yandex

Библия - Евангелие от Иоанна Глава 13 Стих 34

Стих 33
Стих 35

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Господь Иисус свидетельствует, что Он дал ученикам Своим новую заповедь, чтобы они любили друг друга, сказав: Заповедь новую даю вам, да любите друг друга . Но разве это не было уже заповедано в Законе Божием, где написано: люби ближнего твоего, как самого себя (Лев. 19:18)? Почему же Господь называет новой заповедью то, что, как видно, столь старо? Или потому эта заповедь новая, что, слагая ветхого, она облекает нас в нового человека? Разумеется, не всякая любовь обновляет слушающего Его (или, точнее, послушного Ему), но та, в отношении которой Господь, чтобы отличить ее от плотской любви, добавил: как Я возлюбил вас . Ведь любят друг друга мужья и жены, родители и дети, да и всякая другая человеческая необходимость также соединяет между собой людей, не говоря уже о достойной порицания и наказания любви, которую проявляют друг к другу прелюбодеи и прелюбодейки, распутники и блудницы и все прочие, кого притягивает друг к другу не человеческая необходимость, а постыдное безобразие человеческой жизни.

Так вот, дал нам Христос новую заповедь, чтобы мы любили друг друга, как и Он возлюбил нас. Эта любовь обновляет нас, чтобы мы стали новыми людьми, наследниками Нового Завета, певцами новой песни. Эта любовь, возлюбленные

братья, обновила и древних, которые были тогда праведниками, патриархами и пророками, как потом блаженных апостолов; она и теперь обновляет народы, и из всего человеческого рода, который рассеян по всему кругу земному, собирает и формирует новый народ — тело новой невесты Сына Божия, Единородного Жениха, о которой сказано в Песни Песней: «Кто это восходит обеленной?» (ср. Песн. 8:5 LXX). Она обеленная, разумеется, потому, что обновленная. И посредством чего, если не посредством новой заповеди?

Благодаря этому члены ее заботятся друг о друте, и страдает ли один член, страдают с ним все члены, славится ли один член, с ним радуются все члены (1 Кор. 12:25—26). Ибо они слышат и соблюдают: заповедь новую даю вам, да любите друг друга, — не как любят друг друга развратники, и не как любят друг друга люди, поскольку являются просто людьми, но как любят они друг друга, поскольку все они — боги и сыны Всевышнего (ср. Пс. 81:6), так что являются братьями Его Единородному Сыну, любящими друг друга той любовью, которой Он возлюбил их, стремясь привести их к тому пределу, где будет достаток, где насытится благами желание их(ср. Пс. 102:5). Ибо тогда не останется ничего, что они могли бы желать, когда будет Бог все во всем (ср. 1 Кор. 15:28).

Такой предел не имеет предела. Никто не умирает там, куда никто не приходит, кроме тех, кто умирает для этого века, не смертью, общей для всех, когда душа покидает тело, но смертью избранных, когда, даже оставаясь в смертной плоти, сердце устремляется к вышнему. О такой смерти апостол сказал: ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге (Кол. 3:3). И по той же, видимо, причине сказано: крепка, как смерть, любовь (Песн. 8:6). Ибо благодаря этой любви происходит так, что мы, пребывая еще в этом бренном теле, умираем для этого века, и жизнь наша оказывается сокрыта со Христом в Боге, мало того, сама эта любовь — это наша смерть для века и Col. 1809 жизнь с Богом. Ведь если смерть происходит, когда душа покидает тело, то каким образом не является смертью то, когда наша любовь покидает мир? Итак, крепка, как смерть, любовь. И что крепче ее, посредством которой одолевается мир?

Так вот, братья мои, не думайте, что в словах Господа: заповедь новую даю вам, да любите друг друга — содержится отказ от более значимой заповеди, которой предписано нам, чтобы мы любили Господа Бога нашего всем сердцем, всей душой, всем разумением (см. Мф. 22:37). Ибо кажется, что в противовес этой заповеди было сказано: да любите друг друга, как будто бы та заповедь о любви к Господу сказана в отрыве от этой: возлюби ближнего твоего, как самого себя. В самом деле, на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки (Мф. 22:39—40). Те, кто правильно разумеет, в каждой из двух заповедей найдут и то и другое. В самом деле, тот, кто любит Бога, не может презирать Его заповедь любить ближнего, а кто свято и духовно возлюбил ближнего, то что он любит в нем, если не Бога? Это та любовь, которая отличается от всякой мирской любви и для пояснения которой Господь добавил: как Я возлюбил вас . Ведь что, если не Бога, Он возлюбил в нас? Не потому что мы обладали Им, но чтобы мы обладали Им, дабы Он привел нас, как я сказал чуть ранее, туда, где будет Бог все во всем (1 Кор. 15:28).

В самом деле, правильно ведь говорят, что врач любит больных. А что он любит в них, кроме здоровья, которое хочет им вернуть? Не болезнь же, которую он приходит удалить. Вот так и мы давайте любить друг друга, чтобы, насколько в наших силах, проявляя любовь, подвигать друг друга к тому, чтобы внутри нас пребывал Бог. Эту любовь даровал нам Сам изрекший: как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга . Ибо таким образом Он возлюбил нас, чтобы и мы любили друг друга; Он тому содействовал в нас посредством любви, чтобы мы были сплочены друг с другом посредством взаимной любви и чтобы мы в качестве членов, связанных такими сладостными узами, стали Телом со столь великой Главою.


Источник

Толкование на Евангелие от Иоанна. Перев. проф. Тюленева В.М. Рассуждение 65. М. Сибирская благозвонница, 2020. - Т.2. С.334-338

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Оставляя вас в мире для продолжения Моего дела, Я «заповедь новую даю вам, да любите друг друга, якоже возлюбих вы...» Из любви к людям Я полагаю жизнь Свою за них и вы должны подражать Мне в этом. Заповедь о любви к ближним дана была и в законе Моисеевом, но Христос дал этой заповеди новый характер, неведомый прежде — о любви даже к врагам своим вплоть до самопожертвования во Имя Христово.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

«Заповедь новую даю вам: да любите друг друга; как Я возлюбил вас, и вы да любите друг друга. Поэтому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою». В этой заповеди нет ничего нового в том, что касается самой любви, поскольку Лев. 19:18 учит любить ближнего как самого себя. Собственно новых элементов здесь два: 1) «любить» требуется не ближнего, а «друг друга»; 2) и не «как самого себя», а как «Я возлюбил вас». Примером христианской любви служит жертвенная любовь Самого Иисуса Христа, и община верующих является тем местом, где эта любовь должна проявляться в первую очередь. Действенная любовь друг к другу даст возможность ученикам выжить в окружающем их враждебном мире. Как Иисус воплотил в Себе любовь Отца, так каждый из Его учеников должен стать воплощением Христовой любви к людям. Любовь станет удостоверением их ученичества перед миром.


Источник

Прокопчук Александр, прот. Лекции по Евангелию от Иоанна. / Протоиерей Александр Прокопчук. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во ПСТГУ, 2015. - С. 115

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Любовь – это такое большое слово. И особенно в русском языке. Понимаете, она охватывает собою различные понятия, которые, скажем, в греческом и других языках имеют совершенно своеобразное значение, не обязательно тождественное. Например, если мы говорим «агапи» – подразумеваем любовь самоотверженную, самоотреченную. Другое слово, по‑гречески «эрос» – все знают, что оно означает любовь внутреннюю, вызванную, и очень горячую, супружескую, и любовь всякого влечения вообще. И наконец, есть третье выражение, по‑гречески «филис», которое означает дружественную любовь.

Всем этим, можно сказать, как бы покрывается самая замечательная любовь – сострадательная, которая воспринимает переживание другого человека как свое собственное. Это та любовь, которую принес нам на землю Христос. Принес ее и Своим учением, и жизнью, и, что самое главное, Своим собственным страданием.

Это Его страдание началось еще до того, как наступило Распятие. В сущности, всю Свою жизнь он нес его, потому что для Христа оказаться в условиях нашей грешной земли было тем, что апостол Павел назвал «истощанием» – опустошением себя, «кенозисом» по‑гречески. То есть другими словами – ему пришлось оставить все Божественное, святое, вечное, для того чтобы осуществить Себя как человека в сострадании с людьми таким, каким человек был задуман Богом в творении. И это нельзя было совершить иначе как путем сострадательной любви.

С этого началась и сама Голгофа. Сначала в Гефсиманском саду, где это сострадание было выражено в такой степени, что молитва Его была как капли крови. Пот и кровь вместе передавали силу этой невероятной любви и молитвы за каждого из нас. Ему как Сыну Божию, как Слову Божию был известен в некотором смысле каждый человек, и Он каждого вбирал в Себя, и брал на Себя, и Собою спасал – и тебя, и меня, и его, и всех.

Вот эта святая, чистая, Божественная любовь завещана нам, и без нее – если мы совсем ее не имеем – спастись не сможем. Не только здесь, на земле, но и там, куда идет наша душа. Потому что тогда мы не будем готовы и окажемся там не в своем состоянии, не в своем, как бы сказать, обществе, как иногда говорят, потому что там иначе, чем здесь. И к этой жизни нужно уметь подготовиться, вот такой сострадательной, живой, чистой, святой любовью.

Но это непросто. Христос говорит, что мы должны любить даже врагов. Мы знаем, как это трудно. Как непросто иногда полюбить человека – даже не врага, а просто кого‑то, кто нам не нравится. Говорят же иногда – «характерами не сошлись». Еще сейчас есть такое есть выражение: «разная химия».

И тем не менее можно, действительно можно полюбить – и того, кто нам не нравится, и того, чей характер не такой, как нам бы хотелось, и того, кто нас не любит и даже ненавидит, и того, кто враг наш в каком бы то ни было смысле. Все дело в том, что прежде чем стараться любить – нужно пожалеть. Пожалеть человека как человека, кем бы он ни был, и тогда можно пожалеть и врага, потому что он жалкий. Жалкий в том, что делает. И если мы это чувствуем и понимаем без презрения – как иногда бывает: «Ух, он жалкий, он недостоин того, чтобы я его любил», и что‑нибудь в этом роде, – а именно по‑человечески, жалко его, что он такой, тогда проснется сама собой в сердце сострадательная любовь. И захочется помочь ему.

Но самое главное, нужно, чтобы сердце наше было чистым. Если это не так, заставить его любить невозможно, никто не может этого сделать. Да и неправильно это, и не нужно. И Христос Спаситель этого от нас не требует. Нет насилия в любви. Любовь – в свободе. Свобода дана нам именно ради любви, поэтому мы можем даже верить или не верить в Бога. Для того чтобы мы, поверив, полюбили Его. И больше всего – как Того, Кто является источником нашей жизни, нашим Творцом. Так Христос говорит: «Весь Закон и пророки, – о Ветхом Завете, который готовил человечество к Новому Завету, к Его собственному Евангелию, – который заключается в двух заповедях: возлюби Господа Бога своего всем сердцем, всем помышлением твоим, всем чувством твоим, и ближнего твоего как самого себя». Полюбить «всем сердцем твоим, всем чувством твоим» возможно, только когда это сердце и чувства чисты. Другими словами – чтобы свободно, действительно в полной свободе, избрав этот путь, любить своего Творца, который дал нам жизнь, счастье и Своим промыслом ведет нас к вечному спасению и вечной жизни, – для этого нужно, прежде всего, очистить свое сердце от всего греховного, от всего нечистого, от всего мерзкого.

А это – подвиг, который дается путем борьбы с собой, со своим эгоизмом, часто нехорошими чувствами и вожделениями. На этом, в сущности, построено все христианство. Христианская жизнь, как говорит апостол Павел, это то, к чему призвал нас Господь, то есть святость.

Конечно, мы знаем, что очень далеки от настоящих, подлинных святых. Но у нас есть цель и путь. Как говорил преподобный Серафим Саровский, цель христианской жизни есть стяжание Святого Духа, то есть святость, да еще Божественная святость. Но эта цель дается нам, только если мы боремся с собой. Отсюда и всякого рода подвижничество, будь то в монастыре, как здесь, в Донском, или в христианской семье, где брак строится на подвиге, потому что нельзя без столкновения с самим собой дать возможность полной, чистой, святой, свободной жизни своему брачному другу. «Стерпится – слюбится» – говорит русский человек уже много веков. Это «стерпится» и есть подвижническая жизнь. Надо любить человека не таким, каким мы хотели бы его видеть, а таким, какой он есть, и сострадать тому, что нам не нравится в нем. Вот тогда наша любовь действительно будет крепкая, твердая, на хорошем фундаменте.

Из этого состояния рождается вся жизнь вообще, не только семьи и более широкого круга родных, но и всех вокруг: соседей, тех, с кем мы встречаемся каждый день и кто становится нашими ближними – иногда всего на несколько минут, иногда на всю жизнь. Сейчас мы вплотную подошли ко второй заповеди Христа: «Люби ближнего своего, как самого себя». Хочешь ли ты самому себе всякого рода зла? Конечно, не хочешь. Значит, эта любовь к себе, которая вполне закономерна и нужна, если она не эгоистична, как начало любви к другим, ее основа, – эта любовь есть тоже святая любовь. При условии подвига. Надо и к себе самому относиться так, чтобы сердце человеческое желало полной и окончательной победы добра в результате борьбы с собой. И тогда мы почувствуем ту любовь, о которой Христос сказал: «Люби ближнего, как самого себя».

Он говорит: Блажени нищии духом, яко тех есть Царство Небесное – значит, Господь хочет нам уже сейчас подарить это блаженство, эту счастливую жизнь. Человек может быть счастливым, даже переживая внешнее несчастье или внутреннее. Вспомните у Тургенева «Живые мощи».

Помните, как Лукерья была счастлива в ее ужасном состоянии? Прекрасно описано! Это и есть любовь к самому себе в полном смысле слова, несмотря ни на что. А такая любовь тогда, действительно, уже без всякого принуждения, дает полную и совершенную любовь к ближнему.

На ней строится общество. И скажу больше – экономика. Наша экономика, которая теперь так тяжела. И здесь – у вас, и у нас в Америке. Почему? Да потому, что нет искреннее любви к ближнему. На ней надо строить и общество, и страну. Но начинать нужно с себя.

Дальше Христос говорит своим ученикам еще более значительные слова: «Даю вам новую любовь. Как Я возлюбил вас, так и вы любите друг друга» (Ин. 13:34–35). Он говорит это Своим апостолам, а значит, и всем нам, христианам. Мы должны любить друг друга так, как Он нас любит. Той сострадательной любовью, которая привела Его на Крест – за тебя, за меня, за нее, за него, за всех, за весь мир. В Своей последней молитве в Гефсимании, перед самым Распятием Он говорит: «Соблюди их, Отче, во имя Мое… чтобы они были едино, как и Мы» (Ин. 17:11). Вот завет нам, христианам, данный! «Да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин. 17:21). Подумайте, какая ответственность на нас, христианах, особенно здесь сейчас, в нашей стране. Какая страшная ответственность! Глядя на нас, на то, как мы, христиане, друг к другу относимся, мир будет верить или не верить в пришедшего спасти мир Христа. Действительно ли мы братья – или, как об этом с грустью иногда говорит апостол Павел, лже‑братья? Давайте это «лже» отбросим. Жить не по лжи – это по‑христиански.

И мне хочется сейчас привести вам слова любимого ученика Иисуса Христа – святого Иоанна Богослова, который в глубокой старости говорил всем только три слова: «Дети, любите друг друга!»


Источник

Епископ Василий (Родзянко). Живет во мне Христос. О смысле жизни и православной веры. Часть 1. Во что мы верим. Любовь, из которой рождается жизнь

***

Новизна этой заповеди в том, чем она отличается от древнего установления Ветхого Завета – люби ближнего твоего как самого себя (Лев. 19: 18). Любовь Христова не знает себя и не уравнивает с этим свою любовь, не ищет равной оплаты, не торгуется и не преследует своего законного интереса, а всецело и просто жертвует собой. Суть этой любви – в полном самоотождествлении себя с другим в такой мере, что теряется всякое средостение между «я» и «не‑я». Любящий видит себя в любимом как в зеркале, но не уничтожает тем самым своеобразие личности любимого, принимает ее как она есть, во всей реальности ее сущности, веря в нее, воспринимая ее и входя в нее. Такова новая любовь – выражение веры в человека, а вера в Бога – выражение такой любви к Нему. Именно такое психологическое состояние мы видим в друзьях расслабленного, идущих на столь неожиданный поступок, как раскапывание крыши, чтобы опустить к ногам Иисуса больного (Мк. 2:2-4).


Источник

Епископ Василий (Родзянко). Живет во мне Христос. О смысле жизни и православной веры. Часть 2. Озарение Христовым Воскресением. Вера, действующая любовью

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Омывая ноги апостолам, Иисус об этой любви пока не говорит, но только намекает на нее. Говорит же Он о ней в прощальной беседе, тон которой задается 34-м и 35-м стихами 13-й главы: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга, как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою».

Размышляя над этими стихами, важно понять, что эта заповедь новая вовсе не потому, что она противопоставлена каким-то старым заповедям; ибо об этом же, в общем, говорится и в Ветхом Завете. Уже в книге Левит мы читаем, что ближнего нужно любить, как самого себя, что Бог возлюбил отцов наших и любовь Божия водворилась на земле в незапамятные времена. Тема любви — это уже одна из основных тем Пятикнижия. В приведенных же выше новозаветных стихах в слово «новый» вложено совсем иное содержание: это не «новый в противоположность старому», а «всегда новый», то есть неустаревающий. Новый Завет поэтому не противопоставлен Старому, Ветхому Завету, он Новый совсем по другой причине — потому что он всегда новый. Об этом когда-то хорошо сказал святитель Ириней, епископ Лионский, показав, что христианство отличает весьма существенная особенность: оно всегда жгуче современно и не воспринимается как что-то устаревшее, древнее, взятое из тьмы веков.

Христианство отвечает на те вопросы, которые задает ей сегодняшний человек, озабоченный своей сегодняшней болью, сегодняшними бедами, а не уводит его куда-то в далекое прошлое. В основе большинства религий лежит уход в прошлое, в какие-то древние ритуалы, обычаи и церемонии. Это было и у египтян, и у греков. Греки, жившие в эпоху Иисуса, чуть раньше и чуть позже, и даже в эпоху Платона в IV веке до н.э., понимали, что все те ритуалы, которые они совершают по закону своей религии, — это всего лишь дань прошлому, благочестивое воспоминание о том, что для их предков некогда было свято. Они прекрасно понимали, что корни этих ритуалов уходят в далекое прошлое, что совершать их необходимо в силу традиций, главным образом, потому, что так было установлено теми, кто основал их города и заложил основные принципы в их законы. Потому что этого хотели их прадеды и прапрадеды.

И вообще обращенность в прошлое характерна для большинства религий. А Иисус производит удивительный переворот. Он создает то, о чем о. Александр Шмеман говорил: «Это не религия, это что-то другое». Действительно, христианство — это жизнь, потому что это всегда ново. Оно не уводит человека в прошлое, а укореняет в настоящем. Христианство делает нас современниками нашего века, людьми, реально живущими в сегодняшнем мире, чтобы понять этот мир и победить не какое-то абстрактное зло, а то именно зло, что сегодня разрушает нас, людей вокруг нас, общество, мир и так далее.

Заповедь любви, которую дает нам Иисус, потому всегда новая, что не устаревает. Все, чему учит нас Христос, относится ко дню сегодняшнему и ко дню завтрашнему, в который мы должны идти вслед за Ним, хотя это и страшно. В Евангелии от Марка мы читаем, что апостолы поспешают за Иисусом. Он — впереди, им страшно идти за Ним, им хотелось бы остаться там, где они были. Возврат в прошлое всегда проще, чем путь в будущее. Но Иисус ведет нас именно по дороге, устремленной в будущее. Он учит нас не погружаться, подобно язычникам, в мифы и предания былого, а иметь дерзновение жить в настоящем, в сегодняшнем дне. «Иди за Мною и предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мф 8: 22). И наверное, это реальная победа, которую одерживает Иисус.


Источник

Священник Георгий Чистяков. Свет во тьме светит (Размышления о Евангелии от Иоанна). Глава 2. Евангелие от Иоанна и синоптическая традиция

***

В рассказе об умовении ног, в этой словесной иконе жертвенной любви, Иисус открывает до конца весь τέλος, или «конец», смысл или главный замысел Своего труда: Он пришел послужить людям, вытащить их из ямы. И Он это делает, становясь в положение низшее, чем у раба. Он говорит: Я дал вам пример служения, — и зовёт людей делать то, что сделал Он. Следование этому примеру и будет христианством, нашей жизнью во Христе. И не случайно дальше в 13-й главе Евангелия от Иоанна темой прощальной беседы становится любовь. «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:34—35). Иисус возлюбил нас и призывает нас любить друг друга. Это абсолютно ново, не похоже на всё, что было прежде. Не случайно апостол Павел восклицает вслед за Исайей: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9).


Бенедикт Спиноза сказал когда-то, что «каждый чувствует или сознает Бога только благодаря любви к ближнему, а стало быть, никто и не может знав другого атрибута Бога, кроме этой любви». Вера, с точки зрения Спинозы, «предоставляет каждому полнейшую свободу философствования… она только тех осуждает, кто научает мнениям с целью вызвать непокорность, ненависть, споры и гнев». И еще одно определение из «Богослово-политического трактата». «Вера, — говорит Спиноза, — означает не что иное, как чувствование о Боге de Deo sentire того, без осознания чего прекращается повиновение Богу и что при наличии этого повиновения необходимо полагается». Повиновение же это заключается в следовании заповеди о любви к ближнему и той новой заповеди, о которой Иисус говорит в прощальной беседе, — «по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою».

Именно вера, основывающаяся никоим образом не на принятии той или иной картины мира, но только на живом чувстве Бога, которому учит нас Иисус буквально на каждой странице Евангелия, вера, как полное доверие Богу изменяет человека и делает его, не избавляя от слабости, по-настоящему сильным. Состояние ещё не окрепшей, не развившейся веры необходимо преодолевать, потому что до тех пор, пока мы будем оставаться в этом состоянии, наша вера не уподобится вере апостольской. А им, апостолам, ученикам Христовым, их вера, их невооруженная смелость помогала выходить победителями из любых самых сложных ситуаций.


Источник

Священник Георгий Чистяков. Свет во тьме светит (Размышления о Евангелии от Иоанна). Глава 17. Умовение ног


***

В начале прощальной беседы Иисус говорит: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я (здесь употреблено слово καθώς — «так же», «подобно тому, как» — то самое, которое Он употребил в сцене умовения ног: как Я вам сделал, так и вы делайте друг другу. — Г.Ч.) возлюбил вас» (Ин. 13:34). Почему эта заповедь новая? Не потому, что прежде такой не было. В греческом языке есть два слова, имеющие значение «новый». Одно (νέος) — антоним к слову «старый», другое (καινός) выражает, скорее, значение «всегда новый». Поэтому фразу «Заповедь новую даю вам» можно было бы перевести как «Заповедь неустаревающую даю вам».

Древние переводчики евангельского текста на латинский язык увидели, что если переводить слово «новый» просто прилагательным novum, то его значение будет передано недостаточно полно, и поэтому перевели словосочетание «новый завет» латинским выражением novum et aeternum testamentum — «новый и вечный завет», то есть «всегда новый завет».

Иисус говорит: «Как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга». А как именно Он любит, показывает Евангелие, рассказывая и об умовении ног ученикам, и о Добром Пастыре, и о последних часах Его на Кресте, и о крестной смерти. Это видно из всего контекста Евангелия. Любовь Иисуса — жертвенная. Это любовь не требующая, а отдающая. И, наверное, вся история христианства, история живых людей, исповедовавших и исповедующих Христа, на том и основана, что Он зовет нас к любви отдающей, тогда как нам хочется любви требующей. И вот уже две тысячи лет мы пытаемся прорваться через это противоречие. Но только у нас что-то получается, когда в центре остается — Он, Христос или Иисус из Назарета.


Источник

Священник Георгий Чистяков. Свет во тьме светит (Размышления о Евангелии от Иоанна). Глава 18. Прощальная беседа. "Заповедь новую даю вам"

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Вы должны остаться и продолжать дело Мое. А чтобы вы могли продолжать его так, как Я начал, заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою. Из любви к человечеству Я отдаю жизнь Свою за него, и вы должны проявлять такую же самоотверженную любовь к людям; такая любовь будет служить признаком, отличающим Моих последователей».

Любовь к ближним — это закон Бога, безусловно обязательный для всех вступающих в Царство Божие; об этом законе Иисус уже не раз говорил Своим ученикам; следовательно, заповедь о любви вообще не могла быть для Апостолов новой; и если Иисус назвал ее новой заповедью, то потому только, что теперь Он заповедал им не только любить всех, даже врагов, и благотворить им, как об этом сказано было в Нагорной проповеди, но даже жертвовать и жизнью своей, если это необходимо для спасения других, душу полагать за них.


Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 39 - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 586

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Заповедь новую даю вам, да любите друг друга Есть и древняя заповедь: «возлюбиши ближняго своего яко сам себе» (Лев. 19:18), но заповедь, данная теперь, больше той, так как Иисус Христос присоединяет: Якоже возлюбих вы, да и вы любите себе Это — новая черта. Древняя заповедь повелевала любить ближнего, как самого себя, а эта повелевает любить больше, чем самого себя, потому что Иисус Христос так возлюбил нас, что и Самого Себя не пощадил, а умер за нас. Некоторые изъясняют это иначе: древняя заповедь гласила: «возлюбиши искренняго твоего и возненавидиши врага твоего» (Мф. 5:43), а теперь Спаситель заповедует любить всех, даже и врагов. И Сам Он любил всех учеников, так что не только не ненавидел Иуды, который злоумышлял против Него, но даже возмутился духом вследствие сильного смущения и печали об его погибели.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

См. комм. к Ин. 15:12

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Заповедь новую даю вам и пр. Здесь Господь как бы так говорит апостолам. «Отходя Я не беру вас с Собою, но оставляю распространять и утверждать в мире царство Мое, и для утешения вашего в разлуке со Мною и для руководства вам в вашей деятельности, даю вам новую заповедь,—заповедь такую, исполнением которой вы будете отличаться от всех, как именно Мои ученики, и по исполнению которой все будут узнавать вас, именно как Моих учеников. Эта новая заповедь—да любите друг друга. Является вопрос: почему заповедь о любви к ближнему, как к самому себе, называется новою? Эта заповедь дана была и в ветхом завете: люби ближняго, как себя, заповедано Моисеем (Лев. 19:18). Мало того, эту заповедь мы видим и у язычников, как предписываемую внутренним прирожденным человеку, законом—разумом и совестию (Рим. 2:15). Почему же она наименована Господом новою? Потому, что в новозаветное время она является в новом виде-во имя И. Христа, Искупителя всех людей, и по П| имеру Его — как Я возлюбил (якоже Аз возлюбих) вас —т. е. как любовь чистая, безкорыстная и простирающаяся до самопожертвования (Ин. 15:13) и до любви ко врагам (Мф. 5:44), что, конечно, не было в любви ветхозаветной. Ов. Златоуст пишет об этом так: «Господь заповедь сию, находящуюся в ветх. завете, сделал новою по образу, так как прибавил: якоже Аз возлюбих вы. Вот почему любовь, заповедуемая Христом, называется новые». Такою-то любовию, прибавляет Господь апостолам, вы и будете отличаться это вгех и но такой любви будет видно (узнают все), что (яко есте) вы Мои ученики. Понятно, что сказанное о любви апостолам относится ко всем христианам, как ученикам Его. Вот какая должна быть любовь друг к другу у нас, Христовых учеников!.. Но такова-ли. даже приблизительно такова-ли она?.. О христианах первых веков история свидетельствует, что они имели именно такую любовь. Их добродушие, общее доброжелательство, взаимопомощь и преданность друг другу удивляли язычников, так что сии говорили об них: «смотрите, как христиане любят друг друга, и как они ратуют, готовы даже и умереть один за другого». (Апология Тертул.) «Великое благо—любовь! восклицает св. Златоуст, она,—сильнее огня и восходит к самому небу». Св. ап. Павел так изображает свойство любви: «Любовь долготерпит. милосердствует, любовь не завидует, не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает». (1 Кор. 13:4—8).



Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Иоанна. М., 1915. Зач. 46. С.176-177

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

«Заповедь новую даю вам». Так как они, слыша эти слова, естественно могли придти в смущение, как люди, которые будут лишены всякой помощи, то Он утешает их, ограждая любовью – этим корнем и утверждением всех благ. Он как бы так говорил: вы скорбите о том, что Я отхожу? Но если вы будете любить друг друга, то вы будете еще сильнее. Почему же Он не так сказал? Потому что сказал то, что было для них гораздо полезнее: «По тому узнают все, что вы Мои ученики»... Как же Он называет эту заповедь новою, когда она была и в ветхом завете? Он сделал ее новою по самому образу; поэтому присовокупил: «как Я возлюбил вас». Я, говорит, не долг вам отдал за предшествовавшие ваши заслуги, а Сам начал (любить вас). Так и вы должны благотворить своим друзьям, хотя бы и ничем не были обязаны им.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

После этого Господь начинает речь о разлуке. Он повторяет ученикам то, что сказал иудеям: «...куда Я иду, вы не можете пойти». И дает им новую заповедь любви, повторяющую Его толкование омовения ног: «Как Я возлюбил вас, и вы да любите друг друга». По этому признаку любви их узнают все как его учеников (Ин. 13:33–35). Страсти – не только прославление. Страсти – разлука. И в разлуке восполнением Общения будет послушание новой заповеди любви.


Источник

Водою и Кровию и Духом. Толкование на Евангелие от Иоанна. Электронное издание. С. 103-104

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Прекрасно и истинно пишет божественный Павел: «Так что если кто во Христе, (тот) новая тварь; древнее прошло, вот стало все новое» (2 Кор. 5:17). Он обновляет нас и преобразует некоторым образом в новую жизнь, не доступную другим и не известную тем, для которых приятно жить под законом и следовать заповедям Моисеевым, ибо закон ничего не делает совершенным, по написанному (Евр. 7:19). Совершеннейшую же меру благочестия к Богу каждый может усмотреть в установлениях Спасителя нашего. Поэтому-то и Сам говорит нам в одном месте так: «Истинно, истинно говорю вам: если не превзойдет праведность ваша праведности книжников и фарисеев, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5:20). Ведь если не только не будем соревновать нравам иудеев, но и не превзойдем, и притом вполне, подзаконную праведность, мы никогда, полагаю, не достигнем до Царства Небесного. Не то утверждаем, чтобы закон Моисеев был совершенно бесполезен и ненужен, ибо он сообщал нам, хотя и несовершенно, благо, но он оказывается руководителем к научению евангельской жизни и, посредством загадок и образов внося образ истинного благочестия, как бы начертывает в наших душах тень научения чрез Христа. Поэтому-то и сказал Сам: «Говорю вам, что всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен человеку богатому, который выносит из сокровищницы своей новое и старое» (Мф. 13:52). Немалое и истинное богатство для человека представляет, конечно, и следование словам Моисеевым и получаемая от них польза в душе, но когда он воспринимает и красоту евангельского наставления, то украшается вдвойне, знанием и древних и новых законов. Поэтому Господь наш Иисус Христос, показывая, что Его заповедь лучше древней и что для живших под законом еще не доступна была спасительная пpoпoведь, когда намеревался вознестись на небеса, закон любви наперед полагает как бы некоторым основанием и опорою всякого блага, но любви не по закону, а выше закона. Поэтому говорит: Заповедь новую даю вам, да любите друг друга. Но каким образом, скажи мне, может спросить кто либо, назвал эту заповедь новою Сказавший чрез Моисея древним: «Возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоей и от всего разума твоего, и ближнего твоего как себя» (Втор. 6:5; Мк. 12:30-31; Лк. 10:27; ср. Мф. 22:37-39)? Вот, поставив, что и естественно, любовь к Богу выше и впереди всего прочего, присоединил рядом с нею и любовь друг к другу и с любовью к Богу сочетал и любовь к нам самим, так сак и любовь к Богу по справедливости не могла бы быть в том случае, если бы за нею не следовала и подобающая лобовь к ближнему, ибо все мы друг другу братья. Так и премудрейший Иоанн, прекрасно зная и научая других, говорит: «Любящий брата своего Бога любит» (1 Ин. 4:21). Итак, таким образом Христова заповедь нова, хотя она и возвещена древними законами? Но замечай, пожалуйста, точность речи и смотри на дальнейшие слова. Ведь не удовольствовался тем, чтобы сказать: Заповедь новую даю вам, да любите друг друга, но, показывая новость речи и что Его любовь гораздо выше той древней любви, разумею друг к другу, тотчас присоединил: Как Я возлюбил вас, да и вы любите друг друга. Нужно поэтому исследовать для ясного уразумения значения этих слов, как возлюбил нас Христос. Вот тогда-то мы увидим, и очень легко, новость и отличие теперь данной заповеди. Итак, «во образе Бога будучи, не похищением считал быть равным Богу, но Себя уничижил, образ раба приим, в подобии человеков быв и видом оказавшись как человек,унизил Себя, быв послушен до смерти, смерти даже крестной» (Флп. 2:6-8). Но и, будучи богат, обнищал, как опять засвидетельствовал нам Павел (2 Кор. 8:9). Разве не видишь здесь новость любви к нам? Закон повелел любить брата, как себя самого. А Господь наш Иисус Христос возлюбил нас больше Себя Самого. Ведь будучи в образе и равенстве с Богом и Отцом, Он не снисшел бы к нашей ничтожности, не подвергся бы столь тяжкой смерти плотской за нас, не перенес бы заушений иудейских, позора, осмеяния и всего прочего, чтобы перечислением по частям всего с Ним бывшего не растягивать речи в бесконечность, — и нe обнищал бы, будучи богат, если бы не возлюбил нас гораздо более Себя Самого. Действительно, это странная (новая) мера любви. Такое и нам повелевает иметь расположение, чтобы совершенно ничего не ставить выше любви к братьям, ни славу, ни богатство, — без всяких колебаний даже дойти, если потребуется, до самой смерти плотской, дабы приобрести спасение ближнего. Это и совершили блаженные ученики Спасителя нашего и последовавшие по их следам, признавшие спасение других выше собственной жизни, испытавшие всякий труд, находившиеся в крайних бедствиях, дабы спасти души погибавших. Так и Павел говорит в одном месте: «Каждодневно умираю» (1 Кор. 15:31), и в другом: «Кто изнемогает, и Я не изнемогаю? Кто соблазняется, и я не воспламеняюсь?» (2 Кор. 11:29). Итак, Спаситель повелел нам осуществлять незаконную любовь, как корень совершеннейшего благочестия к Богу, так как Он знал, что иначе мы не получим одобрения у Бога и что, только достигая красоты врожденной Им в нас любви, мы будем пребывать в великих и совершенных благах.

Источник

"Толкование на Евангелие от Иоанна". Часть 3-я. Книга девятая.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

αγαπάτε praes. conj. act. от αγαπάω любить. Conj. с ϊνα выражает результат. Передает содержание новой заповеди, καθώς как, указывает на стандарт или способ выражения любви, ήγάπησα aor. ind. act. от άγαπάω. Это заповедь нового завета (^rown).

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Ветхий Завет заповедовал любовь (Лев. 19:18); новизна Иисусовой заповеди заключается в предложении нового идеала и примера: «какЯ возлюбил вас», т. е. вплоть до самопожертвования.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Ему недолго уже оставалось быть с ними, и как Он раньше говорил иудеям, так теперь сказал и им, что куда идет Он, они не могут прийти. При этом Он дал им новую заповедь, исполняя которую они составят общество, совершенно отличное от людей мира сего, именно заповедь, чтобы они любили друг друга.


Источник

Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 472

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Заповедь новую даю вам: оставляя вас для деятельности в распространеии и утверждении в мире сем Царства Моего, доколе не возьму вас к Себе (Ин. 14:3), Я для руководства вам в вашей деятельности дая вам новую заповедь исполнением которой вы будете отличаться от всех, как именно Мои ученики, и по исполнению которой вас будут все узнавать именно как Моих учеников. Эта заповедь новая: да любите друг друга. Заповедь о любви к ближнему дана была и в законе Моисеевом: люби ближнего как себя (Лев. 19:18); любовь к ближнему предписывается и законом совести, почему мы видим любовь к ближним и у язычников. Но тем не менее Господь называет эту заповедь Свою новой, означая тем ее особенный, действительно новый, характер у учеников и последователей Христовых, выражающийся и в побуждениях к любви, и в степени и в объеме ее. Христианская любовь к ближним не есть естественное только, присущее душе человеческой, человеколюбие (филантропия), возможное и у язычников, как основывающееся на законе совести, и не есть предписание, имеющее целью только ограничение любомстительности, как в законодательстве Моисеевом (Лев. 19:18), но есть свободная, добровольная любовь христиан между собою во имя Христово, во имя Христа как Искупителя всех людей, связанных неразрывно между собою этим искуплением. От сего древняя заповедь о любви к ближним получает новый характер, отличающий ее от всякой другой, и именно как христианская в этом смысле она заповедь действительно новая, потому что любовь к ближним, как любовь во имя Христа Спасителя, явилась только в христианском мире, и в христианском мире только та любовь к ближним истинно христианская, которая проявляется во имя Христово. Соответственно сему христианская любовь отличается особенной чистотой, бескорыстием, так сказать одухотворенностью: как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга чисто, свято, бескорыстно. Только такая любовь может достигать необыкновенно высокой степени и силы, ибо основывается на бесконечно высокой идее всеобщего искупления Христом и духовного единства всех во Христе, как братьев в одном семействе Христа, или как членов одного духовного тела Христова. Оттого только здесь возможна любовь ко врагам, не возможная ни в иудействе (ср. Мф. 5:43), ни в язычестве, ибо там для нее нет основания, и только жившие верой в будущего Мессию некоторые великие еврейские мужи иногда достигали до понятия любви ко врагам. По всему сему заповедь о любви, данная Господом, есть новая заповедь. — Как Я возлюбил и пр.: не степень и сила любви означаются сим собственно (хотя и не исключаются), а самый характер любви, любви ко всем во имя искупления всех Христом, а не во имя чего-либо другого.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Заповедь новую. В этой заповеди нет нового в том, что касается самой любви, поскольку Лев. 19:18 учит любить ближнего как самого себя. Собственно новых элементов здесь два: 1) любить требуется не "ближнего", а "друг друга"; 2) и не "как самого себя", а как "Я возлюбил вас". Образцом христианской любви служит жертвенная любовь Христа, и община верующих является тем местом, где эта любовь должна проявляться в первую очередь (ср. Мф. 25:40). См. статью "Любовь".

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Как разлучавшийся с своими детьми отец, Христос преподает ученикам Свои последние наставления. Прежде всего, Он дает им главную заповедь, которую они обязаны соблюдать, - это заповедь о взаимной любви. При этом заповедь о любви Христос называет новою не потому, чтобы раньше Он не учил их любить друг друга, а потому, что говорит здесь, как Царь, основывающей Свое Царство. Его новое Царство основано и на новых началах - именно прежде всего на любви, которая отныне в Царстве Христовом становится основным законом жизни членов этого Царства. В других, земных, человеческих царствах в качестве основных государственных законов утверждены были другие начала и, прежде всего, начало государственного эгоизма, ради которого приносилась в жертву всякая человеческая личность. В Царстве же Христа такому началу нет места, и личность сохраняет все законные права свои, как образ и подобие Божие. Далее, заповедь о любви, какую здесь дает Христос, является новою даже и по отношению к той заповеди о любви, какая существовала уже в Ветхом Завете (Лев. 19:18), потому что в Ветхом Завете эта заповедь также не имела значения принципа морали, на котором бы была построена вся ветхозаветная этика. А главное, в Ветхом Завете требовалось любить ближнего, своего, т. е. делалось подразделение между людьми: одни были ближе, другие дальше. Господь же здесь говорит не о ближнем только, которого нужно любить, а вообще о людях, которые все стоят друг к другу в отношениях близости. Любите друг друга - это значит, что среди последователей Христа не может быть людей, которые не были бы нам близки, что всех мы должны любить, как ближних своих. Некоторые толкователи полагали, что новость заповеди Христовой заключается и в степени любви, в силе ее, доходящей до готовности самопожертвования ("люби ближнего больше, чем себя", толковали древние греческие и некоторые новые толкователи). Но едва ли можно принять такое мнение, потому что частица ot (kaqwj) в выражении: "как Я возлюбил..." не обозначает, степени, но скорее (ср. Ин. 17:2, 11) настроение любящего, которое в основе своей, - а не в степени, размере, - должно уподобляться настроению, какое было во Христе (ср. Флп. 2:2).

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Поелику они, выслушав это, естественно, могли прийти в смущение, как люди, которые будут оставлены без помощи, то Он утешает их, говоря: не печальтесь: Я даю вам сильного стража – любовь; если будете ее иметь, то, подкрепляемые друг другом, будете непобедимы. Потом, иной мог спросить: Господи! почему Ты выдаешь любовь за новую заповедь, когда мы знаем, что любовь заповедана и в Ветхом Завете? Прибавляет: "как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга". Как, говорит, Я возлюбил вас даром, без предварительных заслуг, даже и тогда, как естество человеческое было во вражде с Богом и разлучении, Я однако же принял оное на Себя и освятил: так и вы любите друг друга даром; а если брат оскорбит тебя, ты не помни этого. Видишь ли, новая заповедь состоит в том, чтобы любить ближнего даром, хотя бы и ничем не были ему должны. А Закон говорил: "возлюби друга твоего", повелевая любовью как бы уплачивать долг ближнему, начавшему любить прежде.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 34-34

Заповедь новую даю вам, да любите друг друга. Какая связь этой заповеди с предшествовавшими словами о искании Христа? Спаситель указывает ею на другой путь, где искренние Его могут приближаться к Нему. Любите, говорит, друг друга, потому что Я возлюбил вас: любовию друг к другу вы будете выражать любовь ко Мне и потому будете приближаться ко Мне. Заповедь новую даю вам. Почему Спаситель заповедь о любви взаимной называет новою, когда она известна и из закона? Объяснение тому — слова Его: : якоже возлюбих вы, да и вы любите друг друга.

Источник

Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа, 6