yandex

К Римлянам послание ап. Павла 1 глава 27 стих

Стих 26
Стих 28

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 25-27

Человек и творение заняли место Творца, что неизбежно привело, помимо всего прочего, к нарушению естественного порядка отношений между мужчиной и женщиной.

Источник

Александр Прокопчук прот. Послания святого Апостола Павла. Комментарии и богословие. М.: ПСТГУ, 2019. С. 130

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

Очевидно, что, обратив истину Божию в ложь, они и естественное употребление заменили противоестественным, которым и обесчестились, осудив себя на вторую смерть (Ср. 8 Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая.Откр. 21:8). Поскольку сатана не может дать другой закон, так как не имеет на это власти, то он дозволенное и приличное обращает в другой порядок - таким образом, чтобы дозволенное превращалось в грех. Получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение. Павел говорит, что таково возмездие Бога, Которого они презрели, то есть бесстыдство и осквернение. А это - первая причина греха. Что хуже, что постыднее такого греха? Насколько идолопоклонство есть бесчестнейший и тяжелейший грех, настолько же ужасающе и воздаяние за него, настолько же грязно страдание.

Источник

Амвросиаст, Комментарий на Послание к Римлянам. CSEL 81:51, 53.

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

Вот библейская оценка гомосексуализма и гей-парадов. Это полное безобразие, беззаконие, безумие, сумасшествие. Если люди начинают торжественно ходить и гордиться этим, то очевидно, что мы имеем дело с сумасшествием, массовым безумием, которое пытаются внедрить как норму жизни. А еще при этом говорят о правах. О правах на сумасшествие, на самобесчестие, на разложение природы и личности. Удивительное право!

В греческом тексте стоит слово «асхимосинин», то есть все эти противоестественные вещи приводят к поломке самой схемы функционирования человека, переворачивают его. Недаром гомосексуалистов и лесбиянок называют извращенцами, то есть людьми, которые вывернули себя наизнанку. Это касается не только плоти, но всей природы человека. У него вывернутая личность, логика — вывернуто все. А началось с того, что Бог оставил их, так как они не почитали Его. Люди, забывшие Бога, выворачиваются и доходят до сумасшествия. Они падают ниже животных, становятся бесноватыми саморазрушающимися существами.

За всем этим стоит желание дьявола уничтожить человеческий род при помощи прекращения размножения. Недаром существуют общемировые попытки контроля над рождаемостью. За этим скрывается желание, чтобы было как можно меньше детей. Иродово желание, чтобы жизнь не увеличивалась, чтобы разложение охватило всего человека. Кстати, святитель Иоанн Златоуст, толкуя это место, говорит, что речь идет не только о нечестии и сумасшествии этих бесноватых извращенцев, но и о том, что дьявол хочет сделать из мужчин и женщин два отдельных племени, ненавидящих друг друга. А так и получается, если вы заметили это на примере феминисток и гомосексуалистов. Дьявольская идея: стравить две половины человечества, чтобы они ненавидели друг друга и разлагали сами себя.

Таково дьявольское коварство, а причина, вновь повторюсь, в том, что Бог предал, сдал людей их собственным похотям. Люди отказались служить Богу — в этом причина всего остального. Часто приходится слышать: «Причина в пропаганде разврата». Да, пропаганда, безусловно, виновата. Святой Павел дальше подчеркивает, что люди «не только их делают, но и делающих одобряют» (32 Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют.Рим. 1:32). Пропаганда — это особое зло, поэтому отдельное чудовищное наказание лежит на телеведущих, которые одобряют такие злодейские дела, но сама причина не в этом. В нормальном христианском обществе таких людей просто бы побили, и на этом бы все закончилось. Причина в том, что люди, забывшие Бога, не могут уже остановиться, и распад идет дальше. Богозабвение является причиной всего остального.

«Получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение». Лесбиянки и гомосексуалисты в самих себе получают расплату за свои беззакония. Мы сейчас даже видим, какая это расплата. Называется она СПИДом, как вы знаете. В наказание за злодейства они разлагаются телами и умирают.

Источник

Священник Даниил Сысоев. Толкование на Послание апостола Павла к Римлянам. В 4 частях. Часть 1. Причины неверия в Бога. — М.: Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», 2018. — С. 90-93

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

Подобно и мужчины сами оставили также естественное употребление женщины, сами также впали в нерадение, хотя и никем не принуждаемые, - доведенные до этого не только своею похотью, но и алчностью. Также и возмездие за свое восстание против жен получили они в себе самих.

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

И возмездие, еже подобало прелести их, в себе восприемлюще. Страшное извращение природы человеческой, обнаруживаемое в извращении природных побуждений и понятий человека и подобных грехах, Апостол считает крайним унижением самих людей и наказанием за их заблуждение.

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

Итак, коснувшись сперва женщин, апостол обращает потом речь к мужчинам: такожде и мужи, оставльше естественную, подобу женска пола. Является доказательством крайней порчи то, когда развращены тот и другой пол, когда мужчина, поставленный быть наставником жены, и женщина, которой поведено быть помощницею мужа, поступают друг с другом, как враги. Заметь же, какия сильныя выражения употребляет апостол. Не сказал, что они питали взаимную любовь и вожделение, но - разжегошася похотию своею друг на друга. Замечаешь ли, что все произошло от преизбытка вожделения, которое не в силах оказалось остаться в собственных своих пределах? Все, преступающее законы, установленные Богом, питает вожделение к необычному и незаконному. Подобно тому, как многие, потерявши позыв к обыкновенной пище, нередко едят землю и мелкие камни, а другие, томясь сильною жаждою, часто пьют и грязную воду, - так и язычники вскипели этою противозаконною любовию. И если ты спросишь: откуда такая напряженность страсти? - отвечаю: оттого, что они были оставлены Богом. А отчего произошло это Божие оставление? От беззакония оставивших Бога. Мужи на мужех студ содевающе. Ты, услышавши (говорит апостол) о том, что они (язычники) разжигались, не подумай, что у них была одна только болезнь вожделения: все зависит преимущественно от безпечности, которая и разжигала страсти. Потому он не сказал - соблазнившись, или - впавши (1 Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным.Гал. 6:1), как выразился в другом месте, а как выразился? Содевающе. Они считали грех занятием не простым, но таким, которое совершали с ревностию. Не сказал также - вожделение, но - студ по преимуществу, потому что они посрамили естество и попрали законы. Смотри, какое большое замешательство произошло с той и другой стороны. Не только голова стала внизу, но и ноги вверху; люди сделались врагами себе самим и друг другу, так как открыли какую-то жестокую брань, которая беззаконнее всякаго междуусобия, - брань многоразличную и разнообразную. Они разделили ее на четыре вида, все суетные и преступные, так что эта борьба у них была не двойная и тройная, но в четырех видах. Разсуди сам. Двоим, разумею жену и мужа, надлежало составлять одно, как сказано: будета два в плоть едину (24 Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть.Быт. 2:24). А это вызывалось желанием общения, которое и соединяло оба пола друг с другом. Диавол, истребив эту взаимную склонность и давши ей иное направление, таким образом разделил между собою полы и, вопреки закону Божию, из одного целаго сделал две части. Ведь Бог сказал: будета два в плоть едину, но диавол единую плоть разделил на две. Вот первая брань. Опять, каждая из этих двух частей стала враждовать как сама с собою, так и друг против друга, потому что женщины стали наносить поругание не только мужчинам, но и женщинам, а мужчины возставали друг на друга и против женскаго пола, как обыкновенно и бывает в какой-нибудь ночной битве. Видишь ли вторую и третью брань, четвертую и пятую? Но есть еще и иная: кроме сказаннаго, они возстали и на самую природу. Так как диавол видел, что самое вожделение больше всего соединяет полы, то и постарался разорвать этот союз, чтобы уничтожить человеческий род не только противозаконным расточением семени, но и взаимною борьбою и возстаниями. И возмездие, еже подобаше прелести их, в себе восприемлюще. Смотри, как апостол опять переходит к источнику зла - нечестивому учению, и говорит, что студ был воздаянием за это беззаконие. Итак как, говоря о геенне и наказании, апостол для людей нечестивых, избравших такую жизнь, показался бы не заслуживающим доверия и даже смешным, то он разъясняет, что в самом этом удовольствии заключается наказание. И не удивляйся тому, что они не чувствуют этого, но испытывают наслаждение: ведь и безумные и одержимые болезнью умопомешательства, много мучая самих себя и находясь в жалком положении, однако смеются и радуются своим делам, по поводу которых другие о них плачут. Но, мы не говорим, что вследствие этого они освобождены от наказания, напротив, потому самому они и находятся в ужаснейшем мучении, что сами не сознают своего положения. Не больным нужно судить о положении дел, а здоровым. Известно, что в древности такое дело считалось даже законным, а один языческий законодатель запретил рабам натирать себя маслом до суха и мужеложствовать, предоставив только свободным такое преимущество, а лучше сказать — такое студодеяние. И, вообще, язычники не считали это дело бесстыдным, но, как нечто почетное и более высокое, чем состояние рабов, предоставляли его лишь свободным. Так думал мудрейший народ афинский и великий из афинян Солон. Можно найти много и других философских сочинений, зараженных тою же болезнью. Однако же, вследствие этого, мы не назовем такого дела законным, а, напротив, — признаем жалкими и достойными многих слез тех людей, которые приняли этот закон. Что делают блудницы, тоже, а лучше сказать — более безобразное совершают и мужеложники. Смешение с блудницами хотя беззаконно, но естественно, а мужеложство и противозаконно, и противоестественно. Если бы не было геенны и не угрожало наказание, то это было бы хуже всякого наказания. Если же они наслаждаются, то это говорит лишь об усилении наказания. Если бы я увидел, что бежит нагой человек, вымаравший все свое тело грязью, и не только не стыдится, но и хвалится этим, то я не стал бы радоваться вместе с ним, но больше его рыдал бы о нем, потому что он не чувствует стыда своего. Но, чтобы яснее представить вам поругание, выслушайте от меня и другой пример. Если бы кто-нибудь уличил девицу в том, что она в своей опочивальне имела смешение с неразумными животными, а она и после того стала бы услаждаться таким смешением, то недостойна ли была бы она слез, преимущественно вследствие того, что не могла избавиться от этой болезни по той причине, что не сознавала порока? Конечно, это всякому ясно. А если то беззаконие тяжко, то и это (мужеложство) — не менее того, так как терпеть поругание от своих прискорбнее, чем от чужих. Я утверждаю, что эти (мужеложники) хуже убийц, так как лучше умереть, чем жить после такого поругания. Убийца отторгает душу от тела, а этот губит и душу вместе с телом. Какой ни назови грех, ни один не будет равен этому беззаконию. И впадающие в него, если бы сознавали совершаемое, приняли бы бесчисленные смерти, чтобы только не подвергаться этому греху.    Ничего, ничего нет неразумнее и тяжелее такого поругания. Если Павел, рассуждая о блуде, сказал: «всяк... грех, егоже аще сотворит человек, кроме тела есть: а блудяй во свое тело согрешает» (18 Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела.1 Кор. 6:18), то что сказать об этом безумии, которое настолько хуже блуда, что нельзя и выразить? Не говорю, что ты только сделался женщиною, но более: ты погубил свое существование, как мужчина, ты ни в женское естество не изменился, ни того, какое имел, не сохранил, а сделался общим предателем того и другого естества и достоин изгнания и от мужчин и от женщин и побиения камнями, так как ты оскорбил тот и другой пол. Чтобы тебе понять, насколько велик этот грех, (представь следующее): если бы кто-нибудь, пришедши к тебе, объявил, что он сделает тебя из человека собакою, то ты не убежал ли бы от него, как от человека самого вредного? Но вот ты сделал самого себя из человека не собакою, а животным более презренным, чем собака: она еще годна к чему-нибудь, а предавшийся распутству ни к чему негоден. И скажи мне, если бы кто-нибудь угрожал сделать так, чтобы мужчины носили и рождали детей, то разве. мы не исполнились бы гнева? Но вот теперь предающиеся такому неистовству поступают сами с собою гораздо хуже, так как не одно и тоже, во-первых, измениться в женскую природу и, во-вторых, оставаясь мужчиною, сделаться женщиною, а лучше сказать — ни тем, ни другим. Если же ты желаешь узнать чрезмерность зла и в другом отношении, то спроси, почему законодатели наказывают тех, которые делают других скопцами, и узнаешь, что ни за что иное, как именно за изувечение природы, хотя они и не наносят человеку такого поругания (какое наносится мужеложеством), потому что оскопленные и после оскопления во многих случаях бывают полезны.    Между тем нет ничего непотребнее мужчины, сделавшегося блудницей, потому что не только душа, но и тело допустившего такое поругание становится ничтожным и достойным изгнания отовсюду. Какие же геенны достаточны для таких! А если ты, слыша о геенне, смеешься и не веришь, то вспомни об огне содомском. Ведь мы видим, даже в настоящей жизни видим подобие геенны. Так как многие готовы были совсем не верить явившимся по воскресении и возвестившим, что и теперь существует огонь неугасимый, то Бог и вразумил их событиями настоящей жизни. Таково было сожжение Содома и истребление его огнем, о чем знают бывшие там и собственными глазами видевшие следы божественного наказания и небесных молний. Пойми же, как велик был грех, побудивший геенну явиться преждевременно, С другой стороны, так как многие презирали речи (о геенне), то Бог на деле показал им подобие её в некотором новом виде. Дождь тот был необыкновенный, как и смешение содомлян было противоестественно; он затопил землю, как и похоть наводнила их души. Этот дождь был по своему действию противоположен дождю обыкновенному: он не только не возбудил утробу земли к произрастанию плодов, но и сделал ее неспособною к принятию семян. Таково было и смешение мужчин земли содомской, которое делало их тела более бесплодными. Что грязнее, что отвратительнее того мужчины, который стал блудницею? Какое неистовство, какое безумие! Откуда вторглась эта похоть, оскорбляющая человеческую природу, на подобие врагов, а лучше сказать, настолько ужаснее врагов, насколько душа превосходнее тела? О, вы бессмысленнейшие и бессловесных, бесстыднейшие и собак! И у тех никогда не бывает такого смешения, так как природа знает свои границы, а вы, срамя свою роль, сделали его бесчестнее существ неразумных. Итак, откуда произошло это зло? От роскошной жизни, от незнания Бога: всякий раз, как люди отвергают страх Божий, тогда оставляет их и всякое добро.    Итак, чтобы этого не было, будем иметь пред глазами истинный страх Божий. Ничто, ничто так не губит человека, как если сняться с этого якоря, а равно ничто так не спасает, как если всегда держаться на нем. Если мы, имея пред глазами человека, с меньшею решительностью приступаем ко грехам, а часто не делаем ничего неуместного, стыдясь более почтенных слуг, то рассуди, какою безопасностью мы будем пользоваться тогда, когда будем иметь пред глазами Бога. Ведь при таком нашем настроении, нигде на нападет на нас дьявол, потому что труд его был бы бесполезен. Когда же дьявол заметит, что мы блуждаем вне и бродим без узды, то он, воспользовавшись нашим почином, наконец получит возможность и совсем разлучит нас от стада. И что переносят нерадивые из рабов, которые, оставив необходимые дела, из-за которых были посланы господами на рынок, без надобности и напрасно останавливаются с проходящими и тратят здесь свободное время, тому же подвергнемся и мы, когда отступим от заповедей Божиих. Вот стоим и мы, удивляясь богатству, красоте тела и остальному, что до нас не касается, как и те рабы смотрят на представления фокусников, а потом, пришедши поздно, терпят дома жестокие побои. А многие, следуя за другими, совершающими подобные непотребства, оставили даже путь, лежащий пред ними. Но не будем так делать, потому что мы посланы совершить многое из необходимого; если же мы, пренебрегши этим, остановимся и будем с удивлением смотреть на бесполезные предметы, то, понапрасну и тщетно истратив все свое время, и мы подвергнемся жестокому наказанию. Если же ты желаешь заняться, то есть у тебя то, на что ты должен с изумлением смотреть, чем можешь любоваться все свое время, что не смеха достойно, но удивления и многих похвал, а между тем, если станешь изумляться смешному, ты и сам сделаешься таковым и даже хуже смехотворца. Беги же скорее прочь, чтобы тебе не подвергнуться этому.    И скажи мне, почему ты стоишь, с изумлением смотря на богатство и готовый лететь к нему? Что ты видишь в нем удивительного и достойного остановить на себе взоры твои? Кони ли, украшенные золотом, и слуги-варвары, или евнухи, дорогие одежды, А в них сладострастная душа, поднятые вверх брови, беготня и волнение? Но неужели все это достойно удивления? Чем эти люди отличаются от нищих, которые пляшут на рынке и играют на свирели? Они, одержимые сильным голодом добродетели, пляшут свою пляску, которая смешнее пляски нищих, когда бегают и кружатся то по роскошным обедам, то по домам непотребных женщин, то в толпе льстецов и тунеядцев. Хотя они и в золото одеты, но особенно жалки потому, что заботятся больше всего о том, что не имеет для них никакого значения. Не смотри на одежды, но раскрой их душу и вглядись, не полна ли она бесчисленных ран, не одета ли в рубище, не одинока ли она и не беззащитна ли? Какая польза в этом безумном пристрастии к внешнему? Гораздо лучше быть бедным, но жить добродетельно, чем быть царем, но порочным. Бедный сам по себе наслаждается всяким душевным удовольствием и, вследствие внутреннего богатства, не чувствует наружной бедности. А царь, наслаждаясь тем, что ему вовсе неприлично, наказывается в том, что в особенности ему должно быть свойственно, и мучится в душе помыслами и совестью, преследующими его и среди удовольствий. Зная это, отвергнем золотые одежды и усвоим себе добродетель и удовольствие, происходящее от добродетели. Таким образом и здесь, и там мы насладимся многою радостью и достигнем обетованных благ, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу и Святому Духу слава, честь, держава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

ομοίως подобным образом, άρσενες pl. от άρσην мужчина, άφέντες aor. act. part. пот. masc. pl. от άφίημι покидать, пренебрегать. Part, выражает образ действия. Aor. выражает предшествующее действие как основу действия основного гл. έξεκαύθησαν aor. ind. pass, от έκκαίω воспламенять; pass, пылать, воспламеняться, όρεξις желание, страстное желание (TLNT). Это всегда желание, направленное на некий объект, с целью привлечь его к себе и сделать своей собственностью (Trench, Synonyms, 326). άσχημοσύνη бесстыдное или нечестивое действие, непристойность (Barrett), κατεργαζόμενοι praes. med. (dep.) part, от κατεργάζομαι делать, совершать. О перфективирующем значении предложного сочетания см. М, 112f. άντιμισθία награда, наказание. Предложное сочетание подчеркивает взаимный характер этого действия (BAGD). έδει impf. ind. act. от δει необходимо, πλάνη ошибка. Об отношении иудеев к сексуальным извращениям язычников см. SB, 3:64-74. О гомосексуализме в античном мире см. David Ε. Malick, "The Condemnation of Homosexuality in Romans 1:26-27", Bib Sac 150 [1993]: 327-40; NW, 2, i:32-50; KP, 4:1583-84; SG, 286-344. άπολαμβάνοντες praes. act. part. пот. masc. pl. от άπολαμβάνω принимать, получать назад, получать должное (SH).

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

получая в самих себе должное возмездие. Даже в мире, который нравственно пал и вследствие этого стал непредсказуем, мы пожинаем плоды, которые сеем (7 Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет:Гал. 6:7, 8).

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

Разжигались похотью друг на друга. Необузданная похоть была не в состоянии знать меру. Получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение. Так получилось, что забывшие Бога не знали и самих себя.

Источник

Пелагий, Толкования на послания Павла. PLS 1:1119.

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

Павел упоминает о таком непотребстве не просто так, но поскольку слышал, что в Риме и мужчины бывают блудницами.

Источник

Севериан Габальский, Фрагменты. TLG 4139.039, 214.18-9.

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

- Получая в самих себе... За свое отступление от истинного Богопочитания (заблуждение ср. 21 Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце;22 называя себя мудрыми, обезумели,23 и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, -Рим. 1:21-23, 25) язычники видимо для всех (в самих себе) получили от Бога должное возмездие или наказание, состоявшее именно в предании язычников Богом таким противоестественным порокам. Ясно, что, по Апостолу, нравственное чувство в человеке живо только до тех пор, пока в нем живет идея Всесвятейшего Существа Бога. Кто почитает Бога, тот облагораживает сам себя, а кто отвергает Его, тот падает все ниже и ниже в нравственном отношении. "Независимой" морали Апостол, очевидно, не признает.

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 26-27

Беззаконие соответственно злочестию. Ибо как истину Божию премениша во лжу, так и законное употребление пожелания обратили в беззаконное. И возмездие, еже подобаше прелести их, в себе восприемлюще. Ибо крайним наказанием этой страсти служит бесчестие. Как не покусился бы поступить с ними ни один из врагов, то возлюбили они со всем усердием и сами на себя навлекли наказание, к которому не приговорил бы их ни один судия. Что же причиною сих зол?

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

«Высказав прикровенно о женщинах нечто постыдное и такое, что непристойно высказать ясно, говорит о мужчинах, что они разжегошася друг на друга, показывая, что они предались сладострастию и неистовой любви» (блаженный Феофилакт). «Заметь, какие сильные выражения употребляет Апостол. Не сказал, что они питали взаимную любовь и вожделение; но что: разжегошася похотию своею друг на друга. Видишь ли, что все произошло от неистового вожделения, которое не любит держаться в должных пределах? Ибо всякий, преступающий законы, постановленные Богом, питает вожделение к несродному и незаконному. Так язычники воскипели сею беззаконною любовию. И если спросишь: от чего такая стремительность вожделения? За беззаконие, за то, что сами оставили Бога. Мужи на мужех студ содевающе. Содевающе, — говорит, показывая, что они совершали грех на самом деле, и не просто совершали, но с ревностию. Не сказал также: вожделение, — но ясно: студ; потому что поругали природу, попрали закон» (святой Златоуст). «Смотри, какое большое замешательство произошло с обеих сторон (в мужчинах и женщинах). Не только голова стала внизу, но и ноги вверху; люди сделались врагами себе самим и друг другу; открыта жестокая брань в разных видах и с разных сторон, — брань, которая беззаконнее всякого междоусобия; она разделена на четыре рода, которые все суетны и преступны. Так не двух и трех, но четырех родов происходила у них брань. Рассуди сам. Двоим, разумею жену и мужа, надлежало составлять одно, как сказано: будета два в плоть едину (24 Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть.Быт. 2:24). А сие производилось склонностию жить не поодиночке (не особо друг от друга); но взаимно сопрягались оба пола. Диавол, истребив сию склонность и дав ей иное направление, разделил между собою полы и вопреки закону Божию из одного целого сделал две части. Хотя Бог сказал: будета два в плоть едину, — но диавол единую разделяет на две. Вот первая брань! Опять каждая из сих двух частей начала брань, как одна с другою, так и сама с собою. Ибо женщины наносили поругание не только мужчинам, но и женщинам; а мужчины восставали друг на друга и на женский пол, как бывает в военной суматохе ночью. Видишь ли вторую и третию брань, четвертую и пятую? Но вот и еще брань! Они, сверх сказанного, восстали на самую природу. Диавол видел, что самое вожделение всего более соединяет полы; посему старался разорвать сей узел, дабы не только противозаконным расточением семени пресечь род человеческий, но истребить, вооружив людей друг против друга» (святой Златоуст). И возмездие, еже подобаше прелести их, в себе приемлюще. — Возмездие — воздаяние и, как воздаяние за грех, — наказание. — Еже подобаше прелести их. Прелесть, πλάνη, — заблуждение, — то, что уклонились от истины Божией и изменили ее во лжу. Наказание, которое следовало получить им за такое нечестие, они в себе самих получали, получали в самом унижении и посрамлении естества своего. Блаженный Феофилакт пишет: «они получали возмездие за отступление от Бога и идолопоклонническое заблуждение в этом самом сраме и в этом самом самоуслаждении, имея в нем, как противоестественном и полном нечистоты, наказание для себя». — При наказании обыкновенно бьют; а они без боя сами себя больнее наказывали, чем бы истязал их какой-нибудь злодей. Блаженный Феодорит пишет: «как не покусился бы поступить с ними ни один из врагов, то возлюбили они со всем усердием — и сами на себя навлекли наказание, к которому не приговорил бы их ни один судья». Объяснив это место, святой Златоуст прилагает усовещивание, чтобы отстали от таких неестественных срамных дел виновные в них. Выразив мысль Апостола, что обесчещение естества такими делами есть для делающих их наказание, он будто слышал возражение: что за наказание, когда не чувствуют, а сами бросаются на него? — и отвечает: «не дивись, что они не чувствуют того, а услаждаются. Бешеные и страждущие помешательством ума, сами себя мучая и находясь в жалком положении, смеются и забавляются тем, хотя другие о них плачут. Нельзя назвать и тех ненаказываемыми, а напротив, в том, что они не знают своего положения, должно видеть жестокость наказания и так далее».

Толкование на группу стихов: Рим: 1: 27-27

Ясно, говорит и о мужчинах, что они разжигались похотью друг на друга, показывая, что они предались сладострастию и неистовой любви. Не сказал же: вожделение делая, но: срам, показывая, что они поругали природу, а разжигались похотью сказал с той целью, чтобы кто не подумал, будто болезнью их было одно вожделение. Делая срам. То есть ревностно предавались нечистоте, совершая ее на самом деле, и получали возмездие за отступление от Бога и идолопоклонническое заблуждение в этом самом сраме и в этом самом удовольствии, имея в нем, как противоестественном и полном нечистоты, наказание для себя. А говорит это Павел потому, что нельзя еще было убедить их в существовании геенны. Если, говорит, не веришь учению о геенне, то верь тому, что наказание для них заключается в самой нечистой деятельности.