yandex

Библия - Евангелие от Матфея Глава 18 Стих 7

Стих 6
Стих 8

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Какому миру горе от соблазнов, как не тому, о котором сказано: и мир Его не познал (Ин. 1:10)? Это не тот мир, о котором сказано: Бог во Христе примирил с Собою мир (2 Кор. 5:19). Мир злой и мир добрый: в мире злом все — злые, в мире добром все — добрые. Мы часто слышим о поле: полно это поле; а каким плодом? Пшеницей. Но мы также говорим, и верно говорим: поле это полно плевел. Вот дерево, и оно полно плодов. А другой скажет: оно полно листьев. И говорящий, что оно полно плодов, говорит правду, и говорящий, что оно полно листьев, говорит правду тоже. Но полнота листьев не отменяет плодов, а полнота плодов не отменяет листву. Дерево полно того и другого: однако одно уносит ветер, а другое снимает сборщик урожая. Так что, когда слышишь: Горе миру от соблазнов, не страшись, люби закон Божий, и не будет тебе соблазна.


Источник

Проповеди С1. 0284, 81.PL 38.501.6.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Со скорбью говорит далее Господь: «Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам», ибо нельзя миру миновать соблазнов, так как он весь лежит во зле (1 Ин. 5:19), люди находятся в состоянии греховного повреждения, дьявол непрестанно ищет среди людей для себя добычи. Однако это не значит, что соблазнять позволительно. Напротив: «Горе тому человеку, чрез которого соблазн приходит» — горе тому, кто сознательно, или по презрению, по небрежению к ближнему, вовлекает его в грех.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

«Если надобно прийти соблазнам, — скажет кто-либо из противников, — то для чего же Христос сожалеет о мире, тогда как должен бы избавить его от соблазнов и подать руку помощи? Если надобно прийти соблазнам, то как можно избежать их? — Когда Христос говорит о необходимости соблазнов, то не уничтожает этим свободы воли и не подчиняет жизнь нашу какой-либо необходимости действий, но предсказывает только то, что непременно должно случиться. Если бы люди, от которых происходят соблазны, решились не делать зла, то соблазны и не пришли бы, а если бы они не могли прийти, то не были бы и предсказаны. Но так как люди предались злу, то соблазны пришли, и Спаситель предсказывает лишь то, что должно было случиться. Сожалеет же о людях, которым не принесли пользы Его учение и жизнь, сожалеет о том, что и после такого врачевания они не избавились от своей болезни, подобно тому, как если бы кто-нибудь, сожалея о больном, о котором прилагали великое старание, но который не захотел повиноваться предписаниям врача, сказал: горе этому человеку от болезни, которую он усилил собственным своим нерадением. Но для чего же, спросишь ты, Господь не уничтожил их? Для чего же уничтожать их? Для тех ли, кто получает от них вред? Но они получают вред не от соблазнов, а от собственного нерадения. Это видно из примера людей добродетельных, которые не только не терпят от соблазнов никакого вреда, но еще получают величайшую пользу. Таков был Иов, таков Иосиф, таковы все праведники и Апостолы. Если же многие и погибли, то погибли от своей беспечности. Если бы было не так и погибель зависела от соблазнов, то надлежало бы всем погибнуть. Если же есть люди, которые избегают соблазнов, то не избегающий их должен винить себя самого. Прийти соблазнам надобно, но погибать от них нет необходимости» (Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от Матфея. 59)


Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 22. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 390-1

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Горе миру от соблазн. Предсказывает будущий вред от соблазнов, чтобы, ожидая их, не только одни апостолы, но и все вообще люди бодрствовали всегда. Миром называет живущих в мире, а соблазнами – препятствия к хорошей жизни. Оплакивает мир по причине соблазнов, так как он должен много пострадать от них. Нужда бо есть приити соблазном. Поэтому-то некоторые говорят: если необходимо прийти соблазнам, то необходимо и грешить, а если необходимо грешить, то несправедливо грешники терпят наказание, так как то, что происходит по необходимости, не подлежит ответственности. Таким мы скажем: прийти соблазнам было необходимо, как необходимо и быть демонам, но нет необходимости людям добродетельным соблазняться, так как они имеют свободную волю. Поэтому не от нас зависит то, что приходят соблазны, но всецело зависит от нас то, что мы соблазняемся. Итак, Христос, зная, что вообще придут соблазны, предсказывает о них, чтобы мы остерегались, как уже сказано; и, однако, не потому они придут, что Он предсказал, но потому Он и предсказал, что они придут. Обаче горе человеку тому, имже соблазн приходит. Соблазн сеется диаволом, но воспринимается, питается и взращивается человеком, имеющим дурную и испорченную волю, о котором Христос здесь и сетует, как о слуге диавола. Затем научает и тому, каким образом нам избегать соблазнов.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Если живешь с братией, не подавай никому повода отлучаться от братства, чтобы не быть тебе осужденным в том мире. Всего более остерегайся соблазнить кого-нибудь, чтобы не быть тебе исключенным из Небесного Царства вместе с творящими соблазны. Не соблазняй брата, и не сговаривайся с ним на грех, чтобы не прогневался на тебя Господь и не предал тебя в руки злых людей. Блажен человек, который ничем не соблазнил ближнего, потому что «мзда его многа на небесех» (Мф. 5:12); а кто безрассудно соблазняется, тот соблазнит многих.

Источник

В подражание Притчам

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

«Горе миру от соблазн: нужда бо есть приити соблазном» (Мф. 18:7), – предвозвестил Господь. И пришествие соблазнов есть попущение Божие, и нравственное бедствие от соблазнов есть попущение Божие. К концу жизни мира соблазны должны столько усилиться и расплодиться, что «по причине умножения беззакония, иссякнет любы многих» (Мф. 24:12), и «Сын Человеческий пришед обрящет ли веру на земли?» (Лк. 18:8), земля Израилева, Церковь, будет низвращена от меча – от убийственного насилия соблазнов – и пуста весьма (Иез. 38:18). Жительство по Боге соделается очень затруднительным. Соделается оно таким потому, что живущему посреди и пред лицем соблазнов невозможно не подвергнуться влиянию соблазнов. Как лед при действии на него тепла теряет свою твердость и превращается в мягчайшую воду, так и сердце, преисполненное благого произволения, будучи подвергнуто влиянию соблазнов, особливо постоянному, расслабляется и изменяется. Соделается жительство по Боге очень затруднительным по обширности, всеобщности отступления. Умножившиеся отступники, называясь и представляясь по наружности христианами, тем удобнее будут преследовать истинных христиан; умножившиеся отступники окружат бесчисленными кознями истинных христиан, противопоставят бесчисленные препятствия их благому намерению спасения и служения Богу, как замечает святой Тихон Воронежский и Задонский. Они будут действовать против рабов Божиих и насилием власти, и клеветою, и злохитрыми кознями, и разнообразными обольщениями, и гонениями лютыми. Спаситель мира едва нашел малозначущий и отдаленный Назарет, чтоб укрыться от Ирода и от возненавидевших Его книжников, фарисеев, священников и первосвященников иудейских; так и в последнее время истинный инок едва найдет какой-либо отдаленный и неизвестный приют, чтоб в нем с некоторою свободою служить Богу и не увлекаться насилием отступления и отступников в служение сатане1. О, бедственное время! О, бедственное состояние! О, бедствие нравственное, неприметное для чувственных людей, несравненно большее всех вещественных, громких бедствий. О, бедствие, начинающееся во времени и не кончающееся во времени, но переходящее в вечность! О, бедствие из бедствий, понимаемое только одними истинными христианами и истинными иноками, неведомое для тех, которых оно объемлет и губит!


Примечания

    *1 Келейные письма свт. Тихона, том 15, письмо 67.


Источник

"Приношение современному монашеству". Том 5,

Глава 30. Скорби суть по преимуществу удел иноков последнего времени

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Это значит не то, что неизбежно быть соблазнам, ибо в таком случае производящие соблазн не были бы виновны, но значит то, что так как в этом мире соблазны по необходимости бывают, то каждый терпит от соблазнов по своим личным порокам. Вместе с тем, этим общим приговором осуждается Иуда, который приготовил душу свою к предательству.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Если надобно придти соблазнам, — скажет, может быть, кто-либо из противников, — то для чего же Христос сожалеет о мире, тогда как должен бы избавить его от соблазнов и подать руку помощи? В этом ведь состоит долг врача и ходатая; а сожалеть и всякий может. Что отвечать нам на столь бесстыдные слова? Можешь ли ты найти что-либо такому равное врачеванию? Будучи Богом, Христос соделался для тебя человеком, принял образ раба, подвергся всем поношениям и не оставил с Своей стороны ничего, что нужно было сделать. Но так как все это людям неблагодарным не принесло никакой пользы, то Он сожалеет о них, — сожалеет о том, что и после такого врачевания они не избавились от своей болезни, подобно тому, как если бы кто-нибудь, сожалея о больном, о котором прилагали великое старание, но который не захотел повиноваться предписаниям врача, сказал: горе этому человеку от болезни, которую он усилил собственным своим нерадением! Но там нет никакой пользы от сожаления; а здесь и то служит врачевством, что Христос предсказывает будущее и сожалеет о мире. В самом деле, часто от советов многие не получали никакой пользы, а от сожаления исправлялись. Потому-то особенно Спаситель и сказал: горе миру! — чтоб возбудить людей, приготовить их к подвигам и заставить бодрствовать. Вместе с тем, Он обнаруживает любовь Свою к ним и кротость — тем, что и о противящихся сожалеет, не негодуя только, но и исправляя их Своим сожалением и предсказанием, чтобы обратить их к Себе. Но как это возможно? — скажешь ты. Если надобно придти соблазнам, то как можно избежать их? Придти соблазнам надобно, но погибать от них нет необходимости. Если бы, например, какой-нибудь врач сказал (ничто не препятствует опять представить тот же пример): надобно придти такой-то болезни, — из этого еще не следует, что эта болезнь необходимо должна причинить вред человеку осторожному. Эти слова Спаситель сказал, как я выше заметил, для того, чтобы вместе с прочими пробудить от усыпления и учеников Своих. Чтобы они не предавались усыплению, как будто бы им назначено было вести жизнь покойную и безмятежную, Он предсказывает о множестве предстоящих им внутренних и внешних браней. И Павел, указывая на это, сказал: внеуду брани, внутрьуду боязни, беды во лжебратии (2 Кор. 7:5; 2 Кор. 11:26). Также рассуждая с ефесскими пастырями в Милете, говорил: востанут нецыи от вас глаголющии развращенная (Деян. 20:30). И сам Христос сказал: врази человеку домашнии его (Мф. 10:36).

Когда Христос говорит о необходимости соблазнов, то не уничтожает этим ни свободного произволения, ни свободы воли, и не подчиняет жизнь нашу какой-либо необходимости действий, но предсказывает только то, что непременно должно случиться. То же самое и евангелист Лука выражает, говоря: не возможно есть не приити соблазном (Лк. 17:1). Что же такое соблазны? Препятствия на прямом пути. Так и в театре называют тех, которые искусно ставят препятствия и ловко перевертывают тела. Итак, не предсказание Спасителя причиною соблазнов; нет; и не потому соблазны существуют, что Спаситель предсказал о них; но потому предсказал, что они непременно должны были произойти. Если бы люди, от которых происходят соблазны, решились не делать зла, то соблазны и не пришли бы; а если бы они не имели придти, то не были бы и предсказаны. Но так как люди предались злу и впали в болезнь неисцельную, то соблазны пришли, и Спаситель и предсказывает лишь то, что должно было случиться. А если б они исправились, — скажешь ты, — и никто не стал бы вводить соблазнов, то не оказалось ли бы ложным это предсказание? Нимало; его тогда и не было бы. Если бы все люди могли исправиться, то Спаситель и не сказал бы: нужда есть приити соблазном. Но поелику Он предвидел, что некоторые не захотят исправиться, потому и сказал, что соблазны непременно придут. Но для чего же, спросишь ты, Господь не уничтожил их? Для чего же уничтожать их? Для тех ли, кто получает от них вред? Но они получают вред не от соблазнов, а от своего нерадения. Это видно из примера людей добродетельных, которые не только не терпят от соблазнов никакого вреда, но еще получают величайшую пользу. Таков был Иов, таков Иосиф, таковы все праведники и апостолы. Если же многие и погибли, то погибли от своей беспечности. Если бы было не так, и погибель зависела от соблазнов, то надлежало бы всем погибнуть, Если же есть люди, которые избегают соблазнов, то не избегающий их должен винить себя самого. Соблазны, как я сказал, пробуждают людей от усыпления, делают их осмотрительными и проницательными, и не только того, кто хранит себя от них, но и падшего скоро восстановляют; они научают его осторожности и делают неуловимым. Итак, если мы бываем внимательны, но то немалую получаем пользу от соблазнов: мы научаемся непрестанно бодрствовать. Если и при таком множестве врагов и искушений мы предаемся усыплению, — то что было бы с нами, когда бы мы жили в безопасности? Посмотри, например, на первого человека. Если он краткое время, может быть, менее одного дня, живя в раю и наслаждаясь удовольствиями, дошел до такого повреждения, что возмечтал быть равным Богу, обольстителя счел за благодетеля и не мог сохранить одной заповеди, то чего не сделал бы он, если бы и после вел жизнь безбедственную?

Но, слыша от нас такие слова, противники снова возражают нам, говоря: для чего же Бог сотворил его таковым? Нет, не Бог сотворил его таковым; иначе Он и не наказал бы его. Если и мы не обвиняем рабов своих за то, в чем сами бываем виновны, тем более не может делать этого Бог всяческих. Отчего же человек сделался таковым? спрашиваешь ты. От самого себя и своей беспечности. Как это: от самого себя? Спроси себя. Если злые злы не от самих себя, то не наказывай раба своего, не порицай жены, если она погрешит в чем, не бей сына, не обвиняй друга, не питай ненависти к врагу, обижающему тебя: ведь все они достойны сожаления, а не наказания, если их погрешности непроизвольны. Но, скажешь, я не могу так рассуждать. Нет, когда ты сознаешь, что они не произвольно, а по необходимости сделались виновными, то можешь рассуждать. Так, если раб, по причине болезни, не исполнит твоих приказаний, ты не только не обвиняешь его, но и охотно прощаешь. Таким образом ты сам свидетельствуешь, что иное зависит от него, а иное не от него. Подобным образом и здесь: если бы первый человек был столько порочен потому, что сотворен таковым, то ты не только не стал бы обвинять, но охотно простил бы его. Если ты прощаешь раба по причине болезни, то конечно не откажешь в прощении тому, кто сотворен от Бога наклонным ко злу, если только он действительно сотворен был таковым. Тем, которые делают подобные возражения, легко заградить уста и другим образом: истина обильна доказательствами. Почему, напр., ты никогда не обвиняешь раба своего за то, что он не красив лицом, не высок ростом, не умеет летать? Потому, что это зависит от природы. Итак, что человека нельзя обвинять в том, что зависит от природы, тому никто не будет противоречить. Следовательно, когда ты обвиняешь кого, то показываешь этим, что его преступление зависит не от природы, а от собственной воли. Если мы тем, что не обвиняем других в преступлениях, показываем, что их преступления зависят от природы, то очевидно, что если в чем порицаем других, этим даем знать, что их преступление зависит от свободы. Итак, не представляй превратных умствований и хитросплетений, которые слабее паутинной тенеты, а отвечай мне опять на вопрос: всех ли людей Бог сотворил? Конечно. Почему же не все равно добродетельны и порочны? Откуда добрые, хорошие, смиренные? Откуда порочные и нечестивые? Если это зависит не от воли, а от природы, то почему одни добродетельны, а другие порочны? Если все от природы злы, то никому нельзя было бы быть добрым; если ж от природы все добры, то никто не может быть злым. Если у всех людей одинакова природа, то все они, в силу этого, должны быть одинаковы, — или все добры, или все злы. Если же мы скажем, что одни добры от природы, а другие злы (что несправедливо, как мы показали), то эти свойства их должны бы быть неизменными, так как природные свойства не изменяются. Например, посмотри: все мы смертны, подвержены страстям, и никто не может освободиться от них, хотя бы употреблял тысячу усилий. Между тем мы видим, что многие из добрых делаются злыми и из злых - добрыми: одни по нерадению, другие по великому тщанию; из чего особенно и видно, что быть добрым или злым - не зависит от природы. Что дано природою, то ни изменяется, ни приобретается посредством старания. Как для того, чтоб видеть или слышать, нам не нужно трудиться, так и для приобретения добродетели нам не было бы нужды употреблять усилия, если бы она дана была в самой природе. Да для чего и Бог сотворил бы злых, когда мог всех сотворить добрыми? Итак, откуда же зло? Спроси самого себя; мое дело только показать, что оно ни от природы, ни от Бога. Итак, скажешь, само собою явилось? Ни в каком случае. Что же, или оно нерожденно? Замолчи, о, человек! Беги от такого безумия, и не воздавай злу одинаковой чести с Богом, и притом высочайшей. Ведь, если зло нерожденно, то значит оно могущественно, и нельзя ни отвратить, ни уничтожить его: всякому известно, что нерожденное не может погибнуть.

Отчего же так много добрых, когда зло имеет такую силу? Как рожденные могут быть сильнее нерожденного? Ты скажешь: Бог некогда уничтожит зло. Но каким образом Он уничтожит зло, если оно, подобно Ему, безначально, могущественно и вечно? — скажет кто-либо? О, злоба дьявольская! Сколько она изобрела зла! До какого богохульства довела человека! Под каким благочестивым предлогом измыслила новое нечестивое учение! Желая показать, что зло не от Бога происходит, люди ввели новое нечестивое учение, признав зло нерожденным. Итак, откуда же происходит зло? От хотения и нехотения. Но откуда происходит самое хотение и нехотение? От нас самих. Предлагать такой вопрос — значит то же, что спрашивать: отчего человек видит, и не видит? Если бы я отвечал тебе: оттого, что он открывает и закрывает глаза свои, ты бы снова спросил меня: а отчего он открывает и закрывает глаза свои? И потом, когда бы я сказал тебе, что это зависит от нас самих и от нашего хотения, ты бы опять стал искать новой причины. Зло не иное что есть, как неповиновение Богу. Откуда же, скажешь ты, это неповиновение произошло в человеке? Но скажи мне: трудно ли было произойти ему? Я не говорю того, что трудно; спрашиваю только, отчего человек захотел не повиноваться Богу? От беспечности. Имея власть повиноваться и не повиноваться Богу, он избрал последнее. Если ты и после этого сомневаешься и недоумеваешь, то я предложу тебе вопрос не трудный и не запутанный, но простой и ясный: не случалось ли с тобою, что иногда ты поступал худо, а иногда хорошо? Например, побеждал какую-либо страсть и снова подвергался ей, предавался пьянству и удерживался от него, гневался и укрощал гнев, презирал бедного и не презирал его, прелюбодействовал и снова делался целомудренным? Итак, скажи мне: откуда все это? Отчего? Если ты мне не скажешь, то я скажу тебе: это оттого, что сперва ты старался (о добродетели) и был ревностен, а потом ослабел и сделался беспечен. Людям отчаянным и совершенно предавшимся злу, бесчувственным и безумным, которые не хотят даже и слышать о том, что может исправить их, я не буду и говорить о любомудрии; а тем, которые поступают то так, то иначе, скажу с удовольствием. Ты похитил как-нибудь имущество тебе не принадлежащее, а после, побуждаемый милосердием, уделил бедному и от собственных твоих благ: откуда произошла в тебе такая перемена? Не очевидно ли, что от твоей воли и расположения? Это так очевидно, что всякий легко согласится с этим.

Поэтому прошу вас быть тщательными и держаться добродетели, и тогда вы не будете предлагать подобных вопросов Если мы захотим, то зло будет существовать только по одному имени. Итак, не спрашивай, откуда происходит зло, и не предавайся сомнению; но узнав, что оно происходит от одной беспечности, удаляйся его. Если же кто скажет тебе, что зло не от нас самих происходит, то когда ты увидишь, что он гневается на раба, сердится на жену, обвиняет сына и осуждает тех, которые причиняют другим обиды, скажи ему: как же ты говорил, что зло происходит не от нас самих? Если оно не от нас, то для чего же ты обвиняешь других? Спроси также его: добровольно ли ты порицаешь и поносишь других? Если не добровольно, то никто не должен на тебя гневаться; если же добровольно, то значит, зло происходит от тебя и от твоей беспечности. Далее: веришь ли ты, что есть люди добрые? Если нет добрых, то откуда ты взял самое это название? Откуда твои похвалы? Если же есть добрые, то очевидно, что они могут порицать злых. Если же злой делается злым не добровольно, и не сам по себе, то несправедливо поступят добрые, упрекая злых, и сами сделаются чрез то злыми. В самом деле, что может быть хуже, как обвинять невинного? Если же добрые, и упрекая злых, остаются добрыми, и это служит сильнейшим доказательством их доброты даже для людей безрассудных, то и отсюда очевидно, что никто никогда не был злым по необходимости. Если ты и после этого будешь спрашивать, откуда происходит зло, то я скажу тебе: от беспечности, от праздности, от обращения с злыми и от презрения к добродетели. Отсюда происходит и зло, и то, что некоторые спрашивают, откуда происходит зло. Из людей добродетельных, возлюбивших жизнь смиренную и целомудренную, никто не спрашивает об этом; одни только дерзающие делать зло и желающие посредством этого учения ввести некоторую пагубную беспечность сплетают паутинные тенета. Но мы разорвем эти паутины не словами только, но и самыми делами. Зло существует не по необходимости. Если бы оно было необходимо, то Христос не сказал бы: горе человеку тому, имже соблазн приходит. Он называет несчастными тех только, которые делают зло по своей воле. А что говорит: имже соблазн приходит, — то не удивляйся. Эти слова Его означают не то, будто бы посредством этого человека другой кто вводит соблазн, но что он сам все производит. В Писании часто, вместо предлога от, употребляется предлог чрез, например: стяжах человека Богом (dia tou Qeou, Быт. 4:1), т. е. первая причина полагается вместо второй. Также: еда не Богом (dia tou Qeou) изъявление их есть (Быт. 40:8)? И еще: верен Бог, Имже (di ou) звани бысте во общение Сына Его (2 Кор. 1:9).

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Евангельская же истина, высказанная Богочеловеком Христом: Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам, но горе тому человеку, через котораго соблазн приходит. Зло в человеческом мире как от первоисточника происходит от Сатаны, от духов зла. В человеческом мире, мире свободной воли, зло и грех – это соблазны; люди их принимают или отвергают по свободному усмотрению. Горе мiиру от соблазнов, ибо зло, грех и смерть – это самое большое мучение для богообразного существа человеческого. С их помощью проверяется стояние человека в Боге и Божием: пребывающий в Нем не согрешает (1 Ин. 3:6). Но соблазны нападают, чтобы соблазнить и избранных: испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякаго недостатка (Иак. 1:3–4). Поэтому Спаситель и говорит: надобно придти соблазнам. И они приходят, затопляют мир, но их не принимают те, которые трудятся верой и подвигами евангельскими, и их соблазны не могут победить. Больше того, они в этой борьбе за жизнь вечную становятся еще более твердыми, еще более победоносными. Но горе тому человеку, через которого соблазн приходит: горе тому, кто стал переносчиком демонских зол в мир человеческий, кто стал орудием Сатаны – «мастерской диавола». А ужас в том, что он стал им самоохотно, не принудительно.

Святой Златоуст богомудро благовествует: Если надобно придти соблазнам, то как можно избежать их? Придти соблазнам надобно, но погибать от них нет необходимости. Спаситель сказал это, чтобы Своих учеников пробудить от нерадения. Говоря так, он не уничтожает этим ни сободного произволения, ни свободы воли, и не подчиняет жизнь нашу и деятельность нашу никакой необходимости. Что же такое соблазны? Препятствия на прямом пути. Предвидя, что некоторые люди не захотят добровольно исправиться, Спаситель и сказал: надобно придти соблазнам. Кто-то может спросить, почему Господь не уничтожает соблазны? – Потому что людям вредят не соблазны, но их нерадение, их небрежение. Доказательством этого служат люди добродетельные: они не только не получают никакого вреда от соблазнов, но еще получают величайшую пользу. Таков был Иов, таков Иосиф, таковы все праведники и апостолы. Если же многие погибают, то погибают от своего нерадения. Наши грехи, наши проступки не врожденны нашей природе, но зависят от нашей свободной воли. Быть добрым или злым – не зависит от нашей природы, но зависит от нашей свободной воли... Никто никогда не был зол по необходимости... Если ты и после этого будешь спрашивать, откуда происходит зло, я вот что тебе отвечу: от небрежения, от беспечности, от дружбы со злыми людьми и от презрения к добродетели.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

ούαί горе. Межд., выражающее боль, неудовольствие или угрозу, за которым следует dat., указывающий на того, кого эта боль касается (BAGD; EDNT). άπό с gen. обозначает причину (BD, 113): "из-за ошибок, причин для оскорбления" (TDNT). άνάγκη необходимость, έλθείν aor. act. inf. от έρχομαι приходить. Эпэкз. inf. сообщает, что именно необходимо, δι' = διά с gen. через.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Соблазн малых сих В этом отрывке метафора «соблазна» распространяется на всех слабых и беззащитных в "Церкви, в том числе, конечно, и на детей. Руководители церкви и ее рядовые члены должны заботиться не только о том, чтобы не стать причиной соблазна, но и о возвращении каждого, кто сбился с пути. Проблеме соотношения между Божественным замыслом и ответственностью человека за свои поступки уделялось внимание и в иудаизме. Если слабые глаза приводят к тому, что человек оступается, их можно рассматривать как своего рода «камень преткновения, или «соблазн».

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Взирая Своим Божественным всеведением на мир, во зле лежащий и грехом обуреваемый, человеколюбец Господь с глубокой скорбью восклицает: горе миру от соблазнов! "Будучи Богом, — говорит св. Златоуст, — Иисус Христос сделался для тебя человеком, принял на Себя образ раба, подвергся всем поношениям, и не оставил ничего, что нужно было сделать. Но поскольку все это людям неблагодарным не принесло никакой пользы, то Он сожалеет о них, что и после такого врачевания они не избавились от своей болезни, как больной, который не захотел повиноваться предписаниям врача своего! Но там нет ни какой пользы от сожаления, а тут служит врачевством уже и то, что Иисус Христос предсказывает будущее и сожалеет о мире." "Часто бывает, что тем, для которых бесполезно было наше убеждение, — говорит блаж. Феофилакт, — мы доставляем пользу, когда начинаем плакать о них, и они приходят от того в чувство." Если бы люди, от которых происходят соблазны, решились не делать зла, то и соблазнов не было бы, но поскольку эти люди предались злу и впали в болезнь неисцелимую, то Спаситель, провидя, что они не захотят исправиться, говорит: ибо надобно прийти соблазнам, всегда были и будут соблазнители и соблазняемые. Но почему же Господь не уничтожает соблазны? Для чего попускает их? Для тех ли, которые получают от них вред? Но они получают вред не от соблазнов, а от своего нерадения. Люди добродетельные не только не терпят от соблазнов вреда, но ещё получают величайшую пользу. Таковы были: Иов, Иосиф и все праведники. Соблазны пробуждают людей от усыпления, делают их осмотрительными, и не только того, кто хранит себя от них, но и падшего скоро восстанавливают. Они научают его осторожности и делают неуловимым. Если и при множестве врагов и искушений мы беспечны, то что было бы, если бы мы жили в безопасности? Итак прийти надобно соблазнам, но погибать от них нет необходимости. Если бы зло было необходимо, то Иисус Христос не сказал бы: горе тому человеку, чрез которого соблазн приходит: ему, как слуге дьявола, грозит страшное наказание.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

«Горе миру от соблазнов»: «болезнует, как человеколюбец о мире, которому имею, вредить соблазны» (Феофил.). «Соблазн» — искушение других ко греху, или препона для добродетели. От них происходит величайшее зло; умножаются грехи людей; усиливается развращение людей (мира) и виновность их пред Богом, а потому горе от них миру — роду человеческому. — «Ибо надобно прийти соблазнам»: «если надобно прийти соблазнам, то для чего же Иисус Христос сожалеет о мире, тогда как должен бы избавить его от соблазнов?.. Будучи Богом, Иисус Христос сделался для тебя человеком, принял на себя образ раба, подвергся всем поношениям и не оставил со своей стороны ничего, что нужно было сделать. Но поелику все это людям неблагодарным не принесло никакой пользы, то Он сожалеет о них, что и после такового врачевания они не избавились от своей болезни, подобно тому, как если бы кто-нибудь, сожалея о больном, о котором прилагали великое попечение, но который не захотел повиноваться предписаниям врача своего, сказал: горе сему человеку от болезни, которую он усилил собственным своим нерадением. Когда говорит, что надобно прийти соблазнам, то сим не уничтожает ни свободного произволения, ни свободной воли, и не подчиняет жизнь нашу какой-либо необходимости действий; но предсказывает только то, что должно непременно случиться» (Злат., ср. Феофил.). Нравственное повреждение людей так велико, что всегда будут соблазнители, прельщающие ближних своих ко греху, к падению, к злу; а страсти людские соблазняющие так сильны, что люди легко поддаются соблазну и доходят до падения и греха. — «Но горе тому человеку» и пр.: более повинен тот, кто соблазняет, чем соблазняемый, ибо соблазнение показывает в соблазняющем испорченность сердца или злость, которые одни только и могут побудить человека возмутить соблазном духовный мир ближнего своего, загрязнить чистоту души его и довести до погибели; а потому горе такому человеку, соблазняющему брата своего, за которого умер Христос. Но и соблазняемый не невинен, ибо может избежать соблазна. «Ты скажешь, как это возможно? Если надобно прийти соблазнам, то как можно избежать их? Прийти соблазнам надобно, но нет необходимости погибать от них. Если бы например, какой-нибудь врач сказал: надобно прийти такой-то болезни, — из этого еще не следует, что сия болезнь необходимо должна причинить вред человеку осторожному... Но для чего Господь не уничтожает их (соблазны)? — Для чего же уничтожать их? Для тех ли, кои получают от них вред? Но они получают вред не от соблазнов, а от своего нерадения. Это видно из примера людей добродетельных, которые не только не терпят от соблазнов никакого вреда, но еще получают величайшую пользу. Если же есть люди, которые избегают соблазнов, то не избегающий оных должен винить себя самого» (Злат., ср. Феофил.).

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

-7 кто примет. Поскольку ученики Иисуса должны стать "как дети", слово "дитя" их и обозначает. То, что ответят ученикам Иисуса, ответят Ему Самому, склонять же ученика ко греху — воистину страшно (ст. 6). Человеческая развращенность — причина тому, что "надобно придти соблазнам", однако личная ответственность каждого не отменяется всеобщностью греха.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Если людям повсюду на земле горе от соблазнов и их касаются соблазны, то ученики не от мира (Ин. 17:14), и они не взирают на видимое, как и Учитель не от мира, и никому из учеников Христа нет горя от соблазнов, потому что велик мир у любящих закон твой, и нет им преткновения (Пс. 118:165). Если же какой-то ученик, как кажется, занимается мирскими делами, то он еще от мира из-за того, что любит мир и дела его (я говорю о жизни в земном месте и деньгах, или имениях, или каком бы то ни было владении), так что не подходят к нему слова «они не от мира», и с ним поистине произойдет то, что случается в мире, — горе от соблазнов.


Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея TLG 2042.031, 13.21.1-24

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит (Мф. 18:7; Лк. 17:1).

Не станем же более судить друг друга, а лучше судите о том, как бы не подавать брату случая к преткновению или соблазну (Рим. 14:13).

Горе миру от соблазнов, — по слову Христову; но большее горе тому, через кого соблазн приходит. Ибо подающие соблазн дважды грешат: сами грешат и других в грех приводят, сами погибают и других в погибель приводят.


Источник

"ПЛОТЬ И ДУХ". X. Соблазны

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

(Лк. 17:1). Раньше было сказано, что человек, производящий соблазны, подвергнется тяжкому наказанию; теперь возвещается ему в более общем смысле «горе». — При толковании 7 стиха можно различать первую его половину и вторую, отделенную от предыдущей наречием πλην (русск. «но»). Толкуя первую половину, некоторые утверждали, что «если необходимо прийти соблазнам, то необходимо и грешить; если же необходимо грешить, то несправедливо подвергаются наказанию согрешающие, подчиняясь необходимости». Здесь, таким образом, necessitas consequentiae. Такое мнение приводит, между прочим, Евфимий Зигабен и опровергает его тем, что «соблазнам прийти необходимо, вследствие необходимости существования демонов; но нет необходимости преданным добродетели производить соблазны, потому что людям свойственна свободная воля. Когда появляются соблазны, то это не зависит от нас; но не подвергаться соблазнам — это вполне от нас зависит». Или Златоуст: «отсюда ясно, что если и необходимо прийти соблазнам, т. е. тем людям, которые наносят вред, то не необходимо нам вредить».

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

ГОРЕ МИРУ ОТ СОБЛАЗНОВ! "Будучи Богом, - говорит святитель Златоуст, - Иисус Христос сделался для тебя человеком, принял на Себя образ раба, подвергся всем поношениям и не оставил ничего, что нужно было бы еще сделать. Но поскольку все это людям неблагодарным не принесло никакой пользы, то Он сожалеет о них, что и после такого врачевания они не избавились от своей болезни, как больной, который не захотел повиноваться предписаниям врача своего! Но там нет никакой пользы от сожаления, а тут служит врачевством уже и то, что Иисус Христос предсказывает будущее и сожалеет о мире". "Часто бывает, что тем, для которых безполезно было наше убеждение, - говорит блаженный Феофилакт, - мы доставляем пользу, когда начинаем плакать о них, и они приходят от этого в чувство". Если бы люди, от которых происходят соблазны, решились не делать зла, то и соблазнов не было бы; но поскольку эти люди предались злу и впали в болезнь неисцелимую, то Спаситель, провидя, что они не захотят исправиться, говорит: ИБО НАДОБНО ПРИДТИ СОБЛАЗНАМ, всегда были и будут соблазнители и соблазняемые. Но почему же Господь не уничтожает соблазны? для чего попускает их? На это святитель Иоанн Златоуст отвечает: "Для чего же уничтожать их? Для тех ли, которые получают от них вред? Но они получают вред не от соблазнов, а от своего нерадения. Люди добродетельные не только не терпят от соблазнов вреда, но еще получают величайшую пользу. Таковы были Иов, Иосиф и все праведники. Соблазны пробуждают людей от усыпления, делают их осмотрительными, и не только того, кто хранит себя от них, но и падшего скоро восстанавливают: они учат его осторожности и делают неуловимым. Если и при множестве врагов и искушений мы безпечны, то что бы было, если бы мы жили в безопасности? Итак, прийти соблазнам надобно, но погибать от них нет необходимости". Если бы зло было необходимо, то Иисус Христос не сказал бы: НО ГОРЕ ТОМУ ЧЕЛОВЕКУ, ЧЕРЕЗ КОТОРОГО СОБЛАЗН ПРИХОДИТ; ему, как слуге диавола, грозит страшное наказание.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

В нем (отрывке 5-7 ст.) есть предостережение, предупреждающее любого рода отговорки и увертки. Мы живем в мире, полном соблазнов и грехов; никто не может избежать соблазнов к греху, особенно тогда, когда человек выходит в мир из дома, в котором он был защищен от всякого дурного влияния. Иисус говорит: «Это действительно так. Этот мир полон искушения; это неизбежно в мире, в который пришел грех, но это не снижает ответственности человека, который сам является камнем преткновения на дороге более молодого или новообращенного человека». Мы знаем, что этот мир искушает, и поэтому долг христианина удалять камни преткновения и никогда не быть самому причиной того, чтобы они оказывались на дороге у других. Это грех даже ставить человека в такое положение или окружение, где он встретит такой камень преткновения. Христианин не может просто вести самодовольный и летаргический образ жизни в обществе, где сами условия жизни не дают молодому человеку возможности избежать искушения греха.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 7-7

Как человеколюбец, Господь оплакивает мир, потому что он будет терпеть вред от соблазнов. Но кто-нибудь скажет: зачем нужно оплакивать, когда необходимо помочь и протянуть руку? Мы скажем, что и оплакивать кого-либо есть тоже помощь. Ибо часто можно видеть, что тем, которым наше увещание не принесло никакой пользы, мы доставляем пользу, оплакивая их, и они приходят в чувство. И если Господь говорит, что соблазны необходимо должны прийти, то как мы можем их избежать? Нужно им прийти, но нет необходимости нам погибнуть, так как есть возможность противостоять соблазнам. Под соблазнами разумей людей, препятствующих в добре, под миром же - людей дольних и пресмыкающихся по земле, которых именно и легко удержать от делания добра.