yandex

Библия - К Ефесянам послание ап. Павла Глава 2 Стих 10

Стих 9
Стих 11

Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

Смысл всех этих слов тот, что «спасение нам устроено и мы призваны к получению его не за какие-либо дела, а по одной благодати. Но призваны не за тем, чтобы со своей стороны ничего не делать, а чтобы осуществлять свое спасение, богатясь добрыми делами» (еп. Феофан Затворник; ст. 1–10).

Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

Бог заново творит мир. Поэтому прошлое теряет всю свою силу. Человек воссоздаётся в его первоначальном предназначении - полном послушании Своему Творцу


Источник

Александр Прокопчук прот. Послания святого Апостола Павла. Комментарии и богословие. М.: ПСТГУ, 2019. С. 263

Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

Мы заново сотворены во Христе Иисусе. Было старое творение, но оно разложилось. Получилась некая каша из обломков и гнили прежнего творения. Бог берет это гнилое творение, опускает его в воду и в воде творит заново во Христе Иисусе. В Своем Сыне Бог Отец усыновляет Себе людей, делает их богами по благодати, очищает от всех грехов, дает новую жизнь, новые органы чувств.

Все это Господь делает для того, чтобы мы жили в добрых делах, которые Он предуготовил нам исполнять. Бог заранее приготовил нам добрые дела. Он говорит: «Вот вам добрые дела, в которых вы должны ходить. Вы хотите ходить по злым делам, а у Меня есть Свои добрые дела. Вот в них и ходите». В этом значение добрых дел. Святитель Феофан Затворник пишет: «Как лист, цвет и плод — свидетельство жизни дерева, так доброделание — свидетельство оживления во Христе»1. Делами спасение не зарабатывается, поскольку оно уже подарено, однако спасение усваивается делами, делается своим. Человек спасен в Таинстве Крещения, а теперь он должен жить, ходить в добрых делах, которые Бог заранее нам приготовил. Нам дана огромная область добрых дел. Гуляйте там на здоровье.

Причем в этом стихе употребляется множественное число, говорится не о добром деле, а о добрых делах. Святитель Иоанн Златоуст толкует это так: «Не для того, без сомнения, мы призваны, чтобы совершить одно какое-либо доброе дело, но чтобы всегда быть добродетельными. Как всеми пятью чувствами мы должны пользоваться надлежащим образом, так точно должны совершать и все добродетели»2. Нужно собирать как можно больше добрых дел, коллекционировать их, складывать их искусно, строиться через них, красиво подбирать их себе, искать поводы сделать доброе дело, потому что на то нам и даны силы, чтобы мы пошли в добрых делах. Мы должны двигаться добрыми делами.

Протестанты, основываясь на данных словах апостола Павла, утверждают, будто бы добрые дела не нужны. Здесь надо иметь в виду следующее. Наша задача, данная нам Богом, в том, чтобы мы обогащались добрыми делами. Это прямое повеление Господа, для этого мы созданы. Однако творение добрых дел не предоставляет нам никакой заслуги. Протестанты же, ссылаясь на данный отрывок, говорят: «Раз мы спасены благодатью через веру, то вера — это единственное наше доброе дело». Но согласно апостолу Павлу, во-первых, вера тоже не от нас. Она есть Божий дар. Как бы мы уверовали, если бы к нам не пришли проповедники? Если бы мы ничего не слышали о Евангелии, то и не уверовали бы. «Как веровать в Того, о Ком не слыхали? как слышать без проповедующего? И как проповедывать, если не будут посланы?» (Рим. 10:14—15). Если бы Бог не послал апостолов и их преемников, если бы не дал нам Евангелия, то у нас не было бы возможности уверовать. Уже поэтому вера — это дар.

Во-вторых, принять или не принять веру — это действительно дело нашей свободной воли, но вот чтобы вера сделалась животворящей силой, зависит не от нас, а от воли Божией. Чтобы вера стала живой, действующей, активной необходимо и желание человека, но без приложения к нему силы Божией ничего не получится.

ДОСТАТОЧНО ЛИ ОДНОЙ ВЕРЫ ДЛЯ СПАСЕНИЯ?

Протестанты считают, что им достаточно одной веры, но, по слову святителя Феофана Затворника, они подменяют христианский подвиг степенностью, некоторым средним уровнем порядочности, под которым скрываются неисцеленные, неуврачеванные страсти. Это очень точное замечание, которое прекрасно описывает протестантизм. Действительно, протестантизм предполагает, что христианин должен быть приличным, хорошим человеком, а вот бороться с собой не надо. Посты не нужны, монашество ни к чему, подвиги лишены смысла. Протестанты ссылаются на апостола Павла: «В членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим. 7:23). Следовательно, делают они вывод, борьба бесполезна, но Бог все равно спасает, делает вид, что в людях греховного закона нет.

Замечательно пишет святитель Феофан Затворник: «Степенное поведение там заменяет доброту нравственную; внутренняя же нечистота вся, по их мнению, будто бы покрывается верою»1. То есть Бог якобы закрывает глаза на человеческую нечистоту. На самом деле, когда православные христиане говорят, что Бог оправдывает нас во Христе Иисусе, имеется в виду, что Он не просто провозглашает нас праведными, а делает таковыми. Протестанты же считают: «Нет, Бог просто называет христиан праведными, а они все равно остаются грешными».

Святитель Феофан продолжает: «Что делать, говорят? “Вижду ин закон” (Рим. 7:23)… и отказываются от всякого противодействия ему. Слышно, будто первый их коновод (Лютер) изрекал часто мудрое свое слово: греши больше, но больше и веруй, и не сомневайся, что спасешься. Однако не объяснил он, как возможно иметь веру, работая страстям, когда начало веры требует: да отвержемся себе и возьмем крест»1.

Любая протестантская секта грешит этим абсурдом. От протестантов слышишь: «Я был плохим и стал хорошим. Я курил, принимал наркотики, но перестал. Теперь я хороший и славлю Бога». Это их любимая присказка. На этих историях построено большинство протестантских книжек. Причем, интересно, что здесь нет никакого принципиального отличия между исламом, протестантизмом или буддизмом. И от буддистов приходилось слышать: «Я был плохим наркоманом, а стал хорошим буддистом». Мусульмане говорят: «Когда-то я был плохим пьяницей, а теперь хороший мусульманин». А толку-то никакого: появилась внешняя степенность, а внутренняя зараза никуда не делась. Надо внутренне изменяться, а не внешне. Иначе получается как в анекдоте: «Ну что, как у тебя дела?» — «Да вот, жена умерла, дети погибли…» — «А в остальном все в порядке?» Вот пример, удачно иллюстрирующий протестантизм. Со вне — благопристойность, а внутри — грязь.

Хорошо, бросил человек наркотики, но что дальше? Если внутри он злобствует, ненавидит, гневается, полон скверны, не любит Бога и людей, то какой толк от бросания наркотиков? Когда он принимал наркотики, вся грязь вылезала наружу, а теперь сидит внутри. Вот и вся разница. Надо не только бросить наркотики, но и вычистить корни греха, чтобы и внутри было красиво. А так получается по слову Господа: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты» (Мф. 23:27).

Итак, все мы получили от Бога подарок и должны ходить в добрых делах, которые Он предназначил нам совершать. В этом наша прямая обязанность. Хорошо об этом говорит святитель Иоанн Златоуст, приводя следующий образ. Человека, который сидел в грязном болоте, вытащили из него, отмыли, одели в чистую одежду, поставили на каменную дорогу, ведущую к дворцу, и вручили входной билет. Отправившись в путь, человек дошел до середины дороги и сказал: «Меня ведь вытащили из болота, я чист, одет, и даже билетик у меня есть, а до столицы еще идти, ноги сбивать… Зачем мне это?» Понятно, что такой человек до столицы не дойдет, и виноват в этом он сам. У него было все: билет, пропитание, одежда, мыло, чтобы в случае чего умыться у колодца, но ему просто стало лень.

Интересно, что с православными христианами именно так часто и происходит. Мы вроде бы не протестанты, а в жизни ведем себя как они. Каемся в одном и том же и считаем, что на этом дело закончено. Это все равно что вылезти из болота, найти колодец, умыться и снова плюхнуться в болотную жижу. И так раз за разом. А задача-то наша в том, чтобы идти по дороге, то есть ходить в добрых делах. Нужно искать способы делать все новые и новые добрые дела. Если же случайно упадем, то всегда можно помыться в колодце, который называется Таинством Исповеди. У нас же люди не отыскивают добрых дел, а потому и к Царю не приближаются. Очевидно, где они в результате окажутся.


Примечания

    *1 Святитель Феофан Затворник. Толкование на послание к Ефесянам // Толковый Апостол. В 2-х томах. Том II. — М.: Правило веры, 2008.

    *2 Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на Послание к Ефесянам // Полное собрание творений. 12 томов в 25 книгах. Том XI. — М.: Приход Храма Святаго Духа Сошествия, 2006.


Источник

Священник Даниил Сысоев. Строительство Дома Божия. Толкование на Послание к Ефесянам — М.: Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», 2018. — С. 97-104

Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

Его ведь (ибо) мы (есмы) творение, созданное вновь в Господе нашем Иисусе Христе для дел добрых, к коим Он прежде, когда избрал нас, предуготовил нас, чтобы в них ходили мы.

Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

События Воскресения Христа, Его Вознесения и ниспослания Духа Святого изменили все отношения в мире. Поэтому читателям послания предлагается рассматривать себя причастными этим великим событиям. Они с полным правом могут ощущать себя спасенными, – «благодатью вы спасены», «благодатью вы спасены через веру» (Еф. 2:5-8). Уже спасены! Это причастие, которое употреблено здесь в посланиях Апостола Павла единственный раз, призвано обратить внимание читателей на то, что освобождающее и спасительное деяние Божие, совершенное в прошлом, продолжает действовать в настоящем.

Но Апостол совсем не желает убедить христианина в мысли, будто цель его жизни уже достигнута. Нет, все мы живем на земле, в истории, полной трудностей и непредсказуемости. Христиане в крещении воспринимают благоволение и щедрость Бога. В этом веке они отражают милость Божию как в зеркале, и отражают часто загадочно, и даже, увы, искаженно. Однако то, что видим убо ныне якоже зерцалом в гадании (1 Кор. 13:12), в веках грядущих достигнет своей цели и явится во всем своем величии и блеске. Таково наше упование. Но такова и наша задача. Церковь должна стать доказательством Благодати Божией в человеческой истории.

И вот мы снова слышим: «вы благодатью спасены, через веру». Мы спасены не за наши «дела», не за наши заслуги, не потому, что мы такие уж хорошие, а единственно по милости, любви и благодати Божией. Об этом же говорится в Послании к Титу: «Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом» (Тит. 3:5) и в Первом послании святого апостола Петра: «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых» (1 Пет. 1:3). – Благодать, спасение, вера – фундаментальные понятия всего богословия апостола Павла.

Благодать – от Бога, спасение тоже от Бога. Но и вера, как утверждает послание, – тоже не наше личное достижение, но дар благодати, дар, который дает нам озарение, глубинное осознание того, что всё, что мы имеем, – жизнь и смысл жизни, – от Бога, а не от нас самих. Человеческая гордыня утверждает: «Мы наш, мы новый мир построим». Вера дает нам знание того, что новый мир, как и старый – творение Бога. Архитектор – Бог. Но нас Он призывает в строители Его плана. Этот план, замысел Божий о мире и человеке существует предвечно, он пред-уготован. Бог дал нам жизнь. Но из этого «дал» вытекает также и «задал». Задание Божие в том, чтобы мы дар новой жизни отражали в нашем повседневном поведении, в «добрых делах». Именно к этому призывал нас Господь Иисус Христос: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5:16).


Источник

Апостол. Русский перевод и комментарии архим. Ианнуария (Ивлиева). 2019. Спасение как совершившийся факт. В Неделю 23-ю по Пятидесятнице. С. 155-157

Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

Того бо есмы творение, создани в Христе. Спасение есть второе творение, возсоздание; так что мы, умершие через грех, оживаем, возвращаемся из небытия в бытие для жизни вечной. Но опять, как сотворить сами себя мы не могли, так не могли и возсоздать себя.

Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

Ибо мы — Его творение Мы - Его творение: т.е. то, что мы живем, дышим, мыслим и можем веровать, принадлежит Ему, потому что Он есть наш Создатель. И обрати особое внимание, что апостол не сказал: мы - Его изображение, подобное слепку, но: мы - Его творение. Действительно, изготовление слепка представляет собой происхождение из жидкой земли, а творение представляет собой начало по образу и подобию Божию Быт. 1:26-27.

Источник

Комментарий на Послание к Ефесянам 1.2.10. Cl. 0591, ad Ephesios, 1.501.17.
  • **
  • Ибо мы — его творение, созданные во Христе Иисусе для добрых дел, которые приготовил Бог чтобы мы в них ходили. Он присоединил причину, почему мы спасены благодатью через веру, да и это не от нас, но по дару от Бога; он говорит: Ибо мы — его творение, то есть то, что мы живем, дышим, мыслим и можем веровать, принадлежит Ему, потому что Он есть создатель наш. И прилежно обрати внимание, что Апостол не сказал: Мы Его изображение (figuratio) и образование подобно слепку (plasmatio), но Мы — его творение. Действительно, образование слепка представляет происхождение из жидкой земли, а творение представляет начало по образу и подобию Божию. Это также обозначается и в сто восемнадцатом Псалме через сопоставление различных действий: Руки Твои сотворили и образовали меня(Пс. 118:73)1. Первое место принадлежит творению, а потом уже совершается образование. А так как название творения и устроения всегда соединяются с великими действиями,— например: «тот город основан» или: «этот мир создан в на чале», и так как каждый из святых по разнообразию учения и добродетелей в себе самом есть целый мир, то поэтому и ныне мы называемся созданными во Христе и созданы мы для дел благих или тех, которые мы сами совершили, или имеем совершить, или в других тварях, к которым должно относиться наше обращение, чтобы мы ходили в том, что уготовил Бог, дав нам великую надежду, пока мы будем ходить в том, что чудно уготовил Бог. И так как мы приблизились к понятию (nomen) твари, и так как Премудрость в Притчах Соломона говорит, что Она создана в начало путей Божьих2, то многие, чтобы не быть в необходимости называть Христа тварію, отрицают все таинство Христово, так что говорят, что в этой премудрости указывается не Христос, а премудрость мира. Мы свободно заявляем, что нет опасности называть тварію Его, Которого с полной уверенностью в исполнении надежды нашей мы исповедуем и червем, и человеком, и распятым, и проклятием, и в особенности свободно потому, что в двух предшествующих стихах эта Премудрость обещает сказать то, что будет (sunt) по проишествии веков2, но так как века создал Христос, и то, что говорится впоследствии, есть то, что Он обещал уже сказать в будущем; то это последующее должно относить уже не к природе Божества, а к воплощению тем более, что в еврейских списках имеются не слова: Господь создал Меня началом путей Своих, а слова Господь имел меня. Но между обладанием и творением великое различие, потому что находящийся в обладании, конечно, существует и оказывает противодействие, и имеет свойства к тому, чтобы быть во власти. А сотворенный 3 есть тот, которого не было прежде, чем он стал существовать, или же на другое переносится нечто от того, кто был прежде, как например и мы ныне называемся сотворенными Иисусом Христом, — именно мы сотворены не в том смысле, будто нас прежде не было, но сотворены в добрых делах для добрых дел. Поэтому и Давид в пятидесятом Псалме молитвенно взывает: Сердце чистое, Боже, создай во мне (Пс. 50:12)4. Но несомненно, что и прежде греха он имел чистое сердце, когда Бог говорит о нем: Я нашел Давида, сына Иессеева по сердцу Своему (Деян. 13:22). Но как в этом месте творение употреблено в смысле восстановления, так и во Христе тварность и творение (основание) можно понимать в соответствии с отдельными деяниями и преуспеянием в них, т. е, так, что Христос создается, рождается и утверждается в верующих ежедневно, потому что соответственно различным заслугам они называются горами и долинами,холмами и равнинами.

    Примечания

      *1 В Синод. пер.: Руки Твои сотворили меня и устроили меня…
    • 2 Притч. 8:22 Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони;
    • 3 Связь речи показывает, что в этом месте вместо Creator должно быть слово creatus.- Прим.пер.
    • 4 В Синод. пер.: Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня.

    Источник

    Творения блаженного Иеронима Стридонского. Часть 17. Киев, 1903. С. 137. (Библиотека творений св. отцов и учителей Церкви западных, издаваемые при Киевской Духовной Академии, Кн. 27.), стр. 259-261

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Затем, чтобы, услышав, что "не от дел", но верой совершается (наше спасете), ты не остался беспечен, посмотри, что далее говорить (апостол): "Ибо мы – Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять". Заметь, что сам он проповедует: он намекает здесь на воссоздание. Действительно, (наше спасение есть) второе творение: (через искупление) мы точно из небытия приведены к бытию. В том состоянии, в каком мы были прежде, т. е. в состоянии ветхого человека, мы были мертвы; теперь же сделались тем, чем прежде не были. Значит, это дело есть действительно творение, и притом творение, гораздо превосходнейшее первого. Тем творением мы призваны к жизни, этим же сделаны способными к жизни доброй. "На добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять", – то есть, от нас требуется добродетель постоянная, продолжающаяся до последнего часа жизни. Если бы мы, предприняв путешествие в царскую столицу и совершив большую его часть, вдруг потом разленились и остановились, не окончив пути, то такое путешествие не принесло бы нам никакой пользы. Точно также "надежда призвания" не может доставить нам, участвующим в этом уповании, какой-либо пользы, если мы не станем ходить достойно Призвавшего. Мы, призванные на дела благая, должны и пребыть в них, доколь не совершим всех их. Не для того, без сомнения, мы призваны, чтобы совершить одно какое-либо доброе дело, но чтобы (совершить) все. Подобно тому, как у нас есть пять чувств и всеми ими мы должны пользоваться надлежащим образом, так точно должны совершать и все добродетели. Если кто целомудрен, но не милостив, или милостив, но лихоимец, или хоть и не берет чужого, но не раздает и своего, – для такого все напрасно. Одна какая-нибудь добродетель не даст нам права с дерзновением предстать престолу Христову; для этого нужны многие, разнообразным и разнородные добродетели, или вернее, все добродетели. Послушай, что Христос сказал ученикам своим: "Итак идите, научите все народы, уча их соблюдать все, что Я повелел вам" (Мф. 28:19); и в другом месте: "Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших, тот малейшим наречется в Царстве Небесном" (Мф. 5:19), т. е. в воскресении. Значить, такой не войдет в царство, – потому что Он обыкновенно время воскресения называет царством. "Итак, кто нарушит", – говорит, – "одну из заповедей, тот малейшим наречется". Следовательно, нам нужно соблюдать все (заповеди). Смотри; без милосердия нельзя войти (в царствие небесное), и мы отойдем в огонь, если у нас не будет доставать хоть одной этой добродетели. "Идите от Меня", – скажет (Спаситель), – "проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его" (Мф. 25:41). Почему же и за что это? "Ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня" (Мф. 25:42). Видишь ли, Он ни в чем другом не обвиняет их, и за одно только это (отсутствие милосердия) они погибают? И (юродивые) девы за одно только это были изгнаны из чертога (Мф. 25:12); хотя они имели целомудрие, но так как у них недоставало милосердия, то они и не были допущены в чертог. "Старайтесь иметь мир", – заповедуется, – "со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа" (Евр. 12:14). Итак, помни же, что без целомудрия нельзя узреть Господа, хотя не всегда это можно и при целомудрии, потому что другое что-нибудь может воспрепятствовать. Но (вы скажете): мы все исполнили, только не оказывали помощи ближнему; неужели же за одно это мы не войдем в царствие? Откуда это видно? (Из притчи) о рабах, которым вверены были таланты. Они выполняли все добродетели, не опускали ни одной; но так как (один) был ленив, и не заботился о преумножении, то за это справедливо был изгнан. Есть указание и на то, что за одно только злословие будут ввергнуты в геенну. "Кто скажет", – сказано, – "своему брату: `безумный', подлежит геенне огненной" (Мф. 5:22). Пусть иной сохранил все заповеди, но был только досадителем, и такой не войдет (в царствие Божье). И пусть никто не обвиняет Бога в строгости за то, что Он так согрешающих лишает небесного царствия. Ведь и у людей, если кто совершить что-нибудь противозаконное, то уже царю на глаза не допускается, хотя бы он преступил одно какое-нибудь постановление, – например, если произнесет несправедливый приговор на кого-либо в суде, он теряет власть свою; если сблудит и будет взять на месте преступления, он уже обесчещен и, хотя бы совершил тысячу деле законных, погибает; если совершить убийство и будет уличен в этом, и этого одного вполне достаточно, чтобы подвергнуть его строгому наказанию. Если же человеческие законы охраняются так строго, то не гораздо ли больше (должны охраняться) законы Божьи? Но Бог благ, скажешь ты. О, до каких пор мы будем произносить эти безрассудные слова? Безрассудным я называю здесь не то, что мы веруем в благость Божью; но то, что мы дозволяем себе злоупотреблять этой верой, – несмотря на то, что мы уже тысячи раз говорили против этого. Послушай, что говорится в Писании: "Не говори: "милосердие Его велико, Он простит множество грехов моих" (Сир. 5:6). (Писание) не запрещает нам говорит, что "милосердие Его велико", – вовсе нет, – не к этому оно побуждает, напротив оно советует нам постоянно говорить об этом, – к этому и Павел направляет все свои речи; но как видно из последующего, (Писание) порицает, когда удивляются человеколюбию Божьему для того, чтобы грешить и говорить при этом: "милосердие Его велико, Он простит множество грехов моих". И мы так часто и много беседуем о благости не для того, чтобы, надеясь на нее, делать (что угодно), – потому что в таком случае благость будет причиной утраты нашего спасения, – а для того, чтобы мы не отчаивались в грехах и приносили покаяние. "Благость Божья ведет тебя к покаянию?" (Рим. 2:4), а не на большее закоснение во зле. Если ты пребудешь злым ради благости, то через это ты оклевещешь ее пред людьми, – а многих я вижу подобным образом клевещущих на Божье долготерпение! – и дашь ответь за то, что воспользовался (благодатью) не надлежащим образом. Бог человеколюбив, но Он и правосуден; прощает грехи, но воздает каждому по делам его; превосходить неправды, отъемлет беззакония, но творить и суд. Не противоречить ли это одно другому? Нисколько, если только мы будем обращать внимание на времена. Он отъемлет беззакония здесь и через купель крещения и через покаяние, – и накажет за все беззакония там огнем и муками. Итак, может быть, ты скажешь после этого: если и за малое зло, если даже за один грех я буду извержен и лишен царствия, то почему же мне не делать в таком случае зол всякого рода? Речи эти – речи неблагоразумного раба! Но впрочем, рассмотрим их. Не твори зла, если хочешь спасти себя. Все мы (если сотворим зло) одинаково лишимся царствия; но наказание в геенне потерпим не все одно и тоже; а одни – большее, другие – меньшее. Если ты или кто-нибудь другой презирали заповеди Божьи, и один презрел больше заповедей, другой меньше, – оба вы равно не войдете в царствие. Но если не одинаково презирали, а один больше, другой меньше, то и в геенне ощутите различие. Что это значить, – спросишь ты, – за что такие прещения на не оказавших милосердия, – за что они отсылаются в огонь, и притом не просто в огонь, но "в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его"? За что это и почему? Потому что ничто столько не оскорбляет Бога, как обида, делаемая друзьям. Мы должны любить и врагов; поэтому отвращающийся любящих его и являющийся таким образом хуже самих язычников какого не будет достоин наказания? Итак, по важности греха, такой справедливо должен отойти (в геенну) с дьяволом. Горе, сказано, не творящему милостыни. Если в ветхом завете так было, то тем более (так должно быть) в новом; если там, где позволено было приобретать, наслаждаться, заботиться (о земном), так много обращали внимания на помощь бедным, то не тем ли более (должно поступать так) здесь, где заповедуется оставлять все? В самом деле, чего не делали израильтяне? Отдавали десятины; потом предоставляли еще другие десятины на вспомоществование сиротам, вдовам и прозелитам. Мне некто с удивлением говорил: такой-то дает десятины. Как нам не стыдно! Мы – христиане удивляемся тому, что не было удивительным у иудеев? Тогда опасно было не раздавать десятины: представь же, каково это (т. е. не гораздо ли опаснее) теперь! Пьянство также не наследит царствия. Но при этом, что, обыкновенно, говорить большая часть людей? (Они говорят): что же, если и я и он вместе будем терпеть одно и тоже, то в этом уже не малое утешение. Что нам сказать на это? Прежде всего должно сказать, что ты и он понесете наказание не одно и тоже; а кроме того (должно прибавить, что) здесь ровно никакого нет утешения, потому что одинаковость страданий в том только случае может быть утешением, когда беды еще не превосходят меры, но когда он превосходят ее, когда повергают нас в ужас, тогда уже (никакое сравнение своих бед с бедами других) не доставить утешения. В самом деле, скажи осужденному на сожжение, – в то время, когда он стоить уже в огне, – что вот и такой-то терпит тоже: ты этим не доставишь ему ровно никакого утешения. Не все ли вместе погибали израильтяне? Однако какое утешение принесло им это? Напротив не более ли это печалило их? Потому-то они и восклицали: погибли, убиты, умерщвлены мы. Итак, есть ли в этом какое-нибудь утешение? Напрасно же мы утешаем себя подобными надеждами. Одно только и есть утешение, это – чтобы не впасть в этот неугасимый огонь; а впавшему уже нельзя получить никакого утешения там, где скрежет зубов, где плач, где неусыпающий червь, где неугасающий огонь. Притом, находясь в такой скорби и тесноте, способен ли ты будешь понять какое-нибудь утешение? Останется ли в тебе хоть сколько-нибудь присутствия духа? Прошу и умоляю, не будем обольщать себя понапрасну, не будем утешать себя подобного рода рассуждениями, но будем делать то, что сможет спасти нас. Тебе предлежит воссесть с Христом, а ты между тем предаешься подобному любопрению. Если бы не было никакого другого греха, то за одни эти речи какому наказанию следует подвергнуть нас? Мы так нерадивы, так ленивы, так беспечны, что говорим подобные речи тогда, когда нам предлагается столь великая честь. О, как горько воз стенаешь ты, когда услышишь, что жившие благочестиво будут с честью призываться в царствие Божье; когда увидишь, что в царстве славы будут возлежать и рабы и люди низкого происхождения, – люди, которые здесь о малом заботились, а там между тем будут участвовать в царском престоле! Подобное (зрелище) не хуже ли будет всякого наказания? Если и теперь, когда видишь, что кто-нибудь блаженствует, – хотя сам и не терпишь ничего худого, – считаешь это хуже всякого наказания и от этого одного приходишь в расстройство, страдаешь, плачешь, и думаешь, что это стоить тысячи смертей, – то, скажи, что ты тогда должен будешь вытерпеть? Пусть не будет геенны: одна мысль о царстве (которого ты лишился и которым другие наслаждаются) разве не может поразить тебя и расстроить окончательно? А что действительно будет так, в этом могут достаточно убедить тебя жизнь и опыт. Итак, перестанем яге попусту утешать себя подобными рассуждениями; будем лучше внимательны и усердны к нашему спасению; поревнуем о добродетели и возбудим себя к деланию добрых дел, чтобы удостоиться столь высокой чести во Христе Иисусе, Господе нашем.

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Ужасное зло - грех, и самая жестокая болезнь души - преступление закона; оно совершенно лишает ее сил и повергает в огонь вечный. Это есть зло самого человека, порождение произволения. И что мы подлинно грешим по своему произволению, об этом ясно говорит пророк: Я насадил тебя как благородную лозу, - самое чистое семя; как же ты превратилась у Меня в дикую отрасль чужой лозы? Иер. 2:21 Насаждение доброе, плод злой - зло от воли. Насадитель не виновен, а виноград будет пожжен огнем. Потому что для благих плодов насажден был, но принес плод злой по произволению. Бог сотворил человека правым, по словам Екклесиаста, а люди пустились во многие помыслы Еккл. 7:29. Ибо мы - Его творение, говорит апостол, созданы на добрые дела Еф. 2:10. Творец, будучи Сам благ, и нас создал для дел благих, а творение по собственному произволению обратилось на зло. Итак, грех, как сказано, есть ужасное зло, но не неизлечимое. Ужасно для того, кто имеет его, но вполне излечимо в том, кто отвергает его посредством покаяния.

    Источник

    Огласительные слова для просвещаемых 2.1. TLG 2110. 003, 2.1.1-17.

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    ποίημα свершение, работа. Это слово может также иметь значение "произведение искусства", особенно о поэзии и художественной литературе. В Септ, это слово обозначает созидательную деятельность Бога (Barth; Lincoln), κτισθέντες aor. pass. part, от κτίζω творить. Это слово обозначает новое творение Бога во Христе. Об этом аспекте учения Павла в сравнении с иудейским учением см. PRJ, 119ff. έπί с dat. для. Предлог указывает на цель. Изначально обозначал движение по направлению к конкретному месту (IBG, 50). έργοις άγαθοίς (#2240:19) добрыми делами. С предлогом фраза указывает на цель (Schnackenburg). προητοίμασεν aor. ind. act. от προετοιμάζω готовить заранее. Aor. указывает на специфическое действие. Предлог относится к периоду до совершения действия, описанного part, κτισθέντες, и указывает на средство, с помощью которого по замыслу Бога достигается цель (Eadie). περιπατήσωμεν aor. conj. act. от περιπατέω ходить. Conj. с ϊνα в прид. цели.

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Апостол сказал так, как я полагаю, по такой причине: в начале Бог сотворил человека, но человек пал, совершив преступление, и Бог воссоздал его пребыванием1 Своим во плоти и восстановил в прежнем образе.

    Примечания

    • 1 έπιδημίας (ср. qu . dub . 113.10).

    Источник

    "Вопросы и недоумения". § 62

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Говорит Павел о добрых делах будущих или о тех, которые мы ныне исполняем здесь? Но поймем ли мы их как будущие или как исполняемые ныне, они добры, ибо есть свидетельства во Христе.

    Источник

    Комментарий на Послание к Ефесянам 1.2.10. Cl. 0098, ad Ephesios, 1.2.10+.5 CSEL 83/2:34.

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Продолжая изображение величия милости Божией, апостол показывает, что спасение совершается по благодати, по вере, ибо и вера бывает по благодати, а тем более воссоздание во Христе и последование Ему через совершение дел, многообразно преды-зображенных Им. Все это совершено Богом для того, чтобы не было чем хвалиться людям и, напротив, чтобы Бог являлся им достохвальным за все Его неизреченное множество благодати. Здесь очень обращается внимание на соотношение веры и благодати, в учении о чем многие сбиваются, поэтому приведем изречения об этом древних учителей Церкви. Так, святой Иоанн Златоуст говорит: «Чтобы величие благодеяний не надмило тебя, смотри, как он тебя смиряет, говоря: благодатью есте спасени. Но, чтобы не уничтожить и твоего участия, он прибавляет и то, что требуется от нас: чрез веру. Потом снова как бы уничтожает это наше свободное участие, когда говорит: и сие не от вас. И вера, учит он, не от вас. Если бы Иисус Христос не пришел, если бы Он не призвал нас, как бы могли мы уверовать? Как уверуют, сказано, если не услышат (см. Рим. 10:14)? Таким образом, вера, по учению апостола, не наше достояние, а дар Божий. Вера недостаточна для спасения; но, дабы не спасать нас безо всякого участия нашего, Бог требует ее от нас... Вера спасает, но не сама, а через Бога: Бог хочет — и вера спасает». «Не веру называет апостол даром Божиим, но то, чтобы спастись верой, вот что есть дар Божий». «Но чтобы, услышав, что не от дел, но верой совершается наше спасение, ты не остался беспечен, посмотри, что далее говорит апостол: Того 6о есмы творение, создани на дела благая. Заметь, это проповедует тот же апостол. Здесь намекает он на наше воссоздание. Действительно, наше спасение есть второе творение. Тем творением мы призваны к жизни, этим же созданы способными к жизни доброй. От нас теперь требуется добродетель постоянная, до последнего часа жизни... Нам нужно соблюдать все заповеди».

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Но и хотя бы яко воздаяние за дела наши давалось нам спасение, то и тогда бы не было места хвалению нашему. Почему же? «Того бо», говорит, «есмы творение». Сильно сие слово. Ежели бы сосуд имел голос, и хвалился бы красотою своею, таковое хваление было ли бы справедливо? Никак. Хвалиться приличествует не сосуду, но художнику, который с художественным искусством сделал оный. Поелику убо мы есмы творение Божие, то безрассудно хвалиться нам добрыми своими делами. Хваление, слава и честь подобает не нам, но Богу Творцу нашему, Который создал нас довольными и способными к соделованию добродетели. «Создани в Христе Иисусе на дела благая». Вот и другая причина, которая усиливает первую. Сие, «создани в Христе Иисусе», означает воссоздание наше вочеловечением Единородного Сына Божия. Поелику убо не токмо в начале создал нас Бог способными к добродетели, но и изнемогших грехом воссоздал благодатию святого Крещения, и укрепил даром Всесвятого Духа к деланию благих дел, то Ему, а не нам подобает за добродетель хвала. «Яже прежде уготова Бог, да в них ходим». Вот и третья причина. Поелику Бог и пророческою проповедью и Евангельским учением научил и показал, какие суть добрые дела, и многими святыми примерами предуготовил путь добродетели, посему Ему, а не нам подобает за добрые дела слава, честь и песнословие.

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    предназначил нам исполнять. Букв.: "в которых Бог предназначил нам ходить". См. 4,1; 5,2.8.15; ср. 2,2; 4,17.

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Мы Его творение, т. е. мы Им воссозданы во Христе, стали новою тварью (Гал. 6:15). Созданы во Христе Иисусе на добрые дела... Бог, воссоздавая нас во Христе, этим самым предназначил нам вести добродетельную жизнь, последняя является таким образом безусловно необходимой, неизбежной для христианина. Впрочем выражение: "нам исполнять" показывает, что и нам предлежит нечто сделать самим в своем новом состоянии, что не только благодать Божия будет вести нас к высшему прославлению, но и сами мы обязаны заботиться о своем нравственном развитии.

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Здесь Павел имеет в виду не первое творение, а второе, которым мы заново сотворяемся через воскресение. И тогда то, что мы вовсе не способны совершить своими силами (ибо этому противодействует наша природная немощь), мы без труда, с легкостью сможем осуществить благодаря изобилию благодати Того, Кто именно ради этого заново нас создал.

    Источник

    Фрагменты. CGPEP 6:142.

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Апостол сказал здесь: «создани», разумея возрождение, то есть Бог призвал нас по неизреченной благости, мы повиновались и, уверовав, получили спасение. Но как до крещения не требовал от нас деятельной добродетели, так по крещении повелевает позаботиться о ней. Ибо сие означают слова: «на дела благая, да в них ходим». Снова же Апостол напоминает ефесянам прежнее, чтобы показать величие Божия благодеяния.

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Только что сказал: не от дел, — как же здесь говорит: созданы на дела? — Спасение нам устроено и мы призваны к получению его не за какие-либо дела, а по одной благодати. Но призваны не затем, чтобы с своей стороны ничего не делать, а чтобы содевать свое спасение, богатясь добрыми делами, Богом нам предначертанными, или преуспевая во всякой добродетели; хотя и это не своею силою, но силою благодати, коею воссозданы на такие дела, и получили возможность, помощию ее, совершать их и совершенствоваться чрез них. Почему Апостол и сочетавает сие положение с предыдущим чрез бо — ибо, — показывая и в этом основание, почему он прославление верующих почитает проявлением богатства благодати. Ибо как вера, так и добрые дела, — два условия для принятия в Царство славы, — оба от благодати. Блаженный Феодорит пишет: «Апостол сказал здесь: создани, разумея возрождение, то есть Бог призвал нас по неизреченной благости, мы повиновались и, уверовав, получили спасение. Но как до крещения не требовал Он от нас деятельной добродетели, так по крещении повелевает позаботиться о ней. Ибо сие означают слова: на дела благая, да в них ходим». Того бо есмы творение. Как в начале в образованное из персти тело вдунул Бог дыхание Свое, и стал человек человеком, так теперь в оземлененных нас страстьми и похотьми — ставших нечеловеками, по призвании к вере, вдыхает Он Духа благодати, и мы становимся снова человеками. Без духа человек — не человек. Но по падении дух забит страстьми и похотьми и всякими грехами. Нисходит Дух благодати, оживляет дух человека, и человек — опять человек, только уже с другим именем, человек-христианин, яко помазанный Духом благодатным. Создани в Христе Иисусе, то есть по вере во Христа Иисуса, по благодатному домостроительству спасения, учрежденному Господом Иисусом Христом. Аще кто во Христе, тот только и есть нова тварь (2 Кор. 5:17). Совершается сие в крещении, в купели коего хоронится ветхость, и вместо ее приемлется обновление жизни, чтобы ходить в ней светло, как светел воскресший Господь (Рим. 6). Крещеный во Христа облекается, и как, по слову Господа, без Него никто ничего истинно доброго творить не может, так и в Него облекшись, не может не творить добра. На дела благая. Как лист, цвет и плод — свидетельство жизни дерева, так доброделание — свидетельство оживления во Христе. Святость и всякая добродетель — характеристика вновь рожденных, или новосотворенных, дух жизни их. Христианин обязательство к тому носит в совести своей и ревнует быть верным ему. Благодать сходит чрез таинства, но приятелище им в душе — готовность на всякое добро, выражаемая в крещении отречением от сатаны и дел его и сочетаванием со Христом, а в покаянии — обетом Не грешить более. Сию готовность нисшедшая в таинстве благодать соделывает сильною и плодоносною. Почему верный призванию и обету и богатится делами благими. С этим в неразрывной стоят связи и труды подвижничества, по тому закону, что обязанный к цели, обязан и к средствам необходимым. У облагодатствованного святость сознательно содержится как норма жизни. Но благодать, пришедши, вселяется в сердце и изгоняет оттуда грех, не изгоняет его, однако же, вдруг из всего естества человека. Он тут остается, как искуситель, совне действующий, в отношении к сердцу. Изгоняется же он борьбою с ним, свободною, хотя при помощи и под руководством благодати. Где борьба, там и подвиги всякого рода — самоутруждение, в видах стеснения возникновений греха как искушений, и усиление добра как противоядия ему. Вот почему иже Христовы суть плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. 5:24). Подвижничество неразлучно с христианством. Законами его проникнут и весь устав Церкви. Все сие потому, что христиане созданы на дела только благая. Яже прежде уготова Бог. Как дела уготовал? — Предначертал их для нас, верующих, по идее новой жизни, и учредил способы к получению сил на творение их, которыми и облекает всех, приступающих к Господу верою и освящающихся святыми таинствами. Это уготование — от Бога, не от нас. Да в них ходим. Облагодатствованием, или возрождением, налагается обязательство к постоянству в добре. Затем новое рождение, затем вселение благодати, чтобы ходить в благих делах,— и только в благих. Но мы ли ходим? Благодать в нас, и без благодати ничего сделать доброго не можем, а ходим в добре все же мы. Орудие дается, но действовать им должно нам самим. Даны стрелы и лук, но сами они стрелять во врага не станут. Возьми ты, наладься, как должно, и стреляй. Как в вере требуется согласие на веру и желание веровать, чтобы благодать напечатлела веру в сердце живую, так в добро делании требуется замышление добра (которое и благодатию внушается), согласие на делание его и желание сделать с соответственным собственным усилием и взыванием о помощи, чтобы благодать, подоспевши, пособила совершить делом задуманное и решенное добро, совершить безукоризненно с преодолением всех препятствий совне и внутри. Это закон как для каждого частного дела, так и для всей целости жизни. Итак, христианину богатиться благими делами есть существенное дело. Есть системы вероучения, в коих добрые дела ставятся в тени, а подвижничество совсем исключается,— все из опасения, как бы не внесть какой заслуги в дело спасения. Но будто нельзя на то и другое все усилие свое напрягать без мысли о заслуге, а по сознанию обязательства. Сколько расслабляет сие учение нравственные силы и добродетель, и от внутренней чистоты сбивает на внешнее благоповедение, знают опытно те, которые живали среди таких. Степенное поведение там заменяет доброту нравственную; внутренняя же нечистота вся, по их мнению, будто бы покрывается верою. Что делать, говорят? Вижду ин закон... и отказываются от всякого противодействия ему. Слышно, будто первый их коновод (Лютер) изрекал часто мудрое свое слово: греши больше, но больше и веруй, и не сомневайся, что спасешься. Однако не объяснил он, как возможно иметь веру, работая страстям, когда начало веры требует: да отвержемся себе и возьмем крест. Послушаем, что говорит на сие место святой Златоуст." «Чтоб услышав, не от дел, но верою совершается наше спасение, ты не остался беспечен, посмотри, что далее говорит Апостол: Того во есмы творение, создани в Христе Иисусе на дела благая... Заметь, это проповедует тот же Апостол (то есть который пред этим только говорил о спасении чрез веру). Здесь намекает он на воссоздание. Действительно, наше спасение есть второе творение: чрез искупление мы точно из небытия приведены к бытию. В том состоянии, в каком мы были прежде, то есть в состоянии ветхого человека, мы были мертвы; теперь же сделались тем, чем прежде не были. Значит, дело возрождения нашего есть действительно творение, и притом творение, гораздо превосходнейшее первого. Тем творением мы призваны к жизни, этим же созданы способными к жизни доброй. — На дела благая, яже прежде уготова, да в них ходим, то есть от нас требуется добродетель постоянная, продолжающаяся непрерывно, до последнего часа жизни. Если бы мы, предприняв путешествие в царскую столицу и совершив большую его часть, вдруг потом разленились и остановились, не окончив пути, то принесло ли бы нам какую пользу это странствование?! Точно также и упование звания какую пользу доставит нам, участвующим в этом уповании, если мы не станем ходить достойно Призвавшего? Мы, призванные на дела благая, должны и пребыть в них, доколе не совершим всех добрых подвигов. Не для того, без сомнения, мы призваны, чтобы совершить одно какое-либо доброе дело, но чтобы всегда быть добродетельными. Как всеми пятью чувствами мы должны пользоваться надлежащим образом, так точно должны совершать и все добродетели. Если кто целомудрен, но не милостив, или милостив, но лихоимец, или хоть и не берет чужого, но не раздает и своего, для такого — все напрасно. Одна какая-нибудь добродетель не дает нам права с дерзновением предстать престолу Христову; для этого нужны добродетели многие, разнообразные, добродетели всякого рода или, вернее, все добродетели: послушай, что Христос сказал ученикам Своим: шедше научите вся языки... учаще их блюсти вся, елика заповедах вам (Мф. 28:19—20). И в другом месте: иже аще разорит едину заповедей сих малых... мний наречется в царствии небеснем (Мф. 5:19). Значит, нам нужно соблюдать все заповеди».

    Толкование на группу стихов: Еф: 2: 10-10

    Чтобы ты, услышав, что не делами оправданы, не стал беспечным по отношению к делам, он говорит, что теперь после веры нужны дела. Ибо ты создан во Христе Иисусе и стал новой тварью после того, как умер в тебе в крещении ветхий человек. И как вначале ты призван был от небытия к бытию, так теперь призван к благобытию: ты создан не для того, чтобы быть бездеятельным, но с тем, чтобы делать и ходить в добрых делах, то есть весь путь жизни совершать в них, не два или три года, а весь путь твоей жизни. Ибо на это указывает он словом исполнять. Ибо Бог предназначил к сему, поэтому нельзя уклоняться от этого определенного Богом дела. На добрые дела, не на одно дело, а на все: ибо если будет недостаток в одном — нарушается добродетель. А Григорий Богослов выражение созданы на добрые дела понимал не в смысле создания в крещении, но относил к первому творению.