yandex

Евангелие от Матфея 6 глава 4 стих

Стих 3
Стих 5

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

Пусть милостыня твоя будет втайне — втайне не от других людей, хотя по возможности нужно делать и так, а втайне от самого себя, и тогда ты получишь явное воздаяние. Явное опять же не для других (нам все-таки кажется, что если мы всё будем делать правильно, то в конце концов нас поймут и одобрят — по крайней мере, те люди, мнением которых мы дорожим), а для нас самих. Когда человек ощущает близость к Богу, когда он ощущает, что Господь пребывает в его сердце, когда он чувствует, что всегда и везде стоит перед Богом, как выражается пророк Давид: Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся (8 Всегда видел я пред собою Господа, ибо Он одесную меня; не поколеблюсь.Пс. 15:8), — это значит, что он получил воздаяние, для него вполне ощутимое. Если кто-то думает, что он получил от Бога награду, но при этом ничего не чувствует, значит, он ее не получил. Совершая добро по отношению ко всем людям без разбора и делая это не тщеславно, мы должны ощутить явное воздаяние. Представьте: нас уже прославляют за наши подвиги, а внутри мы ничего не чувствуем, мы не достигли воздаяния, о котором говорит Господь Иисус Христос, и нам, как людям разумным, рассудительным, это должно быть особенно горько. Тогда мы должны начать анализировать, рассуждать: что мы сделали неправильно? Дело может быть не только в том, что мы делаем добро ради славы или только тем, кто нам нравится. Могут быть другие причины, не столь значительные, но которые также необходимо учитывать. Евангелие не ограничивается только Нагорной проповедью. Спаситель говорил много чего другого и совершал такие поступки, которые являются для нас примером и потому также входят в состав евангельского учения. Бог Отец действительно видит втайне. Можно даже сказать так: явного Он как бы не видит, а видит тайное. И когда мы совершаем милостыню втайне, тогда получаем явное для самих себя воздаяние. Конечно, это явное для нас воздаяние может быть видно и для других. Когда человек ощущает в своей душе действие благодати, тогда это проявляется и вовне. Но очень часто бывает и другое: люди, достигшие высочайших духовных состояний, испытывающие необыкновенную близость к Богу, бывают не поняты многими и многими окружающими, а иногда терпят от них и серьезные скорби. Но они, тем не менее, совершенно пренебрегают тем, что думают о них окружающие, для них важно не лишиться близости к Богу, не лишиться явного воздаяния, явного сейчас, в данный момент, столь явного, что человек ради него готов вытерпеть все. Как говорит апостол Павел, ни скорбь, ни теснота, ни гонения, ни меч — ничто не может нас разлучить от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (35 Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано:Рим. 8:35). Он это испытал. Испытали это многие и многие святые отцы. Например, преподобного Симеона Нового Богослова оклеветали, насильно выдворили из монастыря, обвинили в ереси. А он при этом был совершенно спокоен, не гневался на людей, которые ему так досаждали. Другой пример. Один из учеников преподобного Григория Синаита, поверив клеветам, пытался убить своего учителя. Святой Григорий с кротостью вразумлял того ученика и впоследствии он раскаялся в содеянном поступке. Святые презирали все скорби, гонения, клеветы и относились к своим обидчикам с любовью. Мы такого, к сожалению, не достигли, и не знаю, достигнем ли, но по крайней мере будем себя укорять. Мы боимся бесславия в глазах людей, жаждем, чтобы они нас хвалили. Но вот представим, что нас хвалит какой-нибудь великий человек. Конечно, лестно было бы услышать от него похвалу. А преподобный Серафим Саровский в беседе с Мотовиловым говорит: «Если вы так дорожите моей любовью, то как вы должны дорожить любовью Господа Иисуса Христа!» Сравните: похвала от самого дорогого, уважаемого нами человека — и похвала от Бога. Насколько неизмеримо более возвышенное, непостижимое, совершенное существо Бог по сравнению с самым прекрасным человеком. Вот от Кого мы должны ждать награды и славы! И если бы мы услышали эту похвалу так, как услышали ее апостол Павел, Иоанн Златоуст, Серафим Саровский, Силуан Афонский, Иоанн Кронштадтский, тогда человеческое мнение для нас не значило бы вообще ничего. Вспомним недавно прославленного священномученика Арсения (Мацеевича). Он был обесславлен за то, что отстаивал интересы Церкви. Умер в Ревельской крепости под именем Андрея Враля. Несколько столетий о нем вслух даже не говорили, но в народе память о нем жила, его почитали, потому что он во время, можно сказать, безграничной царской власти, не побоялся защищать Церковь. Умер он в конце XVIII столетия, а причислен к лику святых в 2000 году. Более двухсот лет человек был обесславлен. Сам он пренебрегал бесславием и на стене своей камеры написал псаломское изречение: Благо мне, яко смирил мя ecи (71 Благо мне, что я пострадал, дабы научиться уставам Твоим.Пс. 118:71). Другой выдающийся подвижник, церковный деятель, обесславленный и до сих пор не сподобившийся заслуженного уважения и почитания, — это святейший патриарх Никон. Он также пострадал за то, что защищал Церковь от произвола государства. Весьма близка была его канонизация перед революцией, и в особенности после революции, благодаря проповеднической и литературной деятельности митрополита Антония (Храповицкого), но, тем не менее, пока он не прославлен. Впрочем, он не прославлен людьми — а Господь прославил его дарованием чудес и при жизни, и после смерти. Патриарх Никон был человек очень смелый, деятельность его и по сей день вызывает споры. Чего только про него не говорили и не говорят! В конце своей жизни патриарх Никон сподобился некоторого утешения — ему был возвращен патриарший сан, но до своего любимого Новоиерусалимского монастыря он доехать не успел — умер по дороге. Подобно ему, испытали бесславие святители Филипп Московский и Гермоген. Приведу еще несколько примеров. Преподобный Максим Грек был совершенно обесславлен, обвинен в ереси. Его пригласили в Россию, для того чтобы просветить русских, и они его за это хорошо «отблагодарили»: заключили в темницу более чем на двадцать лет, морили его там дымом, всячески унижали, на многие годы лишили причастия. Правда, в конце жизни он все же сподобился уважения и почитания. Вспомним и преподобного Максима Исповедника. Хотя Церковь его прославила, но умер он тогда, когда монофелитская ересь, с которой он боролся, еще господствовала. И как он умер? Какой позорной смертью?! Ему усекли язык и правую руку, и он, будучи уже изможденным до этого подвигами и находясь в преклонном возрасте, не выдержал всех этих испытаний и вскоре скончался, не дождавшись, выражаясь светским языком, торжества своих идей. Вот истинные христиане, с которых мы должны брать пример и не заботиться о похвале со стороны людей, даже тех, которые считаются православными. Ведь и Максим Грек пострадал от православных, и священномученик Арсений (Мацеевич) в православном государстве пострадал от православной государыни. Вспомним и еще одного Максима — преподобного Максима Кавсокаливита. Он имел дар непрестанной молитвы и достиг в ней высочайшего преуспеяния, но все считали его прельщенным. Он и сам юродствовал: делал себе хижину, жил в ней некоторое время, а потом сжигал ее. Поэтому его и прозвали «Кавсокаливи», что означает «сжигающий каливы». На Афоне все думали, что он сумасшедший. А он был одним из немногих подвижников, которые в то время знали об Иисусовой молитве. Если сейчас мы считаем Афон рассадником умного делания, то тогда, во времена Григория Синаита, об умном делании там никто не знал. Разве преподобному Максиму нужно было всем говорить: «Да я не сумасшедший, я правильно молюсь»? Он, наоборот, подыгрывал им, для того чтобы его оставили в покое. В жизнеописании Иосифа Исихаста и Арсения Пещерника рассказывается о некоем подвижнике Данииле, который ежедневно в полночь служил Божественную литургию, а в Великом посту каждый день совершал Литургию Преждеосвященных Даров. Причем при совершении литургии он изливал потоки слез, а после окончания службы до утра молился. Его тоже все считали прельщенным. А он никого в этом не разубеждал и никого, кроме Иосифа Исихаста и Арсения Пещерника, к себе не пускал, молился в уединении и все. Те, кто испытал, что такое воздаяние от Бога в молитве, славы человеческой не ищут, наоборот, избегают ее, потому что человеческая слава сопровождается лишением уединения. Подвижники наших мест, преподобный Василиск Сибирский и преподобный Зосима (Верховский) ради уединения ушли в далекие, глухие, страшные места и чуть не погибли. Правда, Зосима все-таки стал потом окормлять сестер, потому что, как считал, на это была воля Божия, а Василиск так в уединении и почил. При жизни о высоте его преуспеяния никому не было известно, только его друг Зосима знал о том, что испытывал в молитве этот великий подвижник.

Источник

Размышления над Нагорной проповедью.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

Смотри, Он говорит о тайне сердца, а не места. Ведь Бог пребывает в тайне сердца, а не в тайном месте. Подумай, что Бог пожелал, чтобы мы творили втайне, не для того, чтобы наше дело осталось в неизвестности. А иначе как же Он говорит: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (16 Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.Мф. 5:16)? Но для того, чтобы Самому явить это. Ибо всякое доброе [дело] благодатнее, когда нами скрывается, а Богом показывается. Так, если ты показываешь сам себя, то немногие тебя похвалят, то есть те, кто не понимает, что ты мог поступить так и втайне; а кто понимает, тот скорее осуждает, чем хвалит. Но если тебя явит Бог, то никто не будет тебя порицать, кроме, быть может, дурного человека, кому неприятен добрый человек. Ибо невозможно, чтобы доброе дело, совершенное человеком втайне, было оставлено Богом, но в сем веке Он делает его явным, и в будущем прославляет, ибо слава у Бога.

Источник

Анонимный комментарий 13. PG 56:708.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-4

Но иногда человек, творящий добрые дела исключительно из любви к ближним, без всяких расчетов на похвалы и награды земные, может потом сам себя возвеличить и возмечтать о своих доблестях. Такое самомнение, гордость, несомненно, более тяжкий грех, чем тщеславие; и от этого-то греха предостерегает Христос, заповедуя творить добро как бы втайне от самого себя: пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, то есть, сотворив добро, скорее забыть про него и никогда о нем не говорить и даже не вспоминать; не говорить, чтобы не вызвать льстивых похвал людских; не вспоминать — чтобы не возгордиться; но помнить всегда, что, творя бескорыстно добрые дела, мы ничего особенного не делаем, за что достойны были бы похвал, а исполняем лишь свои обязанности, творим волю Божию. Толкование на стих 4 см. также под ст. 1 и 2. +++Толкование Евангелия. Глава 12+

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

Вполне естественно прибавил, что свидетелем ты будешь иметь Бога, Который, подобно отцу, радуется, видя добрые дела детей Своих, – и что ты не потеряешь того, что дашь, но от Него всецело получишь награду за милостыню. Не сказал, откуда должно творить милостыню, именно – из честных кошельков, потому что это всем известно было. Кроме того, Он ублажил алчущих и жаждущих правды.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 1-4

Шестая глава Евангелия от Матфея начинается с трех поучений, объединенных одним важным вопросом: в чем состоит истинная праведность? До этого в Нагорной проповеди речь тоже шла о праведности, о том, что совершенная праведность состоит не в тщательном следовании Закону Моисея, но в постижении и исполнении изначальной воли Божией о человеке как совершенном творении, воли Божией, которая выше всякого Закона. В Законе тоже выражена воля Божия, но не изначальная, а сообщенная людям в их греховном состоянии. Все это обобщалось в высказывании Иисуса: «Говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (20 Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное.Мф. 5:20). В 6‑й главе вопрос о праведности ставится в ином ключе. Здесь противопоставляются ложная и истинная праведность на примерах религиозной практики, то есть набожности, благочестия. У иудеев высшими делами так понимаемой праведности считались милостыня, молитва и пост. Об этих трех важнейших проявлениях благочестия далее и пойдет речь. Три поучения построены по одному типу: не поступай как лицемеры, которые красуются перед людьми, но проявляй свою набожность тайно, и Бог, видящий тайное, воздаст тебе явно.

Милостыня, молитва и пост – три благие дела праведности – выше всего ценились еще в Ветхом Завете: «Делайте добро – и зло не постигнет вас. Доброе дело – молитва с постом, и милостынею, и справедливостью» (7 Тайну цареву прилично хранить, а о делах Божиих объявлять похвально. Делайте добро, и зло не постигнет вас.8 Доброе дело - молитва с постом и милостынею и справедливостью. Лучше малое со справедливостью, нежели многое с неправдою; лучше творить милостыню, нежели собирать золото,Тов. 12:7-8). Первый стих (6:1) евангельского отрывка как бы обобщает все три последующих высказывания Иисуса Христа о милостыне, молитве и посте. Но к этому стиху надо сделать текстологическое примечание. Синодальный перевод выполнен по поздней рукописной традиции: «Смотрите, не творите милостынивашей пред людьми». В наиболее ранних рукописях, которые современная наука считает стоящими ближе к оригинальному тексту Евангелия, в первом стихе говорится не о милостыне, а о праведности, включающей в себя и милостыню, и молитву, и пост: «Смотрите, не творите праведности вашей пред людьми». Это буквальный перевод. Сегодня мы бы сказали по‑русски несколько иначе: «Смотрите, не показывайте перед людьми свою праведность»1. Так объявляется общая тема дальнейших высказываний о добрых делах. По вере иудеев, эти добрые дела, хотя и не требуются Законом, четко не сформулированы в нем, тем не менее превосходят все прочие заповеди Закона. Они (милостыня, молитва и пост) составляют особую заслугу праведника и даже способны искупить чужие преступления Закона. Все это хорошо: и сами дела праведности, и даже ожидание справедливой награды от Отца Небесного. Но плохо только, если «праведность творится» перед людьми, как показательный спектакль: смотрите, мол, какой я праведный.

Первое наставление – о милостыне, считавшейся одним из столпов иудейской набожности. Давать милостыню – то же, что собирать себе сокровище на небе. Когда нищий стоит возле твоих дверей, справа от него стоит Бог, Который вознаграждает за каждое доброе дело. Даже бедняки и нищие должны подавать милостыню. Милостыня – ходатай перед Богом, она – подобно жертвоприношению – искупает грехи, продлевает жизнь, спасает от смерти, уберегает от ада и вводит в жизнь вечную. Нет конца похвалам милостыни в иудейской традиции.

В принципе, наставление Иисуса Христа о милостыне понятно. Требуют пояснения лишь некоторые моменты. Что значит «когда творишь милостыню, не труби перед собою , как делают лицемеры в синагогах и на улицах»? В синагогах по субботам собирали пожертвования, и публично назывались имена самых щедрых жертвователей (собственно, так же и в христианских храмах – на стенах и на мраморных досках «увековечиваются» имена щедрых благотворителей, чтобы все видели, хвалили их и по возможности подражали им). Но маловероятно, что в синагогах или на улицах при этом кто‑то трубил перед собою в трубу. Скорее всего, Иисус здесь использует ироническую метафору. Так понимал это место еще святой Иоанн Златоуст, писавший: «Так говорит Спаситель не потому, что лицемеры имели трубы, но <…> этим иносказанием осмеивая и осуждая их»2. Так считает и большинство современных исследователей. Очень яркая карикатура!

Далее надо разобраться с «лицемерами». В современном языке это слово обозначает неискренних, двуличных и лживых людей. В Евангелиях от Матфея и от Луки в лицемерии многократно обвиняются книжники и фарисеи: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры!». Однако этот упрек смущает не только иудеев, но и многих христиан, которые ближе знакомятся с иудейством и его богатой литературой. В самом деле, можно ли всерьез говорить о том, что фарисеи были неискренними и двуличными людьми? Наверное, среди них было немало и таковых. Но в своей массе во времена Иисуса Христа фарисеи были людьми серьезными, честными, старавшимися следовать воле Божией, которая для них была выражена в Законе Моисея. Так что отождествлять фарисейство и лицемерие, как это произошло в европейских языках, – не очень‑то справедливо. Но такая уж сложилась традиция. На самом же деле греческое слово ύπόκρισις, переведенное как «лицемерие», означает не двуличность, но актерство, и, соответственно, υποκριτής («лицемер») – это актер в театре, человек, который играет роль и своим поведением на сцене стремится произвести впечатление на публику. Но так уж произошло, что в греческом переводе Ветхого Завета этим словом нередко называются безбожники, нечестивые, злодеи и вообще неверующие, язычники. Со временем смысл слова «лицемер» изменился. Разумеется, Иисусу Христу и в голову не приходило считать фарисеев нечестивыми безбожниками. В Новом Завете слово «лицемер» приблизилось к своему изначальному значению – «актер», то есть человек, входящий в роль, создающий перед публикой иллюзию праведности и ожидающий аплодисментов. Так что фарисеи, о которых речь, – праведники и в собственных глазах, и в глазах общества. Да только вот в глазах Иисуса Христа их праведность несовершенна, ибо она основана на ожидании вознаграждения, и не столько на небе, сколько уже здесь, на земле. Против такой «рабской праведности» возражали уже некоторые мудрые раввины. Так, основатель фарисейства, Антигон из Сохо, еще в III веке до Р. X. учил: «Не будьте подобны рабам, прислуживающим своему господину с целью получить вознаграждение, но будьте похожи на тех, которые прислуживают своему господину бескорыстно, и да будет страх Божий (небесный) на вас» (Абот, I, 3.). Здесь выражена возвышенная мысль, что добро должно твориться во имя самого добра, а не ради награды. Позднее иудаизм в лице философа, богослова и врача XII века Рамбама, или, как его чаще называют, Маймонида, создал целое учение о милостыне как пути к высшей праведности. По Маймониду, одна из последних ступеней этого пути – это когда подающий милостыню и получающий ее не знают друг друга. В качестве модели этого типа милостыни он указывает на анонимную кассу, существовавшую в Иерусалимском храме: в нее праведники вкладывали деньги тайно, а бедные также в тайне брали (Рамбам. Мишне Тора. Зраим, халахот аниим 10:8). Так заповедали некоторые иудейские мудрецы. Но для простого человека с его слабостями все это довольно трудноисполнимо, и практика милостыни сильно отличалась от заповеданной. Как всегда, успех приобрело более наивное представление о служении Богу, которое господствовало в Ветхом Завете. Благоволение Божие, а вместе с ним земное счастье и благоденствие, не говоря уже о награде в будущей жизни, можно, мол, приобрести своими добродетельными поступками. И совсем неплохо, если бы не только Бог, но и все видели, какой я добродетельный. Такая позиция приводила к тому, что фарисеи вольно или невольно старались выделиться, быть лучше других. Это прекрасно изображено в притче о фарисее и мытаре (см.: 9 Сказал также к некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и уничижали других, следующую притчу:Лк. 18:9‑14). Так что в нашем случае слово «лицемер» означает не безбожника, как в Ветхом Завете, но и не лживого и двуличного человека, как в современном языке, а человека определенного религиозного настроя, глубоко чуждого Иисусу Христу. Таких людей скорее можно было бы назвать «святошами» или «ханжами».

И в Евангелии от Матфея суровые слова Христа направлены не только против фарисеев, но и против тех Его учеников, которые ожидали вознаграждения и спорили, кому из них достанется первое место в Царствии Божием. Критика Христа направлена и в адрес того показного ханжества, которое существовало и в Древней Церкви, существует и поныне. Иначе какой смысл было Ему предупреждать Своих учеников «не труби перед собою»? Наверное, «трубили».

И еще одно выражение не совсем понятно: «когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая». Это парадоксальное высказывание, конечно, нельзя понимать буквально и гадать, что бы оно могло значить. Как сказано Златоустом, «здесь Он не руки разумеет, но усиливает Свою мысль: если возможно, говорит, и себя самого не знать, и если возможно скрыться от самых служащих тебе рук, то постарайся об этом» (Беседа 19 на Мф.). Вот она – высшая праведность. Она подразумевает делание добра непроизвольное, без раздумий, без оглядки на публику, как бы идущее от природы. Мы ведь не задумываемся о том, как мы дышим, как у нас бьется сердце. И мы не считаем вдохи и выдохи нашей заслугой, ожидая за них вознаграждения. Вот так должно быть и с милостыней, понимаемой, конечно, в широком смысле, а не только как подача мелочи в протянутую руку. На практике трудно избежать публичности наших действий. Но скромность, сдержанность и тактичность – вот тот урок, который необходимо извлечь из наставления Иисуса Христа о милостыне, так же как из последующих наставлений о молитве и посте.

Ищущие за свою добродетель земного успеха и похвалы от людей «уже получают награду свою». В подлиннике стоят греческие слова, которые использовались в коммерческой деятельности, и буквально их можно перевести так: «Аминь, говорю вам, они сполна получают свою зарплату». Такие люди работают за плату – ее они и получают. С ними Бог расквитался, и на большее им рассчитывать уже нечего. Так обстоит дело с милостыней. Теперь речь пойдет о втором высшем долге практической праведности – о молитве.



*1 В еврейском языке слова «милостыня» и «праведность» звучат почти одинаково. В основе еврейского слова «цедака» («милостыня») лежит корень «цедек» («праведность»), то есть давать милостыню значило проявлять свою праведность.

*2 Иоанн Златоуст, сет. Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа 19.

Источник

Ианнуарий (Ивлиев) архим. Жемчужины Нагорной проповеди. О главном в христианстве. О милостыне

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-4

Да не увесть шуйца твоя, что творит десница твоя (пусть левая твоя рука не знает, что делает правая). Это — народное присловие. которое учит, что доброе дело не должно совершать так, чтобы привлекать внимание других, а тайно, настолько, насколько это возможно (Мих.), так чтобы и другие меньше могли видеть, да и самому меньше думать и говорить, а поскорее забыть о том; в иных случаях тайно и от самих нуждающихся, как делал святитель Николай, так как иные из них стыдятся просить подаяния. Но этими словами Спасителя, конечно, не запрещается и явно подавать милостыню, только не было бы при этом желания похвалы от людей; иначе бедные, встречаемые при народе, оставались бы без помощи (14 Вы - свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы.15 И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме.16 Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.Мф. 5:14—16). И Отец твой, видяй в тайне (тайное), воздаст тебе яве (явно). Это значит, что тайная милостыня угодна Богу. Он, как всевидящий, увидит эту милостыню, и наградит — воздаст за нее явно: и здесь на земле Бог награждает милостивых разными благами, когда, напр., и много раздающие не оскудевают, а еще богатеют; особенно же наградит на небе, когда пред сонмом всех людей скажет им на суде: Приидите наследуйте уготованное вам царство (34 Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:Мф. 25:34 и др.).

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 16. С. 53-54

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

Обрати далее внимание, какая обещается награда. Упомянув о наказании, ожидающем лицемеров, Спаситель показывает и ту славу, которая ожидает раздающих милостыню втайне, чтобы и тем и другим возбудить Своих слушателей, и возвести их к высокому учению. Он внушает, что Бог везде присутствует, и что наши дела не ограничиваются настоящею жизнью, но что после этой жизни мы предстанем на страшное судилище, дадим отчет во всех делах своих и получим или почести, или наказания, и что тогда ни малое, ни великое дело не может сокрыться, хотя бы оно во время настоящей жизни, по-видимому, и было сокрыто от людей. На все это Спаситель сделал намек, когда сказал: Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. Воздаст, когда представит тебе великое и священное зрелище, когда то, чего теперь желаешь, даст тебе в великом обилии. Чего желаешь ты, говорит Он? Не того ли, чтобы иметь кого-нибудь зрителем дел твоих? Так вот тебе зритель — Сам Бог всяческих, а даже не ангелы, не архангелы. Если же ты желаешь иметь своими зрителями и людей, то Он в надлежащее время исполнит и это твое желание, и даже в величайшем избытке удовлетворит его. Если ты ныне захочешь показать себя, то можешь показаться только десяти, двадцати, или ста человекам; а если стараешься скрываться ныне, то тогда сам Бог возвестит о тебе пред всею вселенною. Итак, если ты особенно желаешь того, чтобы люди видели твои добродетели, то скрой их ныне, чтобы все с большею честью увидели их тогда, когда Бог сделает их явными, откроет и возвестит пред всеми. Видящие ныне обвинят тебя пожалуй и в тщеславии; а когда увидят тебя венчаемого, тогда не только не обвинят тебя, но и все удивятся тебе. Таким образом, если ты можешь получить от Бога величайшую награду и всех привести в удивление, для этого только потерпев малое время, то подумай, какое бы было безумие лишиться того и другого, и, прося у Бога награду за свои добрые дела, стараться показать их людям, тогда как на них взирает Сам Бог? Если уж нужно показывать себя, то прежде всего нужно показывать Отцу, а особенно - когда Отец властен и увенчать, и наказать. Даже, если бы Бог и не наказывал за тщеславие, то и тогда ищущему славы неприлично было бы менять Бога на людей, заставляя их смотреть на свои дела. Кто бы был так жалок, чтобы, пренебрегши царем, спешащим видеть его блистательные подвиги, захотел быть видимым одними только бедными и нищими? Потому-то Спаситель повелевает нам не только не выказывать самих себя, но и стараться скрывать себя от других; а не иметь желания выказывать себя, и иметь желание скрываться — не одно и то же.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

ή praes. conj. act. от ειμί быть. Conj. с όπως используется в прид. цели, αποδώσει fut. ind. act. от άποδίδωμι воздать, отплатить, вознаградить. Fut. используется, чтобы выразить протасис семитского cond.: "сделайте то-то, и последует то-то" (Beyer, 252-55).

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 1-6

Общая мысль первых 6 стихов 6 главы (1 Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного.Мф. 6:1 2 Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.3 У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая,4 чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.6 Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.Мф. 6:2-6), а потом, (16 Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.Мф. 6:16, 17, 18) тойже главы Матфея состоит в том, что ни дела милосердия, ни дел богопочтения (как молитва и пост) мы не должны делать на показ (5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.Мф. 6:5), ради людской славы (2 Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.Мф. 6:2); ибо в таком случае людская похвала и будет единственной наградой (2 Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.Мф. 6:2, 5, 16). Блажен тот, кто думает лишь о прославлении Отца небеснаго, когда свет его добрых дел светит всем людям, как Господь требует этого от апостолов (5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.Мф. 6:5, 16). Но чье сердце не чуждо тщеславия, тот лучше сделает, если и поститься, и молиться, и благотворить ближним будет в такой тайне, чтобы это видел только Бог. И Отец твой вядяй в тайне воздаст тебе яве, т. е. на последнем суде, пред всеми ангелами и всеми людьми.

Источник

Объяснение важнейших мест Четвероевангелия

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

Чтобы помощь твоя совершалась втайне –это значит, что о ней знает только Бог. В еврейской традиции особенно почиталась тайная помощь, когда бедняк не знал имени помогающего или когда помогающий не знал, кому он помогает. Цель такой анонимной помощи – не унижать достоинство бедного. Здесь значение еще шире: сам человек должен забыть о том, что он кому‑то помог, и не рассчитывать ни на похвалу людей, ни на Божью награду. Только в таком случае Бог вознаградит человека.

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 140-141

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

Сделай доброе дело и постарайся тотчас забыть об этом, чтобы милостыня была втайне от всех. Помышляй что ты исполнил только повеленное тебе Богам, как раб непотребный: чем же можно тебе тщеславиться? Да еще все ли ты исполнил как Бог велел? Милостыня — дело не твое, а Божие, Богом только тебе порученное. Ты исполнил дело Божие, пусть Ему и слава воздается: “Не нам, не нам, Господи, а имени Твоему даждь славу” (9 Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей.Пс. 113:9). Впрочем, и ты не будешь лишен славы: Бог все видит, везде присутствует; на Его страшном суде не укроется, как бы ты не старался скрыть, ни малое, ни великое твое дело; поэтому знай, что и Отец Твой Небесный, видящий тайное, от Которого ничто нигде не может укрыться, — воздаст тебе явно — открыто. Это воздаяние бывает иногда и в этой жизни, когда рука дающего не только не оскудевает, но видимо наполняется” но особенно оно будет явно на страшном суде Христовом, когда за все дела и даже намерения твои будет объявлено тебе воздаяние. “Чего желаешь ты? (св. Златоуст) Не того ли, чтобы иметь зрителей твоих дел? Вот ты имеешь не ангелов, не архангелов, но Бога всяческих. Если же желаешь и людей иметь зрителями, то Он исполнит и это твое желание: если ты ныне захочешь показываться, то можешь показаться только десяти, двадцати или ста человекам; а если ты стараешься скрываться ныне, то Сам Бог возвестит о тебе перед всей вселенной. Видящие ныне обвинят тебя в тщеславии, а тогда все будут удивляться тебе. Даже если бы Бог и не наказал за тщеславие, то и тогда ищущему славы неприлично было бы менять Бога на людей, заставляя их смотреть на свои добрые дела. Сам Царь Небесный желает видеть твой подвиг: зачем же ты от Него отвращаешься и желаешь, чтобы видели только люди?” Сам Отец Небесный на тебя взирает: будь же достойным такого Отца. — Так и творили угодники Божии дела милосердия к ближним. Их жития полны рассказов самых трогательных о тайной милостыне. Вспомним, как Святитель Христов Николай Чудотворец в глубокую полночь бросал золото в окно бедной хижины старика-отца, чтобы помочь ему пристроить трех дочерей. Вспомним, как наш святой Тихон Задонский тайно, через своего келейника, подавал милостыню беднякам. Есть, по милости Божией, есть и в наши грешные времена такие милостивцы, единому Богу ведомые. Они знают, что истинная нищета стыдится просить подаяния: бедному больно сознавать, что ему приходится жить на чужой счет, кормиться чужими кусками. Зачем же стеснять несчастного, зачем давать ему чувствовать эту боль? Нет, лучше подай ему милостыню так, чтобы и ему было не стыдно принять, и тебе было бы нечем потщеславиться. Зато какое сладостное чувство испытает твоя душа, когда ты сделаешь добро тайное! Твое сердце скажет тебе, что на него снизошло благословение Божие, как роса небесная, что благословение низведено свыше молитвой бедняка, которого ты осчастливил своим благодеянием. И твое доброе дело, скрытое от людей, будет для твоей души манной небесной, для сердца елеем радования, и ты познаешь тогда сколько счастья и блаженства может доставить человеку одно дело любви христианской. Да не увесть же шуйца твоя, что творит десница твоя!

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 1-4

«Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтоб они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего небесного. Итак, когда творишь милостыню, не труби пред собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая: чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» 1 Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного.2 Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.3 У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая,4 чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.Мф. 6:1-4 В приведенных словах Евангелия Господь устанавливает исключительно религиозное значение милостыни. Она имеет отношение только к Богу; она должна совершаться только пред Ним, пред Его очами, как жертва во славу Его. У нас теперь обычный взгляд, что благотворение есть дело гуманности, что оно должно иметь внутреннее отношение только к человеку или к обществу. Когда мы подаем милостыню, мы смотрим на это так, что мы делаем добро человеку, благодетельствуем ему. Когда мы жертвуем на какое-нибудь общественное дело, мы думаем, что приносим благо обществу… Мысль о Боге у нас при этом если и есть, то занимает второстепенное место. Поэтому-то естественно, что мы смотрим, как отразилось наше добро в сознании тех, для кого мы его сделали. Мы положили в руки нищему монету — и смотрим, благодарен ли он нам; мы пожертвовали обществу денег - и ожидаем от него признательности. Разговоры о нашей щедрости, статья в газетах о ней, — все это, совершенно понятно, требуется нами, как необходимое следствие нашего доброго дела, если мы делаем его только ради человека. Мы бросили зерно на ниву людей и, естественно, ожидаем всхода на ней, который показал бы нам, что мы бросили не напрасно, что почва благоприятна… Господь совсем не так повелевает нам смотреть на это. Я и Бог — вот только кто должен быть при благотворении. Я даю милостыню — это все равно, что я приношу жертву Богу. Человек, которому я подаю, это только живой жертвенник. Я должен быть благодарен ему, что он есть, что он около меня, и я могу на нем выразить свою любовь к Богу посильной жертвой. Его признательность или непризнательность — для меня дело постороннее, как качество материала, из которого сделан жертвенник. Он должен быть сделан из хорошего материала, но собственно к моей жертве мысль об этом не имеет никакого внутреннего отношения. Одного следствия я должен желать: это — чтобы моя жертва была угодна Богу, чтоб Он принял ее. А это тем скорее может быть, чем чище она, т.е. чем менее в ней посторонних мотивов и мыслей о славе и человеческих соображений о благодарности, чем пламенней она устремляется к Богу и только к Нему одному. В священной истории есть картины, изображающие жертвы Каина и Авеля. У Каина дым стелется и разносится по земле, у Авеля же прямо возносится к небу. Может быть, это и, действительно, было знаком, по которому они узнали, что жертву одного Бог отверг, а жертву другого принял. Во всяком случае, у древних народов это было средством узнавать, угодна ли жертва Богу или нет. То же самое может быть приложимо и к нашим благотворениям. Худо, если молва о них стелется по земле, разносится ветром газет по всем городам и селам. Хорошо, если они, как жертва Авеля, возносятся прямо к Богу, в чистой, лазурной тишине нашего сердца. Если мы будем так смотреть на милостыню и на всякую благотворительность, то, само собой разумеется, мы не только не будем трубить о ней во все стороны, но, наоборот, постараемся укрыть ее от взоров людей, как мы укрываем все наиболее дорогое и внутреннее, как мы делаем это в отношении самой сердечной молитвы, как мы, вообще, избегаем посторонних развлекающих взоров людских, когда хотим остаться одни пред Богом. Понятно тогда и то, что наша левая рука не будет знать того, что делала правая, т.е. что мы ни на один шаг не будем самодовольно останавливаться мыслью на сделанном и придавать ему внешнее значение. Что бы мы ни сделали, — мы этим принесли только Богу жертву и воздали Ему хвалу в данную минуту. Какая б ни была жертва, — она ничтожна пред Богом и только дорога Ему по мере нашей веры в Него, нашей любви к Нему. Ты положил кусочек ладана в кадило, ты зажег восковую свечку пред образом: прошел миг — и все сгорело. Большой или маленький кусочек ладана положишь ты, с золотом или без золота поставишь ты свечку, — разве не все равно для Бога, разве пред Ним не вера только твоя ценна, разве Ему не любовь только твоя к Нему дорога? И будешь ли ты останавливаться мыслью и хвалиться пред собой, что ставил большую свечу? Разве она имеет какую-нибудь важность сама по себе для Того, пред Кем светят миллионы солнц? Разве она не сгорит так же, как и маленькая? Так точно и с благотворениями. Кто приносит ими жертву Богу, тот знает, что много ли, мало ли он принес, — для Бога это равно ничтожно: Ему принадлежит и небо и земля и все богатства вселенной. И потому такой благотворитель никогда не станет останавливаться на мысли о важности сделанного им и только поблагодарит Бога, что в данный миг удалось посильно выразить Ему свою любовь и прославить Его… И в следующий миг он уже заботится о новом прославлении Бога и не думает о прежнем, которое уже прошло, как благоухание кадила, о котором долго размышлять не имеет никакого смысла. Кто своему благотворению придает только человеческий, личный или общественный характер, кто пускает свои добрые дела в оборот людских отношений, рекламируя себя, ища благодарности, домогаясь славы, хвалясь пользой, — тот должен знать, что делает он дело человеческое, а не Божье, что он поступает, как, может быть, и хороший язычник, но не как христианин, что плоды его дел не оставят никакого следа в вечности и погибнут вместе со всем шумом и со всей суетой этого мира, что до Бога они не доходят и с исполнением заповеди Христа не имеют ничего общего… Различные толки газет и сообщения о благотворениях так же в существе дела уместны, как отчет о том, насколько кто усердно молится Богу в церкви, как вздохнул и когда перекрестился. Все это дело чисто внутреннее, сокровенное, — дело, которому подобает быть вдали от посторонних взоров, и кто лезет сюда с непрошенным любопытством, тот совершает нравственное преступление. Так и относительно всякого доброго дела: оно должно быть только видом нашей молитвы к Богу, нашего прославления Его имени, нашей Ему благодарности.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

Видящий тайное, воздаст тебе явно. Побуждение, по которому милостыню должно творить втайне, то, что эта милостыня угодна Богу; Он видит все наши действия, как бы тайны они ни были, и за них воздаст явно. Это воздаяние бывает иногда и в этой жизни, когда рука дающего не только не оскудевает, но видимо восполняется; но особенно оно будет явно на Страшном Суде Христовом, когда за все действия объявлено будет воздаяние (31 Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей,Мф. 25:31 и далее; ср.: Златоуст, Феофилакт).

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 1-6

Господь обличает тех, кто благотворит или молится напоказ, ради похвалы и славы человеческой. И призывает скрывать все свои добрые дела не только от людей, но и от себя, отвергая саму мысль о том, что мы имеем какую-то заслугу перед Богом, как этому учит католицизм. Напротив, говорит Христос: пусть левая рука твоя не знает, что делает правая.

Игумен Никон (Воробьев) писал: «Когда человек видит свои добрые дела, как фарисей, то он на ложном пути. Истинный путь — видеть грехи свои бесчисленные, как песок морской, и это видение есть признак начинающегося здравия души (преп. Петр Дамаскин)» (Нам оставлено покаяние. Письмо 162). «...фарисеи считали себя чадами Авраама, несомненными наследниками Царствия Божия, а Господь назвал их чадами дьявола и осудил, если не покаются, в геенну» (Письмо 71). «Так, отверг Господь и осудил еще на земле фарисеев, которые считали себя праведниками, даже примером для других. Страшно такое состояние. Избави Бог от этого каждого человека. Самооправдание и фарисейство ведут на дно адово» (Письмо 37).

Источник

А.И. Осипов. Жизнь с Евангелием. Комментарии к Евангелию от Матфея. М.: 2019. - С. 72-73

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

— Геронда, некоторые считают фарисейством, если человек ходит в церковь, но отстает в любви и жертвенности.    — Э, откуда они это знают? Они уверены в этом?    — Так они судят.    — Христос что сказал? «Не судите» (1 Не судите, да не судимы будете,Мф. 7:1. 37 Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;Лк. 6:37. 24 Не судите по наружности, но судите судом праведным.Ин. 7:24). Иной человек может и не подать милостыни цыгану, потому что знает какого-нибудь больного, находящегося в большой нужде, и помочь последнему. Цыгана встретит прохожий и подаст ему, а кто подаст больному? Как же можно, не зная, строить такие заключения? Фарисейство — это когда кто-то подает милостыню явно с тем, чтобы его похвалили.    Помню, когда я в 1957 г. был в одном особножительном монастыре1, за каждое послушание в зависимости от его сложности братии давали денежное вознаграждение. Поскольку в то время в монастырях была нехватка людей, некоторые из братии, у кого были силы, брали на себя помногу послушаний и вознаграждения получали больше, но раздавали полученное бедным. Был там один монах, которого звали Жадиной, потому что он не раздавал денег. Когда этот монах умер, то на погребении оплакивать его собрались бедные крестьяне отсюда, с Халкидики — с Великой Панагии, с Палеохори, Нэохори2. Эти крестьяне держали волов и перевозили лес, деревянные лаги; тогда все возили на волах, не то, что сейчас — на самосвалах, на лесовозах. Так вот, этот монах что делал: собирал-собирал деньги, которые ему давали за те послушания, которые он выполнял, а когда видел, что у какого-то хозяина, главы семейства, был только один вол или же он околевал, то монах покупал ему вола. Купить вола в те годы было делом нешуточным, он стоил пять тысяч драхм, а деньги тогда были твердые. Другие монахи подавали пять драхм одному нищему, десять — другому, двадцать — третьему, и их благодеяния были видны. А умерший был совсем незаметен, потому что он не подавал милостыню подобно другим, а копил деньги и помогал людям по-своему. Так вот его и прозвали Жадиной, Скупердяем. А в конце концов, когда он скончался, собрались бедняки и плакали: «Он меня спас!» — говорил один, «Он меня спас!» — говорил другой. В те годы, имея вола, можно было перевозить лес и содержать семью. Братия монастыря была поражена. Потому я и говорю: «Где нам знать о других, что делают они?»    — Геронда, иногда человек оказывает милостыню, но ощущает и какую-то пустоту. В чем причина?    — Пусть присмотрится к себе, может быть, им движет человекоугодие. Когда побудительные мотивы чисты, человек ощущает радость. Знаете, что устроили однажды в одном городе? Мне рассказывал об этом один мой знакомый, благоговейный человек, адвокат по профессии. Приближалось Рождество, и некоторые христиане решили собрать разные вещи, сделать свертки, разные подарки и раздать их бедным на городской площади. Тогда, после оккупации3, люди жили в нужде. Этот адвокат сказал: «Раз мы знаем, кто бедный [а кто нет], давайте лучше раздадим эти подарки без шума». — «Нет, — ответили ему, — раздадим их на площади во славу Божию, чтобы люди видели, что нам не все равно». — «Да зачем это надо? — снова возразил им мой знакомый. — В какой книге вы видели, чтобы так раздавали милостыню?» Те свое: «Во славу Божию». Никак он не мог переубедить их и, когда осознал это и выбился из сил, оставил их делать так, как они хотели. Ну и что же: свезли они подарки на большую городскую площадь и объявили, что будут их там раздавать. Всем это стало известно, и тут же налетел самый прожженный народец, как гориллы все равно: хватали, хватали и остальным ничего не оставили. Подарки достались тому, кто был варваром и нужды не имел, а несчастная беднота осталась с пустыми руками. А когда ответственные за это мероприятие попробовали навести там порядок, то они еще и по шее как следует получили — «во славу Божию»! Видите, как действуют духовные законы? Для человека мирского есть оправдание в том, чтобы погордиться, похвалиться, но какое в этом оправдание для человека духовного?    — А бывают, Геронда, люди неверующие, но сострадательные и делающие добро...    — Когда человек мирской дает милостыню по доброму расположению, а не по человекоугодию, Бог не оставит его и в какой-то момент заговорит в его сердце. Один мой знакомый, живший в Швейцарии, рассказывал об одной богатой даме, атеистке, которая, будучи чрезвычайно сострадательной, дошла до того, что раздала все свое состояние бедным и несчастным и в конце концов осталась совершенно нищей. Тогда те, кому она раньше помогала, постарались пристроить ее в самый лучший дом престарелых. Однако, несмотря на все добрые дела, которые сделала эта женщина, она оставалась атеисткой. Когда пытались заговорить с ней о Христе, она уклонялась от разговора, говорила, что Христос был всего лишь добрый человек, общественный деятель, излагала и другие подобные теории. Возможно и то, что христиане, которые с ней беседовали, не помогли ей, она не увидела в их жизни ничего особенного. «Помолись за эту душу», — говорил мне мой друг, и сам много молился о ее обращении. По прошествии какого-то времени он рассказал мне, что, придя как-то в дом престарелых, он увидел ее совершенно преображенной. «Я верую, — восклицала она, — верую!» С ней произошло одно чудесное событие, изменившее ее, и после этого она захотела креститься. *1 Обитель, в которой насельники живут вместе, не имея общего игумена и следуя индивидуальному порядку в духовной жизни и материальном обеспечении себя. *2 Селения в Халкидике. — Прим. пер. *3 Речь идет об оккупации Греции в 1941—44 гг. Германией, Италией и Болгарией. — Прим. пер. Слова. Том II. Духовное пробуждение. 2.5.7

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 3-4

Для объяснения этих стихов (3 и 4) нужно помнить, что Спаситель не делает никаких предписаний и не дает никаких наставлений относительно самых способов благотворительности. Она может, без сомнения, выражаться в тысячах различных способах, смотря по удобствам и обстоятельствам. Кто-то сказал, что дело, совершаемое на пользу ближних, или слово, хлопоты и проч., бывают таким же благодеянием для них, как и вещественная милостыня в виде копеек, рублей и жизненных припасов. Спаситель указывает не на способы благотворительности, а на то, что делает ее истинною и богоугодною. Благотворительность должна быть тайной, и тайной глубокой. «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая». Но и самая открытая, широкая благотворительность не противоречит учению Христа, если вся она проникнута духом тайной благотворительности, если явный и видимый людьми благотворитель вполне усвоил или старается усвоить способы, условия, мотивы и даже привычки тайного благотворителя. Другими словами, побуждением к благотворительности должна быть внутренняя, иногда малозаметная даже самому благотворителю, любовь к людям, как своим собратьям во Христе и чадам Божиим. Благотворителю нет нужды, если дело его выплывает наружу. Но если он будет заботиться об этом, то его дело теряет всякую цену. Явная благотворительность не имеет цены без намерения сохранить тайну. Это будет проще и понятнее из дальнейшего толкования о молитве. Теперь же скажем о том, что ни сам Христос, ни Его апостолы не препятствовали явной благотворительности. В жизни Христа неизвестны случаи, когда Он оказывал бы Сам какую-либо денежную помощь нищим, хотя у учеников, ходивших за Спасителем, был денежный ящик для пожертвований (6 Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали.Ин. 12:6; 29 А как у Иуды был ящик, то некоторые думали, что Иисус говорит ему: купи, что нам нужно к празднику, или чтобы дал что-нибудь нищим.Ин. 13:29). В одном случае, когда Мария помазала Христа драгоценным миром и ученики начали говорить: «для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим»? Спаситель сделал даже, по-видимому, возражение против этой обычной благотворительности, одобрил поступок Марии и сказал: «нищих всегда имеете с собою» (4 Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал:5 Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?6 Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали.7 Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего.8 Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда.Ин. 12:4-8; 6 Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного,7 приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову.8 Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата?9 Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим.10 Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня:11 ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете;Мф. 26:6-11; 3 И когда был Он в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, - пришла женщина с алавастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного и, разбив сосуд, возлила Ему на голову.4 Некоторые же вознегодовали и говорили между собою: к чему сия трата мира?5 Ибо можно было бы продать его более нежели за триста динариев и раздать нищим. И роптали на нее.6 Но Иисус сказал: оставьте ее; что ее смущаете? Она доброе дело сделала для Меня.7 Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете.Мк. 14:3-7). Однако никто не скажет, что Христос был чужд всякой благотворительности. Его благотворительность характеризуется теми же словами, которые сказаны были Ап. Петром, когда он исцелил хромого от рождения: «серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе» (1 Петр и Иоанн шли вместе в храм в час молитвы девятый.2 И был человек, хромой от чрева матери его, которого носили и сажали каждый день при дверях храма, называемых Красными, просить милостыни у входящих в храм.3 Он, увидев Петра и Иоанна перед входом в храм, просил у них милостыни.4 Петр с Иоанном, всмотревшись в него, сказали: взгляни на нас.5 И он пристально смотрел на них, надеясь получить от них что-нибудь.6 Но Петр сказал: серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи.7 И, взяв его за правую руку, поднял; и вдруг укрепились его ступни и колени,Деян. 3:1-7). Благотворительность Ап. Павла хорошо известна, он сам собирал пожертвования для иерусалимских бедных, и это дело его было совершенно открытым. Однако вполне ясно, что такая благотворительность, хотя и совершенно явная и открытая, резко отличалась по духу от милостыни лицемеров и не имела целью людского прославления.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

А потому, сделай доброе дело, и тотчас же постарайся, если можно, забыть об этом добром деле, ЧТОБЫ МИЛОСТЫНЯ ТВОЯ БЫЛА ВТАЙНЕ от всех. Помышляй, что ты исполнил только повеленное тебе Богом, как раб непотребный: чем же можно тебе тщеславиться? Да еще все ли так исполнил ты, как Бог велел? Милостыня – дело не твое, а Божие, Богом тебе только порученное; ты исполнил дело Божие, пусть Богу и слава воздается: не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу (9 Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей.Пс. 113:9). Впрочем, и ты не будешь лишен славы: Бог все видит, везде присутствует; на Его Страшном Суде не укроется, как бы ты не старался скрыть ни малое, ни великое дело твое; поэтому знай, что И ОТЕЦ ТВОЙ Небесный, ВИДЯЩИЙ ТАЙНОЕ, от Которого ничто нигде не может укрыться, ВОЗДАСТ ТЕБЕ ЯВНО, открыто. Это воздаяние бывает иногда и в этой жизни, когда рука дающего не только не оскудевает, но видимо наполняется; но особенно оно будет явно на Страшном Суде Христовом, когда за все дела и даже намерения твои будет объявлено тебе воздаяние. "Чего желаешь ты? – объясняет святитель Златоуст. – Не того ли, чтобы иметь зрителей дел твоих? Вот ты имеешь не Ангелов, не Архангелов, но Бога всяческих. Если же желаешь и людей иметь зрителями, то Он исполнит и это твое желание: если ты ныне захочешь показываться, то можешь показаться только десяти, двадцати или ста человекам; а если стараешься скрываться ныне, то тогда Сам Бог возвестит о тебе перед всей вселенной. Видящие ныне обвинят тебя в тщеславии, а тогда будут все удивляться тебе. Даже если бы Бог и не наказал за тщеславие, то и тогда ищущему славы неприлично было бы менять Бога на людей, заставляя их смотреть на свои добрые дела. Сам Царь Небесный желает видеть твой подвиг: зачем же ты от Него отвращаешься и желаешь, чтобы видели только люди?" Сам Отец Небесный на тебя взирает; будь же достойным такого Отца. Так и творили угодники Божий дела милосердия к ближним. Их жития полны рассказов, самых трогательных, о тайной милостыне. Вспомним, как святитель Христов Николай Чудотворец, в глубокую полночь бросал золото в окно бедной хижины старика отца, чтобы помочь ему выдать замуж его трех дочерей. Вспомним, как наш святитель Тихон Задонский тайно, через своего келейника, подавал милостыню беднякам. Есть, по милости Божией, есть и в наши грешные времена такие милостивцы, единому Богу ведомые. Они знают, что истинная нищета стыдится просить подаяния: бедному больно сознавать, что ему приходится жить на чужой счет, кормиться чужими кусками; зачем же стеснять несчастного, зачем давать ему чувствовать эту боль? Нет, лучше подай ему милостыню так, чтобы и ему было не стыдно принять, и тебе нечем было тщеславиться. Зато какое сладостное чувство испытает душа твоя, когда ты сделаешь добро тайное! Твое сердце скажет тебе, что на него снизошло благословение Божие, как роса небесная, что это благословение низведено свыше молитвой того бедняка, которого ты осчастливил своим благодеянием. И доброе дело твое, сокрытое от людей, будет для души твоей манной небесной, для сердца твоего елеем радования, и ты познаешь тогда, сколько счастья и блаженства может доставить человеку одно дело любви христианской. Да не увесть же шуйца твоя, что творит десница твоя!

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

Когда? Когда все окажется обнаженным и явным, тогда наиболее прославишься и ты.

Толкование на группу стихов: Мф: 6: 4-4

Да будет милостыня твоя, в тайне сокровенная и от тебя самого во глубине смирения твоего и всегдашняго чувствования своей ничтожности и своей греховности, — и Отец небесный, Который всегда с особенным благоволением взирает на смиреннаго и молчаливаго, и трепещущаго словес Его (2 Ибо все это соделала рука Моя, и все сие было, говорит Господь. А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим.Ис. 66:2), и видит вся тайная, воздаст тебе явно. С таковым святым расположением сердца своего милуяй нища взаим дает Богу (17 Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его.Притч. 19:17), по словам Писания, Который часто еще в сей жизни воздает милующим сторицею, осыпая их и домы их видимыми благословениями Своими. Но совершенное воздаяние милосердия их откроется тогда, когда Спаситель и Судия пред всеми Ангелами и Святыми речет им в день судный: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложены мира. Взалкахся бо, и дасте Ми ясти, возжадахся, и напоисте Мя, странен бех, и введосте Мене: наг и одеясте Мя, болен, и посетисте Мене: в темнице бех, и приидосте ко Мне. Понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе (34 Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:35 ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;36 был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.Мф. 25:34—36, 40).