yandex

Евангелие от Матфея глава 4 глава 1 стих

Стих 25
Стих 2

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

По крещении «Иисус возведен был Духом в пустыню», находящуюся между Иерихоном и Мертвым морем. Одна из гор этой пустыни до сих пор носит название Сорокадневной, по сорокадневному посту на ней Господа. Первым делом Духа Божья, почившем на Иисусе при крещении, было водительство Его в пустыню, чтобы там Он постом и молитвою мог приготовиться к великому служению спасения человечества.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Тем, что евангелист добавил: для искушения от диавола, он показывает, что Господь был возведен Святым Духом в пустыню, но не как младший по повелению старшего и не как старший по просьбе младшего. Ибо «возведен» или «приведен» говорят не только в том случае, когда кто-то ведом чьей-то силой, но и когда сам человек повинуется разумному побуждению. Как написано об Андрее: Находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию, что значит: Христос; и привел его к Иисусу Ин. 1:41-42. Так, он привел его не силой, но склонил рассуждением. Как, например, если военачальник увидел бы тирана, захватившего власть, и дал бы царю такой совет: выступи против него, ибо вся провинция гибнет; ведь твоя слава сильнее моей силы. И вот, царь ведом военачальником, но он не меньше того, кто его ведет. Иисус был приведен к дьяволу для искушения; но дьявол приходит к людям, чтобы искушать, а не люди к дьяволу, чтобы он их искушал. Потому и не мог дьявол идти против Христа, что Христос выступил против дьявола.

Источник

PG 56:661.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Некоторые обыкновенно сомневаются, каким духом Иисус был отведен в пустыню, потому что далее говорится: тогда поят Его диавол во Святый Град; и еще: поят Его диавол на гору высоку зело. Но истинно и без всякого прекословия согласно признано, что Он отведен был в пустыню Духом Святым для того, чтобы собственный Дух Его вывел оттуда, где доселе находил Его злой дух для искушения. Но вот - когда говорится, что Богочеловек или возводится на весьма высокую гору, или поемлется во Святой Град диаволом, тогда ум становится в тупик, уши человеческие страшатся слышать об этом. Впрочем, мы признаем это не невероятным, принимая в соображение и другие события на Нем. Известно, что глава всех нечестивцев есть диавол, а члены этой головы суть все нечестивцы. Не член ли диавола был Пилат? Не члены ли диавола были иудеи, преследовавшие Христа, и воины, распинавшие Христа? Итак, что удивительного в том, если попустил ему возвести Себя на гору Тот, Кто попустил членам его даже распять Себя? Посему не недостойно для нашего Искупителя то, что Он соизволил быть искушаемым, когда Он пришел для того, чтобы быть умерщвленным. Ибо праведно было, чтобы Он таким образом Своими искушениями препобедил наши искушения, так как Он пришел победить нашу смерть Своей смертью. Но нам надобно знать, что искушение совершается тремя способами: наущением, услаждением и согласием. И мы, когда подвергаемся искушению, тогда большею частью впадаем в услаждение, или даже в согласие, потому что, распространенные от греховной плоти, мы сами в себе носим причину на то, почему должны выдерживать борьбу. Но Бог, воплотившийся в утробе Девы, пришел в мир без греха, не имел в Самом Себе ничего противоречащего. Поэтому Он мог быть искушаем наущением, но услаждение грехом не убило души Его. И потому все оное диавольское искушение отвне не проникало внутрь.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Когда, как человек, Он для научения людей все сделал и принес, – передается после крещения Духу Святому и ведется Им, куда повелит, и подводится в пустыню на борьбу с дьяволом. И ты после Крещения не будь уже сам руководителем себя самого, но водись лучше Духом и не смущайся, подпадая после Крещения испытаниям. Для того ты и вооружен, чтобы сражаться. Посему Бог и не удерживает нападающих бедствий; прежде всего, чтобы ты знал силу возложенного на тебя всеоружия; далее, чтобы учился сражаться; затем, чтобы стал славным; потом, чтобы таким образом не превозносился; сверх всего этого, чтобы ты знал, что великое сокровище вверено тебе. Если бы этого не было, то враг ни в каком случае не сражался бы с тобою напрасно. Где он видит богатство, туда и направляет свой строй. И возведен был в пустыню неприступную. Марк, свидетельствуя об этом, говорит, что Он был там со зверями (Мк. 1:13); посему борьба была еще большей. Дьявол тогда нападает еще более, когда видит, что человек уединен и лишен всякого утешения...

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Почему же (диавол) не искушал Его до тридцатилетнего возраста? Так как не было с неба ясного знамения Божества Его и так как Он открылся в смиренном виде, как и всякий другой человек, и еще не имел величественных свидетельств в народе, то и сатана отлагал искушение Его до тех пор, пока все это не обнаружится. И когда услышал: «вот грядет Агнец Божий, и Он вземлет грехи мира» (Ин. 1:29), – сильно, конечно, изумился, но выжидал Его крещения, чтобы видеть, будет ли Он крещен, как нуждающийся в крещении. Когда же по причине света, явившегося над водою1, и гласа, ниспавшего с неба, узнал, что Он нисшел в воду, как исполняющий нужды, а не как нуждающийся явился к крещению, то, рассуждая в себе, сказал: если я в борьбе и через искушение не испытаю Его, то не смогу узнать, кто – Он. Кроме того, это произошло (еще) потому, что Благодетелю не надлежало противиться желанию того, кто пришел Его искушать. Иначе он не осмелился бы к Нему прикоснуться и водить (Его), поскольку не знал, каким образом Его искушать. Сатана не прежде приступил к искушению, чем Господь Сам приготовил Себя к борьбе и силой Духа облекся на битву. «Возвел Его Дух Святый в пустыню, для искушения от диавола», которому по Своему обыкновению не хотел противиться для того, чтобы слышащие о том не пали духом, думая, что Он потому не хотел вступить в борьбу с искусителем Своим, что был не в силах преодолеть (его); в особенности же для того, чтобы никто из неверующих не имел предлога говорить, что Дух позднее и ниже Сына. Если бы возвел Его только на борьбу и битву, а не к чести также и покою, то, быть может, правильное бы сомнение овладевало теми спорщиками, которые пытались это исследовать. Но если Дух ниже Сына, то почему Духу дана власть возводить Его в пустыню? Он открыл Себя как обладающий такой властью, когда возводил Его в пустыню. А что Дух возвел Его в пустыню (именно) для искушения от диавола, то это есть то же самое, что говорится в ином месте: «никто не может... войти в дом сильного и похитить сокровище его, если прежде не свяжет сильного, и тогда будет, похищать сокровище его» (ср. Мф. 12:29). Итак, (сначала) связал сильного и победил внутри дома его, потом положил начало проповеди. Сверх того, открыл нам путь поста, дабы при помощи его мы побеждали прельщения сатаны. <...> По подобию трех погружений, посредством которых крестился Спаситель, Он был (трижды) и искушаем.

Примечания

  • 1 В древней Церкви существовало предание, что во время крещения Господа от Иоанна на Иордане явился чудесный свет; об этом предании упоминает святой Иустин Мученик (Dial. с. Tryph.c. 88) и некоторые памятники древнехристианской письменности.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Несомненно, что возведен Духом Святым, ибо далее следуют слова: Для искушения от дьявола. Он отводится не против Своего желания или увлекается не так, как пленник, но добровольно, имея силу сопротивляться этому.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Тогда: когда же это? После сошествия Святого Духа, после гласа, нисшедшего свыше и возвестившего: сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих! И вот что удивительно: Иисус, как говорит евангелист, возведен был в пустыню Духом Святым. Так как Христос все делал и терпел для нашего научения, то и теперь попускает Он отвести Себя в пустыню и поставить в борьбу с дьяволом для того, чтобы никто из крестившихся, если бы ему случилось после крещения претерпевать еще большие прежних искушения, не смущался ими, как чем-то неожиданным, но мужественно переносил бы всякое искушение, как дело обыкновенное. Не для того, ведь, ты получил оружие, чтобы быть праздным, но чтобы сражаться. Вот почему и Бог не препятствует посещать тебя искушениям. Во-первых, Он попускает их для того, чтобы ты познал, что ты соделался гораздо сильнее; во-вторых, чтобы ты пребывал в смирении, и не превозносился величием даров, видя, что искушения могут смирять тебя; в-третьих, для того, чтобы лукавый дух, все еще сомневающийся в твоем от него отступлении, видя твое терпение в искушениях, уверился, что ты совершенно оставил его и отступил от него; в четвертых, чтобы ты чрез это сделался тверже и крепче всякого железа; в-пятых, чтобы получил ясное свидетельство о вверенных тебе сокровищах. В самом деле, дьявол не стал бы приступать к тебе, если бы не видел тебя на высшей степени чести. Потому самому и в начале он восстал против Адама, что видел его украшенным высоким достоинством. Потому же вооружился и против Иова, когда увидел его увенчанным и прославленным от Господа всяческих. Как же, возразишь ты, сказано: молитеся, да не внидете в напасть (Мф. 26:41)? Но потому-то и говорит тебе евангелист, что Иисус не сам пришел, а был возведен в пустыню по божественному смотрению, чем показывается, что и мы не должны сами вдаваться в искушения, но когда будем вовлечены в них, то должны стоять мужественно. И смотри, куда привел Его Дух; не в город, не на площадь, но в пустыню. Он как бы хотел тем привлечь дьявола, давая ему случай искусить не только голодом, но и самым местом уединенным, потому что дьявол тогда особенно и нападает на нас, когда видит, что находимся в уединении – только сами с собою. Так и в начале он приступил к жене, нашедши ее одну, без мужа. Когда же видит нас в сообществе с другими, то не так бывает смел, и не отваживается нападать. И по этой следовательно причине нам всем нужно чаще собираться вместе, чтобы дьявол не мог удобно уловлять нас.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Иисус Христос, вступая на общественное служение, искушаем был от диавола. И всякий человек, чем выше его служение, тем сильнейшему он подвергается вначале нападению от диавола, потому что этот последний старается в самом начале уничтожить то благотворное веяние, какое может произвести со временем в обществе человек, принимающий на себя служение обществу.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Если Христос Бог, ради нас вочеловечившийся, возведен бысть в пустыню искуситися, то почему же ты дивишься, что, живя в пустыне, как сказываешь, борешься с искушениями? Посему, имей в мыслях единственно победу Христову, одержанную законно, потому что тщеславие преодолено, гордыня подавлена, сребролюбие истреблено и противник, не сумев уязвить своими стрелами, посрамлен. По праву мужайся и ты и, приобретя бесстрастие, преодолевай твердость язвящих душу мечей. И тебе после этой борьбы будут служить Ангелы, не как рабы оказывая услуги, — потому что служить так обязаны единому Богу, — но увенчивая тебя как победителя, ибо такова награда мужественно совершающего настоящий подвиг.

Источник

"Письма." 75. Пустыннику Иоанну. Об искушении Господа.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

τότε тогда, в то время; в НЗ особенно любимо Матфеем. Он употребляет его 90 раз. άνήχθη aor. ind. pass, от άνάγω вести, έρημος пустыня, пустошь. Пустынные земли по обе стороны Иордана (Beare; DJG, 564-66). πνεύμα Дух. Gen. с предл. ύπό указывает на посредника. Быть ведомым Духом Божьим — означает в результате полностью подчиниться воле Бога и исполнить ее (DA). πειρασθήναι aor. inf. pass, от πειράζ(ύ искушать, испытывать, подвергать проверке, зачастую с намерением причинить зло (Trench, Synonyms, 280-81; TLNT). Inf. выражает цель. Цель искушений, согласно раввинистическим взглядам, состоит в возвышении того, кто выдержал испытание, и в прославлении Божьей праведности; Бог не допускает человека на роль руководителя, если не испытал его (SB, 1:135-36). διάβολος клеветник, диавол (NIDNTT; SB, 1:136-49; DDD, 463-73; DJG, 163-72).

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Тогда Иисус возведен бысть Духом в пустыню. Сошествие Св. Духа на Иисуса Христа во время крещения (Мф. 3:16) не было только явлением в телесном образе третьяго Лица Св. Троицы; Св. Дух действительно почил на Иисусе всеми дарами Своими, чтобы руководствовать и подкреплять Его человеческую природу в предлежащем Ему великом и трудном служении. Первым делом Иисуса после того (тогда) было удаление в пустыню, - и в этом евангелисты указывают нам водительство пребывавшаго на Иисусе Духа. По общему мнению здесь разумеется пустыня между Иерихоном и Мертвым морем.

Искуситися от диавола. Целию удаления Иисуса Христа в пустыню были уединение, пост, молитва и размышление: но ведомо было Господу и то, что именно там диавол направит на Него всевозможные средства искушения. Это предусмотренное последствие удаления в пустыню евангелист Матфей и представляет, как его цель, говоря: возведен бысть Духом в пустыню искуситися от диавола.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Три отрывка из Книги Второзаконие (Втор. 6:13, 16; Втор. 8:3), цитируемые здесь (Мф. 4:4, 7, 10), — это повеления Божьи Израилю, когда Бог в течение сорока лет испытывал Свой народ в пустыне. В отличие от Израиля древности, Иисус, как представитель Израиля (Мф. 1:1; Мф. 2:15), с честью прошел эти испытания. Некоторые богословы сравнивают «битву умов» между Иисусом и дьяволом с раввинским диспутом. Люди, выдержавшие суровые нравственные испытания, удостаивались высокой оценки в еврейской литературе.

Одним из наиболее часто вспоминаемых рассказов о Божьих деяниях в Ветхом Завете является рассказ о том, как Бог «вел» израильтян в пустыне (см., напр.: Ис. 63:14), где подверг их испытаниям. Хотя в Ветхом Завете дьявол упоминается редко, во времена Иисуса его деятельность как искусителя (ср.: Иов. 1:2) стала привлекать все более пристальное внимание. Вероятно, большинство еврейских читателей были удивлены не столько тем, что дьявол подстраивает искушения, сколько тем, что он занимается этим лично.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

К западу от Иерихона, среди пустынных гор Иудейских сумрачно поднимается высокая, бесплодная и обнажённая гора Сорокадневная или гора Искушения. Её крутые скаты покрыты множеством пещер, где в цветущие времена подвижничества христианского пребывали в посте и молитве преподобные отцы. В этой дикой, безотрадной пустыне Господь наш Иисус Христос провёл сорок дней в посте и молитве после того, как благоволил принять крещение от Иоанна. Святой Евангелист Матфей повествует, что Господь не Сам, не Своею волею решил испытать искушение, но как Человек, — повинуясь Духу Божию, на Него сошедшему на Иордане. “Не Сам пришёл, — говорит святой Златоуст, — а был Духом отведён в пустыню, поучая нас не вдаваться самонадеянно в искушения.” Так некогда и Апостол Павел, предавая себя полномочному водительству Духа Божия, говорил о себе: “И вот нынче я, по влечению Духа, иду в Иерусалим…(Деян. 20:22). “И ты, крестившийся во имя Христово, предавай себя в волю Божию и не смущайся, когда придёт искушение: для того ты и вооружён, чтобы сражаться. Только сам на искушения не напрашивайся, а когда Бог попустит, встречай их мужественно.” Бог попускает тебе искушения для того, чтобы ты не превозносился, для того, чтобы ты опытно познал в них помощь Божию, для того, чтобы ты укрепился в вере и получил венец. После того, что совершилось при крещении Господа, Он почувствовал в Себе по человечеству Своему особенную нужду в уединении. Кому Бог давал после усердной молитвы ощутить в себе нечто новое, светлое, радостное, тот знает по себе, как дорог после таких минут покой и уединённое размышление. И Господу Иисусу нужно было уйти от людей, чтобы в пустыне, наедине с Богом, в беседе во Своим Небесным Отцом в строгом посте и с молитвою укрепиться на предстоящий Ему великий подвиг скорбей и страданий ради нашего спасения. Как Человек, Господь наш сознавал всю тяготу предстоящего Ему подвига и чувствовал потребность в уединении, чтобы излить перед Отцом Небесным немощи человеческого естества, принятого Им на Себя, также любви и благодарности к Нему за то, что испытал Он на Иордане. “Смотри, — говорит святой Златоуст, — куда привёл Его Дух: не в город, не на площадь, а в пустыню, дабы диавол мог искусить Его не только глаголом, но и местом уединённым.” “И на нас диавол особенно нападает тогда, когда видит, что находимся в уединении, наипаче же, когда остаёмся без совета и полагаемся только на свой разум. Так и к Еве он приступил тогда, когда она была одна, без мужа.” Достойно примечания то, что первый Адам был искушён от диавола в прекрасном раю. Он изгнан был из рая, и вся земля из-за него лишилась Божия благословения. пустыни носят на себе разительную печать проклятия Божия. Второй Адам, Господь наш Иисус Христос, искушаем был от диавола в пустыне. Он победил врага и возвратил рай роду человеческому. В пустынях дикие звери ищут себе убежища от смертельного врага — человека, который некогда был их добрым господином и царём. Но Христос Спаситель, как Богочеловек, вступая в пустыню, не принёс с Собою этого векового озлобления к бессловесным тварям, и потому в пустынном Его уединении звери окружали Его безбоязненно, подчиняясь Ему так же, как подчинялись некогда Адаму в раю земном. Вот почему и Евангелист Марк (1:13) так выразительно говорит: "и был Он со зверями".

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Тогда: непосредственно после того, как Дух Святой при крещении сошел на Иисуса, а не в позднейшее время, как полагают некоторые. — Духом: под духом разумеется здесь не собственный дух Иисуса и не дух искуситель, а Дух Святой, сошедший на Иисуса (ср. Лк. 4:1). «По крещении (Иисус) предает себя Духу Святому и ведется Им, куда повелит, и возводится в пустыню на борьбу с дьяволом» (Евф. Зиг., ср. Злат. и Феофил.). — В пустыню: предание указывает, как место искушения Господа, лежащую на запад от Иерихона, так называемую сорокодневную (Quarantania) пустыню, дикое и страшное место, в котором укрывались звери и разбойники (иначе называется она пустынею Иерихонскою — Нав. 16:1). — Для искушения: искушать значит вообще испытывать, дознавать. В более тесном смысле искушать значит соблазнять людей, склонять их к чему-либо недоброму, выставляя лобрую сторону этого недоброго, причем обнаруживается сила нравственного добра в людях или бессилие его. Здесь искушать значит испытывать — действительно ли Иисус есть Мессия-Христос, испытывать посредством соблазна к действиям греховным. — От диавола: дьявол — собственно переметчик, противник, враг. В писании дьяволом в собственном смысле называется падший ангел, не устоявший в добре, враг всего доброго, существо злое, враждебное добру, враждебное в частности спасению человека. В каком виде приступил он к Спасителю — евангелисты не говорят. Может быть, не в грубом чувственном виде, с чем не совсем согласны дальнейшие его действия; но несомненно, с другой стороны, и то, что это — не олицетворение искуси-тельных мыслен самого Господа, как полагали некоторые. Это был действительно явившийся так или иначе Спасителю дух злобы.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

для искушения. Хотя Бог искушаем не бывает (Иак. 1:13), наши искушения входят в промысел Божий для нашего же добра. Если устоим — станем сильнее; если поддадимся — научимся лучше понимать, что нам нужно для дальнейшего освящения и благословения.

Искушения Христа соответствуют (и противопоставляются) испытаниям Израиля в пустыне. Сорок дней перекликаются с сорока годами (Чис. 14:34). Пребывание Иисуса в пустыне соотносится с местом во Второзаконии (Втор. 8:1-5), на которое Он Сам и ссылается в ответе на одно из искушений. Опыт Израиля в пустыне явился прообразом, тенью испытания Иисуса.

Описанные искушения свойственны всем: похоть плоти, гордыня, желание обладать (1 Ин. 2:16). Но каждое из них — еще и чисто мессианское. Сатана, обращаясь к Иисусу, ссылается на Его Божественное право: "если Ты Сын Божий" (ст. Мф. 4:3, 6; ср. Мф. 27:40). Последнее искушение предлагает Иисусу путь к царствованию, следуя которым можно миновать крест. Иисус был искушаем так же, как и мы (Евр. 4:15), но Он не согрешил. Он может "быть милостивым и верным первосвященником пред Богом" (Евр. 2:17) и ходатайствовать за нас, поскольку по Своей человеческой природе Он знает, что значит подвергаться искушению. См. ком. к Лк. 3:22; статью "Безгрешность Иисуса".

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

(Ср. Мк. 1:12–13; Лк. 4:1–2) Тогда служит и здесь не столько для обозначения времени, сколько для связи речи. Однако из сравнения с показаниями других евангелистов можно заключить, что искушение Христа было непосредственно после крещения. У Марка (Мк. 1:12) вместо «тогда» — «немедленно» (euquj), у Луки указывается не на время, а на обстоятельства, поставляющие искушение и крещение в ближайшую связь (Лк. 4:1). Лука говорит как бы так: на Иисуса Христа, во время крещения, сошел Дух Святой в виде голубя (Лк. 3:22) и в то время, как Он исполнился Духа Святого (Лк. 4:1), Он возвратился от Иордана и проч. Таким образом, мы не должны предполагать, что между крещением и искушением был промежуток. То, что у одного Матфея представлялось бы неясным, делается ясным из показаний других евангелистов. Иисус возведен был Духом в пустыню Матфей заменяет словом возведен (anhcqh) более резкое выражение Марка ekballei, смягченно переведенное в русск. ведет, точный смысл: выбрасывает, выталкивает. У Луки: был поведен (hgetu) — выражение по смыслу одинаковое с выражением Матфея, с тою только разницею, что у Матфея глагол, сложенный с ana, означает — подниматься снизу вверх, восходить (соб. быть отводимым вверх). Следуя Матфею, мы должны разуметь какую-нибудь возвышенную местность сравнительно с тою, где было крещение. В пустыню. Неизвестно, какая пустыня здесь разумеется. Мы видели, что Иоанн проповедовал в пустыне Иудейской (Мф. 3:1), и под этим словом нельзя разуметь пустыни в собственном смысле (вроде, напр. Сахары), но — местность, хотя и мало, но населенную и не лишенную совсем всякой растительности. Говоря об отведении Христа, евангелисты о пустыне Иудейской не упоминают. В виду такой неопределенности некоторые экзегеты разумеют здесь ту пустыню, по которой евреи странствовали сорок лет. К такому предположению приводят несомненные параллели, существующие между странствованием евреев по пустыне и обстоятельствами искушения, и именно следующие: 1) переход евреев через Иордан и крещение Иисуса Христа; 2) голод в пустыне и голод Иисуса Христа; 3) испытания евреев в пустыне, которые клонились к нравственному их очищению и возвышению — и искушение Христа диаволом; 4) утоление голода евреев манной и искушение превратить камни в хлебы для утоления голода; 5) медный змей и крест Спасителя, и именно в зависимости от пребывания в пустыне. Однако против мнения, что Христос был на Синайском полуострове, можно возразить, что евангелисты, вероятно, упомянули бы об этом факте, если бы это было так. Показание Марка, что Спаситель немедленно отведен был в пустыню и что там, вероятно, также немедленно, начался Его сорокадневный пост, служит, хотя и отчасти, подтверждением, что эти события произошли в ближайшие и не отдаленные один от другого промежутки времени, между тем как на одно путешествие на Синай потребовалось бы, по крайней мере, три дня (Илия шел туда сорок дней и сорок ночей (3 Цар XIX:8)). Предполагают, что местом искушения было какое-нибудь уединенное и возвышенное место по близости от места крещения Иоанна. Слово «Духом» неясно. В греческом оно употреблено с членом. Можно разуметь здесь и Духа Святого и собственный дух Христа. В первом случае выражение означало бы, что Иисус Христос возведен был в пустыню некоторою постороннею силою, именно силою Св. Духа; во втором — что Он удалился в пустыню вследствие внутренних требований Своего собственного духа, по собственному желанию или влечению. Выражение у Марка также двусмысленно. У Луки более определенно: plhrhj pneumatoj agiou, исполненный Духа Святого и (букв.) «в этом Духе» возведен был… Поэтому, мы должны отнести возведение в пустыню к посторонней (это выражение, конечно, неточно) силе Духа Святого; потому что, хотя и собственный дух Христа был свят, однако сближение с обстоятельствами крещения дает право утверждать, что Христос возведен был Духом Святым, который сошел на Него в виде голубя. Для искушения от диавола. Самая возможность искушения основывается на том, что человек может совершить какой-нибудь грех. По-видимому, искушение Иисуса Христа было бы напрасно, если бы Он не грешил и прежде искушения, и не мог допустить никакого греха во время искушения. Если верно, что Он Сам рассказал ученикам о Своем искушении, и ученики верно передали Его слова, то возникает вопрос: говоря о Своем искушении, сам Он предполагал ли в Себе возможность греха и падения? Вопросы эти представляют одну из глубочайших богословских проблем. Принимая церковное учение, что Христос был безгрешен и не только безгрешен, но и не мог согрешить (см. Прав. Догмат. Богосл. Митроп. Макария, Спб. 1868, т. II. с. 79), мы и оставляем дело в этом виде, и ограничимся исключительно только небольшим анализом употребленных в Евангелии выражений и отчасти самых фактов искушения. Выражение: для искушения — указывает на цель, с которою Иисус Христос был возведен Духом в пустыню, и притом цель особенную, исключительную. Он возведен был и удалился в пустыню исключительно для этой цели. Если бы имелась в виду какая-нибудь иная цель, то евангелисты, конечно, сказали бы об этом. Мы видели, что, приняв крещение, Христос принял на Себя зрак раба. Это был величайший подвиг в истории человечества. Затем Он отводится в пустыню и подвергается искушению, не как Бог, не просто как человек, а как человек-раб, добровольно принимающий на Себя обязанности рабского служения человечеству, чтобы через это служение господствовать над людьми. Здесь связь искушения с предшествовавшим ему событием, крещением. Как раб-Израиль, вышедший из Египта, искушен был в пустыне, так и Христос, пройдя через воды крещения (которые соответствуют водам Чермного моря) подвергается такому же искушению. Слово диавол означает буквально: тот, который разбрасывает, сильно разделяет один предмет от другого или одних людей от других, В этом смысле употреблено это слово, напр., у Ксенофонта в начале его Анавасиса: Тиссаферн разбрасывает (так почти буквально) Кира и его брата, внушая Киру, будто брат его злоумышляет против него (I:1). Таким образом, слово диавол означает вообще такую личность, которая производит раздор, разделение, смуту в мышлении и чувствах; так как это делается преимущественно при помощи клеветы или обольщений, то отсюда обычное (хотя и переносное) значение слова диавол — клеветник или обольститель. Отсюда в переносном же значении еще противник, враг. Диавол является врагом людей, потому что разрывает связь (как бы разбрасывает, разъединяет) их между Богом и человеком (Кремер). В Новом Завете диавол вообще не различается от сатаны, за исключением нескольких случаев (Откр. 12:9; Откр. 20:2), где оба слова помещаются рядом и очевидно служат только разными названиями одного и того же «древнего змея». Сатана — слово еврейское и значит противник. В Новом Завете слово прилагается иногда к людям (Мф. 16:23; Мк. 8:33). Но в других случаях оно всегда означает «древняго змия», диавола, бесплотного духа, который противодействует Богу и производит зло в мире.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

К западу от Иерихона, среди пустынных гор Иудейских, сумрачно поднимается высокая, безплодная и обнаженная гора Сорокадневная или гора Искушения. Ее крутые склоны покрыты множеством пещер, где в цветущие времена подвижничества христианского пребывали в посте и молитве преподобные отцы. В этой дикой, безотрадой пустыне Господь наш Иисус Христос провел сорок дней в посте и молитве после того, как благоволил принять крещение от Иоанна. ТОГДА, - повествует святой евангелист Матфей, - ИИСУС ВОЗВЕДЕН БЫЛ ДУХОМ, не Сам, Своей волей, а как Человек, повинуясь Духу Божию, на Него видимо сошедшему на Иордане, В эту ПУСТЫНЮ, ДЛЯ ИСКУШЕНИЯ ОТ ДИАВОЛА. "Не Сам пришел, - говорит святитель Иоанн Златоуст, - а был Духом отведен в пустыню, поучая нас не вдаваться самонадеянно в искушения". Так некогда и апостол Павел, предавая себя полностью водительству Духа Божия, говорил о себе: И вот, ныне я, по влечению Духа, иду в Иерусалим (Деян. 20:22). "И ты, крестившийся во имя Христово, предавай себя в волю Божию и не смущайся, когда придет искушение: для того ты и вооружен, чтобы сражаться. Только сам на искушения не напрашивайся, а когда Бог попустит, встречай их мужественно". Бог попускает тебе искушения для того, чтобы ты не превозносился, для того, чтобы ты опытом познал в них помощь Божию, для того, чтобы ты укрепился в вере и получил венец. После того, что совершилось при крещении Господа, Он почувствовал в Себе, по человечеству Своему, особенную нужду в уединении. Кому Бог давал после усердной молитвы ощущать в себе нечто новое, светлое, радостное, тот знает по себе, как дорог после таких минут покой и уединенное размышление. И Господу Иисусу нужно было уйти от людей, чтобы в пустыне, наедине с Богом, в беседе со Своим Небесным Отцом, строгим постом и молитвой укрепиться на предстоящий Ему великий подвиг скорбей и страданий ради нашего спасения. Как Человек, Господь наш сознавал всю тяготу предстоящего Ему подвига и чувствовал потребность в уединении, чтобы излить перед Отцом Небесным это чувство немощи принятого Им на Себя человеческого естества и чувство любви и благодарности к Нему за то, что испытал Он на Иордане. "Смотри, - говорит святитель Иоанн Златоуст, - куда привел Его Дух: не в город, не на площадь, но в пустыню, дабы диавол мог искусить Его не только гладом, но и местом уединенным... И на нас диавол особенно нападает тогда, когда видит, что находимся в уединении, наипаче же, когда остаемся без совета и полагаемся только на свой разум. Так и к Еве он приступил тогда, когда она была одна, без мужа". Достойно примечания, что первый Адам был искушен от диавола в прекрасном раю; он был изгнан из рая и вся земля из-за него лишилась Божия благословения: пустыни носят на себе разительную печать проклятия Божия. Второй Адам, Господь наш Иисус Христос, искушаем был от диавола в пустыне; Он победил врага и возвратил рай роду человеческому. В пустынях дикие звери ищут себе убежища от смертельного врага, человека, который некогда был их добрым господином и царем; но Христос Спаситель, как Богочеловек, вступая в пустыню, не принес с Собой этого векового озлобления к безсловесным тварям, и потому в пустынном Его уединении звери окружали Его безбоязненно, подчиняясь Ему так же, как подчинялись некогда Адаму в раю земном. Вот почему и евангелист Марк так выразительно говорит: и был Он... со зверями (Мк. 1:13). Тремя видами похоти греховной искушал сатана праотцев в раю: похотью плоти: дерево хорошо для пищи; похотью очес: оно приятно для глаз и гордостью житейской: вы будете, как боги (Быт. 3:5-6). Таким же путем искушает он и Господа. Весь погруженный в молитву, весь занятый мыслью о предстоящем великом служении, Иисус Христос совсем забыл о пище. Но по прошествии сорока дней этого строгого поста, Он, как Человек, ощутил в Себе голод.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Прежде чем начать изучение отрывка об искушении Иисуса, необходимо понять значение слова искушать. В греческом это пейрадзейн. В русском оно употребляется прежде всего в смысле – соблазнить кого-нибудь на злые деяния, совратить ко греху, вступить на ложный путь. Но пейрадзейн у греков имеет совершенно иной оттенок в своем значении. Оно скорее значит испытать, чем прельщать в нашем смысле слова.

К величайшим повестям Ветхого Завета относится рассказ о том, как Авраам принес в жертву своего единственного сына Исаака. В Библии этот рассказ начинается так: «И было, после сих происшествий Бог искушал Авраама» (Быт. 22:1). Совершенно очевидно, что в данном контексте оно вовсе не может значить пытаться совратить к плохому поступку. Невозможно себе представить, чтобы Бог пытался сделать из человека грешника, правонарушителя. Но все становится совершенно ясно, если мы представим себе, что эта фраза имеет такой смысл: «После сих происшествий Бог испытал Авраама». Настало время высшего испытания верности Авраама. Точно так же, как металл, прежде чем употребить его в дело, испытывается при напряжениях, намного превышающих степень, которую ему когда-либо придется выдерживать, так и человек должен пройти испытание, прежде чем Бог сможет использовать его для Своих целей. У иудеев была пословица: «Пресвятый Боже, благословенно имя Его, не возвеличит никого, прежде чем не испытает и не изучит его; и того, кто выдержит искушение, Он возвеличивает».

И в этом великая и возвышенная истина. То, что мы называем искушением, не есть побуждение к греху; оно должно сделать нас приготовленными. Оно вовсе не должно сделать нас слабыми, а должно дать нам возможность выйти из тяжелого испытания более сильными и прекрасными. Искушение – это не наказание, это испытание, выпадающее человеку, которого Бог хочет использовать в Своих целях.

Мы должны далее указать, где происходило это испытание. Все это происходило в пустыне. Между Иерусалимом, который лежит на центральном плоскогорье, занимающем большую часть Палестины, и Мертвым морем простирается пустыня. В Ветхом Завете она называется «Иешиммон», что значит «опустошение», и это очень удачное название. Пустыня занимает более ста квадратных километров.

Английский археолог и ассиролог Джордж Адам Смит, путешествовавший по этой равнине, описывает ее как область, покрытую желтым песком, битым известняком и галькой. Холмы подобны кучам пыли; известняк весь в раковинах и шелушится; скалы голы, с острыми краями и выступами. Часто под ногами земля начинает греметь пустотой, когда на нее ступает нога человека или копыто лошади. Она пышет жаром, как большая печь. Пустыня простирается до самого Мертвого моря, а там прерывается отвесным обрывом, высотой в несколько сот метров, изрезанным расщелинами и утесами.

В этой пустыне Иисус мог обрести такое одиночество, как нигде больше. Иисус отправился в пустыню, чтобы побыть в одиночестве. Бог говорил с Ним, теперь Он хотел поразмыслить, как исполнить миссию, которую Бог поручил Ему. Перед тем, как приступить к делу, необходимо было привести все в порядок, и Ему нужно было побыть одному.

Ведь может быть и так, что мы часто делаем не то, что требуется, только потому, что не пытаемся побыть в одиночестве. Некоторые вещи человек должен делать в одиночестве; иногда ему не может принести пользы ничей совет. Иногда человек должен прекратить действовать и поразмыслить. Может быть, мы делаем много ошибок именно потому, что не даем себе возможности быть наедине с Богом.

Прежде чем приступить к детальному разбору рассказа об искушении, необходимо отметить следующее.

1. Складывается впечатление, что три автора Евангелий хотели подчеркнуть, что искушения последовали сразу за крещением Иисуса. У Марка сказано: «Немедленно после того Дух ведет его в пустыню» (Mк. 1:12). Одна из великих жизненных истин заключается в том, что за каждым великим моментом следует реакция – и очень часто опасность заключается именно в реакции, в противодействии. Так произошло с пророком Илией. В своем одиночестве Илия с блестящим мужеством выступил против пророков Ваала и одолел их на горе Кармил (3 Цар. 18:17, 40). Это был величайший момент смелости и мудрости Илии. Но убийство пророков Ваала вызвало гнев нечестивой Иезавели, и она стала угрожать жизни Илии. «Увидев это, он встал и пошел, чтобы спасти жизнь свою, и пришел в Вирсавию» (3 Цар. 19:3). Человек, бесстрашно стоявший против всех пришельцев, теперь бежит в страхе, спасая свою жизнь. Наступил момент реакции, противодействия. По-видимому, таков уж закон жизни, что каждый раз после высшего напряжения и сопротивления наступает упадок. Искуситель тщательно, тонко и умело выбрал момент, чтобы напасть на Иисуса, но Иисус победил его. Хорошо было бы, если бы мы проявляли особую осторожность и особое внимание как раз тогда, когда жизнь подняла нас высоко, ибо именно тогда нам больше всего грозит опасность падения.

2. Не надо смотреть на это переживание Иисуса только как на нечто внешнее: борьба шла в Его сердце, в уме и в душе. Дело в том, что нет такой горы, с которой были бы видны все царства мира: это видение было внутренним.

Искуситель входит в нас через самые затаенные наши мысли и желания. Его нападение начинается в нашем собственном уме. Правда, этот приступ может быть таким реальным, что мы почти видим дьявола. И до сего дня можно видеть чернильное пятно на стене комнаты Мартина Лютера в замке Вартбург в Германии. Оно осталось от чернильницы, которую Лютер бросил в искушавшего его дьявола. Но сила дьявола в том и заключается, что он нападает изнутри и взламывает наше сопротивление. Он находит союзников и свое оружие в наших скрытых мыслях и желаниях.

3. Не надо также думать, будто Иисус раз и навсегда победил искусителя, и что он больше к Нему не приходил. Искуситель обращался к Иисусу вновь в Кесарии Филипповой, когда Петр пытался отговорить Его от принятого решения пойти путем страдания. И Он сказал Петру те же самые слова, которые сказал искусителю в пустыне: «Отойди от Меня, сатана!» (Мф. 16:23). После всего этого Иисус мог сказать Своим ученикам: «Но вы пребыли со Мною в напастях Моих» (Лк. 22:28). И никогда больше в истории не было другой такой битвы с искушением, какую Иисус вел в Гефсиманском саду, когда искуситель пытался совратить Его с пути, ведшего на Распятие (Лк. 22:42-44).

«Вечная бдительность – цена свободы». В боевом походе христиан нет отпусков. Иногда люди нервничают, потому что считают, что должны достичь такого состояния, где искушение уже не может достичь их, когда сила искусителя будет сломана навсегда. Иисус никогда не достигал этого состояния. Он должен был сражаться с самого начала и до последнего дня, и поэтому Он может помочь нам вести наши битвы.

4. В этом рассказе особенно важен один момент: сами искушения по своей природе таковы, что они могли прийти лишь к Тому, Кто обладает совершенно исключительной властью и сознает, что обладает ею. Искушения, одолевавшие Иисуса, могли прийти лишь к Тому, Кто знал, что Он может совершать потрясающие вещи.

Надо всегда помнить, что искушения часто приходят именно через наши дарования и способности. Человек, одаренный красноречием, искушен желанием использовать власть своих слов, чтобы найти искусные объяснения для оправдания своего поведения. К человеку с глубокими умственными дарованиями приходят искушения использовать эти дарования в своих личных интересах, а не в интересах других людей. Это печальный факт, но искушение подстерегает нас именно там, где мы сильнее всего, и поэтому нужно быть всегда бдительными.

5. Тому, кто читает эту повесть, приходит мысль, что ее должен был рассказать Сам Иисус. В пустыне Он был один. Никого не было рядом, когда Он вел эту борьбу, и мы знаем ее только потому, что Иисус Сам поведал ее Своим ученикам. Здесь Иисус Сам рассказывает нам Свою духовную автобиографию. К этой истории всегда нужно подходить с особым почтением, потому что в ней Иисус обнажает тайники Своей души и Своего сердца. Он рассказывает людям о том, через что Он прошел Сам. Эта самая священная из всех повестей, потому что в ней Иисус поведал нам, что Он может помочь всем, кого обуревают искушения, потому что они обуревали Его Самого. Чтобы помочь нам в нашей борьбе, Он снимает покров тайны со Своей борьбы.

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Поскольку Адам, наслаждаясь в раю, склонился из-за обмана к худшему, (Дух) по необходимости возводит Иисуса в пустыню. И чтобы с помощью большего воздержания развязать путы дьявола, Он и постится сорок дней и ночей.

Источник

Фрагменты. 17. TLG 4135.009, 17.1-4

Толкование на группу стихов: Мф: 4: 1-1

Научая нас, что после крещения более всего должно ожидать искушений, Иисус отводится Духом Святым, ибо Он ничего не делал помимо Духа. Отводится же Он в пустыню, чтобы показать нам, что дьявол искушает нас тогда, когда видит, что мы одни и не получаем помощи от других. Поэтому и нам не должно отказываться от совета других и полагаться на самих себя. Дьявол, то есть клеветник, называется так потому, что клеветал на Бога Адаму, когда сказал Ему: "Бог завидует вам". Он и теперь клевещет на добродетель.