К Ефесянам послание ап. Павла 4 глава 4 стих

Стих 3
Стих 5

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-6

Как самое сильное побуждение к такому духовному единению, святой Апостол выставляет то, что у христиан «один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас».

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Дальше апостол Павел объясняет, на чем основано единство. Оно имеет глубинные, запредельные основы, благодаря которым мы способны его соблюдать. Сейчас люди заявляют: «Все это недостижимо. Это просто красивые сказки, которые не для нашей жизни. Раньше все это было возможно, а сейчас — нет». Но апостол пишет: «Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» (4 Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания;5 один Господь, одна вера, одно крещение,6 один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас.Еф. 4:4—6).

Вот в чем основа смиренномудрия, кротости, великодушия и единства духа в союзе мира. Основа в том, что все христиане — это одно Тело в самом прямом смысле слова. Единство Тела достигается через Причастие. Когда мы вкушаем Тело Господне, мы становимся единым Телом Христа. Праведный Николай Кавасила говорил, что если бы после причащения мы имели духовные глаза, то не видели бы ничего, кроме одного сияющего Тела Христова. Кстати говоря, именно по этой причине человек, который давно не причащался, отпадает от единства. Человеку, который причащается редко, очень тяжело сохранить и смиренномудрие, и любовь, и великодушие, и другие добродетели, потому что все эти качества — не просто душевные благорасположения, а свойства, появляющиеся у того, кто находится в едином Теле Христовом. Это проявления силы Христа, поэтому все попытки создать нечто подобное без Него каждый раз оказываются утопичными.

Раз мы все составляем одно Тело, то должны друг другу сострадать и сорадоваться. Почему мы празднуем дни святых? Какое отношение мы имеем, например, к святителю Николаю Чудотворцу? Самое прямое — мы составляем одно Тело. Святитель славит Господа, и мы с ним радуемся. С другой стороны, когда нам плохо, святитель Николай помогает нам. Мы составляем единое Тело, а потому и радуемся вместе, и горе делим тоже вместе. В человеческом теле не бывает такого, чтобы голове было приятно, а ноге не было до этого дела. И когда болит палец, голова разделяет с ним боль. В организме все взаимосвязано, так и в Церкви. Поэтому апостол Павел пишет: «Вы все уже составляете одно Тело, потому что крещеные и причащаетесь».

«И один дух». Святой Павел говорит ефесянам, что они получили одного Святого Духа, пили из одного источника, а потому между ними не должно быть раздоров. Христиан оживляет один Дух Святой, дающий им дыхание, и их дух, соединенный с Духом Божиим, тоже должен быть един. Перед тем как мы произносим Символ веры, дьякон возглашает: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную», то есть единодушие основано на даре Духа Святого. Все мы миропомазаны, Святой Дух дан всем нам, у каждого из нас есть личные дары Святого Духа. Он объединяет всех нас, поэтому как мы можем враждовать? Если мы делаем это, то оскорбляем Духа Святого, живущего в нас.

«Как вы и призваны к одной надежде вашего звания»|||. У нас одна надежда — Царствие Божие. Не сказано, что некоторые христиане призваны в одно Царство, а другие — в другое. Все мы призваны в одно Царство, нам обещана одна награда. Бог всем даровал бессмертие, вечную жизнь. Святитель Иоанн Златоуст толкует это место так: «Всем даровал бессмертие, всем жизнь вечную, всем неувядаемую славу, всем братство (из единого сыновства Богу), всем наследие, для всех соделался общею главою, всех совоскресил и спосадил. Итак, имея такое равночестие в духовном, для чего вы высокомудрствуете?»1. Некоторые люди думают про себя: «А я лучше», хотя награда одна и цель общая. Какой смысл враждовать, если все оказались на первом месте? Христианам глупо соревноваться между собой, так как у каждого в Церкви свое место, но надежда призвания — Царство Небесное — общая для всех.

Примечания

  • 1 Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на Послание к Ефесянам // Полное собрание творений. 12 томов в 25 книгах. Том XI. — М.: Приход Храма Святаго Духа Сошествия, 2006.

Источник

Священник Даниил Сысоев. Строительство Дома Божия. Толкование на Послание к Ефесянам — М.: Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», 2018. — С. 186-189

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Св. Павелъ предлагаетъ побужденія къ тому, чтобы хранить единство духа въ союзѣ мира. И какія высокія и сильныя побужденія! «Одно тело». Всѣ вы, говоритъ, составляете одно тѣло, т.-е. одну Церковь, которой глава Христосъ. «И один Дух». И во всѣхъ членахъ тѣла, или во всѣхъ вѣрующихъ въ Іисуса Христа дѣйствуетъ одинъ Святый Духъ, сообщая каждому свои дары, по мѣрѣ нужды и по достоинству каждаго (4 Дары различны, но Дух один и тот же;1 Кор. 12:4). «Как вы и призваны к одной надежде вашего звания». Всѣ вы, какъ христіане, призваны во Христѣ къ одной вожделѣнной надеждѣ, по заслугамъ Господа Спасителя, достигнуть наслѣдія вѣчной блаженной жизни. Всѣ вѣрующіе въ Іисуса Христа, и сохраняющіе заповѣди Его, ктобы какого званія, достоинства, пола и возраста ни былъ, всѣ призываются къ этому наслѣдію вѣчной блаженной жизни: начальники и подчиненные, богатые и бѣдные, образованные и простые, всѣ равно должны питать въ себѣ эту надежду и равно могутъ утѣшаться ожиданіемъ вѣчной жизни. Въ обителяхъ небесныхъ всѣ различія земной жизни потеряютъ значеніе. Тамъ всѣ будутъ счастливы, всѣ богаты, всѣ славны во свѣтѣ славы Божіей, всѣ блаженны предъ лицемъ Тріѵпостаснаго Бога. Какъ много для насъ въ этомъ побужденій къ взаимной любви и согласію! — Далѣе говоритъ Апостолъ:

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Будьте одно тело и один дух, как призваны.

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 1-6

Итак прошу вас я, узник в Господе, жить достойно того призвания, которым вы были призваны: со смирением и кротостью, с долготерпением; снисходите друг ко другу с любовью; старайтесь узами мира хранить единство Духа. Одно тело и один Дух,как и одна надежда, к которой вы призваны в вашем призвании; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех. Он над всеми и через всех и во всех.

Основная идея Послания к Ефесянам состоит в том, что Иисус Христос людям, разделенным враждой с Богом и друг с другом, даровал путь к единству и миру. Этот путь, как благую весть, должна провозглашать миру Церковь Христова. И вот в увещании ефесским христианам апостол Павел говорит о том, каким должен быть каждый христианин, чтобы Церковь могла выполнить задачу примирения человечества. Начинает же он свою проповедь, выразительно используя личное местоимение «Я». Так апостол поступает в тех случаях, когда желает подчеркнуть свою апостольскую власть. Но здесь он говорит о себе не «я, апостол», но «я, узник в Господе». Святой Иоанн Златоуст объясняет своей пастве это выражение как «узник ради Господа», ибо «быть узником ради Христа славнее, чем быть апостолом, учителем и благовестником. Кто любит Христа, тот понимает эти слова». Да, мы знаем, что апостол Павел и жил как исповедник и завершил свою земную жизнь как мученик. Однако выражение «в Господе», – равно как и похожие выражения «в Боге Отце», «в Духе Святом», – означает больше, чем «ради Господа». «Жить в Господе», «трудиться в Господе», «говорить в Господе», «стоять в Господе», «хвалиться в Господе» и просто «быть в Господе» – все эти словосочетания мы находим только у апостола Павла, ни у кого другого из новозаветных авторов. Все они означают тесную таинственную связь с Воскресшим Иисусом Христом. И когда апостол говорит «уже не я живу, но живет во мне Христос» (20 и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня.Гал. 2:20), то это означает то же самое, что «жить во Христе», или «жить в Господе». Тесное единение с Господом Иисусом Христом силою и действием Святого Духа не может разрушить ничто, никакие невзгоды, никакие преследования. Узы апостола – узы Христа. Из апостольских уз звучит властный голос Господа.

Далее мы замечаем, что в небольшом отрывке несколько раз упоминается Божественное «призвание». Бог зовет людей из их греховной удаленности от Него в Его Царство света и святости, из их враждебной разделенности к единству, скрепленному узами любви и мира. В призыве Бога становится действенным наше изначальное предназначение к спасению, то есть к оправданию и славе Царствия. Ибо «кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил» (30 А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил.Рим. 8:30). Призванием Божиим мы «призваны в общение Сына Его Иисуса Христа, Господа нашего» (9 Верен Бог, Которым вы призваны в общение Сына Его Иисуса Христа, Господа нашего.1 Кор. 1:9). Бог призывает людей к получению того обетованного наследия, которое составляет самое глубинное и самое желанное содержание человеческой надежды (стих 4). Но Бог ожидает от человека отклика на Его призыв, соответствующего поведения, которое достойно Его призвания.

Апостол Павел предельно кратко описывает тот образ жизни, который должны вести люди, объединенные единым Духом в единое тело Церкви Христовой. Сначала именуются известные христианские добродетели. Прежде всех прочих – смиренномудрие, или попросту смирение. Надо сказать, что этим словом в античном языческом мире обозначалось отрицательное и презираемое человеческое качество: нечто рабское в нем, малодушное, пресмыкающееся перед силой и властью. Уважаемый и достойный человек, по мнению древних, – это человек, который «знает себе цену», причем цену высокую. Он, как правило, гордый, амбициозный и высокомерный. Но что значит всё это перед лицом Премудрости Божией, которая возвещает распятого Спасителя, Который был «кроток и смирен сердцем» (29 возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим;Мф. 11:29), ибо Он «уничижил Себя Самого, приняв образ раба» (7 но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек;Флп. 2:7)? И вот изменившее ветхий мир христианство провозгласило, что всякая человеческая гордыня и самодовольство смешны и убоги. «Где же то, чем бы хвалиться? Уничтожено» (27 Где же то, чем бы хвалиться? уничтожено. Каким законом? законом дел? Нет, но законом веры.Рим. 3:27). И напротив: «смиренномудрие есть основание всякой добродетели» (св. Иоанн Златоуст).

Далее следует добродетель кротости. Если смиренный человек менее всего думает о собственном достоинстве и величии, не настаивает на уважении к себе, но сам уважает ближних, то кроткий человек – сдержанный и уравновешенный, умеющий обуздывать и контролировать свои порывы и желания. Тот же святитель Иоанн Златоуст говорит о кротости как об отсутствии раздражительности и гневливости. Долготерпение – третья упоминаемая добродетель – это умение выносить очень тяжелых, неприятных людей, без злобы и жалоб терпеть оскорбления и клевету. Долготерпелив Бог по отношению к нам, грешным. Но даже не в экстремальных ситуациях, а в повседневной жизни без терпимого отношения друг к другу невозможен ни прочный мир, ни единство. И это взаимное терпеливое снисхождение к человеческим слабостям – четвертая добродетель, упоминаемая апостолом. Объемлет же и увенчивает всё любовь.

Как привычно нам это слово «любовь», которым мы называем самые разные человеческие эмоции и склонности! Мы говорим о любви, обозначая так легкую влюбленность или жестокую эротическую страсть, естественные семейные или дружеские привязанности, мы можем с пафосом говорить о любви к Родине или к народу, можем говорить о любви к искусству или к теплой одежде, к той или иной пище или…. В бесчисленных вариациях употребляем мы это слово «любовь». Но все это не то, что называется любовью в писаниях Нового Завета, для которой и слово-то в оригинальных текстах существует особенное, в отличие от нашего языка. Любовь, провозглашенная благовестием Христовым как высшая добродетель, не есть нечто «естественное» для мира греха. Более того, она попросту невозможна в этом мире. Действительно: как возможно заставить себя любить, скажем, ненавидящего тебя врага? Человекам это невозможно, но не Богу, ибо всё возможно Богу (27 Иисус, воззрев на них, говорит: человекам это невозможно, но не Богу, ибо всё возможно Богу.Мк. 10:27). Христианская любовь – не наше собственное свойство, но дар благодати Духа Святого. Этот дар мы получаем верою, в таинствах. И от нас зависит только возгревать в себе этот дар, или, как наставляет нас текст Послания к Ефесянам, стараться хранить его как те узы, которые связывают нас воедино, в одно Тело, в котором нет ни вражды, ни разделения, но царит Сам Христос, Который «есть мир наш» (14 Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду,Еф. 2:14).

В торжественно-литургическом стиле звучат слова о единстве, к которому призвано все человечество и весь мир. Все усилия людей устроить единство и нерушимый мир, как мы видим из истории, оказываются тщетными. Единство, как и любовь, – дар Божий. Семь раз повторяется слово «один» – в знак совершенства и полноты. Церковь как Тело Христово в его целостности и единственности созидается животворящим Духом Святым. «Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом» (13 Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом.1 Кор. 12:13). Один Дух ведет христиан к одной цели, на достижение которой возлагается одна общая надежда воскресения, бессмертия, вечной жизни и неувядаемой славы. Один Господь Иисус Христос призывает и объединяет нас в единое тело, скрепленное одной общей верой, через новое рождение в единократном крещении. Так осуществляется исцеляющее обращение от бесчисленных ложных «богов и господ» (5 Ибо хотя и есть так называемые боги, или на небе, или на земле, так как есть много богов и господ много, -6 но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им.1 Кор. 8:5-6) к единому Богу и Отцу всех, ««Который над всеми», то есть, выше всего; «и через всех», то есть, обо всем промышляет, всем управляет; «и во всех нас», то есть, во всех обитает» (св. Иоанн Златоуст).

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Едино тело, един дух. Речь эллиптическая. Все Христиане должны представлять собою одно тело, соединённое со главою Христом и одушевлённое одним Духом Святым; поэтому и в жизни они везде должны обнаруживать единство мыслей и чувствований. Образ берётся от тела.

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

 Итак, старайтесь утвердиться в учении Господа и апостолов, чтобы во всем, что делаете, благоуспевать плотью и духом, верою и любовью, в Сыне и Отце и в Духе, в начале и в конце, с достойнейшим епископом вашим и с прекрасно сплетенным венцом пресвитерства вашего и в Боге диаконами. Повинуйтесь епископу и друг другу, как Иисус Христос повиновался по плоти Отцу и апостолы Христу, Отцу и Духу, дабы единение было вместе телесное и духовное. 

Послание к Магнезийцам, 13 глава

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Слова Павла одно тело и один дух мы понимаем либо просто в смысле тела Христова, которое есть Церковь, либо в значении тела, которое Он удостоил принять от Девы... Или, может быть, под одним телом здесь разумеются жизнь и дела, которые по-гречески называются bioj praktikoj, а под одним духом разумеется познание и созерцание, которое в собственном смысле сосредотачивается в сердце и называется у греков qewria

Источник

Комментарий на Послание к Ефесянам 2.4.3-4. Cl. 0591, ad Ephesios, 2.526.48.

Иное толкование

Спрашивается: каким образом может быть одна надежда призвания, когда у Отца есть много обителей? (См. 2 В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам.Ин. 14:2). На это мы скажем, что одна надежда призвания есть Царство Небесное, как бы единый дом Отца, и в едином доме различные обители, ибо одна слава солнцу, другая луне и другая звездам (41 Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе.1 Кор. 15:41). Можно сказать в еще более утонченном смысле: в конце вещей все должно быть восстановлено в прежнее состояние, когда все мы образуем одно тело и преобразимся в мужа совершенного.

Источник

Комментарий на Послание к Ефесянам 2.4.3—4. Cl. 0591, ad Ephesios, 2.527.12.
См. также комментарий на 3 стараясь сохранять единство духа в союзе мира.Еф. 4:3.

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Павел требует от нас такой любви, которая бы связывала нас между собою, делая неразлучными друг от друга, и – такого совершенного единения, как бы мы были членами одного тела, потому что только такая любовь производит великое добро. Словами: "Одно тело" он требует, чтобы мы сострадали друг другу, не желали благ ближнего своего и участвовали в радостях один другого; все это он выразил вместе. Потом весьма кстати прибавил: "и один дух", – научая, чтобы при одном теле был у нас один дух, так как может быть одно тело, но не один дух, – когда, например, кто-нибудь будет другом еретиков. Или этими словами ("один дух") он хотел побудить к взаимному согласию, как бы так говоря: так как вы получили одного Духа и пили от одного источника, то между вами не должно быть раздоров. Или, может быть, под словом – дух – он разумеет здесь расположение, (προδυμίαν). Дале говорить (апостол): "как вы и призваны к одной надежде вашего звания". Та есть: Бог призвал всех нас к одному и тому же; никому ничего не предоставил больше против другого; всем даровал бессмертие, всем жизнь вечную, всем неувядаемую славу, всем братство, всем наследие, для всех сделался общей главой, всех совоскресил и спосадил. Итак, имея такое равночестие в духовном, для чего высокомудрствуете? Потому ли, что такой-то из вас богат, а такой-то силен? Но не смешно ли это? Скажи мне, в самом деле, если бы царь, избрав десять человек, облек их всех в порфиру, посадил на царском престол и всем им даровал одну и ту же честь, – посмел ли бы кто-нибудь из них поносить другого – потому, что был бы богаче его и знаменитее? Отнюдь нет! Но этим сравнением я еще не все высказал, так как расстояние здесь не так еще велико. Итак, ужели мы, будучи равны на небе, будем превозноситься друг пред другом земными (отличиями)? * * * Когда блаженный Павел желает расположить (христиан) к чему-нибудь особенно высокому, то, будучи исполнен мудрости и духовности, он побуждает к этому предметами небесными – примером самого Господа. Так в одном месте он говорит: "И живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас" (2 и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное.Еф. 5:2), и еще: "Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божьим, не почитал хищением быть равным Богу" (5 Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе:Флп. 2:5, 6). Точно также поступает и здесь. Когда бывают указаны великие примеры, у человека рождается сильная ревность и желание (подражать им). Итак, что же он говорить, побуждая нас к единению? "Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение" (ст. 4, 5). Что же такое "одно тело"? Верные всех месть вселенной, живущие, жившие и имеющие жить. Угодившие (Богу) до пришествия Христова тоже составляют одно тело. Почему? Потому, что и они познали Христа. Откуда это видно? "Авраам, отец ваш", – сказано, – "рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался" (56 Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался.Ин. 8:56); еще: "Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал обо Мне" (46 Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне.Ин. 5:46). Действительно, не стали бы писать о том, о ком не знали, что сказать. Если же знали, то без сомнения и почитали. Потому-то и они составляют одно тело. Тело не отделяется от духа, иначе оно не было бы телом, – потому что у нас о предметах, соединяемых между собою и имеющих большую связь, обыкновенно говорится: одно тело. Так точно и сами мы в соединении составляем одно тело, при одной главе. При единстве же того и другого, тело хотя состоит и из разных членов, важных и неважных, однако ни лучший из них не вооружается против члена ничтожного, ни первый не подвергается зависти со стороны последнего. И хотя не все (члены) имеют одинаковое отправление, а каждый подчиняется определенному требованию необходимости, однако, поэтому самому, – что все совершается ими по необходимости, или по требованию различных нужд, – все они равно достойны уважения. Впрочем есть между ними одни высшие, а другие низшие, как напр., голова господствует над всем телом, в ней заключаются все чувства и самое господство души, – вследствие чего без головы никому нельзя жить, тогда как, по отсечении ног, многие надолго еще остаются в живых. Таким образом, голова лучше прочих (членов) не только по своему положению, но и по своей деятельности и значению. Но для чего я говорю об этом? И в Церкви много есть таких, которые достигли такой же высоты, как и голова, созерцают небесное, как глаза в голове, весьма удалены от земли и не имеют ничего общего с ней. Иные же занимают место ног, попирая землю, – ног, впрочем, здоровых. Ведь ногам вменяется в преступление не то, что они попирают землю, а то, что они уклоняются на путь нечестия, что "Ноги их", – как сказано, – "бегут ко злу" (7 Ноги их бегут ко злу, и они спешат на пролитие невинной крови; мысли их - мысли нечестивые; опустошение и гибель на стезях их.Ис. 59:7). Итак, ни глаза но должны презирать ног, ни ноги завидовать глазам. В противном случае, каждый член теряет собственное достоинство, и надлежащее употребление его бывает затруднительно. И справедливо: злоумышляющий на ближнего своего тем самым, прежде всего, злоумышляет на себя самого. Так, если ноги не захотят носить головы, когда нужно бывает передвижение с одного места на другое, то своей недеятельностью и неподвижностью они вредят и себе самим. Равным образом, если бы и голова не захотела иметь никакого попечения о ногах, то этим она, прежде всего, повредила бы себе самой. Но он (т. е. голова и ноги), как и следует, не враждебны друг другу, потому что так устроены природой. Каким же образом человеку можно не восставать против человека? Никто (скажешь) не восстает против ангелов, так как и они не восстают против архангелов; животные также не могут одержать верх надо мной; а где природа одинакового достоинства, где одинаковые дарования и никто не имеет более другого, – почему же нельзя восставать одному против другого? Но это-то самое и не дает тебе права восставать против ближнего. Если все общее, и ни один против другого не имеет ничего большого, то на каком основании можно превозноситься одному пред другим? Мы наделены одинаковой природой, сходны по душ и по телу, дышим одним и тем же воздухом и употребляем одинаковую пищу: почему же будем восставать (друг против друга)? Правда, возможность через добродетельную жизнь стать выше бесплотных сил может вести к высокому мнению о себе; но это еще не было бы высокомерием. Ведь я по праву ставлю себя высоко и очень высоко в сравнении с демоном. Смотри, каким образом и Павел ставил себя выше демона. Когда много удивительного говорил о нем демон, то он заставлял его молчать, не поддаваясь обольстителю. Так, когда отроковица, имевшая дух пытлив, говорила: "Сии человеки – рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения" (17 Идя за Павлом и за нами, она кричала, говоря: сии человеки - рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения.Деян. 16:17), – он, после строгого воспрещения, связал ему его бесстыдный язык. И еще в другом месте он же пишет следующие слова: "Бог же мира сокрушит сатану под ногами вашими вскоре" (19 Ваша покорность вере всем известна; посему я радуюсь за вас, но желаю, чтобы вы были мудры на добро и просты на зло.Рим. 16:19). Не следствие ли это различия природы? Разве ты не видишь, что значение имеет не различие природы, а свободная воля? Следовательно по свободной воле они (демоны) хуже всех. Но против ангела, ты говоришь, я не восстаю, потому что между мною и им большое расстояние. Но также ты не должен восставать и против человека, как и против ангела. Как ангел отличен от тебя по природе, что, впрочем, не должно служить для него ни похвалою, ни охуждением, так и человеке отличается от другого человека не по природе, но по внутреннему настроению и делается между людьми ангелом. Поэтому, если не вооружаешься против ангелов, то тем более (ты не должен вооружаться) против людей, которые в человеческой природе делаются ангелами. При том человеке так же добродетельный, как ангел, для тебя гораздо лучше ангела. Почему? Потому, что он собственной волей исправил свою природу, и еще потому, что ангел удален от тебя местом и обитает на небе, а тот живет с тобой и возбуждает в тебе соревнование. Впрочем, и он далек от тебя – даже более, чем тот: "Наше же жительство", – говорит, – "на небесах" (20 Наше же жительство - на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа,Флп. 3:20). А (чтобы убедиться тебе) что он, действительно, далек от тебя, – выслушай, где обитает его глава: на троне царственном, говорить он. Но чем дальше от нас этот трон, тем далее и он от нас. Но ты говоришь: я вижу, что он пользуется честью и это производить во мне зависть. Зависть-то и была причиной бесчисленных беспорядков во всем творении и горнем и дольнем, и не только на земле, но и в самой Церкви. Как бурный и противный ветер, устремляясь к спокойной пристани, делает ее опаснее всякой скалы и всякого плавания на море, так точно и любовь к славе, овладевая (человеком), все разрушает и приводит в беспорядок. Вы часто бывали при пожаре больших домов. Видали, как дым поднимается к небу, и как огонь, мало-помалу, истребляет все, потому что никто не заботится о том, как бы прекратить несчастье, а каждый думает только о себе. Нередко сходится целый город, собирается множество народа посмотреть на бедствие; но защиты и помощи нет ни от кого. Можно при этом видеть, как собравшиеся ничего не делают; каждый из них только протягиваете руку, чтобы указать вновь туда пришедшему или на то, как пламя постоянно исторгается из окон, или как обваливаются потолки, и целые стены падают со своих оснований на землю. Бывает, впрочем, много людей смелых и небоящихся опасности, которые не страшатся ближе подходить к горящим зданиям, но не для того, чтобы содействовать прекращению бедствия, а чтобы более насладиться зрелищем, и вблизи рассмотреть все, чего издали часто не видно. Если же это бедствие постигло дом знаменитый и великолепный, то, кажется, зрелище достойно особенного сожаления и больших слез. В самом деле, печальное зрелище – видеть, как главы колонны превращаются в пепел, как многие из них разбиваются в дребезги, иные от действия огня, а другие собственными руками своих строителей (делающих это для того), чтобы не дать большей пищи огню; (печальное зрелище) – видеть статуи, служившие, под защитой кровли, украшением здания, после падения кровли, без защиты, стоящими под открытым небом, в крайне безобразном вид. Еще что? Кто исчислит богатство, заключавшееся в этих зданиях, – золотые одежды и серебряные сосуды? И куда входил только один господин с своей супругой, где была кладовая для многочисленных, одежды и ароматов, где было хранилище драгоценных камней, – всюду, как скоро начался пожар, проникают банщики, мусорщики, бродяги и все другие им подобные. И вот все, что ни находилось внутри, превратилось в воду, огонь, грязь, пыль и обожженные бревна. Но зачем я так широко раскинул пред вами эту картину? Не просто пожар дома хочу я описывать, – что мне за нужда в этом? – а хочу представить вашему взору, насколько возможно, бедствия Церкви. В самом деле, точно пожар какой, или молния, несясь с высоты, ринулась на самый кров Церкви, и между тем это никого не трогает! Когда горит отцовский дом, мы спим глубоким и непробудным сном. Кого не коснулся этот пламень? Каких изображений, стоявших в Церкви, не тронул он? И подлинно, Церковь есть не что иное, как дом, выстроенный для наших душ. Впрочем не все, что вошло в состав этого здания, одинаково по своему достоинству: из составных его камней иные блестящие и великолепны, иные же хуже и темнее, хотя все-таки гораздо лучше остальных. Можно видеть здесь много из них и таких, которые занимают место золота, – золота, украшающего кровлю: иные, как видно, служат таким же украшением, как статуи в домах; а многие стоять на подобие колон. Принято ведь и людей называть колоннами не только за их силу, но и потому, что, имя золотой головной убор, они своим красивым видом украшают (свое место). А в многочисленности народа можно видеть как бы большое и пространное протяжение стен: множество народа занимает место камней, из которых сооружаются стены. Но нужно перейти к более блестящей картин. Эта Церковь сооружается не из (простых) камней, но из золота, серебра, драгоценных камней, оправленных в золото. Но, увы, какая жалость! Все это сожжено господством тщеславия, – этим всепожирающим пламенем, – и никто не пересилил его действия. Мы стоим и удивляемся пожару, но не имеем сил потушить зло. Да хотя бы и потушили его на короткое время, – пройдет два, три дня, и тлящаяся в золе искра низвращает все, чего прежде и не касалась. Так и здесь делается то же самое, что случается, обыкновенно, на пожаре. Причина этого заключается в том, что когда у нас не стало опор для самых церковных колонн, то огонь объял (эти колонны), поддерживавшие кров и сообщавшие крепость всему зданию; а через это ему открылся удобный доступ и к стенам. Если пламень истребить в здании деревянный части, то он устремляется на каменные. Но когда им разрушены и низвергнуты колонны, тогда он не имеет нужды истреблять остальное, – потому что, как скоро ниспадают столпы и подпоры верхних частей (здания), остальное само собою, без всякого препятствия, подвергается той же участи. Так точно ныне случилось и с Церковью: огонь объял всех. Ищем почестей у людей, воспламеняемся славолюбием и не слушаем слов Иова: "То я боялся бы большого общества, и презрение одноплеменников страшило бы меня" (34 то я боялся бы большого общества, и презрение одноплеменников страшило бы меня, и я молчал бы и не выходил бы за двери.Иов. 31:34). Видишь ли, добродетельную душу? Я не устыдился, говорить, пред множеством народа рассказать невольные грехи. Если же он не устыдился, то тем более нам следовало поступать так. "Припомни Мне", – говорит (пророк), – "говори ты, чтоб оправдаться" (26 припомни Мне; станем судиться; говори ты, чтоб оправдаться.Ис. 43:26). Велика была сила этого зла: все она низвратила и истребила. Мы сделались рабами почести, оставив Бога. Мы не можем воспрещать этого своим подчиненным, будучи сами одержимы той же горячкой. Мы сами нуждаемся во врачестве, хотя и поставлены Богом для врачевания других. Какая же остается надежда на спасете, когда и сами врачи имеют нужду в помощи других? Это я сказал не без причины и не напрасно выражаю сетование, но для того, чтобы все мы вместе с женами и детьми, посыпавшись пеплом и облекшись во вретище, наложили на себя пост и просили Бога явить нам помощь и удалить от нас опасность. Подлинно наша помощь в Его великой и дивной деснице. От нас требуется больше, чем от ниневитян. "Еще сорок дней", – сказано, – "и Ниневия будет разрушена" (4 И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедывал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена!Ион. 3:4). Страшное и весьма грозное объявление! И как было не (устрашиться ниневитянам) в ожидании того, что, по прошествии трех дней, их город для них же сделается гробом, и они все погибнуть от одинакового наказания? Если когда случалось в одно время и в одном доме погибнуть двум детям, то это было бедствием невыносимым. И если Иову казалась самым невыносимым бедствием – погибель всех (его детей) вследствие того, что над ними обрушилась кровля, то каково же было бы видеть не один дом, не двух детей, но целый народ, в количестве ста двадцати тысяч, погребенным под обрушившимися кровлями? Видите, какое бедствие! Подобная же угроза недавно была направлена и против нас не голосом пророка, – мы не достойны слышать такой, голос, – но некоторым горним вещанием, огласившим нас громче всякой трубы. Опять повторяю сказанное: "Еще сорок дней и Ниневия будет разрушена". Поистине страшная угроза! Но ныне – совсем не то. Уже не три дня прошло и не погибель Ниневии угрожает нам, а много дней протекло с того времени, как на земле Церковь разрушена и повержена долу, как все одинаково рабствуют греху, а особенно те, на которых лежит ответственность управления. Чем сильнее зло, тем больше настоит нужда. Поэтому не удивляйтесь, если я убеждаю вас сделать в некотором отношении больше, чем сделали ниневитяне. Я проповедую вам не только пост, но и показываю то врачество, которое предохранило от падения этот город. Почему так? Потому, что когда Господь увидел (дела ниневитян), "они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел" (10 И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел.Ион. 3:10). Сделаем это и мы с вами. Будем удаляться от корыстолюбия и славолюбия, прося Бога явить нам Свою помощь и восстановить падших наших братий. Мы не того должны страшиться (что угрожало Ниневии). Тогда имели ниспадать камни и бревна, и погибать тела; нон нет ничего такого, но зато души имеют быть преданы огню гееннскому. Призовем же (Бога), прославим Его; за прошедшее испросим у Него прощение, а на будущее будем молить Его, чтобы, освободившись от этого лютого и сильного врага (греха), нам быть достойными воссылать хвалу человеколюбивому Богу и Отцу, с Которым Сыну со Святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

καθώς подобно тому, как. έκλήθητε aor. ind. pass, от καλέω звать, έλπίδι dat. от έλπίς надежда (EH, 598-601). κλήσεως gen. sing, от κλήσις зов. Gen. источника, указывает, что надежда происходит от зова.

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

В некоторых еврейских источниках (особенно у "Филона и во 2 Вар.) высказывалось предположение, что Израиль был объединен, поскольку Бог един. Эти источники никогда не воссоединяли евреев и"язычников в один народ, даже вопреки представлению о том, что все народы составляют единый род человеческий. Язык Павла здесь ближе к языку философов-стоиков — в том, что касается единства творения. Но даже обычная в риторике греческая тема о согласии (единстве, мире) не исчерпывает всей той глубины, которую подчеркивает Павел, говоря о единстве верующих в Иисусе и необходимости жить в согласии с этим принципом.

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Во-первых, духовное единство само собою утверждает верных, да пребывают в единении. Едино тело, говорит, и един дух вы есте, все верные. Едино тело, поколику приобщаяся тогожде хлеба Божественныя Евхаристии, который есть тело Иисус Христово, совокупляемся и соединяемся с Ним во едино духовное тело. «Яко един хлеб, едино тело есмы мнози: вси бо от единаго хлеба причащаемся. Потому и тело Христово есмы.» (17 Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба.1 Кор. 10:17) «Вы же есте тело Христово и уди от части.» (26 Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены.27 И вы - тело Христово, а порознь - члены.1 Кор. 12:26-27) А един дух суть все верные, потому что едино и тожде мудрствует о Бозе душа всех верных, и потому Духа все верные и просвещаются и совершаются и совокупляются. Вовторых, утверждением единства есть верная и таяжде надежда. «Якоже и звании бысте, говорит он, во едином уповании звания вашего. Едино тело, говорит, вы есте, и един дух, якоже и призвавый нас проповедию Апостолов Бог вложил единую надежду в сердца наши, надежду, то есть вечнаго блаженства, которая укрепляет единство.

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Да подвизаются верные, чтобы быть одним телом и одним духом, — о сем увещевает святой Апостол.

Под одним телом подразумевается одна вера, без раздоров, без ересей, без самоволия: вся Церковь — одно тело, глава которому — Христос.

Под одним духом подразумевается любовь: пламенная любовь всех верующих ко Христу, от Которого проистекает и взаимная любовь.

Множество должно быть сродни единству, многие люди — как один человек.

Это чудо христианской веры и христианской любви. Нет силы в мире сем, которая была бы способна связать людей крепче[, нежели любовь]. Ни единство крови, ни единство языка, ни совместный очаг, ни общие родители, ни какие бы то ни было материальные интересы — ничто из этого даже близко не способно стать такой надежной скрепой и смычкой, как вера и любовь христианская. Этой сильной и неодолимой связью соединены между собой все члены Церкви. И Церковь Божия бытийствует как один человек: во времени и в вечности — одно тело, один дух.

Ничто так не противоречит сему достославному единству, как гордость отдельных людей. Гордость извращает веру, остужает любовь, создает ереси, раздирает Церковь, жертвует благом [целой] общности в угоду [одному] индивиду. Гордость есть, по существу, отсутствие и веры, и любви.

Да упасет нас Бог, братья, от гордости, исконного и первородного недуга рода человеческого, дабы присно были мы одним телом и одним духом в Господе нашем Иисусе Христе.

Тебе, Господи Иисусе; Тебе, Глава Церкви, Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


Источник

"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 4 декабря (21 ноября)

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

К соблюдению единства побуждает верующих то соображение что они, по идее, представляют все единое тело и единый дух, т. е. одно тело – Христово (ср. 23 которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем.Еф. 1:23) и один Дух – Божий, который оживляет это тело (ср. 18 потому что через Него и те и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе.Еф. 2:18). - Как вы и призваны... Еще новый мотив к сохранению единства: у всех верующих одна и та же надежда на будущее блаженство.

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Единый прияли вы Дух, одно составляете тело, одно дано вам упование воскресения и Царства Небесного.

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Положив, таким образом, прочные основы любовному всех общению в противо-эгоистических расположениях сердца, или добродетелях, святой Павел выставляет самые сильные побуждения к тому (4 Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания;5 один Господь, одна вера, одно крещение,6 один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас.Еф. 4:4—6), чтобы святое дело сие совершалось не механически как, а свободно, по разумной решимости воли, по разумным убеждениям. Иначе, говорит, нельзя. Вы должны быть в любовном общении, ибо у вас все едино. Сего требует от вас единство тела Церкви, коего вы члены; единство Духа, Коего приемлете все и Который, проникая все члены, каждому сообщает жизнь и движение духовное, единство блаженства, к наследию коего призваны равно все, единство Господа — Искупителя и Спасителя, единство крещения, коим рождаетесь в новую жизнь, единство Бога — Творца, Промыслителя, Отца, Который одною любовию всех обнимает, единым всемогуществом правит, единым промышлением хранит, — везде сый и вся исполняли.

Что ни слово, то побуждение к единению. Изобразил Апостол весь строй христианских отношений, каков он есть по идее христианства. Из каждой черты его выходит одно и то же следствие: итак, будьте едино между собою. Я указываю вам, чем вы есте по назначению. Но, чтобы делом быть такими, надо приложить вам и свое старание. Потщитесь же соблюсти единость духа в союзе мира.

Святой Златоуст, приступая к беседе о сих стихах (4—6), так говорит: «Когда блаженный Павел желает расположить христиан к чему-либо особенно высокому, то, будучи исполнен мудрости и благодати Божией, он побуждает к этому предметами небесными — примером Самого Господа. Так в одном месте он говорит: ходите в любви, якоже и Христос возлюбил есть нас, и предаде Себе за ны (2 и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное.Еф. 5:2), и еще: сие да мудрствуется в вас, еже и во Христе Иисусе, Иже во образе Божии сый, не восхищением непщева быти равен Богу (5 Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе:6 Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу;Флп. 2:5—6), точно также поступает и здесь. И хорошо он это делает, ибо, когда бывают указаны великие примеры, у человека рождается сильная ревность и желание (подражать им). Итак, что же он говорит, побуждая нас к единению? — Едино тело, един дух, якоже и звани бысте во едином уповании звания вашего, и проч. ».

Таково существо христианства, что исповедующие его суть едино, что все верующие составляют одно живое и живосочетанное тело, в коем обитает единый дух, преисполняющий его и приводящий все в нем в движение, которое потому и едино, что оживляется сим единым духом. Вот вам первое побуждение к любовному единению в союзе мира. И это тем должно быть понудительнее, что, при единстве тела и духа, у вас еще и одни надежды. Как всякие общества единятся единством целей и надежд, так и вы на едино призваны, в одинаковых видах трудитесь, к одному стремитесь. Всем одно обетовано царство; дверь в него равно для всех вас открыта. Блаженный Феодорит пишет: «Единый прияли вы Дух, одно составляете тело, одно дано вам упование Воскресения и Царства Небесного». Отсюда само собою выходит: из-за чего же вам особиться друг от друга, нарушать единение духа, разрывать союз мира?!

Пространно излагает сие святой Златоуст, всю речь направляя преимущественно к тому, чтобы верующих расположить к единодушию. «Что такое едино тело? — Верные всех мест вселенной, живущие, умершие и имеющие явиться на свет, а также угодившие Богу и до пришествия Христова — составляют одно тело. У нас о предметах, соединяемых между собою и имеющих большую связь, обыкновенно говорится: они — одно тело. Так точно и мы составляем одно тело. Тело, хотя состоит из разных членов, важных и неважных, однако ж, ни лучший из них не вооружается против члена ничтожного, ни первый не подвергается презрению со стороны последнего. Хотя не все члены имеют одинаковое отправление, однако они равно достойны уважения. Апостол Павел требует от нас такой любви, которая бы связывала нас между собою, делая неразлучными Друг от друга, и такого совершенного единения, как бы мы были членами одного тела, ибо только такая любовь производит великое добро. Словами едино тело, он требует, чтобы мы сострадали друг другу, не желали благ ближнего своего и участвовали в радостях один другого; все это он выразил вместе. Потом весьма кстати прибавил: и един дух, научая, чтобы при едином теле было у нас единомыслие. Он хотел побудить этим ко взаимному согласию, как бы так говоря: так как вы получили Единого Духа и пили от одного источника, то между вами не должно быть раздоров. Далее говорит Апостол: якоже и звани бысте во едином уповании звания вашего. То есть: Бог призвал всех нас к одному и тому же; никому ничего не предоставил больше против другого: всем даровал бессмертие, всем жизнь вечную, всем неувядаемую славу, всем братство (из единого сыновства Богу), всем наследие, для всех соделался общею главою, всех совоскресил и спосадил. Итак, имея такое равночестие в духовном, для чего вы высокомудрствуете? Потому ли, что такой-то из вас богат, а такой-то силен? — Но не смешно ли это?! Ибо скажи мне, если бы ларь, избрав десять человек, облек их всех в порфиру, посадил на царском престоле и всем им даровал одну и ту же честь: посмел ли бы кто-нибудь из них поносить другого, потому что богаче и знаменитее его? — Отнюдь нет! Итак, ужели мы, будучи равны на небе, будем превозноситься друг пред другом земными отличиями?»

Толкование на группу стихов: Еф: 4: 4-4

Едино тело, един дух, Не просто любви ищет Павел, но любви, делающей всех единым телом, чрез полное единение друг с другом, так, чтобы, как члены тела, они сострадали и сорадовались друг другу. И один дух. Прекрасно это сказал, показывая, что, став одним телом, они будут и одним духом, или же что возможно быть единым телом, но не единым духом (подобно тому, как если бы кто был в дружбе с еретиками, но не следовал их учению). Или же: получив один дух верой, вы должны быть и в единомыслии. Или же духом называет одинаковое у всех душевное настроение и единомыслие, как бы так говоря: одно тело и одна душа. Якоже и звани бысте во единем уповании звания вашего: Бог говорит, призвал вас к одному и тому же, всем даровал жизнь, равно для всех стал главой, всех совоздвиг и посадил с Собой и просто всех принял с одинаковой честью, и все имеем одну и ту же надежду. По сему вы должны быть едино и по союзу любви. Ибо в отно­шении к нему мы равны, хотя и различаемся на земле.

Все к этому стиху