месяца и пост пятого, и пост седьмого, и пост десятого соделается для дома Иудина радостью и веселым торжеством; только любите истину и мир» (19 так говорит Господь Саваоф: пост четвертого месяца и пост пятого, и пост седьмого, и пост десятого соделается для дома Иудина радостью и веселым торжеством; только любите истину и мир.Зах. 8:19). Но воссиял чувственный свет, чтобы прославился Творец света. Настал вечер, завер­шающий течение дня. Начало прекрасно; пусть присоединится такой же конец. Не кончай худо, а слушай Давида: «в конец, не погуби» (1 Начальнику хора. Не погуби. Псалом Асафа. Песнь.Пс. 74:1). Бог же света да просветит вас всех словом, разумом, верою, правдою, целомудрием во Христе Иисусе Господе нашем, чрез Которого и с Которым слава Отцу, со Святым Духом, во веки веков. Аминь.

Источник

О творении мира (также приписывается еп. Севериану Гавальскому), день 1.

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

"И сказал Бог... И был вечер, и утро"... Эти слова сказаны впервые о третьем дне, с дальнейшими повторениями их. Каждые вечер и утро суть начало и конец "ночного периода", когда совершается в каждом живом существе на земле, в том числе и в каждом из нас, невидимый и не осязаемый процесс роста, укрепления, освежения, восстановления и обновления сил. Утром встаем, и видим в природе что-нибудь новое: раскрывающийся цветок, а то и появление нового существа. Не таков ли процесс и в библейском повествовании? Так по аналогии с человеком, и в библейском повествовании: "И увидел Бог, что это хорошо". - читаем после каждого: "И стало так". Повествование Моисеево написано им для людей земли, для его народа, для духовного их, да и нашего, наставления. Поэтому оно темой земли и человечества и ограничивается. Нам не запрещена возможность предположения состояния в других местах вселенной, подобного бытию земли. Нашу мысль задерживает и поражает другое: высота духа и мысли пророка Моисея, его дерзновенное, по человеческому понятию, но боговдохновенное по своим признакам, принятие на себя задачи: дать общий образ происхождения мира, появления на земле человечества; первую его историю; историю своего народа, как богоизбранного; утвердить единобожие в нем и начать историю Церкви Божией - ветхозаветной. Имелся примитивный народный язык, чуждый отвлеченных понятий. Были примитивнейшие средства для письма. Но задача исполнена: четыре с половиной тысячелетия тому назад! Если принцип "цели" явно действует в области нашего земного мира, если здесь проявляется гармония в жизненной, живой его части, согласование с законами мертвой его природы, подлинность этой второй стихии живому началу и служение ему, если во всем этом видим глубокую разумность, стройность,- то отсюда проникаемся мыслью о благословении Божием, о благости Божией, - нам остается только радоваться величию создания вселенной, как и нашего земного мира; думать же и поступать так, чтобы быть достойными благости Божией и даров Божиих, неподражаемо запечатленных в словах апостола Павла в послании к Римлянам: "О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! ... Ибо все от Него, Им и к Нему. Ему слава во веки. Аминь".

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

назвал Бог свет днем. Сравнение по аналогии со светлой частью суток. Как день приходит на смену ночи, так один период (период хаоса) сменяется другим (периодом порядка и организованности).

назвал. Все, что существует, должно иметь имя (название). См. Быт. 1:32, 29; 10 Что существует, тому уже наречено имя, и известно, что это - человек, и что он не может препираться с тем, кто сильнее его.Еккл. 6:10.

был вечер, и было утро. Поэтический образ, выражающий течение времени. Примечательно, что слово "ночь" в данном контексте опускается (см. ст. 8 И назвал Бог твердь небом. [И увидел Бог, что это хорошо.] И был вечер, и было утро: день второй.Быт. 1:8, 13, 19, 23, 31), поскольку с "ночью" ассоциируется тьма (ст. 4 И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы.Быт. 1:4), связанная с первичным хаосом. Из этого следует, что в процессе творения возврата к хаосу не было.

день один. В древнееврейском слово "день" означало не только часть суток, но и период времени, в течение которого происходил какой-либо процесс (от своего начала до завершения). Соответствует греческому "эон" (см. 8 Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день.2 Пет. 3:8). Эту же мысль подтверждает и количественное числительное "один" (не порядковое "первый").

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

1, 4-5 И разлучи Бог между светом и между тьмою. И нарече Бог свет день, а тьму нарече нощь». Свят. Василий комментирует это место: «И разлучи Бог между светом и между тьмою», то есть Бог соделал природу их несоединимою и совершенно противоположною; потому что удалил их друг от друга и отделил великою средою. «И нарече Бог свет день, а тьму нарече нощь». Ныне, по сотворении уже солнца, день есть освещение воздуха солнцем, которое сияет в полушарии, лежащем над землею, а ночь – покрытие земли тенью, когда сокрывается солнце. Но тогда, не по солнечному движению, но потому что первобытный оный свет, в определенной Богом мере, то разливался, то опять сжимался, происходил день и следовала ночь». (Шестоднев, II:8). 1, 5 «И бысть вечер, и бысть утро: день един». Свят. Василий продолжает: «Вечер есть общий предел дня и ночи; подобным образом и утро есть смежность ночи со днем. Посему, чтобы старейшинство бытия приписать дню, Моисей сперва наименовал конец дня, а потом конец ночи, так как ночь следует за днем. Ибо состояние в мире, предшествовавшее сотворению света, было не ночь, но тьма; а что стало отлично от дня, то названо ночью; сему и наименование дано после дня... Почему назван (день) не первым, но единым? Хотя намеревающемуся говорить о втором, и о третьем, и четвертом днях было бы приличнее наименовать первым тот день, с которого начинаются последующие; однако же он назвал единым, ибо определяет сим меру дня и ночи» (Шестоднев II:8, стр. 22). Сей первый день творения (не важно сколь «длинным» его предполагать) – начало цикла из семи дней (каждый со своим днем и ночью), который продолжается вплоть до наших дней. Те рационалистические комментаторы, видящие в «семи днях» и том факте, что вечер предшествует утру просто обратную проекцию позднейших иудейских обычаев, показывают себя полностью вне гармонии со святоотеческим образом воззрения на эти вещи, и посему они неспособны ответить на вопрос: где и как иудеи получили эти обычаи? На взгляд святых Отцов, благооткровенный текст может дать и дает буквальные источники о мире и причинах иудейских обычаев (которые теперь христианские – ибо наш церковный день тоже начинается с вечерни). Так мы подходим к концу дня единого, первого дня творения. Он установил меру времени для всех наступающих эпох (ибо «прежде» него времени не было; оно началось с ним). И в другом смысле это также день, непохожий на те, что последовали за ним, как объясняет преп. Ефрем: «Так, по свидетельству Писания, небо, земля, огонь, воздух и воды сотворены из ничего, свет же, сотворенный в первый день, и все прочее, что сотворено после него, сотворено уже из того, что было прежде. Ибо, когда Моисей говорит о сотворенной из ничего, употребляет слово «сотвори»: «сотвори Бог небо и землю». И хотя не написано об огне, водах и воздухе, что они сотворены, однако же не сказано также, что они произведены из того, что было прежде. А потому и они из ничего, как небо и земля из ничего» (Толкование на Бытие I, стр. 219). «Пять творений», что упоминает преп. Ефрем суть «четыре стихии» из которых, по определению древней науки, складывалось все на земле, плюс небо. Не обязательно принимать этот частный способ анализа творения, чтобы увидеть, что есть нечто действительно «фундаментальное», что касается первого дня творения: он включает в себя начала всего того, что появилось после. Можно размышлять относительно того, откуда появилась материя для живых существ, небесных тел и других творений следующих пяти дней: была ли она вновь сотворена из ничего или же действительно была лишь трансформирована из уже существующей материи? Но это было бы бесполезным упражнением, ни в коем случае не противоречащим истине, что основная структура и материя творения была сотворена в первый день; дело следующих пяти дней менее «радикально», нежели первого – это, скорее, «оформление», чем «творение» в строгом смысле. Сама идея «творения из ничего» или «из небытия» резко отличает подход Бытия от подхода всех языческих мифов и умозрений о творении. В последних, это некий род «демиурга» или «бога-оформителя» – тот, кто формирует мир из уже существующей материи – которая, как говорят святые Отцы, таким образом, есть тоже род «бога». Бытие описывает абсолютное начало всего мира, а не его развитие из чего-либо уже существующего; даже творения последующих пяти дней, как мы увидим, хотя они произошли из материи, которая уже была сотворена, суть нечто полностью новое, что не может быть понято как простое развитие первозданной материи. Измышления современных мыслителей, пытающихся проследить мир назад до некоей, в конце концов, простой материи, которая развилась сама собою, оказываются родственными древним языческим умозрениям; радикальность объяснения Бытия вне тех и других – именно поэтому, что происходит от Божия Откровения, а не людских догадок и построений. Христианин, понимающий абсолютность Божия творческого процесса в шесть дней, смотрит на настоящее творение другими глазами, нежели тот, кто рассматривает его как постепенное развитие или «эволюцию» первобытной материи (все равно, понимается ли последняя как сотворенная Богом или как самосуществующая). Согласно последнему взгляду, мир видится «естественно» пришедшим в свое наличное состояние, и возможно проследить его назад ко всевозможным простейшим формам, каждая из которых может быть понята «естественно», но согласно первому взгляду, взгляду книги Бытия, он помещается между двумя основными полюсами экзистенции: тем, что он есть сейчас, и абсолютным ничто, из которого он появился внезапно, по одной лишь Божией воле. Есть еще один вопрос, который мы задаем относительно первого дня: где в нем место сотворения мира ангельского? Моисей описывает сотворение лишь видимого мира; когда же был создан невидимый мир духовных существ? Некоторые Отцы думают, что они включены в сотворение неба; другие не столь точны, но знают, что они были также сотворены вначале. Свят. Василий учит: «Было нечто, как вероятно и прежде сего мира; но сие, хотя и постижимо для нашего разумения, однако же не введено в повествование как несоответствующе силам новообучаемых и младенцев разумом. Еще ранее бытия мира было некоторое состояние, приличное премирным силам, превысшее времени, вечное, присно продолжающееся. В нем-то Творец и Зиждитель всяческих совершил создание – мысленный свет, приличный блаженству любящих Господа, разумные и невидимые природы и все украшение умосозерцаемых тварей, превосходящих наше разумение, так что нельзя изобрести для них и наименований. Они-то наполняют собою сущность невидимого мира». (Шестоднев 1:5, стр. 6). Подобным образом свят. Амвросий пишет: «Ангелы, Господства и Власти, хотя они начали существовать в определенное время, были уже в наличии, когда мир был сотворен. Ибо «создана быша всяческая (...) видимая и невидимая, аще престоли, аще господствия, аще начала, аще власти, – всяческая Тем и о Нем создашася» (Кол. 1, 16). (Siх Dауs, I:5, р. 18). В самом деле, Бог сказал Иову: «Егда (сотворены) быша звезды, восхвалиша Мя гласом велиим вси ангели Мои». (Иов 38, 7). Мы увидим на шестой день, как Адам был искушен сатаной, и посему мы знаем, что битва с возгордившимися ангелами на небе, как описано в Апокалипсисе (12, 7-8), произошла уже перед тем, и сатана уже ниспал с неба, подобно молнии (Лк. 10, 18).

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

И назвал Бог свет днем, а тьму ночью.

Разделив свет от тьмы и установив правильное чередование их между собою, Творец нарекает им и соответствующие имена, назвав период господства света днем, а время господства тьмы – ночью. Священное Писание дает нам целый ряд указаний на происхождение этого божественного установления (20 Ты простираешь тьму и бывает ночь: во время нее бродят все лесные звери;21 львы рыкают о добыче и просят у Бога пищу себе.22 Восходит солнце, [и] они собираются и ложатся в свои логовища;23 выходит человек на дело свое и на работу свою до вечера.24 Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро; земля полна произведений Твоих.Пс. 103:20-24, 5 Да хвалят имя Господа, ибо Он повелел, и сотворились;Пс. 148:5; 11 и сказал: доселе дойдешь и не перейдешь, и здесь предел надменным волнам твоим?Иов. 38:11; 20 так говорит Господь: если можете разрушить завет Мой о дне и завет Мой о ночи, чтобы день и ночь не приходили в свое время,Иер. 33:20). О характере и продолжительности этих первобытных суток мы лишены возможности судить положительно: одно только можем сказать, что по крайней мере в первые три дня до сотворения солнца они, по всей вероятности, не были тождественны с нашими настоящими сутками.

И был вечер, и было утро:

Многие из толковников на том основании, что сначала поставлен «вечер», а затем уже – утро, хотят видеть в первом не что иное, как ту хаотическую тьму, которая предшествовала появлению света и таким образом предваряла первый день. Но это будет очевидной натяжкой текста, так как до сотворения света не могло существовать ни подобного разграничения суток, ни самого названия двух главных составных частей их. На указанном заблуждении покоится и другое, что счет астрономических суток следует будто бы начинать с вечера, как это думает, напр., и Ефрем Сирин. Но святой Иоанн Златоуст правильнее полагает, что исчисление суток должно идти от утра к утру, так как, повторяем, самая возможность различения в сутках дня и ночи началась не ранее как с момента создания света или со времени наступления дня, т. е., говоря современным языком, с утра первого дня творения.

день один.

В еврейском подлиннике стоит не порядковое, а количественное числительное «день один», ибо и на самом деле первый день недели творения был в ней пока еще и единственным.

Заканчивая свою речь о первом дне творческой недели, считаем уместным высказаться здесь, вообще, об этих днях. Вопрос о них составляет одну из труднейших экзегетических проблем. Главная трудность ее состоит, во-первых, в определенном понимании библейских дней творения, а во-вторых, и еще больше – в соглашении этих дней с современными данными астрономии и геологии. Выше мы уже видели, что к первым дням творения, предшествовавшим появлению солнца, довольно трудно прилагать нашу обычную астрономическую мерку с ее 24-х часовой продолжительностью, зависящей, как известно, от движения земли вокруг своей оси и от поворота ее то одной, то другой стороной к солнцу. Но если допустить, что это сравнительно незначительное препятствие было как-либо устранено силой божественного всемогущества, то все остальные, собственно библейские данные, и разделение этих суток на утро и вечер, и определенное количество, и строгая последовательность их, и исторический характер самого повествования, – все это говорит за строго буквальный смысл библейского текста и за астрономическую продолжительность этих библейских суток. Гораздо серьезнее другое возражение, идущее со стороны науки, которая, исходя из анализа так называемых геологических пластов, насчитывает целый ряд геологических эпох, потребных для постепенного образования земной коры и несколько тысячелетий для последовательного возникновения на ней различных форм растительной и животной жизни.

Мысль о соглашении в этом пункте Библии с наукой сильно занимала еще отцов и учителей Церкви, среди которых представители Александрийской школы – Ориген, святые Климент Александрийский, Афанасий Александрийский, и др. стояли даже за аллегорическое толкование библейских дней в смысле более или менее продолжительных периодов. Вслед за ними и целый ряд последующих экзегетов старался так или иначе видоизменить прямой, буквальный смысл библейского текста и приспособить его к выводам науки (так называемые периодистические и реститутивные теории). Но прямой, буквальный смысл библейского текста, древнехристианская традиция и православное толкование вообще не допускают такого свободного обращения с библейским текстом и, следовательно, требуют буквального понимания имеющегося в нем термина «день».

Итак, Библия говорит об обычных днях, а наука о целых периодах или эпохах. Лучшим выходом из этого противоречия является, по нашему мнению, так называемая «визионерская» теория. По смыслу этой теории, библейское повествование о творении мира представляет собой не строго научное и фактически детальное воспроизведение всей истории действительного процесса мирообразования, а лишь его главнейшие моменты, открытые Богом первому человеку в особом видении (visio). Здесь вся история происхождения мира, развившаяся в недоведомое для нас время, прошла пред духовным взором человека в виде целой серии картин, из которых каждая представляла известные группы явлений, причем как общий характер, так и последовательность этих картин являлись верным, хотя и мгновенным отображением действительной истории. Каждая из этих визионерных картин образовывала собою особую группу явлений, фактически развивавшихся в течение одного и того же периода, в видении же получившего название того или другого дня.

На вопрос, почему же геологические эпохи творения получили в библейском космогоническом видении название обычного «дня», ответить сравнительно нетрудно: потому, что «день» был самой удобной, самой простой и легко доступной сознанию первобытного человека хронологической меркой. Следовательно, чтобы внедрить в сознание первого человека идею о последовательном порядке творения мира и раздельности его процессов, целесообразнее всего было воспользоваться уже знакомым ему образом дня как цельного и законченного периода времени.

Итак, по вопросу о днях творения Библия и наука отнюдь не сталкиваются между собой: Библия, разумея обыкновенные дни, отмечает этим самым лишь различные моменты космогонического видения, в котором Бог благоволил открыть человеку историю мироздания; наука же, указывая на геологические эпохи и продолжительные периоды, имеет в виду исследовать фактический процесс происхождения и постепенного устройства мира; и такое допущение научных гипотез нисколько не колеблет собою божественного всемогущества, для которого было совершенно безразлично – создать ли весь мир во мгновение ока, употребить ли на это целую неделю, или, вложив в мир известные целесообразные законы, предоставить им более или менее естественное течение, приведшее к продолжительному мирообразованию. Последнее, на наш взгляд, еще даже более отвечает идее божественной премудрости и благости Творца. Указанная нами здесь визионерная история, находя своих защитников и среди отцов и учителей Церкви (святой Иоанн Златоуст, святой Григорий Нисский, Феодорит, Юнилий Африканский), разделяется многими новейшими экзегетами (см. об этом подробнее в диссертации А. Покровского «Библейское учение о первобытной религии»).

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

<...> тьма необходима. А что она не какая-либо сущность, но нечто случайное, нетрудно понять потому, что она есть тень, отбрасываемая небом и землей и исчезающая при появлении света. Свет же есть сущность, и он самостоятелен, он заходит и снова появляется и, удалившись, возвращается. Как наше тело есть некая сущность, а производимая им тень – нечто случайное, а не сущность, так небо и земля, эти величайшие из тел, суть различные сущности, производимая же ими тень, пока нет света, называется тьмою. Но свет уничтожает тьму. <...>

Источник

Вопрос 8. Если Богом создан свет; то как сотворил Он тьму?

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

«И назвал Бог свет днем, а тьму ночью»; ибо подлинно человек не мог бы назвать свет днем или тьму ночью, ни прочим видам дать имена, если б он не получил наименования от Творца Бога.

Толкование на группу стихов: Быт: 1: 5-5

Когда Бог представляется дающим свету имя дня и тьме имя ночи, то сим показывается Божие владычество над сотворенным светом и власть паки уничтожить его имя и бытие, ибо наречение имени есть знамение владычества (19 Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел [их] к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей.20 И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему.Быт. 2:19-20, 7 И переименовал их начальник евнухов - Даниила Валтасаром, Ананию Седрахом, Мисаила Мисахом и Азарию Авденаго.Дан. 1:7, 4 И воцарил царь Египетский над Иудеею и Иерусалимом Елиакима, брата его, и переменил имя его на Иоакима, а Иоахаза, брата его, взял Нехао и отвел его в Египет [и он умер там. И серебро и золото давал фараону: тогда земля начала давать серебро по слову фараона, и каждый, по власти, требовал серебра и золота от народа земли для дани фараону Нехао].2 Пар. 36:4) и сходство первого дня со всеми последующими, которым озаряемый Божественным же светом разум первого человека дал имена дня, ночи, утра, вечера. В описании первого дня полагается прежде вечер и потом утро. Дабы понять возможность сего порядка времени, зритель миросоздания пусть поставит себя мысленно на той черте, которая по образованию земли должна составлять ее очертание, и в том месте, где должен быть насажден рай. Потом пусть вообразит, что новосотворенный свет, проникая сквозь неустроенное вещество до оной черты, является от сея точки зрения на Востоке. Время, протекшее от начала творения до явления света, есть Моисеев первый вечер, сумрак или ночь; явление новосотворенного света — утро; время, в которое он должен оставить горизонт Эдем, — конец первого дня. День первый Моисей называет одним или просто, полагая имя количества вместо имени порядка; или с особенным намерением для означения того, что, несмотря на беспримерную его ночь, он не был более как один день обыкновенный; или, наконец, для того, что по сей первоначальной ночи он был единственный. <...> (Период 1 в истории Церкви) Вначале Церковь была небо и земля вкупе, или небо на земле. Падение человека соделало ее землею необразованною и пустою. Тьма покрыла ее так, как бы она совсем соединилась с бездною отпадших духов. Но Дух Божий носился над водами, то есть над племенами человеческими, которые в слове Божием изображаются водами (6 за то, что этот народ пренебрегает водами Силоама, текущими тихо, и восхищается Рецином и сыном Ремалииным,Ис. 8:6, 7, 15 И говорит мне: воды, которые ты видел, где сидит блудница, суть люди и народы, и племена и языки.Откр. 17:15), погибавшими во Адаме, и благодать осенила его. Бог послал ему свет откровения о Искупителе и разлучил царство света от царства тьмы, верующего человека от нераскаянного дьявола, семя жены от семени змия, племя Сифа от племени Каина, дом Ноя от растленного вконец первого мира. <...> (Период 1 в жизни человека) Каждый человек в особенности имеет свое небо и землю, дух и плоть, внутреннее и внешнее, остаток первобытного совершенства и хаос греховного растления, из которого действием Благодати постепенно устрояется новая тварь. Возникая из нравственного ничтожества, он находит себя землею неустроенною и пустою, и тьма закрывает глубину его сердца от него самого. Но на слезные воды покаяния нисходит Дух Божий и Слово Божие производит в нем вышний свет, который чем яснее сияет, тем более отделяется, и становится ощутительнее собственная тьма человека.

Все к этому стиху