yandex

Библия - Откровение ап. Иоанна Богослова Стих 6

Стих 5
Стих 7

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Сотворил есть нас цари и иереи Богу и Отцу Своему» – не в собственном смысле, конечно, а в том, в каком обещал это Бог еще избранному народу через пророков (Исх. 19:6), то есть сделал нас, истинно верующих, лучшим, святейшим народом, который для других народов – то же, что священник и царь по отношению к остальным людям.

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Подобает, говорит, слава Ему, по любви разрешившему нас от уз смертных, и излиянием своей Животворящей Крови и воды омывшему от скверн греховных и соделавшему нас царским священством, приносящим Отцу жертву живую – словесное служение вместо жертв безсловесных.

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Поскольку Царь царей и небесный Священник соединил нас с телом Своим, принеся Себя за нас, никто из святых не отлучен от духовного служения священства, потому что все являются членами тела вечного Священника.

Источник

Изложение Откровения,  Cl.1363,1.1.134.22.

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Ничего хорошего невозможно сделать без благодати и мира души. Семь духов означают Третье Лицо Пресвятой Троицы – Духа Святого. У пр. Исаии сей Дух, почиющий на жезле от корени Иессеева, описан также седмеричным: И почиет на Нем (на жезле от корени Иессеева) Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия (Ис. 11:2).

Число семь представляется здесь таинственным и многозначительным. Хотя и много было церквей в мире, только семи из них Иоанн послал послания, именуя в седмичном числе таинственную судьбу всей Церкви.

Господь соделал нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, чтобы в духе и истине приносить Ему жертвы не из животных, а живое и разумное служение, поэтому Тайнозритель и славословит предвечную благость Божию к падшему человечеству.


Источник

«Последняя година мира и Церкви Христовой на земле. На основании учения Священного Писания и творений святых отец». Сост. Бородин П.М. М.: Изд. И.А. Морозова, 1890.

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Богу подобает слава и держава, потому что Он изначально возлюбил нас; даже когда мы о Нем еще не знали; когда мы Его забывали, когда бунтовали против Него, Он все равно продолжал любить нас. Христос вытащил нас из греховной грязи и омыл в Своей крови. Именно в Крещении мы омываемся: погружаясь в воду, как бы умираем со Христом, участвуем в Его смерти, а выходя из воды — участвуем в Воскресении Христа. Причем Он нас не просто омыл, но сделал царственным священством: «Вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Пет. 2:9). Все христиане являются священниками1. В каком смысле? Главное действо священников — приносить жертвы, поэтому все христиане должны приносить себя в жертву на алтаре своего сердца; мы должны предоставить свой ум, свои тела в чистую, живую жертву Богу. Это значит во имя Бога отказаться от своеумия, своеволия, своечувствия и просить Святого Духа, чтобы Он принял эту жертву и освятил всех нас. В этом как раз и заключается наше священство. Мы священнодействуем и молимся Богу Отцу непосредственно через Христа2.



Примечания

    *1 Митрополит Иларион (Алфеев) в книге «Во что верят православные христиане?» пишет: «Иерархическое священство существует в Церкви именно благодаря всеобщему царственному священству всех христиан. Священник, имеющий рукоположение, но по каким-либо причинам отделившийся или отделенный от Церкви, оказавшийся вне ее организма, выпавший из царственного священства народа Божьего, теряет свои священнические права. Внутри Церкви иерархическое священство неразрывно связано с народом Божьим — и одно не может существовать без другого: как община не может быть Церковью без священника, так и священник не может быть таковым без общины. Священник не является единоличным совершителем таинств: все таинства совершаются им при участии народа, вместе с народом и с согласия народа. Чин Литургии наглядно показывает, что предстоятель священнодействует от лица народа и участие народа в служении не является пассивным. Каждый возглас священника запечатлевается словом «аминь», произносимым народом, каждое благословение священника сопровождается ответным благословением народа. Священник и народ равны: «Мир всем», — говорит священник; «И духови твоему», — отвечает народ; «Благодать со всеми вами», — говорит священник; «И со духом твоим», — отвечает народ. В древней Церкви рукоположение священника и епископа совершалось с согласия народа, причем, как правило, в эти степени возводились лица, избранные народом: в чине рукоположения до сих пор сохраняется возглас народа «аксиос» («достоин»), выражающий одобрение посвящаемому». — Ред.

    2 На Литургии вы через посредника молитесь? Нет, дьякон говорит: «Миром Господу помолимся». Все отвечают: «Господи, помилуй». Вы сами обращаетесь к Богу Отцу. Священник говорит: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением, неосужденно смети призывати Тебе, Небеснаго Бога Отца, и глаголати» («И удостой нас, Владыка, дерзновенно и неосужденно сметь призывать Тебя, Небесного Бога Отца, и говорить»). Все подхватывают: «Отче наш…». То есть мы все вместе молимся Богу Отцу, потому что стали священниками Его, мы молимся перед Ним, а ведь это дерзость. В Китае было такое благоговение перед Богом Небесным, что считалось, будто только император имеет право к Нему обращаться. По представлению китайцев, Бог настолько велик и страшен, что только особо избранные один раз в году могут молиться Ему, а все остальные не имеют на это право. А христиане стали Царством Бога, священниками Бога, которые могут приносить себя в жертву Ему, молиться Ему и получать от Него различные дары. Вот милость прошений: «Ему же подобает всякая слава, честь и держава во веки веков. Аминь». То есть Христу принадлежит вся слава, все могущество и вся власть, даже в те времена, которые наступят после конца мира. Христос будет получать по праву всю славу и всю власть.

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Началась во вступлении вся эта, молитвенного характера, речь о Боге, как мы видели, благословением от всей Святой Троицы; здесь же, в данном славословии, говорится, как и пе­ред этим, только об Иисусе Христе. И как мы уже оттеняли, это вполне понятно. Во всем Апокалипсисе действующим ли­цом является именно Он: «Ему собственно принадлежит От­кровение (см.: Откр. 1:1; 22:16); Он обращается к семи церквам как Судия и Владыка их (2-я и з-я гл.); Он же как Агнец сни­мает печати книги Откровения (5-я гл. и след.), ведет победо­носную борьбу со зверем, лжепророком и сатаною (19-я гл.); является, наконец, Судьею всего человечества (20-я гл., ср.: 1:7) и воцаряется в Небесном Иерусалиме (21-я гл.)». Поистине, вся книга Апокалипсис есть книга об Агнце - Победителе, с прославлением Его нераздельно с Богом и Отцом, а далее - и всех верующих в Него. К сказанному об Иисусе Христе в благословении, где «сила выражения сосредоточивается на высоком достоинстве и значении Лица Богочеловека», здесь, в славословии, присоединяется теперь указание на те «заслу­ги и благодеяния» Его, которые особенно должны действовать на сердце каждого из читающих книгу, вызывая в нем чув­ства благодарной любви и умиленного прославления. «Итак, Иисус Христос прославляется за то, что Он по любви своей к роду человеческому (τω άγαπωντι) искупил (омыл его), осво­бодил его от грехов кровию Своею. Сила греха является как бы узами, связующими человечество, или темницею, лишающею его свободы (ср.: Рим. 5:21; 6:12, 18, 20, 23). Воскресший Спаси­тель растерзал эти адские узы, связующие людей законом гре­ха (ср.: Рим. 7:21, 23), и как Первенец из мертвых, второй Адам, основал на месте царства греха, рабства и смерти новое цар­ство - святости, свободы и жизни» (Жданов) Барсов, 56..

Сотворил есть нас цари и иереи Богу и Отцу Своему. Ясно, что и то и другое нужно понимать здесь в возвышен­ном, духовном смысле, что речь здесь идет о том священном и царственном достоинстве нашем, которое дано нам во Христе и через Христа Спасителя, ибо Он разорвал смертью Своею за­весу - средостение греха, отделявшего дотоле падшее челове­чество от Бога, и отмыл с нас эту греховную скверну. Мы знаем, что и вообще в слове Божием сравнивается это небесное звание наше прежде всего с достоинством царским - все верующие называются сынами и наследниками Царствия (см.: Мф. 13:38; Иак. 2:5); а в Апокалипсисе побеждающим обещается сидение на Престоле вместе с Иисусом Христом (см.: 3:21).

Так это и в настоящей жизни: добродетель христианская, а с ней и вся жизнь подлинно христианская - поистине вы­сокая степень, величие действительно царственное. И эту царскую силу свою должна она являть видимо уже и теперь в каждом из нас. Возьмем в пример любовь христианскую: не напрасно ведь закон ее называют законом царским (см.: Иак. 2:8). И в самом деле, «если бы, - говорит св. Златоуст, - лю­бовь везде обреталась преизбыточно, какие бы проистекали от этого блага!.. Не было бы нужды ни в законах, ни в судили­щах, ни в наказаниях. Если бы все любили и были любимы, никто бы не обижал ничем никого, но и убийства, и брани, и междоусобия, и хищения, и лихоимства, и вся злая истреби­лись бы». Таковы царские действия любви... Желаете знать, какую дает она силу тем, кого соединяет? «Где любовь, - про­должает св. Златоуст, - там един бывает множествен; если единодушны будут два или десять, уже един не един есть, но каждый из них бывает десятерократным, и обрящеши в де­сяти единого, и в едином десять... Что ж, если их тысящи? В каждом найдешь силу тысящей. И что еще? В каждом лю­бящем найдешь и силу Божию всемогущую: ибо пребываяй в любви в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает» (1 Ин. 4:16) Барсов, 56-57, говорит в своем послании тот же писатель Апокалип­сиса, апостол любви.

Если, таким образом, царственное достоинство христиа­нина осуществляется по преимуществу в исполнении «цар­ского закона», закона любви, то, соответственно этому, наше священство духовное преимущественно выражается другою главной добродетелью христианскою - смирением и самоот­вержением, - добродетелью, которая творит из всего суще­ства нашего жертву, благоугодную Богови, которая освящает и все прочие добродетели. И тот же Иоанн Златоуст, сопостав­ляя нашу христианскую жизнь с ветхозаветною, с ее кровавы­ми жертвами, говорит: «Имеем и мы в самих себе различные жертвы, не те, которые совершаются по закону, а те, которые приличны благодати евангельской». И перечисляет затем, помимо жертвы Евхаристии, таких жертв ю: жертва мучени­ческая (см.: Рим. 12:1), т.е. принесение тела, или жизни, в жерт­ву Богу; жертва молитвы (см.: Пс. 140:2); жертва воскликновения (см.: Пс. 26:6), или славословия; жертва правды (см.: Пс. 4:6); милостыни (см.: Иак. 1:27); хвалы (см.: Пс. 49:14); проповедания (см.: Рим. 15:16), или благовествования Христова, и осо­бенно - жертва сокрушения духа и смирения (см.: Пс. 50:19) Барсов, 57,. И, конечно, в таком именно смысле призывал христиан и ап. Петр к этому духовному священству, когда писал им: Вы, приступая к Господу, камню живому, человеками отвержен­ному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом (1 Пет. 2:4-5). И само собой понятно, что такое священство духовное не только должно быть, так сказать, затаенным идеалом для каждого верующего хри­стианина, но и живым и действенным стремлением его, коим должна определяться и к небу возвышаться вся его собственно христианская, внутренняя жизнь. В меру сил и усердия свое­го, каждый из нас, кто бы он ни был, священник ли или ми­рянин, в одинаковой степени должен в наследственном тлене и греховной природе своей вырабатывать этот камень живой и духовный, соделываться достойным членом святой и непо­рочной Невесты Христовой - возлюбленной Церкви Его.

А с другой стороны, отсюда ясно нам и то, что как не станет никто отвергать царство и вообще власть видимую из-за того, что названы мы в Апокалипсисе царями, так не вправе никто отвергать и священство видимое лишь потому, что названы мы там иереями. Напротив, самое это церковное наше священство, или пастырство, для того именно и установлено, чтобы сози­дать в нас такое иерейство духовное. Ибо так должен разуметь нас человек, заповедал ап. Павел, как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих (1 Кор. 4:1); мы соработники у Бога, а вы Божия нива, Божие строение, - писал он в том же послании несколько раньше (1 Кор. 3:9). Все мы освящаемся и вырастаем духовно в Церкви, через участие в ее жизни, ее таинствах, а таинства эти совершают и могут совершать только на сие поставленные преемники тех, кого Сам Он послал в мир (см.: Ин. 20:21), т.е. законные служители ее, и потому они и даны ей от небесного Главы ее - к совершению святых, в дело слу­жения, в созидание Тела Христова (т.е. Церкви. - Еф. 4:12). И так именно созидается здесь Божий дом среди пребывающе­го на земле грешного мира, эта Христова Церковь, как истин­ный род избран, царское священие, язык свят, людие обновле­ния (1 Пет. 2:9).


Источник

Димитрий (Вознесенский) архиеп. Апокалипсис в перспективе ХХ-го века. М.: ПСТГУ, 2009.- С. 35-38

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Непосредственно после семи духов подателем благодати и мира именуется Иисус Христос: «и от Иисуса, иже есть Свидетель верный, Первенец из мертвых, и Князь царей земных» (Откр. 1:5).

1) «Свидетель верный». Слово μάρτυς («свидетель») вообще в употреблении у светских греческих писателей обозначает лицо, присутствующее при совершении какого-либо события, а также дающее показание об этом, преимущественно на суде. В языке писателей священных и особенно новозаветных оно нашло самое широкое применение и получило специальный, одному священному языку свойственный, так сказать, технический смысл. Оно прилагается: а) к пророкам, провозвестникам воли Божией (Откр. 11:3, ср. Откр. 19:10; Ин. 1:7—8, Ин. 5:33); б) к апостолам не только как очевидцам жизни, деятельности и страданий Иисуса Христа (1 Пет. 5:1), слушателям Его учения, но, главным образом, как проповедникам Евангелия (Лк. 24:48; Деян. 1:8, Деян. 2:32, Деян. 3:15, 5 и др.); в) к исповедникам, запечатлевшим свою принадлежность к Церкви Христовой страданиями и смертью за имя Христово.

Термин μάρτυς в самом широком смысле во всех его многосодержательных значениях приложим к Иисусу Христу, потому что Его служение объемлет в несравненной и преизбыточествующей мере служение пророков, апостолов и исповедников. Иисус Христос есть ό μάρτυς по преимуществу, единственный и совершеннейший, свидетельство Которого придает значение, смысл и цену свидетельствам Его служителей (δοΰλος) и последователей — апостолов, пророков и мучеников.

Прилагательное «верный» (πιστός), присоединяемое в виде приложения с членом ό, дает очень важный оттенок речи писателя: оно сосредоточивает всю силу выражения на последней стороне служения Христова (мученичество, исповедничество). В Откр. 2 пострадавший за Христа мученик Антипа называется также ό μάρτυς ό πιστός не потому, что истинны те убеждения, за которые он пролил кровь свою (это само собою разумеется), а потому, что он остался верен им и Христу до смерти. Равным образом и здесь: Иоанн Богослов не на то обращает внимание, что Христос был провозвестником истины, а на то, что Он умер исповедником ее (ср. Откр. 17:6) и крестная смерть Его есть высшее завершение Его апостольской и пророческой миссии.

2) «Первенец из мертвых». Вкусив вольную смерть за грехи ветхого человека, Иисус Христос тем самым сопричислил Себя к безчисленному множеству умирающих от века, но как Святой Божий Он первый не видел тления (Деян. 2:24); в Своем воскресении Он как бы вторично родился и положил начало новой благодатной жизни, стал вторым Адамом, родоначальником нового возрожденного человечества (1 Кор. 15:45). В этом смысле Он есть «Первенец из мертвых» (ср. 1 Кор. 15:20; Кол. 1:18).

3) «Князь (рус.«владыка») царей земных». Это второе (тесно связанное с первым) следствие крестного свидетельства Христова по отношению к Нему — облечение высшей царственной властию над всеми владыками земли. В Ветхом Завете устами пророков Бог возвещал о Мессии: «Я сделаю Его Первенцем, превыше царей земных» (Пс. 88:28); «дам народы в наследие (Ему) и пределы земли во владение» (Пс. 2:8—9; ср. Дан. 7:14; Ис. 9:6—7 и далее). В Новом Завете ветхозаветные пророчества исполнились: Иисус Христос, доблестно отвергнувший все царства мира и славу их, предлагаемые князем тьмы (Мф. 4:8—10), всемогущею десницею Бога Отца посажден одесную Его по воскресении и вознесении «превыше всякого начальства и власти и силы и господства» (Еф. 1:21) как «Глава всякого начальства и власти» (Кол. 2:10; ср. Флп. 2:8—10) и, согласно книге Откровения, как «Господь господствующих и Царь царей» ведет борьбу с враждебными Ему властителями, противниками власти Бога и Христа Его (Откр. 17:14, Откр. 19:16).

Тремя указанными предикатами, прилагаемыми ап.Иоанном к имени Иисуса Христа, исчерпывается вся полнота содержания, обозначаемого им; в них истолковывается, как выше по отношению к имени Иеговы, значение имени Иисус (Спаситель) и приложения к нему Христос (помазанник); словами ό μάρτυς ό πιστός обнимается вся история умаленного, уничиженного состояния Мессии; в словах ό πρωτότοκος των νεκρών и ό άρχων των βασιλέων и проч. содержится указание на Его прославление по воскресении: как ό πρωτότοκος των νεκρών Христос — Владыка над умершими, так δ άρχων των βασιλέων της γης — Владыка над живыми (Рим. 14:9), облеченный, таким образом, «всякою властью и на небе и на земле» (Мф. 28:18).

4) Славословие (Откр. 1:5—6): «Любящу ны, и омывшу нас от грех наших кровию Своею: И сотворил есть нас цари и иереи Богу и Отцу Своему: Тому слава и держава во веки веков, аминь». Благословение ап.Иоанн произносил от лица Триединого Бога, а славословие имеет своим предметом одного Иисуса Христа, потому что Ему собственно принадлежит Откровение (Откр. 1:1, Откр. 22:16), Он обращается с увещаниями к семи Церквам (гл. 2 и 3) как Судия и Владыка их, Он же снимает печати Книги Откровения (гл. 5 и др.), ведет победоносную борьбу со зверем, лжепророком и сатаною (гл. 19), является, наконец, Судиею всего человечества (гл. 20, ср. Откр. 1:7) и воцаряется в Небесном Иерусалиме (гл. 21); вся книга прямо и косвенно с начала до конца изображает прославление Богом и Отцом Агнца, а чрез Него и с Ним верующих в Него.

В славословии Иисусу Христу выражаются те же мысли, которые содержатся в рассмотренных предикатах Его, употребленных в благословении, различие заключается лишь в том, что в благословении сила выражения сосредоточивается на высоком достоинстве и значении лица Богочеловека, а в славословии — на Его заслугах и благодеяниях по отношению к верующим.

Определение лица Иисуса Христа в славословии представляет, как и в благословении, трехчленный ряд, отдельные члены которого имеют также тесную прагматическую связь между собой (τφ άγαπώντι — любовь, λύσαντι — искупление крестною смертию, και έποίησεν βασιλείαν — прославление) и в целом вполне соответствуют эпитетам Христа в благословении (ό μάρτυς — крестная смерть, ό πρωτότοκος των νεκρών — воскресение, ό άρχων — слава).

Итак, Иисус Христос прославляется за то, что Он, по любви Своей к роду человеческому (τω άγαπώντι), искупил, освободил его от грехов кровью Своею. Сила греха представляется как бы узами, связующими человечество, или темницею, лишающею его свободы (ср. Рим. 5:21, Рим. 6:12, 18, 20, 23). Воскресший Спаситель растерзал адские узы, связующие людей законом греха, и, как Первенец из мертвых, второй Адам, основал на месте царства греха, рабства и смерти новое царство — святости, свободы и жизни.



Источник

«Чт. в общ.», 1890

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

После эпистолярного начала, которое заканчивается прославляющими Иисуса Христа словами, следует возглас предстоятеля христианского собрания, пресвитера или епископа. Этот возглас – так называемая доксология, т.е. славословие Христу, возглашаемое, по-видимому, предстоятелем церковного собрания (1,5б-6). Похожие славословия (так называемые «возгласы») сохранились в православном богослужении и поныне (в конце молитв, ектиний). Это славословие прославляет Христа как Искупителя. Большинство исследователей предполагает, что когда-то это славословие звучало во время совершения таинства крещения. В наш Синодальный перевод, правда, следует внести некоторые поправки. Если следовать древним и лучшим рукописям Апокалипсиса, перевод должен быть таким: «Любящему нас и избавившему нас от грехов наших Кровию Своею и сотворившему из нас царство, священников Богу и Отцу Своему, Ему слава и держава во веки веков». Спасительное следствие Его смерти в крещении проявляется как избавление, освобождение от грехов. Таким образом, происходит новое творение. Здесь употреблен не глагол «делать», как в Синодальном переводе, а именно «творить», который всегда говорит о творческом акте Бога. Бог Своим Словом не «делает», а «творит». Не сказано «В начале Бог сделал небо и землю», но «В начале Бог сотворил…». Вот и здесь речь идет о творении нового мира и нового человека. Через крещение во Христа люди умирают для ветхого и воскресают для нового мира, входят в Царствие Божие, представляют собой это Царствие. Христианам в крещении придается достоинство священников, т.е. служителей Божиих, имеющих через Христа и во Христе доступ к Богу, которого лишены люди в их ветхом состоянии. Здесь Иоанн вспоминает о том обетовании, которое Бог на Синайской горе через Моисея дал Израилю: «Вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Исх. 19:6). Это обетование осуществилось на христианах. То, что некогда было справедливо для иудеев, – теперь иудеи, как будет далее сказано, «синагога сатаны» (2,9; 3,9), – переходит ныне к христианам. Это они – истинный Израиль. В Церкви царствует Бог и Христос, и в ней богопротивные силы принципиально лишены своей смертельной власти. Христиане из всех народов уже введены в священническое и царственное достоинство. Но активное со-царствование со Христом предстоит только в будущем. Об этом будет, например, сказано в 5,10: «Ты сотворил из них (т.е. из всех народов) царство и священников Богу нашему, и они будут царствовать на земле». Это произойдет только после Второго Христова пришествия. (Перевод снова исправляю по Критическому тексту. В дальнейшем нам так часто придется сталкиваться с неточностями в тексте нашего традиционного перевода, что я больше не буду упоминать, что исправления делаю по Критическому греческому тексту Нового Завета, отразившему вековую работу над сотнями древних рукописей.) На возглас предстоятеля весь собравшийся народ отвечает подтверждающим «Аминь». Сейчас это во время богослужения делает хор.

Источник

"Апокалипсис." Беседы на радио «Град Петров»

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Сотворил есть нас цари и иереи Богу и Отцу Своему. Будучи сам первенцем во всём и получив права царские и священнические от Бога Отца, Иисус Христос передаёт эту власть и права всем верующим в Него, делая их сынами Божиими (Ин. 1:12) и начатком созданий Божиих (Иак. 1:18). Ещё в Ветхом Завете (Исх. 19:6) Бог хотел сделать избранный народ царским священием, или царством священников, то есть лучшим, святейшим народом, который должен был служить для других народов тем же, чем служит священник по отношению к другим людям. Но то, к чему предназначался Израильский народ, осуществилось только в Завете Новом Искуплением, которое совершил Иисус Христос.

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

έποίησεν aor. ind. act. от ποιέω делать, устанавливать. Aor. рассматривает завершенное действие Христа и подводит его итоги, применительно к каждому верующему. βασιλεία царство. Это обобщающее определение для всех верующих в Христа (Thomas). Двойной асс., "делать нас царством" (GGBB, 181-89). ιερεύς священник. Это индивидуальное назначение верующего быть священником для служения Богу. Это царство тех, кто, как священник, имеет непосредственный доступ к Богу (Thomas; Aune). τω θεώ dat. sing, от θεός Бог. "для Бога, от Бога". Dat. личной заинтересованности (ср. Исх. 19:5-6). άμήν аминь. Евр.אמן ("аминь") означает воистину. Это слово используется как подтверждение остальных слов и признание истинности утверждения (DCH, 1:317-18; GELTS, 24; RAC-Supplement, 310-23). В синагоге молящиеся отвечали этим словом на молитвы, которые произносил священник (Ford; DJGE, 493; также 21, 28, 37, 59, 94-96). В свитках Мертвого моря сказано, что вступающие в заветные отношения должны повторять за священником "аминь, "аминь" — אמן אמן 1 (QS, 1:20; 2:10,18). Это арамейское выражение использовалось в формальном завершении надписей, встречается оно и на "магическом чреве" (AT, 513).

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

После того как Бог искупил Израиль из Египта, он назвал израильтян «царством священников» (Исх. 19:6), тем самым показывая, что все они святые для Него. В Таргуме это передается оборотом: «царями и священниками», как и здесь (ср.: Книга Юбилеев 16:18).

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Во-первых, что значит, что св. Иоанн обращается с своим пророческим словом к семи малоазийским церквам? Сие не колеблет всеобщности назначения Апокалипсиса для всех христиан; но поелику с вышеозначенными церквами св. Иоанн Богослов находился в особенно-близких и частых сношениях, то ему и повелевает сам Господь (Откр. 1:11) прежде всего сим именно церквам сообщить откровение, которого он был удостоен. Эти церкви берутся здесь, как часть вместо целого, т. е. вместо всей церкви, которая в своей совокупности могла представлять конечно ту же самую картину, что и семь церквей, бывших под непосредственным управлением Ап. Христова. Не нужно забывать и того, что число семь берется обыкновенно в писании для выражения полноты в разнообразных отношениях.

Во-вторых, кого разуметь под семью духами? Не без натяжки, и даже не без некоторого искажения текста, иные разумеют под ними самого Духа Святого, изображаемого будто бы по Его действиям, как семь духов. Никакой нет нужды прибегать к такому мистическому толкованию. Довольно вспомнить известные характерные и совершенно определенные слова ангела, сопровождавшего Товита. «Я – Рафаиль, один из семи ангелов, которые… восходят пред славу Святаго» (Тов. 12:15). Таким образом, всего естественнее апокалипсические слова тайнозрителя Иоанна о «семи духах» понимать в буквальном смысле.


Источник

Послания апостольские и Апокалипсис. Истолковательное обозрение, составленное протоиереем Михаилом Херасковым. Владимир-на-Клязьме, 1907.С.. 482

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Поклонение Богу и прославление Его – основная тема Откровения. Прославление Бога является неотъемлемой частью духовной борьбы.

соделавшему нас царями и священниками. Святые услаждаются законом Божиим и как священники имеют непосредственный доступ к Богу (Евр. 10:19-22; 1 Пет. 2:5-9). В будущем они будут царствовать с Ним (Откр. 2:26, 27; Откр. 3:21; Откр. 5:10; Откр. 20:4, 6). Все народы отныне разделяют священнические преимущества, дарованные Израилю (Исх. 19:6). Цели искупления, прообразом которого был исход из Египта, и цели, ради которых человеку была дарована власть над творением, исполняются во Христе (Откр. 5:9.10).

Тема священнического служения и общения с Богом соединяется в Откровении с образом храма (см. ком. к Откр. 4:1 - Откр. 5:14).

Толкование на группу стихов: Откр: 1: 6-6

Смысл выражения 6-го ст. может быть выяснен по аналогии с выражением Ап. Петра: "народ избранный, царское священство" (1 Пет. 2:9). Христиане начинают составлять Царство Христово, поскольку господствуют при помощи Божией благодати над своими человеческими страстями и вожделениями, поскольку следуют Иисусу Христу, отрекаясь от себя и неся свой крест. В соответственном сему смысле христиане могут быть названы и священниками. Они священники Богу и Отцу Его, т.е. они служат Ему, принося бескровную жертву, принося Ему свои молитвы и сердца, сокрушенные и смиренные. В этом жертвоприношении священнодействует и должен священнодействовать всякий христианин. За все Ему (Иисусу Христу) слава, т.е. прославление, хвала благодарности, и держава, т.е. подчинение Его могуществу.