yandex

Евангелие от Матфея 27 глава 65 стих

Стих 64
Стих 66

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

На эту просьбу Пилат ответил им сухо: «Имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете». В распоряжении членов синедриона находилась на время праздников стража из римских воинов, которой они пользовались для охранения порядка и спокойствия, в виду громадного стечения народа из всех стран в Иерусалим. Пилат предлагает им, использовав эту стражу, сделать все так, как они сами хотят, дабы потом они никого не могли винить ни в чем.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 62-66

Успокоился и весь Иерусалим с своими пришельцами. Не находили себе покоя только враги Иисуса. Для них как будто страшно еще было могущество Его, хотя Он лежал уже во гробе. Причиной беспокойства было предсказание Иисуса о Своем воскресении, которое они, по-видимому, тверже помнили, чем ученики Его. Господь, изображая Свои страдания и смерть ученикам Своим, неоднократно говорил к их утешению, что Он воскреснет (9 И когда сходили они с горы, Иисус запретил им, говоря: никому не сказывайте о сем видении, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых.Мф. 17:9) и именно в третий день по Своей смерти (21 С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть.19 и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет.Мф. 16:21; 20:19; 31 Ибо учил Своих учеников и говорил им, что Сын Человеческий предан будет в руки человеческие и убьют Его, и, по убиении, в третий день воскреснет.Мк. 9:31). Такие предсказания хотя относились собственно до учеников, но ученикам не было воспрещаемо передавать их и другим. Кроме того Господь Сам в некоторых случаях в слух фарисеев указывал на Свое воскресение, как последнее и решительное знамение для всех соблазнявшихся Его лицем и учением (39 Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка;Мф. 12:39, 40; 16:4; 19 и многие из Иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в печали о брате их.Ин. 11:19). Нет сомнения, что враги Иисуса не верили в действительность сего предсказания; они подозревали в Нем только одну хитрость, опасались, что ученики Его воспользуются ею, и тогда все старания их истребить пророка Галилейского останутся тщетными. Члены Синедриона входили в совещание, как бы предпринять меры против действия этой хитрости. Суббота препятствовала собраться для совещания всем, но не препятствовала важнейшим из них войти в частное между собой соглашение по такому делу, которое не терпело никакого замедления. На совете положено просить у Палата стражи для хранения гроба до третьего дня. Правда, они имели при храме и свою стражу (52 Первосвященникам же и начальникам храма и старейшинам, собравшимся против Него, сказал Иисус: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня?Лк. 22:52), но, чтобы придать более важности своим распоряжениям, они положили лучше просить ее у прокуратора. Вместе с тем Пилат должен был получить объяснение на то, почему они так ревностно старались погубить Иисуса, и намек на осторожность в случае каких-нибудь покушений со стороны оставшегося общества Иисусова.

Итак едва наступила суббота, несколько чредоначальных священников отправляются к Пилату и предлагают ему от лица Синедриона следующее прошение: мы вспомнили, что этот обманщик, которого и именовать нет нужды, еще будучи в живых сказал: после трех дней воскресну. За Него можно поручиться, что Он уже не встанет. Но Он оставил по себе общество последователей, которые не откажутся воспользоваться Его уроками, и они могут украсть тело Его и распространят в народе слух, что он воскрес из мертвых. А это не обойдется без опасных последствий. Найдутся люди, которые будут верить, и тогда недолго ждать каких-нибудь возмущений во имя воскресшего Мессии. Итак, чтобы сделать дело с концом, мы пришли попросить тебя, чтобы ты приказал поставить при гробе Иисуса свою стражу.

Пилат, едва ли убежденный их представлениями, а более кажется для того, чтобы отвязаться от докучливых просителей, не хотел противоречить их желанию. Ему даже странно показалось, что за этим присылает к нему Синедрион. Еще не была отпущена и та стража, которая находилась при исполнении казни над Иисусом. «У вас есть стража, отвечал он посланным: пойдите, охраняйте как знаете».

И стража была тот же час приставлена ко гробу; камень, заграждавший ход в пещеру, прикреплен веревкой и на концах веревки положена печать.

Казалось это другой Даниил во рве львов под печатью Дария: надлежало ожидать подобного разрешения печати. И последствия показали, что поставленных при гробе Иисуса стражей пристойнее было бы назвать телохранителями спящего царя, нежели хранителями печати Его гроба.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 230-231++

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 62-66

Ев. Матфей в настоящем отделении сохранил нам известие величайшей важности. Как погребение И. Христа служит неопровержимым свидетельством действительности Его смерти,. так запечатание Его гроба, охранение последняго стражею против желания врагов Господа и послужило к тому, чтобы удалить всякое подозрение в обмане и непререкаемою сделать истину Его воскресения. В пятницу, в день смерти Господа враги Его не могли озаботиться о том, чтобы приставить к Его гробу стражу, потому что погребение Его совершилось слишком поздно, пред началом священной ночи перваго дня опресноков. Но в субботу, вероятно вечером, по прошествии времени покоя, они обращаются к Пилату с просьбой—поставить стражу ко гробу Иисуса, при чем, как на побуждение, указывают на то, что Христос при жизни предсказывал о трехдневном Своем воскресении. Действительно, Господь ученикам Своим неоднократно давал это предсказание. Вслух же всех Он говорил об этом только прикровенно (19 Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его.Ин. 2:19. 39 Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка;40 ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи.Мф. 12:39—40 и др.). Но очень может быть, что сообщенное И. Христом только в кругу 12-ти учеников после делалось иногда достоянием и внешних: апостолы передавали обширному кругу верующих последователей Иисуса, а эти своим друзьям и родным, и так далее. Таким образом первосвященники и фарисеи могли знать и о явных предсказаниях Господа о Своем воскресении, а чрез них разъяснять и те прикровенныя. Особенно же возможно было знать им об этом от Иуды. Пилат, выслушав их, сказал, что они имеют стражу (данную им на время праздника для предупреждения безпорядков при храме от безчисленнаго множества богомольцев) и потому пусть охраняют, как знают. Они пошли и поставили у гроба стражу и приложили к камню печать.

Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 357-358

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

. Наконец только у Матфея рассказывается о том, что Пилат разрешает архиереям запечатать гроб и поставить стражу.

Очень по-разному, разным языком, с упоминанием разных деталей рассказывают о Страстной седмице четыре евангелиста. Но из сопоставления их текстов вырисовывается абсолютно целостная картина. Ничто в Евангелии не «прописано» так точно, потрясающе достоверно, как рассказы о Страстной седмице. И чем больше вчитываешься в евангельские строки, чем больше сравниваешь свидетельства четырех евангелистов, тем сильнее выявляется предельная достоверность евангельского текста. Каждое новое поколение экзегетов открывает все новые и новые, не замеченные их предшественниками, детали — так насыщено информацией евангельское повествование. Можно смело говорить, что Евангелия еще не прочитаны до конца, и, видимо, и в дальнейшем при параллельном чтении четырех Евангелий будет обнаруживаться все новый и новый материал.

Источник

Священник Георгий Чистяков. Свет во тьме светит (Размышления о Евангелии от Иоанна). Глава 20. В день накануне праздника

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-66

Пилат не стал возражать первосвященникам, но не мог и скрыть свое раздражение против них за вчерашнее нравственное насилие, и потому довольно грубо ответил им: «Вы имеете воинскую стражу при храме; пойдите, возьмите ее, и охраняйте гроб, как знаете».

Они пошли, взяли стражу, пришли ко гробу Иисуса и приступили к делу. Прежде всего им надлежало удостовериться, не украдено ли тело Иисуса в прошлую ночь, с пятницы на субботу; иначе незачем было приставлять стражу, нечего было бы охранять. И вот, они велели отвалить камень, закрывавший вход в пещеру, причем удостоверились, что камень этот весьма велик (4 И, взглянув, видят, что камень отвален; а он был весьма велик.Мк. 16:4; 60 и положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился.Мф. 27:60); потом вошли в пещеру и увидели там лежавшее в пеленах тело Иисуса; осмотрели, нет ли другого выхода из пещеры, и, совершив все с надлежащей осторожностью и предусмотрительностью, вышли, велели привалить ко входу тот же камень, приложили к нему печать синедриона, приставили стражу, объяснив ей цель охраны гроба, и удалились в сознании, что если и нарушили субботний покой, зато совершили великое дело.
Разбор возражений против действительности чуда Воскресения

Евангелист Матфей свидетельствует, что после погребения Иисуса Христа, на другой день, в субботу, пришли к Его гробу (пещере, высеченной в каменной скале) первосвященники и фарисеи, приложили к камню, которым заложен был вход в пещеру, печать и приставили стражу, дабы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу, что Он воскрес из мертвых (64 итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого.65 Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете.66 Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать.Мф. 27:64-66).

Принимая такие предосторожности, как прикладывание печати синедриона к камню и приставление стражи, они, конечно, предварительно удостоверились - в гробу ли тело Иисуса, не украдено ли оно Его учениками в предшествовавшую ночь; если бы тела уже в то время не было в гробу, то незачем было и стражу приставлять. Поэтому следует признать, что первосвященники и фарисеи тогда только успокоились, когда увидели тело Иисуса Христа лежащим в гробу; только тогда они приложили к камню печать, поставили стражу и удалились.

Из дальнейшего повествования Евангелиста Матфея мы знаем, что когда Иисус Христос воскрес и стражники объявили о том первосвященникам, то сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам, и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали; и, если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим. Они, взяв деньги, поступили, как научены были (11 Когда же они шли, то некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам о всем бывшем.12 И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам,13 и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали;14 и, если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим.15 Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня.Мф. 28:11-15).

Вот как было дело. Чтобы лучше разобраться в нем, надо, прежде всего, узнать, какая стража стояла у гроба Господня.

Охранявших гроб Евангелист называет воинами (12 И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам,Мф. 28:12); а так как служители храма и синедриона не были воинами, то следует признать, что охраняла гроб воинская стража. Но из каких воинов она состояла и кому была подчинена?

Некоторые толкователи Евангелия говорят, что стража была иудейская, состоявшая из воинов постоянного еврейского отряда, который, как народное войско, находился в подчинении синедриона и был вне всякой зависимости от римского правителя. В подтверждение этого приводят изречение Пилата: Имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете (65 Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете.Мф. 27:65). "Если (говорят) Пилат сказал первосвященникам - имеете стражу, - то, значит, они действительно имели свою собственную стражу. Потому-то (говорят) и не предали суду воинов, охранявших гроб и согласившихся признаться, что на карауле спали". Воины эти были подчинены синедриону; и, конечно, синедрион, покупая у них такое согласие, не мог предать их суду за нарушение караульной службы.

Но если бы это было так, если бы синедрион действительно имел свой собственный воинский отряд, состоящий из преданных ему евреев и не подчиненный в служебном отношении Пилату, то зачем первосвященники и старейшины обещали воинам, охранявшим гроб Господень, свое заступничество перед Пилатом? Ведь они сами, без Пилата, могли освободить их от всякой ответственности. А если такое предстательство было обещано, то это означает, что охраняли гроб подчиненные Пилату римские воины. Им, действительно, угрожала бы большая ответственность, если бы Пилат узнал, что они спали на карауле все до единого. В римских войсках была строгая дисциплина, нарушение которой наказывалось беспощадно. Мы знаем, что когда Апостол Петр был чудесным образом освобожден из темницы, то Ирод казнил воинов, карауливших его (19 Ирод же, поискав его и не найдя, судил стражей и велел казнить их. Потом он отправился из Иудеи в Кесарию и там оставался.Деян. 12:19). Такой же казни подлежали и те воины, на дежурстве которых произошло бы похищение тела Иисуса. Однако, воинов, охранявших гроб Господень, не только не казнили, но даже не судили. Почему же их не судили? Ведь если они, исполняя поручение синедриона, разглашали, что спали на карауле и что в это время Апостолы украли тело Иисуса, то слух о таком нарушении караульной службы должен был дойти до Пилата; и Пилат не мог оставить его без расследования; расследовав же, не мог оставить без наказания виновных; и, конечно, предстательство ненавистного Пилату синедриона не могло бы освободить от ответственности виновных воинов. А потому следует признать, что если этих воинов не судили, то на это были особые причины, о которых я скажу ниже.

Продолжая доказывать, что охраняли гроб Господень римские воины, спрошу еще: если бы синедрион имел свое собственное еврейское войско, то зачем же первосвященники ходили к Пилату и просили его, чтобы он приказал охранять гроб до третьего дня? Не лучше ли было бы, не унижаясь перед язычником, приказать воинам своей еврейской стражи охранять гроб, тем более что к своей страже первосвященники должны были относиться с большим доверием? Имея свой воинский отряд, первосвященники не обязаны были бы спрашивать у Пилата разрешения приставить часть отряда ко гробу. А если первосвященники просили Пилата, чтобы он приказал охранять, то это самое доказывает, что речь шла о страже из подчиненных Пилату римских воинов и что обратились первосвященники с такой просьбой к Пилату потому, что сами не имели никакого воинского отряда. Иосиф Флавий, еврейский историк первого века, удостоверяет, что на время пасхи римские правители Иудеи посылали к храму Иерусалимскому особый отряд римских воинов для охранения порядка ("Иудейские древности". Кн. 20. 1л. 5). Этот отряд, если и не был подчинен в служебном отношении первосвященникам, все-таки должен был руководствоваться их указаниями и советами по охранению порядка, должен был помогать им. Но и при таких отношениях к этому отряду римских воинов первосвященники не могли поручить ему (или части его), без особого разрешения Пилата, охрану гроба Господня на такое продолжительное время, до третьего дня. Потому-то они, не имея собственного воинского отряда, пошли к Пилату просить, чтобы он приказал охранять гроб. Пилат не мог простить первосвященникам то насилие, какое они учинили над ним, заставив его предать смерти ни в чем не повинного Праведника (19 Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него.Мф. 27:19). Он уже высказал им свое негодование, резко ответив на просьбу об изменении надписи на кресте: что я написал, то написал (22 Пилат отвечал: что я написал, то написал.Ин. 19:22). Так же резко ответил и теперь Пилат на просьбу приказать охранять гроб: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете (65 Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете.Мф. 27:65). Говоря так, Пилат, конечно, подразумевал ту стражу из римских воинов, которая охраняла порядок при храме. С другой стороны, если бы синедрион действительно имел свой еврейский отряд воинов, то несомненно, что воины этого же отряда были бы посланы синедрионом и в Гефсиманский сад взять Иисуса под стражу; и тысяченачальник, явившийся с воинами в этот сад (12 Тогда воины и тысяченачальник и служители Иудейские взяли Иисуса и связали Его,Ин. 18:12) был бы тоже тысяченачальником того же еврейского войска. Но одно уже слово "тысяченачальник", то есть командующий тысячным отрядом воинов, доказывает всю неправдоподобность такого предположения. Евреи постоянно бунтовали против римской власти, особенно в дни своей пасхи; и потому нет ни малейшего основания предполагать, что римляне позволили им иметь в Иерусалиме свое собственное войско, да еще в таком значительном составе. Такой непростительной ошибки никогда не сделало бы римское правительство, умевшее держать в строгом подчинении покоренные народы.

Итак, самое присутствие тысяченачальника в том воинском отряде, который вел Иуда в Гефсиманский сад, доказывает, что и воины этого отряда, и сам тысяченачальник были из римского войска. А это, в свою очередь, доказывает, что если первосвященники не могли послать своих собственных воинов в Гефсиманский сад для исполнения наисерьезнейшего, по их мнению, поручения, для осуществления заветной мечты своей, то, значит, у них и не было своего войска.

К тому же Евангелист Матфей, писавший свое Евангелие для евреев, назвал охранявшую гроб стражу по-римски кустодией (custodia), а не по-еврейски; и это дает основание утверждать, что стража была из римских воинов.

Все это в совокупности приводит к несомненному убеждению, что охраняли Гроб Господа римские воины.

Остается теперь дознать, как поступили в действительности те римские воины, которых первосвященники и старейшины уговорили поддержать придуманную ими басню о похищении тела Иисуса. Евангелист Матфей удостоверяет, что не все воины, охранявшие гроб Господень, а лишь некоторые из них, пришли к первосвященникам и объявили обо всем случившемся. Подкупая этих воинов, первосвященники и старейшины сказали им: "Скажите, что ученики Его, пришедши ночью, украли Его, когда мы спали. И если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его и вас от неприятности избавим". Они, взяв деньги, поступили, как научены были (11 Когда же они шли, то некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам о всем бывшем.Мф. 28:11, 15).

Итак, не все воины, караулившие гроб Господа, а лишь некоторые из них, подкупленные первосвященниками и старейшинами, поступили, как научены были. А научены они были сказать, что ученики Иисуса украли тело Его. Научены были сказать: кому? Конечно, не Пилату, который казнил бы их за это. А если не Пилату, то кому же? Распространять в народе слух о похищении тела Иисуса было бы для этих воинов весьма рискованно; к тому же о распространении этого слуха должны были позаботиться сами заинтересованные в том первосвященники; и они действительно позаботились об этом, но не сейчас, а несколько позднее. Следовательно, от подкупленных воинов требовалось не распространение нелепого слуха, а лишь негласное подтверждение его, если бы в этом встретилась надобность; требовалось лишь сказать тем, кто у них будет спрашивать об этом. Выражение Евангелиста "поступили, как научены были" еще не доказывает, что подкупленные воины на самом деле подтверждали слух о похищении тела Иисуса; выражение это скорее можно понять в том смысле, что подкупленные воины изъявили согласие поступить так, как учили первосвященники: их просили сказать, и они могли ответить: "Хорошо, скажем". Но, давая такой ответ, воины эти прекрасно понимали, что просьба первосвященников неисполнима, так как, исполняя ее, они должны сознаться в совершении тяжкого воинского преступления и подвергнуться за него смертной казни. Поэтому следует признать, что воины эти, хотя и взяли от первосвященников деньги и надавали им много обещаний, но слуха о похищении тела Иисуса не только не распространяли, но даже и не поддерживали опасным для них же лжесвидетельством.

Что сами первосвященники первое время не распространяли слуха о похищении тела Иисуса, и что, вследствие этого, подкупленным воинам не пришлось подтверждать его, это видно из книги "Деяния Апостолов", написанной Евангелистом Лукой. В этой книге ничего не говорится об этом слухе. Значительно позже, когда проповедь Апостолов привлекала ко Христу множество людей во всех странах известного тогда мира, первосвященники (как удостоверяет Иустин Философ в своем "Разговоре с Трифоном-иудеем", гл. 108), "разослали по всей вселенной избранных мужей (конечно, евреев) разглашать, что появилась безбожная и беззаконная ересь через Иисуса, какого-то Галилеянина, Которого мы распяли, но ученики Его ночью похитили Его из гроба, где Он был положен по снятии с креста, и обманывают людей, говоря, что Он воскрес из мертвых и вознесся на небо".

Итак, некоторые из охранявших гроб Господа римских воинов пришли к первосвященникам объявить о случившемся и, приняв от них довольно денег, обещали поддерживать клевету о похищении тела Иисуса. А другие воины, охранявшие гроб, куда пошли? Если некоторые пошли к первосвященникам, как поставившим отряд на караул, то остальные должны были пойти к своему начальству, чтобы доложить о чудесном событии, свидетелями которого они были. И надо полагать, что они или прямо пошли к Пилату, или же были вызваны к нему после того, как доложили обо всем своему непосредственному начальнику, а этот последний доложил самому Пилату. Хотя Евангелист не поясняет, куда пошли остальные, кроме некоторых, воины, но мы, на основании других данных, можем утверждать, что Пилат узнал о свершившемся чуде именно от этих воинов. Ведь он донес римскому императору Тиверию о Воскресении Христа (см. выше) и, конечно, не решился бы делать такое донесение на основании слухов, неизвестно от кого исходящих; если он донес Тиверию о Воскресении Христа, как о совершившемся событии, то, несомненно, основал свое донесение на личном докладе ему тех воинов, которые были свидетелями чудесного события.

Вот и прямой ответ на вопрос: почему Пилат не казнил воинов, спавших будто бы при охранении гроба? Не казнил потому, что они в действительности не спали, охраняя гроб, и ничего преступного не совершили.

Такое исследование вопроса о воинах, охранявших гроб, доказывает не только полную несостоятельность мнения о похищении тела Иисуса учениками Его, но и действительность самого события Воскресения Христова. Но, не ограничиваясь этим исследованием, пойдем дальше.

Если бы действительно Апостолы украли тело Иисуса, то неужели озлобленные враги Христа не пожелали бы воспользоваться удобным случаем, чтобы сразу избавиться и от всех ближайших учеников Его? Неужели они не потребовали бы от Пилата и их крови? Ведь расследованием этого дела и казнью Апостолов они не только оправдались бы перед народом за отвержение Иисуса, но еще и значительно окрепли бы в своем влиянии на него. Однако, ничего подобного синедрион не предпринимает. Мало того, через несколько недель, когда Апостолы своей проповедью о Воскресении Иисуса стали обращать к Нему тысячи евреев, и синедрион потребовал их к себе, то и здесь он не решился обвинить их в похищении тела Иисуса, а ограничился лишь запрещением проповедовать (Деян. 6:18).

Что же за причина такого поведения первосвященников, фарисеев и старейшин народных? Причина понятна: сами они выдумали сказку о похищении тела Иисуса и потому прекрасно понимали, что возбуждение преследования против Апостолов обличит их самих в обмане, навлечет на них страшную ответственность и усилит в народе веру в действительное Воскресение Иисуса. Они решили, что лучше молчать, и затем, по прошествии некоторого времени, обратить в свою пользу невыясненность дела; тогда еще кто-нибудь поверит им, а при возбуждении преследования против мнимо виновных никто не поверит. Вот почему они постыдно молчали.

Обратимся теперь к Апостолам и постараемся понять: могли ли они похитить тело Иисуса? Апостолы, несомненно, любили Иисуса, верили в Него, как в Мессию, и с нетерпением ожидали то счастливое время, когда Он откроет Свое Царство, где они займут почетнейшие места. Они, как и все евреи того времени, верили, что Мессия будет царствовать вечно, следовательно, умереть не может. Вот почему им всегда были непонятны слова Иисуса о предстоящей Ему смерти; они не хотели верить в возможность Его смерти, а потому и не придавали никакого значения Его словам о Воскресении; они считали эти слова за иносказания, притчи, к каким так часто прибегал их Учитель. И вдруг - Иисуса распинают! Он умер и погребен, как и все люди! "Если Он умер (могли рассуждать Апостолы), то, значит, Он не Мессия; а если Он не Мессия, зачем же Он обманывал нас?"

Мысли эти, несомненно, должны были волновать Апостолов. А если в души их закралось сомнение, если они считали себя обманутыми, то спрашивается: какое дело было им до тела Того, Кто ввел их в такое ужасное заблуждение? Ведь они, кроме Иоанна, не полюбопытствовали даже узнать, где погребен Христос; они не нашли нужным пойти, подобно женам-мироносицам, ко гробу Иисуса, чтобы воздать телу Его обычный долг уважения и почета! А при таком душевном состоянии Апостолов похищение ими тела Иисуса было бы бессмысленным и бесцельным, но вместе с тем и крайне опасным делом. Вход в пещеру, где лежало тело, был завален громадным камнем и охранялся вооруженной стражей. Прийти, отвалить камень, войти в пещеру, взять тело и унести его и совершить все это так, чтобы стражники не заметили ничего, - да это более чем невозможно! С другой стороны, если бы Апостолы верили, что Иисус воскреснет, то и в таком случае похищение ими Его тела было бы бесцельным, даже безрассудным: к чему похищать тело, если оно в третий день будет воскрешено?

Наконец, если бы враги Иисуса намеревались издеваться над Его телом, то в таком только случае у учеников Его могла возникнуть мысли о перенесении тела в безопасное место; но ничего подобного со стороны врагов не обнаружено; напротив, Иисуса похоронили по всем обрядам еврейским. К тому же не представлялось никаких поводов даже к возбуждению подобного вопроса, во-первых, потому, что издевательство над телом умершего не могло обойтись без прикосновения к нему, всякое же прикосновение к умершему считалось осквернением; и во-вторых, потому еще, что евреи, как об этом свидетельствует Иосиф Флавий ("Иудейская война". Кн. 4. Гл. 5:2), так заботились о скорейшем и непременном погребении умерших, что даже пригвожденных ко кресту по судебному приговору снимали с крестов до захода солнца и погребали.

Помимо всего этого, следует признать, что Апостолы, по своим нравственным качествам, не способны были похитить тело Иисуса и затем ложно уверять всех, что Он воскрес. Ведь они пронесли по всему миру проповедь о воскресшем Христе и не отреклись от своей веры в Его Воскресение ни при гонениях, ни даже тогда, когда их вели на казнь за эту веру. Значит, они непоколебимо верили в то, что Иисус действительно воскрес; а такой веры они не могли бы иметь, если бы сами похитили тело Иисуса и спрятали от Его врагов. И что заставило бы их уверять всех, что Иисус воскрес, если бы Он не воскресал? Прежняя любовь к Нему? Но эта любовь должна была бы не только угаснуть, но даже превратиться в ненависть, так как они поняли бы, что были обмануты, обольщены несбыточной мечтой, а потом брошены на произвол судьбы.

Итак, следует признать, что Апостолы не похищали и не могли похитить тело Иисуса.

Но не украли ли тело Иисуса сами первосвященники? Думаю, что если бы они сами украли его раньше приставления ко гробу стражи, то незачем было бы и приставлять ее: Апостолы не могли украсть тело, которого не было уже в гробнице; и потому опасения первосвященников о возможности похищения не имели бы ни малейшего основания. С другой стороны, предположение о похищении первосвященниками тела Иисуса явно неправдоподобно потому, что, по их же учению, прикосновение к телу умершего считалось осквернением, вызывавшим особые омовения и жертвоприношения; и они, конечно, не решились бы прикоснуться к телу умершего Иисуса, тем более в первый день пасхи. Наконец, если бы они сами украли тело Иисуса, то, конечно, показали бы его народу, когда Апостолы всюду проповедовали о Воскресении Господа.

Итак, все вышеизложенное приводит к заключению:

1) что охраняли гроб Господа римские воины;

2) что они были свидетелями Воскресения Христова;

3) что некоторые из них пошли доложить первосвященникам о случившемся и, получив от них довольно денег, согласились, в случае надобности, поддержать своим свидетельством их клевету о похищении тела Иисуса, но обещания своего не исполнили;

4) что слух о похищении тела Иисуса был распространен первосвященниками значительно позже, через несколько лет, когда Апостолы своей проповедью обратили ко Христу множество евреев и язычников;

5) что остальные из охранявших гроб воины доложили о Воскресении Христа Пилату, который, основываясь на этом личном докладе свидетелей-очевидцев, донес обо всем римскому императору Тиверию;

6) что первосвященники не только не привлекли к суду Апостолов за мнимое похищение тела их Учителя, но даже и не обвиняли их в этом, когда призывали к себе в синедрион;

7) что Апостолы не могли бы проповедовать о Воскресении Христовом и жертвовать за эту истину своей жизнью, если бы похитили тело Его;

8) что не могли совершить похищения и сами первосвященники;

9) что пущенный первосвященниками слух о похищении тела Иисуса есть гнусная клевета;

10) что, прикладывая печать ко гробу и приставляя к нему воинскую стражу, первосвященники, сами того не подозревая, были орудиями Промысла Божия, так как Богу угодно было, чтобы свидетелями Воскресения Иисуса Христа были люди, не принадлежащие к числу Его учеников, такие люди, которым могли бы поверить даже не знающие ни Христа, ни учения Его, которым поверили Пилат и Тиверий; и 11) что, таким образом, благодаря Промыслу Божию, не только опровергается клевета о похищении тела Иисуса, но и доказывается действительное Его Воскресение.

Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Главы 1 и 44. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 27-30, 659


Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

Как спира, так и кустодия – отряд воинов. Пилат не позволил самим воинам утвердить гроб, но все относящееся к утверждению поручил собственно первосвященникам и фарисеям в сопровождении стражи. Бог устроил так, чтобы они не могли сказать после Воскресения, что воины, сами утверждая гроб, передали тело ученикам.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 64-66

Главным священникам, книжникам и фарисеям было недостаточно того, что они распяли Господа Спасителя, если бы только они оставили гроб без стражи: они взяли отряд стражи, припечатали камень и, насколько зависело от них, поставили преграды Воскресшему, чтобы их заботливая предусмотрительность послужила на пользу нашей вере, потому что чем больше около Него охрана, тем очевиднее доказывается действительность (virtus) Воскресения. Поэтому же Он полагается и в новом гробе, который был высечен в скале, - именно: чтобы не сказали, что Он был похищен, если бы этот гроб был выстроен из многих камней с подведенным под него основанием. А что Он должен был лежать в могиле, об этом свидетельствует пророк, говорящий: Сей будет обитать в пещере, высеченной в крепчайшей скале (16 тот будет обитать на высотах; убежище его - неприступные скалы; хлеб будет дан ему; вода у него не иссякнет.Ис. 33:16. - По новому Синодальному русскому переводу: Тот будет обитать на высотах; убежище его - неприступные скалы. - Ред.). И вслед за тем, двумя стихами ниже следуют слова: Царя увидите со славою (17 Глаза твои увидят Царя в красоте Его, узрят землю отдаленную;Ис. 33:17. - По новому Синодальному русскому переводу: Глаза твои увидят Царя в красоте его. - Ред.).

Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея 4.27.64. Cl. 0590,4.1896; CCSL 77:279.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

Имате кустодию (имеете стражу), т. е. римских воинов, которых в продолжении Пасхи, когда стекалось в Иерусалим множество народа, первосвященники иудейские (синедрион) имели в своем распоряжении для охранения порядка и спокойствия при храме (чит. объясн. 47 И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных.Мф. 26:47.). Имеете стражу, подите охраняйте, как знаете (утвердите, якоже весте). „Пилат не позволил одним воинам печатать гроб, пишет св. Златоуст, потому, что если бы они одни запечатали, то Иудеи могли бы сказать, что воины позволили ученикам унесть тело. Теперь, когда сами утвердили гроб, не могут сказать этого".

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 114. С. 299

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-66

Что же отвечает им Пилат? Имате, говорит, кустодию: утвердите якоже весте. И утвердиша, знаменавше гроб с кустодиею . Он не позволяет воинам одним печатать. Как бы узнавши о его делах, он не хочет более действовать с ними за одно; а чтобы освободиться от них, позволяет им оградить гроб, и говорит: вы, как хотите, печатайте, чтобы после не винить других. Подлинно, если бы одни воины запечатали, то иудеи могли бы сказать (хотя это и была бы невероятная ложь; но все же они как в других случаях бесстыдно клеветали, так и теперь могли бы сказать), что воины позволили унести тело, и дали ученикам возможность измыслить весть о воскресении. Теперь же, когда они сами утвердили гроб, не могут сказать и этого.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 62-66

Вот еще одно доказательство того, что тело Иисуса Христа на самом деле было мертвым. Фарисеи и первосвященники мудровали в своих лукавых разумах: мы убили, уничтожили Иисуса Христа; от Него осталось еще мертвое тело; ученики Его разбежались от Него; пусть мертвое тело Его еще начнет разлагаться в гробу, и тогда все, принадлежащее Иисусу Христу, будет мертвым навсегда. Поэтому надо охранять гробъ, в котором лежит мертвое тело, запечатать его и поставить стражу. Если мы этого не сделаем, ученики могут украсть тело Его и сказать народу: воскресъ изъ мертвыхъ. - Пилат им идет навстречу. Пилат: бесхребетная душа, бесхребетный человек. И они пошли, и поставили у гроба стражу, и приложили къ камню печать (стих 66).

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

έφη impf. ind. act. от φημί говорить, см. ст. 11. έχετε praes. imper. act. от έχω иметь, κουστωδία лат. стража, охрана. См. William L. Craig, “The Guard at the Tomb”, NTS 30 (1984): 273-81. ύπάγετε praes. imper. act. от ύπάγω идти вперед, άσφαλίσασθε aor. imper. med. от άσφαλίζω охранять, сторожить, стоять на страже возле чего-л; здесь: “стеречь кого-л., чтобы он не сбежал”. (BAGD). οϊδατε praes. ind. act. от οιδα. Def. perf. со знач. praes., см. ст. 18.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

Вот вам стража –эти слова можно понять как то, что Пилат предоставил римских солдат в распоряжение членов Синедриона, тем более что здесь употреблено латинское слово «кустоди́я». Но греческий текст также допускает перевод: «У вас есть стража», и в таком случае речь идет о храмовой страже. Скорее всего, это римляне, иначе стражникам не пришлось бы опасаться Пилата (14 и, если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим.Мф. 28:14).

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 553

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

В этих видах они обратились к Пилату с просьбою об наряде стражи к гробу, но Пилат отклонил от себя эту новую заботу и предоставил им позаботиться об этом самим, «как они знают».

Источник

Александр Павлович Лопухин. Руководство к Библейской истории Нового Завета. – СПб.: Тузов, 1889. С. 237


Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-66

Пилат не хотел затевать и нового спора с ними. Дело было для него неважное, о чем они просили. Пилат сказал им: имеете стражу, есть у вас военная стража при храме, которой можете распоряжаться: Пойдите, сами охраняйте как знаете, и стерегите гроб. "Пилат, (святой Иоанн Златоуст) не позволяет воинам одним запечатать гроб, но говорит: вы сами, как хотите, печатайте, чтобы после не винить других. Подлинно, если бы воины одни запечатали, то иудеи могли бы сказать, что воины позволили унести тело" раньше запечатания. "Теперь, когда сами утвердили гроб, уже не могут этого сказать. Видишь ли, как невольно заботятся об истине? Сами пришли, сами просили, сами запечатали вместе со стражей, чтобы таким образом быть обвинителями и обличителями самих себя." Но Промысел Божий при этом творит свое дело: для охранения покоя Царя нужна была не простая стража, охранявшая самый храм. "Лишь настал субботний вечер, когда закон разрешал уже обычные дела, первосвященники, взяв нужное число воинов, отправились в вертоград Иосифов, (архиепикоп Иннокентий). Тут без сомнения не преминули осмотреть всю внутренность погребальной пещеры, уверились в целости тела Иисусова, равно как и в том, что из пещеры нет другого выхода, кроме того, который был завален огромным камнем. По освидетельствовании, камень был опять привален к входу, и для безопасности от всякого покушения войти в пещеру, запечатан печатью Синедриона": Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать. "Две стражи при гробе Иисуса: печать Синедриона и воины. Эти стражи одна другой надежней. По римскому военному уставу воины наказывались со всей строгостью за самое малое опущение долга, а тут еще были такие воины, которые состояли и под военным римским уставом, и под заведыванием Синедриона, следовательно, были под двойным страхом. Итак, Синедрион сам принял меры к тому, чтобы воскресение Христово не подлежало никакому сомнению" (архиепископ Иннокентий). Так Премудрость Божия, не нарушая человеческой свободы, распоряжается самыми злыми делами людей, нагло идущих против истины, чтобы этим делами засвидетельствовать самую истину. "Если бы, Христос не тогда воскрес, когда они оберегали гроб, но тогда, как спустя три дня отошли бы, то могли бы еще кое-что говорить вопреки нам, хотя и безрассудно: для того Он предварил и воскрес, чтобы не имели они и бесстыдного предлога. Поэтому Господь попустил и запечатать гроб, по их желанию, допустил быть и военной страже. Они на заботились при этом и о том, что трудятся в субботу, но имеют в виду только свою злобу, как бы в ней более и более преуспеть. Вот высшая степень безумия и ужаса их потрясавшего! Те, которые со всей дерзостью задержали Его живого, боятся теперь, когда Он умер. Если это был простой человек, то отчего терять присутствие духа? Пусть же знают, что Он добровольно терпел все, что только терпел: вот Он и печать, и камень и стража, и все это не могло удержать Мертвеца!..." (святой Иоанн Златоуст).

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

«Имеете стражу»: разумеются римские воины, которые состояли на время праздника в распоряжении членов Синедриона для охранения порядка и спокойствия при храме (ср. прим. к 47 И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных.Мф. 26:47).

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-66

Римский правитель, признававший себя неповинным в смерти Господа, а свой приговор вынужденным настойчивостью Иудеев и опасениями за общее спокойствие, и в настоящей раз, не отклоняя просьбы первосвященников и фарисеев, решился не принимать прямого участия в задуманной ими мере предосторожности. Он отвечал им: имате кустодию, идите, утвердите, якоже весте. Он разумел тот отряд римского войска, который занимал замок антония в соседстве с храмом и наблюдал за порядком и безопасностью в многочисленных притворах и пристройках святилища.

Суббота была днем покоя, в который, по закону Моисея, не позволено было выходить из места жительства и повелевалось каждому Израильтянину оставаться у себя дома (29 смотрите, Господь дал вам субботу, посему Он и дает в шестой день хлеба на два дня: оставайтесь каждый у себя [в доме своем], никто не выходи от места своего в седьмой день.Исх. 16:29). Но позднейшими толкованиями Иудейских законников это правило было несколько ослаблено и в случае нужды можно было отходить от городской черты не далее 2000 локтей. Сад Иосифа, в котором находилась погребальная пещера Господа, был в непосредственной близости от Голгофы и городских стен (41 На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен.42 Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко.Ин. 19:41-42), на расстоянии, не превышавшем так называемого предела субботы или того пространства, которое обыкновенно называлось субботным путем (12 Тогда они возвратились в Иерусалим с горы, называемой Елеон, которая находится близ Иерусалима, в расстоянии субботнего пути.Деян. 1:12). Это обстоятельство дало возможность членам синедриона без нарушения субботних обычаев привести в исполнение свое намерение. Взяв нужное число воинов, они пошли к месту погребения Иисуса Христа, внимательно осмотрели пещеру и приложили печать к камню, закрывавшему вход. Приведенная ими стража была надежной охраной гробовой пещеры и печати, потому что они хорошо знали, что, по римским законам, римские воины за измену долгу службы и небрежность при исполнении обязанностей наказывались смертью. Воины встали у входа в пещеру на стражу.

Теперь у Христовых врагов был двойной праздник, не только общий со всеми, но и свой – особенный: невинная жертва злобы их была замучена лютой смертью, бездыханное тело Христа погребено, гроб запечатан и огражден воинской стражей от всяких покушений учеников и последователей. Но в то время, как они услаждались в сердцах своих успехом богоубийственного дела, всевышний в неисследимой премудрости своей посмеевался (4 Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им.Пс. 2:4) суетным усилиям их заключить и запечатать самосущую истину в тесных пределах гроба. «ложь везде и все делает против себя и как бы невольно защищает истину», – замечает святитель Иоанн Златоуст, – так и враги Христовы «против воли подвизались в пользу истины: если запечатан был гроб, то не было никакого обмана»; далее – «если бы одни воины запечатали, то Иудеи могли бы сказать, хотя бы то было ложно и невероятно, что воины позволили унести тело и подали ученикам повод вымыслить весть о воскресении. Теперь, когда сами утвердили гроб, не могут сказать сего: сами пришли, сами просили, сами запечатали вместе со стражей, дабы таким образом быть обвинителями и обличителями самих себя».

Источник

Матвеевский, П. А., протоиерей. Евангельская история. В трех книгах. Книга третья. Конечные события Евангельской истории./ Матвеевский Павел Алексеевич. - М.: Сибирская Благозвонница, 2010. -475, [5] с - С. 401-403

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

Пилат, очевидно, не придает всему этому делу той важности, какую придавали ему враги Христа. Ecete считают повелительным; т. е. Пилат говорит: «имейте», а не «имеете»; как в русском. Если бы он сказал «имеете», то было бы неизвестно, какая стража здесь разумеется, потому что сомнительно, чтобы иудеи приставили ко гробу храмовую стражу из иудеев же. В таком случае им незачем было бы и обращаться к Пилату с просьбой повелеть охранять гроб. Если принимать слова Пилата за повелительное, то это будет значить, что Пилат велел им взять римских воинов, говоря: возьмите себе стражу.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

ПИЛАТ СКАЗАЛ ИМ: ИМЕЕТЕ СТРАЖУ (есть у вас военная стража при храме, которой можете распоряжаться); ПОЙДИТЕ, сами ОХРАНЯЙТЕ, КАК ЗНАЕТЕ, и стерегите гроб. «Пилат, – замечает святитель Златоуст, – не позволяет воинам одним запечатать гроб, но говорит: «Вы сами, как хотите, запечатайте, чтобы после не винить других». Подлинно, если бы воины одни запечатали, то Иудеи могли бы сказать, что воины позволили унести тело раньше запечатания. Теперь, когда сами утвердили гроб, уже не могут сказать этого. Видишь ли, как невольно заботятся об истине? Сами пришли, сами просили, сами запечатали вместе со стражей, чтобы таким образом стать обвинителями и обличителями самих себя». Но Промысл Божий и при этом творил Свое дело: для охранения покоя Царя нужна была не простая стража, и вот назначена стража, охранявшая самый храм. «Лишь настал вечер субботний, когда закон разрешал уже обычные дела, первосвященники, взяв нужное число воинов, отправились в вертоград Иосифов, – говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский. – Тут, без сомнения, не преминули осмотреть всю внутренность погребальной пещеры, увериться в целости тела Иисусова, равно как и в том, что из пещеры нет другого выхода, кроме того, который завален был огромным камнем.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-65

Кустодиею называется у римлян стража: отсюда евангелист называет кустодиею воинов, поставленных для охраны.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 65-66

Повели убо утвердити гроб... И утвердиша гроб, знаменавше камень с кустодиею. У Синедриона была римская военная стража, назначенная для охранения храма от безпорядков и волнений народа. Пилат говорит Синедриону, что он может, если хочет, употребить для охранения гроба стражу храма. Видите, надобно было, чтобы для охранения покоя Царя святаго назначена была и стража не простая, а священная. Что далее? Уполномоченные Синедриона вместе с храмовою стражею положили печать Синедриона на могильном камне, могильную пещеру осталась охранять римская храмовая стража. Итак теперь, и по расчетам Синедриона, нет более места ни обману, ни насилию при гробе Мертвеца. Теперь, если случится, что воскреснет Иисус: нельзя без оскорбления совести говорить, что Его взяло ученики ночью, когда никто не мог препятствовать, чтобы камень был на время принят. Две стражи были при гробе Иисуса: печать Синедриона и воины. Эти стражи одна другой надежнее. Пo римскому военному уставу, воины наказывалось со всею строгостию за самое малое опущение долга, а тут еще были воины такие, которые состояли и под военным римским уставом и под заведыванием Синедриона, след. были под двойным страхом. Итак Синедрион сам поставил почетную военную стражу при гробе Царя иудейскаго, для охранения чести Его. Сам употребил и все нужное для того, чтобы слава Его не подвергалась каким либо оскорбительным подозрениям. Сам принял меры, чтобы воскресение Христово не подлежало никакому сомнению. Слушатели мои! мир все сделал для того, чтобы унизить, обезславить, скрыть во гробе память о Иисусе Христе. Но к чему послужили труды его? Последователи Иисуса Христа не видят ничего лучшаго от мира, если только не переходят на сторону мира — грешнаго. А как страшен этот переход на сторону врага Божия! Так против последователей Христовых мир, но за них Бог. Пусть же мир делает, что ему угодно; не станем возмущаться, если он возстанет против нас за правду, за веру, за благочестие. Господь — за нас, с Ним безопасно. Чтобы ни делала с нами злоба человеческая, Он Всесильный изведет правду нашу как свет полуденный. Если здесь пострадаем без награды: тем лучше для нас, — там светлее венцы даны будут, там больше покоя и радости нам. С минуты последняго предсказания Спасителя нашего о Его смерти видели мы Его до самаго погребения Его. Злоба, как видели, истощила все усилия, чтобы покрыть Его позором. И весь позор ея обращался на ея главу. Какая это изумительная борьба злобы людской с силою Божиею! Какая это печальная картина человеческих дел! Какое величие дел Всевышняго! Иисус Христос преданный позору — в славе дивной, каждое действие Его — величие вечное, каждое слово Его — истина непреложная! Следуя Его путем, можем ли мы остаться в стыде? О! нет, вера наша — тверда, надежды наши — неколебимы. Ей, глаголет Дух, почиют (истинные Христовы последователи) от трудов своих, дела бо их ходят в след за ними (13 И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними.Откр. 14:13)! Аминь.

Источник

Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа. Часть 2. Беседа 30 (60)