Псалтирь, Глава 144, Стих 2

Стих 1
Стих 3

Толкование на группу стихов: Пс: 144: 2-2

На всяк день благословлю Тя. У евреев настоящий стих начинается буквою «бет». Учит же, что ни одного дня не должно оставлять без песнопений. А потому, всею душою и мыслью надлежит возносить и благословлять Бога, прославлять же имя Его именами и речениями употребительными у смертных.

Толкование на группу стихов: Пс: 144: 1-2

Псалом сей так же, как и псалом 138, представляет собою общий хвалебно-благодарственный гимн благочестивого раба Иеговы своему Господу, как премудрому и всеблагому Творцу и Промыслителю вселенной и преимущественному Защитнику и Покровителю народа Своего, Израиля. Церковь христианская, в лице своих представителей, св. отцев и учителей, всегда признавала составителем сего псалма царя и пророка Давида, именем которого он и надписывается: Хвала Давиду, т.е. похвальная песнь, составленная Давидом. Начинается он теми же словами, какими и 29-й, и первоначально написан в порядке еврейского алфавита. Вознесу Тя, Боже мой, Царю мой, и благословлю имя Твое в век и в век века. На всяк день благословлю Тя, и восхвалю имя Твое в век и в век века. Находясь под наитием поэтического и вместе пророческого вдохновения, царь и пророк Давид усмотрел, что современники его, люди преданные суете и греху, недостаточно славят и благословляют имя Божие. Он желает, чтобы имя Бога и Царя всего мира, от Которого и сам он получил, вместе с помазанием, царскую власть и достоинство, – чтобы имя сего Царя поставлено было у людей на возможно большей высоте, и потому псаломски возглашает: вознесу Тя, Боже мой, или же, как читаем по переводу с еврейского: «Буду превозносить Тебя, Боже мой, Царю мой, и благословлять имя Твое во веки и веки. Всякий день буду благословлять Тебя и восхвалять имя Твое во веки и веки». Если «небеса проповедуют славу Божию и о делах рук Его вещает твердь» (2 Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь.Пс. 18:2), то тем более мы, существа, одаренные от Бога словом и разумом, должны прославлять и благословлять имя Его во веки веков, т.е. в бесконечные веки. Вот что говорит на сие блж. Феодорит. «сие объясняется из подобных слов евангельских: «Прославь меня, Отче, славою, которую Я имел прежде бытия мира»: ибо, конечно, Отец не ту славу дал Сыну, Которой Он не имел прежде, но которую имел, ту открыл – и незнавшим ее возвестил. Так, теперь пророк не возвысить Бога обещается, но показать, сколько то возможно, высоту Его людям, а Бога и Царя всех называет своим, побуждаясь к сему любовию к Нему» [7, с. 1123]. А св. Иоанн Златоуст о сем же говорит следующее: «Так и ты, когда говоришь: вознесу Тебя, Боже мой, Царь мой, покажи великую близость к Нему, чтоб и о тебе мог сказать Бог, как и о Аврааме говорил: «Аз есмь Бог Авраамов» (13 И сказал Моисей Богу: вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им?Исх. 3:13); потому что когда ты говоришь: Бог мой и Царь мой, и не только говоришь, но и любовь такую покажешь к Нему, то и Он скажет то же самое и о тебе: раб Мой и слуга Мой, что сказано о Моисее. А возносит Бога тот, кто, по возможности своей, и мыслит, и говорит о нем высоко, кто правильно и истинно богословствует» [7, с, 1123]. В первых двух стихах пророк как бы одного себя возбуждает к ежедневному прославлению (на всяк день благословлю Тя), но в дальнейших изречениях, говоря о всесовершеннейших свойствах Божественного существа, он призывает все народы восхвалить эти неизреченные свойства существа Божия. «Ибо постыдно было бы, – говорит св. Иоанн Златоуст, – разумному и поставленному выше всего видимого существа, каков человек, приносить дар хвалы менее всей твари; она каждый день и час воссылает славословие Владыке, ибо небеса, говорит, поведают славу Божию, и день, и ночь возвещает познание, а равно и солнце, и месяц, и разнообразный лик звезд, и благочиние прочих; а тот, кто свойствами своими превосходит всех их, того не делает, но еще, напротив того, такую ведет жизнь, которая бывает причиною злословия против Творца его: какого же прощения такой достоин?» [7, с. 1124].