Евангелие от Матфея 18 глава 30 стих

Стих 29
Стих 31

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 30-30

Он не сжалился нам ним, несмотря на его мольбу потерпеть, и посадил его в темницу.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 28-30

Ответ свободы

Логично было бы ожидать, что человек, которому прощено так много, деятельно поделится своей радостью с другими, – но он поступает иначе. Выйдя на волю, он сажает в тюрьму человека, задолжавшего ему гораздо меньшую сумму (его долг, сто динариев, эквивалентен четырем месячным зарплатам). Безусловно, у первого должника было на это законное право, но после того, как его простили, он не имел на это права морального. Невозможно принимать прощение и одновременно мстительно отказывать в нем другим. Такой человек недостоин прощения!

Прощение – своего рода лакмусовая бумажка, показатель, что мы сами пережили действие Божественной благодати.

По словам преподобного Силуана Афонского, «если ты прощаешь, это значит, что тебе Господь простил; а если не прощаешь брату, то, значит, и твой грех остается с тобою».

Бывает, человек регулярно приходит на исповедь, кается в своих грехах, в раздражительности, причинении обид, но, выйдя из храма, в семье и на рабочем месте продолжает вести себя по‑прежнему. Начиная на исповеди со своих грехов, незаметно для себя переходит на грехи ближних в попытке самооправдания. Но это не покаяние, мы закрываем двери нашего сердца для Божественного прощения.

Раб в притче действует по жестоким законам окружающего мира: если не можешь заплатить, нужно вести переговоры, иначе попадешь в тюрьму. Он просит о сделке на любых условиях, играя по правилам своего мира. Но царь открывает ему дверь в другой мир, незнакомый, свободный, где долг не выплачивается, а прощается, мир Божественной любви. Вкусив этого неведомого мира, человек бывает настолько поражен и пленен его законами, что старается следовать им и в отношении своих ближних, отпуская их на свободу. Прощение долга делает свободным раба, делает свободным и нас. Это не только свобода от, но и свобода для – для любви, благодарности, обретения иного качества жизни. Прощая, мы становимся свободными и передаем другим полученную нами благодать прощения. Только тогда она приносит обильный плод. Поэтому основное в христианстве – радость: Всегда радуйтесь! (16 Всегда радуйтесь.1 Фес. 5:16).

Святой Феофан Затворник так описывает радость прощения: «Сам ты в своих руках. Переломи себя и от немирных чувств к брату перейди к искренне мирным – и все тут. Прощеный день, какой это великий небесный день Божий! Когда бы все мы как должно пользовались им, то нынешний день из христианских обществ делал бы райские общества и земля сливалась бы с Небом».

У каждого есть выбор, в каком из этих двух миров – долга или свободы – жить. В притче первый раб возвращается в жестокий мир долга, встреча с Божественной любовью не изменила его. Христос ставит перед нами очень важный вопрос: какой образ жизни выбираем мы – свободу или рабство?

Ведь полученное прощение можно и потерять: «Будучи виновны перед Господом в бесчисленных прегрешениях, мы, однако, по Его неизреченному человеколюбию получаем от Него прощение. Если же сами будем жестоки и бесчеловечны к нашим ближним и братьям, имеющим одну с нами природу, и не простим согрешений их против нас… то навлечем на себя гнев Господа, и за то, в чем прежде уже получили прощение, опять должны будем заплатить муками» (святитель Иоанн Златоуст).

Мы постоянно выступаем как должники по отношению к другим, а окружающие – по отношению к нам. В рассказе Михаила Веллера «Долги» герой достигает финансового благополучия, решает уплатить все старые долги вплоть до пятака за проезд и тумаков одноклассникам, которым когда‑то не дал сдачи. Расквитавшись со всеми, он исчезает – становится для людей невидим.

Наши долги – это не только деньги, но чрезвычайно запутанный клубок обид, колкостей, осуждения, недоверия, неблагодарности. Если этот клубок не разматывать, рано или поздно мы окажемся в тупике разрушенных отношений. Поэтому в Православной Церкви в преддверии Великого поста есть особый день – Прощеное воскресенье, когда нам надо оглянуться на прошедший год и понять, в чьем прощении мы нуждаемся и кто ожидает прощения от нас. Во время чина прощения священники, совершая земной поклон, испрашивают прощения друг у друга и у прихожан, говоря: «Благословите, отцы и братья, и простите мне, грешному, все, чем согрешил делом, словом, помышлением и всеми моими чувствами». В ответ все делают земной поклон со словами: «Бог да простит тебя и помилует. Прости и помолись о нас, грешных». Затем принято просить прощения другу друга, отвечая: «Бог простит», стараясь прощать не формально, на словах, а по‑настоящему, от сердца. Чин прощения зародился в среде египетского монашества: перед наступлением Великого поста, чтобы усилить подвиг молитвы и подготовиться к празднику Пасхи, монахи поодиночке уходили в пустыню на сорок дней, и некоторые уже не возвращались, а умирали вдали от монастыря. Потому пустынники просили друг у друга прощения за вольные или невольные обиды и сами прощали от души, как перед смертью; каждый понимал, что эта встреча в преддверии Великого поста может оказаться последней. С течением времени эту традицию переняла вся Церковь и сохраняет до сих пор. Однако чтобы попросить прощения, нет необходимости ждать наступления Великого поста, апостол Павел учит нас прощать ежедневно: …солнце да не зайдет во гневе вашем (26 Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем;Еф. 4:26).

«Прощай, получивший прощение; милуй, помилованный, человеколюбием приобретай человеколюбие, пока есть для этого время… Если ты, человек, не прощаешь всякого согрешившего против тебя, то не утруждай себя постом и молитвой… Бог не примет тебя», – говорит преподобный Ефрем Сирин.

Источник

Владимир Хулап прот. Евангельские притчи. Вчера, сегодня, завтра. Глава: Самая страшная тюрьма в мире. Притча о немилосердном должнике


Толкование на группу стихов: Мф: 18: 30-30

Но тот, по безмерной жестокости, не тронулся этими словами. Если бы он даже простил, так и это не было бы уже делом человеколюбия, но долгом и обязанностью. В самом деле, если бы он сделал это прежде, чем был расчет с господином, то поступок его был бы делом его собственного великодушия; теперь же, после прощения стольких грехов, он был уже обязан, как бы неизбежным долгом, не злопамятствовать на товарища. Но должник ни о чем этом не думал, а вдруг, воспламенившись гневом, посадил его в темницу, пока не отдаст долга.

(свт. Иоанн Златоуст)

Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 22. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 397

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 30-30

Владыка совершенно простил ему весь долг, а он не дал даже отсрочки такому же рабу, как сам.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 28-30

Стом пенязь (сто динариев), это — на наши деньги около 20 рублей. Динарий — римская монета, около 20 кои. Сто динариев или 20 руб. — сумма, совершенно ничтожная сравнительно с 18 или 25 миллионами, какие должен был сам этот раб своему царю. Этим Господь показал, как ничтожны грехи людей друг против друга сравнительно с грехами против Бога. Схватив, душил его (емь его давляше). По римским законам заимодавец имел право подвергать истязанию и даже заключить в темницу своего должника до тех пор, пока отдаст долг (см. объясн. 25 Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу;26 истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта.Мф. 5:25-26.). Из сего поступка раба также видно, как люди бывают жестоки, сребролюбивы и забывчивы. „Не так ли поступаем и мы, вопрошает святит. Димитрий (Вол.), когда помилованные Отцем небесным во Христе Иисусе, оправданные туне благодатию Божиею от безмернаго множества грехов наших пред Богом, гневаемся и злобствуем и за малыя оскорбления, причиняемыя собратом нашим, преследуем и язвим его всеми средствами и т. п.? Всади (посадил)его в темницу, т. е. за малый долг подверг своего должника тому же самому наказанию, на которое осужден был сам за огромнейший долг и от котораго избавлен только по одному милосердию своего царя.

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 77. С.177

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 30-30

Там долг был десять тысяч талантов, а здесь сто динариев; тот провинился пред господином, а его должник пред товарищем; тот сделал бы милость, получив свое добро, а господин простил ему все, не видев от него никакого добра, ни малого, ни великого. Но должник ни о чем этом не подумал, а вдруг, воспламенившись гневом, «пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее», говорится, вознегодовали. * * * О, крайняя неблагодарность! Имея еще в свежей памяти оказанную самому ему милость, он и после того не захотел быть сострадательным, но сначала душил (товарища), а потом посадил его в тюрьму.

Источник

Беседы (гомилии) на Бытие, 27

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 23-35

Ст. 23-35 И как всемудрый и всеправедный Спаситель Он и определяет судьбу каждому человеку в его временно-вечном существовании. Богочеловеческое благовестие и действительность – кающемуся прощается даже и величайший долг перед Богом: бесчисленные и бесконечные грехи, а некающегося, упорно остающегося при своих грехах, судит Сам Бог, и осуждает его на вечные муки. Немилосердый слуга, упорный в грехолюбивой суровости и диком немилосердии, безумствует, хотя и пережил огромную божественную милость: Государь = Бог простил ему несравнимо большие грехи. Милость Божия его не смягчила и не привела к братолюбию, не преобразила его душу; а непреображенная, она остается в своих грехах, в своей смерти, в своем аду. Отношение Господа = государя к немилостивому слуге полностью евангельское: Он изливает всю милость свою на слугу, чтобы он ее разлил по всему своему существу: Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему (стих 27). Да, милосердие и есть евангельский образ общения нашего с теми, кто согрешил перед нами. Да, сжалиться над грешником как над больным. Ибо сострадание – это лекарство, которое лечит нашего ближнего от его упорства во грехе. А немилосердый слуга? – отдай мне, что должен (стих 28). Т.е. почему ты согрешил передо мной? Не прощаю тебе. – И посадил его в темницу, пока не отдаст долга (стих 30). А государь = Бог? – Он проявляет милосердие к людям, чтобы их побудить к милости и научить милосердию: злой раб, весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня (ибо ты каялся). Не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? (стих 32–33). Что тогда? – государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга (стих 34); т. е. предал его немилосердым его чувствам и переживаниям. Все, что совершает Бог над людьми, он делает с одной целью: чтобы и они поступали так друг с другом. Вершина и полнота всемилосердия Божьего есть воплощение Бога Логоса и все, что Он делал и делает, совершал и совершает, чувствовал и чувствует, думал и думает. Все это ради этого: чтоб мы совоплощались Ему; т. е. вохристовлялись и охристовлялись, воцерковлялись и оцерковлялись, стали живыми органическими частями Богочеловеческого Его Тела – Церкви. Ничто Божественное не невозможно человеку, людям, когда весь Бог воплотился в человека. Бессмертно святоотеческое благовестие: «Бог Слово вочеловечился, чтобы мы обожились» *. В Богочеловеке «обитает вся полнота Божества телесно» (9 ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно,10 и вы имеете полноту в Нем, Который есть глава всякого начальства и власти.Кол. 2:9-10). Евангельское заключение: «Так и Отец Мой небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его (стих 35), как Бог во Христе простил людям, и вам с ними (32 но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас.Еф. 4:32; 13 снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы.Кол. 3:13; 7 Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию.Рим. 15:7).

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 30-30

ήθελεν impf. ind. act. от θέλω, см. ст. 23. Impf. настойчивого отказа (RWP). άπελθών aor. act. part, от άπέρχομαι выходить, έβαλεν aor. ind. act. от βάλλω бросать, швырять. Человек был заключей в тюрьму под следствие (RAC, 9:318-45). άποδφ aor. conj. act. от άποδίδωμι, см. ст. 28. όφειλόμενον praes. pass, part., см. ст. 28. О заключении в тюрьму за долги см. ст. 25.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 28-30

Оказалось, что слуге тоже должны – сумму в сто серебряных монет. Должник был, вероятно, его подчиненным. Сто денариев – это значительная сумма, но вернуть ее вполне реально. В любом случае она была меньше того долга, который был прощен ему самому, в пятьсот или шестьсот тысяч раз. Прощенный должник поступил не так, как поступили с ним. Хотя его умоляли теми же словами, какие только что произносил он сам, он применил к должнику даже физическое насилие: схватил его за горло, чтобы не дать ему убежать, а затем бросил в тюрьму.

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 375

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 28-30

Господь Иисус Христос часто потрясает наши сердца Своими словами и притчами, показывая нам предел человеческого нечестия и греховности. Глубоко возмутительно поведение безмерно жестокосердного должника, которому добрый царь простил огромный долг в десять тысяч талантов. И что же он делает, получив эту милость? Встретив бедняка, который должен ему ничтожную сумму в сто динариев, он хватает его за горло и душит, несмотря на то, что из уст несчастного слышит те же слова, которые говорил сам перед царем: «Потерпи на мне, и все отдам тебе». Но он не хочет терпеть и сажает в темницу своего должника (см. 23 Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими;24 когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов;25 а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить;26 тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу.27 Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему.28 Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен.29 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе.30 Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.31 Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее.32 Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня;33 не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?34 И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.35 Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.Мф. 18:23-35). Что может быть возмутительней?

Это крайняя степень неблагодарности, полное отсутствие милосердия, умения и желания прощать ближним своим долги их. Это совершенное забвение того, о чем каждый день мы молимся Богу: «...Остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим».

Какие черные свойства души проявил этот безжалостный человек по отношению к своему несчастному ближнему? Что побудило его к такой жестокости, к такому попранию правды? Прежде всего и больше всего – его эгоизм, его себялюбие; только о себе он думал, только себе желал благ, а о других не хотел думать. Кроме того он был крайним сребролюбцем. Все его помыслы были направлены к тому, чтобы получить как можно больше. Мало было ему, что получил десять тысяч талантов. До такой степени был он жаден до денег, что не мог забыть о ста динариях, которые задолжали ему.

Итак, он проявил грубый эгоизм и крайнее сребролюбие. Что еще? Еще самая возмутительная неблагодарность и отсутствие жалости и любви к ближнему. Вот что показал нам Господь в этом немилосердном должнике.

Чье сердце останется спокойным при рассказе об этом безбожном человеке! Наши сердца содрогаются, когда мы видим резкие проявления страстей человеческих. Скажите, что должен испытать всякий человек, даже далекий от христианской любви, услышав о величайшем злодеянии,– о злодее, зарезавшем целую семью?

Вспыхнут негодованием сердца наши, но потом мы постепенно забудем об этом. Так бывает с нами всегда: мы не умеем глубоко переживать то, что должны были бы чувствовать с болью и душевной скорбью. Мы не умеем надолго задумываться над теми ужасами, которые видим и о которых слышим. Возмутимся, понегодуем, но потом довольно быстро остываем и опять окунаемся в свои будничные дела, забывая о том злодеянии, которое должно было навсегда потрясти наши сердца.

Ужасно слышать о таком исключительном преступлении, как убийство целой семьи. Мы скажем: «Благодарение Богу, мы не таковы, никто из нас не убивал людей, это только слуга сатаны способен на такую страшную жестокость"- и успокоимся в сознании своей праведности.

Но разве о злодеях и убийцах сказал псалмопевец Давид: «И избавил душу мою из среды скимнов, где я лежал в смущении. Сыны человеческие! Зубы их оружие и стрелы, и язык их» – «меч острый» (5 Душа моя среди львов; я лежу среди дышущих пламенем, среди сынов человеческих, у которых зубы - копья и стрелы, и у которых язык - острый меч.Пс. 56:5)? Нет, пророк говорит об обыкновенных людях, окружающих его, а значит он и нас называет стаей львов, сравнивая нашязык с острым мечом – оружием убийства. Получается, что мы тоже можем убивать людей языком-мечом. И делаем это часто, не возмущаясь собой, не считая себя за убийц. Безжалостно пронзаем сердце ближнего грубой клеветой, оскорбляем его человеческое достоинство, потрясаем его сердце злыми словами. Разве это не убийство духовное?

Если услышим о том, что кто-то из известных нам людей совершил прелюбодеяние, то глубоким негодованием наполняется сердце наше. Осуждать других нетрудно, труднее разглядеть самих себя. Имеем ли мы право так негодовать, когда сами бесконечно далеки от требуемой заповедями Христовыми высоты целомудрия? Многие ли из нас никогда не были повинны в похотливом взгляде на женщину и женщины на мужчину? Совсем мало. А нечистый взгляд Господь называет прелюбодеянием; все равно, совершено оно или нет,– важно, что в сердце оно было совершено.

И так во всем. Пусть каждый из нас всегда хранит в сердце своем глубоко истинные слова великого святителя Тихона Задонского: «Какие грехи видим в людях, те есть и в нас». Увидев проявление зла в ближних, вспомним эти слова, заглянем в себя и спросим: «А я совершенно ли чист в этом отношении, нет ли во мне греха, который вижу в брате?» Вникнем в наше сердце, поищем сребролюбия, нет ли в нас жестокосердия? Много ли среди нас таких, которые искренне презирают деньги, нисколько не стремятся к богатству ? Их совсем мало. Сребролюбие есть грех большинства людей. Возмущаясь крайним сребролюбием прощенного должника из евангельской притчи, мы должны смиренно признать, что и мы повинны в этом грехе.

То же самое нам придется сказать и относительно себялюбия, ведь разве самих себя не любим мы больше, чем своих ближних, разве исполняем заповедь «возлюби ближнего... как самого себя» (31 Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной большей сих заповеди нет.Мк. 12:31), разве заботимся о людях?

Евангельский должник был безмерно жесток, а мы исполняем ли требование Христово: «будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд///» (36 Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.Лк. 6:36)? Мы часто не творим милости по отношению к тем, кто чем-нибудь погрешил против нас, оскорбил нас.

Источник

Лука (Войно-Ясенецкий) свт. Евангельское злато. Какие грехи видим в людях, те есть и в нас

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 30-30

Но он не мало об этом не размышлял, не хотел даже отсрочить уплату небольшого долга: но тот не захотел, а пошёл и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Он безжалостно влечёт должника под крепкую стражу, вовсе не сознавая, что этим сам себя осуждает беспощадно. Но таков уж человек, так он делается суровым и жестоким, когда "уходит от Бога," и весь отдаётся греховной страсти. Кто не видит, не сознаёт своего греха, тот всегда готов строго судить грех ближнего, подобно Давиду, который, сам будучи в грехе, произнёс смертный приговор на соседа, отнявшего последнюю овцу у бедняка. Не то же ли бывает и с нами, грешными? Как часто мы осуждаем ближнего за самый ничтожный проступок против нашей чести, за неосторожное слово, задевающее наше самолюбие, как часто сердце наше кипит жаждой — отмстить человеку за эту ничтожную обиду, восстановить свою честь! А того и на мысль нам не приходит, что Бог для того попускает эти обиды, чтобы мы помнили, как сами постоянно оскорбляем Его милосердие, для того и попускает страдать наше самолюбие, чтобы мы, прощая этот ничтожный долг ближнему, могли с большим дерзновением просить Отца Небесного: "остави нам долги наши, как и мы оставляем должникам нашим!"

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 29-30

Да покажет Бог, колико Он милосерд к рабу Своему человеку, когда он просить от Него прощения грехов своих, и колико жестокосерд человек к клеврету своему человеку, когда просит у него оставления оскорблений своих, представил виновнаго, просящаго от человека великодушия на повинности свои таковым же образом, каковым и грешник просит от Бога оставления беззаконий своих. Пал грешник пред Богом и, кланяяся Ему, просил долготерпения, обещаяся исправиться в своих грехах. Пад убо раб той, кланяшеся ему, глаголя: господи, потерпи на мне, и вся ти воздам. Пал, равным образом, и виновный на ноги клеврета своего, кланяяся ему, — пад убо клеврет на нозе его, — и с молением просил великодушия у клеврета своего, то есть, человека, и обещавался воздать долг: моляше его глаголя: потерпи на мне, и вся ти воздам; но Владыка всяческих и Господь, умилосердяся, простил все беззакония грешнику: милосердовав же Господь раба того, прости его, и долг отпусти ему; а человек не захотел простить человеку. Он же не хотяше, но всади его в темницу, пока заплатит долг: но ведь всади его в темницу, дондеже воздаст должное. Кто б из жестокосердых слыша сие не устыдился? Бог-Вседержитель прощает безмерное множество гнуснейших моих беззаконий ради прошения и покаяния и обещания в исправлении моем: я же, червь земный, не прощаю клеврету и брату моему малейших прегрешений, или малаго долга, хотя и молит он, раскаевается и обещается воздать! Какия же будут последствия таковаго моего жестокосердая, внемлите: ст. 31 Видевше же клеврети ею бывшая, сжалиша си зело: и пришедше сказаша господину своему вся бывшая.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 30-30

 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Точно такая же сцена разыгрывалась только что, когда сей лукавый раб стоял на коленях перед государем. И царь, умилосердившись, простил ему десять тысяч талантов. Он же не умилосердился над своим должником, который был ему должен всего лишь сто динариев. Не захотел он ни сжалиться, ни умилосердиться, ни простить, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Так раб-заимодавец поступил с рабом-должником. Так человек поступает с человеком. А такой поступок человека по отношению к человеку и изменяет милость Божию на праведный суд. Когда человек утеряет милость Божию, настигает его суд Божий. Если же милость утеряна, то суд страшен. Не обманывайтесь: «Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет» (7 Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет:Гал. 6:7). Мы действительно совершаем надругательство над Богом, если принимаем от Него милость, а распространяем вокруг себя немилость. Мы действительно насмехаемся над Богом, если на коленях вымаливаем у Него прощение нашим бесчисленным грехам, а сразу после того сажаем в темницу своего брата за один-единственный грех против нас. Не будем же обманываться, воистину Бог поругаем не бывает, над Ним нельзя насмеяться, Его невозможно обмануть. Мы никогда не удалены от его длани, как от милующей, так и от карающей. «Страшно впасть в руки Бога живаго» (31 Страшно впасть в руки Бога живаго!Евр. 10:31)! А насколько страшно сие, показано далее в самой притче Христовой: 

Источник

Святитель Николай Сербский. Беседы. Неделя одиннадцатая по Пятидесятнице. Евангелие о прощении

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 23-35

Эта притча не иное что значит, как то, что питающему гнев на ближнего своего и согрешений его не прощающему, не только не будут прощены грехи Богом, но и прежние его прощеные грехи будут возвращены и вспомнятся. Ибо царь тот милостивый простил было должнику тому долг, но за немилосердие его, по отношению к брату его проявленное, снова возвратил его долг и предал мучителям для истязания долга.

Источник

"Об истинном христианстве. Книга 2". О повседневном христианском покаянии.

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 30-30

«Что ты делаешь, человек? — восклицает святитель Златоуст. — Не вонзаешь ли меч в самого себя, вооружая против себя милость государя?.. Но он нимало об этом не размышлял, не хотел даже отсрочить уплату небольшого долга: НО ТОТ НЕ ЗАХОТЕЛ, А ПОШЕЛ И ПОСАДИЛ ЕГО В ТЕМНИЦУ, ПОКА НЕ ОТДАСТ ДОЛГА. Он безжалостно влечет должника под крепкую стражу, вовсе не сознавая, что этим сам себя осуждает безпощадно. Но таков уж человек, так он делается суровым и жестоким, когда «уходит от Бога», удаляется от истинного пути, забывает милости Божий и весь отдается греховной страсти. Кто не видит, не сознает своего греха, тот всегда готов строго судить грех ближнего, подобно Давиду, который, сам будучи в грехе, произнес смертный приговор на соседа, отнявшего последнюю овцу у бедняка. Не тоже ли бывает и с нами, грешными? Как часто мы осуждаем ближнего за самый ничтожный проступок против нашей чести, за неосторожное слово, задевающее наше самолюбие, как часто сердце наше кипит жаждой — отомстить человеку за эту ничтожную обиду, восстановить свою честь!.. А того и на мысль нам не приходит, что Бог для того и попускает эти обиды, чтобы мы помнили, как сами постоянно оскорбляем Его милосердие, для того и попускает страдать нашему самолюбию, чтобы мы, прощая этот ничтожный долг ближнему, могли с большим дерзновением просить Отца Небесного: «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим!» Сердцеведец все видит, все знает; ближайший клеврет наш, от которого нельзя утаиться, совесть наша, свидетельствует против нас; оскорбленная правда Божия, требующая милости от помилованного, вызывает сострадание даже в посторонних свидетелях жестокости человеческой;

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 23-35

Царь требует отчета от подданных, у которых было в руках множество богатства, ему принадлежащаго. Приводят одного, который должен ему десятью тысячами талантов, то есть, долгом, для подданнаго неоплатным, и который за то, по законам царства, должен быть продан с женою и детьми. Несчастный, не зная, что делать, просит отсрочения уплаты. Но Царь сжаливается, и совсем прощает долг. Величественное зрелище милосердия! Должник не имеет средств к оправданию; закон осуждает его; царь имеет всю власть исполнить осуждение; повинный не почитает возможным просить, чтобы долг был прощен, а разве только отсрочен: и внезапно — долг прощен. Это так прекрасно, что, если бы Господь, не продолжая речи, сказал, как некогда в другой притче: «иди, и ты твори такожде» (37 Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.Лк. 10:37), сердцу неокаменелому надлежало бы тотчас отвечать: пойдем, исполним. Но Господь не благоизволил остановиться, показав, как прекрасна добродетель; Он провидел, что не все пленятся ея красотою; и признал нужным показать безобразную противоположность. Притча продолжается. Прощенный должник встречает своего должника, одного из своих клевретов, подданных того же царя. Долг маловажен: только сто пенязей. Однако прощенный заимодавец взыскиваетс своего должника строже, нежели Царь заимодавец: «емь его давляше». Слышит ту же мольбу, которую сам приносил царю: «потерпи на мне, и вся воздам ти» (28 Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен.29 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе.Мф. 18:28-29): но не воспоминает прошедшаго, не трогается настоящим, и бросает своего должника в темницу. Какая неуместная жестокость! Сам прощен: а простить не хочет. Сам просил отсрочения уплаты невозможной: а не хочет отсрочить возможной. Если предыдущая часть притчи сильно побуждает к тому, чтобы простить: то сия вторая часть еще сильнее отражает самую мысль о том, чтобы не простить. Третья часть притчи показывает последствие жестокости, которую оказал прощенный непрощающий. Царь узнает об его поступках; берет назад свое великодушное прощение; и предает его истязателям, «дондеже воздаст весь долг свой» (34 И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.Мф. 18:34) — неоплатный. Нельзя не чувствовать силы сей притчи. Надобно только узнать ея верное приложение. Чтo значит иносказательное лице Царя заимодавца, Господь Сам истолковал в заключении притчи: «тако и Отец мой небесный сотворит вам» (35 Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.Мф. 18:35). И так Царь заимодавец есть Отец небесный. Чрез сие определяется значение всех частей притчи. Что же дал нам в долг Отец небесный? — О, как много! Больше, нежели тысячи талантов! Дал Он нам бытие и жизнь, тело и душу, разум, сердце и чувства; дал землю под ноги наши, прекрасный шатер неба над главы наши; дал солнце нашему зрению и жизни, воздух нашему дыханию; дал животных во власть нашу, и многоразличныя произведения земли для наших нужд и удовольствий, для пищи, для одежды, для жилища, для упражнения нашей деятельности к произведению полезнаго и приятнаго. Скажет ли кто при сем, что слишком гордо думать, будто для нас и земля, и солнце, и небо; таковому ответствую: если ты думаешь о сем гордо, советую тебе отложить свою гордость, и думать о сем смиренно и благодарно пред благодетелем Богом, а не думать, будто мысль, злоупотребленная гордостию, потому самому перестает быть истинною. Скажешь ли еще, что землею, солнцем и небом пользуешься не ты один, и не только все человеки, но и безчисленное множество других тварей Божиих; ответствую: что до того? Тем более чудно, тем более необъятно богатство Божие, что, хотя им пользуются безчисленныя существа, но и ты пользуешься им так, что оно совершенно для тебя приготовлено, и к твоим потребностям приспособлено. Найди способ обойтись без земли, солнца и неба, — и тогда не почитай себя за них должником пред Богом: а если сего не можешь сделать, то признай, что каждый луч солнца, который тебя освещает или согревает, каждая капля воздуха, которую ты берешь себе дыханием, есть твой новый заем из сокровищ Божиих, — заем, всегда продолжаемый, ежеминутно возобновляемый, и следственно, всегда неоплатный. Но из одних ли сокровищ творения занимаем мы у Творца? Как щедро дарует нам еще Всеблагий Промыслитель из сокровищ Своего провидения, — ежеминутное хранение наших сил и способностей, помощь и содействие во всем благом, средства и пособия к жизни благоустроенной и благополучной, добрых и любящих родителей, благоразумных воспитателей, праведнаго и благодетельнаго Царя, безопасность общественную, успехи в начинаниях, невидимо устрояемое избавление от бед, когда очевидно «суетно спасение человеческо» (13 Подай нам помощь в тесноте, ибо защита человеческая суетна.Пс. 59:13). Что сказать о важнейшем еще, и еще более неоценимом заимодательстве Божием из сокровищ благодати? Нам грешникам, омраченным, погибшим, даровал Господь свет веры, надежду спасения, смертию Сына Своего Единороднаго заплатил за искупление нас от вечной смерти, которой мы предали себя грехом; как залог, как начаток, как напутствие жизни вечной и блаженной, дал нам Духа Своего Святаго, крещение возрождения, нетленную пищу тела и крови Христовой. О, если бы мы были вечными должниками Божиими потому только, что благодеяния Божии к нам безчисленны и вечны! Но это еще не все. Есть новые долги наши перед Богом, которые болезненно нас тяготят и глубоко уничижают, — долги, происходящие и возрастающие от того, что мы и заимоданное нам во зло употребляем, и возможнаго с нашей стороны Великому Заимодателю, или, по Его поручению, клевретам нашим, не воздаем. Всегда ли верно воздаем мы Богу славу, благодарность, молитву, ближнему любовь, бедствующему сострадание, бедному возможную помощь? Тщательно ли употребляем мы в оборот заимоданные нам таланты, — время всегда ли на занятия полезныя, или, по крайней мере, невинныя, разум всегда ли для истины, сердце всегда ли на движения к добру, чувства всегда ли на подвиги умеренности воздержания и чистоты? Можем ли похвалиться, что удовлетворяем в сих отношениях своему долгу? — «Тебе, Господи, правда, нам же стыдение лица» (7 У Тебя, Господи, правда, а у нас на лицах стыд, как день сей, у каждого Иудея, у жителей Иерусалима и у всего Израиля, у ближних и дальних, во всех странах, куда Ты изгнал их за отступление их, с каким они отступили от Тебя.Дан. 9:7)! После сего, братия, усмиренный, как думаю, взор наш обратим на то, что притча Господня оценивает маловажною ценою «ста пенязей», — на долги ближних наших пред нами, на их согрешения против нас, на несправедливости, или оскорбления, нами от них претерпеваемыя. Как малыми, как ничтожными являются все долги сего рода, когда имеем в виду наши собственные долги пред Вседержителем! Небрежно коснулся кто нибудь нашей чести: можно вовсе не заметить сего, если мы заняты справедливо заботливою мыслию о том, как часто мы невоздаем должной чести и славы великому и всеблагому Богу. Кто нибудь несправедлив против нас: не трудно стерпеть и простить, если разсуждаем, что попустил сие Бог, пред Которым мы так часто, так тяжко неправы. Тому, кто не забывает, что по безконечному только милосердию не низвержен он в вечную темницу, трудно забыться до того, чтобы до уз и темницы преследовать ближняго без необходимости, за оскорбленное своекорыстие или самолюбие. Но если, к стыду нашему, Христиане, мы забываемся, и помилованные не милуем, и прощаемые не прощаем: то поспешим напомнить себе, что Царь небесный видит; что ближайший к нам клеврет, от котораго нельзя утаиться, наша совесть, против нас пред Ним свидетельствует и будет свидетельствовать; что придет наконец день, когда и Долготерпеливый «путесотворит стези гневу Своему» (50 уравнял стезю гневу Своему, не охранял души их от смерти, и скот их предал моровой язве;Пс. 77:50), то есть, правосудию; что упрек небеснаго Судии, который слышим заранее, и который еще можем обратить себе в орудие исправления и спасения, тогда уже неисцельно пройдет душу нашу, как оружие суда и наказания: «нe подобаше ли и тебе помиловати клеврета твоего, якоже и аз тя помиловах?» Для заключения сего слова надобно вполне выслушать заключение притчи Господней: «тако и Отец Мой небесный сотворит вам, аще не отпустите кийждо брату своему от сердец ваших согрешения их» (35 Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.Мф. 18:35). «От сердец ваших»: в сем заключается дух учения о прощении согрешающим, и разрешение могущих встретиться недоразумений. Прости от сердца: не наружно только, и не лицемерно. Прости от сердца: и все сделано, хотя бы потом потребовались от тебя внешния действия, выражающия, по видимому, не прощение, а взыскание. Должника не беднаго, а лукаваго, можно и в темницу всадить в духе помилования, как будто в больницу для излечения его от язвы лукавства. Царь или судия также не нарушают заповеди о прощении согрешающим, когда определяют наказание виновному, не мстя ему, но исправляя его, и предохраняя невинных от его преступлений. Так добрая мать плачет, и берет розгу на упрямое дитя: без сомнения, в сие время она не мстит, а разумно любит. Прощай согрешающему от сердца, с любовию: а между тем, если можешь и должен, исправляй его с благоразумием и также с любовию. Аминь.

Источник

Слово 136. Слово в неделю первуюнадесять по Пятдесятнице, и в день коронования Благочестивейшаго Государя Императора Николая Павловича

Толкование на группу стихов: Мф: 18: 30-30

Когда Петр спросил об этом, Господь повелел согрешающего брата прощать не семь раз, но до седмижды семидесяти раз. И к этому Он прибавил притчу, в которой сравнивается государь и его раб. Раб, хотя и не достоин был того, удостоился от своего господина такой милости, что даже громадный долг его был ему прощен. Однако сам он отказал в подобной милости своему товарищу, имевшему скромный долг. Так, совершенно справедливо он был отдан истязателям и получил законное наказание - осуждение. Разве не заслужил он таких мучений? Хотя его господин проявил к нему такое добросердечие, сам он отнесся несправедливо и жестоко к своему товарищу. В этом примере мы видим ясное наставление, совет нам: если мы не будем прощать наших товарищей, то есть братьев, согрешающих против нас, иначе - долг грехов их, то и сами мы окажемся осуждены на такое же наказание. Несмотря на то, что это сравнение приведено для конкретной ситуации, притча сама по себе содержит внутреннюю логику и очевидную истину.

Источник

Трактат на Евангелие от Матфея С1.0218, 59.102; CCSL 9а:495.

Все к этому стиху