yandex

2-ое послание к Коринфянам ап. Павла 1 глава 12 стих

Стих 11
Стих 13

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

Лучший отзыв сделан о Катоне1. О нем Саллюстий говорит: «Чем менее он искал славы, тем более она следовала за ним»2. Слава, которой они страстно желали, представляет собой суждение людей, хорошо думающих о людях. Поэтому лучше та добродетель, которая не удовлетворяется судом человеческим, а только судом своей собственной совести. Соответственно этому апостол говорит: Ибо похвала наша сия есть свидетельство совести нашей. И в другом месте: Каждый да испытывает свое дело, и тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом (4 Каждый да испытывает свое дело, и тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом,Гал. 6:4). Итак, не добродетель должна гнаться за славой, честью и властью, которых они желали для себя и которых добрые люди старались достигнуть добрыми искусствами, а напротив - они должны гнаться за добродетелью. Единственно истинная добродетель есть та, которая стремится к той цели, в которой заключается благо человека, не имеющее в сравнении с собой ничего лучшего. Поэтому и почестей, которых Катон просил, он не должен был просить, а их само общество должно было дать ему за его добродетель, без его просьбы.

Примечания

  • 1 Катон Младший (95-46 до н.э.) - римский аристократ и политический деятель.
  • 2 См. Саллюстий, О заговоре Катилипы 54.

Источник

О граде Божием 5.12, CCSL 47:145

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

То, что Бог услышал молитву коринфских христиан о Павле и избавил от неизбежной гибели, указывает на единство жизни апостола и учеников, установленное по Божьему промыслу, на их нерасторжимое целое. Обозначив эту связь между собой и коринфянами, Павел посвящает ей последующее повествование. Всё послание пронизано осмыслением отношений апостола Павла с коринфской общиной и их нерасторжимого единства в связи с деятельностью иудеохристиан, которые «очерняли» Павла и настаивали, чтобы Коринфская церковь прекратила с ним общение и перестала ему подчиняться. Апостол начинает отвечать своим противникам с утверждения, что его жизнь протекает в святости и чистоте и может вызывать лишь уважение и похвалу. При этом для него не так важна оценка другими людьми внешней стороны его жизни, сколько значимо состояние его совести, которая знает то, чего не видят люди. В принятии решений он руководствуется не человеческой мудростью (которую он именует «плотской»), а благодатью Божией: «Ибо в том похвала наша, свидетельство совести нашей, что мы в святости и чистоте Божией, не в мудрости плотской, но в благодати Божией прожили в этом мире, особенно же с вами»

Источник

Александр Прокопчук прот. Послания святого Апостола Павла. Комментарии и богословие. М.: ПСТГУ, 2019. С. 89-90

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

То есть слава совести, о которой говорит апостол, в ее простоте и искренности. И поскольку следующее относится к учению Божию, он добавил: не по плотской мудрости, но по благодати Божией, - чтобы показать, что они выказали свободную совесть не от мудрости человеков, но от предания евангельского. В предыдущем послании апостол осудил мудрость человеков и здесь намекает на то же в отношении утверждения веры на лицемерной мудрости человеческой (4 И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы,1 Кор. 2:4), и проповедников последнего рода он обличает двояким образом в мудрости человеческой: во-первых, поскольку они проповедовали близко к мирскому смыслу слов, дабы ненароком не задеть слушателей; во-вторых, промысел свой так вели, что старались для стяжания по плоти. И по этой причине апостол Павел не захотел принять содержание от коринфян.

Источник

На Послания к Коринфянам, PL 17:278 ас.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

Итак, продолжим чтение первой главы Второго послания к Коринфянам. Далее апостол оправдывается перед Коринфской церковью, почему он задерживает свой приход к ним.

«Ибо похвала наша сия есть свидетельство совести нашей, что мы в простоте и богоугодной искренности, не по плотской мудрости, но по благодати Божией, жили в мире, особенно же у вас. И мы пишем вам не иное, как то, что вы читаете или разумеете, и что, как надеюсь, до конца уразумеете, так как вы отчасти и уразумели уже, что мы будем вашею похвалою, равно и вы нашею, в день Господа нашего Иисуса Христа. И в этой уверенности я намеревался придти к вам ранее, чтобы вы вторично получили благодать, и через вас пройти в Македонию, из Македонии же опять придти к вам, а вы проводили бы меня в Иудею. Имея такое намерение, легкомысленно ли я поступил? Или, что я предпринимаю, по плоти предпринимаю, так что у меня то “да, да”, то “нет, нет”? Верен Бог, что слово наше к вам не было то “да”, то “нет”. Ибо Сын Божий, Иисус Христос, проповеданный у вас нами, мною и Силуаном и Тимофеем, не был “да” и “нет”; но в Нем было “да”, — ибо все обетования Божии в Нем “да” и в Нем “аминь”, — в славу Божию, через нас. Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог, Который и запечатлел нас и дал залог Духа в сердца наши. Бога призываю во свидетели на душу мою, что, щадя вас, я доселе не приходил в Коринф, не потому, будто мы берем власть над верою вашею; но мы споспешествуем радости вашей: ибо верою вы тверды» (12 Ибо похвала наша сия есть свидетельство совести нашей, что мы в простоте и богоугодной искренности, не по плотской мудрости, но по благодати Божией, жили в мире, особенно же у вас.13 И мы пишем вам не иное, как то, что вы читаете или разумеете, и что, как надеюсь, до конца уразумеете,14 так как вы отчасти и уразумели уже, что мы будем вашею похвалою, равно и вы нашею, в день Господа нашего Иисуса Христа.15 И в этой уверенности я намеревался придти к вам ранее, чтобы вы вторично получили благодать,16 и через вас пройти в Македонию, из Македонии же опять придти к вам; а вы проводили бы меня в Иудею.17 Имея такое намерение, легкомысленно ли я поступил? Или, что я предпринимаю, по плоти предпринимаю, так что у меня то "да, да", то "нет, нет"?18 Верен Бог, что слово наше к вам не было то "да", то "нет".19 Ибо Сын Божий, Иисус Христос, проповеданный у вас нами, мною и Силуаном и Тимофеем, не был "да" и "нет"; но в Нем было "да", -20 ибо все обетования Божии в Нем "да" и в Нем "аминь", - в славу Божию, через нас.21 Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог,22 Который и запечатлел нас и дал залог Духа в сердца наши.23 Бога призываю во свидетели на душу мою, что, щадя вас, я доселе не приходил в Коринф,24 не потому, будто мы берем власть над верою вашею; но мы споспешествуем радости вашей: ибо верою вы тверды.2 Кор. 1:12—24).

Апостол говорит, что похвала их есть свидетельство совести, и они гордятся этим. Они жили в чистоте и простоте Божией, а не в мудрости плотской. Благодатью Божией они повели себя в мире, особенно же с коринфянами. Главная похвала апостола — одобрение его совести.

Здесь очень интересная мысль была высказана святым Блаженным Августином, он пишет так: «Лучший отзыв сделан о Катоне. О нем Саллюстий говорит: “Чем меньше он искал славы, тем скорее она следовала за ним”. Слава, которой они страстно желали, представляет собой суждение людей, хорошо думающих о людях. Поэтому лучше та добродетель, которая не удовлетворяется судом человеческим, а только судом своей собственной совести».

Итак, не добродетель должна гнаться за славой, а слава должна гнаться за добродетелью. Не надо искать добрых дел, чтобы тебя потом похвалили. Надо просто делать добрые дела. Самое главное одобрение, которое есть у человека, — одобрение собственной совести. Все остальные одобрения бессмысленны. Поэтому апостол говорит, что единственное, чем он хвалится, — это то, что одобряет его совесть. По благодати Божией они пребывают в Его мудрости и говорят то, что повелевает Бог, а не пытаются обмануть людей. К сожалению, многие люди думают, что для проповедей или каких-то церковных целей можно поступать вопреки воле Божией. Апостол опровергает это: когда делаешь дело Божие — выполняешь миссию православия, проявляешь милосердие, возносишь молитву или делаешь какие-то иные добрые дела, — ты не имеешь права использовать злые средства. Добрые дела нужно делать просто и по мудрости Бога, а не в ухищрениях людей. К сожалению, мы часто ориентируемся на земные вещи, на земную славу. А она летит как ветер: дунул — и ничего не осталось. Слава проходит — и от человека ничего хорошего не остается. Поэтому, говорит апостол, нужно искать одобрения от совести, которая должна быть в простоте и чистоте Божией. Перед Богом нужно говорить просто, без всяких ухищрений и придумок. Так и поступали апостолы.

Источник

Даниил Сысоев свящ. Если плохо тебе — помоги ближнему Беседы на Первое и Второе Послания апостола Павла к Коринфянам. В 12 т. - Т. 8. Глава: Если плохо – помоги ближнему

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

Павел назвал плотской мудростью мудрость в чувственных вещах, и кто обладает ею, тот не вмещает мудрость духовную, почитая ее безумием.

Источник

Фрагменты, TLG 2102.028, 17.4-5.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

Ибо похвала наша идет не от других, не знающих нас, но похвала наша есть свидетельство совести нашей о том, что в святости тела и души, ничем не оскверняемой, и в правде, не причастной пороку лицеприятия (слав.: чистоте, русск.: искренности), и в благодати, которую мы распространяли милосердно на всех, — вот эти-то все качества проявляли мы, когда обращались в мир, — не в мудрости платяной являлись мы, то есть не с лицемерием или человеческой хитростью. Нигде к таким средствам не прибегали мы, и тем менее у вас.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

Не в мудрости плоти. Апостол разумеет здесь не красноречие, а лукавство, и подразумевает тех обманщиков, которые искажали проповедь (Феодорит).

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

Здесь (апостол) открывает нам еще другое, не только немаловажное, напротив очень важное средство к утешению, могущее ободрить душу, потопляемую бедствиями. Так как он сказал: «Бог... избавил нас» («избавил ны есть»), и все дело приписал щедротам Божиим и молитвам коринфян, то, чтобы не сделать чрез это своих слушателей беспечными, если они будут возлагать упование свое только на милосердие Божие и молитвы других, он далее показывает, что и сами (апостолы) немало сделали со своей стороны. На такое участие свое (апостол) и выше указал, когда говорил: «Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше» («якоже избыточествуют страдания Христова..., избыточествует и утешение наше») (5 Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше.2 Кор. 1:5). Но здесь он высказывает еще другую свою добродетель. Какую же? Ту, что: «Мы, — говорит, — где ни жили, везде поступали по чистой и искренней совести. А это немало служит к успокоению и утешению нашему, и не только к утешению, но и к другому, что гораздо более утешения, — к похвале». Так говорил (апостол верующим) как для того, чтобы и их научить не упадать духом в скорбях, но радоваться, если только будут иметь чистую совесть, так, отчасти, и для того, чтобы обличить пред ними лжеапостолов. И как в первом послании говорил он: «Христос послал меня не крестить, а благовествовать, не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова» («посла мене Христос... благовестити не в премудрости слова, да не испразднится крест Христов») (17 Ибо Христос послал меня не крестить, а благовествовать, не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова.1 Кор. 1:17), и: «чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией» («да вера ваша не в мудрости человеческой, но в силе Божией будет») (5 чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией.1 Кор. 2:5), так и здесь говорит: «не в мудрости, но благодатию Божиею». Кроме того, словом «не в мудрости» он намекает и на нечто другое, т. е. не обманом и обольщением; и таким образом посрамляет мирское научение. «Похвала наша, — говорит, — есть свидетельство совести нашей», т. е., когда совесть наша не имеет причины осуждать нас как преступников, преследуемых за худые дела. «Хотя бы, — говорит, — мы терпели бесчисленные бедствия, хотя бы нам отовсюду угрожали нападения и опасности, для нашего утешения, и не только для утешения, но и для получения венца, достаточно одного свидетельства чистой совести — что мы терпим эти бедствия не за какое-нибудь преступление, но за угодное Богу, за добродетель, за истинное любомудрие и за спасение многих». Итак, первое утешение (о котором выше говорил апостол) проистекало от Бога; а это (о котором теперь говорит) от них самих, и было плодом чистой их жизни. Потому-то и похвалою он называет это утешение, что оно было плодом их добродетели. В чем же эта похвала и что свидетельствует нам совесть наша? «В простоте и богоугодной искренности» («Яко в простоте и чистоте»), — т. е., ничего не делали коварно, или лицемерно, или притворно, или из лести, или злонамеренно, или для обмана и обольщения, или по другим подобным побуждениям; но поступали всегда со всякой свободою, простотою, истиною, в чистоте и незлобии сердца, с бесхитростною душою, не имели ничего, что бы нужно было скрывать, ничего зазорного. «Не по плотской мудрости» («не в мудрости плоти»), т. е., без коварства и лукавства, без изысканных слов и хитросплетенных умствований — это именно он и называет плотскою мудростью. Итак, чем (лжеапостолы) надмевались, то именно он отвергает и презирает, явно показывая этим, что плотское мудрование недостойно похвалы, и что сам он не только не ищет его, но еще стыдится и отвращается. «Но по благодати Божией жили в мире» («но благодатию Божиею жихом в мире»). Что значит: «по благодати Божией»? Значит — премудростью и силою, данными нам от Бога, проявляемыми в чудесах и победе над мудрецами, риторами, философами, царями и народами, несмотря на то, что мы люди грубые и ничего не заимствовали от мирской мудрости. И немаловажное это было утешение и похвала — в сознании, что они действовали не человеческою силою, но совершали все благодатью Божией. «В мире». Так было не в Коринфе только, но и по всей вселенной. «Особенно же у вас» («Множае же у вас»). Что «особенно же у вас»? — «по благодати Божией жили». «У вас мы совершали, — говорит, — больше чудес и знамений, большую соблюдали осторожность и заботились о безукоризненном образе жизни». (Апостол) и это называет благодатью Божией, ей же приписывая и собственные подвиги. Там (в Коринфе) он совершил сверхдолжный подвиг, когда, щадя слабость коринфян, проповедывал у них Евангелие без всякого со стороны их возмездия.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

καύχησις хвала, похвальба. Окончание имени означает "действие похвалы", но в ст. 14 это слово означает "то, чем хвалятся" (RWP). μαρτύριον свидетельство, доказательство (Plummer). Это объяснение предыдущего ргоп. от αϋτη. συνείδησις совесть (15 они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую)Рим. 2:15). άπλότητι dat. sing, простота, откровенность. В защиту варианта прочтения άγιότητι святость см. Hughes; об общепринятом прочтении см. ТС, 575. ειλικρινεί«^ dat. sing, непорочность, искренность, чистота, искренняя вера (8 Посему станем праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины.1 Кор. 5:8; TLNT; об этимологии выражения "проверенный солнцем", "опробованный солнцем" см. GEW, 1:450; Hughes), τού θεού Бога. Возможно, субъектный gen., "простота и искренность, дарованная Богом" (Plummer). σαρκικός плотский. Плотская мудрость не является результатом действия Духа Святого, но принадлежит человеческой природе, темной и несовершенной, руководимой греховной похотью плоти (Meyer; см. 14 Ибо мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху.Рим. 7:14). аνεστράφημεν aor. ind. pass, от αναστρέφω pass, поворачиваться, вести себя, "жить практически по определенным принципам" (BAGD). Всегда используется с более подробным описанием поведения (MM; TLNT, 111-14). περισσοτέρως тз59) сотр. от περισσός тз56) изобильный; сотр. adv. более обильно, еще больше. Здесь в элативном значении: "особенно" (BAGD).

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

У Павла были причины для изменения планов Гостеприимство высоко ценилось в древности, и для хозяина принять важного гостя считалось честью. То, что Павел изменил свои планы, могло означать, что он нарушил свое слово, и это свидетельствовало не в его пользу: тем самым, он обидел хозяев. Ораторы рекомендовали для собственной защиты разряжать обстановку, чтобы аудитория могла более благосклонно воспринимать серьезные вещи (гл. 10-13). Во многих древних письмах внимание фокусировалось на хвале или обвинении; многие моралисты одновременно и бранили, и поощряли своих учеников. Обычно быпо принято начинать речь или письмо с комплиментов, которые способствовали установлению более открытого контакта со слушателями или читателями. Древние авторы иногда ненавязчиво хвалили самих себя (напр., см. эссе Плутарха «Как ненавязчиво похвалить себя»), но Павел хвалится не собой, а своими учениками. В этот период высоконравственные люди обычно защищали свои побуждения, независимо от того, нападали на них или нет, поскольку было много шарлатанов; но если гл. 10—13 являются частью 2 Кор. (см. введение), то Павел здесь уже защитил себя от реальных противников.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

похвала. Павел "хвалится" не собственным умением, а чистой совестью и праведной жизнью. Это заслуга не его, а Бога, результат "благодати Божией". Павел за все воссылает хвалу Богу.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

Свою внешнюю жизнь христианин строит не на основе общественных порядков, а на законе Божьем. Почему? Потому что общественные человеческие нормы не всегда правильны: они могут отступать от заповедей Господних. Это видим в настоящее время. Мне пришлось слышать такой печальный факт. Один интеллигентный человек, православный по крещению и воспитанию, юрист, когда его спросили, в какой церкви венчалась его дочь, ответил удивленно: «Что вы! Это теперь не принято, моя дочь венчалась гражданским браком!» И не хочет понять этот неверующий отец, что юную свою дочь, тоже христианку по крещению, он толкнул на сожитие, но не на брак, потому что по учению Церкви Божией, не венчанный церковным браком и живущий плотской жизнью квалифицируется как блудник. Конечно, если ты не христианин, то для тебя необязательны христианские законы, и ты живешь, как сам знаешь. Но если ты христианин, то всю свою жизнь ты должен строить по нормам христианским, которые для тебя обязательны и отказаться от коих ты не должен, даже если угрожает тебе самая смерть. Особенность православных пастырей и апологетов Православной Церкви в том, что при сравнении их с еретиками и раскольниками, православные труженики Христовы действуют всегда открыто; истины Божии возвещают ясно, не прибегая к лукавым извращениям, пороки людские бичуют прямо, скорбя о грехах своих и ближних и не замалчивая их; в отношении к сильным мира сего — не употребляют никакой дипломатии; к инакомыслящим — строги и обличительны, но не прибегают к внешней силе. Конечно, не все так поступают из православных. Бывают здесь и извращения. Но принципы деятельности, нормы поступков служителей Церкви Православной именно таковы, основанные на открытом пред Богом и людьми делании Христовом в мире... Не таковы еретики и раскольники, например католики или обновленцы, в своих религиозных делах. Они всегда действуют скрыто. Об их жизни личной, часто необычайно развращенной и преступной, посторонний редко знает, напротив, людям кажутся они порядочной жизни… О жизни и деятельности иезуитов говорит нам беспристрастная история: о делах и принципах обновленцев всякий знает из современной жизни. Господь нас учил распознавать истинных пастырей от лживых по их плодам. Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы? Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые (15 Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные.16 По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?17 Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые.Мф. 7:15—17). Смотрите же, возлюбленные, внимательно: где истинный пастырь Христов, а где лжепастырь и хищные волки!.. Говорил Господь Давиду и Соломону, сыну его: «в доме сем и в Иерусалиме, который Я избрал из всех колен Израилевых, Я полагаю имя Мое на век; и не дам впредь выступить ноге Израильтянина из земли, которую Я дал отцам их, если только они будут стараться поступать согласно со всем тем, что Я повелел им, и со всем законом, который заповедал им раб Мой Моисей». Но они не послушались; и совратил их Манассия до того, что они поступали хуже тех народов, которых истребил Господь от лица сынов Израилевых (7 И поставил истукан Астарты, который сделал в доме, о котором говорил Господь Давиду и Соломону, сыну его: "в доме сем и в Иерусалиме, который Я избрал из всех колен Израилевых, Я полагаю имя Мое на век;8 и не дам впредь выступить ноге Израильтянина из земли, которую Я дал отцам их, если только они будут стараться поступать согласно со всем тем, что Я повелел им, и со всем законом, который заповедал им раб Мой Моисей".9 Но они не послушались; и совратил их Манассия до того, что они поступали хуже тех народов, которых истребил Господь от лица сынов Израилевых.4 Цар. 21:7—9). Каково было назначение Израиля, избранного Божьего народа, в отношении к окружающим его языческим народам? Израиль должен был быть путеводителем их к богопознанию, светом для находящихся во тьме идолопоклонства, как имеющий в законе Божьем образец ведения и истины (19 и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме,20 наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины:Рим. 2:19—20). Когда народ Израильский находился под руководством благочестивых царей, он делал угодное Богу, хранил заповеди Господни, бегал идолопоклонства и языческих мерзостей: для соседей язычников он тогда служил мерилом жизни и мерилом истины. Но при нечестивых наставниках Израиля, отступниках от Бога, народ избранный начинал отставать от Бога и уклонялся в идолослужение, разврат и в своем нравственном падении опускался так низко, что оказывался хуже самих язычников! Не то же ли видим среди народа нашего? Какая миссия православного народа нашего? Ему от Бога вверено величайшее сокровище — святая православная вера, выше и ценнее чего нет ничего на свете. Эту святыню он не только должен хранить, но и утешать ею и остальные народы, как получивший пять талантов, пустить их в оборот. Русский народ призван сам жить по православным началам и другим народам открывать святое православие, даже до края земли (8 но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли.Деян. 1:8). А мы видим теперь среди народа нашего такое нравственное развращение, такое богохульство и кощунство, что окружающие нас магометане, евреи и даже язычники — буддисты удивляются, так как у них сего нет... Да, отнять веру у нашего народа — значит сделать его посмешищем в ряду других народов. Вера православная украшала народ наш, давала ему великую силу духа: смирение, терпение, любовь ко всем... Без веры он стал ленивым, необузданным, готовым совершить всякое преступление. На нем исполнялись прежние слова Спасителя: Вы — соль земли (13 Вы - соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям.Мф. 5:13): он был вождем духовным для всех народов — и языческих и еретических. А теперь, когда он потерял веру православную, не исполняются ли на нем другие слова нашего Господа: Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям (13 Вы - соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям.Мф. 5:13).    Дай, Господи, опомниться людям и понять им и убедиться, что православная вера — жизнь и радость вечная... В защиту Христианской веры

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

Ст. 12-24. Начиная свое самооправдание, Ап. прежде всего говорит, что он был всегда человеком искренним и теперь пишет Коринфянам, не имея никакой задней мысли. Затем он особенно подробно говорит относительно перемены в плане своего путешествия. Если он и не пришел в Коринф раньше, чем посетить Македонию — как обещано было Коринфянам, — то сделал это не по легкомыслию или в виду каких либо личных выгод, а по любви к Коринфянам, чтобы дать им время исправиться от некоторых недостатков и чтобы не быть вынужденным самому судить преступников против церковной дисциплины. Ибо. Ап. здесь выражает основание своей уверенности в том, что Коринфяне молились за него Богу. Он, действительно, заслуживает такой любви с их стороны. Если он хвалит себя (11 при содействии и вашей молитвы за нас, дабы за дарованное нам, по ходатайству многих, многие возблагодарили за нас.2 Кор. 1:11), то этим только свидетельствует о том, что действовал (с Тимофеем вместе) всегда откровенно (в простоте). В Богоугодной искренности — правильнее: в Божественной, какая дана ему Богом (ср. выражение: правда Божия в посл. к 17 В нем открывается правда Божия от веры в веру, как написано: праведный верою жив будет.Рим. 1:17). Не по плотской премудрости. — Это — премудрость, определяемая греховными похотями плоти (ср. 26 Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных;1 Кор. 1:26). В мире, т. е. в обширной области, где жили разные языческие народы, которых Ап. призван был быть просветителем.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

«Похваление бо наше сие есть, свидетелство совести нашея». Дерзновение же нам дает свидетельство совести. Но что сознаешь ты в себе? «Яко в простоте и чистоте.., [а] не в мудрости плоти, но благодатию Божиею жихом в мире, множае же у вас», то есть чему научены мы Божественною благодатию, то открыто предлагаем всем, не примешивая к тому ничего собственно своего. «Мудростию же плоти» называет здесь Апостол не красноречие, но лукавство и подразумевает оных обманщиков как искажающих проповедь и проповедующих, что им вздумается.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

Впереди выразил святой Апостол надежду, что Бог как избавлял их, так и всегда будет избавлять от всех бед. Но упования такого нельзя питать тому, у кого нечиста совесть. Только чистота совести дает такое дерзновение упованию, а без того оно замирает, как цветок на морозе. Об этом и говорит теперь Апостол; но это же самое послужило ему исходною точкою и для объяснения того, о чем намерен был говорить далее. Похваление бо наше, говорит, сие есть. Похваление - то, что пред сим сказал: наньже уповахом, яко и еще избавит (см. 10 всегда прося в молитвах моих, чтобы воля Божия когда-нибудь благопоспешила мне придти к вам,Рим. 1:10). Чтоб похвалиться так, я имею основание в свидетельстве совести. Похваление - здесь, следовательно, то же, что дерзновение. Феодорит пишет: - "Дерзновение же нам дает (на то, чтоб надеяться на избавление от опасностей) свидетельство совести". Или похваление означает внутреннее утешение. Бог избавлял и избавит; но пока придет избавление, ибо для сего есть свой термин, нас поддерживает, нам подает мужественное и благодушное перенесение прискорбностей сознание, что мы страждем безвинно. Святой Златоуст говорит: "Здесь Апостол открывает нам еще другое, не только не маловажное, напротив, очень важное средство к утешению, могущее ободрять душу и тогда, когда ее подавляют бедствия, показывает еще другую свою добродетель. Какую же? - Ту, что мы, говорит, где ни жили, везде поступали по чистой и искренней совести. А это не мало служит к успокоению и утешению нашему. Так говорит Апостол верующим для того, чтобы и их научить не упадать духом в скорбях, но радоваться, если только будут иметь чистую совесть. Похваление наше, говорит, свидетельство совести, то есть когда совесть наша не имеет причины осуждать нас, как преступников, преследуемых за худые дела. Ибо, говорит, хотя бы мы терпели бесчисленные бедствия, хотя бы нам отвсюду угрожали нападения и опасности; для нашего утешения достаточно одного свидетельства чистой совести, что мы терпим сии бедствия не за какое-нибудь преступление, но за благоугождение Богу, за добродетель, за истинное любомудрие и за спасение многих. Итак, первое утешение, о котором выше говорил Апостол, проистекало от Бога, а сие, о котором теперь говорит, от них самих и было плодом чистой их жизни. И потому, что сие последнее было плодом их добродетели, называет оное и похвалою своею". В чем же именно похвала, и что свидетельствовала совесть? Яко в простоте и чистоте Божией жихом. Жихом, ανεστραφημεν, вращались среди других, держали себя в сношениях с другими и действовали на них и пред ними. В простоте, απλοτητος, какая бывает у детей, бесхитростная, никаких замыслов не скрывающая, открытая вся как есть. В чистоте, ειλικρινεια, искренно, как на душе, так и вовне, ни слово, ни дело, ни мина и ничто внешнее наше не разнится с тем, что у нас на сердце. Божией - или Богоподобной, или Богу угодной (Феофилакт), или от Бога подаемой и как пред Богом являемой. Итак, Апостол говорит здесь: "Ничего не делали коварно, или лицемерно, или притворно, ни из ласкательства, или злонамеренно, или для обмана и обольщения, ни по другим подобным побуждениям; но поступали всегда со всякой свободою, простотою, истиною, в чистоте и незлобии сердца, искренно, от души; поелику не имели ничего, что бы нужно было скрывать, ничего зазорного" (святой Златоуст). Не в мудрости плоти. Плоть здесь - жизнь, которую отцы называют внешнею; мудрость сей жизни состоит в том, чтобы всячески ухитряться поддерживать добрые отношения к другим и благосостояние семейное, маскируя себя и тщательно прикрывая свои цели, которые все сосредоточиваются в том, чтобы жить всегда в собственное удовольствие, преследовать свои интересы и не ударять себя в грязь лицом, никого и ничего не щадя, что встречается как препятствие на пути, прикрывая, однако ж, и это благовидностию. Эта мудрость не имеет в виду ни добродетели, ни славы Божией, а лишь удовлетворение эгоизма, который и рождает ее, и питает, и совершенствует. Она и на словах хитра, а еще более хитра в ведении дел своих. Если б раскрыть все ее хитросплетения хоть в одном случае, изумились бы и не поверили, что человек сам может так ухитряться. Оттого есть у нас поговорка: лукавый его научил. Поговорка эта недаром,- она выражает истину. Могла ли показаться такая мудрость в духе Апостолов, преисполненных Духа Божия? Святой Павел и отрицает это, говоря: не в мудрости плоти мы всегда действовали, "то есть без коварства и лукавства, без изысканных слов и хитросплетенных умствований. Итак, чем лжеапостолы надмевались, то именно Апостол Павел отвергает и презирает, явно показывая сим, что плотское мудрование недостойно похвалы и что сам он не только не ищет, но еще стыдится и отвращается оного" (святой Златоуст). Но благодатию Божиею жихом в мире, то есть так жили, как внушала нам Божия благодать, как руководила нас и как действовала в нас. Жизнь во благодати, εν χαριτι, противоположна предыдущей жизни по мудрости плотской. Святые отцы различают три степени, или класса, жизни, в которых может по временам вращаться один и тот же человек. Одна - жизнь плотская, как указано пред сим: она называется жизнию нижеестественною, и даже противоестественною; другая - жизнь добродетельная, по требованиям совести, возможная даже и вне благодати: она называется естественною; третья - жизнь благодатная, зачинающаяся, зреющая и разнообразно проявляющаяся действием лишь благодати Божией: она называется вышеестественною и возможна только в истинном христианстве, составляя его отличительную черту. Она совершенно противоположна жизни по мудрости плоти. В ней ничего не делается для себя, а все во славу Божию и благо других; ничего также не делается по своим смышлениям, а все по внушению благодати, и что ни делается, делается не своими силами, а благодатию, которая собственные силы человека берет только как орудия для проявления своих действий. У кого она есть, те сознанием и сердцем живут в Боге едином, Который, живя в них, чрез них действует и вне их. Но где Бог, там уступают пределы естества; оттого такая жизнь не бывает без чудодействий. Особенно не могла она быть без того у Апостолов. Почему когда говорит святой Павел: благодатию Божиею жихом, то разумеет не только высоту, чистоту и отрешенность нравственную, но и проявление силы Божией чрез них. Святой Златоуст говорит на это: "Что такое благодатию Божию? - То есть премудростию и силою, данными нам от Бога, доказывая оные чудесами, и победою, которую одержали мы над мудрецами, риторами, философами и царями, мы, люди грубые и ничего не заимствовавшие от людской мудрости. И не напрасно Апостолы сим утешались и хвалились, когда уверены были в себе самих, что действовали не человеческою силою, но благодатию Божиею совершали все, и не в Коринфе только, но и во всей вселенной. Ибо говорит: в мире жихом, множае же у вас. Что такое множае у вас? - То есть благодатию Божиею жихом. Ибо у вас мы больше совершили, говорит, чудес и знамений, большую соблюдали осторожность и особенно заботились вести себя так, чтобы не заслужить от вас укоризны. Ибо и сие последнее относит Апостол к благодати Божией, ей же приписывая и собственные действия. Ибо известно, что в Коринфе он отказался от прав своих относительно содержания проповедников слова Божия (1 Кор. гл. 9) и, щадя слабость коринфян, проповедовал Евангелие без всякого со стороны их возмездия". Выходит, по святому Златоусту, множае же у вас не к благодатию Божиею только относится, но и к в простоте и чистоте Божией и к не в мудрости плоти. Как последние черты он производит от благодати Божией, то и сказал вообще, что множае у вас благодатию Божиею отличалась и светила наша жизнь.

Толкование на группу стихов: 2 Кор: 1: 12-12

Ибо похвала наша сия есть свидетельство совести нашей, Вот что, говорит, служит для нас источником утешения: совесть наша, свидетельствующая нам, что гонят и преследуют не за то, что уличили нас в худых делах, но за добродетель и за спасение многих. Итак, первое утешение проистекало от Бога, а это, говорит, проистекает от чистоты совести моей, посему и называет его похвалой, показывая этим великую силу убеждения, какую имел в чистой совести. Что мы в простоте и богоугодной искренности. Что, говорит, свидетельствует нам совесть? и почему мы хвалимся? Мы поступали в простоте, то есть в незлобии сердца, и в искренности и открытости ума, не имея ничего, что нужно бы было скрывать, ничего зазорного: это приемлет Бог. Говорил это, имея в виду коварных лжеапостолов. Не по плотской мудрости. То есть без изысканных слов и хитросплетенных чувствований. Ибо мудрость плотская такова, что они надмеваются ею, а он отвергает и презирает ее. Но по благодати Божией, жили в мире. То есть по данной Богом мудрости, знамениям и чудесам, бывшим по благодати Божией. Величайшее же составляет утешение, когда кто в себе самом имеет свидетельство, что делает все не человеческой силой, но благодатью Божией. И жили так они не в Коринфе только, но во всем мире. Особенно же у вас. Каким образом? Ибо апостол проповедовал им Евангелие не только со знамениями, но и без всякого с их стороны воздаяния. Заметь, как он собственные действия относит к благодати Божией.