yandex

Библия - К Римлянам послание ап. Павла Глава 8 Стих 38

Стих 37
Стих 39

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Итак, ничто не отлучит. Не отлучит и угрожающий смертью, ибо верующий во Христа жить будет, и когда умрет. Не отделит и обещающий жизнь, ибо Христос дает жизнь вечную. Ведь обещание жизни временной - ничто по сравнению с жизнью вечной. И ангел не отделит, потому что если бы Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что вы приняли, да будет анафема (Гал. 1:8)! И казнь, то есть противник, не может, ибо Христос с триумфом низринул Собою все эти силы (См. Кол. 2:15).

Источник

Августин Иппонский, Некоторые темы из Послания к Римлянам .Cl. 0280, 50.31.22.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

В поэтическом воодушевлении апостол Павел восклицает, что теперь уже ничто не сможет отлучить нас от любви Божией: «Кто нас отлучит от любви Христовой: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?» (8:35). Никакие временные трудности и земные несчастия не могут разлучить человека с Богом.

Правда, продолжение этого списка преград может быть куда менее понятно современному читателю: «Ибо я убеждён, что ни смерть, ни жизнь, ни ангелы, ни начала, ни настоящее, ни будущее, ни силы, ни высота, ни глубина, ни какая другая тварь не сможет нас отлучить от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (8:38-39).

«Ни жизнь, ни смерть» не могут отлучить нас от Иисуса Христа. Если мы живём в общении со Христом, то и умрём тоже с Ним; а поскольку умираем мы вместе с Ним, мы и воскреснем также с Ним. Смерть вовсе не разлучает со Христом; она лишь шаг навстречу к Нему; она вводит нас в присутствие Христа.

Никакие времена не могут разлучить нас с Иисусом Христом, говорит Павел, имея в виду настоящее и будущее. Иудеи делили время на век нынешний и век грядущий. Поэтому апостол Павел говорит: как в этом мире нас ничто не может отлучить от Бога в Иисусе Христе, так и тогда, когда этот мир погибнет и наступит новый век, связь со Христом пребудет неизменной.

Никакие пагубные небесные силы не разлучат нас с Иисусом Христом. В большинстве случаев ангелы рассматриваются апостолом Павлом как враждебные Богу силы.

В заключение этого списка апостол Павел говорит о высоте и глубине. Он употребляет эти понятия как астрологические термины. Древний мир преследовала мысль о господстве звёзд над человеком. Люди верили, что судьба человека определяется звездой, под которой он родился. «Высота» (греч. — гупсома) - это время, когда звезда находилась в своём зените и оказывала наибольшее влияние; «глубина» (греч. — гатос) — время, когда звезда находилась в самой низкой точке, откуда она должна взойти и оказать влияние на судьбу человека. Павел уверяет: звёзды не могут повредить нам; даже когда они восходят, они бессильны отлучить нас от любви Божией


Источник

Александр Прокопчук прот. Послания святого Апостола Павла. Комментарии и богословие. М.: ПСТГУ, 2019. С. 147-148

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Это все то, что сошло на нас с тех пор, как диавол совратил нас, и Павел вспоминает это, дабы нас укрепить, чтобы, если так случится, мы в надежде и с помощью Христовой, вооружившись верой, смогли дать отпор (См. Еф. 6:16; 1 Фес. 5:8).

Источник

Амвросиаст, Комментарий на Послание к Римлянам. CSEL 81:299.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Апостол Павел говорит: «Я убежден, что отделить нас от Бога не может ничто — ни смерть, ни жизнь». Никакая жизнь ни в каком государстве нас от Бога не отделит. Мы можем угодить Богу при коммунизме, монархии, фашизме, демократии. И смерть не отделит нас от Бога. Пусть нас повесят, расстреляют или отравят, но никакая смерть не отделит нас от любви Божией. Нас не могут отделить от нее даже Ангелы. Никакие сотворенные существа на это не способны. Ни ангелы мятежные — злые духи, ни более могущественные начала, господства и силы мятежные. Самые мощнейшие мятежные духи во главе с Люцифером не смогут оторвать нас от Бога, попытайся они это сделать.

Толкует святитель Феофан: «Выставляет свое убеждение; но, сознавая, что он не один таков, общую всех, подобно ему, воодушевленных любовию к Богу изъявляет непоколебимую верность, чтобы и всех христиан во все времена воодушевлять к такой же любви и такой же уверенности. Я уверен, что, кто вкусит однажды истинную любовь к Богу, того ничто уже от нее оторвать не может, тот не променяет ее ни на что и не позволит себе прильнуть сердцем к чему-либо другому, кроме Бога. Этим завершает Апостол указание основ упования со стороны человека — в верности Богу непоколебимой, любовной. Он не предписание дает, а изъявляет свою воодушевленную ревность; а воодушевление, обычно, увлекает всех видящих воодушевленного»1.

Действительно, ни космос, ни глубины сатанинские, ни какие-то черные замыслы не могут оторвать от любви Господа Бога Отца, которая явлена в Иисусе Христе, Господе нашем. И в этом наша надежда. Когда на вас нападает тоска и отчаяние, вспоминайте эти слова. Помните, что мы с Богом навсегда. Если мы предопределены, а вы поняли, от кого это зависит, то мы с Богом навсегда и оторвать нас от Него никто не сможет. Только любите Бога Отца, Сына Его Иисуса Христа и Святого Духа. Молитесь молитвами Святого Духа, возгревайте в себе надежду Святого Духа, и тот дар, который сейчас для нас огромен, покажется малюсеньким в сравнении с силой и славой, что явятся в преображенных христианах, обновляя всю вселенную.

Примечания

    *1 Святитель Феофан Затворник. Толкования Посланий апостола Павла. К Римлянам // Собрание сочинений в 31-м томе. Том 8. — М.: Правило веры, 2008.



Источник

Священник Даниил Сысоев. Толкование на Послание апостола Павла к Римлянам. В 4 частях. Часть 2. Закон, грех и благодать — М.: Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», 2018. — С. 241-242

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Начала, Силы - разные ангельские существа, которые представлены у Павла как демонические силы, противостоящие Богу (ср. 1 Кор. 15:24).


Источник

Павловы послания. Комментированное издание. С комментариями А. Десницкого и других. Под ред. А. Десницкого. М.: 2017. С. 94

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

«Ибо... уверен... я», и содержу твердо, «что ни смерть, ни жизнь,.. ни другая... тварь» (т.е. порождение) или страданий или Антихриста, «не возможет нас... отлучить... от любви... Христовой».

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Однако не только различные обвинения, но и всевозможные физические страдания не должны омрачить то, что Бог сделал для нас. Ничто во всем тварном мире не может нас устрашить, ибо не может отлучить нас от Бога и Его любви во Христе Иисусе, Господе нашем! Так говорит апостол Павел. Какая сила веры! Апостол убежден, что не только в будущем, когда Бог установит Свое Царствие, наступит избавление от страданий века сего, но уже ныне во всех наших страданиях верующему открывается прибежище, его истинная родина, которая реальнее всего, что с шумом плещется и суетится вокруг. Эта истинная родина — любовь Божия во Христе Иисусе.
Мученики за Христа были гражданами этой небесной родины. Их правда, их верность победила то зло, которое пыталось их сломить, но не смогло. Но их победа, как пишет апостол Павел, больше чем просто поражение врагов. Они силою Христа Иисуса «пре-победили», «сверх-победили», то есть вошли в небесную славу Воскресения Господня. Исполнилось ли их число (Откр 6:11)? Нам не дано этого знать. Судя по беснованию зла в мире, еще нет. Но их сонм (и тех, кто был, и тех, кто будет) сияет нам с небес ярче всех светил.


Источник

Апостол. Русский перевод и комментарии архим. Ианнуария (Ивлиева). 2019. Граждане Небесной родины. В праздник собора Новомучеников и Исповедников Церкви Русской. С. 244-245

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Ни ангелы, ни начала, ниже силы. Под ангелами здесь разумеют добрых духов, а под началами и силами некоторые толкователи понимают злых духов (Еф. 6:12); Кол. 2:15), а некоторые — начальствующих и сильных людей мира, враждебно относящихся к избранным Божиим. Однако такое понимание вряд ли обоснованно — ведь Апостол в этом тексте не проводит никакого разделения на ангелов света и аггелов тьмы; к тому же нам известно, что силы и начала суть наименование двух из девяти чинов ангельских. И всё же, смысл слов Апостола от того мало изменяется. Апостол хочет показать, что никакия сотворённыя силы, добрыя или злыя, не могут отторгнуть любящих Бога от любви к Богу. Указание на добрых ангелов и других существ не может показаться странным, потому что часто человек, привязываясь к родным или другим людям и даже к ценным вещам и предметам, любит их более Бога и, таким образом, отлучает себя от любви Божией (Мф. 10:37-38). А обыкновенно говорят, что человека привлекают к себе люди, имения, удовольствия и подобное. Учением о любви Апостол заключает этот отдел (5-8 главы), в котором он изобразил действия оправдания в человеке. Показав корень его в вере и возрастание его в надежде (Рим. 8:24), он показал и плод этого оправдания в любви. Любовь снова скрепляет разорванную грехом связь между Богом и человеком так, что эта связь уже не может быть расторгнута.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Известихся бо, яко ни смерть, ни живот, ни ангели, ни начала, ни силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина кая тварь возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе Иисусе Господе нашем. Велико сказанное, но мы не понимаем этого, так как не имеем настолько великой любви. Но хотя сказанное и велико, апостол, желая показать, что оно ничто в сравнении с той любовью, какой возлюбил Бог, о своей любви говорит после любви Божией, чтобы никто не подумал, что он превозносит самого себя. И смысл слов его таков. К чему говорить о настоящем и о неразлучных с этою жизнью бедствиях? Хотя бы кто-нибудь мне указал на будущие состояния и силы, каковы жизнь и смерть, ангелы, архангелы и все горние твари, - и этого для меня мало в сравнении с Христовой любовью. Если бы кто стал угрожать мне будущей нескончаемой смертью, чтоб отлучить меня от Христа, или обещал бы мне бесконечную жизнь, я не согласился бы. Зачем же нужно говорить о земных царях и о народных правителях, и именно о том или другом из них? И если ты мне укажешь на ангелов, на все горние силы, на все существующее и на все будущее, то, в сравнении с любовью Христовою, все для меня мало, - все, что находится на земле, что на небе, что под землею, что превыше небес. Потом, так как и этого было недостаточно для изображения сильной любви, которую (апостол) имел, он представил нечто другое, насколько же великое, и говорит: ни ина кая тварь. Это означает следующее: если бы существовала другая подобная тварь, как видимая, так и постигаемая умом, и тогда ничто не отвлекло бы от той любви. Выразился же так (апостол) не потому, чтобы ангелы или другие небесные силы действительно отвлекали его от Христа, - нет, - но желая представить в высшей степени ту любовь, какую имел он ко Христу. Он любил Христа не ради принадлежащего Христу, но ради Самого Христа, к Нему устремлял взор свой и одного страшился - отпасть от этой любви. Отпасть от любви Христовой для него было ужаснее самой геенны, равно как пребывать в любви вожделеннее царства. Итак, чего же можем быть достойны мы, как скоро (апостол) в сравнении с Христовой любовью не удивлялся тому, что на небесах, а мы предпочитаем Христу лежащее в грязи и в пыли? Он из любви ко Христу готов был подвергнуться геенне и лишиться царства, если бы ему предстояло то и другое, а мы не можем пренебречь и настоящей жизнью. Неужели мы достойны даже обуви апостола, будучи так далеки от величия духа его? Он и самое царство вменял ради Христа ни во что, а мы презираем Христа и придаем большое значение тому, что принадлежит Христу. И хорошо было бы, если бы мы высоко ценили хотя бы принадлежащее Христу, но теперь, оставив и это, а также царство, которое предложено было нам, мы каждый день гоняемся за тенями и призраком, хотя Бог, по Своему человеколюбию и величайшей кротости, сделал то же самое, что делает чадолюбивый отец, который, видя, что частые наставления его не нравятся его сыну, благоразумно предлагает их иным образом. Так как мы не имеем надлежащей любви к Богу, то Он предлагает нам многое другое, чтобы удержать нас при Себе; при всем том, мы не остаемся с Ним, но бежим от Него к детским играм. Не таков был Павел, но как благородный, свободный и любящий отца сын, он ищет только одного — быть вместе с Отцом, остальному же не придает большого значения, а лучше сказать, он во многом превосходит такого сына. Он не одинаково ценит отца и принадлежащее отцу, но когда обращает взоры на отца, ни во что считает принадлежащее ему и предпочел бы терпеть с ним наказания и побои, нежели веселиться вдали от него. Итак, ужаснемся мы, которые не можем презреть денег для Бога или, лучше сказать, не можем презреть денег для самих себя. Один Павел терпел все подлинно для Христа, — не для царства, не для чести, но из любви ко Христу. А нас ни Христос, ни все Христово не отвлекает от житейских занятий, но, как змеи, как ехидны или свиньи, или как все это вместе, мы пресмыкаемся в грязи. Чем мы лучше этих животных, когда, имея столь многие и великие примеры, все еще смотрим вниз и даже немного не можем посмотреть на небо? Бог за тебя предал Сына, а ты не даешь и хлеба Ему, за тебя преданному, за тебя убиенному. Отец для тебя не пощадил Его, не пощадил, притом, истинного Своего Сына, а ты не обращаешь и внимания на Него, когда Он томится голодом, и притом готовясь растратить Его собственность и растратить для себя. Что может быть хуже такого беззакония? Ради тебя предан, ради тебя умерщвлен, ради тебя странствует, терпя жажду, ты даешь из Его же собственности, чтобы получить от этого пользу, но ты, несмотря и на это, не даешь ничего. Не бесчувственнее ли всякого камня те, которые при стольких побуждающих обстоятельствах остаются в такой диавольской жестокости? Христос не ограничился только смертью и крестом, но благоизволил сделаться нищим, странником, бесприютным, нагим, быть заключенным в темницу, терпеть болезни, чтобы хотя этим привлечь тебя к Себе. Если ты не воздаешь Мне за то, что Я страдал за тебя, говорит Он, то сжалься надо Мною ради нищеты. Если не хочешь сжалиться над нищетою, тронься Моею болезнью, умилосердись ради уз, если же и это не склоняет тебя к человеколюбию, обрати внимание на легкость просьбы. Я не прошу ничего дорогого, но хлеба, приюта и утешительного слова. А если и после этого остаешься жестоким, то сделайся добрее хотя бы ради царства, ради наград, которые Я обещал тебе. Но и они не имеют для тебя значения? Так склонись жалостью хотя бы к самому естеству, видя Меня нагим, и вспомни о той наготе, какую Я терпел за тебя на кресте. А если не хочешь вспомнить о ней, представь наготу, какую терплю в лице нищих. И тогда нуждался Я для тебя, и теперь для тебя же нуждаюсь, чтобы ты, тронувшись тем или другим, захотел оказать какое-нибудь милосердие; для тебя Я постился и опять для тебя же терплю голод, жаждал, вися на кресте, жажду и в лице нищих, только бы тем или другим привлечь тебя к Себе и для твоего же спасения сделать тебя человеколюбивым. Потому, хотя ты обязан Мне воздаянием за бесчисленные благодеяния, но Я не прошу у тебя, как у должника, а венчаю тебя, как за дар, и за это малое дарю тебе царство. Я не говорю: избавь Меня от нищеты или дай Мне богатство, хотя именно для тебя Я обнищал; но прошу только хлеба, одежды, небольшого утешения в голоде. Когда нахожусь в темнице, Я не принуждаю снять с Меня узы и вывести из темницы, но ищу только одного, чтобы ты навестил связанного за тебя, и это принимаю за большую милость, и за это одно дарю тебе небо. Хотя Я избавил тебя от самых тяжких уз, но для Меня достаточно и того, если ты захочешь увидеть Меня связанного. Конечно, Я и без этого могу увенчать тебя, однако же хочу быть должником твоим, чтобы венец принес тебе и некоторое дерзновение. И потому, имея возможность пропитать Сам Себя, Я хожу и прошу, стою у дверей твоих и простираю руку. Я желаю от тебя именно получить пропитание, потому что сильно люблю тебя, Я стремлюсь к твоей трапезе, как это и бывает у друзей, и хвалюсь этим пред лицом целой вселенной, возвещаю о тебе постоянно во услышание всех и показываю всем Своего кормильца. Мы, когда у кого-нибудь питаемся, стыдимся этого и обыкновенно скрываем, но сильно нас любящий Христос, хотя бы мы и молчали, всем рассказывает о случившемся со многими похвалами и не стыдится сказать, что мы одели Его, когда Он был наг, накормили, когда Он был голоден. Размыслив о всем этом, не остановимся на одних только похвалах, но исполним слова наши на деле. Какая польза от этих рукоплесканий и этого шума? Я требую от вас одного только — доказательства на деле, повиновения в действительности: это моя похвала, это ваше приобретение, это блистательнее для меня диадемы. Итак, вышедши отсюда, вы и себе, и мне приготовьте венец руками нищих, чтобы и в настоящей жизни питаться нам доброю надеждою и, переселившись в будущую жизнь, достигнуть бесчисленных благ, получить которые да будет дано всем нам благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу и Святому Духу слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

πέπεισμαι perf. ind. pass, от πείθω убеждать; pass, убеждаться. Perf. предполагает действие в прошлом с продолжающимся результатом, ενεστώτα perf. pass. part, от ένίστημι вкладывать, perf. быть под рукой, присутствовать. Part, в роли subst. Указывает на текущие события и обстоятельства (Cranfield). μέλλοντα praes. act. part. acc. n. pl. от μέλλω собираться быть; здесь: "грядущие события", δύναμις сила.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

В контексте вселенского противостояния «Начала», «Силы» и «Ангелов» следует рассматривать как небесные силы, управляющие народами и выступающие против народа Божьего. Многие еврейские авторыиспользовали эти термины именно таким образом.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

В конце главы Св. Апостол начертывает идеал не минутного только настроения, а обычного и крепкого нравственного состояния истинных христиан, или той любви, какую имеют они к Богу в воздаяние за Его великую и безграничную любовь к человечеству.

«Кто отличит нас от любви Божией: скорбь или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность или меч? … я уверен, что ни смерть (т. е. ни страх смерти), ни жизнь (т. е. ни надежда сохранить жизнь), ни Ангелы (добрые) О них Апостол говорит только предположительно (Гал. 1:8) и вследствие сильного желания показать высшую степень любви к Богу (Феофил.). , ни Начала, ни Силы (злые), ни настоящее, ни будущее (т. е. ни настоящая, ни всякие будущие злострадания), ни высота, ни глубина (т. е. ни слава, ни бесславие), ни другая какая тварь… не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем!»


Источник

Послания апостольские и Апокалипсис. Истолковательное обозрение, составленное протоиереем Михаилом Херасковым. Владимир-на-Клязьме, 1907.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Как на высшее превосходство благодатней жизни Апостол указывает на то, что она вся основана на любви и стоит любовию. По любви мы были предопределены к спасению, призваны, оправданы и прославлены. По любви Божией Иисус Христос пострадал за нас, а теперь, седя одесную Отца, Он милостиво ходатайствует за нас, Он же потом будет судить всех и наконец дарует всю полноту славы, соответствующую Его человеческой природе, прославленной. Не ясно ли, что мы должны иметь такую любовь к Богу, которую ничто не могло бы преобороть, так как в Боге находится для нас такая бездна счастия, что никакие привязанности, никакие мучения, никакие силы не должны остановить нас в нашем стремлении к Богу, чрез усвоение спасительного оправдания, совершенного Сыном и подаваемого чрез Св. Духа. Имея в виду первенствующих избраннейших Христиан, Апостол говорит, что Христиане уже действительно проникнуты такою великою любовию. Примеры многих Апостолов, уже пострадавших за веру Христову, – были ясным тому доказательством. В последних же словах Апостола слышится его личная мощная готовность к мученичеству. И всех Христиан он призывает не только к стойкости и мужеству в скорбях, но и к мученичеству, ни чем не сокрушимому и все победившему, не смотря на то, что Христиан вели в Рим, как овец на заклание, на растерзание мощными когтями разъяренных тигров и львов, нарочито для сего впускавшихся на обширную арену Римского театра (Колизея), полного кровожадными зрителями. «Ежели ветхозаветные, говорит св. Иоанн Златоуст, которые имели наградою трудов своих землю и то, что преходит с настоящею жизнию, столько презирали настоящую жизнь, искушения и бедствия; то какое извинение будем иметь мы, которые имеем наградою небо, горнее царство, неизреченные блага, если ослабеем духом и не достигнем той же меры, какой достигли ветхозаветные?» «Итак не теряй веры, что мы, будучи подвергаемы побоям, одолеваем биющих будучи изгоняемы, держим в своей власти гонителей и умирая поражаем живых... Апостолы не только побеждали, но и удивляли своими победами»...Как на высшее превосходство благодатней жизни Апостол указывает на то, что она вся основана на любви и стоит любовию. По любви мы были предопределены к спасению, призваны, оправданы и прославлены. По любви Божией Иисус Христос пострадал за нас, а теперь, седя одесную Отца, Он милостиво ходатайствует за нас, Он же потом будет судить всех и наконец дарует всю полноту славы, соответствующую Его человеческой природе, прославленной. Не ясно ли, что мы должны иметь такую любовь к Богу, которую ничто не могло бы преобороть, так как в Боге находится для нас такая бездна счастия, что никакие привязанности, никакие мучения, никакие силы не должны остановить нас в нашем стремлении к Богу, чрез усвоение спасительного оправдания, совершенного Сыном и подаваемого чрез Св. Духа. Имея в виду первенствующих избраннейших Христиан, Апостол говорит, что Христиане уже действительно проникнуты такою великою любовию. Примеры многих Апостолов, уже пострадавших за веру Христову, – были ясным тому доказательством. В последних же словах Апостола слышится его личная мощная готовность к мученичеству. И всех Христиан он призывает не только к стойкости и мужеству в скорбях, но и к мученичеству, ни чем не сокрушимому и все победившему, не смотря на то, что Христиан вели в Рим, как овец на заклание, на растерзание мощными когтями разъяренных тигров и львов, нарочито для сего впускавшихся на обширную арену Римского театра (Колизея), полного кровожадными зрителями. «Ежели ветхозаветные, говорит св. Иоанн Златоуст, которые имели наградою трудов своих землю и то, что преходит с настоящею жизнию, столько презирали настоящую жизнь, искушения и бедствия; то какое извинение будем иметь мы, которые имеем наградою небо, горнее царство, неизреченные блага, если ослабеем духом и не достигнем той же меры, какой достигли ветхозаветные?» «Итак не теряй веры, что мы, будучи подвергаемы побоям, одолеваем биющих будучи изгоняемы, держим в своей власти гонителей и умирая поражаем живых... Апостолы не только побеждали, но и удивляли своими победами»...


Источник

Толковый Апостол. Часть 2. Объяснение первых семи посланий святаго апостола Павла. Сост. еп. Никанор. Изд.3-е. С-Пб.: 1904. - С. 76

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Никто в сотворенном мире не может воспрепятствовать нам пользоваться действенной любовью Бога к нам во Христе.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Теперь Павел указывает не на человеческие искушения, но на те, что превыше человеческих. И поэтому, я думаю, он сначала перечислил первые по отдельности и сказал: Но все сие преодолеваем. А по поводу искушений второго рода апостол не говорит уверенно: преодолеваем, но весьма тонко замечает, что ни одно из них не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем. Ибо относительно человеческих искушений, как малых и легких, он уверенно объявляет о том, что мы преодолеваем их. А о тех, что сильнее и тяжелее человеческих, - даже если мы не в силах победить их и повергнуть (ведь это дело одного лишь Христа, Который, отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позор, восторжествовав над ними Со6 ою (Кол. 2:15) - апостол говорит, однако, что и это считается за победу, если они, несмотря на все свои ухищрения и атаки, не могут разлучить нас с любовью Божией.

Источник

Ориген, Комментарии на Послание к Римлянам. CER 4:118-122; Часть 7.1.2.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Уверенность в том, что верующий препобеждает всякие искушения, Апостол подкрепляет здесь своим заверением, что никакая сила, как бы она ни была могущественна, не отлучит верующих от любви Божией. Ни смерть, ни жизнь, т. е. умрем ли мы, останемся ли в живых - мы все равно пребудем в любви Божией. О смерти упоминает Апостол прежде жизни ввиду опасностей, постоянно окружающих христиан (ст. 36). - Ни Ангелы. Тут вероятнее разуметь добрых ангелов, потому что где речь об ангелах злых, то они всегда называются или ангелами диавола, или ангелами согрешившими (Мф. 25:41; 2 Пет. 2:4). Апостол, впрочем, не говорит, что ангелы добрые на самом деле, стали бы вредить спасению верующих - он только, как выражается блаж. Феофилакт, говорит предположительно (ср. Гал. 1:8). - Ни Начала. Некоторые толкователи видят здесь указание на особый чин ангелов, но с этим мнением нельзя согласиться, потому что Апостол в таком случае поставил бы на одной доске целое и его часть (Ангелы - целое и Начала - часть). Нельзя также видеть здесь указания на демонские силы, потому что, опять, эти силы нигде не называются просто началами. Естественнее всего видеть здесь обозначение человеческих властей, земное начальство. - Ни силы. В большинстве древних кодексов это слово читается после выражения: будущее. Здесь указывается на силы вообще - личные и безличные, земные и сверхземные. Ни настоящее, ни будущее. Ср. 1 Кор. 3:22. Это понятия общие: указания на страдания, как некоторые думают - здесь нет.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Против любви Божией положив на весы всю тварь в совокупности, и к видимому присоединив мыслимое — Ангелов, Начала и Силы, к благам настоящим приложив ожидаемые блага и даже угрожающие наказания (ибо глубиною, как думаю, называет геенну, а высотою — Царство), а сверх сего вечную жизнь и вечную смерть, и усматривая, что все это еще недостаточно, Апостол ищет, что еще приложить бы иное; не видя же, другую такую и многократно взятую тварь представляет в слове и видит, что и это все не равняется любви Божией. Ибо надлежит, говорит он, не за обетования благ любить Бога, но ради Бога вожделевать и благ. Искренно расположенный к какому-либо богачу не за обилие богатств любит его, но по приверженности к нему любит и принадлежащее ему имущество. Так и божественный Апостол говорит: «Не соглашусь я и Царство Небесное, и все видимое и мыслимое, и еще то же самое, вдвое и втрое взятое, иметь без любви к Богу. Если же кто предложит мне настоящие и будущие скорби, временную и вечную смерть и долговечное мучение в геенне, то при любви к Нему охотно и со всею готовностию предпочту это всему блистательному, великому и превосходящему всякое слово, если только при этом последнем лишен буду любви». Посему и мы будем молиться и стараться о том, чтобы иметь сию любовь и, последуя стопам апостольским, сподобиться апостольских сеней, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа. С Ним Отцу со Всесвятым Духом подобают слава и велелепие ныне и всегда и во веки веков! Аминь.

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Спрашивал: кто ны разлучит от любве Божия? Теперь отвечает: известихся, — что ничто и никто не может нас разлучить от любви сей. Известихся, πέπεισμοα, — я убедился, убежден. Извещение бывает свыше, но здесь говорится о свойственных человеку, яко человеку, убеждениях. Из всего, что мне даровано, что было со мною, какие искушения испытал и какие избавления видел, я вынес убеждение, что ни меня, ни подобных мне ничто не может отлучить от любве Божия, то есть погасить в нас любовь к Богу и уклонить к исканию чего-либо другого, кроме угодного Богу. Выставляет свое убеждение; но, сознавая, что он не один таков, общую всех, подобно ему, воодушевленных любовию к Богу изъявляет непоколебимую верность, чтобы и всех христиан во все времена воодушевлять к такой же любви и такой же уверенности. Я уверен, что, кто вкусит однажды истинную любовь к Богу, того ничто уже от нее оторвать не может, тот не променяет ее ни на что и не позволит себе прильнуть сердцем к чему-либо другому, кроме Бога. Этим завершает Апостол указание основ упования со стороны человека — в верности Богу непоколебимой, любовной. Он не предписание дает, а изъявляет свою воодушевленную ревность; а воодушевление, обычно, увлекает всех видящих воодушевленного. Что касается до перечисления того, что могло бы отвлечь от любви Божией, то им Апостол имел в виду выразить одну только мысль, что никто и ничто не может отвлечь от Бога возлюбившего Его, — ничто из того, что есть и воображаемо быть может, кроме Бога. Почему можно и не останавливаться особым вниманием на указываемых им предметах. Наши толковники и не стараются определять их с точностью, а только общую представляют картину всего. Так, блаженный Феодорит пишет: «против любви Божией положив на весы всю тварь в совокупности и к видимому присоединив мысленное, ко благам настоящим приложив ожидаемые, и даже угрожающие, наказания (ибо глубиною, как думаю, называет геенну, а высотою Царство), а сверх сего вечную жизнь и вечную смерть, и усматривая, что все это еще недостаточно, Апостол ищет, что еще приложить бы иное; не видя же другую такую, и многократно взятую тварь представляет в слове и видит, что это все не равняется любви Божией. Не соглашусь я, говорит как бы, и Царство Небесное, и все видимое и мыслимое, и еще то же самое, вдвое и втрое взятое, иметь без любви (или вместо любви) к Богу. Если же кто предложит мне настоящие и будущие скорби, временную и вечную смерть и вековечное мучение в геенне; то, при любви к Богу, охотно со всею готовностию предпочту это всему блестящему, великому и превосходящему всякое слово, если только при этом последнем лишен буду любви». Так святой Златоуст говорит: «высоки слова сии: но мы не постигаем оных, потому что не имеем такой любви. Смысл же слов его такой. К чему говорить о настоящих бедствиях, неразлучных с сею жизнию? Если мне укажут на будущие состояния и силы; и то для меня мало в сравнении с Христовою любовию. Если бы кто стал угрожать мне будущею нескончаемою смертию, чтобы отлучить меня от Христа, или обещал мне за сие бесконечную жизнь, я не согласился бы. Укажешь ли мне на Ангелов, на все горние силы, на все существующее, на все будущее; в сравнении с любовию Христовою все для меня мало, все, что на земле, что на небе, что под землею, что превыше небес. Но как бы и сего недостаточно было к изображению сильной любви, обладающей Апостолом, он представляет нечто другое, равное прежнему, и говорит: ни ина кая тварь. Сие значит: если бы другая была такая же тварь, как видимая, так и постигаемая умом, и тогда ничто не отвлекло бы меня от сей любви. Выразился же так Апостол не потому, чтобы Ангелы или другие небесные силы действительно стали отвлекать его от Христа, но желая единственно представить в высшей степени ту приверженность, какую имел он ко Христу. Он любил Христа не ради принадлежащего Христу; напротив, все Христово любил ради Самого Христа, к Нему одному устремлял взор свой, но одного страшился — отпасть от сей любви. Отпасть от любви Христовой для него было ужаснее самой геенны, равно как пребывать в любви вожделеннее Царства».

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 38-38

Прежде сказал, что Бог возлюбил нас, а потом говорит о своей любви к Богу, дабы никто не подумал, что он сам превозносит себя. Мы, рассуждает, так прикованы к любви к Богу, что нас не могут отторгнуть от нее не только бедствия, неразлучные с этой жизнью, но если бы тиран какой стал угрожать будущей смертью, состоящей в казни, или пообещал нескончаемую жизнь, дабы таким образом отвлечь нас от Бога, он нимало не преуспел бы в том. И что говоришь ты мне о царях и тиранах? Нас не могут отвратить от любви той ни ангелы, ни все горние силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, то есть находящееся в тебе, ни глубина, то есть находящееся в земле, ни слава, ни бесславие. Под высотой некоторые разумеют Царство Небесное, а под глубиной — потерю его. Даже если бы была другая какая тварь, как видимая, так и постигаемая умом, и та не отвлекала бы меня от любви той. Так выразился не потому, будто ангелы отвлекают людей от Христа, но в виде предположения и вследствие сильного желания показать высшую степень любви к Богу, не той, которой хвастаются евреи, но той, которую имеют христиане; ибо хотя и иудеи говорят, что они любят Бога, но любят Его не во Христе Иисусе, потому что не веруют во Христа.