yandex

2-ое послание к Коринфянам ап. Павла 1 глава 5 стих

Стих 4
Стих 6

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

По своему опыту апостол знает, что не оставлен в скорби, поскольку любая скорбь уравновешивается утешением. Утешение, которое Павел получает от Бога, он стремится разделить с теми, кто также, как и он, находится в скорби. Усиление трудностей не пугает его, так как приводит лишь к умножению утешения: «...как умножаются страдания Христовы в нас, так умножается Христом и утешение наше»

Источник

Александр Прокопчук прот. Послания святого Апостола Павла. Комментарии и богословие. М.: ПСТГУ, 2019. С. 89

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

Ясно, что Тот, за Кого страдаем, помогает нам, утешая нас, и освобождая нас, и спасая нас от скорби Своим Божественным вмешательством.

Источник

На Послания к Коринфянам, PL 17:277а.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

Что это значит? Это значит, что, когда мы страдаем с верой, мы страдаем вместе с Иисусом Христом. Это очень важная библейская мысль, неоднократно повторяемая Священным Писанием. Когда убивали первомученика Стефана, он видел Христа. Стефан был поддерживаем Самим Иисусом Христом. Христос сражался за Стефана. Поэтому апостол говорит, что, поскольку не увеличится страдание Христа в нас, постольку увеличивается утешение наше. В какой мере мы страдаем, в той мере мы и утешаемся. Например, был в девятнадцатом веке преподобный Парфений Киевский, иеросхимонах. Он всё плакал, что к нему никаких бедствий со стороны не приходит. Митрополит Киевский Филарет успокоил его, сказав, что гонения ему не нужны: он сам себя гонит и нет никого, кто бы пожелал жить его жизнью.

Утешение, которое дает Господь, — слаще всего, что есть в этом мире. Недаром пророк Давид говорит: «Они вожделеннее золота и даже множества золота чистого, слаще меда и капель сота» (11 они вожделеннее золота и даже множества золота чистого, слаще меда и капель сота;Пс. 18:11). Иисусово утешение слаще всего, и Крест Господень действительно является сладостью для нас. Не случайно Бог прообразовал воду в Мерре. Когда израильтяне, перейдя Чермное море, пришли в Мерру, то не смогли пить там воду — так горька она была. И тогда Моисей бросил в нее дерево, показанное ему Господом, и вода стала сладкой. Так и в горькие воды нашей жизни вкладывается дерево Креста и воды становятся сладкими. Недаром для нас дана Крестопоклонная неделя — горечь поста ослабляется через страдание Христа Спасителя.

Такой парадокс христианства — страдание, которое приводит к радости. «…Се бо прииде Крестом радость всему миру», — поём мы каждое воскресение в молитве «Воскресение Христово видевши…» о приходящей радости, которая известна христианам. Если страдания не ради Христа — они надломят тебя. Если ты страдаешь за Христа, эти страдания будут радостнотворными.

Итак, если мы получаем утешение от Бога, то только ли для себя получаем его? Нет! Есть очень важное правило, которое всегда знали христиане. Правда, и сейчас некоторые из нас знают это правило: чем хуже тебе, тем больше добра ты должен делать! У нас же в подобных случаях человек начинает плакаться каждому, что ему плохо. Люди сначала пожалеют — а потом начинают потихонечку избегать его. Апостольский принцип другой: плохо тебе — помоги другому! Если ты не следуешь этому принципу, то скорбь тебя разрушит. Если же ты его соблюдаешь, то твое сердце расцветет!

Источник

Даниил Сысоев свящ. Если плохо тебе — помоги ближнему Беседы на Первое и Второе Послания апостола Павла к Коринфянам. В 12 т. - Т. 8. Глава: О поведении в служении

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

Поелику, как умножаются страдания Христовы в нас, так и чрез Христа умножается моление [другое, более точное чтение: утешение, как и сир. (Вальт.)] наше, то есть открывает дверь к тому, чего просим.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

Чтобы не привести в уныние учеников слишком сильным описанием своих бедствий, он показывает и великое богатство утешения, и таким образом ободряет их дух; и не только этим ободряет их, но еще и тем, что напоминает о Христе, говоря о своих страданиях, что они страдания Христовы, и, таким образом, прежде всякого другого утешения, извлекает утешение из самих скорбей. В самом деле, что может быть приятнее, как быть общником Христу, и ради Его терпеть страдания? Что может равняться с этим утешением? И не этим только, но и других образом он восставляет души скорбящих. Чем же? Тем, что говорит: избыточествуют [«умножаются»]. Не сказал: «как постигают нас страдания Христовы», но: якоже избыточествуют [«как умножаются»], показывая тем, что (апостолы) претерпевают не только страдания Христовы, но еще большие. Мы претерпели, говорит, не только те страдания, которые Он претерпел, но и преизбыточествующие. Христос был гоним, преследуем, биен, умер. Но мы, говорит, более того претерпели. Этого одного уже достаточно для утешения. И никто не подозревай здесь преувеличения. Вот он и в другом месте говорит: «ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей» (24 Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь,Кол. 1:24). И ни в том, ни в другом месте нет ни дерзости, ни самохвальства. Подобно тому, как (апостолы) совершили большие знамения, нежели сам Христос («верующий в Меня, — говорит Господь, — и больше сих сотворит» — 12 Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит, потому что Я к Отцу Моему иду.Ин. 14:12), — хотя все это совершает Он же, действуя в них, — так и пострадали больше Его, — хотя это опять же принадлежит одному Господу, Который утешал их и давал им силы к перенесению приключавшихся зол. Вот почему и Павел, чувствуя сам, как много он сказал, смотри, как опять смягчает сказанное, говоря: «Христом избыточествует и утешение наше» [«умножается Христом и утешение наше»]; он все приписывает Господу, прославляя и этим Его человеколюбие. Не только, говорит, насколько скорбим, настолько и утешаемся, но гораздо более. Не сказал, что утешение равно страданиям, но: «умножается утешение», так что время подвигов есть вместе время и новых венцов. В самом деле, скажи мне, что может равняться с тем, как терпеть бичевание за Христа и удостоиться за то беседования с Богом, быть сильнее всех, торжествовать над своими гонителями, быть выше целой вселенной, и чаять таких благ, каких "не видел глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку" [их же око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша] (9 Но, как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его.1 Кор. 2:9)? Что может равняться с тем, как терпеть скорби ради благочестия, и за то сподобиться бесчисленных утешений от Бога, получить отпущение стольких грехов, удостоиться Духа, освящения и оправдания, никого не бояться и не трепетать, и среди самых напастей быть славнее всех? Итак не будем унывать во время искушений. Никто из любящих увеселения, беспечно почивающих и услаждающихся, никто из проводящих жизнь изнеженную и рассеянную не может быть общником Христу. Но кто проводит жизнь среди скорбей и искушений и ходит тесным путем, тот близок к Нему. Он ведь и Сам шествовал тем же путем, - почему сказал: "Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову" [Сын человеческий не имать где главы подклонити] (20 И говорит ему Иисус: лисицы имеют норы и птицы небесные - гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову.Мф. 8:20). Итак, не печалься, если терпишь скорби, помышляя, кому ты через них приобщаешься, как ты очищаешься чрез искушения и какую великую получаешь от них пользу. Подлинно, нет ничего тяжкого и печального, кроме оскорбления Бога. Если же этого нет, то ни скорби, ни козни, ни что другое не может опечалить богомудрой души. Напротив, как малая искра, брошенная в великую морскую бездну, тотчас же угасает, так точно и всякая печаль, даже самая великая, приразившись к благой совести, легко рассеивается и тотчас исчезает. Потому-то и Павел всегда радовался, что всегда подвизался в делах, угодных Богу, и даже не замечал постигавших его великих зол; хотя он и чувствовал скорбь, как человек, но не падал духом. Так и великий патриарх не переставал радоваться, хотя и постигали его многие огорчения. Посмотри: он лишился отечества, принужден был предпринять длинное и многотрудное путешествие; пришедши на чужую землю, не имел на ней и одной пяди собственности; здесь, опять, встретил его голод и заставил переселяться с одного места на другое; за голодом последовали похищение жены, страх смерти, бесчадие, война, опасности, злоумышление соседей, и наконец сильнейшая из всех скорбей – тяжкое и нестерпимое заклание единородного и любимого сына. Беспрекословно он повиновался Богу; но не подумай поэтому, что он и переносил все это равнодушно. Хотя бы он был и в высшей степени праведник, каков он был и действительно, все же он был человек и подвержен немощам естества человеческого. И однако ничто не могло сразить его; он устоял, как мужественный ратоборец, после каждого искушения увенчиваясь победным венцом. Так и блаженный Павел, видя тучи искушений, каждодневно на него находящих, среди них, как бы среди рая, утешался, радовался и веселился. Но как радующийся этою радостью не может быть пленен унынием, так напротив, не стяжавший ее делается легко уловимым для всякой скорби, и претерпевает то же, что и худо вооруженный, которого и легкий удар уязвляет. Напротив, тот, кто хорошо отовсюду вооружен, удобно отражает всякий направленный против него удар. Радость же по Боге сильнее всякого оружия, и кто имеет ее, того ничто не может привести в уныние и малодушие; напротив, он все переносит мужественно. Что может быть хуже огня, что лютее непрестанных мучений? Хотя бы кто лишился бесчисленных богатств, или детей, или другого чего подобного, но это (огонь и мучения) нестерпимее всех скорбей. "Кожу, - сказано, - за кожу, а за жизнь свою отдаст человек все, что есть у него" [Кожу за кожу, и вся, елика имать человек, даст за душу свою] (4 И отвечал сатана Господу и сказал: кожу за кожу, а за жизнь свою отдаст человек все, что есть у него;Иов. 2:4). Так, ничего нет тягостнее мучений; но радость по Боге и для слуха нестерпимые мучения делает сносными и даже приятными. И если бы ты снял с дерева или со сковороды едва-едва дышащего мученика, ты нашел бы в нем такую радость, какой и изобразить невозможно. Но скажут: "как могу я страдать теперь, когда прошло время (подвигов) мученичества? Что ты говоришь? Разве теперь прошло время мученичества?" Оно никогда не проходит, напротив – всегда перед нашими глазами, если только мы бодрствуем. Ведь не повешение только на дереве делает мучеником. Если бы так было, то Иов остался бы без венца мученического. Он не стоял пред судилищем, не слыхал голоса судии, не видал мучителя, не был строгаем по ребрам, повешенный и поднятый на дерево. И однако он страдал более, нежели многие мученики; сообщения вестников, приходивших друг за другом, нестерпимее всякого удара поражали его и прободали со всех сторон; а уста червей лютее множества палачей отовсюду терзали его. 5. Итак, с каким мучеником не может он сравняться? Подлинно (он равен) с бесчисленно многими. Он отовсюду выдерживал борьбу и собирал венцы - и от потери имущества, и от погибели детей, и гниения тела, и от укоров жены, и от друзей, и от врагов, и даже от рабов своих, - потому что и те плевали на лице его, - и от голода, и от сновидений, и от мучительной боли, и от зловония. Вот почему я и сказал, что он может равняться не с одним, не с двумя, не с тремя, а с бесчисленным множеством мучеников. Кроме сказанного, и самое время дает великое преимущество венцам его, потому что он терпел эти скорби прежде закона и благодати, терпел в продолжение многих месяцев, и все в высшей степени, притом же все эти несчастия обрушились на него вдруг, тогда как каждое из них и само по себе нестерпимо, не исключая даже и потери стяжаний, которая, по-видимому, (не)сноснее других зол. В самом деле, многие перенесли удары, а потери имущества не перенесли; напротив, предпочитали лучше терпеть бичевание и множество других мучений, нежели уступить что-нибудь из своих стяжаний, так что потерю их считали для себя самым тяжким ударом. Таким образом, и потеря имущества есть некоторый род мученичества для того, кто мужественно ее переносит. Но как, скажешь, перенести мужественно такие потери? Ты научишься этому, когда узнаешь, что через одно слово благодарности ты приобретешь больше, чем потерял. В самом деле, если, услышав о погибели наших благ, мы не смутимся, а скажем: "Благословен Бог", - то этим приобретем гораздо большее богатство. И действительно, не столько ты получишь пользы, тратя свое богатство на неимущих, всюду обходя и ища бедных, расточая все, что имеешь, алчущим, сколько приобретешь одним этим словом. Вот почему я не столько удивляюсь Иову, отверзавшему для бедных дом свой, сколько изумляюсь и с удивлением восклицаю, видя, как он с благодарением переносил потерю своих стяжаний. То же самое можно приложить и к потере детей. И здесь ты можешь получить не меньшую награду, чем и тот, который возложил на жертвенник и готов был заклать сына своего, если, видя умирающим свое детище, будешь благодарить человеколюбивого Бога. В самом деле, поступающий так чем будет ниже Авраама? Авраам еще не видел (сына своего) лежащего мертвым, но только готовился к этому, так что если он и имеет преимущество в том отношении, что хотел принести в жертву (сына своего), протянул руку и взял нож, то, с другой стороны, он уступает в том отношении, что здесь лежит уже мертвый сын. Кроме того, Авраама ободряла уверенность, что он совершает доблественный поступок, и что славный этот подвиг есть дело собственного его мужества; да и глас с неба, им слышанный, воодушевлял его к этому подвигу; здесь же, напротив, нет ничего подобного. Вот почему тому, кто видит распростертого и лежащего во гробе единородного сына своего, воспитанного в богатстве и подававшего добрые надежды, нужно иметь адамантовую душу, чтобы кротко перенести постигшее его несчастие. И если таковой, укротив естественное волнение, сможет без слез сказать с Иовом: "Господь дал, Господь и взял" [Господь даде, Господь отъят] (1:21), то за одно это слово встанет в ряд с Авраамом и вместе с Иовом будет прославляем. И если, остановив вопли жен и воспретив клики плачущих, обратит всех к славословию Бога, то получит бесчисленные почести и от Бога и от людей: люди будут ему удивляться, ангелы рукоплескать, Бог увенчает его славою. 6. Но как могу я не плакать, скажешь ты, когда я человек? (Можешь), если подумаешь о том, что и патриарх, и Иов, будучи оба людьми, ничего подобного не испытали, и притом еще живя оба прежде закона и благодати, и не зная еще тех богомудрых законов, какие у нас; если сообразишь, что умерший переселился в лучшую страну и перешел к лучшему наследию, и что ты не потерял сына, а только препроводил его в безопаснейшее жилище. Итак, не говори: "Я не могу уже называться отцом". Почему тебе не называться отцом, когда сын твой жив? Разве ты потерял детище? Разве ты погубил сына? Напротив, приобрел его, и с большею безопасностью владеешь им. Чрез это ты не здесь только будешь называться отцом, но и на небе, и не только не потерял имени отца, но приобрел право на еще большее наименование: ты будешь называться отцом уже не смертного сына, но бессмертного, отцом мужественного воина, вечно пребывающего в доме Божием. Не думай, что он уже и погиб, если не стоит пред тобою. Ведь если бы он находился теперь в путешествии, то его телесное отсутствие не прекратило бы между вами родственной связи. Не останавливай же своих взоров на лице лежащего, потому что возбудишь этим в себе страдание; но возведи мысль твою от лежащего к небу. Не этот лежащий труп есть сын твой, но тот, который отлетел и восшел на неизмеримую высоту. Итак, когда видишь закрытые глаза, сомкнутые уста и неподвижное тело, не о том помышляй, что эти уста уже не говорят, эти глаза уже не видят, эти ноги уже не ходят, и все обращается в тление, - не так говори, а совершенно напротив: эти уста будут говорить лучше, эти глаза увидят больше, эти ноги понесутся на облаках, это разрушающееся тело облечется в бессмертие, и я опять получу сына, но светлейшего. Если же видимое тобою печалит тебя, то скажи себе: это – одежда, и он скинул ее для того, чтобы опять получить ее же, но более многоценную, это – дом, но он разрушается для того, чтобы стать светлее. Подобно тому как мы, когда хотим очистить дом, не дозволяем оставаться внутри его живущим в нем, чтобы предохранить их от пыли и от шума, но велим на некоторое время выйти; когда же совсем устроим дом, тогда опять безбоязненно вводим их, - так делает и Бог: разрушив гнилую храмину усопшего, Он взял его в Свой отеческий дом, даже к Себе, чтобы после, как она разберется и вновь перестроится, опять отдать ему ее в лучшем и светлейшем виде. Итак, не говори, что он погиб, и что не будет его более; это слова неверующих; но говори: он спит и восстанет; он отправился в путь и возвратится с Царем. Кто так говорит? Тот, кто имеет в себе говорящим Христа. "Ибо, если мы веруем, - говорит (апостол), - что Иисус умер и воскрес и живет, то и умерших чрез Иисуса Бог приведет с Ним" [Аще бо веруем, яко Иисус умре и воскресе тако Бог и умершия приведет с ним] (14 Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним.1 Фес. 4:14). Итак, если ты ищешь сына, ищи его там, где находится Царь, где воинство ангелов, не в гробе, не в земле, чтобы, тогда как он вознесен на такую высоту, тебе самому не остаться поверженным на земле. Если мы таким образом будем любомудрствовать, то легко преодолеем всякую подобную печаль. Бог же щедрот и Отец всякия утехи утешит сердца всех нас, и подобными скорбями и другими печалями одержимых, дарует нам избавление от всякого уныния, и сподобит нас стяжать духовную радость и получить будущие блага, которых и да сподобимся все мы достигнуть благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

Он называет утешением созерцание, что значит «видение души». Ведь видение рождает утешение.

Источник

Слова подвижнические, PR 544.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

περισσεύει praes. ind. act. от περισσεύω изобиловать, течь через край, πάθημα страдание, τοΰ Χριστού gen. sing., подразумевается: необходимо следовать за Христом, то есть испытывать Его страдания. В этом тоже ученики должны были быть подобны Учителю (Hughes; Martin).

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

Некоторые иудеи говорили о «мессианской боли» как о периоде великих испытаний для народа Божьего в конце времен, и комментаторы, естественно, читали фразу «умножаются в нас страдания Христовы» с этих позиций (Павел, по-видимому, имеет в виду то же самое и в 22 Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне;Рим. 8:22,23). Но, скорее всего, здесь имеется в виду не только этот образ. Иудеи также верили, что они должны пройти все испытания, как это было с их предшественниками. Они были избраны в Аврааме, искуплены в своих предках при исходе из Египта и т. д. Павел верил, что последователи Иисуса еще более приобщились к Его кресту через живущего в них Духа Святого. Греческие философы часто говорили, что нужно научиться игнорировать боль; Павел учил, что боль должна побудить человека с доверием обратиться за помощью к Христу.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

как умножаются в нас страдания Христовы. Эти слова означают не то, что мы можем добавить что-либо к совершенному Христом делу искупления (11 На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет.Ис. 53:11; 30 Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух.Ин. 19:30; 26 иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира; Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею.27 И как человекам положено однажды умереть, а потом суд,28 так и Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение.Евр. 9:26-28), но что Бог призывает нас пострадать за Христа и, тем самым, последовать Его путем (21 Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его.1 Пет. 2:21; 17 А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться.Рим. 8:17; 24 Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь,Кол. 1:24; 2 взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия.Евр. 12:2, 3). Поскольку верующие находятся в единстве со Христом и являются членами Его тела, их страдания и даруемое во Христе Иисусе утешение можно рассматривать как результат единства с Ним (10 чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его,Флп. 3:10, 11). Здесь выражен принципиальный момент учения Павла: то, что пережил Христос, особенно Его страдания, смерть и воскресение, для христиан является примером, помогающим им, как членам тела Христова, осмысливать свои собственные страдания и переживания.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

Если по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше, то мы должны с полнейшей готовностью обрекать себя на страдания. Пусть они чрезмерно отягчают нас, желающих преизбыточного утешения от Христа, которым все плачущие действительно утешатся (4 Блаженны плачущие, ибо они утешатся.Мф. 5:4), но, конечно, не в равной мере. Если бы утешение было равномерным, то не было бы написано: по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше. Причастные страданиям соразмерно страданиям, которым они причастны для Христа, будут причастны и утешению. Этому научает вас тот, кто в полной уверенности говорил: Мы знаем, что вы участвуете как в страданиях, так и в утешении.

Источник

Увещание к мученичеству 42, TLG 2042.007, 42.1-11.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

Верно ли, однако, что Апостол и его спутники получают утешение от Бога? Да, это совершенная правда, и утешение это становится все изобильнее, по мере того как увеличиваются страдания Апостола и его спутников. — Страдания Христовы. Это не страдания за Христа или ради Христа, но страдания Христа, которые переносит каждый страдающий за Евангелие, или такие, какие испытал при проповедании Своего Евангелия Сам Христос (ср. 22 Иисус сказал в ответ: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь? Они говорят Ему: можем.Мф. 20:22; 10 чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его,Флп. 3:10; 24 Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь,Кол. 1:24). Некоторые из древних церковных толкователей (Злат., Феофилакт и др.) видят здесь страдания, какие терпит Сам Христос в Своих членах, т. е. верующих. Но мысль о продолжающихся и теперь страданиях Христа противоречит идее Его прославления.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

И о страданиях, и об утешении употребил слово «избыточествует», показывая великость и страданий, и утешения.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

Выставляет причину, почему не должно сомневаться, что они точно могут утешать находящихся во всякой скорби. Не сомневайтесь, говорит, в этом; ибо у нас как скорби с избытком, так и утешения с избытком; больше всех скорбим, больше всех и утешения подает нам Бог. У нас его много в запасе; скорби — для нас, а утешения — для вас. Сказав, что страдания у нас с избытком, Апостол не остановился на этом одном; "но дабы не привести в уныние учеников слишком сильным описанием своих бедствий, показывает и великое богатство утешения, и, таким образом, ободряет их дух; и не только сим ободряет их, но и тем, что поминает о Христе, говоря о своих страданиях, что они суть страдания Христовы, и, таким образом, прежде всякого другого утешения извлекает утешения из самых скорбей. Ибо что может быть приятнее сего, быть общником Христу и ради Его терпеть страдания? Что может равняться с сим утешением?" (святой Златоуст). Страдания назвал Апостол Христовыми, потому что они были за Христа, за слово Его и за дело проповеди о спасении всех в Господе Иисусе Христе. Еще более можно сказать: страдания за Христа суть Христовы, потому что Он Себе их присвояет, считает их Своими. Он однажды пострадал всеобъемлющим страданием; страждущие за Него вступают в спострадание Ему, в чем, как нередко уверяет Апостол, и состоит таинство нашего спасения. Причащение страданиям Христовым вводит, причастие и жизни Его, а в этом все. Поставив так близко страдания за Христа к страданиям Христовым, Апостол в этом общении со Христом чрез страдания указывает и источник утешения. Страдая за Христа, вступаем в общение страданий Христовых; но как Христос теперь во блаженной славе, то естественно чрез Христа избыточествовать утешениям, несмотря на скорбность, или в самой скорбности, так что скорбность остается только совне, внутри же царствует одно утешение, и иначе сему быть нельзя. Это не помышлениями какими утешительными производится в сердце, а утешение, помимо всяких усилий ума и самоутешительных соображений, льется в душу от лица Христа Господа и, водворяясь в ней, преисполняет ее. Христом, говорит, избыточествует утешение наше, – избыточествует и над страданиями и поглощает их. Так понимает святой Златоуст: "Апостол прославляет человеколюбие Господа еще и тем, что говорит: мы гораздо более утешаемся, нежели сколько скорбим. Поелику не сказал, что утешение равно страданиям, но утешение, говорит, избыточествует, так что время подвигов есть вместе и время преизбытка утешения. Оттого страждущие за Христа никого не боятся и не трепещут, и среди самых напастей бывают спокойнее и радостнее всех: ибо они тут же сподобляются бесчисленных утешений от Самого Христа".

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 5-5

Не унывай, говорит, никто, кто слышит о скорбях и страданиях, ибо в той мере, как они умножаются, увеличиваются и утешения. Не просто также сказал: страдания, но Христовы, чтобы и этим воодушевить коринфян. Христовы суть страдания те, которые мы претерпеваем и чрез то становимся общниками Ему в страданиях. Поэтому величайшим утешением для тебя да будет то самое, что ты переносишь скорби Христовы и не их только, но большие. Ибо, говорит, умножаются в нас страдания Христовы: то есть мы терпим больше нежели сколько претерпел Христос. Чувствуя однако, сколь великое сказал, смягчает то же самое, говоря: умножается Христом и утешение наше, ибо все относит к Нему. И не сказал, что утешение равно скорбям, но умножается, – гораздо больше скорбей.