yandex

Евангелие от Матфея 6 глава 3 стих

Стих 2
Стих 4

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

Тебе же творящу милостыню, да не у весть шуйца твоя, что творит десница твоя. Что это означает? Конечно, в жизни такого не бывает. Не может левая рука не знать того, что делает правая. Вот одно из толкований: человек должен скрывать то, что он творит милостыню, даже от своих близких. Такое толкование отнюдь не поверхностно: часто мы, помогая кому-либо, ведем себя вроде бы и скромно, но хотим, чтобы нашу благотворительность одобрили по крайней мере родные или друзья. Их похвала значит для нас чрезвычайно много. Если мы лишимся этой поддержки, нам будет очень трудно совершать добро. Да, конечно, мы хотим получить награду прежде всего от Бога, но какую-то часть — и от людей. А так, чтобы совсем быть бескорыстными и совершенно не желать похвалы, — не знаю, есть ли такие люди? Но в этой евангельской заповеди можно увидеть и другой смысл. Что значит: шуйца не ведает, что творит десница? Это значит, что человек не придает никакого значения тому добру, которое он делает, забывает о нем, совершает его как должник, который уплатил только малую часть долга. Он понимает, что большую часть он уплатить никогда не сможет и нуждается в милости Божией к себе. И если человек будет смотреть на свои добрые дела не думая, будто он делает что-то особенное, а понимая, что это милость Божия, дарованная ему Господом возможность сделать кому-то что-то полезное, если человек будет чувствовать, что он за эту возможность, может быть, еще больше должен Богу, тогда, действительно, шуйца его не будет знать, что творит десница. Мне кажется, что этот образ как раз указывает на полное отсутствие тщеславия, на стремление к бесславию, сугубой скромности. То есть важно не то, чтобы другие не знали о твоей добродетели, а чтобы ты сам ее не ценил.

Источник

Размышления над Нагорной проповедью.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

То-есть, пусть не знают плотские изволения, что совещавает Дух Святый. Но возможно ли творящему милостыню сделать, чтобы шуйца его не споспешествовала в деле благотворения? Без сомнения надобно, чтобы у всякого обе руки одна другой содействовали в благотворении. И когда левая рука держит деньги, или кошелек, тогда правая сеет прекрасное семя на ниве сердца нищих, чтобы пожать не колос, держащийся на соломенном стебле, но вечную и бессмертную жизнь, утвержденную на кресте. Единородный же хощет, чтобы плотские помыслы не знали, что творит десница Святого Духа, и чтобы они не воспрепятствовали, как ни есть, благому преднамерению и щедрому произволению, сказав: «на многие годы дóлжно нам иметь для себя пищу, и деньги на расходы, и разные одежды, и убранные домы, и серебряный прибор для стола, и рабов для служения, и деревни, и поля для доходов». Ибо десная часть Святого Духа вовсе не заботится о всем этом и не вожделевает сего, веруя Владычнему слову: ищѝте прежде царствия Божия, и сия вся приложатся вам (33 Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.Мф. 6:33). В этом смысле пусть шуйца не знает, что творит десница. Ибо когда ум, с твердым и усильным желанием угодить Богу всемерно стремясь не уклониться от должного, подвизается законно; тогда не имеет он мысли ни о каком другом члене, кроме полезного ему в предложенном деле, как и художник во всякое время имеет в виду одно полезное ему орудие. Притом, если в вере нет никакой причины к неверию, если свет по природе своей не бывает причиною тьмы, ежели диавол не смеет появляться со Христом; то явно, что противное разуму несовместно с разумом. А если противное разуму не может быть соглашено с разумом; то возведенный в разум добродетелей не знает положения, противного сему разуму, познает же одну добродетель. И посему, не знает он ни десницы в преизбытке, ни шуйцы в недостатке; потому что в обеих явно видит противное разуму.

Источник

"Из Бесед на Евангелие от Матфея".

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

Как делает десница, чтобы не знала шуйца? ... Ответ. Когда ум не рассеянно и с усильным вожделением благоугождения Богу законно подвизается, всеми мерами домогаясь, чтобы не уклониться от должного: тогда не имеет он помышления ни о чем ином, и ни о каком другом члене, кроме служащего ему к предположенной цели, как художник в каждом деле устремляет мысль только на одно полезное для него орудие.

Источник

"Правила, кратко изложенные в вопросах и ответах". Ч. 2, Вопрос 197

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-4

Но иногда человек, творящий добрые дела исключительно из любви к ближним, без всяких расчетов на похвалы и награды земные, может потом сам себя возвеличить и возмечтать о своих доблестях. Такое самомнение, гордость, несомненно, более тяжкий грех, чем тщеславие; и от этого-то греха предостерегает Христос, заповедуя творить добро как бы втайне от самого себя: пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, то есть, сотворив добро, скорее забыть про него и никогда о нем не говорить и даже не вспоминать; не говорить, чтобы не вызвать льстивых похвал людских; не вспоминать — чтобы не возгордиться; но помнить всегда, что, творя бескорыстно добрые дела, мы ничего особенного не делаем, за что достойны были бы похвал, а исполняем лишь свои обязанности, творим волю Божию. Толкование на стих 4 см. также под ст. 1 и 2. +++Толкование Евангелия. Глава 12+

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

Сказав, как должно не делать, говорит далее, как должно делать. Здесь левой рукой Он обозначил близких и родных, потому что для тебя ничего нет ближе и родственнее руки твоей. Даже и они, говорит, пусть не знают о милостыни десницы твоей. Или это гиперболическая речь: правая рука пусть будет скрыта даже от левой, чем обозначается необходимость большой тайны в этом деле. И еще иначе: правая рука есть добродетель, а левая – порок. Посему порок пусть не знает о делах добродетели через участие в них, но благо пусть совершается без участия порока.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 1-4

Шестая глава Евангелия от Матфея начинается с трех поучений, объединенных одним важным вопросом: в чем состоит истинная праведность? До этого в Нагорной проповеди речь тоже шла о праведности, о том, что совершенная праведность состоит не в тщательном следовании Закону Моисея, но в постижении и исполнении изначальной воли Божией о человеке как совершенном творении, воли Божией, которая выше всякого Закона. В Законе тоже выражена воля Божия, но не изначальная, а сообщенная людям в их греховном состоянии. Все это обобщалось в высказывании Иисуса: «Говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (20 Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное.Мф. 5:20). В 6‑й главе вопрос о праведности ставится в ином ключе. Здесь противопоставляются ложная и истинная праведность на примерах религиозной практики, то есть набожности, благочестия. У иудеев высшими делами так понимаемой праведности считались милостыня, молитва и пост. Об этих трех важнейших проявлениях благочестия далее и пойдет речь. Три поучения построены по одному типу: не поступай как лицемеры, которые красуются перед людьми, но проявляй свою набожность тайно, и Бог, видящий тайное, воздаст тебе явно.

Милостыня, молитва и пост – три благие дела праведности – выше всего ценились еще в Ветхом Завете: «Делайте добро – и зло не постигнет вас. Доброе дело – молитва с постом, и милостынею, и справедливостью» (7 Тайну цареву прилично хранить, а о делах Божиих объявлять похвально. Делайте добро, и зло не постигнет вас.8 Доброе дело - молитва с постом и милостынею и справедливостью. Лучше малое со справедливостью, нежели многое с неправдою; лучше творить милостыню, нежели собирать золото,Тов. 12:7-8). Первый стих (6:1) евангельского отрывка как бы обобщает все три последующих высказывания Иисуса Христа о милостыне, молитве и посте. Но к этому стиху надо сделать текстологическое примечание. Синодальный перевод выполнен по поздней рукописной традиции: «Смотрите, не творите милостынивашей пред людьми». В наиболее ранних рукописях, которые современная наука считает стоящими ближе к оригинальному тексту Евангелия, в первом стихе говорится не о милостыне, а о праведности, включающей в себя и милостыню, и молитву, и пост: «Смотрите, не творите праведности вашей пред людьми». Это буквальный перевод. Сегодня мы бы сказали по‑русски несколько иначе: «Смотрите, не показывайте перед людьми свою праведность»1. Так объявляется общая тема дальнейших высказываний о добрых делах. По вере иудеев, эти добрые дела, хотя и не требуются Законом, четко не сформулированы в нем, тем не менее превосходят все прочие заповеди Закона. Они (милостыня, молитва и пост) составляют особую заслугу праведника и даже способны искупить чужие преступления Закона. Все это хорошо: и сами дела праведности, и даже ожидание справедливой награды от Отца Небесного. Но плохо только, если «праведность творится» перед людьми, как показательный спектакль: смотрите, мол, какой я праведный.

Первое наставление – о милостыне, считавшейся одним из столпов иудейской набожности. Давать милостыню – то же, что собирать себе сокровище на небе. Когда нищий стоит возле твоих дверей, справа от него стоит Бог, Который вознаграждает за каждое доброе дело. Даже бедняки и нищие должны подавать милостыню. Милостыня – ходатай перед Богом, она – подобно жертвоприношению – искупает грехи, продлевает жизнь, спасает от смерти, уберегает от ада и вводит в жизнь вечную. Нет конца похвалам милостыни в иудейской традиции.

В принципе, наставление Иисуса Христа о милостыне понятно. Требуют пояснения лишь некоторые моменты. Что значит «когда творишь милостыню, не труби перед собою , как делают лицемеры в синагогах и на улицах»? В синагогах по субботам собирали пожертвования, и публично назывались имена самых щедрых жертвователей (собственно, так же и в христианских храмах – на стенах и на мраморных досках «увековечиваются» имена щедрых благотворителей, чтобы все видели, хвалили их и по возможности подражали им). Но маловероятно, что в синагогах или на улицах при этом кто‑то трубил перед собою в трубу. Скорее всего, Иисус здесь использует ироническую метафору. Так понимал это место еще святой Иоанн Златоуст, писавший: «Так говорит Спаситель не потому, что лицемеры имели трубы, но <…> этим иносказанием осмеивая и осуждая их»2. Так считает и большинство современных исследователей. Очень яркая карикатура!

Далее надо разобраться с «лицемерами». В современном языке это слово обозначает неискренних, двуличных и лживых людей. В Евангелиях от Матфея и от Луки в лицемерии многократно обвиняются книжники и фарисеи: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры!». Однако этот упрек смущает не только иудеев, но и многих христиан, которые ближе знакомятся с иудейством и его богатой литературой. В самом деле, можно ли всерьез говорить о том, что фарисеи были неискренними и двуличными людьми? Наверное, среди них было немало и таковых. Но в своей массе во времена Иисуса Христа фарисеи были людьми серьезными, честными, старавшимися следовать воле Божией, которая для них была выражена в Законе Моисея. Так что отождествлять фарисейство и лицемерие, как это произошло в европейских языках, – не очень‑то справедливо. Но такая уж сложилась традиция. На самом же деле греческое слово ύπόκρισις, переведенное как «лицемерие», означает не двуличность, но актерство, и, соответственно, υποκριτής («лицемер») – это актер в театре, человек, который играет роль и своим поведением на сцене стремится произвести впечатление на публику. Но так уж произошло, что в греческом переводе Ветхого Завета этим словом нередко называются безбожники, нечестивые, злодеи и вообще неверующие, язычники. Со временем смысл слова «лицемер» изменился. Разумеется, Иисусу Христу и в голову не приходило считать фарисеев нечестивыми безбожниками. В Новом Завете слово «лицемер» приблизилось к своему изначальному значению – «актер», то есть человек, входящий в роль, создающий перед публикой иллюзию праведности и ожидающий аплодисментов. Так что фарисеи, о которых речь, – праведники и в собственных глазах, и в глазах общества. Да только вот в глазах Иисуса Христа их праведность несовершенна, ибо она основана на ожидании вознаграждения, и не столько на небе, сколько уже здесь, на земле. Против такой «рабской праведности» возражали уже некоторые мудрые раввины. Так, основатель фарисейства, Антигон из Сохо, еще в III веке до Р. X. учил: «Не будьте подобны рабам, прислуживающим своему господину с целью получить вознаграждение, но будьте похожи на тех, которые прислуживают своему господину бескорыстно, и да будет страх Божий (небесный) на вас» (Абот, I, 3.). Здесь выражена возвышенная мысль, что добро должно твориться во имя самого добра, а не ради награды. Позднее иудаизм в лице философа, богослова и врача XII века Рамбама, или, как его чаще называют, Маймонида, создал целое учение о милостыне как пути к высшей праведности. По Маймониду, одна из последних ступеней этого пути – это когда подающий милостыню и получающий ее не знают друг друга. В качестве модели этого типа милостыни он указывает на анонимную кассу, существовавшую в Иерусалимском храме: в нее праведники вкладывали деньги тайно, а бедные также в тайне брали (Рамбам. Мишне Тора. Зраим, халахот аниим 10:8). Так заповедали некоторые иудейские мудрецы. Но для простого человека с его слабостями все это довольно трудноисполнимо, и практика милостыни сильно отличалась от заповеданной. Как всегда, успех приобрело более наивное представление о служении Богу, которое господствовало в Ветхом Завете. Благоволение Божие, а вместе с ним земное счастье и благоденствие, не говоря уже о награде в будущей жизни, можно, мол, приобрести своими добродетельными поступками. И совсем неплохо, если бы не только Бог, но и все видели, какой я добродетельный. Такая позиция приводила к тому, что фарисеи вольно или невольно старались выделиться, быть лучше других. Это прекрасно изображено в притче о фарисее и мытаре (см.: 9 Сказал также к некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и уничижали других, следующую притчу:Лк. 18:9‑14). Так что в нашем случае слово «лицемер» означает не безбожника, как в Ветхом Завете, но и не лживого и двуличного человека, как в современном языке, а человека определенного религиозного настроя, глубоко чуждого Иисусу Христу. Таких людей скорее можно было бы назвать «святошами» или «ханжами».

И в Евангелии от Матфея суровые слова Христа направлены не только против фарисеев, но и против тех Его учеников, которые ожидали вознаграждения и спорили, кому из них достанется первое место в Царствии Божием. Критика Христа направлена и в адрес того показного ханжества, которое существовало и в Древней Церкви, существует и поныне. Иначе какой смысл было Ему предупреждать Своих учеников «не труби перед собою»? Наверное, «трубили».

И еще одно выражение не совсем понятно: «когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая». Это парадоксальное высказывание, конечно, нельзя понимать буквально и гадать, что бы оно могло значить. Как сказано Златоустом, «здесь Он не руки разумеет, но усиливает Свою мысль: если возможно, говорит, и себя самого не знать, и если возможно скрыться от самых служащих тебе рук, то постарайся об этом» (Беседа 19 на Мф.). Вот она – высшая праведность. Она подразумевает делание добра непроизвольное, без раздумий, без оглядки на публику, как бы идущее от природы. Мы ведь не задумываемся о том, как мы дышим, как у нас бьется сердце. И мы не считаем вдохи и выдохи нашей заслугой, ожидая за них вознаграждения. Вот так должно быть и с милостыней, понимаемой, конечно, в широком смысле, а не только как подача мелочи в протянутую руку. На практике трудно избежать публичности наших действий. Но скромность, сдержанность и тактичность – вот тот урок, который необходимо извлечь из наставления Иисуса Христа о милостыне, так же как из последующих наставлений о молитве и посте.

Ищущие за свою добродетель земного успеха и похвалы от людей «уже получают награду свою». В подлиннике стоят греческие слова, которые использовались в коммерческой деятельности, и буквально их можно перевести так: «Аминь, говорю вам, они сполна получают свою зарплату». Такие люди работают за плату – ее они и получают. С ними Бог расквитался, и на большее им рассчитывать уже нечего. Так обстоит дело с милостыней. Теперь речь пойдет о втором высшем долге практической праведности – о молитве.



*1 В еврейском языке слова «милостыня» и «праведность» звучат почти одинаково. В основе еврейского слова «цедака» («милостыня») лежит корень «цедек» («праведность»), то есть давать милостыню значило проявлять свою праведность.

*2 Иоанн Златоуст, сет. Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа 19.

Источник

Ианнуарий (Ивлиев) архим. Жемчужины Нагорной проповеди. О главном в христианстве. О милостыне

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

Да не увесть шуйца, яже творит десница твоя. У Иудеев правая рука предпочиталась левой, так что некоторые важныя действия совершались правой рукой без содействия и участия левой. Так, по свидетельству Маймонида принесение чаши с жертвенной кровью к алтарю (в дни существования храма) совершалось непременно правой рукой, а не левой; точно так же и теперь возношение и употребление Субботней чаши вина за столом по обычаю у Иудеев совершается одной правой рукой. Этим, конечно, выражается внимание и как бы уважение к совершаемому действию. В приложении к раздаянию милостыни выражение о правой и левой руке приточно означает необходимость особеннаго внимания со стороны творящаго милостыню, чтобы к побуждениям сотворить доброе дело не примешивались какие-либо своекорыстные и себялюбивые разсчёты.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

И не только милостыню, но если вы делаете какое бы то ни было из добрых дел, левая рука не должна знать, ибо если она будет знать, то деяния правой руки тотчас утрачивают чистоту (commaculantur).

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

Обличив таким образом лицемеров и коснувшись их для того, чтобы пристыдить и слушателя, Христос опять врачует душу, страждущую недугом тщеславия, и сказав, как не должно творить милостыню, показывает, как должно творить ее. Как же должно творить? Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая. Здесь Он опять не руки разумеет, но усиливает Свою мысль: если возможно, говорит, и себя самого не знать, и если возможно скрыться от самых служащих тебе рук, то постарайся об этом. Поэтому те недостаточно объясняют данные слова, которые думают, будто Спаситель повелевает в них скрываться от худых людей. Здесь Он повелел от всех скрываться.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

Не в тайне и сокровенности, любезная глава, положен этот Божий закон, повелевающий: да не увесть шуйца твоя, что творит десница твоя, — напротив того, не темен, а весьма ясен и очевиден он для внимательных. Поскольку во след за добрым делом идет у нас тщеславие и желание показать себя, то Господь говорит: ни одно доброе дело да не совершается тобою страстно, и преуспеяние твое да не сопровождается кичливым помыслом, но, если делаешь что хорошо, не выставляй себя на показ, не величайся, не гонись за здешними рукоплесканиями, а ожидай будущих венцов.

Источник

"Письма". Книга I. 84. Епископу Леонтию. 84. Ему же. На слова: да не увесть шуйца твоя (3 У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая,Мф. 6:3).

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

ποιούντος praes. act. part, (temp.) gen. masc. sing, от ποιέω gen. abs. "когда вы..." γνώτω aor. imper. act. 3 pers. sing. γινώσκω знать, αριστερός левый. δεξιός правый.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 1-6

Общая мысль первых 6 стихов 6 главы (1 Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного.Мф. 6:1 2 Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.3 У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая,4 чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.6 Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.Мф. 6:2-6), а потом, (16 Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.Мф. 6:16, 17, 18) тойже главы Матфея состоит в том, что ни дела милосердия, ни дел богопочтения (как молитва и пост) мы не должны делать на показ (5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.Мф. 6:5), ради людской славы (2 Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.Мф. 6:2); ибо в таком случае людская похвала и будет единственной наградой (2 Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.Мф. 6:2, 5, 16). Блажен тот, кто думает лишь о прославлении Отца небеснаго, когда свет его добрых дел светит всем людям, как Господь требует этого от апостолов (5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.Мф. 6:5, 16). Но чье сердце не чуждо тщеславия, тот лучше сделает, если и поститься, и молиться, и благотворить ближним будет в такой тайне, чтобы это видел только Бог. И Отец твой вядяй в тайне воздаст тебе яве, т. е. на последнем суде, пред всеми ангелами и всеми людьми.

Источник

Объяснение важнейших мест Четвероевангелия

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

ак же должно подавать милостыню? Христос учит: у тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая. Не только укройся от людей, даже близких тебе, как твои правая и левая рука, но если возможно, скрой свое доброе дело и от себя самого. Знай, что в тебе живет ветхий, греховный человек, который действует в твоих греховных помыслах и пожеланиях; укрой же от ветхого человека то, что творит в тебе твой новый человек — твоя совесть, просвещенная светом Евангелия и подкрепляемая Духом Божиим.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 1-4

«Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтоб они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего небесного. Итак, когда творишь милостыню, не труби пред собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая: чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» 1 Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного.2 Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.3 У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая,4 чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.Мф. 6:1-4 В приведенных словах Евангелия Господь устанавливает исключительно религиозное значение милостыни. Она имеет отношение только к Богу; она должна совершаться только пред Ним, пред Его очами, как жертва во славу Его. У нас теперь обычный взгляд, что благотворение есть дело гуманности, что оно должно иметь внутреннее отношение только к человеку или к обществу. Когда мы подаем милостыню, мы смотрим на это так, что мы делаем добро человеку, благодетельствуем ему. Когда мы жертвуем на какое-нибудь общественное дело, мы думаем, что приносим благо обществу… Мысль о Боге у нас при этом если и есть, то занимает второстепенное место. Поэтому-то естественно, что мы смотрим, как отразилось наше добро в сознании тех, для кого мы его сделали. Мы положили в руки нищему монету — и смотрим, благодарен ли он нам; мы пожертвовали обществу денег - и ожидаем от него признательности. Разговоры о нашей щедрости, статья в газетах о ней, — все это, совершенно понятно, требуется нами, как необходимое следствие нашего доброго дела, если мы делаем его только ради человека. Мы бросили зерно на ниву людей и, естественно, ожидаем всхода на ней, который показал бы нам, что мы бросили не напрасно, что почва благоприятна… Господь совсем не так повелевает нам смотреть на это. Я и Бог — вот только кто должен быть при благотворении. Я даю милостыню — это все равно, что я приношу жертву Богу. Человек, которому я подаю, это только живой жертвенник. Я должен быть благодарен ему, что он есть, что он около меня, и я могу на нем выразить свою любовь к Богу посильной жертвой. Его признательность или непризнательность — для меня дело постороннее, как качество материала, из которого сделан жертвенник. Он должен быть сделан из хорошего материала, но собственно к моей жертве мысль об этом не имеет никакого внутреннего отношения. Одного следствия я должен желать: это — чтобы моя жертва была угодна Богу, чтоб Он принял ее. А это тем скорее может быть, чем чище она, т.е. чем менее в ней посторонних мотивов и мыслей о славе и человеческих соображений о благодарности, чем пламенней она устремляется к Богу и только к Нему одному. В священной истории есть картины, изображающие жертвы Каина и Авеля. У Каина дым стелется и разносится по земле, у Авеля же прямо возносится к небу. Может быть, это и, действительно, было знаком, по которому они узнали, что жертву одного Бог отверг, а жертву другого принял. Во всяком случае, у древних народов это было средством узнавать, угодна ли жертва Богу или нет. То же самое может быть приложимо и к нашим благотворениям. Худо, если молва о них стелется по земле, разносится ветром газет по всем городам и селам. Хорошо, если они, как жертва Авеля, возносятся прямо к Богу, в чистой, лазурной тишине нашего сердца. Если мы будем так смотреть на милостыню и на всякую благотворительность, то, само собой разумеется, мы не только не будем трубить о ней во все стороны, но, наоборот, постараемся укрыть ее от взоров людей, как мы укрываем все наиболее дорогое и внутреннее, как мы делаем это в отношении самой сердечной молитвы, как мы, вообще, избегаем посторонних развлекающих взоров людских, когда хотим остаться одни пред Богом. Понятно тогда и то, что наша левая рука не будет знать того, что делала правая, т.е. что мы ни на один шаг не будем самодовольно останавливаться мыслью на сделанном и придавать ему внешнее значение. Что бы мы ни сделали, — мы этим принесли только Богу жертву и воздали Ему хвалу в данную минуту. Какая б ни была жертва, — она ничтожна пред Богом и только дорога Ему по мере нашей веры в Него, нашей любви к Нему. Ты положил кусочек ладана в кадило, ты зажег восковую свечку пред образом: прошел миг — и все сгорело. Большой или маленький кусочек ладана положишь ты, с золотом или без золота поставишь ты свечку, — разве не все равно для Бога, разве пред Ним не вера только твоя ценна, разве Ему не любовь только твоя к Нему дорога? И будешь ли ты останавливаться мыслью и хвалиться пред собой, что ставил большую свечу? Разве она имеет какую-нибудь важность сама по себе для Того, пред Кем светят миллионы солнц? Разве она не сгорит так же, как и маленькая? Так точно и с благотворениями. Кто приносит ими жертву Богу, тот знает, что много ли, мало ли он принес, — для Бога это равно ничтожно: Ему принадлежит и небо и земля и все богатства вселенной. И потому такой благотворитель никогда не станет останавливаться на мысли о важности сделанного им и только поблагодарит Бога, что в данный миг удалось посильно выразить Ему свою любовь и прославить Его… И в следующий миг он уже заботится о новом прославлении Бога и не думает о прежнем, которое уже прошло, как благоухание кадила, о котором долго размышлять не имеет никакого смысла. Кто своему благотворению придает только человеческий, личный или общественный характер, кто пускает свои добрые дела в оборот людских отношений, рекламируя себя, ища благодарности, домогаясь славы, хвалясь пользой, — тот должен знать, что делает он дело человеческое, а не Божье, что он поступает, как, может быть, и хороший язычник, но не как христианин, что плоды его дел не оставят никакого следа в вечности и погибнут вместе со всем шумом и со всей суетой этого мира, что до Бога они не доходят и с исполнением заповеди Христа не имеют ничего общего… Различные толки газет и сообщения о благотворениях так же в существе дела уместны, как отчет о том, насколько кто усердно молится Богу в церкви, как вздохнул и когда перекрестился. Все это дело чисто внутреннее, сокровенное, — дело, которому подобает быть вдали от посторонних взоров, и кто лезет сюда с непрошенным любопытством, тот совершает нравственное преступление. Так и относительно всякого доброго дела: оно должно быть только видом нашей молитвы к Богу, нашего прославления Его имени, нашей Ему благодарности.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

Пусть левая рука твоя не знает и прочее. Это, кажется, присловие народное, означающее, что доброе действие не должно совершать так, чтобы привлекалось внимание людей, а чтобы оно было тайным настолько, насколько это возможно. «Здесь он не руки разумеет, но усиливает свою мысль, то есть если возможно и самого себя не знать и если возможно скрываться от самых служащих тебе рук, то постарайся о сем» (Златоуст; ср.: Феофилакт). Понятное дело, что этим не воспрещается и явно подавать милостыню, только бы не было при этом самолюбивого желания прославиться от людей; воспрещается явно подавать милостыню лишь при этом самолюбивом желании.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-4

Для объяснения этих стихов (3 и 4) нужно помнить, что Спаситель не делает никаких предписаний и не дает никаких наставлений относительно самых способов благотворительности. Она может, без сомнения, выражаться в тысячах различных способах, смотря по удобствам и обстоятельствам. Кто-то сказал, что дело, совершаемое на пользу ближних, или слово, хлопоты и проч., бывают таким же благодеянием для них, как и вещественная милостыня в виде копеек, рублей и жизненных припасов. Спаситель указывает не на способы благотворительности, а на то, что делает ее истинною и богоугодною. Благотворительность должна быть тайной, и тайной глубокой. «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая». Но и самая открытая, широкая благотворительность не противоречит учению Христа, если вся она проникнута духом тайной благотворительности, если явный и видимый людьми благотворитель вполне усвоил или старается усвоить способы, условия, мотивы и даже привычки тайного благотворителя. Другими словами, побуждением к благотворительности должна быть внутренняя, иногда малозаметная даже самому благотворителю, любовь к людям, как своим собратьям во Христе и чадам Божиим. Благотворителю нет нужды, если дело его выплывает наружу. Но если он будет заботиться об этом, то его дело теряет всякую цену. Явная благотворительность не имеет цены без намерения сохранить тайну. Это будет проще и понятнее из дальнейшего толкования о молитве. Теперь же скажем о том, что ни сам Христос, ни Его апостолы не препятствовали явной благотворительности. В жизни Христа неизвестны случаи, когда Он оказывал бы Сам какую-либо денежную помощь нищим, хотя у учеников, ходивших за Спасителем, был денежный ящик для пожертвований (6 Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали.Ин. 12:6; 29 А как у Иуды был ящик, то некоторые думали, что Иисус говорит ему: купи, что нам нужно к празднику, или чтобы дал что-нибудь нищим.Ин. 13:29). В одном случае, когда Мария помазала Христа драгоценным миром и ученики начали говорить: «для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим»? Спаситель сделал даже, по-видимому, возражение против этой обычной благотворительности, одобрил поступок Марии и сказал: «нищих всегда имеете с собою» (4 Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал:5 Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?6 Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали.7 Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего.8 Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда.Ин. 12:4-8; 6 Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного,7 приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову.8 Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата?9 Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим.10 Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня:11 ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете;Мф. 26:6-11; 3 И когда был Он в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, - пришла женщина с алавастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного и, разбив сосуд, возлила Ему на голову.4 Некоторые же вознегодовали и говорили между собою: к чему сия трата мира?5 Ибо можно было бы продать его более нежели за триста динариев и раздать нищим. И роптали на нее.6 Но Иисус сказал: оставьте ее; что ее смущаете? Она доброе дело сделала для Меня.7 Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете.Мк. 14:3-7). Однако никто не скажет, что Христос был чужд всякой благотворительности. Его благотворительность характеризуется теми же словами, которые сказаны были Ап. Петром, когда он исцелил хромого от рождения: «серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе» (1 Петр и Иоанн шли вместе в храм в час молитвы девятый.2 И был человек, хромой от чрева матери его, которого носили и сажали каждый день при дверях храма, называемых Красными, просить милостыни у входящих в храм.3 Он, увидев Петра и Иоанна перед входом в храм, просил у них милостыни.4 Петр с Иоанном, всмотревшись в него, сказали: взгляни на нас.5 И он пристально смотрел на них, надеясь получить от них что-нибудь.6 Но Петр сказал: серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи.7 И, взяв его за правую руку, поднял; и вдруг укрепились его ступни и колени,Деян. 3:1-7). Благотворительность Ап. Павла хорошо известна, он сам собирал пожертвования для иерусалимских бедных, и это дело его было совершенно открытым. Однако вполне ясно, что такая благотворительность, хотя и совершенно явная и открытая, резко отличалась по духу от милостыни лицемеров и не имела целью людского прославления.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

У ТЕБЯ ЖЕ, учит Христос, КОГДА ТВОРИШЬ МИЛОСТЫНЮ, ПУСТЬ ЛЕВАЯ РУКА ТВОЯ НЕ ЗНАЕТ, ЧТО ДЕЛАЕТ ПРАВАЯ. Не только укройся от людей, даже и близких тебе, как правая или левая рука твоя, но, если возможно, скрой свое доброе дело и от себя самого. Знай, что в тебе живет ветхий, греховный человек, который действует в твоих греховных помыслах и пожеланиях; укрой же от ветхого человека то, что творит в тебе твой новый человек – твоя совесть, просвещенная светом Евангелия и подкрепляемая Духом Божиим.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

Преувеличенно сказал это: если можно, скрой и от себя самого. Или так иначе: левая рука тщеславна, а правая — милосердна. Итак, пусть тщеславие не знает твоей милостыни.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

То есть, ты раздавай милостыню в такой тайне, чтоб даже левая рука твоя не знала, что творит правая. Но что означают сии слова Спасителя? не все ли равно раздавать милостыню правою рукою, как и левою? и левая рука не столь же ли близка к нам, как и правая? Видите, что не о руках здесь говорит Иисус Христос, но о расположении сердца, и заповедует, чтобы мы творимыя нами дела милосердия скрывали не только от людей, вопреки обычаю лицемеров, но и от самих себя, как изъясняет сие место Евангелия Св. Златоуст. Предосторожность весьма необходимая для сохранения сердца нашего в чистоте любви к Богу и ближнему от всякой зловредной примеси прирожденнаго растленной грехом душе нашей самолюбия, которое так хитро внедривается в самыя дела милосердия, что ежели нет посторонних зрителей оных, то оно само провозглашает об них сердцу нашему, и заставляет нас самих себя хвалить и любоваться ими. И действительно есть люди, которые из гордости презирают славу человеческую, но тем не менее присваивают славу добродетелей самим себе, а не Богу, Которому единому она принадлежит. Но как возможно, скажут, может быть, не которые, не видеть нам самим собственных своих добрых дел? — Не только сие возможно, но и самая истина сего требует; ибо ежели мы основательно и здраво рассмотрим самих себя, то верно найдем, что у нас нет ничего собственнаго, кроме одного ничтожества, и что еще хуже ничтожества, — кроме греха. Вот наша собственность; все прочее, что мы имеем, есть дар Господа Творца, Промыслителя и Искупителя нашего. И так, ежели благость Его дарует нам способ помогать чем либо ближнему, можем ли мы без нарушения справедливости присвоить сие самим себе? Самая добрая мысль в душе нашей о помощи ближнему первоначально происходит от благодати и милосердия Божия, — а мы не довольны есмы и помыслити что-либо доброе от себе, яко от себе, но довольство наше все от Бога (5 не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога.2 Кор. 3:5), как говорит Св. Апостол Павел. После сего не приличнее ли и не справедливее ли будет вопросить, как можем мы видеть что-либо доброе в своем ничтожестве и своей греховности? Посему-то Спаситель Христос заповедал ученикам своим: аще и вся повеленная вам сотворите, глаголите, яко раби непотребни есмы (10 Так и вы, когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать.Лк. 17:10). На основании сих слов самой вечной Истины, раздавая и многия милостыни, говорите всегда в смирении сердца своего, что вы еще ничего не сделали для Бога; разделяя ближним дары Его милосердия, приучите себя постоянно и глубоко чувствовать свое ничтожество и величие Божией к вам благости, дарующей вам способы помогать братии своей. Тогда исполните заповедь Иисуса Христа, повелевающего творить милостыню так, да не увесть шуйца твоя, то есть, самолюбие твое, что творит десница твоя, то есть, чистая твоя любовь к Богу и ближнему; тогда милостыня твоя будет истинная, творимая не пред очами человеческими, но пред очами Божиими, такая, о которой далее говорит Спаситель: Яко да будет милостыня твоя в тайне, и Отец твой видяй в тайне, Той воздаст тебе яве (4 чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.Мф. 6:4).

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-3

Здесь Господь говорит не о руках человеческого тела, которые не могут ни видеть, ни говорить, но под правой и левой рукой подразумеваются соответствующие люди или дела. Наконец, мы читаем в книге Царств, что рука обозначает человека, когда говорится: Неужели нет у меня десяти рук в Израиле? (43 И отвечали Израильтяне мужам Иудиным и сказали: мы десять частей у царя, также и у Давида мы более, нежели вы; [мы первенец, а не вы;] зачем же вы унизили нас? Не нам ли принадлежало первое слово о том, чтобы возвратить нашего царя? Но слово мужей Иудиных было сильнее, нежели слово Израильтян.2 Цар. 19:43)1 то есть десяти колен израильских. Поэтому, без сомнения, под правой рукой подразумеваются праведники, под левой — грешники, как сказал Соломон: «Господь признает правые части, дурные же слева» (Ср. 2 Сердце мудрого - на правую сторону, а сердце глупого - на левую.Еккл. 10:2; 27 Не уклоняйся ни направо, ни налево; удали ногу твою от зла,Притч. 4:27). Это же понимание правого и левого Господь наиболее ясно показывает в Евангелии, когда объявляет, что праведники соберутся справа, а грешники слева (См. 33 и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую.Мф. 25:33). Итак, этой правой руке праведников, делающей что-то по установлению Господа, приказано не знать левую, то есть не будем перед грешниками и неверующими хвастаться тем, что мы делаем благочестиво и с верой.

Источник

Трактат на Евангелие от Матфея 26.5.2-4. Сl. 0218,26.90; CCSL 9А:322.