yandex

Библия - К Римлянам послание ап. Павла Глава 8 Стих 15

Стих 14
Стих 16

Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

Здесь четко разделены времена двух Заветов: Ветхий относится к страху, Новый - к любви. Но спрашивается: что есть дух рабства ? Ведь Дух усыновления, разумеется, есть Дух Святой, а вот дух рабства в страхе есть тот, кто имеет власть над смертью. Именно этим страхом жившие под законом, но не под благодатью, осуждены на рабство на всю жизнь. И не стоит удивляться тому, что искавшие преходящих благ получили духа рабства по Божиему провидению... ибо этот дух рабства ни над кем не властен, покуда этот кто-то не будет предан ему по воле Божиего провидения. Божия праведность каждому воздает должное.

Источник

Августин Иппонский, Некоторые темы из Послания к Римлянам. Cl. 0280, 44.24.9.
  • **
  • Этот страх раба, хотя человек и верит в Господа, включает не любовь к праведности, а лишь страх осуждения. Сыновья же восклицают: Авва, Отче! Из двух слов одно относится к обрезанию, другое — к необрезанию.

    Источник

    Августин Иппонский, О духе и букве. Cl. 0343, 32.56.213.
  • **
  • Я верю, что Павел говорит о том страхе, который дан был в Ветхом Завете, дабы не были потеряны те блага земные, которые Бог обещал Своим рабам под законом, не бывшим еще сынами под благодатью.

    Источник

    Августин Иппонский, О святом девстве. Cl. 0300, 38.39.281.5.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Павел говорит так потому, что, приняв Духа Святого, мы освободились от страха злодеяний, так чтобы уже не делать того, что снова принесет страх (См. Агг. 2:5; 2 Тим. 1:7). Но прежде мы пребывали в страхе, ибо с появлением закона все стали виновными. Павел назвал закон «духом рабства», потому что он держал людей в страхе за грехи их. Но закон веры, который подразумевается под «Духом усыновления», есть закон уверенности, потому что он вырвал нас из страха и простил грехи, дав нам безопасность. Потому он и зовется «законом духа», но не страха (См. Ис. 32:17-18; 1 Фес. 1:4-5; Евр. 10:22)... Освобожденные благодатью Божией от страха, мы приняли Духа усыновления, чтобы, помня, кем мы были и кем стали даром Божиим, могли жизнь нашу вести с наибольшим тщанием, дабы имя Бога Отца нами не бесславилось и мы не впали в те дела, которых удалось избежать. Мы получили такую благодать, что можем осмелиться сказать Богу: Авва, то есть «Отче». Потому Павел предостерегает, чтобы, приняв веру, мы не впали в гордость. Если к голосу, взывающему: «Авва, Отче!», мы прилагаем неподобающую жизнь, мы несправедливы к Богу, называя Его Отцом. Бог же действительно благостью Своей простил нам то, что выше наших естественных возможностей.

    Источник

    Амвросиаст, Комментарий на Послание к Римлянам.CSEL 81:273-75.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Совечен и единосущен Отцу Сын, на Которого сошел Дух, дабы оказаться вложенным и в людей и дабы люди, приняв через благодать крещения Святого Духа, смогли из сынов дьявола стать сынами Божиими (См. 1 Ин. 3:8-9).

    Источник

    Беда Достопочтенный, Гомилии на Евангелия. Cl. 1367, 1.12.154.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Дается ли Дух рабства или усыновления, в обоих случаях это Один и Тот же Дух, действовавший в народе в соответствии с тем, что было полезно, уместно и сообразно с их достоинством.

    Источник

    Диодор Тарсийский, Фрагменты. TLG 4134.005, 92.13-6.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Ибо вы не приняли духа рабства, который вас, конечно, подверг бы рабству закона, но приняли Духа, который ведет вас к совершенству, поелику к усыновлению зовет вас, — в коем (коим) взываем: Авва, отче наш. Это — то же самое, что он непрестанно говорил: «от Бога Отца нашего» (1 Кор. 1:3), как и — «сонаследники... Христа» (Рим. 8:17).

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Не приясте духа работы паки в боязнь. Святой Иоанн Златоустый гово­рит: «Народу Иудейскому не дано было Духа (Святаго). Но духом рабства Апостол назвал письмена (Закона), потому что они духовны». Но приясте духа сыноположения, υι̉οθεσίας — усыновления. Не сказал: свободы, потому что если сыны, то и свободны. О Нем же вопием: Авва, Отче. Только в Новом Завете дано человеку высокое право с сыновней любовью и смелостью приступать к Богу, как Отцу. Такую смелость рождает в человеке Дух Святый, Которым мы взываем: Авва, Отче! Апостол, очевидно, намекает на молитву Господню. По замечанию блаженнаго Августина (De cons. evang. с. 4), Авва относится к Иудеям, Отче — к язычникам.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Итак, братия, мы не должники плоти, чтобы жить по плоти; ибо если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете. Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божий. Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления. Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии (Рим. 8:12-16). Духовным является тот человек, который свидетельствует о Святом Духе внутри своего сердца и твердо знает, что он является жилищем Святого Триединого Бога. Таким образом, он ясно понимает, что он – сын Божий по благодати, и в сердце своем он взывает: «Авва, Отче». По утверждению святых, этот душевный вопль и есть, по сути, умно-сердечная молитва. Святитель Василий Великий, исследуя, что значат слова: «человек становится храмом Всесвятого Духа», богодухновенно учит, что храмом Святого Духа является человек, чей ум не подвержен смущениям от искушений и от постоянных забот, но стремится к Богу и общается с Ним. Таким образом, духовный человек имеет внутри себя Духа Святого, что подтверждается его непрестанным памятованием о Боге. Согласно святителю Григорию Паламе, подобно тому как человек, наделенный разумом, называется разумным, так и тот, кто обогащен Святым Духом, называется духовным. Итак, духовным называется «новый человек», возрожденный благодатью Всесвятого Духа. Эту точку зрения разделяют все святые отцы. Преподобный Симеон Новый Богослов, например, говорит, что «в духе ходит» тот человек, кто благоразумен, терпелив, кроток, кто молится и созерцает Бога. «Непрерывно занятый внутренним деланием, он (человек) становится мудрым, великодушным, щедрым, смиренномудрым. И более того, он созерцает, богословствует и молится; это и значит, как говорит Апостол, то, что он в духе ходит...». Преподобный Симеон Новый Богослов Следовательно, именно такого человека в первую очередь и можно назвать духовным.

    Источник

    "Православная духовность". Определение понятия православная духовность.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    И, во-первых, показывает, какие дары сообщены были иудеям. Какие же именно? Дух рабства. Потому присовокупил: не приясте бо духа работы паки в боязнь. Потом, не сказавши о противоположном рабству, то есть, духе свободы, указал на то, что гораздо важнее, – именно на дух усыновления, чрез который сообщается и дух свободы, говоря: но приясте духа сыноположения. Понятно, что значит дух усыновления, но что такое дух рабства, это не понятно, а потому необходимо это объяснить, тем более, что сказанное (апостолом) не только не ясно, но даже совершенно невразумительно. Ведь народ иудейский не получил Духа, – о чем же говорит здесь (Павел)? Так он назвал письмена, потому что они были духовны, а равно и закон духовен, и вода из камня, и манна: вси бо, – говорит, – тожде брашно духовное ядоша, и вcu тожде пиво духовное пиша (1 Кор. 10:3). И камень называет также духовным, говоря: пияху же от духовнаго последующаго камене (1 Кор. 10:4). Так как все эти действия были сверхъестественны, то (апостол) назвал их духовными, хотя участвовавшие тогда в них и не приняли Духа. Почему же ветхозаветные письмена были письменами рабства? Рассмотри всю жизнь иудеев и тогда ясно узнаешь это. У них и наказания воздавались вскоре, и награда следовала тотчас, будучи соразмерной и подобной какому-то ежедневному содержанию, выдаваемому слугам; повсюду пред взором их предносился сильный страх, строго соблюдались телесные омовения, до воздержания в поступках включительно. У нас же не так, но очищается помысел и совесть. (Христос) не говорит только – не убивай, но и – не гневайся, или не только – не прелюбодействуй, но и – не смотри нечистым оком, чтобы мы не из страха настоящего наказания, а из любви к Нему приобретали навык в добродетели и успевали во всем прочем. (Бог) не обещает земли, текущей медом и молоком, но делает нас сонаследниками Единородного, всеми мерами отклоняя нас от настоящих благ и обещая преимущественно даровать такие, какие свойственно получить сделавшимся сынами Божиими; у нас ничего нет чувственного, ничего телесного, но все духовно; иудеи, хотя и назывались сынами, но как рабы, а мы, как сделавшиеся свободными, получили усыновление и ожидаем себе неба; с иудеями (Бог) беседовал чрез других, а с нами Сам лично. Иудеи все делали, побуждаемые страхом наказания, а духовные все делают по желанию и любви и доказывают это тем, что преуспевают сверх предписанного в заповедях. Иудеи, как наемники и неблагодарные, никогда не переставали роптать, а христиане угождают Отцу; те, будучи облагодетельствованы, богохульствовали, а мы и в опасностях благодарим. Хотя грешникам и теперь должно подвергнутся наказанию, но и в этом большое различие, иудеев священники побивали камнями, сжигали и подвергали отсечению членов тела; равно и мы подлежим взысканию, но для нас достаточно отлучения от Отчей трапезы и удаления от созерцания ее на определенное число дней. Для иудеев усыновление было только честью наименования, а у нас за этим следует и дело - очищение посредством крещения, дарование Духа и ниспослание прочих благ. К этому можно прибавить много и других доказательств нашего благородства и их незначительности. Апостол, все это обозначив словами – Дух, страх и усыновление, представляет и другое доказательство того, что мы имеем духа усыновления. Какое же именно? О Немже вoпиeм, Авва Отче. Насколько это важно – о том хорошо знают просвещенные, так как им в таинственной молитве повелевается прежде всего произносить это изречение. Итак, что же? Разве иудеи не называли Бога Отцем? Не слышишь ли, что говорит Моисей: Бога рождшаго тя оставил ecи (Втор. 32:18)? Не слышишь ли, как Малахия укоряет и говорит: не Бог ли един созда нас, не Отец ли един всем вам (Мал. 2:10)? Но хотя бы были приведены и другие многие изречения (Писания), однако мы нигде не найдем того, чтобы иудеи называли Бога именем Отца и молились Ему. У нас же и священникам, и мирянам, и начальникам, и подчиненным – всем повелено так молиться. И это есть первое слово, которое мы произносим после чудесного того рождения и после нового и необычайного порядка вскормления. Притом, если иудеи когда-нибудь называли Бога Отцем, то по собственному разумению, а живущие по благодати называют так, побуждаемые силою Духа. Как есть дух мудрости, посредством которого немудрые сделались мудрыми, что и обнаружилось в учении, как есть дух силы, посредством которого немощные воскрешали мертвых и изгоняли бесов, есть также дух дара исцелений, дух пророчества и дух языков, так есть и дух усыновления. И как о духе пророчества мы знаем, что имеющий его предсказывает будущее, изрекая не от своего ума, но движимый благодатью, так должно сказать и о духе усыновления, что принявши его именует Бога Отцем, побуждаемый Духом. Апостол, желая показать истинное наше происхождение, употребил и еврейское выражение, он не сказал только – Отче, но – Авва Отче, как преимущественно законные дети называют отца.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    έλάβετε aor. ind. act. от λαμβάνω w32841 брать, принимать, δουλεία услужение, рабство, υιοθεσία усыновление. Это слово означает полный разрыв с прежней семьей и установление новых семейных отношений, со всеми правами, привилегиями и ответственностью. Об обычае усыновления см. TDNT; OCD, 8f; Fransic Lyall, "Roman Law in the Writings of Paul — Adoption", JBL 88 (1969) 458-66; DNP, 1:122-24; RAC, 1:99-112; KP, 1:7172; DGRA, 14-16; Buckland, 121-28; DPL, 15-18. κράζομεν praes. ind. act. от κράζω кричать. В Септ, это слово используется для обозначения важной молитвы, здесь указывает на срочный и искренний призыв к Богу (Cranfield). Iterat. praes., "взывать снова и снова". Άββά №) voc. sing, авва (арам. "отец"). Арамейское обращение, которое использовалось в молитвах и в кругу семьи (BAGD; NIDNTT, 1:614-15; Fitzmyer, 501; литература о слове "abba" — 502-4; Dunn; AT, 503).

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Этим обращением я показываю, что познаю Того, к Кому мы обращаемся в молитвах, единого и единственного Отца всего сущего, назидающего ко спасению и внушающего страх.

    Источник

    Климент Александрийский, Строматы. TLG 0555.004, 3.11.78.5.1-3; Книга 2.78.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Здесь Павел снова обыгрывает тему исхода из Египта; слава Божья ведет Его народ вперед, а не назад к рабству (ср.: Исх. 13:21; Неем. 9:12; Пс. 77:14; о новом исходе — Ис. 58:8; Зах. 2:5). О слове «Авва» см. в коммент. к Мк. 14:36; хотя не многие евреи говорили по-арамейски, это обращение Иисуса к Своему Отцу стало именем Божьим в ранних христианских молитвах (Гал. 4:6), возможно, под влиянием молитвы, предложенной Иисусом в качестве образца (Мф. 6:9). По римскому обычаю усыновление, которое могло иметь место в любом возрасте, ликвидировало все долги и упраздняло все прежние отношения, утверждая сына в качестве полноправного наследника его нового отца.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Если Он есть Дух усыновления и делает людей сынами Божиими, как же Он может быть в служебном состоянии, ведь слуга никого не может сделать свободным?

    Источник

    Никита Ремезианский, О силе Святого Духа. PL 52:855.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Духа усыновления. Христиане получили "Духа усыновления". Наряду с оправданием и избавлением от осуждения (ст. Рим. 8:1) верующие становятся членами семьи Божией и имеют об этом внутреннее свидетельство от Духа Святого. Верующий взывает: "Авва, Отче" (см. Мк. 14:36). Этот возглас выражает уверенное осознание своего сыновства. Здесь "усыновление" означает приемное сыновство.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Ясно, что человек становится сыном Божиим через Духа усыновления, а через дух рабства - рабом Божиим. Посему начало служения Богу исполняется через дух страха, поскольку начало премудрости - страх Господень (Притч. 9:10), пока человек еще называется младенцем. А для младенцев воспитатель есть страх... Ты видишь, как Павел, в соответствии с дарованной ему от Бога премудростью, назвал духов, которые даются в страхе, попечителями и домоправителями младенцев, стерегущими каждого в страхе, пока он еще младенчествует согласно внутреннему человеку и до той поры, пока он не достигнет такого возраста, в котором заслужит принять Духа усыновления и станет уже сыном и господином всего. Ибо все – ваше (1 Кор. 3:22), и со Христом Бог даровал нам все. Итак, Павел учит о том, что после того, как мы умерли вместе со Христом и Дух Его поселился в нас, мы не получаем еще раз дух рабства для страха, то есть не становимся вновь младенцами и начинающими, но, как совершенные, единожды уже получаем Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!»

    Источник

    Ориген, Комментарии на Послание к Римлянам. CER 4:36-38; Часть 7.2.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Иудеи получили дух, который заставлял их служить через страх. В природе рабов - бояться, сынов - любить, как написано: «Раб да убоится господина своего, сын да возлюбит отца своего» (Мал. 1:6). Те, кто не хотел действовать из любви, удерживались страхом; мы же давайте поступать по желанию, дабы подтвердить сыновство наше. Которым взываем: Авва, Отче! Призывающий отца признает свое сыновство; следовательно, надлежит походить на отца во нравах, чтобы не заслужить большего наказания за тщетное присвоение имени отца (См. Исх. 20:7; Втор. 5:11).

    Источник

    Пелагий, Толкования на Послания Павла. PLS 1:1147.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    «Не приняли духа рабства». Евреи – до Христа относились к закону Моисея, как покорные рабы, исполняя его предписания из страха наказания. Такие личности, как Давид, находивший сладкими слова закона Божия (Пс. 118:103), были исключениями в народе еврейском. Язычники еще более чувствовали свое уничижение пред своими богами и жили в постоянном страхе пред лицом своих грозных и мстительных богов. – «Духа усыновления», т. е. Духа, Который появился только в период усыновления людей Богу. В этом периоде – христианском – Бог приемлет верующих во Христа, как чад своих и дарует им все права чад (Еф. 1:5)1. – «Которым» – правильнее: в котором. Дух является в христианах элементом, движущих их всею внутренней жизнью. – «Взываем» – это восклицание чувств молитвенных (ср. Гал. 4:6). – «Авва». Имя это, первоначально перешедшее из иудейских молитв в христианские, как нарицательное, постепенно приняло характер имени собственного. Впрочем, у евреев это имя употреблялось о Боге только в устах народа (Исх. 4:22; Ис. 43:16; Ос. 11:1), и только в Новом Завете, когда каждый отдельный верующий почувствовал себя чадом Божьим, оно стало употребляться и в молитвах, отдельных лиц. – «Отче». По греч. поставлен здесь именит. падеж (о πατήρ), как приложение к слову Авва, так что оба эти слова нужно перевести: «Авва, дорогой oтец»2.

    Примечания

      *1 Усыновление это нельзя понимать, однако, только как юридическое, как только изъявление решения Божия о людях. Люди изменяются и по существу, как это видно из того, что результатом этого усыновления должно быть освобождение и прославление их тела (Рим. 8:23), и из того что не принимают в себя «дух» усыновления, который, конечно, знает их природу. Наконец, далее христиане называются уже не детьми, а чадами (τέκνα). Если первый термин, действительно, имеет юридический смысл, то второй уже такого смысла не имеет, а обозначает природу лица (Рим. 16:19, 21).
    • 2 Апостол на первом месте ставит сирское слово (авва), вероятно, потому, что вспоминает Христа, Который, таким словом именно начал молитву «Отче наш». Заметить нужно, что в Ев. от Луки (Лк. 11:2) призывание к этой молитве, по многим другим кодексам, читается просто: «Отче» (равносильно слову авва). Отсюда можно заключить, что и Апостол здесь в виду чтения молитвы Господней при общественном богослужении. За последнее предположение говорит и то, что Апостол употребляет здесь выражение: «взываем» (κράζομεν - кричим), которое не идет к домашней молитве, к молитве частной.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Это место следует читать так: «ибо вы не получили Духа», а затем после паузы нужно добавить: «но вновь находитесь в страхе рабства»... Павел называет подзаконных рабами (См.Гал. 4:24).

    Источник

    Феодор Мопсуестийский, Фрагменты. TLG 4135.015, 136.1-3.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Не приясте бо духа работы паки в боязнь: но приясте Духа сыноположения. Апостол снова сличает благодать с законом и житие подзаконное называет рабством; а вместе учит, что и закон начертала благодать Духа. Посему духом работы называет не Всесвятого Духа, но законоположение, и притом совершившееся Божиим Духом. А если Всесвятого Духа называет духом работы, то очевидно, что дух сыноположения есть иной. Но сие не так, потому что Всесвятой Дух един, различны же и многообразны дарования Его. Овому бо Духом дается слово премудрости, иному же слово разума о томже Дусе, другому же вера темже Духом, и так далее (1 Кор. 12:8–9). Но показав, что мы, как и действительно, сподобились достоинства всыновления, Апостол присовокупил: О Немже вопием, Авва Отче. Ибо имеем повеление, и вознося таинственную молитву ко Владыке, называть Его Отцом, и говорим: Отче наш, Иже еси на небесех (Мф. 6:9). Апостол же прибавил: Авва, показывая дерзновение призывающих. Малые дети, пользуясь большею пред отцом свободою, так как рассудок их еще несовершен, чаще употребляют слово сие в обращении к отцам. Так и мы, по неизреченному Его человеколюбию и по безмерной благости, как повелено, Отцом называем Творца всяческих; но не знаем, сколько разности между Им и нами, и себя самих не разумея в точности, об Его же естестве и совершенно не имея познания.

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Доказывает, что сыновство не есть нечто внешно усвояемое, а такое, что составляет существенное содержание всего строя жизни о Христе Иисусе. Как водительство Духа не внешно, а идет извнутрь, ибо Дух Божий сочетался с духом нашим и из него действует: так и сыновство, исходя из всего строя духовной жизни, отражается в чувстве и сознании и составляет дух жизни о Христе Иисусе. Чтоб это яснее было, Апостол сравнивает дух жизни евангельской с духом жизни подзаконной. Не приясте, говорит, духа работы паки в боязнь, как было под законом. Так говорит он только для сравнения: ибо там никакого духа не принимали, но таков был дух закона, что он страхом удерживал в покорности себе и бывшие под ним покорствовали ему, как рабы, невольники, так что дух жизни их, навеванный на них всем существом закона, был дух работы из страха. Дух евангельской жизни не таков: здесь служат Богу духом не как рабы, а как сыны в доме, разумея все планы домовладыки — Отца своего, входя в них, сочувствуя им, желая их и любя. Разность духов и из этого уже очевидно велика, но она еще больше из того, что евангельский дух сыновства не одним содержанием Евангелия навевается, как дух рабства ветхозаветного — содержанием закона, но, что гораздо важнее, созидается во глубине нашего духа Духом Святым, приемлемым нами о Христе Иисусе. Нося сего Духа, дерзаем вопиять к Богу, беспредельно великому и необъятному умом: Авва Отче! Отче наш! — как научил нас все сие устроивший для нас Сын Божий Единородный и Бог. Пространно изъясняет сии оба духа святой Златоуст. «Минуя противоположное рабству, то есть дух свободы, Апостол выставил гораздо важнейшее — дух усыновления, чрез который сообщается и дух свободы, — говоря: но приясте Духа сыноположения. Понятно, что значит дух усыновления; но, что такое дух рабства, сие непонятно, а потому необходимо нужно объяснить. Сказанное Апостолом не только не ясно, но даже совершенно невразумительно. Ибо народу иудейскому не дано было Духа. Итак, о чем же говорит здесь Павел? Духом рабства назвал он письмена. Почему же ветхозаветные письмена были письменами рабства? Рассмотри весь быт иудеев, тогда и сие сделается ясным. У них и наказания шли вслед за делами, и награды не отлагались вдаль, а были выдаваемы в точной мере, как поденный паек слугам; повсюду взорам их живо представлялись ужасы, строго соблюдались телесные омовения, осторожность в поступках. Не так делается у нас; мы очищаем помысл и совесть. Христос не говорит только: не убивай, — но и: не гневайся; или только: не прелюбодействуй, — но и: не смотри нечистым оком. Он хочет, чтоб мы не из страха настоящей казни, а из любви к Нему снискали навык в добродетели и успевали во всем прочем. Нам Бог не обещает земли, текущей медом и молоком, но делает нас сонаследниками Единородного и всеми мерами старается отклонить нас от настоящих благ и обещает преимущественно даровать такие, какие приличны соделавшимся сынами Божиими. У нас ничего нет чувственного, ничего телесного, но все духовно. Иудеи хотя назывались сынами, но как рабы; а мы, как сделавшиеся свободными, получили усыновление и ждем себе неба. С иудеями Бог беседовал чрез других, а с нами Сам лично. Иудеи всё делали будучи к тому побуждаемы страхом наказания; а духовные все делают по внутреннему расположению и любви, что и доказывают, преуспевая сверх предписанного в заповедях. Иудеи, как наемники и неблагодарные, никогда не переставали роптать, а христиане угождают Отцу. Те, будучи облагодетельствованы, богохульствовали; а мы, бедствуя, благодарим. Хотя грешники и ныне не остаются без наказания, но и в сем большая разность. Иудеев священники побивали камнями, жгли, увечили, а нас обращают иначе; для нас довольно отлучения от Отчей Трапезы, удаления ее на некоторое число дней от нашего взора. Для иудеев усыновление было титлом только на словах; для нас оно сопровождается действительностию, очищением посредством крещения, дарованием Духа и ниспосланием прочих благ. — Апостол, все сие обозначив словами: дух страха и сыноположения, — приводит новый довод в подтверждение, что мы имеем духа усыновления. Какой же именно? — О Немже вопием: Авва Отче! Сколь силен сей довод, знают о сем просвещенные; ибо сие слово есть первое, какое предписано им произносить в таинственной молитве. А как, спросишь, разве иудеи не называли Бога Отцом? Не слышишь ли, что говорит Моисей: Бога рождшаго тя оставил еси (ср.: Втор. 32:18)? Не слышишь ли, как Малахия укоряет и говорит, что Бог один создал нас и есть Отец всем нам (см.: Мал. 2:10)? Но хотя приведены будут сии и другие многие места Писания; впрочем, нигде не найдем, чтобы иудеи называли сим именем Бога и молились Ему, как Отцу. У нас же и священнослужителям, и мирянам, и начальникам, и подчиненным — всем велено так молиться. Первое слово, произносимое по чудесном оном рождении, совершающемся по новому и необычайному уставу, есть: Отче! Притом если иудеи называли когда Бога Отцом, то от своего ума; а живущие по благодати именуют Его так, будучи движимы силою Духа. Как есть дух мудрости, посредством которого немудрые стали мудрыми и обнаружили то в учении; как есть и дух силы, посредством которого немощные воскрешали мертвых и изгоняли бесов; как есть также дух дара исцелений, дух пророчества, дух языков: так есть и дух усыновления. И как о духе пророчества знаем, что имеющий его предсказывает будущее и говорит то не от своего ума, но будучи движим благодатию: так то же должно сказать и о духе усыновления, что приявший его именует Бога Отцом, будучи движим к тому Духом. Апостол, желая показать, что мы сыны по рождению, употребил и еврейское слово; не сказал только: Отче, — но: Авва Отче! — ибо так преимущественно называют Отца подлинные его дети». Относительно сего последнего прибавления блаженный Феодорит замечает: «Апостол прибавил: Авва, — показывая дерзновение призывающих. Малые дети, пользуясь большею пред отцом свободою, так как рассудок их еще несовершен, чаще употребляют слово сие в обращении к отцам. Так и мы, по неизреченному Его человеколюбию и по безмерной благости, как повелено, Отцом называем Творца всяческих; но не знаем, сколько разности между Им и нами, и себя самих не разумея в точности, об Его же естестве и совершенно не имея познания». К сему Амвросиаст такой прилагает урок. «Благодатию Божиею быв освобождены от страха, прияли мы Духа сыноположения; чтоб, смотря на то, чем были и что по дару Божию получили, с крайним тщанием благоустрояли мы жизнь свою, дабы имя Бога Отца не терпело в нас оскорбления, и мы, став неблагодарными, опять не подверглись тому, от чего избавлены. Такую получили мы благодать, что дерзаем взывать: Авва Отче! Это самое и должно побуждать нас блюстись, да не, получив такое дерзновение, впадем в безрассудство недолжной жизни; ибо если будем несходную такому взыванию: Авва Отче! — являть жизнь, — то оскорбление Богу будем причинять всякий раз, как назовем Его Отцом своим. Ибо того ради Он по благости Своей позволил нам то, что выше нашего естества, чтобы мы делами своими заслуживали то, чего недостойны по существу своему». В этом изречении ответ на то: как же так — Духа сыноположения прияли мы, а не чувствуем, что мы сыны? — Не имеем жизни сыновней, — дух сыновства и отошел. Ибо если не бывает сего несчастия; то внутри глубоко живет удостоверение, что мы чада Божии, как говорит сейчас Апостол:

    Толкование на группу стихов: Рим: 8: 15-15

    Потому что: вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления. Апостол сказал, что водимые Духом Божиим суть сыны Божии; но так как усыновление Божие усвояли себе и иудеи: Я воспитал и возвысил сыновей (Ис. 1:2); еще: Израиль есть сын Мой, первенец Мой (Исх. 4:22), то показывает, какая находится разность между нашим сыновством и сыновством иудеев. Иудеи, говорит, приняли духа рабства; так называет письмо закона: ибо хотя оно дано было Духом, но более прилично рабам. Отсюда-то и наказания телесные вслед за делами, и побиения камнями, и сожжения, и угрозы: меч, говорит, пожрет вас (Ис. 1:20). Отсюда же, опять, и награды земные, и обетования благ земных, и множество маловажных и приличных рабам заповедей. Поэтому хотя иудеи и назывались сынами, но были рабами. А мы называемся сынами, как благородные и свободные. У нас и награды небесные, и Царство небесное; и наказание у нас состоит не в побиении камнями и прочем, чему подвергали иудеев священники: у нас достаточно только отлучить виновного от таинственной трапезы, как и сына. И заповеди у нас божественные и приличные благородным, например: не смотри на женщину нечистым оком, не божись, оставь свое имение; а исполняются они не из боязни наказания, но по внутреннему расположению, что и доказывает тем, что у нас многие преуспевают сверх предписанного во многих заповедях. Притом у иудеев не было Духа, а у нас — обильная благодать Его. Которым взываем: "Авва, Отче!" Употребил слово еврейское; ибо так собственно называют Отца подлинные сыновья Его. Как так, спросишь? Разве не называли Бога Отцом и иудеи? Говорится: Заступника, родившего тебя, ты забыл (Втор. 32:18). В другом месте: не один ли Бог сотворил нас? (Мал. 2:10). Еще: не один ли у всех нас Отец? (Мал. 2:10). Но хотя сказано об иудеях, однако не нашлось ни одного иудея, который называл бы Бога Отцом в молитве, как теперь все мы называем Его по крещении. Притом, если иудеи называли когда Бога Отцом, то от своего ума; а верующие именуют Его так, будучи движимы силой Духа. Как о духе пророчества узнаем из того, что получивший его предсказывает будущее: так и дух усыновления узнается из того, что получивший его именует Бога Отцом, будучи движим к тому Духом. Ибо и это есть один из даров Духа, как внушает и сам Павел.