yandex

К Филиппийцам послание ап. Павла 2 глава 11 стих

Стих 10
Стих 12

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

«И всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца», то есть: все прославят Его, как Господа и Бога, равного по славе Богу Отцу.

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

Ст. 11 восходит к словам Исаии (23 Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное, что предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык.Ис. 45:23): «Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное, что предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык». Это призыв к спасению, который Ягве обращает к народам, некогда противившимся Ему, но избежавшим катастрофы. Несмотря на то что первое место займут сыны Израиля, охвачены будут все народы. Апостол Павел обогатил пророческий текст новыми элементами и дал ему непредвиденную ориентацию: объект поклонения — прославленный Христос, Который занимает место Ягве. Бог представляет нового Господа и Владыку всех и хочет, чтобы весь мир воздал Ему почитание. Слова «всякий язык» (семитизм) указывает на разумные существа, наделённые даром слова. Иисус Христос, провозглашённый Господом, принимает власть над всеми существами. Древняя космология представляла мир как владение духовных сил, обитающих в небесных, земных и преисподних сферах. Силы, о которых упоминает апостол Павел, возможно, это злые существа, враги Бога и человека’. Они должны склониться перед новым Властелином. Жест преклонения колен (ст. 11) расценивается как послушание, а исповедание как передача власти новому Господину. Это последний акт передачи Христу нового имени «Господь». Тем самым Его господство не ограничивается человеческим обществом, но распространяется на весь мир, на всё творение. Интронизация и одобрение — два действия, совершённые во славу Бога Отца.

Источник

Александр Прокопчук прот. Послания святого Апостола Павла. Комментарии и богословие. М.: ПСТГУ, 2019. С. 221-222

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

Слово стало плотью и смерть претерпело во плоти, совершилось же это не к бесславию Божества, но в «славу Бога Отца». А слава Отца в том, что человек созданный и погибший обретен, умерщвленный оживотворен и сделался Божиим храмом.

Источник

"Послание на ариан слово первое." § 42

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

И чтобы всякий язык исповедовал, что Господь есть Иисус Христос в славе Бога Отца.

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 9-11

Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца.

Если первая часть гимна1 говорит о воплощении и спасительной смерти Иисуса Христа, то его вторая часть — весть о спасительном Воскресении и Вознесении Спасителя. «Бог превознес Его». Заметим: не просто «вознес», а «превознес». Иисус из Назарета стал Превознесенным! Такой необычайный статус в Ветхом Завете мог иметь только Бог. Ныне эта честь дана Христу. Она отражается также в дарованном Ему Имени, которое выше всех земных имен. Это может быть только Имя Божие. Человеку даровано Имя Божие, которому поклоняется всякое колено небесных, то есть ангелов, земных, то есть обитателей земли, и преисподних, то есть душ почивших. «И всякое создание, находящееся на небе и на земле, и под землею, и на море, и все, что в них, слышал я, говорило: Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава и держава во веки веков» (13 И всякое создание, находящееся на небе и на земле, и под землею, и на море, и все, что в них, слышал я, говорило: Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава и держава во веки веков.Откр. 5:13).

Всякий язык будет исповедать, что Имя Божие отныне неотъемлемо принадлежит Иисусу Христу, Сыну Божию и Спасителю. Имя это — Кириос,Господь! Когда же произойдет поклонение всех сил? Когда раздастся исповедание всех языков? Окончательно это произойдет в конце времен, когда для всех станет видима слава Иисуса Христа, и они присоединятся к исповеданию Иисуса Господом. Ныне же Его слава и владычество еще скрыто от мира. Только верующие знают, что со Христом уже произошла смена веков, уже пришло Царство Божие. Только верующие уповают на то, что сокрытое ныне, безграничное владычество Христа, однажды станет явным для всего мира в славу Бога Отца. Только верующие знают: Если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься (9 Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься,Рим. 10:9).

Источник

Апостол. Русский перевод и комментарии архим. Ианнуария (Ивлиева). 2019. Гимн Христу. В праздники Пресвятой Богородицы. С. 275-276

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

И действительно, всяк язык исповеда и исповесть, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца, что совершённое Им спасение служит к наибольшей славе Бога Отца. [Итак, разбираемое место можно представить в таком виде: вы должны заботиться, говорит Апостол Павел Филиппийцам, чтобы и у вас высказывалось такое же смирение, какое мы видим в Иисусе Христе; потому что Он, как образ Божий, как Сам Бог, соединившись с совершенным человеком, хотя и мог явить Себя на Земле — как равный Богу, что вовсе не было бы похищением Божеской чести, или, как совершеннейший из людей, мог бы явиться окружённый величайшею славою земною; но Он сокрыл эти человеческия преимущества, унизил их, приняв на Себя человеческое естество и действительно став подобным нам человеком, смирил Себя до того, что был распят и умер на Кресте. За такое смирение и Бог воскресил и превознёс Его по-человечеству, дав Ему славу, какой не имеет ни одно сотворённое существо. Вот почему все прославляют Его как Господа, а вместе с Ним прославляют и Бога Отца].

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

«И всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца», т. е., чтобы все говорили это; а в этом состоит слава Отца. Видишь ли, что везде славится Отец, когда славится Сын? Так равно, когда Сын бесчестится, бесчестится и Отец. Если так бывает у нас, где между отцами и сыновьями много различия, то тем более у Бога, где нет никакого различия, честь и бесчестие переходят (от Сына на Отца). Если вселенная покорена Сыну, как сказано, то это слава Отца, – следовательно и в том слава Отца, когда мы говорим, что (Сын) совершен, ни в чем не имеет недостатка, что Он не меньше Отца. Это служить важным свидетельством и силы (Отца), и Его благости и премудрости, что Он родил такого Сына, Который нисколько не меньше ни по благости, ни по премудрости. Когда я говорю, что (Сын) премудр, как Отец, и ничем не меньше Его, то в этом свидетельство о великой премудрости Отца. Когда говорю, что Он всемогущ, как Отец, то в этом свидетельство о могуществе Отца. Когда говорю, что Он благ, как Отец, то в этом величайшее доказательство благости Отца, что Он родил такого Сына, Который ничем не меньше Его, и ни в чем не имеет недостатка. Когда говорю, что (родил Сына) не меньшего сущности, но равного, и не другой сущности, то и этим также восхваляю Бога и Его силу, и благость, и премудрость, что Он явил нам из Себя другого такого же, кроме того только, что Он не Отец. Таким образом все, что говорю великого о Сыне, переходит на Отца. И если это малое и ничтожное (а подлинно мало для славы Божьей, что Ему поклоняется вселенная) служит во славу Божью, то не гораздо ли более – все прочее? Итак, будем веровать во славу Его и жить во славу Его. Одно без другого бесполезно, так что, если прославляем хорошо, а живем нехорошо, то весьма оскорбляем Его, потому что, признавая Его Владыкой и Учителем, презираем Его и не боимся страшного суда Его. Нечистая жизнь эллинов (язычников) нимало не удивительна, и не заслуживает большего осуждения; но подобная нечистая жизнь христиан, участвующих в таковых таинствах, наслаждающихся такой славой, всего хуже и несноснее. Скажи мне: (Христос) был послушлив до крайней степени повиновения, и за это получил высокую честь; Он сделался рабом, и за это Он Владыка всего, и ангелов и всех прочих. Потому и мы не должны думать, что становимся ниже своего достоинства, когда сами смиряемся. Тогда-то по всей справедливости мы и выше; тогда-то особенно и достойны почтения. А что высокий низок, смиренный же высок, – (в доказательство этого) достаточно и слов Христовых, выражающих это. Впрочем, исследуем самое дело. Что значит быть смиренным? Не то ли, что терпеть унижение, порицание и клеветы? А что значит быть высоким? Не то ли, что быть в почтении, в похвале, в славе? Хорошо. Посмотрим же, как это бывает. Сатана был ангел, и превознесся. Что же, не более ли всех унижен? Не землю ли имеет он своим жилищем? Не все ли порицают и хулят его? Павел, будучи человеком, уничижил себя. Что же, не почитают ли его? Не хвалят ли его? Не прославляют ли его? Не друг ли он Христов? Не совершил ли он дел больше тех, которые Христос сотворил? Не повелевал ли он часто дьяволу, как невольнику? Не оглашал ли его, как палача? Не смеялся ли над ним? Не попирал ли головы его своими ногами? Не молился ли об этом с великим дерзновением и для других? Что об этом говорит? Вознесся Авессалом, смирился Давид: кто же из них стал высок, кто славен? Что, в самом деле, могло быть смиреннее слов, которые блаженный этот пророк произнес касательно Семея: «оставьте его, пусть злословит, ибо Господь повелел ему» (11 И сказал Давид Авессе и всем слугам своим: вот, если мой сын, который вышел из чресл моих, ищет души моей, тем больше сын Вениамитянина; оставьте его, пусть злословит, ибо Господь повелел ему;2 Цар. 16:11)? Если угодно, исследуем также и самые дела. Смирился мытарь; хотя поступок этот и не был смиренномудрием, но как-то кротки сказанные им слова. Вознесся фарисей. Но, пожалуй, оставим лица, исследуем дела. Пусть предстанут двое какие-нибудь, оба и богатые, и имеющие великую честь, и гордящиеся мудростью, властью и другими мирскими преимуществами. И пусть один из них ищет от всех почестей, и, не получая их, гневается, требует сверх должного и возносится. А другой пусть пренебрегает этим, ни на кого не досадует за то, даже и воздаваемую честь отвергает. Кто же из них больше – не получающий и ищущий, или же пренебрегающий и тем, что дают? Ясно, что последний. И справедливо. Ведь не иначе можно получить славу, как избегая славы: доколь мы гоняемся за нею, она убегает от нас; а когда бегаем от нее, она преследует нас. Если хочешь быть славен, не желай славы; если хочешь быть высок, не будь высок. Но есть и другая причина, почему чуждающегося чести все почитают, а ищущего ее презирают, – именно та, что род человеческий по природе как-то любить спорить и противодействовать. Итак, будем пренебрегать славой: таким образом сможем сделаться смиренными, или лучше, высокими. Чтобы быть вознесенным от другого, не возноси сам себя. Кто сам себя возносит, того не возносят другие; а кто уничижает сам себя, того другие не уничижают. Гордость – великое зло. Лучше быть глупым, нежели гордым; у первого обнаруживается лишь глупость, как недостаток ума, а у последнего хуже – глупость вместе с неистовством. Глупый – зло для самого себя; а гордый и для других язва. Гордость рождается от глупости; нельзя быть высокоумным, не будучи глупым; кто слишком глуп, тот и горд. Послушай, что говорит один мудрец: «Видал ли ты человека, мудрого в глазах его? На глупого больше надежды, нежели на него» (12 Видал ли ты человека, мудрого в глазах его? На глупого больше надежды, нежели на него.Притч. 26:12). Видишь ли, не напрасно я сказал, что это зло хуже глупости? «На глупого, – сказано, – больше надежды, нежели на него». Потому и Павел говорит: «Не мечтайте о себе» (16 Будьте единомысленны между собою; не высокомудрствуйте, но последуйте смиренным; не мечтайте о себе;Рим. 12:16). В телах, скажи мне, какие (части) мы называем здоровыми? Те ли, которые слишком вздулись и очень наполнены воздухом и водой, или ровные и имеющие умеренную величину? Очевидно, что последние. Так и душа надменная имеет болезнь хуже водянки, а смиренная свободна от всякого недуга. А сколько доброго рождает в нас смиренномудрие? Что хочешь? Терпения ли в напастях? Незлобия ли? Человеколюбия ли? Трезвенности ли? Внимательности ли? Все эти добродетели (происходят) от смиренномудрия; а от гордости противное. Гордый необходимо бывает и обидчик, и драчун, и гневлив, и жесток, и угрюм, и более зверь, нежели человек. Ты силен и высокоумствуешь? Но поэтому тебе следует более смиряться. Для чего ты много думаешь о ничтожной вещи? Ведь и лев смелее тебя, и вепрь сильнее; а ты в сравнении с ними ничтожнее даже комара. И разбойники, и гробокопатели, и единоборцы, и собственные твои рабы, в том числе, быть может, самые глупые, сильнее тебя. Итак, стоит ли хвалиться этим, и не унижаешь ли ты сам себя, гордясь этим? Ты благообразен и красив? Это хвастовство свойственно воронам. Ты не красивее павлина, ни по цвету, ни по перьям; в этом птица имеет преимущество; она много превосходит тебя перьями, цветом. И лебедь весьма красив, и многие другие птицы, с которыми если ты сравнишь себя, то сам себе покажешься ничтожным. При том часто и дети низкого состояния, и девицы незамужние, и блудные жены, и мужи женоподобные хвалятся этим. Итак, стоит ли этим гордиться? Но ты богат? Чем? Что ты приобрел? Золото, серебро, драгоценные камни? Этим могут хвалиться и разбойники, и человекоубийцы, и работающие в рудниках. Значит, труд осужденных для тебя похвала. Но ты украшаешься и наряжаешься? И коней можно видеть в нарядной упряжи; у персов можно видеть и верблюдов красиво убранных; а между людьми – и всех появляющихся на сцене. Итак, не стыдно ли тебе много думать о том, что у тебя общее с бессловесными животными, и рабами, и человекоубийцами, и женоподобными, и разбойниками, и гробокопателями? Но ты строишь великолепные палаты? Что ж такое? многие галки живут еще в более великолепных, привитают даже в священных (местах). Разве не видишь, что дома сумасбродных богачей, построенные на полях и пустых местах, служат пристанищем для галок? Ты гордишься голосом? однако ж ты никогда не можешь петь приятнее лебедя и соловья. Гордишься разносторонностью в искусстве? Но кто в этом отношении мудрее пчелы? Какой искусник, какой живописец, какой геометр сможет подражать работам ее? Гордишься тонкостью одежды? Но в этом превосходят тебя пауки. Гордишься быстротой ног? И в этом преимущество принадлежит бессловесным, зайцу и cepне, да и многие из домашнего скота не уступят тебе в быстроте ног. Ты путешествуешь? Но не больше птиц; они гораздо удобнее совершают путешествие, не имеют нужды ни в путевом запасе, ни во вьючном скоте, довольствуются для всего крыльями; крылья у них и корабль, и вьючный скот, и повозка, и ветер, и вообще все, что угодно. Ты имеешь острое зрение? Но не как серна, и не как орел. Ты имеешь тонкий слух? Но у осла еще тоньше. Ты имеешь обоняние? Но собака не даст тебе превзойти себя в этом. Ты способен приготовлять запасы? Но уступаешь в этом муравью. Ты носишь золотую одежду? Но не такую, как индийские муравьи. Ты здоров? Но бессловесные много превосходят нас и здоровьем и средствами; они не боятся нищеты. «Взгляните, – сказано, – на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы» (26 Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?Мф. 6:26). Итак, скажут, Бог сотворил бессловесных лучшими, нежели нас. Видишь ли, какое безрассудство? Видишь ли, какая необдуманность? Видишь ли, сколько предметов открывает нам исследование? Почитающий себя выше всех людей оказался ниже и бессловесных. Но пощадим его, подражать же ему не будем, и низведши его на степень бессловесных за то, что он возмечтал о себе выше нашего естества, не оставим его, но возведем отсюда, не ради него, – он заслужил такое состояние, – но ради того, чтобы проявилось человеколюбие Божье и та честь, которой мы удостоены. Есть, подлинно есть у нас нечто такое, к чему бессловесные вовсе непричастны. Что ж это такое? Благочестие и добродетельная жизнь. Здесь не может быть речи ни о блудниках, ни о женоподобных, ни о человекоубийцах: мы далеки от них. Что ж это такое? Мы знаем Бога, признаем Его промысел, любомудрствуем о бессмертии: в этом отношении бессловесные уступают. Мы судим об этом здраво, не сомневаясь: в этом отношении бессловесные не имеют ничего общего с нами. Мы, будучи слабее всех животных, обладаем ими. В том и состоит превосходство власти, что мы, при всех недостатках в сравнении с животными, царствуем над ними; а это для того, чтобы ты понял, что не ты виновник этого, но Бог, сотворивший тебя и даровавший тебе разум. Мы ставим для них сети и тенета, загоняем их, и овладеваем ими. У нас целомудрие, скромность, кротость, презрение к деньгам. Но так как ты, принадлежащий к числу гордых, не имеешь ни одной из этих добродетелей, то конечно ты ставишь себя либо выше людей, либо ниже и бессловесных. Такова-то гордость и дерзость: она или слишком возносится, или слишком унижается, ни в чем не соблюдая меры. Мы (своими добродетелями) равняемся ангелам; нам обещано царство и торжество со Христом. Человек терпит удары и не падает, он презирает смерть, не трепещет, не боится ее и не желает большего. Потому все, которые не таковы, хуже бессловесных. Действительно, если ты имеешь много телесных преимуществ, а душевных не имеешь, то как же ты не хуже бессловесных? Представь себе кого-либо самого порочного, живущего в неге и изобилии: конь способнее его к войне, вепрь крепче, заяц быстрее, павлин красивее, лебедь благозвучнее, слон больше, орел зорче, все птицы богаче. Почему же ты достоин чести обладать бессловесными? По разуму? Но нет. Если ты употребляешь его ненадлежащим образом, то опять ты хуже их, потому что когда ты, имея разум, бываешь глупее бессловесных, то лучше было бы, если б ты сначала не был разумным. Не одно и то же – принявши власть, потерять ее, и не принимать в самом начале. Для царя, который хуже оруженосцев, было бы лучше, если бы он не облекался в порфиру. Так точно и здесь. Итак, зная, что без добродетели мы хуже бессловесных, будем подвизаться в ней, чтобы быть людьми, или лучше – ангелами, и наслаждаться обещанными благами, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу и Святому Духу слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

γλώσσα язык, έξομολογήσηται aor. conj. med. (dep.) от έξομολογέω открыто признавать, допускать, провозглашать, объявлять (Martin, 263; TDNT; Beare). Conj. с ϊνα (из ст. 10) используется для выражения цели, εις δόξαν θεοϋ πατρός во славу Бога Отца. Господь Иисус никогда не был эгоистичен или тщеславен, даже после Его вознесения вся хвала, весь почет и все могущество в конце концов принадлежат Богу Отцу (Martin, 273). О буквальном значении этого отрывка см. Martin, 320-39; Hawthorne, 71-75.

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

всякий язык исповедал. Преклонение должно сопровождаться исповеданием.

что Господь Иисус Христос. Точнее: "что Иисус Христос - Господь". Христос превознесен за Свое смирение; Он прославлен Своим смирением (ср. 12 ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится.Мф. 23:12). "Имя превыше всякого имени" (ст. 9 Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени,Флп. 2:9) - Господь. В Септуагинте, греческом перевод еврейского ВЗ, Бог именуется Господом (греч. - кириос). Христос провозглашен Тем, Кем Он всегда был - Богом истинным. Исповедуя, что "Иисус Христос - Господь", тварный мир признает Его Божество со всеми присущими Ему свойствами. Воздаваемая хвала охватывает и Его человечество (Иисус), и Божество (Господь) Христа; поклонение воздается Христу как Богочеловеку.

в славу Бога Отца. Следовательно, Иисус Христос есть Сын Отчий. Поклонение подобает и Христу, и Отцу. Единство Лиц Троицы таково, что поклонение Сыну воздает славу и Отцу. В Послании к Филиппийцам Павел не называет Иисуса Сыном Божиим, как в других местах (напр., 3 Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти,Рим. 8:3; 4 но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего [Единородного], Который родился от жены, подчинился закону,Гал. 4:4).

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

«И всякий язык», т. е. все разумные существа разных сфер – земной, небесной и преисподней. – «Во славу Бога Отца». Апостол и в других посланиях (напр. 6 в похвалу славы благодати Своей, которою Он облагодатствовал нас в Возлюбленном,Еф. 1:6, 12; 9 а для язычников - из милости, чтобы славили Бога, как написано: за то буду славить Тебя, (Господи,) между язычниками, и буду петь имени Твоему.Рим. 15:9) представляет конечной целью всего прославление Бога. – Таким образом Апостол внушил читателям, что если они, как христиане, мечтают о достижении прославления, о каком говорил, напр., апостолам Господь Иисус Христос перед Своею смертью (29 и Я завещаваю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство,Лк. 22:29, 30), то они должны, по примеру своего Господа, идти к этому путем самоуничижения и думать более не о своей славе, а о славе Бога Отца.

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

11 и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца.Флп. 2:11 – один из самых важных стихов Нового Завета. Здесь сказано, что цель Божия заключается в том, чтобы однажды каждый язык исповедал, что Иисус Христос – Господь. Эти три слова были первым кредо веры христианской Церкви. Быть христианином значило исповедовать, что Иисус Христос – Господь(ср. 9 Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься,Рим. 10:9). Это было простое кредо веры, но оно охватывало все. Может быть, было бы неплохо, если бы мы вернулись к нему. Позже люди пытались точнее определить, что же оно значило, и спорили из-за этого и ссорились, называя друг друга еретиками и глупцами. Но и нынче остается правдой, что человек, который может сказать: «Для меня Иисус Христос – Господь» – христианин. Если человек может это сказать, то это значит, что для него Иисус Христос – Единственный и что Ему он готов повиноваться, как никому другому. Может быть этот человек не может объяснить словами, за кого он почитает Иисуса, но, коль скоро в сердце его присутствует эта чудесная любовь, а в его жизни – это полное повиновение – он христианин, потому что христианство – это не столько интеллектуальное понимание, сколько сердечная любовь. Итак, мы подходим к концу этого отрывка, а когда мы подходим к его концу, мы возвращаемся к его началу. Придет день, когда люди назовут Иисуса Господом, но сделают они это во славу Бога Отца. Целью Иисуса является не Его собственная слава, а слава Божия. Павел совершенно ясно осознает абсолютную верховную власть Бога. В Первом послании к Коринфянам Павел пишет, что в конце и Сам Сын покорится Покорившему все Ему (28 Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем.1 Кор. 15:28). Иисус привлекает людей к Себе, с тем, чтобы привлечь их к Богу. Некоторые в филиппийской церкви хотели утолить свое тщеславие; цель же Иисуса заключалась в том, чтобы служить другим, независимо от того, каких глубин самоотречения и самопожертвования это служение ни потребует. Иные в филиппийской церкви стремились привлечь взгляды всех к себе; цель же Иисуса заключалась в том, чтобы обратить взгляды людей к Богу. Христианин должен всегда думать не о себе, а о других; не о своей славе, а о славе Божией.

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

Всяк язык, то есть все народы. А если исповедание Христа Господа прославляет Отца, то явно, что называющие Его тварию и рабом покрывают бесславием Родшего. Сими немногими речениями божественный Апостол низложил всякую ересь – и хулящих Божество Единородного, и отрицающих Его человечество, кроме же их, и сливающих Ипостаси. Показав двойственность лиц, обличает Он злочестивых: Савеллия, Фотина, Маркелла и Павла Самосатского; ибо сказал: «Иже, во образе Божии сый», и присовокупляет: «не восхищением непщева быти равен Богу». Но ни о ком не говорится, что равен самому себе. Сими же словами Апостол показал, что Арий и Евномий богохульствуют; ибо не сказал: «во образе Божии сотворенный», но: «во образе Божии сый, и присовокупил: не восхищением непщева быти равен Богу». Ибо восхищающим себе чужое свойственно высоко думать о том, что имеют; Бог же Слово по естеству Бог: Он всегда был «во образе Божии, и не восхищением непщева быти равен Богу»; потому что имел по естеству сие равенство. Если скажут, что образ Божий не есть Божия сущность, то спросим их, что разумеют под «зраком раба». Конечно, не будут, подобно Маркиону, Валентину и Манесу, отрицать восприятия плоти. Посему если «зрак раба» есть сущность раба, то и «образ Божий» есть Божия сущность. Также спросим и тех, которые воспринятое человечество признают призраком: образ Божий не есть ли сущность Божия? Конечно, они подтвердят сие; потому что не отрицают, что Владыка Христос есть Бог. Посему сделаем умозаключение: если образ Божий есть сущность Божия, то и «зрак раба» есть сущность раба. Так окажется, что держащиеся противоположных мнений тем самым, на что соглашаются, подтверждают и то, на что не хотят согласиться. Сверх сего, обратим внимание и на то, что божественный Апостол, уча смиренномудрию, представил в пример Христа; ибо говорит: «смиренномудрием друг друга честию болша себе творяще». А если Сын не равен Отцу, но менее Отца, то не по смиренномудрию Он был послушлив, а соблюл только порядок. Но о сем и в других местах мы говорили пространно. Посему обратимся к продолжению толкования.

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

Всяк язык - опять всякая тварь, имеющая смысл и слово. Да исповесть - и да признает, и да возгласит и воспрославит. Яко Господь Иисус Христос,- что Иисус Христос есть Господь и Бог (см.: блаженный Феофилакт). В славу Бога Отца. "Дабы все так говорили (то есть что Он есть Господь Бог). А в этом слава Отца" (святой Златоуст). Или: "чтобы Он славим был так же, как и Отец, яко Ему равный и подобный" (святой Дамаскин). То есть да исповесть всяк язык, что поелику Иисус Христос воссиявает и познается яко Господь и Бог, то это подвигает всех на непрестанное славословие Бога Отца, или что Иисус Христос есть Господь в равной славе с Богом Отцом, в меру славы Бога Отца. Святой Златоуст заключает толкование сих последних стихов следующим наведением: "итак, будем веровать во славу Его и жить во славу Его. Ибо одно без другого бесполезно. Так что когда славим хорошо, а живем нехорошо, то весьма оскорбляем Его: поелику, признавая Его Господом и учителем, презираем Его и не боимся страшного суда Его Нечистая жизнь еллинов нимало не удивительна и не заслуживает великого осуждения; но подобная нечистая жизнь христиан, участвующих в таковых таинствах и наслаждающихся такою славою (призванных к такой славе), всего хуже и несноснее".

Толкование на группу стихов: Флп: 2: 11-11

То есть чтобы все говорили, что Господь Иисус Христос есть Господь и Бог. В том заключается слава Отца, что Он имеет Такого Сына, Которому покоряется все. Видишь ли, что в прославлении Единородного заключается слава Отца? Так что, напротив, умаление Его составляет унижение Отца.