yandex

Библия - К Римлянам послание ап. Павла Глава 8 Стих 3

Стих 2
Стих 4

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

Здесь Павел ясно учит тому, что установления закона не были исполнены (хотя и должны были) потому, что те, кому закон был дан до благодати, предались благам плотским и в них пытались обрести блаженство. Не было в них и страха, кроме как из-за угрозы этим благам. А когда такое случалось, они легко отступали от установлений закона. Потому закон стал ослаблен, что установления его не исполнялись. И не закон в том повинен, ибо слабость пришла через плоть, то есть тех людей, которые стремились к благам плоти и не любили праведности закона, предпочитая временные выгоды. Потому Освободитель наш Господь Иисус Христос принял смертную плоть и пришел в подобии плоти греховной. Ибо смерть есть воздаяние, достойное греховной плоти. Смерть же Господа, как очевидно, была в Его воле, и Он не был обязан ей. Тем не менее апостол называет «грехом» принятие греховной плоти, пусть даже она и не знала греха. Когда Иисус умер, Он будто бы стал грехом, хотя Сам был бессмертен. О грехе же Павел говорит, что Бог осудил его во плоти. Ибо смерть Господа совершила то, что смерть перестала устрашать, преходящие блага перестали привлекать, а зло мира перестало вызывать страх у тех, кто прежде был мудрым мира сего, а потому и неспособен был исполнить установления закона.

Источник

Некоторые темы из Послания к Римлянам. СI. 0280, 40.21.9.
  • **
  • Потому излилась на нас благодать через Посредника, чтобы плоть наша, оскверненная грехом, могла очиститься подобием плоти греховной.

    Источник

    О граде Божием. СI. 0313, SL47.10.22.16 CCSL 47:296.
    *** Что имеет греховная плоть? Смерть и грех. А что было в подобии плоти греховной? Смерть без греха. Если бы в Нем был грех, это была бы греховная плоть. Если бы Он не умер, это не было бы подобием плоти греховной. Таким Он пришел - как Спаситель. Он умер, но попрал смерть. В Нем завершилось то, чего мы боялись. Он принял смерть и попрал ее. Как могучий охотник, Он взял льва и убил его.

    Источник

    Проповеди. СI. 0284, 233.PL38.1114.23.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Для нас, конечно, невозможно было исполнить заповедь закона, ибо мы находились во власти греха. Потому Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной. Подобие плоти в том, что хотя это и та же плоть, как наша, но не так явлена во чреве и рождена, как наша плоть. Она освящена во чреве, рождена без греха и не узнала греха. Девственное чрево избрано было для рождения Господа, дабы святостью отличалась плоть Господа от нашей плоти. По происхождению она похожа, но не греховностью. Потому и говорит Павел, что плоть Иисуса из той же субстанции, но иначе рождена, ибо тело Господа не было во власти греха. Плоть Господа освящена была Духом Святым, дабы Он родился в таком теле, каким оно было у Адама до греха, когда дана была ему заповедь. Послав Христа, Бог осудил грех грехом. Христос был распят грехом, который есть сатана, потому грех согрешил в плоти тела Спасителя. Так Бог осудил грех во плоти, в том самом месте, где она согрешила.

    Источник

    Комментарий на Послание к Римлянам. CSEL 81:255.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Так принял предписанное законом обрезание плоти Тот, Кто явился во плоти без порока, пришел в подобии плоти греха, но не в самой плоти греха. Он не презрел того средства, каким обыкновенно очищается греховная плоть, поскольку не по необходимости, но ради примера Сам принял воды крещения, желая, чтобы они очистили от скверны грехов народ новой благодати Мф. 3:13-17; Мк. 1:9-11; Лк. 3:21-22; Ин. 1:29-34.

    Источник

    Гомилии на Евангелия. CI 1367, 1.11.34. CCSEL 122:74.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Дословно: «Ведь бессильное закона, в котором он имел слабость через плоть, Бог исправил». Закон был бессилен. Он запрещал: «Не делай», а силы не делать не давал. Говорил: «Делай», а сил делать не давал. А происходило это потому, что закон был обессилен плотью. Что это значит? Значит ли это, что тело обессилило закон? Нет. Плотоугодие обессилило закон. Пришел закон от Бога, закон Моисеев, и заповедует: «Делай то и не делай этого», а человек уже привык делать то, чего захочет плоть. Зло действовало уже на уровне условного рефлекса. Может быть, человек не делал зла в виде совсем внешних дел, например не убивал, но при этом все пожелания внутри были и реализовывались при удобном случае. По этой причине закон был обессилен плотью. Привычка души угождать своему телу привела к тому, что закон стал полностью обессиленным.

    Попробую объяснить детальнее, так как речь идет об очень важных вещах. По-хорошему человек должен жить так, чтобы высшая его часть, называемая духом или умом, полностью подчинялась Богу, воля и чувства (то есть душа) подчинялись уму, а душа оживляла тело и командовала им. Человек должен получать наслаждение в Боге. Заметьте, человек создан для наслаждения, но в Боге. Тело же должно быть полностью в подчинении у духа. Что моя голова повелела, то тело и должно делать. Однако что произошло в реальности? В реальности, что желудок захотел, то моя голова и делает. На почве нервов люди бегут к холодильнику или к бутылке, в зависимости от пола, но суть одна и та же. Поэтому нечего воротить нос, как делают некоторые барышни: «Я-то чего? Вот муж у меня пьяница, а я всего лишь чревоугодница». А суть-то та же самая. Вещества разные, а суть одна. Недаром в схеме грехов считается, что пьянство — это разновидность чревоугодия, а другая разновидность — курение. Психологически так и есть.

    И вот приходит закон и приказывает: «А ну-ка, прекращай пить! Козленочком станешь». — «Да, конечно, я знаю, что пить плохо, — искренне говорит пьяница, — но не могу бросить. У меня полная свобода: когда я хочу, я пью, когда не хочу, я тоже пью». Человек находится в рабстве у своей плоти. У него дух на уровне рефлекса исполняет желания плоти. Посмотрите на курильщика. Он на автомате, даже не думая, сует в зубы сигарету. Пьяница на автомате выпивает рюмку. Барышне плохо, и она берет бутерброд, а в итоге пол холодильника опустошает. Это примеры на грубом уровне. Или, скажем, закон запрещает: «Не ругайся». Человек отвечает: «Да, все справедливо, но разве можно с таким мерзким мужем, с такой отвратительной женой, с такой страшной тещей не ругаться? Это все правильно, но не для меня». Так говорит плотоугодник, ведь страсть ругани кипит в плоти. Замечали, где закипает во время ругани? Когда обижают, комок встает в горле, то есть в буквальном смысле выходит плотоугодие. Человек служит комку, который у него в горле. Дьявол воспользовался телом, чтобы поработить дух.

    Закон оказался бессилен, поэтому «Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти» . Очень сложный текст. Бог послал Своего Сына в подобии плоти греха. Почему «в подобии плоти греха»? Если бы было сказано «в подобии плоти», мы бы решили, что тело у Иисуса было иное, чем у нас. Но здесь говорится о «подобии плоти греха». Другими словами, тело у Христа было точно такое же, как у нас (и есть точно такое же, как у нас, потому что Христос взял наше тело навсегда), но не имело внутри закона греха, той гниды, паразита, о котором мы много раз говорили. В Его теле не было первородного греха, совокупности страстей, центром которой является самоугодие и самолюбие. Этой гадюки во Христе не было, поэтому апостол пишет о «подобии тела греха».

    Бог послал Своего Сына, чтобы осудить грех во плоти. Христос пришел, чтобы загладить грех жертвой Своей плоти и таким образом лишить его силы, преодолеть грех. Господь отдает Свое тело в жертву за наши грехи, и так исчезает самое страшное, что есть в грехе, а именно его неистребимость. Грех требует наказания, а потому самое страшное в нем не то, что человек его сделал, а то, что сделал его против Бога. Каждый раз на утренних молитвах мы читаем: «Тебе единому согреших, и лукавое пред Тобою сотворих». То есть грех сделан против Бога, против праведности Божией, а потому он становится бессмертным. Некоторые думают, что грех покапал, как дождик, и прошел. Снова светит солнце, а грех от времени исчез. Нет, грех остается с тобою навечно, если он не наказан, а наказывается он очень просто: «Возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23). Именно поэтому Бог возложил наказание наше, которое должны были понести мы, на невинного Сына, умершего в страшных мучениях. Кроме как кровью, грех ничем не смывается.

    Святитель Феофан Затворник пишет: «Сын Божий пришел восполнить недостававшее закону, а закону недоставало того, чтоб побеждать грех в нас или делать нас победителями его»1. Закону недоставало силы, и Христос пришел, чтобы эту силу дать. А недоставало ему силы, поскольку грех пользовался тем, что Бог не прощал его. Даже когда Бог прощал грех, как об этом выше писал апостол Павел, Он делал это авансом, в силу будущего искупления. Строго говоря, прощение греха было возможно лишь для тех, кого казнили. Это очень страшный момент, но закон говорил: «Если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб» (Исх. 21:23–24); «Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею, если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего, — да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка» (Лев. 20:10). За гомосексуализм — смертная казнь, за колдовство — смертная казнь. Пошел к колдуну — тоже смертная казнь. Но человек все равно шел, все равно убивал и прелюбодействовал. Толку никакого. Человек шел напролом, потому что его тянула злая сила. Христос же дал силу, дал то, чего не хватало закону. Он сделал нас победителями. Находясь во плоти, Он победил грех и таким образом соделал победительницей нашу плоть, ибо Его тело такое же, как у нас, единосущное нам. Вкушая плоти Господней, мы побеждаем грех, а это самое важное. Мы преодолеваем зло через причащение, поэтому священники обычно говорят, что нужно причащаться как можно чаще. Почему? Потому что мы вкушаем плоти-победительницы греха, которая и в нас преодолевает эту чудовищную тягу.

    Примечания

      *1 Святитель Феофан Затворник. Толкования Посланий апостола Павла. К Римлянам // Собрание сочинений в 31-м томе. Том 8. — М.: Правило веры, 2008.


    Источник

    Священник Даниил Сысоев. Толкование на Послание апостола Павла к Римлянам. В 4 частях. Часть 2. Закон, грех и благодать — М.: Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», 2018. — С. 148-153

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Затем мы и умолили Бога о разрешении не соблюдать иудейские обычаи, поскольку не можем устанавливать законы, не приспособленные для язычников, хотя мы охотно изъясняем пророчества, переданные через иудеев, как предсказания, написанные о нас Деян. 15:5-21.

    Источник

    Доказательство в пользу Евангелия. TLG 2018 005, 1.7.6.1-4.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    «Ибо немощное было в законе»: или Моисея называет немощным, поелику нуждался в очищении за совершенное им при камне преступление (Исх. 17:6); или священников и жертвенные священнодействия, потому что они не могли очистить грехов, пока не пришла Единственная Жертва и умертвила грех во плоти Своей; или же самый закон был немощен, поелику никому не мог отпускать греха. Итак, бессилен был закон, так как не мог оказать виновным милосердия и сострадания, — как бы немощный, который не может совершить ничего сильнее себя. Он рабствовал, поелику чрез раба дан был, а — раб никоим образом не может освобождать раба, ибо оба имели нужду в истинной свободе Сына. «Чрез плоть, — говорит, — послал... Бог Сына Своего в подобие плоти греха». Плотью грехов называет грех, так как он облекся плотью, сообразно плоти их. Собрав воедино грех, который был долгом закону, — и введши, заключил его в самой плоти Своей, — и Умерший умертвил его. Посему и сказал: «осудил грех в самой плоти» Своей.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Немоществоваше плотию. И Закон обещал жизнь исполнителям своим, но он давал её под условием строгаго и полнаго исполнения, котораго никто не мог достигнуть, ослабляемый плотью; посему обещания Закона оказались безплодными и сам Закон безсильным к спасению. Но в чём Закон оказался немощным, то сделано было явлением Сына Божия во плоти. Да оправдание Закона исполнится в нас, — то есть, чтобы нам дано было оправдание, к которому стремился Закон, чтобы мы имели силу исполнять все нравственныя требования Закона и достигать через то оправдания. В подобии плоти греха. На основании этого текста маркиониты и манихеи отрицали истинность Воплощения Христова; но, по замечанию Тертуллиана (lib. V contra Marcion. с. 14), здесь подобие относится к греху, а не к сущности тела, потому что Христос казался только грешником, обращаясь с грешниками, прощая их и отступая от преданий старцев и от буквальнаго понимания Закона Моисеева; но не казался Он только имущим плоть, потому что действительно переносил голод, болезни, страдания и саму смерть. Потому Апостол в другом месте и говорит, что он был искушен по всяческим, по подобию, разве греха (Евр. 4:15).

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Немощное бо закона, – говорит, – в немже немоществоваше плотию, Бог Сына Своего посла в подобии плоти греха, и о гресе осуди грех во плоти. Опять кажется, будто он осуждает закон, но при тщательном внимании открывается, что он очень хвалит его, доказывая, что закон согласен со Христом и предписывает то же самое. Ведь не сказал – худое закона, но – «немощное», и опять – «в немже немоществоваше», а не – в нем поступал худо или злоумышлял. Самую немощь приписывает не закону, а плоти, говоря: «в немже немоществоваше плотию». Плотью же опять здесь называет не самое существо и основание ее, а мудрование плотское, почему и освобождает от обвинения как тело, так и закон, и не только этим, но и следующими словами. Если бы закон был враждебен, то как Христос явился к нему на помощь, выполнил его праведность и протянул руку, осудив грех во плоти? Это именно и оставалось (сделать), потому что закон давно уже осудил грех в душе. Итак, что же? Неужели закон совершил больше, а Единородный Божий меньше? Никак. Ведь и первое совершил преимущественно Бог, давши закон естественный, а потом приложивши и закон писанный; иначе не было бы никакой пользы от большего, если бы не было предложено меньшее. Какая в самом деле польза знать, что должно делать, не делая этого? Никакой, – напротив, за это будет даже большее осуждение. Таким образом, Кто спас душу, Тот и сделал плоть благопокорною. Учить не трудно, но показать путь, которым с удобством можно достигнуть этого, – вот дело достойное удивления. Для того пришел Единородный и не прежде удалился, как освободив нас от того неудобства. Всего же важнее самый образ победы: (Христос) не другую принял плоть, но ту же самую, покоренную, подобно тому, как царский сын, увидев, что на рынке бьют женщину худую и продажную, называет себя ее сыном и таким образом освобождает ее от нападающих. То же самое сделал (Сын Божий): Он исповедал Себя Сыном человеческим, явился на помощь плоти и осудил грех. Итак, грех не осмелился бить ее больше, а, лучше сказать, он уже поразил ее ударом смерти, но всего удивительнее то, что не пораженная плоть, но поразивший грех подвергся за это осуждению и гибели. Если бы победа совершилась не во плоти, это не так было бы удивительно, потому что и закон производил это, но удивительно то, что (Христос), имея плоть, воздвиг победный трофей, и та самая плоть, которая тысячекратно была побеждена грехом, одержала над ним блистательную победу. Смотри же, сколько совершилось необычайного: во-первых, грех не победил плоти, во-вторых, он сам был побежден и притом побежден плотью, – ведь не одно и то же – не быть побежденной и победить того, кто всегда побеждал, – в-третьих, плоть не только победила, но и наказала, так как тем, что (Христос) не согрешил, Он явился непобежденным, а тем, что умер, Он победил и осудил грех, сделав для него страшной ту самую плоть, которая была прежде презираема. Так Он уничтожил и силу греха, уничтожил и смерть, введенную в мир грехом. Пока грех встречал грешников, он по справедливому основанию наносил им смерть; когда же, нашедши тело безгрешное, предал его смерти, то, как сделавши несправедливость, подвергся осуждению. Ты видишь, сколько совершилось побед: плоть не была побеждена грехом, но и сама его победила и осудила, и не просто осудила, но осудила, как согрешивший. (Христос) сперва изобличил его в неправде, потом осудил и осудил не просто силой и властью, но и словом правды. Это и выразил (апостол), сказавши о грехе: «осуди грех во плоти», это тоже значит, что сперва изобличил в тяжком грехе, а потом уже осудил его. Ты видишь, что всюду осуждается грех, а не плоть, плоть же увенчивается и произносит свой приговор над грехом? А если сказано, что (Бог) послал Сына «в подобии плоти», то не думай на основании этого, что плоть Христа была иная: так как (апостол) сказал – «греха», то и прибавил слово – «подобие». Христос имел не грешную плоть, а подобную нашей грешной, но безгрешную и по природе одинаковую с нами. Таким образом и отсюда видно, что природа плоти не зла. Христос уготовал победу, не принявши другой плоти, вместо прежней, и не изменив эту в существе, но, согласившись пребывать в том же самом естестве, достиг того, что оно приобрело венец за победу над грехом, а после этой победы воскресил его и сделал бессмертным. Но какое, спросишь, имеет отношение ко мне то, что совершилось в той плоти? Для тебя преимущественно это и имеет значение, потому и прибавил: Ст. 4. да оправдание закона исполнится в нас, не по плоти ходящих.

    Источник

    "Беседы на Послание к римлянам"
  • **
  • "В подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти" (Рим. 8:3), показав, что не больные нуждаются во враче, но болящие. Он лечил наши немощные тела, а особенно исцелял болезни могущественною силою, чтобы исполнилось сказанное: "Я, Господь, призвал Тебя в правду, и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя, и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников, чтобы открыть глаза слепых, чтобы узников вывести из заключения и сидящих во тьме - из темницы. Я Господь, это - Мое имя" (Ис. 42:6-8).

    Источник

    "Слова на Святую Пасху 1-7 SPURIA", Гл. 6, § 4
    *** <...> словами: "В подобии плоти греховной" (Рим. 8:3) не то выражает, будто Он не имел плоти, но что плоть эта не грешила, между тем была подобна плоти греховной. Почему подобии? По естеству, а не по греховности, – потому и подобна душе грешника. Как там сказано – "сделавшись подобным", потому что не во всем равенство, так и здесь сказано – "сделавшись подобным", потому что не во всем равенство, как-то: Он родился не от соития, был без греха, не простой человек.

    Источник

    "Беседы на послание к Филиппийцам", Гл. 7, § 3

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Ради того наш Господь и Спаситель пришел в подобии плоти греха, как учит апостол, и воспринял все, кроме греха, чтобы таким образом полнота праведности истребила во плоти грех, когда Он от греховной сущности воспринял тело без греха. Доказательством тому служит встреча в пустыне с духом, когда Он одолел дьявола не божественным величием, но памятованием о долге, постом и благочестивым ответом Мф. 4:1-11; Мк. 1:12-13; Лк. 4:1-13.

    Источник

    Проповеди. CI 1008, SL 103.11.3.9. CCSL 103:55.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Апостол не просто сказал "в подобии плоти", разрушая хулу нечестивого учения, ибо благодать Духа наперед знает все, но сказал "в подобии плоти греха", дабы мы знали, что слово "подобие" употребил он потому, что Спаситель наш свободен от всякого греха.


    Источник

    О вочеловечении Господа, гл. 9

    ***

    Тело Христово нельзя было бы назвать «плотью греха», ни в коем случае, но скорее - подобием плоти греха, то есть телом, похожим на наши, но не ведающим недуга плотской нечистоты, ибо божественный этот храм был свят от утробы матери. И что касается понятий и определений природы, никто не поколеблется сказать, что оно, поскольку было плотью, имело в себе собственное и врожденное движение. А так как в него вселилось освящающее все творение Слово, то сила греха была осуждена, чтобы свершение это распространилось и на нас. Ибо мы сделались причастны Ему духовно и телесно. Когда и в нас поселяется Христос через Святого Духа и благословение таинства, тогда, конечно, и в нас осуждается закон греха. Посему верно, что бессилие, которым закон страдал из-за плоти, прекратилось благодаря Христу, осудившему и упразднившему грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас.


    Источник

    Фрагменты.

    TLG 4090. 003, 212.29-213.16.

    ***

    Блаженный Павел, объясняя причины вочеловечения Единородного Сына Божия, пишет: Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по Духу (Рим. 8:3-4). И еще: А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству. Ибо не Ангелов воcприемлет Он, но воcприемлет семя Авраамово. Посему Он должен был во всем уподобиться братиям Евр. 2:14-17. (9) Так вот, мы утверждаем, что из-за преступления Адама человеческая природа подверглась растлению и наш разум терпит насилие со стороны вожделений плоти или прирожденных движений. Поэтому для спасения нас, живущих на земле, стало необходимым вочеловечиться Слову Божию — чтобы Он усвоил человеческую плоть, подверженную тлению и заболевшую сластолюбием, и поскольку Он есть Жизнь и животворящий, тем самым прекратить в ней тление и обуздать прирожденные движения, те, разумеется, что влекут к сластолюбию. Ведь именно так был умерщвлен в ней грех. Помним мы и то, что блаженный Павел назвал врожденные в нас движения законом греховным Рим. 7:23. Итак, раз человеческая плоть стала собственной для Слова, в ней перестало действовать тление, а поскольку Тот, Кто усвоил ее и явил Своею собственною, как Бог не знает греха, то, как сказал я, прекратилась в ней и болезнь сластолюбия. И не для Себя Самого совершило это Единородное Слово Божие, — ибо Оно всегда есть то, что Оно есть, — но, конечно же, для нас. Ведь если мы подверглись тем бедствиям, что последовали за преступлением в Адаме, непременно на нас придет и то, что во Христе 1 Кор. 15:22, то есть нетление и умерщвление греха. Итак, Он стал человеком, а не воспринял человека, как полагает Несторий1. И чтобы уверовали, что Он стал человеком, хотя и остался тем, чем Он был, а именно Богом по природе, о Нем говорится, что Он голодал и уставал от пешего пути, претерпевал и сон, и страх, и скорбь, и другие человеческие и безукоризненные страсти. А с другой стороны, чтобы видящих Его вполне удостоверить в том, что, будучи человеком, Он вместе с тем является и истинным Богом, Он совершал Божественные знамения, повелевая морем, восставляя мертвых и устраивая иные чудные дела. Перенес Он и крест, чтобы, претерпев смерть плотью — плотью, а не природой Божества, — стать первенцем из мертвых Кол. 1:18, проложить путь человеческой природе к нетлению и, расхитив ад, освободить заключенные там души.


    Примечания

      *1 Как замечает свт. Евлогий Александрийский, в своем сочинении «Сокровищница (изречений) о Святой и Единосущной Троице» свт. Кирилл сам говорит, что Бог Слово, став ради нас первосвященником, как некий подир воспринял человека, или храм от Марии (Суr. Аlеx. Thes. 21. PG 75, 361D:2—5. CPG 5215). Почему же здесь он говорит, что Бог Слово «не воспринял человека»? Объяснение дано тут же: он отрицает, что Бог Слово воспринял человека в том смысле, «как полагает Несторий», то есть, что Он воспринял некоего отдельно «существующего» человека, в то время как согласно свт. Кириллу Бог Слово в Самом Себе «осуществил» этого человека (дал ему ипостась) и поистине стал человеком, оставаясь неизменным по Божеству. Для свт. Евлогия это яркий пример того, что свт. Кирилл «не ум свой вверяет изречениям, но изречения взвешивает разумом (τῇ διανοίᾳ)», то есть, что вербальная сторона христологии для него имеет подчиненное, а не самодовлеющее значение (Eui. Alex, apud Phot. Виbl. 230, 272b:25—40 / Éd. par R. Henry. Paris, 1959—1977. TLG 4040/1. CPG 6976).


    Источник

    Два послания к Суккенсу, епископу Диокесарийскому

    ***

    (V, В, А) Хотя достоин удивления тайноводец и весьма утончён в созерцании, но называет себя невеждой в слове (ср. 2 Кор. 11:6). Потому-то и мы ничуть не стыдимся говорить, что сочетанию предложенных слов чего-то малого недостает для полного выявления их смысла. Ведь следовало бы сказать: Ибо бессилие закона, в котором он ослабевал из-за плоти, к примеру, разрушено или прекратилось, а далее привнести объяснение такого обстоятельства и присоединить способ этого разрушения, прибавив в свою очередь, что ведь Бог, послав Сына Своего в подобии плоти греха и по причине греха, осудил грех во плоти и последующее. А коль скоро сочетание слов таково, давайте рассмотрим способ поданного через Христа исцеления: как прекратилось бессилие закона, и что вообще следует понимать под этим бессилием закона, и какого закона; ведь всё это в подробностях сообщает нам божественный проповедник. Итак, он соглашается, что помогает тем, кто знает его, закон я имею в виду конечно, закон письменный, но и закон духа, по которому мы стали способны желать благого, даже если у нас, вероятно, не было возможности исполнять его. Ведь он говорит: Потому что желание добра прилежит мне, но чтобы сделать оное, этого нет (Рим. 7:18) Относительно текста этого стиха у свт. Кирилла и его перевода см. выше (7:18-20). , поскольку, очевидно, превозмогал грех, и закон плоти обращал ум даже против воли к свойственным себе вещам. Но таким же точно образом, думаю я, справедливо было бы понимать и бессилие закона — письменного, данного через Моисея, как сказал я только что, а также и врождённого в нас, в соответствии с которым даже язычники, хотя у них и нет писаного закона, как видно, по природе делают законное и сами себе являются законом, ведь они показывают, что дело закона у них написано в сердцах (Рим. 2:14-15), как написано. Но пора испытать, каково же бессилие в обоих законах. Дело в том, что хотя письменный закон был учителем благопристойности и наставником добродетели, но он никому совершенно не подал оправдания. Врождённый же в нас закон, который апостол и называет законом духа (Рим. 8:2), хотя и склонен был ко благу, но слишком поддавался тому закону, который звал к постыдным вещам. Следовательно, бессилие, то есть немощь письменного ли, врождённого ли закона, прекратилось через Христа. Ведь ввиду того, что умерщвлена неким образом плоть и словно бы упразднена в нас похоть, никоим образом не будет изнемогать закон духа, или ума. А каким образом умерщвлён грех в нас, давайте по возможности скажем. Дело в том, что Божие Слово по благоволению Бога Отца оказалось в подобии плоти греха, дабы осудить грех во плоти. Ведь Он стал человеком, низведя Самого Себя в исто- щание; и что Его тело одного вида и одной природы (όμοειδές και όμοφυές) с нашими телами — можно ли усомниться? Однако если тела прочих людей можно называть плотью греха по причине того, что они от природы больны появлением нелепых похотей, то о теле Христа можно утверждать, что это не плоть греха, отнюдь нет, но что это скорее подобие плоти греха. То есть хотя оно схоже с нашими телами, но оно более не знает болезни плотской нечистоты, ведь этот божественный храм свят от материнского чрева. И что касается относящихся к (человеческой) природе представлений и понятий, всякий без колебания скажет, что поскольку это была плоть, постольку она могла бы иметь в себе свойственное ей врождённое движение. Но поскольку в ней поселилось освящающее всё творение Слово, постольку осуждена в ней сила греха, дабы и к нам перешло это достижение. Ведь мы стали причастны Ему и духовно и телесно, ибо, когда и в нас водворяется Христос через Святого Духа и через таинственное благословение То есть посредством Евхаристии, цель которой, по словам святителя, состоит в том, «чтобы телесно (σωματικως) вселять в нас Христа причастием и общением Его святой Плоти» (CyrillusAlexandrinus. Commentarii in lohannem 10:2 //S. P. N. Cyrilliarchiepiscopi Alexandrini in D. Johannis Euangelium. Accedunt fragmenta varia necnon tractatus ad Tiberium diaconum duo/ed.Ph.E. Pusey.Vol. 2.Oxford, 1872 ['Bruxelles, 1965. P. 542; рус. пер.: Творения свт. Кирилла Александрийского. Кн. 3. М., 2002. С. 603-604). Мысль о двояком, духовном и телесном, единении со Христом не раз встречается у святителя. См. например: «Мы сделались сотелесниками (σύσσωμοι) Его через таинственное благословение. Соединены мы с Ним и иным способом, поелику соделались общниками Божественного естества Его через Духа: ибо Он обитает в душах святых» (Idem. Glaphyra in Pentateuchum. In Genesim. Lib. I // PG.69. Col.29BC; рус. пер.:Творения свт. Кирилла Александрийского. Кн. 2. М., 2001. С. 16).] , тогда уже и в нас непременно осуждается закон греха.

    Итак, истинно, что бессилие закона, в котором он ослабевал из-за плоти,прекратилось через Христа, осуждающего и упраздняющего грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас. Ведь исполнено оправдание закона, то есть предсказанная законом сила, или же обращённая к добродетели воля, поскольку сущий в нас закон, как я сказал, уже никоим образом не изнемогает в нас из-за того, что претерпевает насилие врождённых похотей. Итак, исполнено оправдание закона в нас, живущих не по плоти,но, напротив, желающих жить духовно Далее в рукописи А имеются ещё две схолии, надписанные именем свт. Кирилла (CramerJ. А. Ор. cit. 1844. Р. 218:220). Первая извлечена из его трактата «Сокровище», вторая — из «Толкования на Послания апостола Павла» блж. Феодорита Кирского (Pusey Ph. E. Ор. cit. Vol. 3. P. 213. Примеч.). Пер.еп. Кассиана. .


    Источник

    Толкование на Послание к Римлянам (из катен) // Библия и христианская древность. №1. Сергиев Посад, МДА, 2019. С. 78-80. Перед каждой схолией указываем её источники, используя следующие обозначения трёх основных рукописей, использованных в издании Ф. Пьюзи: V -Vat.gr. 762 (= Mai А. Op. cit. 1845. Р. 1-47). В - Bodl.Auct. E. II. 20 (= CramerJ. A. Op. cit. 1844. Р. 1-162). А - Monac.gr. 412 (= CramerJ. A. Op. cit. 1844. Р. 163-529).

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    αδύνατοςневозможный, έν ω (#1877: 40051 в котором, где; определяет момент, в котором закон бессилен, πέμψας aor. ind. act. от πέμπω посылать. Part, образа действия. Aor. указывает на логически предшествующее действие, όμοίωμα подобие (Моо). περί αμαρτίας (#4309: 281) относительно греха. Это может значить "как жертву за грех" (Моо; Fitzmyer, 486; Dunn), κατέκρινεν praes. ind. act. от κατακρίνω судить, осуждать.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Здесь Павел свидетельствует о том, что закон, ослабленный плотью, не мог исполниться. Когда же он говорит: Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех, он тем самым оказывает, что Сын существовал и до воплощения и что Он воспринял плоть, которой должно было пострадать, но воспринял ее без греха. Потому и говорится, что Сын пришел в подобии плоти греховной и осудил грех по плоти; что Он воспринял Свою плоть святой и сохранил ее невредимой от всякого соприкосновения с грехом.

    Источник

    Комментарий на Послание к Римлянам. Frede 2:53-54.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    закон... был бессилен. Павел не подвергает критике нравственный закон, но опять отмечает, что из-за греховности человека закон не может принести спасение.

    Сына Своего. Эти слова напоминают об Исааке (Быт. 22:2) и указывают на неизмеримую цену нашего искупления (ст. Рим. 8:32).

    в подобии плоти греховной. Ср. Рим. 1:23; Рим. 5:14; Рим. 6:5; Флп. 2:7. Указание на сходство с первообразом; "греховная плоть" означает человеческую природу, которая вследствие грехопадения была извращена и покорилась греху. Человеческая природа Христа была подобна нашей в том смысле, что Он изведал искушения и вся Его жизнь была составной частью падшего мира, хрупкая и подверженная многим тяготам. Однако Он не грешил, в Нем не было нравственной или духовной порчи, так что подобие не является полным. Если бы в Иисусе была хоть какая-то примесь греха, Он не отвечал бы ветхозаветному требованию: "жертва за грех" должна быть "без порока" (Лев. 4:3).

    осудил грех во плоти. Павел, видимо, подразумевает, что грех был судим и осужден распятием воплощенного Сына Божия, так что теперь любые притязания греха добиться нашего осуждения несостоятельны. Следовательно, над теми, кто во Христе, не тяготеет более никакое осуждение.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Я полагаю, что Павел здесь, как и в других местах, разделяет закон Моисеев на две части и одну называет плотью, а другую духом. Когда закон соблюдается по букве, апостол называет это «плотским умом». И здесь, когда Павел говорит, что закон был ослаблен плотью и бессилен, надлежит разуметь буквальный смысл. Ибо закон был и бессильным, и невозможным, если его понимали буквально. Что может быть невозможнее, чем соблюдение субботы по букве закона, как мы уже неоднократно подчеркивали в других местах? Ибо закон велит не выходить из дома, не сдвигаться с места, не переносить никаких тяжестей Исх. 20:10; Исх. 31:12-17. Сознавая невозможность этого, иудеи, которые понимают закон буквально, пишут к нему нелепые и смехотворные толкования, которыми надеются исправить его бессилие. А что сказать об установлениях относительно жертвоприношений, которые все одновременно и целиком сделались невозможными? Ибо нет более ни храма, ни алтаря, ни хоть какого-нибудь места для жертвоприношения. В отношении этих отдельных пунктов закон не просто ослаблен и бессилен, но, я сказал бы, просто мертв. Но прежде чем умереть, он ослаблялся, когда пытался, но не мог смыть грехи кровью тельцов и козлов; ослаблялся скверною, которой не мог ни объяснить, ни исцелить. Итак, во всем этом и во многом другом закон был бессилен и слаб, если говорить о разумении по букве. И потому Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти. Когда апостол говорит: в подобии плоти греховной, он тем самым указывает на то, что мы имеем греховную плоть, а Сын Божий - лишь подобие плоти греховной, но не поистине греховную плоть. Ибо все мы, люди, зачатые от совокупления мужчины и женщины, по необходимости произносим те же слова, какие произнес Давид: Во грехе родила меня мать моя Пс. 50:7. Тот же, кто пришел в непорочное тело не от совокупления с мужем, а только от Святого Духа, нашедшего на Деву с силой Всевышнего, - Тот воспринял нашу телесную природу, но вовсе не принял скверны греха, которая передается через связанное с вожделением зачатие.

    Источник

    Комментарии на Послание к Римлянам. CER 3:294-296; Часть 6.11.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Закон, ослабленный плотию. В том, в ком есть плоть, но не сам в себе. Бог послал Сына своего. Это против Фотина, который говорит, что до воплощения Сына не было1. В подобии плоти греховной... Подобно тому как жертвенные животные, которых под законом приносили в жертву за грех, назывались именами грехов, хотя сами грехов и не знали Лев. 4:1-35, так и плоть Христа, принесенная за наши грехи, приняла название греха. Иные говорят, что грехом иудеев, то есть убийством Его, Христос осудил в Своем человечестве грех диавола - грех, который прельстил человека. Об этом Павел говорит евреям: Христос воспринял плоть и кровь дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола Евр. 2:14. Это также может означать, что субстанцией той же плоти, которая прежде служила греху, Христос победил грех отсутствием греха и в той же плоти осудил грех, чтобы показать, что грех происходит не по природе, а из желания. Природа же человека сотворена Богом так, что, если он захочет, он сможет не грешить.


    Примечания

      *1. Фотин Сирмийский (IV в.) отрицал Божественную природу Иисуса Христа.


    Источник

    Псевдо-Иероним Стридонский. Толкования на послания Павла.

    PLS 1:1145.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Если Отец послал Сына в подобии плоти греховной, то по одному этому нельзя сказать, что Его видимая плоть была нереальна... Для того Он был послан в подобии плоти греховной, чтобы собой искупить такую же падшую плоть. Речь идет о теле, подобном греховному, в котором, однако, не было самого греха.

    Источник

    Против Маркиона. CI 0014, 5.CSEL622.15.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Здесь Апостол объясняет, как именно совершилось наше освобождение от закона греха и смерти. Так как русский перевод этого стиха не представляет точного соответствия подлиннику, то здесь предлагается более точный перевод: «ибо – дело непосильное для закона, поскольку он был немощен вследствие сопротивления ему со стороны плоти (δια τ. σαρκός) – Бог, Своего Собственного Сына пославши в подобии плоти греховной и из-за греха, осудил окончательно (или: отнял у него все права на человека – κατέκρινεν) грех во плоти». – Дело непосильное для закона… Закон Моисеев, о котором здесь говорит Апостол, имел своею целью также уничтожение греха и оправдание человека пред Богом. Но он не мог этого достичь, потому что плоть человеческая была под властью греха, который и побуждал ее постоянно к сопротивлению закону. Сломить такого сопротивления закон не мог. Он мог только осуждать грешников, а грех продолжал по-прежнему пребывать в человеке. Всякое усилие закона к осуществлению в человеке высших целей кончалось вследствие этого полною неудачей! – Своего собственного Сына (τον εαυτού υιόν). Это выражение, обозначающее Единородного сына Божия (ср. Ин. 10:36), Апостол употребляет для того, чтобы указать на чрезвычайность принятой Богом для уничтожения силы греха меры. – «В подобии» (έν ομοιώματι) плоти греховной. Плоть у Христа была, как и у нас, – не какая-нибудь небесная материя. Но в ней было и важное различие от нашей. Именно, в Его плоти не было греха. Грех и хотел бы найти доступ в плоть Христову, как он нашел доступ в нашу, но это ему не удалось. Мысли и желания Христа, не говоря уже о Его действиях, всегда оставались чисты и святы. Грех не мог вызвать в плоти Христа ничего греховного, что бы потом отразилось и в сфере духовной жизни Христа, произвело бы в нем греховные пожелания. – И ради греха (περί αμαρτίας). Это выражение вообще указывает причину, ради которой состоялось послание Сына Божия (Экум.). Прямого указания на жертвенное значение смерти Христовой здесь нет (но в русск. перев. такое значение признано; там прибавлено к слову за грех слово в жертву). – Осудил окончательно (или: уничтожил). Соответствующее этому выражению греч. слово κατακρίνω значит собственно: «осуждаю». Но из контекста речи оказывается, что здесь идет речь не только об осуждении, об объявлении приговора, а о фактическом совершении приговора, след., об уничтожении или, по меньшей мере, о лишении греха всякой силы. Закон Моисеев хотя также осуждал грех, но не мог своего приговора привести в исполнение. «Во плоти». Грех имеет свое местопребывание во плоти. Если она умерщвлена, то и грех этим самым обречен на бессилие. Но умерщвление греховной плоти совершилось в крестной смерти Христа, которую Он принял за грехи мира. Таким образом, можно полагать, что Апостол в выражении «во плоти» разумел плоть Господа Иисуса Христа. Соумирая Христу, мы также умираем своею греховною плотию, и грех более не имеет в нас точки опоры для себя, мы же, лично, продолжаем свое существование, подчиняясь, впрочем, не плоти, а духу. Но каким образом смерть Христова положила предел владычеству греха во плоти? Было ли это правильно с юридической точки зрения? Это было совершенно правильно. Пока грех или диавол своевольно распоряжался с плотью человеческой, до тех пор он был в своем праве, потому что человеческая греховная плоть, можно сказать, заслуживала такого обращения. Диавол, можно сказать, занимал положение палача в государстве, и с точки зрения закона, он был прав, делая свое кровавое дело – умерщвляя людей: он губил только то, что достойно было гибели. Но вот явился Христос во плоти. Вместо того, чтобы отступить от Святого, святость Которого неискусима, диавол набросился на Него со всею силою своей ненависти. В своем ослеплении он уготовил Ему смерть, которая, по божественному закону, должна быть только следствием греха (Рим. 6:23). Но через это он совершил страшное преступление, явно повысил свои права и за это лишен был вполне правильно всякого господства над плотью вообще. Поражение он получил именно во плоти Христовой, а результатом этого была полная утрата власти и над плотью людей.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Немощное бо закона, в немже немоществоваше плотию. Посему закон не зол, а напротив того, благ, но бессилен; немоществовал же, преподавая законоположение обложенным естеством смертным. Ибо в настоящее время во всесвятом крещении приемлем залог бессмертия. Бог Сына Своего посла в подобии плоти греха, и о гресе осуди грех во плоти. Не сказал Апостол: «в подобии плоти», но: в подобии плоти греха. Ибо Сын Божий приял на Себя естество человеческое, но не приял греха человеческого. Посему-то восприятое назвал Апостол не подобием плоти, но подобием плоти греха. Ибо Христос, имея одно и то же с нами естество, не имел одного и того же направления воли. Говорит же Апостол, что поелику закон не мог выполнить собственного своего назначения, по немощи приемлющих закон, так как имели они естество смертное и страстное, то Единородное Божие Слово, вочеловечившись, человеческою плотию сокрушило грех, исполнив всякую правду, не прияв же позора греха, и, подобно грешнику претерпев смерть грешников, обличило неправду греха, так как предало на смерть не подлежащее смерти тело. Но оно-то само и сокрушило и грех, и смерть. Ибо Божие Слово, как не подлежащее смерти, потому что греха не сотворило, но приявшее оную по несправедливому приговору греха, соделалось, как в мертвых свободь (Пс. 87:6), искуплением справедливо содержимых под державою смерти. Сие объяснил Апостол и в последующих словах.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Указал Апостол, что новый дух жизни о Христе Иисусе освободил нас от закона греховного. Сила показания сего в слове: о Христе Иисусе, — как в 1-м стихе: ни едино нам осуждение тоже сущим о Христе Иисусе. Теперь объясняет он, что иначе сему состояться не было бы возможности, как о Христе Иисусе. Послал Бог Сына Своего в подобии плоти греха, и Он осудил грех, или закон греховный, отнял у него прежнюю власть и силу и освободил нас от него. То не подлежит сомнению и доказательств особых не требует, что мы должны, живя в духе, ходить по воле Божией, начертанной в совести и Им Самим лично объявленной. Но чрез падение превзошел иной закон во уды наши и давал другое направление нашей жизни и делам. В помощь совести дан был закон; но он не поправил дела: закон греховный еще злее стал действовать. Очевидна нужда в новом домостроительстве, и Бог благоволил даровать нам его в Сыне Своем, Который, воплотившись, осудил, — истребил грех в Своей плоти и законоположил, чтоб и мы, прилепляясь к Нему верою и в таинствах соделываясь едино с Ним, становились причастными силы Его, поправшей грех, и сею силою попирали его в себе; в чем и состоит свобода от закона греховного. Таким образом получаем мы возможность жить не по плоти, а по духу, ходить в воле Божией, в верности требованиям совести и закону, и быть праведными пред Богом, — и первоначальное наше назначение исполняется. Таков смысл настоящих стихов, в связи их с предыдущим и последующим течением речи. Но самый текст требует особых пояснений. Немощное закона — не имеет соответствующего глагола, который требуется дополнить своею мыслию. Думается, что самым пригожим дополнением будет: восполнено. Чего не силен был сделать закон, то восполнено особым Божиим домостроительством, — тем, что Бог послал для сего Сына Своего. Закон сам по себе свят и указывал верный путь к святости и праведности. Но в человеке, которому он указывал сей путь, властвовала плоть, — самостная сластолюбивая страстность, и не давала ему идти сим путем. Закон же только указывал должное и запрещал недолжное, запрещал и самую эту страстность (не похощеши), но сил к побеждению последней не давал. В этом и состояла его немощность. То хорошо и благодетельно, что он разъяснял дело; но как дальше этого он не шел, то плоть, или страстность, оставаясь в своей силе в человеке, не давала ему следовать указаниям закона, и закон не достигал своей цели; не достигалась при нем и первоначальная цель человека — быть святым и непорочным пред Богом. Сие и означает: в немже немощствоваше плотию, δια της σαρκός, — по причине плоти, — или по причине крайне плотского мудрования (см.: святой Златоуст), — страстной и самолюбивой самоугодливости, сего живущего во плоти нашей, во удех естества нашего, закона греховного. — В нем же, εν ω, — можно выразить и так: немощное закона, — поколику, то есть, он немоществовал плотию; но лучше так: немощное закона, — то, в чем он немоществовал по причине плоти, — восполнено посланием Сына Божия, Который, пришедши, эту самую плоть осудил, отнял у нее силу над нами. Бог Сына Своего посла в подобии плоти греха. Поелику закон не приводил к святости и праведности, а они составляют первоначальное назначение человека, — то, без чего человек — не человек; то беспредельная благость Божия устроила иной дивный способ к освящению и оправданию человека, — тот, чтоб Единородный Сын Божий воплотился и, победив грех, дал человеку возможность не поддаваться власти его и быть святым. — Сын Божий послан в подобии плоти греха. Пред сим сказав, что закон немоществовал плотию, «плотию назвал не самое существо (плоти), а мудрование чрез меру плотское, чем освобождает от вины тело» (святой Златоуст). Теперь плотию называет самое естество плоти, без привтекшего в нее мудрования плотского или закона греховного. У людей плоть обычно была греховная, а у Господа Иисуса — непричастная сему неестественному прибавлению. Она была у Него как естественная плоть всех людей, за исключением неестественной греховности. Почему и сказано: в подобии плоти греха. Если б сказал только: в подобии плоти, — то выходило бы, что Он пришел не в настоящей нашей плоти, а в кажущейся. Если б сказал: в плоти греха, — то сделал бы и Господа воплотившегося причастным греху. Но, сказав: в подобии плоти греха, — дает разуметь, что Он пришел в настоящей нашей плоти, только без греха, в ней живущего. Святой Златоуст говорит: «ежели сказано, что Бог послал Сына в подобии плоти, то не заключай из сего, что плоть Христова была инакова. Но поелику плоть человеческая названа плотию греха, то прибавлено слово: подобие. Ибо Христос имел не греховную плоть, но, хотя подобную нашей греховной, впрочем, безгрешную и по природе одинаковую с нами». — Прибавим и слова блаженного Феодорита: «не сказал Апостол: в подобии плоти, — но: в подобии плоти греха. Ибо Сын Божий приял на Себя естество человеческое, но не приял греха человеческого. Посему-то восприятое назвал Апостол не подобием плоти, но: подобием плоти греха. Ибо Христос, имея одно и то же с нами естество, не имел одного и того же направления воли». И о гресе осуди грех во плоти. Слово: и о гресе — можно относить и к: посла — так: послал Бог Сына Своего в подобии плоти греха и о гресе, περί αμαρτίας, — по причине греха, — греха, тиранствующего над людьми, — соединяя с сим мысль такую: для заглаждения греха жертвою Своей плоти, — как делает русский перевод, или: для изглаждения греха силою Своею, сначала в Своей плоти, а потом чрез живое общение и во всех людях верующих, — или: не соединяя определенной мысли, по какой именно причине, а держа в уме вообще, — по причине греха, указание же самой причины видя в: осуди грех. — Можно относить сие слово и к: осуди — осуди грех о гресе — показал, что грешен грех, — тем, что явил плоть безгрешную. По причине повсюдной грешности могли думать, что грех неизбежен, — так плоть устроена, что нельзя не грешить; следовательно, грех безгрешен. Господь, явив плоть безгрешную, показал, что грех не от природы плоти, а от худого произволения, и потому грешен, — подлежит суду и осуждению, — «показал несправедливость и грешность греха» (блаженный Феофилакт). И осудил его, — не простым приговором осудительным, ибо это делал и закон, а так, как иной правитель схватывает злодея, осуждает его и ссылает на каторгу или предает смерти, — осудил, победив его и сделав нас победителями его, так что мы можем презирать его, как ничтожного задору, и попирать его. Наши толковники не обращают внимания на строй речи, а более рассуждают вообще о цели и силе послания Сына Божия, — что Он послан победить грех, отнять у него всякую силу, чтоб и нас сделать победителями его. Только блаженный Феофилакт между прочим замечает: «выражение: и о гресе — можно разуметь и проще, — так: Отец послал Сына Своего о гресе, то есть преодолеть грехи». И Экумений приводит, как иной некто представляет возможную здесь расстановку слов: «можно двоякую здесь принимать расстановку слов, можно отделить и о гресе — от: осуди, — чтоб было так: посла Бог Сына в подобии плоти греха и о гресе, — то есть по причине греха, чтоб изъять его и освободить нас от него. Как изъять? Осудив его, — не простым судом, а победив и пленив. Можно и соединять их, чтоб было так: и о гресе осуди грех во плоти — осудил его, что он попремногу грешен, как благим со делавший зло, о чем и выше говорил Апостол, наводя, что грех попремногу грешен. Как осудил? Во плоти, то есть плотию Своею. Сие и дивно, что плотию, некогда повинною греху, Он осудил грех. Как? Сохранив ее безгрешною. Победив таким образом грех плотию Своею, Он и казнил его. Ибо казнь греху есть изъятие его». Но какое бы сочетание слов ни принять, видно, что главная мысль Апостола здесь о цели и значении послания Сына Божия во плоти, именно — чтоб победить, казнить и изъять грех и нас сделать победителями и казнителями его. Ибо как Сын Божий пришел восполнить недостававшее закону, а закону недоставало того, чтоб побеждать грех в нас или делать нас победителями его; то в словах, определяющих цель послания Сына Божия, и должно нам видеть восполнение этого именно недостававшего закону, — то есть побеждение греха и сделание нас победителями его. Такой именно смысл должно видеть в словах: осуди грех во плоти — осудил во плоти Своей грех, отнял у него силу и нас сделал победителями его. Слову: осудить — и в обычной речи придается подобное сему значение, ибо, говоря: осудили злодея, — разумеем не произнесение только осудительного приговора, но и отъятие у злодея возможности злодействовать, лишением свободы или смертию. То же и здесь: осужден грех, — связан и лишен необузданной свободы тиранствовать над нами. Совершил сие Сын Божий воплотившийся двояко: тем, что, предав на смерть безгрешную плоть Свою за грехи мира, дал нам возможность получать прощение содеянных нами грехов; и тем, что явил в Себе безгрешную плоть и, учредив таинства для общения с Собою, дал нам возможность получать от Него грехопобедную силу, чтоб не делать других грехов. То и другое имеет в Нем сокровищницу. Мы же делаемся причастными сего сокровища, прилепляясь к Господу вседушно. Первое указывается здесь, а второе в следующих за сим словах. Блаженный Феодорит пишет: «сказует здесь Апостол, что поелику закон не мог выполнить собственного своего назначения, по немощи приемлющих закон, так как имели они естество смертное и страстное; то Единородное Божие Слово, вочеловечившись, человеческою плотию сокрушило грех, исполнив всякую правду; не прияв же позора греха (то есть быв безгрешно) и подобно грешнику претерпев смерть грешников, обличило неправду греха, так как предало на смерть не подлежащее смерти тело. Но Оно-то Само и сокрушило и грех, и смерть. Ибо Слово Божие, как не подлежащее смерти, потому что греха не сотворило, но приявшее оную по несправедливому приговору греха, соделалось, как в мертвых свободь (Пс. 87:6), искуплением справедливо содержимых под державою смерти». — Здесь указывается преимущественно грехооправдательная сила пришествия Сына Божия во плоти. Святой же Златоуст изображает более грехо-победную силу сего пришествия. Он говорит: «представь, что царский сын, увидев на рынке, что бьют низкого состояния и бесприютную женщину, называет себя ее сыном и тем освобождает ее из рук обидчиков. То же самое учинил Сын Божий; Он, исповедав Себя Сыном Человеческим, явился на помощь плоти и осудил грех. И грех не осмелился уже бить ее; или, лучше сказать, хотя поразил смертельным ударом, впрочем, что всего удивительнее, не пораженная плоть, но поразивший грех подвергся осуждению и погиб. Если бы победа совершилась не во плоти, сие было бы менее удивительно. Но удивительно то, что Христос, быв во плоти, воздвиг трофей (Трофей — греческое: τροπαΐον — памятник победы и собственно победа), и та самая плоть, которую грех низлагал тысячекратно, одержала над ним победу блистательную. Вот сколько в сем необыкновенного! Первое то, что грех не победил плоти; второе, что сам он побежден, и побежден плотию; третье, что плоть не только победила, но и наказала. Христос тем, что не согрешил, явился непобедимым; а тем, что умер, победил и осудил грех, сделав для него страшною ту самую плоть, которая была прежде презираема. Сим уничтожил Он силу греха и уничтожил смерть, введенную в мир грехом. Видишь ли, сколько одержано побед?! Плоть не преодолена грехом, самый грех побежден и осужден, и не просто осужден, но как согрешивший».

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 3-3

    Упомянув о Духе, теперь упоминает об Отце и Сыне, научая Троице. Говорит, казалось бы, против закона; но на самом деле нет. Ибо не сказал, что закон делал зло, но: немощное... в немже немоществоваше (ослабленный плотию, был бессилен). Как же ослаблен? Плотию, то есть мудрованием плотским. После этого открывается, о чем сказал апостол. Он, как мы и выше сказали, говорит, что хотя закон и поучал, однако не мог победить чрезмерно плотское мудрование. Поэтому Отец послал Сына Своего в подобии плоти греха, (в подобии плоти греховной), то есть имеющего плоть, по существу подобную нашей греховной, но безгрешную. Так как упомянул о грехе, то и прибавил в подобии. Ибо Христос принял не иную плоть, но ту же самую, которую имеем мы, и ее освятил и увенчал, осудив грех в воспринятой плоти и показав, что плоть не греховна по естеству. Вообрази, что царский сын, увидев на рынке, что бьют женщину, называет себя ее сыном и таким образом освобождает ее из рук бьющих. То же самое сделал Христос. Выражение: и о гресе (в жертву за грех). можно разуметь и проще, — так: Отец послал Сына Своего о гресе (в жертву за грех), то есть преодолев грех. Объясняя это, великий Иоанн Златоуст сказал: Христос обличил грех, тяжко согрешивший. Ибо доколе грех умерщвлял грешников, по всему праву наносил им смерть, то, как учинивший несправедливость, подвергнут осуждению. Итак, Бог послал Сына Своего как для того, чтобы показать несправедливость и греховность греха, так и для того, чтобы законно осудить его, дабы диавол не мог сказать: меня победил Христос силой.