yandex

Евангелие от Матфея 11 глава 30 стих

Стих 29
Стих 1

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Господь Сам дает силы для несения Его бремени в виде благости Святого Духа и Собственным примером воодушевляет нас на несение Его ига.

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Грешники, даже если не испытывают тягот плоти и не страдают, их души отягчены и страдают под бременем греха, как говорит пророк: Ибо беззакония мои превысили голову мою, как тяжелое бремя отяготели на мне (5 ибо беззакония мои превысили голову мою, как тяжелое бремя отяготели на мне,Пс. 37:5). И Захария описывает нечестие, сидящее на таланте свинца (7 И вот, кусок свинца поднялся, и там сидела одна женщина посреди ефы.Зах. 5:7)1 Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем (29 возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим;Мф. 11:29). О, благодатнейший груз, который скорее придает сил несущим [его]! Ибо груз земных господ постепенно истощает силы слуг; а груз Христа скорее помогает несущему, потому что не мы носим благодать, а благодать нас. Не мы даны в помощь благодати, а скорее благодать нам.

Примечания

Источник

PG 56:780

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Если иго благо и бремя легко, почему Он назвал путь тесным? (Ср. 13 Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими;14 потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их.Мф. 7:13-14, 24 подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут.Лк. 13:24)? Он тесен для беспечных, тогда как для ревностных предписания Господа легки. Ведь благочестивый человек, даже если недолгое время претерпевает телесное страдание, он с легкостью его переносит, питаясь добрыми надеждами.

Источник

Фрагменты 67 TLG 2074.037, 67.1-5.

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 29-30

Воспользовавшись этим, Божественный Апостол назвал грех обременительным и удобь обстоятельным (1 Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще,Евр. 12:1). Ибо что тягостнее и вреднее греха? А равно и с противной стороны, что легче и полезнее добродетели? Грех, как сказано в Притчах, многих уязвивши, низверже своею тяжестью (26 потому что многих повергла она ранеными, и много сильных убиты ею:Притч. 7:26). Пленицами же своих грехов кийждо затязается (22 Беззаконного уловляют собственные беззакония его, и в узах греха своего он содержится:Притч. 5:22). А добродетель держащихся ея оживляет и возносит на высоту, по слову Приточника: древо живота есть держащимся ея (18 Она - древо жизни для тех, которые приобретают ее, - и блаженны, которые сохраняют ее!Притч. 3:18), и по слову Псалмопевца: приемляй кроткие Господь (6 Смиренных возвышает Господь, а нечестивых унижает до земли.Пс. 146:6). Посему-то грех символически представляется в виде таланта оловяна вземлющегося (7 И вот, кусок свинца поднялся, и там сидела одна женщина посреди ефы.Зах. 5:7); потому что держащихся греха погружает в ад. И у кого есть плотские бремена и плотские похоти, кого обдержит грех, тем не свободно возводить око к небу. Посему и иго Спасителево благо, и бремя легко. Но скажут: почему же легко, когда говорит: аще не возненавидит кто отца и матерь (26 если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником;Лк. 14:26), и иже не приимет креста своего, и в след Мене грядет, несть Мене достоин (38 и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня.Мф. 10:38), и иже не отречется всего своего имения, не может быти Мой ученик (33 Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником.Лк. 14:33), когда повелевает отдать и самую душу? — Да научит тебя Павел, который говорит: еже бо ныне легкое печали по преумножению в преспеяние тяготу вечные славы соделовает (17 Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу,2 Кор. 4:17); и еще: не достойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (18 Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас.Рим. 8:18).


Источник

"Из Бесед на Евангелие от Матфея."

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Иго назвал также бременем; игом – по вышеуказанной причине, – а бременем по причине тяжести для непривычных. Итак, смотри, каким образом и сказал иго, и назвал его благим. Сказал бремя и назвал его легким, чтобы ты не презирал его, как легкое, и не избегал, как трудного. Найди также в седьмой главе (14 потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их.Мф. 7:14) объяснение слов: узкая врата, и тесный путь вводяй в живот.

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Иго и бремя Христово – евангельские заповеди. Они требуют самоотвержения, и потому названы игом, но освобождают и оживляют душу, наполняют ее неизъяснимым спокойствием и наслаждением и потому названы игом благим и легким. Каждая из них благоухает кротостью и смирением, сообщает эти добродетели исполнителю заповеди. Навык к исполнению евангельских заповедей соделывает кротость и смирение свойством души. Тогда Божественная благодать вводит в душу духовную кротость и духовное смирение действием превышающего ум мира Христова.

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Каким образом Евангелие может быть легче закона, когда в законе осуждается убийство человека, а в Евангелии даже и гнев? Каким образом благодать Евангелия легче, когда в законе наказывается прелюбодеяние, а в Евангелии - похоть. В законе есть много заповедей, которые, по учению апостола, вполне соблюсти невозможно [10 Что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы?Деян. 15:10]. Законом требуются такие дела, совершив которые, человек мог быть жив. В Евангелии требуется расположение воли, которая не утрачивает своей цены, хотя даже и не производит действия. Евангелие заповедует нам то, что мы можем, - именно, чтобы мы не имели похотливых мыслей: это лежит во власти нашей воли. [Наоборот], закон хотя не наказывает воли, однако наказывает действие ее, [требуя], чтобы ты не прелюбодействовал. Представь себе, что во время гонения какая-либо девица подверглась насилию. С точки зрения Евангелия таковая считается девой, потому что не согрешила своей волей; но по закону [Моисееву] таковая отвергается как подвергшаяся растлению.

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 29-30

Не бойтесь, говорит Он, услышав об иге: оно благо. Не страшитесь, услышав о бремени: оно легко. Как же Он прежде сказал: узки врата и тесен путь (14 потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их.Мф. 7:14)? Когда будешь предаваться беспечности, когда будешь унывать. Если же исполнишь заповеданное, бремя будет легким; вот почему Он ныне таковым назвал его. И нам это можно исполнить? Если будешь смирен, кроток, скромен. Смирение есть мать всякого любомудрия. Вот почему, как при первоначальном изложении своих божественных законов начал Он со смирения, так и здесь то же делает, и притом обещает великое воздаяние. Не другим только полезен будешь, говорит Он, но прежде всех и себя успокоишь: обрящете, — говорит, — покой душам вашим. Прежде будущего воздаяния Он дарует тебе воздаяние еще здесь, и награду предлагает, а тем самым, равно как и тем, что представляет в пример Себя самого, делает слово Свое весьма удобоприемлемым.

Чего ты боишься? говорит Он. Ужели ты, возлюбив смирение, будешь умален? Взирай на Меня и учись от Меня всему тому, что Я делаю: и тогда ясно узнаешь, какое великое благо смирение. Видишь ли, как всеми средствами Он побуждает их к смиренномудрию: то своими делами — научитеся от Мене, яко кроток есмь; то обещаемою им пользою — обрящете покой душам вашим: то щедротами своими — и Аз упокою вы; то облегчением их ига — иго Мое благо и бремя Мое легко есть. Подобным образом и Павел убеждает, говоря: еже бо ныне легкое печали по преумножению в преспеяние, тяготу вечную славы соделовает (17 Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу,2 Кор. 4:17). Но какое же это легкое бремя, скажешь ты, когда Господь говорит: аще кто не возненавидит отца или матерь (26 если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником;Лк. 14:26), и иже не приемет креста своего, и в след Мене грядет, несть Мене достоин (38 и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня.Мф. 10:38), и кто не отречется всего имения своего, не может Мой быти ученик, и когда повелевает возненавидеть и самую душу? Пусть научит тебя Павел. Кто ны разлучит от любве Христовой? — говорит он. Скорбь ли, или теснота, или гонение, или град, или нагота, или беда, или меч (35 Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано:Рим. 8:35)? И: яко недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (18 Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас.Рим. 8:18). Пусть научат тебя и те, которые по получении многочисленных ран, возвращались из синедриона иудейского радующеся, яко за имя Христово сподобишася безчестие прияти (41 Они же пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие.Деян. 5:41). Если же ты еще боишься и содрогаешься, слыша об иге и бремени, то этот страх не от свойства самой вещи, но от твоей лености. Если ты будешь иметь желание и решительность, то все будет для тебя удобно и легко. Потому и Христос, показывая, что и самим нам должно трудиться, не об одном приятном сказал, умолчав о прочем, — и не об одном также тяжком; но и то и другое поставил на вид. Именно, сказав об иге, назвал его благим; упомянув о бремени, присовокупил, что оно легко, — чтобы ты не бегал того, что кажется тяжким и не пренебрегал тем, что кажется очень легким. Если же и после всего того добродетель представляется тебе тяжкою, то знай, что порок еще тягостнее. Это-то самое давая разуметь, Господь не прямо сказал: возмите иго Мое, но наперед — приидите труждающиися и обремененнии, показывая тем, что и грех тяжек, и бремя его не легко и не удобоносимо. Не сказал только: труждающиися, но: и обремененнии. То же говорил и пророк, описывая свойство греха: яко бремя тяжкое отяготеша на мне (5 скажи мне, Господи, кончину мою и число дней моих, какое оно, дабы я знал, какой век мой.Пс. 38:5). И Захария, изображая грех, называет его талантом олова (7 И вот, кусок свинца поднялся, и там сидела одна женщина посреди ефы.Зах. 5:7). То же доказывает самый опыт. Ничто так не обременяет душу, ничто так не ослепляет мысль и не преклоняет долу, как сознание греха; напротив, ничто так не воскрыляет и не возносит горе душу, как приобретение правды и добродетели. Смотри, может ли что быть труднее того, как не иметь ничего? Или подставлять щеку? Не бить биющего и умереть насильственною смертью? Но если мы исполнены любомудрием, то все это и легко, и удобно, и радостно. Но чтобы рассеять ваше недоумение, рассмотрим и тщательно исследуем каждую из только что указанных трудностей. Возьмем, если вам угодно, первую. Не иметь ничего для многих кажется тяжким. Но скажи мне, что более трудно, и тягостно: об одном ли чреве заботиться, или обременяться бесчисленными заботами? Одной ли одеждой одеваться и не искать ничего более, или, обладая великим богатством, и день и ночь беспокоиться о его охране, бояться, трепетать, болезновать, и тщетно мучиться о том, чтобы моль не изъела имения, или раб не похитил его и не ушел? Впрочем, сколько бы я ни говорил, мое слово не изобразит того, что бывает на самом деле. Я поэтому желал бы, чтобы кто-нибудь из тех, которые достигли высоты любомудрия, предстал здесь пред нами, и тогда бы ты ясно уразумел, какое блаженство дает добродетель нестяжания, и как ни один бы из тех, которые возлюбили нестяжание, не восхотел богатеть, хотя бы представлялись к тому бесчисленные случаи. Но богатые, скажешь ты, решатся ли когда сделаться бедными и отречься от свойственных им забот? Что же в том? Это только признак их безумия и тяжкой болезни, а не доказательство того, что вещь сама по себе приятна.

А что это так, об этом нам могут засвидетельствовать сами богачи, которые ежедневно с плачем жалуются на свои заботы и жизнь свою считают не в жизнь. Не так напротив поступают возлюбившие нищету: они утешаются, торжествуют и хвалятся бедностью больше, нежели те, которые увенчаны диадемою. Равным образом и подставить щеку, если ты рассудителен, легче, нежели ударить другого, потому что здесь начинается брань, а там — оканчивается. Ударом ты в другом воспаляешь огонь, а терпением и свой пламень потушаешь. Но всякому известно, что лучше не быть палиму пламенем, нежели быть палиму. И если так бывает в рассуждении тела, то тем более — души. И что легче: подвизаться, или получать венец? Сражаться, или достигать почести? Обуреваться волнами, или войти в пристань? Вот почему даже и смерть бывает лучше жизни: та избавляет тебя от бурь и опасностей, а эта поставляет тебя среди их и подвергает бесчисленным наветам и нуждам, из-за которых ты почтешь и жизнь не жизнью. Если же ты не веришь словам моим, послушай тех, которые видели лица мучеников, во время их подвигов, как они, будучи бичуемы и строгаемы, радовались и веселились; радовались даже лежа на сковородах, и веселились более, чем возлежащие на ложах, убранных цветами. Вот почему и Павел, пред тем как надлежало ему отойти отсюда и кончить жизнь насильственною смертью, говорил: радуюся и сорадуюся всем вам; такоже и вы радуйтеся и сорадуйтеся мне (17 Но если я и соделываюсь жертвою за жертву и служение веры вашей, то радуюсь и сорадуюсь всем вам.Флп. 2:17, 18). Видишь ли, с каким преизбытком веселия призывает всю вселенную в общение своей радости? Вот каким великим благом почитал он отшествие отсюда! Вот как вожделенною, любезною и благоутешною почитал он и самую страшную смерть! Впрочем, что иго добродетели и сладостно и легко, нужно в том увериться и из многого другого. Наконец, если угодно, рассмотрим и тяжесть греха. Для этого представим лихоимцев, корчемников, бесстыдных торжников и заимодавцев. Может ли что быть обременительнее такой торговли? Сколько печали, сколько забот, сколько оскорблений, сколько опасностей, сколько наветов и неприязней происходит всякий день от таких приобретений! Сколько волнений и смятений! Как никогда нельзя видеть море без волн, так и такую душу без попечения, без скорби, без страха, без смущения; за первыми следуют другие, их в свою очередь сменяют третьи — и не успеют еще утихнуть последние, как вздымаются новые.

Хочешь ли знать души бранливых и гневливых? Что может быть хуже того мучения, тех язв, которые они носят внутри себя, той печи, которая всегда горит, и того пламени, который никогда не угасает? Хочешь ли знать плотоугодников и привязанных к настоящей жизни? Что может быть тягостнее этого рабства? Ведут они жизнь Каинову, находясь в непрестанном трепете и страхе; и, по кончине кого-либо из своих сродников, более о своей кончине, нежели о них плачут. Также, что беспокойнее и безумнее гордых? Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим. Незлобие есть мать всякого добра. Итак, не устрашайся и не убегай от ига, которое облегчает тебя от всех этих зол; но со всею готовностью покорись ему, и тогда ясно уразумеешь его сладость. Оно не отягчит твоей выи и возлагается на тебя для одного благоприличия, чтобы научить тебя шествовать правой стезею, поставить тебя на царском пути, избавить от стремнин, там и здесь находящихся, и таким образом приучить тебя с легкостью совершать тесный путь. Итак, если это иго доставляет нам столь великие блага, такую безопасность, такое веселье, то будем носить его от всей души, со всем тщанием, чтобы и здесь обресть покой душам своим, и сподобиться будущих благ, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


Источник

"Беседы на Евангелие от Матфея". Беседа 38


Иное толкование


Иго (Христово) есть вера, обязательная для всех. Бремя – исполнение заповедей Его, отягощающее рамена души делами и оцениваемое на небесах.


Источник

Spuria. О посте – в неделю пятую поста


Вчера узнали вы, возлюбленные, об изумительном смиренномудрии патриарха, видели его чрезвычайную кротость. В самом деле, немаловажным было делом, что старец, совершивший столько добрых дел, удостоившийся такого благоволения от Владыки всяческих, оказал юноше – племяннику такую с своей стороны честь, что уступил ему даже первые места (при выборе земли), а сам взял худшие, и все сделал, чтобы только прекратить ссору и устранить повод к распре. Ему-то все мы постараемся подражать, и не станем никогда превозноситься над ближними, ни много думать (о себе), но с великим смиренномудрием будем уступать (другим) и поспешим уничижать себя и в поступках, и в словах; не будем враждовать даже против тех, кто оскорбляет нас, хотя бы это были и облагодетельствованные нами (в этом-то и состоит самое высокое любомудрие); не будем также раздражаться обидами, хотя бы досаждающие нам были и хуже нас, но станем укрощать гнев (других) своею кротостью и тихостью. Подлинно нет ничего сильнее ее, нет ничего могущественнее. Она вводит душу нашу в постоянный мир, заставляя ее стремиться к нему, как бы в пристань, и таким образом служит для нас источником всякого успокоения. Потому-то и Христос, предлагая божественное Свое учение, сказал: “Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим”. Действительно, ничто так не доставляет душе спокойствия и тишины, как кротость и смиренномудрие; а для стяжавшего это благо оно дороже всякой диадемы, полезнее всякого блеска и славы. Что, в самом деле, может быть блаженнее человека, свободного от внутренней брани? Пусть мы вполне пользуемся внешним миром и услужливостью (ближних); но если внутри нас, от возмущения помыслов, возникает шум и буря, то нет никакой пользы от внешнего спокойствия, подобно тому, как нет ничего жальче того города, который хотя и огражден бесчисленными стенами и окопами, но терпит измену от обитающих внутри его. Итак, об этом-то, прошу, позаботимся прежде всего, как бы нам сделать душу свою безмятежною, привести ее в мирное состояние и быть свободными от всякого неприятного чувства, дабы и самим нам наслаждаться совершенным спокойствием, и с ближними нашими быть в согласии. В том-то ведь особенно и заключается отличительное свойство разумного человека, чтоб быть скромным, кротким, снисходительным, смиренным, тихим, не водиться и не увлекаться рабски гневом, или другими страстями, но разумом побеждать внутренние беспорядочные движения, охранять свое высокое достоинство и не унижаться, по беспечности, до зверского состояния бессловесных.


Источник

"Беседы на книгу Бытия". Беседа 34

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Иго Мое благо — то есть сердцу человеческому присутствие Мое бывает благо; значит, когда чувствуешь в сердце зло, то это — иго диавола; и бремя Мое легко — то есть сердцу человеческому от Меня легко; значит, когда сердцу тяжело от стремительного приступа к нему зла, то это — бремя диавола. Разумей, еже глаголю.

Источник

Дневник, том 3

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

χρηστός полезный, удобный, φορτίον бремя, έλαφρόν легкий. Принятие ига Иисуса не обременительно, иго это отличается кротостью и заботой о презираемых (Hill); см. Blaine Charette, ",То Proclaim Liberty to the Captives': Matthew 11:28-30 in the Light of ОТ Expectation", NTS 38 (1992): 290-97.

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

"Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть" (Мф. 11, 27-30). Эти слова, может быть, удивят вас, вы спросите: как, Господи, говоришь Ты, что иго твое благо и бремя Твое легко, когда Сам сказал, что путь к Царствию Божию ведет чрез тесные врата, по узкому пути, когда Сам Ты сказал: в мире скорбни будете, когда святой твой апостол Павел говорит: хотящии жити благочестно гоними будут?

Вы спросите: Господи, Господи! Разве легко быть гонимыми, разве легко идти чрез тесные врата узким и каменистым путем?

Вы спросите с недоумением, у вас, может быть, закрадется сомнение в сердце: легко ли иго Христово?

А я скажу вам: да, да! Легко и чрезвычайно легко.

А почему легко? Почему легко идти за Ним по тернистому пути? Потому что будешь идти не один, выбиваясь из сил, а будет тебе сопутствовать Сам Христос, потому что Его безмерная благодать укрепляет силы, когда изнываешь под игом Его, под бременем Его; потому что Он Сам будет поддерживать это бремя, этот крест.

Говорю не от разума только, а говорю по собственному опыту, ибо должен засвидетельствовать вам, что когда шел я по весьма тяжкому пути, когда нес тяжкое бремя Христово, оно не было нисколько тяжело, и путь этот был радостным путем: потому что чувствовал совершенно реально, совершенно ощутимо, что рядом со мною идет Сам Господь Иисус Христос и поддерживает бремя мое и крест мой.

Тяжелое это было бремя, но я вспоминаю о нем как о светлой радости, как о великой милости Божией, ибо благодать Божия изливается преизобильно на всякого, кто несет бремя Христово.

Именно потому, что бремя Христово нераздельно с благодатью Христовой, именно потому, что Христос того, кто взял крест и пошел за Ним, не оставит одного, не оставит без Своей помощи, а идет рядом с ним, поддерживает его крест, укрепляет Своей благодатью.

Помните Его святые слова, ибо великая истина содержится в них: "Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть".

Всех вас, всех уверовавших в Него зовет Христос идти за Ним, взяв бремя Его, иго Его. Не бойтесь же, идите, идите смело. Не бойтесь тех страхов, которыми устрашает вас диавол, мешающий вам идти по этому пути. На диавола плюньте, диавола отгоните крестом Христовым, именем Его. Возведите очи свои горе и увидите Самого Господа Иисуса Христа, Который идет вместе с вами и облегчает иго ваше и бремя ваше.

***

«Иго мое благо, и бремя Мое легко» (30 ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко.Мф. 11:30). Все люди, желающие идти Его путем, должны понести это поистине сладкое бремя любви. Ибо кто возьмет его на себя, кто начнет исполнять заповеди Христовы, тот вскоре почувствует, что они невесомы. Почувствует, как изменяется его сердце, становится чистым, как изгоняется из него все греховное, и возблагодарит Бога за то, что возложил на него такое радостное бремя.

Эти слова, может быть, удивят вас, поскольку Господь сказал и то, что «в мире будете иметь скорбь» (33 Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир.Ин. 16:33); и святой апостол Павел вторит Ему: «Все желающие жить благочестиво гонимы будут» (12 Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы.2 Тим. 3:12). Да, Господь учил, что в царство небесное надо идти узким и трудным каменистым путем.

Нам нужно уметь различать людей, остерегаться злых, которые не любят Христа и преследуют за Него, которые будут отдавать в судилища, бить и даже предавать смерти. «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак, будьте мудры, как змеи, и просты, как голуби» (16 Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби.Мф. 10:16).

Вы спросите с недоумением: «Господи! Разве легко быть гонимыми?» В ваше сердце, может быть, закрадется сомнение, легко ли иго Христово. Я скажу вам: «Да! Чрезвычайно легко». Говорю не только от разума, а по собственному опыту. Должен засвидетельствовать вам, что, когда я шел по весьма трудному пути, бремя Христово не было нисколько тяжело, и путь был радостным, потому что я чувствовал совершенно реально, ощутимо, что Сам Господь поддерживает мой крест. Благодать Божия изливается преизобильно на всякого, кто пошел за Христом, ведь такого человека Господь не оставит одного,– Он идет рядом, укрепляя его.

Нетрудно идти путем добродетелей, ведь они обладают удивительным свойством: чем больше мы творим благих дел, тем становится нам легче и радостнее. Добро овладевает сердцем, и в душе водворяются покой и тишина. Избрав правый путь, сейчас же почувствуете содействие Божие, ибо «любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (28 Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу.Рим. 8:28).

От вас требуется только одно – не сворачивайте в сторону, идите прямыми стезями, которые указаны вам Богом.

«Царство Божие внутрь вас есть» (21 и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть.Лк. 17:21). Значит, от нас в большой степени зависит стяжание его, только бы захотеть войти в него. А войти можно, лишь следуя по пути очищения сердца. Разве это слишком трудно для вас? Не думайте, будто бесконечно долог и труден такой путь.

Иные люди ради мнимых ценностей переносят невероятные трудности: стремясь получить образование, отправляются в далекие страны; чтобы накопить богатства, плывут по морям в дальние края, рискуя жизнью. Они ставят себе цель и, несмотря на опасности, достигают ее.

А нам разве так же трудно стяжать добродетель, как людям, стремящимся к благам земным, получить желаемое? Нам гораздо легче, ибо «царство Божие внутрь» нас. Господь сотворил нашу душу чистой и доброй и ничего злого не вложил в нее. От нас требуется только хранить, как великое сокровище, чистоту и простоту, данные душе Богом.

Радуюсь за вас и за себя, видя возрастающее ваше усердие к посещению храма Божиего. Далеко ли то время, когда начал я проповедовать при горсточке слушающих, а теперь вас все больше и больше, и вы просвещаетесь, слушая Слово Божие и толкование его.

Нелегко мне каждый день проповедовать, ибо я стар. Но удивительна помощь Божия: она безмерна в каждом добром деле. Господь Сам влагает слова в уста мне, когда нет у меня ни времени ни сил, чтобы приготовиться. И вам Господь будет помогать и даст Свою благодать, если вы стремитесь творить дела благие. Твердо усвойте это и никогда не сомневайтесь.

Будем жить как христиане, не по одному лишь названию. Надо оставить грехи, пойти путем добра к очищению сердец наших от всякой скверны. Не бойтесь вступить на этот путь, ибо «царство Божие внутрь» вас. Нужно только хранить его в сердце своем, и тогда Божия благодать будет умножать в наших душах плоды добра.

Ступайте смело, не бойтесь страхов, которыми пугает вас диавол, мешающий идти по узкому пути. Отгоните его Крестом Христовым, возведите очи свои горе́ – и увидите Самого Господа, Который идет вместе с вами и облегчает ваше иго. Аминь.Какие поразительные по дерзновению слова! Смеют ли уста человеческие сказать что-либо подобное? А Господь смеет. Он раскрыл Свои объятия, которые шире, чем от края земли и до края, и звал к Себе всех несчастных. Как много удрученных нуждой, согбенных старостью, сколько беззащитных, голодных, больных и обиженных, сколько страдающих от злобы сильных мира сего! Если собрать всех их с тех пор, когда были сказаны эти изумительные слова, и поставить плечом к плечу, то на земле не хватило бы места. И всех бесчисленных «труждающихся и обремененных» призывает Спаситель наш, обещая им покой, которого так жаждут их души. О, Господи! Как Ты велик, как безгранично милостив, как всеобъемлюща Твоя любовь и как широки объятия!

.

Источник

Лука (Войно-Ясенецкий) свт. Евангельское злато. Легко идти за Господом по тернистому пути

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Не скрываю от вас, что Я предлагаю вам не удовольствие, а иго, не льготы, — бремя, но не бойтесь этого ига: Ибо иго Моё благо, и не страшитесь бремени: бремя Моё легко. "Мои заповеди не тяжки," Я никого не отвергну из-за его бедности греховной, Я снизойду к нуждам каждого, кто придёт ко Мне. Первый человек, "В чести не пребудет," не разумеет превосходства своего ангелоподобного состояния и, обманутый искусителем, добровольно "уподобится животным, которые погибают" (3 и простые и знатные, богатый, равно как бедный.Пс. 48:3), и вот тяжёлое иго легло на рамена всех сынов Адамовых; человек, подобно несмысленному животному, всегда труждается без успокоения, обременяется без облегчения. Как впряженный скот, он не имеет сил сам себя разрешить от этого ига. В этом состоянии обретает его Христос и переменяет злое и тяжкое иго страстей погибельных на иго заповедей спасительных. И Христовы заповеди суть иго, потому что скотские похоти надлежит обуздать, зверские страсти укротить; но сие иго заповедей есть благое, потому что ведёт человека из состояния скотоподобного в состояние истинно человеческое, ангелоподобное и даже Богоподобное, — есть бремя легкое, потому что Господь, возлагающий его, в то же время благодатно подаёт соразмерную силу и нести его. И чем охотнее человек несёт благое иго Христово, тем более сам становится благим, а чем более он становится благим, тем легче для него становится исполнять благие заповеди, так что наконец он творит волю Господню в с большей лёгкостью и удовольствием, чем собственную, и таким образом иго на раменах его совсем исчезает или превращается в крылья, которые непрестанно несут его на небо! Вот почему многие, живо чувствуя эту благодатную лёгкость, не только носили всецело иго необходимых заповедей, но и добровольно приложили к нему иго советов евангельских: отреклись не только от любостяжания, но и от самого стяжания; не только отказывали плоти своей в наслаждении, но и ограничивали ее требования самые необходимые. "Человек, знающий за собою грех! — поучает Московский святитель Филарет, — не труждаешься ли ты? Не обременён ли? Чувствуя уязвлённую совесть, не усиливаешься ли ты бежать сам от себя, подобно тому, как раненый олень бежит по лесу, но уже не может убежать от раны, которую несёт с собой и только истощается в силах? Не мечешься ли иногда, как рыба, поглотившая уду, бесполезными одинаковыми порывами, потому что иго, тебя вяжущее находится внутри тебя? Не медли, приди ко Иисусу Христу: "Вот, Агнец Божий, Который берёт на себя грех мира!" — Человек, подвизающийся в добродетели! Не труждаешься ли и ты? И ты не обременён ли? Путь добродетели идёт на гору: крут, узок, усеян тернием; там, где, по-видимому, кончится "наша брань против крови и плоти," вновь начинается брань "против начальства, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных" (12 потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной.Еф. 6:12). Приди ко Христу: иго Христово благо, а бремя Его лёгко есть: с Ним и самый бессильный может сказать: "Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе" (Филипп. 4:13), — человек, постигнутый бедствием, страданием, печалью! Тебя не нужно и вопрошать, находишься ли ты в числе труждающихся и обременённых. Собери же остатки расточённых сил, приблизься ко Христу: Он может самое страдание растворить радостью; Его это дело, что Иов после потери имения и детей, благословляет Бога и в несносной болезни на гноище не соглашается роптать, — что Апостол Пётр в темнице и в оковах, как будто в праздник, поёт всеношную песнь, — что Апостол Павел радуется в страданиях, что Киприан на смертный о себе приговор отвечает: "Слава Богу!" "Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я, — глаголет Иисус Христос, — успокою вас!"

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 29-30

«Иго мое» всякая религия налагает на человека известные обязанности, которые составляют для человека как бы иго; точно так же и религия Христова возлагает на человека иго учения и бремя заповедей. — Но если сравнивать это иго и бремя с игом закона Моисеева, с игом разных религиозных обрядов языческих культов, с бременем, которое налагает на человека грех вообще, то иго и бремя Христово несравненно легче их, не говоря уже о том, что оно — единственное «иго благое и бремя легкое». Ибо существо сего ига и бремени составляет любовь как со стороны самого Бога, так и со стороны человека. Приходя ко Христу, человек получает прощение грехов и обновление; последуя Ему, он как в счастии, так и в несчастии наслаждается миром, превосходящим всяк ум (7 и мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе.Флп. 4:7), какого не может дать мир (27 Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается.Ин. 14:27); при испытаниях, бедствиях, преследованиях он имеет надежду на награду; в тягостях вообще получает благодатную помощь; грешит ли, приемлет прощение по вере и любви. Наконец иго сие «благо и бремя легко» «по причине надежды и воздаяния, которое несравненно щедрее, нежели чего заслуживало бы здешнее злострадание» (Григ. Б. 4, 170). «Как же он сказал прежде: узки врата и тесен путь? Когда будешь предаваться беспечности, когда будешь унывать. Если же исполнишь заповеданное, бремя будет легким... И нам это можно исполнить? Если будешь смирен, кроток, скромен: ибо смирение есть мать всякого любомудрия. Если же ты еще боишься и содрогаешься, слыша об иге и бремени, то этот страх не от свойства самой вещи, но от твоей лености... Видишь ли, как всеми средствами Он возбуждает к смиренномудрию, — то своими делами: «научитесь от Меня, ибо Я кроток»; то обещаемою им пользою: «найдете покой душам вашим»; то щедротами своими: «Я успокою вас»; то облегчением их ига: «иго Мое благо и бремя Мое легко»? Если же и после всего того добродетель представляется тебе тяжкою, то знай, что порок еще тягостнее... Ибо ничто так не обременяет души, ничто так не ослепляет мысли и не преклоняет долу, как сознание греха» (Злат.).

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 29-30

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Благое иго Христово значит заповеди Его святые и легкие, ибо «заповеди Его не тяжки» (3 Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его не тяжки.1 Ин. 5:3). Что легче, чем любить, как выше сказано? Он заповедает нам друг друга любить: «Сие заповедаю вам, да любите друг друга» (17 Сие заповедаю вам, да любите друг друга.Ин. 15:17). А от любви все добрые дела, как от источника ручьи, проистекут, ибо любовь есть корень добрых дел (1 Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий.2 Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто.3 И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.4 Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится,5 не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла,6 не радуется неправде, а сорадуется истине;7 все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.8 Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.1 Кор. 13:1—8, 13). Если кто истинную христианскую любовь имеет, тот носит иго Христово и заповеди Его исполняет, и так Ему работает.

Источник

"Об истинном христианстве". Книга 2. Глава 4. О должном служении Христу. 3

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

При рассмотрении этого стиха предлагались вопросы: каким образом иго Христа может быть благим и бремя Его легким, когда Он Сам говорил, что «тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь» (14 потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их.Мф. 7:14)? На этот вопрос отвечали, что то, что представляется вначале тесным, с течением времени является приятным вследствие неистощимой любви. В таком духе отвечают на этот вопрос, напр., Августин и некоторые позднейшие экзегеты.

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Не скрываю от вас, что Я предлагаю вам не удовольствие, а иго, не льготы, а бремя, но не бойтесь этого ига: ИБО ИГО МОЕ БЛАГО, И не страшитесь бремени, БРЕМЯ МОЕ ЛЕГКО. Мои заповеди не тяжки, Я никого не отвергну из-за его бедности греховной, Я снизойду к нуждам каждого, кто придет ко Мне. Первый человек, в чести не пребудет, не разумеет превосходства своего ангелоподобного состояния и, обманутый искусителем, добровольно уподобится животным, которые погибают (13 Но человек в чести не пребудет; он уподобится животным, которые погибают.Пс. 48:13), и вот тяжелое иго легло на рамена всех сынов Адамовых; человек, подобно несмышленому животному, всегда труждается без успокоения, обременяется без облегчения. Как впряженный скот, он не имеет сил сам себя разрешить от этого ига. В этом состоянии обретает его Христос и переменяет злое и тяжкое иго страстей погибельных на иго заповедей спасительных. И Христовы заповеди суть иго, потому что скотские похоти надлежит обуздать, зверские страсти укротить; но это иго заповедей есть иго благое, потому что ведет человека из состояния скотоподобного в состояние истинно человеческое, ангелоподобное и даже богоподобное, - есть бремя легкое, потому что Господь, возлагающий его, в то же время благодатно подает соразмерную силу и нести его. И чем охотнее человек несет благое иго Христово, тем более сам становится благим, а чем более он становится благим, тем легче для него становится исполнять благие заповеди, так что наконец он творит волю Господню с большей легкостью и удовольствием, чем собственную, и таким образом иго на раменах его совсем исчезает или превращается в крылья, которые непрестанно несут его на Небо! Вот почему многие, живо чувствуя эту благодатную легкость, не только носили всецело иго необходимых заповедей, но и добровольно приложили к нему иго советов евангельских: отреклись не только от любостяжания, но и от самого стяжания; не только отказывали плоти своей в наслаждении, но и ограничивали самые необходимые ее требования. "Человек, знающий за собой грех, - поучает святитель Филарет Московский, - не труждаешься ли ты? не обременен ли? Чувствуя уязвленную совесть, не усиливаешься ли ты бежать сам от себя, подобно тому, как раненый олень бежит по лесу, но уже не может убежать от раны, которую несет с собой и только истощает силы? Не мечешься ли иногда, как рыба, поглотившая уду, безполезными однако же порывами, потому что иго, тебя вяжущее, находится внутри тебя? Не медли, приди ко Иисусу Христу: Вот, Агнец Божий, Который берет на себя грех мира! Человек, подвизающийся в добродетели! Не труждаешься ли и ты? И ты не обременен ли? Путь добродетели идет в гору: крут, узок, усеян тернием; там, где, по-видимому, кончится наша брань против крови и плоти, вновь начинается брань против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных (12 потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной.Еф. 6:12). Приди ко Христу: иго Христово благо, а бремя Его легко: с Ним и самый безсильный может сказать: Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (13 Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе.Флп. 4:13). Человек, застигнутый бедствием, страданием, печалью! Тебя не нужно и вопрошать, находишься ли ты в числе труждающихся и обремененных. Собери же остатки расточенных сил, приблизься ко Христу; Он может самое страдание растворить радостью Его это дело, что Иов после потери имения и детей благословляет Бога и в несносной болезни на гноище не соглашается роптать: что Петр, в темнице и в оковах, как будто на празднике, поет всенощную песнь; что Павел радуется в страданиях; что Киприан на смертный себе приговор отвечает: Слава Богу!". Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я, - глаголет Иисус Христос - успокою вас.

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Он говорит: «Иго Мое благо» [у Баркли: легкое, простое]. Благо (хрестос) – может иметь значение хорошо подходящий. В Палестине ярмо для волов делали из дерева. Приводили вола и снимали размеры; во время изготовления ярма, приводили снова вола и примеряли. После этого ярмо тщательно подгоняли так, чтобы оно хорошо Подходило и не натирало шею терпеливому животному. Ярмо изготовлялось по заказу индивидуально для определенного вола. Существует легенда, что Иисус изготовлял лучшие во всей Галилее ярма для волов, и что к Нему приходили люди отовсюду покупать самые хорошие и искусно сделанные ярма. В те дни, как и сегодня, над дверьми ремесленников были соответствующие «фирменные» знаки, и было высказано Предположение, что над дверью плотницкой мастерской в Назарете вполне могла висеть надпись: «Нетрущие ярма». Вполне возможно, что Иисус использовал здесь картину плотницкой мастерской в Назарете, где Он работал в течение спокойных лет. Иисус говорит: «Мое иго благо» и этим Он хочет сказать: «Жизнь, которую Я даю вам, – это не бремя, которое будет натирать и саднить шею; ваши задачи будут по индивидуальным возможностям и подходить вам». То, что посылает нам Бог, удовлетворяет наши нужды и соответствует нашим способностям. Иисус говорит: «Бремя Мое легко». Как говорили раввины: «Мое бремя становится моей песней». Дело вовсе не в том, что бремя легко нести, но оно возложено на нас в любви, чтобы мы несли его в любви, а – любовь делает и самое тяжелое бремя легким. Если мы помним любовь Божью, если мы помним, что наше бремя – любить Бога и любить людей, тогда бремя становится песней. Есть одна история о том, как человек повстречал маленького мальчика, несшего на спине еще меньшего мальчика, парализованного. «Это слишком тяжелое для тебя бремя», – сказал человек. «Это не бремя, – ответил мальчик, – это мой брат». Бремя, которое дано в любви и которое несут с любовью – всегда легко.

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 30-30

Итак, иго Христа, разумею смирение, легко, потому что для нашей смиренной природы удобнее смиряться, чем гордиться. Но и все заповеди Христа называются игом, и они легки ввиду будущего воздаяния, хотя в настоящее время и кажутся тяжелыми. *** Господь <...> говорит: "бремя Мое легко?" По причине будущих воздаяний.

Толкование на группу стихов: Мф: 11: 29-30

Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть. (30 ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко.Мф. 11:30)

Господь Иисус призывает к Себе труждающихся и обремененных: «приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии»; обещает им душевное успокоение: «Аз упокою вы, – обрящете покой душам вашим» (28 Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас;29 возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим;Мф. 11:28-29). Какой приятный зов! Какое вожделенное обещание! Но какое средство употребит Он для успокоения труждающихся и для облегчения обремененных? Снимет ли с них бремя, которое их удручало? Избавит ли их от трудов, которые их изнуряли? Без сомнения, Он сие сделает: но на первый раз Он имеет в намерении совсем другое. Он хочет, чтобы они приняли на себя новое иго: «возмите», говорит, «иго Мое на себе». О милосердый Господи! Утружденных ли посылать на новый труд? На обремененных ли налагать новое бремя? Таковы ли у Тебя средства покоя? – Не смущайтесь; Господь ведает, что творит; и несообразныя с нашим мудрованием средства Его сообразны с намерениями Его премудрости1. Утружденные делами плоти и мира найдут покой, если примут на себя новый труд духовный; обремененные игом диавола, связанные злыми привычками, отягченные в совести грехами, гонимые и удручаемые бичами страстей найдут облегчение и свободу, если подклонят выю под иго Христово: «иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть».

Христиане! Когда Сам Иисус Христос, который есть Вечное Слово и Вечная Истина, нашел нужным сказать, что «иго» Его «благо, и бремя» Его «легко есть»: то сие, во-первых, удостоверяет нас, что учение жизни Христианской, к исполнению котораго мы призываемся, воистину есть благотворно и удобно к исполнению; во-вторых, сие показывает, что действительно нужно приступающих работати Господеви удостоверять в удобоисполнимости учения Христианскаго.

Слышим еще и ныне жалобу, на которую так давно уже ответствовал Божественный Учитель и Спаситель душ, – жалобу на тягость ига Его, на строгость Его учения, на трудность исполнять Его заповеди. На чем же основывается сия жалоба? В чем состоит сия трудность? – Без сомнения, в том наиболее, что учение Христово повелевает человеку идти против некоторых естественных склонностей, преодолевать их, умерщвлять, приносить в жертву; и что требует от Христианина строгаго очищения не только наружных, но и внутренних действий и движений, не только дел и слов, но и желаний и помышлений. Разберем сии обвинения человеческия против Божественной Истины.

Истина не запирается, что она дает людям заповеди, не так легкия, как детския игрушки, но так тяжелыя, как иго, коим обременяют работный скот. «Возмите иго». Жалующиеся на Истину должны быть довольны сим откровенным признанием истины. Но чем более откровенно ея признание в том, что ея заповеди суть иго: тем более убедительно должно быть ея уверение, что иго сие благо, и бремя сие легко. «Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть».

Люди, сколько нибудь благоразумные, и не совсем низкие в чувствованиях, конечно не решатся объявить требование на то, чтобы всегда быть и оставаться только детьми, вечно заниматься только игрушками. Но если вы помышляете восходить выше сего состояния: то надобно перейти к занятиям дельным, к трудам, к подвигам, – принять на себя «иго».

На что «иго»? – скажут непокоривые: – человек не то, что работный скот; человек одарен разумом; для чего ж бы не вести его из состояния детства к возрасту совершенства путями разума, правилами понятными разуму, легкими воле, приятными чувствам? На что бы отягчать его игом, – правилами часто непонятными разуму, трудными воле, неприятными чувствам?

Хорошо, разумные почитатели разума; откройте мне сии простыя, легкия и приятныя правила, посредством которых мог бы человек без труда, как будто в некую игру, выиграть совершенство и благополучие. Только я боюсь, чтобы правила сии не были слишком легки, или, яснее сказать, легкомысленны. Ибо, вопреки сему самонадеянному разуму, неоспоримый опыт свидетельствует, что в сей земной жизни человека никакая способность его не образуется, никакое знание не приобретается, никакой успех не достигается без того, чтоб он не впряг себя в какое нибудь ярмо, не понес какого нибудь бремени. Чтобы научить отрока грамоте, не впрягаете ли вы его в жестокое для него ярмо учебных часов, не отягчаете ли бременем непонятных для него книг, не принуждаете ли целый день твердить безсмысленныя и безвкусныя буквы? Что сказать о высшем образовании сего самаго разума, который хочет быть законодателем легкой нравственности? Чтобы сделаться достойным своего имени, не преклоняется ли он под иго наставников, не силится ли поднять веками собранныя бремена учености, и, чтобы понести оныя, не мучит ли тела безсонницею, не утомляет ли головы напряженными размышлениями? Чтобы сделаться богатым, не отказывает ли себе человек надолго в приятностях роскоши, не связывает ли себя строгим законом бережливости? Чтобы получить жатву, не приобщает ли земледелец и самого себя к ярму орющаго скота, и жнецы не наклоняют ли хребта своего2 перед малым колосом, прежде нежели он послужит им в пищу? Чтобы сделать одежду для прикрытия и защищения от воздушных перемен тела человеческаго, сколько нужно разных искусств, разных трудов, разных орудий? Вот обыкновенные опыты человеческой жизни! Как же люди, которые по природе думают быть умнее и могущественнее природы, хотят легче научить человека добродетели, нежели грамоте? Легче сделать его совершенным духовно, нежели как он делается образованным по-мирски? Легче доставить ему вечное блаженство, нежели как приобретается тленное богатство? Легче достать живую пищу для безсмертной души, нежели как приготовляется безжизненная пища для смертнаго тела? Легче устроить нерукотворимую ризу правды и славы, нежели как устрояют рукодельную одежду нужды и стыда?

Если свидетельств природы не довольно для людей, которые хотели бы лучше слушаться природы, нежели Евангелия: буду отважнее; сошлюсь на свидетельство сих самых людей в том, что не легкость и приятность, но трудность и пожертвование ознаменовывают истинную и возвышенную добродетель или совершенство в человеках. Пускай сии люди, которым Христианские подвиги потому только не нравятся, что трудны, – пускай они скажут, удивляются ли они делам, которыя никакого труда не стоят, не требуют никакой победы над собою, никакого пожертвования? Великое ли дело, когда богатый не грабит и не мздоимствует? Не гораздо ли важнее то, когда неимеющий насущнаго хлеба не хочет приобрести его неправдою? Когда обиженный отмщает: что тут важнаго? И звери то же делают. Но когда он щадит низложеннаго врага: тогда не только любомудрые, но и зрелищные ценители дел более превозносят победителя за победу над собственным гневом, нежели над силою врага. Что так в общепринятом мнении возвышает над многими другими подвигами подвиги военные и смерть за Отечество, если не пожертвование собственною безопасностию за безопасность Отечества? Итак, если от добродетели требуются подвиг и пожертвование, чтобы она была достойна мира и его мнения: можно ли менее требовать для того, чтобы она была достойна Бога и Его праведнаго избрания3.

Но чтобы прямее ответствовать, почему Иисус Христос налагает на Своих последователей некое иго и бремя, и как иго сие оказывается благим и бремя легким, приведем на память знающим и приемлющим свидетельства Священных Писаний4, что «человек», некогда «в чести сый, не разуме» превосходства своего Ангелоподобнаго состояния, и, обманутый прельщением искусителя, добровольно «приложися скотом несмысленным, и уподобися им» (13 Но человек в чести не пребудет; он уподобится животным, которые погибают.Пс. 48:13), потому что прилепился к чувственной природе, преимущественно пред духовною. Сколько по естественному последствию сего действия, столько же по праведному наказанию сего преступления, он естественно находится ныне под игом чувственности, так что и старания сделать приятным иго плоти крушат дух его, и усилия вырваться из-под ига сего другим образом удручают его5, поелику грубое иго крепко налегло на него; прирасло к нему, и он, как впряженный скот, не имеет орудий сам себя разрешить от онаго. Таким образом человек, по Апостольскому выражению, «естеством чадо гнева» (3 между которыми и мы все жили некогда по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти и помыслов, и были по природе чадами гнева, как и прочие,Еф. 2:3), всегда «труждается»6, без успокоения; всегда «обременяется» без облегчения. В сем состоянии обретает его Христос: и, – примечайте, как напрасно труждающийся и обремененный жалуется на облегчителя и успокоителя; – не теперь в первые налагает, но только переменяет иго его; – переменяет иго злое и тяжкое на благое и легкое, – иго похотей и страстей погибельных на иго заповедей спасительных. И Христовы заповеди суть «иго»; потому что скотския похоти надлежит обуздать, зверския страсти укротить, и даже заклать чувственное удовольствие, и принести в жертву закону духовному: но иго Христовых заповедей есть «иго благое», потому что находящийся под сим игом ведется от состояния более или менее скотоподобнаго в состояние истинно человеческое, Ангелоподобное, даже Богоподобное; – есть «бремя легкое», потому что Господь, возлагающий оное, в то же время благодатно подает соразмерную силу нести оное. Иго Христово благо, и бремя легко: потому что чем охотнее человек несет оное, тем более сам становится благим; а чем более сам становится благим, тем легче для него становится исполнять благия заповеди, так что наконец он творит волю Господню с большею легкостию и удовольствием, нежели собственную, и таким образом иго на раменах его совсем исчезает или превращается в крылия, которыя непрестанно несут его на Небо.

В сих размышлениях уже заключается оправдание истины Христианской и против другаго обвинения, будто она слишком строга, когда требует от своего последователя очищения не только наружных, но и внутренних действий и движений. Подлинно, строгость заповедей Христовых преследует и слова праздныя, и взоры нецеломудренные, и желания нечистыя, и помышления суетныя: но как сему и быть иначе, когда «прилежит помышление человеку прилежно на злая от юности его» (21 И обонял Господь приятное благоухание, и сказал Господь [Бог] в сердце Своем: не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышление сердца человеческого - зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал:Быт. 8:21); а намерение Христово есть возвести сего человека к Богу, Которому никакое зло, никакая нечистота, никакая суета приближиться не может?

Кто желал бы, чтобы закон Христов снисходительно взирал на безпорядочныя блуждения человеческих желаний и помышлений: того можно спросить, согласится ли он, чтобы по сему снисходительному закону поступали с ним его дети или его друзья? – Отцу было ли б приятно узнать, что его сын, видимо почтительный, втайне жаждет его наследства и ждет дня, в который оно ему достанется? Какой друг был бы доволен ласками и услугами своего друга, еслибы узнал, что в душе его нет любви и усердия, которых оныя кажутся выражением? Если человек, который не видит мыслей и не знает желаний своего ближняго, не удовлетворяется, когда не видит в нем внутренняго к себе расположения: то колико необходимее, чтобы чистоты желаний и мыслей требовал от человека Бог, испытующий сердца и утробы7.

А что сия строгость Евангельской нравственности не жестока, и ея требования, при содействии благодати, в данной каждому мере, удобоисполнимы: в том да уверят нас, новоначальных учеников Христовых, благословенные, веками оправданные, опыты учеников Его совершенных, из которых многие, конечно, живо чувствовали благодатную легкость, когда не только носили всецелое иго необходимых заповедей, но и добровольно приложили к нему иго советов Евангельских; отреклись не только от любостяжания, но и от самаго стяжания; не только в наслаждении отказывали плоти своей, но и необходимыя требования тела ограничивали, чтобы тем удобнее распространять свою деятельность в области духа.

Упокоенные и прославленные Игоносцы Христовы! Вашими оставленными нам примерами, наставлениями, молитвами вспомоществуйте нам8 труждающимся и обремененным бременами плоти и мира, и с верою воспринимать, и с любовию нести благое иго Христово, и в нем обретать покой душам нашим. Аминь.


Примечания

  • 1 По Евреин. сборн.: Не смущайтесь, глаголет Господь: ведаю, что творю; и несообразныя с вашим мудрованием средства Мои сообразны с намерениями Моей премудрости.

  • 2 По Евреин. сборн.: не нагибаются ли...

  • 3 По Евреин. сборн.: праведнаго суда Его? И если надобность подвига и закон пожертвования не делают неудобоисполнимою добродетели мирской: то как можно неудобоисполнимою почитать добродетель Христианскую потому только, что она соединена с тою же надобностию подвига, подчинена тому же закону пожертвования?

  • 4 По Евреин. сборн.: Священныя предания,..

  • 5 По Евреин. сборн.: удручают и удушают его,..

  • 6 По Евреин. сборн.: «естественный человек всегда труждается»,..

  • 7 По Евреин. сборн.: Отцу было ли бы приятно узнать, что его сын, по наружности почтительный, в тайне питает желание скорой смерти его, чтобы скорее получить наследство? Какой друг был бы доволен откровенностию и приверженностию своего друга, еслибы узнал, что он открывает совсем не то, что думает, и внутренно презирает его? Если человек, который не видит мыслей и не знает желаний своего ближняго, не почитает в нем «невинными оскорбительными» для себя мысли и желания: то колико необходимее, чтобы чистоты желаний и мыслей требовал от человека Бог всевидящий и всеведущий?

  • 8 По Евреин. сборн.: каков и сей, котораго благое и легкое иго Христово упокоило так, что торжество его покоя с силою простирается и на нас, еще труждающихся и обремененных. Видно чувствовал он благодатную легкость, когда не только понес всецелое иго необходимых заповедей, но и добровольно приложил к нему иго советов Евангельских; отрекся не только любостяжания, но и самаго стяжания; не только в наслаждении отказал плоти своей, но и необходимыя требования тела ограничил, чтобы тем удобнее распространить свою деятельность в области духа; не только не искал возвышения между человеками, но избегал онаго, сколько то ему возможно было.

    Упокоенный и прославленный Игоносец Христов! Твоим примером и твоими молитвами помогай нам


Источник

"Беседа о благом иге Христовом"