yandex

Евангелие от Матфея 27 глава 56 стих

Стих 55
Стих 57

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 56-56

Свидетелями смерти Господа и всех событий были многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи. Среди них были: Мария Магдалина, Мария (мать Иакова и Иосии) и Саломия, мать сынов Заведеевых (апостолов Иакова и Иоанна). Страстная седмица

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 55-49

Общество Иисуса, лишившись Его, пришло в самое жалкое положение. Ученики Его еще тогда, как только пришел за Ним отряд воинов в Гефсиманию, Его оставили и разбежались в разные стороны. Во время страданий Иисуса многих вероятно не было совсем и в Иерусалиме. Из двоих, последовавших за Иисусом на место Его суда, один прямо плакал об измене, другой – свидетель последних минут Иисуса вдвойне скорбел с неутешной Его Матерью. Говорить ли о несчастном предателе, который скоро почувствовал раскаяние в своем поступке и наложил на себя руки? Вот наследники двенадцати престолов в царствии своего Иисуса, имеющие судить двенадцати коленам Израиля! Как далека была теперь от них эта мысль! Их занимало теперь одно чувство, чувство лишения Иисуса и с Ним – всего, – чувство тем огорчительнейшее, что невольно соединялось с сильными укоризнами совести. Каждый теперь видел, что он всего лишился в Иисусе. Сокрушались как о камень все мечты их о славном царстве Мессии. Им было уже не до них; они не знали: как выйти из своего затруднительного положения. В них затмилась вера в Иисуса вместе с Его славой и вместе с тем лишились они тех чудесных сил, которые сообщала им эта вера. Ни мужества в духе, ни силы чудотворений в руках, никаких пособий со стороны сильных покровителей, или сокровищ, которыми бы можно было купить себе безопасность, ничего они не имели и не видели пред собой. Все унес с Собой Учитель во гроб. Нечего ожидать им от своих соотечественников, кроме той же судьбы.

Столько времени находясь в близком обращении с своим Божественным Наставником, они воспитали в своем сердце любовь к Нему искреннюю. И как было не любить Его? Как горячо Он Сам любил их! Как был к ним снисходителен! Какие спасительные давал им наставления! Как защищал их от нападений врагов Своих (2 Фарисеи, увидев это, сказали Ему: вот, ученики Твои делают, чего не должно делать в субботу.Мф. 12:2, 3 и дал.)! Как заботился о них даже пред несчастным концом Своим (36 Тогда Он сказал им: но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч;Лк. 22:36, 31, 32. 18 Не о всех вас говорю; Я знаю, которых избрал. Но да сбудется Писание: ядущий со Мною хлеб поднял на Меня пяту свою.8 Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут,Ин. 13:18,19; 18:8, 9–11)! У кого найдется столько любви, чтобы воздать Ему за любовь, и не значило ли бы быть бесчувственнее камня, если быть холодным к Нему? Если для кого было вполне отверсто сердце Его, то для учеников Его: им открывались все тайны. Он, Господь их, обходился с ними, как с друзьями! И теперь нет Иисуса.

И пусть бы они еще имели к своей отраде то, что могли бы неукоризненно смотреть на свое поведение в отношении к Иисусу. Пусть бы по крайней мере каждый мог сказать Ему в сердце своем: я был верен Тебе, Божественный Наставник, до последнего часа Твоего, делив с Тобой все; и только какая-то необходимая сила исхитила Тебя из рук наших. Напротив совесть говорила каждому: вы не достойны были того, чтобы Он с вами навсегда оставался. В свежей памяти были огорчения, наносимые Ему в последний вечер Его с ними пребывания: когда Он предсказывал одному из них, что Он в следующую ночь трижды отречется от Него; то все говорили: нет, этого быть не может (35 Говорит Ему Петр: хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. Подобное говорили и все ученики.Мф. 26:35). И каковы оказались они, когда Иисуса взяли? Готовы были оставить последнюю одежду в руках преследователей Его, только бы избавиться от них (51 Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его.Мк. 14:51). Чем более Он приближал кого из них к Себе в то время для того, чтобы разделить с ним его тяжкие предчувствия, тем менее тот оказывался к сему способным. Он просит их молиться с Собою, – они спят. Он хочет внушить им опасность наступающего времени, – они Его не понимают (Лк. 22). Он говорит им о страданиях, которым чрез несколько часов подвергнется, – они спорят о том, кто из них будет большим в царствии небесном. Наконец, не из среды ли их был предатель, погубивший Его?

Так поглощалось в учениках Иисуса всякое утешительное представление, всякая светлая надежда печальным чувством лишения Своего Наставника – особенно в первые часы после страшных событий на Голгофе (10 Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим;Мк. 16:10). Наступило для них то время, о котором предсказал им Иисус на последней вечери: восплачете и возрыдаете вы, а мир возрадуется (20 Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет.Ин. 16:20); будете искать Меня – и не можете придти, куда Я иду (33 Дети! недолго уже быть Мне с вами. Будете искать Меня, и, как сказал Я Иудеям, что, куда Я иду, вы не можете придти, так и вам говорю теперь.Ин. 13:33). Мало по малу они начали собираться, но и в обществе не легче себя чувствовали, как и порознь.

Другие лица близкие к Иисусу не могли не разделять с ними скорби в особенности Святая Матерь Иисуса, видевшая Его крестные мучения, должна была стенать душой о болезнях возлюбленного Сына своего. Исполнилось над Нею слово Симеона: оружие прошло душу ее. Каждая капля крови Иисуса падала на сердце Ее и сожигала его. Поношения, бесславие, которым был подвергнут Он причисленный к злодеям, тем были для Нее чувствительнее, что Она еще прежде рождения Его знала Его, как Сына Божия, еще тогда предчувствовала, что будут Ее ублажать за Него все племена. Сострадательный Сын весь Сам погруженный в море болезней, нашел средство удалить Свою Матерь от того, чтобы быть свидетельницей последних Его мучений: но это слишком еще мало облегчало тяготу Ее скорби. Мать двух апостолов Иакова и Иуды и Саломия, мать других двух апостолов Иакова и Иоанна Заведеевых вероятно находились вместе с Пресвятой Девой в иерусалимском местопребывания Иоанна (Ин. 19, τά ϊδια), и конечно вместе плакали. Посторонние зрители страданий Иисусовых возвращались с позорища, бия в перси свои: какое же должны были терпеть мучение сердца женщин, привязанных к Иисусу узами крови, Его любовью, богатыми надеждами? Наконец пламенная, простосердечная, любившая Иисуса, как Господа и Целителя своего, Мария Магдалина, которая находилась при кресте Иисусовом вместе с Его Матерью (Ин. 19) и по удалении Ее более других оказывала участия1 к Божественному Страдальцу; – сестры Лазаря, возвратившие себе брата своего и к сожалению своему видевшие, что этот случай был первым поводом к решительному суждению Синедриона об Иисусе; Иосиф с Никодимом, доселе скрывавшие свою связь с Иисусом и как будто только для того познакомившиеся с Ним, чтобы отдать последний долг Ему, оставленному всеми, словом все знавшие Иисуса в большей или меньшей мере теперь были заняты теми же чувствами, какими исполнены были апостолы.

Примечания

  • 1 Особенное участие Магдалины в страданиях Господа можно видеть из того, что она у Евангелистов везде первая обозначается между прочими женами, находившимися на Голгофе, кроме Ин. 19, где упоминается Пресвятая Матерь Божия

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 228-230++

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 51-40

Первым чудесным знамением, сопровождавшим победную смерть И. Христа, было то, что завеса в храме иерусалимском, разделявшая святилище от Святое Святых, раздралась надвое, от верхняго края до нижняго. Святое Святых изображало собою небо: как вход в небо был до Христа закрыт для людей их грехами, так же вход во Святое Святых был недоступен для обыкновенных людей; но в предзнаменование имеющаго совершиться на Голгофе примирения людей с Богом, в предуказание всемирной жертвы Христа, единожды принесенной Богу за грехи людей, первосвященник единожды в год входил во Святое Святых с кровию очищения; теперь эта всемирная, искупительная жертва Христа уже принесена на алтаре неба, и вместе с этим разрушилась преграда, разделявшая людей от Бога. В ознаменование этого значения смерти Христа она и сопровождалась означенным чудным знамением (19 которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу,Евр. 6:19 -20. 9, 6 и д. 10:19 и 9). Вторым знамением, о котором говорит один ев. Матфей, было землетрясение, сопровождавшееся распадением камней или скал, и между прочим тех, где были устроены гробницы. Здесь же ев. сообщает и о цели, для которой со смертью Христа разселись скалы, где были гробницы: впоследствии, именно по воскресении Христа», многия телеса усопших святых возстали и вышедши из гробов, явились многим во Иерусалиме, проповедуя воскресение Господа. Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее (Мф.), именно увидев, что Иисус, так возгласив, испустил дух (Мк. т.-е. так необычайно спокойно и мощно возгласил последния слова и тотчас же умер, как только сказал: „Отче! в руце Твои предаю дух Мой»),—сказали: .истинно человек Сей был Сын Божий". В заключение истории страданий и смерти И. Христа евв. Матфей и Марк указывают на верующих свидетелей всех этих событий, каковыми были многия жены, следовавшия за Иисусом во время Его общественнаго служения и помогавшия Ему из своих имений (ср. 1 После сего Он проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие, и с Ним двенадцать,2 и некоторые женщины, которых Он исцелил от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов,3 и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим.Лк. 8:1—3) 1.

==*1 Те из многих жен, которыя здесь евв. прямо называются по имени, суть следующия:

56 между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Зеведеевых.Мф. 27:56

40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,Мк. 15:40

25 При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.Ин. 19:25

10 То были Магдалина Мария, и Иоанна, и Мария, мать Иакова, и другие с ними, которые сказали о сем Апостолам.Лк. 24:10

1.Мария Магдалина (из Магдалы)

1.Мария Магдалина

1.Матерь Его (Иисуса)

1.Магдалина Мария

2.Мария, мать Иакова и Иосии (55 не плотников ли Он сын? не Его ли Мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон, и Иуда?Мф. 13:55)

2.Мария, мать Иакова меньшего и Иосии

2. Сестра Матери Его, Мария Клеопова

2. Иоанна

  • 3. Мать сынов Зеведеевых

3. Саломия

3. Мария Магдалина

3. Мария, мать Иакова


Из этого сопоставления можно делать следующие выводы: матерью сынов Зеведеевых была Саломия (Мф., Мк.); мать Иакова и Иосии, старших из четырех братьев Господних по плоти, Мария (Мф., Мк., Лк.) была жена Клеопова и в то же время сестра Богоматери (Ин. родная или двоюродная, определеннаго сказать нельзя: имя—сестра на языке иудеев могло иметь то и другое значение). Впрочем, у ев. Иоанна некоторые толкователи находят обозначение 4 лиц: 1) Матерь Его, 2) Сестра Матери Его, 3) Мария Клеопова и 4) Мария Магдалина. В таком случае из сопоставления указания этого ев. с указаниями других можно будет вывести только, что Мария, мать Иакова и Иосии, была жена Клеопова. Но и при этом родственныя отношения Иакова и Иосии к И. Христу выясняются: по преданию, Клеона был брат Иосифу (родной или двоюродный, опять неизвестно). Кроме этих мнений, о родственном отношении к И. Христу Его братьев по плоти существует третье, основанное исключительно на предании, что Иаков, Иосия, Симон и Иуда—дети Иосифа от перваго его брака.==

Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 353-354

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 55-56

Несмотря на злорадство и издевательства находившихся на Голгофе врагов Иисуса, ко кресту Его не побоялись приблизиться Пресвятая Дева Мария, Мария Магдалина, Мария Клеопова и Апостол Иоанн.

Архиепископ Иннокентий полагает, что они подошли ко Кресту только тогда, когда настала тьма, — что раньше этого было бы небезопасно так явно выразить свое расположение к Иисусу, и что Сама Богоматерь могла бы подвергнуться дерзким издевательствам, если бы была узнана врагами Своего Сына. Но едва ли можно согласиться с таким мнением. Трудно допустить, чтобы Богоматерь лишь издали смотрела на страдания Своего Сына; нет, любящее сердце Матери звало к Нему, туда, где страдает Он один, окруженный злобными врагами, где не на ком остановить Ему Свой страдальческий взор. Всякому понятно, как тяжело страдать среди врагов, не видя вокруг себя никого, кто бы мог хоть бы своим расположением и вниманием облегчить душевные муки страдальца; сердце же матери понимает это лучше всех и в своем влечении никогда не руководствуется соображениями об опасностях, какие могут угрожать. Вот почему надо полагать, что как только воины окончили свое дело и уселись стеречь Иисуса, тотчас же Иоанн провел сквозь толпу Богоматерь, за Которой шли Мария Магдалина и Мария Клеопова; и все они стали у креста, презирая всякие опасности. Весьма возможно, что они сначала стали так, что Христос и не заметил их; быть может, это произошло оттого, что крест окружали злобные враги и не было места около него, чтобы стать поближе. Когда же враги насытили свою злобу и стали понемногу отходить от креста, к нему тотчас же приблизились Богоматерь и охранявший Ее Иоанн, и стали они так, что Иисус увидел их.

Поручение Иисусом Иоанну попечения о Богоматери

С отшествием Христа из этого мира Пресвятая Матерь Его оставалась одна, и некому было позаботиться о Ней. Иосифа в то время уже не было в живых; так называемые братья Господни были сыновьями Марии Клеоповой, родственницы Ее, и даже не были в числе последователей или учеников Иисуса; других родных не было. Поэтому, увидев Свою Мать и стоявшего с Нею любимого ученика Своего, Иисус благоволил поручить этому ученику (Иоанну) заботу о Ней и, обращаясь к Ней, сказал: Жено! се, сын Твой (26 Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой.Ин. 19:26), а взглядом Своим указал Ей на Иоанна. Потом, обращаясь к Иоанну и указывая взглядом на Свою Мать, сказал: се, Матерь твоя! (27 Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.Ин. 19:27).

Об этом повествует сам Иоанн, добавляя, что с этого времени ученик сей взял Ее к себе (27 Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.Ин. 19:27), то есть принял Ее в свой дом и до смерти Ее заботился о Ней, как сын о Матери.

Евангелисты Матфей и Марк, говоря о женщинах, присутствовавших при смерти Иисуса и смотревших на Него издали, не упоминают о Богоматери (40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,41 которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим.Мк. 15:40-41), а из этого можно вывести предположение, что Богоматерь не присутствовала при самой смерти Своего Сына.

Весьма возможно, что Сам Иисус хотел избавить Свою Мать от ужасных душевных мук при виде умирающего на Кресте Сына, и взглядом дал Иоанну понять, чтобы он увел Ее к себе; но тогда надо признать, что Иоанн увел Богоматерь, а сам вернулся ко кресту опять, потому что он говорит и о том, что после этого совершилось, и сопровождает свое повествование об этом такими словами: И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину (35 И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили.Ин. 19:35). Трудно же, почти невозможно предполагать, что Иоанн, отведя Богоматерь в дом свой, тотчас же и оставил Ее, оставил Одну в такую ужасную, скорбную минуту. Поэтому имеется достаточно оснований полагать, что Богоматерь оставалась до конца у самого креста или же в незначительном от него отдалении.

И стоял народ и смотрел (35 И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий.Лк. 23:35). Но где же остальные, кроме Иоанна, Апостолы? Где те постоянные спутники Христа, решившиеся идти за Ним, в последнее путешествие Его в Иерусалим, чтобы там и умереть с Ним? Где Петр, так самоуверенно клявшийся душу свою положить за Него? Где они в эту скорбную минуту их Учителя, Которого они так недавно еще признавали Сыном Божиим? Где они? Куда разбежались?..

Вон, вдали от Голгофы, бежит, оглядываясь, Иуда (см. 5 И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился.Мф. 27:5).

Где остальные десять апостолов?

Но где же остальные десять Апостолов? Где те, которых в последней прощальной беседе Христос называл друзьями Своими (15 Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего.Ин. 15:15)? — Никаких ответов на эти вопросы мы не найдем в Евангелии.

Но, зная предшествовавшие и последовавшие события, мы можем составить довольно правдоподобное предположение о душевном состоянии разбежавшихся десяти Апостолов.

Апостолы со всеми евреями того времени ждали Мессию, как воинственного Царя Израилева, который свергнет римское иго, покорит все народы земли и подчинит их власти евреев. Таковы были понятия евреев о назначении Мессии; и эти мечты были так заманчивы, что даже Апостолы, которым Христос много раз говорил, что Царство Его не от мира сего, никак не могли отрешиться от них, расстаться с ними. И мечтали они о тех местах, какие займут в Царстве Мессии, и даже поспорили как-то между собой, кому из них будет отведено в этом Царстве наипочетнейшее место, кто будет выше всех. А «сыны грома», Иоанн и Иаков Зеведеевы, дерзнули даже просить Господа, чтобы Он в Царстве Своем сравнял их с Собой, посадил одного по правую сторону Свою, а другого по левую. И вера их в такое блистательное, воинственное Царство Мессии была настолько сильна и так затемняла по временам их рассудок, что они не верили даже словам Господа о предстоявших Ему страданиях, смерти и Воскресении. Страдания сии были совсем несовместимы с их понятиями о Царе Израилевом. Как Он может страдать? А умереть? Да разве Мессия может умереть? Нет, Он будет царствовать вечно; следовательно, умереть не может. Но как же Христос воскреснет, если Он как Мессия и умереть не может? Вот этот последний вопрос был для Апостолов неразрешимым недоумением. Они никак не могли понять его, да и не пытались разрешить его. Их удивляло, что Иисус так медлит открыть Свое Царство; они, вероятно, недоумевали, почему Он отказался от провозглашения Его Царем Израилевым, когда толпа чудесно насыщенного Им народа хотела насильно взять Его и вести для этого в Иерусалим. Они теряли уже надежду на осуществление своих мечтаний, когда Иисус отправился в последнее путешествие Свое в Иерусалим; они уговаривали Его не ходить туда на верную, по их мнению, смерть. А если они допускали теперь возможность Его смерти, то, конечно, только потому, что вера в Него как Мессию уже поколебалась и только любовь к Нему, как к Пророку и Чудотворцу, вынудила идти за Ним. Фома сказал: «Пойдем и мы умрем с Ним!» — и все пошли. Последовавший после того торжественный въезд Иисуса в Иерусалим, победные крики народа, восторженно приветствовавшего своего Царя-Мессию, временно возродили в сердцах Апостолов надежду на скорое открытие блистательного Царства, но окончательный разрыв Иисуса с правящей партией и охлаждение к Нему народа вновь повергли в скорбь друзей Христовых. Когда же Его связали, как преступника, и повели на суд, все они в страхе оставили Его, а самый пылкий из них, самый, по-видимому, преданный Христу, три раза отрекся от Него, даже побоялся назвать Его по имени. Но и после того они могли еще лелеять надежду, что каким-нибудь чудом Учитель их освободится от угрожающей Ему позорной казни, и тогда-то Он, торжествующий над Своими врагами, откроет Свое Царство. И с этой надеждой они, наверное, явились на Голгофу и вмешались в толпу. Но, увы! И этим надеждам не суждено было сбыться. Христос не только не воспользовался Своей чудодейственной силой, чтобы избавить Себя от казни, но даже молился за Своих палачей. Когда же Его распяли, когда злобные иудеи с насмешкой обращались к Распятому и говорили: «Если Ты Сын Божий, сойди со креста», то не закралось ли и в души Апостолов сомнение? Не взмолились ли они Ему мысленно: «Господи! Если Ты Сын Божий, сойди со креста и открой Свое Царство! И все уверуют в Тебя. Господи! Не медли же! Сойди со креста! Сойди же, Господи!» Если после того крест был большим соблазном для многих, которые готовы были уверовать в Иисуса как Сына Божия то не послужил ли крест соблазном и для Апостолов? Не поверг ли он их в скорбь, уныние, отчаяние и разочарование? Смотря издали на распятого Учителя своего, обращаясь к Нему с мольбой, чтобы Он сошел со креста, и не видя исполнения этой мольбы, они могли дойти до безнадежного отчаяния. Рухнули их заветные мечты о блистательном Царстве Мессии, рухнули надежды на видное участие их в этом Царстве; все кончено, все потеряно! А сколько раз это Царство было в их мечтах так близко, так возможно. Ведь спросили же они как-то Иисуса, что будет дано им за то, что они оставили все и последовали за Ним? И Христос ответил им, что когда Он сядет на Престоле славы Своей, то и они воссядут на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. Не поняв тогда истинного смысла этих слов Господних, они могли вспомнить их теперь и с грустью и отчаянием спросить самих себя: «Где же эти обещанные двенадцать престолов? И где Престол славы Самого Иисуса? Не этот ли крест? И не придется ли и им разделить Его участь? Не распнут ли и их, как Его учеников, сообщников и исполнителей Его воли? О, зачем же Он довел нас до такого ужасного, невыносимого положения? Зачем Он говорил об этих престолах, когда Его Самого, вместо Царства славы, ожидал Крест?.. О, Господи! Если Ты Сын Божий, сойди же скорее со креста и воссядь на Престоле славы Своей! Сойди, Господи! Сойди!..» Эти вопли то сомнения и страха, то смутной надежды и, вслед за нею, безнадежного отчаяния терзали сердца десяти Апостолов, прятавшихся в толпе, окружавшей Голгофу. Они не могли тогда еще понять, постигнуть все великое значение совершавшихся событий. Они не понимали еще Самого Христа, они не знали, что только смертью и Воскресением Христос победит мир. Они забыли Его слова прощальной беседы: Мужайтесь! Я победил мир! И только после Воскресения Господня, после сошествия на них Духа Святого, открылись их сердца, до тех пор окамененные, и просветлел разум, омраченный фарисейским лжеучением о Царстве Мессии. Только тогда они поняли все и с полным убеждением и верой стали проповедовать воскресшего Христа. Поэтому нам, пытающимся постигнуть душевное состояние Апостолов, издали смотревших на распятого Учителя их, не следует ни удивляться маловерию и сомнениям их, ни сожалеть о том, что все так случилось. Отцу Небесному угодно было привести Апостолов к сознательной вере путем постоянных сомнений, кажущихся нам даже обидными. Только дошедши таким путем до сознательной непоколебимой веры в Иисуса Христа как воплотившегося Бога, они могли выступить убежденными проповедниками и победить языческий мир, Следовательно, все сомнения их, все разочарование и отчаяние были необходимы. Такова была воля Божия.

И стоял народ, и смотрел (35 И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий.Лк. 23:35). Станем же и мы, многогрешные, у Креста Господня! Станем мысленно у ног Страдальца, Единого Безгрешного, принесшего Себя в Жертву за грехи мира! Станем и прислушаемся: что говорит Он нам с высоты Креста Своего, по прошествии почти девятнадцати веков со времени принесения Им этой искупительной Жертвы? Слышите ли, как Он напоминает нам заповедь, данную Апостолам в последней прощальной беседе с ними? Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас (34 Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга.Ин. 13:34). Слышите ли, как Он спрашивает нас: «Любите ли вы друг друга? Помните ли сказанное Мною, что нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (13 Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.Ин. 15:13)? Помните ли, что по тому и узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (35 По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.Ин. 13:35)? Помните ли и исполняете ли то, что Я заповедал вам?» Что ответим мы пострадавшему за нас Господу? Дерзнем ли сказать, что заповеди Его помним и друг друга любим так, как Он возлюбил нас? Нет, скажем Ему: «Господи, Ты все знаешь; Ты знаешь, любим ли мы Тебя и исполняем ли мы то, что Ты нам заповедал. Ты знаешь, Господи, как враг Твой сеет плевелы на ниве Твоей и какую обильную жатву он собирает. Ты видишь, Господи, что не самоотверженной и всепрощающей любовью к ближним, не смирением и кротостью преисполнены сердца наши, а себялюбием, гордостью, жестокостью и человеконенавистничеством. Ты видишь, как дерзающие именовать себя христианами поклоняются не Тебе, а своему я, из которого сотворили себе кумира, и как в жертву этому кумиру приносится все, даже счастье, благополучие, достояние, а нередко и жизнь ближних. Ты знаешь, что, по учению мира сего, добром считается не послушание Богу, не исполнение Его воли, а удовлетворение своих желаний, своих прихотей, хотя бы это и было сопряжено с несчастьем и даже гибелью ближнего, что любовь к ближним и помощь им в беде отвергнуты и заменены борьбой за существование и порабощением слабого сильным. Ты видишь, Господи, как народы воюют друг с другом, как сотни тысяч людей умирают в страшных муках на этой человеческой бойне, и как кровь их льется рекой!.. Дерзнем ли мы, после этого, сказать Тебе, Господи, что заповеди Твои исполняем, и что недаром именуемся христианами? Нет! Жизнью своей, заменой Твоих заповедей учением мира сего мы причиняем Тебе невыразимые страдания, мы непрестанно распинаем Тебя на Кресте Твоем, Господи!»

Приидите же все, верующие в Господа нашего Иисуса Христа! Приидите к подножию Креста Его все, помнящие Его заветы! Приидите и припадем к Нему, и со слезами раскаяния будем молить Его: «Да умолкнет в нас дух злобы, вражды и человеконенавистничества! Да воспламенятся сердца наши любовью к Нему и друг к другу! Да поможет Он нам сознать свою духовную нищету, свое нравственное бессилие и ничтожество в сравнении с тем совершенством, к какому мы должны стремиться! Да дарует Он нам силы возродиться к новой жизни и вновь начать созидание Царства Божия! Да одухотворит нас Духом Святым! И да будем все едино, и да будем едино с Ним! Аминь»...

Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это (49 Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это.Лк. 23:49). Между ними была и Мария Магдалина, и Мария (Клеопова), мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия (мать Иакова и Иоанна), которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим. Евангелист Иоанн говорит, что Мария Магдалина и Мария Клеопова вместе с Богоматерью стояли у креста. Поэтому, если Евангелист Марк удостоверяет, что в минуту смерти Иисуса Мария Магдалина и Мария Клеопова стояли вдали, то надо полагать, что они к этому времени уже отошли от креста.


Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 44. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 650-4


Толкование на группу стихов: Мф: 27: 56-56

(Некоторые говорят, что уйдя после погребения Иисуса Христа, Богородица от сильной скорби заболела, и не была в состоянии уже приходить после этого ко гробу, но лежала и плакала до тех пор, пока не было возвещено Ей о Воскресени11). Так как жен было много, то перечисляются наиболее замечательные. Некоторые говорят, что называемая евангелистами иногда матерью Иакова и Иосии, иногда Мариею Иаковлевою, а иногда Мариею Иосиевою есть Богородица, потому что это были сыновья Иосифа; и как по Божественному Домостроительству отец их Иосиф называется мужем Богородицы, так, с другой стороны, и они — сыновьями Ее. Но, кажется, трудно верить этому предположению. Прежде всего, ничто не препятствовало назвать Богородицу Матерью Иисуса, как евангелист и называл Ее весьма часто в предыдущих повествованиях; затем неразумно было бы также везде в последующих повествованиях ставить прежде Ее Магдалину и показывать, что она была пламеннее Богоматери. Поэтому мы предполагаем, что это была какая-то другая Мария, мать Иакова и Иосии, не сыновей Иосифа, но других, которые были из числа семидесяти учеников. Много у иудеев было лиц, которые носили такие же имена. Может быть, Богородица стояла ближе к Кресту, чем остальные жены, так как сильная скорбь заглушала в Ней страх пред иудеями; может быть, также Она ходила вокруг, так как не могла устоять на одном месте вследствие сильных страданий, которые Она, естественно, испытывала, как Мать; а затем Она осталась у гроба и смотрела на все происходившее. Если же мы примем это предположение, то следует спросить, почему же не упомянули о Богородице евангелисты? Потому что относительно Ее известно было, что Она все время присутствовала, и делала то, что свойственно матерям; поэтому евангелисты не сказали также об Ее рыданиях. Они прежде еще засвидетельствовали о Ней, что Она следовала за Своим Сыном, когда Он учил. Следует знать и то и другое, и принимать то, что представляется более естественным. Марк (40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,Мк. 15:40) говорит: «бяху же и жены издалеча зрящя», между которыми была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия. Относительно Саломии некоторые говорили, что это та самая, которую Матфей назвал матерью сынов Зеведеевых.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 55-56

Женщины своим наставникам прислуживали в пропитании и в одежде из собственных средств. Это соответствовало обычаю иудеев. Такой практики не было в законе язычников, и она даже могла стать соблазном среди них. Сам Павел вспоминает, что не следовал этому обычаю: Или не имеем власти иметь спутницею сестру жену, как и прочие апостолы, и братья Господни, и Кифа? (5 Или не имеем власти иметь спутницею сестру жену, как и прочие Апостолы, и братья Господни, и Кифа?1 Кор. 9:5). Эти женщины прислуживали Господу из собственных средств: Ему была польза от их поддержки, а они имели пользу от Его духовного благословения. Не следует понимать это так, что Господь всех и всего не хотел заботиться о пище; скорее, Он использовал эту возможность для научения их. Обратим внимание на то, кого Он имел спутницами: Марию Магдалину, из которой изгнал семь бесов; Марию, мать Иакова и Иосии, и ее собственную тетку, сестру Марии, матери Господа; а также мать сыновей Заведеевых, которая перед тем просила для детей своих места в Царстве. Были там и другие женщины.

Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея 4.27.55. Сl. 0590,4.1847;CCSL 77:277.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 56-56

Магдалина, — происходившая из города Магдалы, на юго-западном берегу Галилейскаго озера (чит. объясн. 39 И, отпустив народ, Он вошел в лодку и прибыл в пределы Магдалинские.Мф. 15:39.). Мария, Иакова и Иосии мати (мать). Полагают, что это была Сама Пресвятая Матерь Господа (Злат. и Феоф.). Евангелисты называют Ее Материю Иакова и Иосии, потому что Иаков и Иосия были дети Иосифа от умершей его жены. А так как Богородица называлась женою Иосифа, та называлась и матерью (мачехою) детей его. Мать сынов Зеведеевых (мати сыну Зеведеову), т. е. апостолов Иакова и Иоанна, Саломия (40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,Мк. 15:40). Евангелист Иоанн пополняет сказание прочих евангелистов о смерти Господа следующим обстоятельством: Господь умер в три часа по полудни, и наступало навечерие пасхальной субботы; а по закону Моисеву (23 то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день, ибо проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве], и не оскверняй земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе в удел.Втор. 21:23) тела казненных должны быть убраны до захождения солнца, особенно для такого великаго дня. Поэтому, для ускорения смерти распятых Господа и двух разбойников, посланы были воины, перебить тяжелым молотом их голени, т. е. ножныя кости. Перебили голени разбойникам; подошли и к И. Христу, но Он уже был мертв. Тогда один из воинов, еще не вполне уверенный в Его смерти, пронзил Ему копьем бок, и из раны потекла кровь и вода, кровь, указывавшая на таинство причащения, а вода — на таинство крещения, установленныя Господом Искупителем для спасения людей. В несокрушении голеней у Господа исполнилось прообразовавшее это обстоятельство, запрещение раздроблять кости пасхальнаго агнца (31 Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, - ибо та суббота была день великий, - просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их.32 Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним.33 Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней,34 но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода.35 И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили.36 Ибо сие произошло, да сбудется Писание: кость Его да не сокрушится.37 Также и в другом месте Писание говорит: воззрят на Того, Которого пронзили.Ин. 19:31—37).

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 113. С. 294-295

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 56-56

Кто же они были? Матерь Его, которую евангелист называет Иаковлевой1, и прочие.

Примечания

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 45-56

Богообразные существа, люди, с ума сшедшие грехолюбием, распинают Бога, осмеивают распятого Бога. Может ли быть большее падение? А природа? Она всем существом своим протестует против этого. Отъ шестаго же часа тьма была по всей земле до часа девятаго (стих 45). Что же случилось с природой? Наверняка в ней есть нечто, чем она ощущает Бога, служит Богу, имеет страх перед Богом, почтение и любовь к Богу. Это какие-то чувства, непохожие на человеческие чувства, но, может быть, и похожие. Тьмой покрывает себя вся земля от стыда перед тем, что люди сделали с Богом во плоти. Как бы желая скрыть это постыдное зрелище от неба и небесных Сил. Да и от себя самой. Что-то потрясло землю, ее существо; что-то распространило по ней небывалое чувство. Мы говорим о чувстве земли? Да, да, да; ибо и она логосна; ибо и она, и (3 Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.Ин. 1:3; 16 ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, - все Им и для Него создано;Кол. 1:16). Таковая, она имеет и своеобразные чувства и своеобразное сознание, причем логосные чувства и логосное сознание. В этом и заключается ее христолюбие, и христоверие, и христопочитание. Она знает своего Творца и чувствует; знает и чувствует той логосной силой, которая ее создала и которой она держится и удерживается в бытии и жизни. Отсюда ее скорбь и мука по распятому Богу Логосу. Отсюда и ее необыкновенная жалость и траур, в который она облекается в виду смерти Богочеловека. Действительно святой апостол почувствовал эту чувствительность всякой природы, эту ее способность скорбеть и страдать, радоваться и веселиться: с нами, детьми Божиими (19 Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих,20 потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде,21 что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих.22 Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне;Рим. 8:19-22), стенает и мучится из-за греха, который уничтожает ее, нападая на нее из рода человеческого богоборческого.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 56-56

Матфей называет имена нескольких женщин, потому что им предстоит великая миссия стать вестницами Воскресения. Это Мария Магдалина, то есть родом из города Магдала, расположенного на западном берегу Галилейского моря. Другая женщина названа Марией, матерью Иакова и Иосифа. Обычно считается, что мать сыновей Зеведея называли Саломеей (ср. 40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,Мк. 15:40).

Именно женщины, а не мужчины‑ученики, сохранили бо́льшую верность своему Учителю. Пусть и на расстоянии, они остались с Ним до самого конца. «Любовь оказалась крепче страха и смерти, крепче угроз, крепче ужаса перед всякой опасностью, и там, где рассудок, убежденье не спасли учеников от страха, любовь преодолела все... В ком окажутся только крепкие убеждения, но сердце холодное, сердце, не загоревшееся такой любовью, которая может сжечь всякий страх, тот знай, что он еще хрупок, и проси у Бога этого дара слабой, хрупкой, но такой верной, такой непобедимой любви»1 Ученицы Христа были свидетельницами распятия и смерти и станут свидетельницами Воскресения.

Примечания

  • 1 Антоний Сурожский, Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Проповеди. Воскресение жен‑мироносиц, 1995, с. 220.

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 549-550

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 55-56

Но около креста были не одни только враги Распятого. Бы­ли тут и люди, сердца которых страдали за божеств. Стра­дальца. В отдалении стояло насколько женщин, которые смотрели на Него с мучительным ужасом и состраданием. В большинстве это были те женщины, которые служили Ему в Галилее и пришли оттуда к празднику с другими галилейски­ми богомольцами. Виднее всех в этой ужасом объятой группе выдавались матерь Его Мария, Мария Магдалина, Мария, жена Клеопы, мать Иакова и Иосии, и Саломия, жена Зеведея.

Источник

Александр Павлович Лопухин. Руководство к Библейской истории Нового Завета. – СПб.: Тузов, 1889. С. 231

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 55-25

Правда, в этой же толпе, у креста, есть несколько сердец, горящих пламенною любовью к Господу. Тут стоят Его Матерь, возлюбленный ученик и несколько женщин из Галилеи. Но они еще боятся близко подойти к кресту, и, в то время как со всех сторон слышатся брань и насмешки, их уста робко безмолвствуют. Таким образом, ни одного звука сострадания и утешения, ни одного ласкового слова любви не слышит Господь Иисус Христос в эти страшные минуты.

Источник

Археология истории страданий Господа Иисуса Христа. Киев, "Пролог", 2006. С. 186

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 55-56

Из близких Господу, из Его Апостолов, кроме Иоанна, мы никого не видим у креста Его. Видно их страх был сильнее любви в эти, воистину, ужасные часы Его крестных страданий. У Петра был свой крест: он плакал в уединении… Зато любовь святых жен, учениц Господа, превозмогла всякий страх: приблизиться ко кресту им не позволили римские воины, сторожившие крест, и потому они издали наблюдали за страждущим Учителем и Господом своим и сами страдали душой. Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему, кто чем мог. Между ними были Мария Магдалина, из которой Господь изгнал семь бесов, и Мария, мать Иакова и Иосии, — по мнению святого Златоуста и блаженного Феофилакта, Евангелист так называет Пресвятую Богородицу, потому что Иаков и Иосия были дети Иосифа от первой жены; а по мнению других толкователей, это была жена Алфея или Клеопы, родственница Богоматери, и мать сыновей Заведеевых, мать Апостолов Иакова и Иоанна, Саломия.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 56-56

«Магдалина»: из местечка Магдалы на юго-западном берегу Геннисаретского озера (см. прим. к 39 И, отпустив народ, Он вошел в лодку и прибыл в пределы Магдалинские.Мф. 15:39). — «Мать Иакова и Иосии»: Златоуст и Феофилакт разумеют Богоматерь. «Кто же они (жены) были? Матерь его, которую называет (евангелист) Иаковлевою» (Злат.). Мариею матерью Иакова и Иосии евангелист называет Богородицу, поелику Иаков и Иосия были дети Иосифа от первой его жены. А как Богородица называлась женою Иосифа, то по праву называлась и матерью, т.е. мачехою детей его» (Феофил., ср. Синаксар в неделю жен мироносиц). Другие полагают, что это была жена Клеопы (Алфея; ср. прим. к 24 Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою,Мф. 1:24, 46 Когда же Он еще говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним.47 И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою.Мф. 12:46-47), сестра Марии Богоматери. — «Мать сынов Зеведеевых»: Иакова и Иоанна, по имени Саломия (40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,Мк. 15:40).

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 55-56

Все, знавшие Господа, и многие благочестивые женщины, служившие Ему от своих имений и пришедшие с ним из Галилеи в Иерусалим, стояли вдали и смотрели на все происходившее. Между зрительницами, желавшими видеть все до конца, святые евангелисты упоминают о Марии Магдалине, Марии клеоповой, сестре Богоматери, матери Иакова младшего и Иосии, и Саломии, матери Иакова большего и Иоанна, сынов Зеведеевых. При виде креста и умершего на нем Господа Саломия могла с глубокой скорбью вспомнить о своем неразумном желании, когда она незадолго перед сим, просила для своих сыновей почетных мест в земном Царстве Христовом (21 Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем.Мф. 20:21). Теперь она видела ту чашу страданий и то крещение смерти, о которых Божественный Учитель говорил ей и сыновьям ее (ст. 22).

Седмица страданий совпала с седмицей творения. Равноденствие есть начало времени при творении, когда день и ночь были равны. Полная же луна была сотворена после равноденствия в четвертый день. В шестой день Бог сотворил человека. Время творения избирается временем обновления, именно: равноденствие, полная луна в 14-й день и день создания человека. В это же время Господь предал себя на страдания: Отче, пришел час (1 После сих слов Иисус возвел очи Свои на небо и сказал: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя,Ин. 17:1). Спаситель страдал на кресте в те самые часы, которые Адам провел от вкушения запретного плода до суда – от 6-го часа до 9-го: Бе же час яко шестый, и тма бысть по всей земли, до часа девятаго (44 Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого:Лк. 23:44). По-нашему, это время от 12 до 15 часов дня. Солнце в зените. Но внезапно оно меркнет, и над головой начинает сверкать созвездие овна. Адам хотел обожения, и Господь, как Богочеловек, как новый Адам, пришел на землю, чтобы возвеличить человека. Со смертью Христа совершилось искупление, кончилась тьма греха и вновь засияло солнце. Не только солнце и луна, но и вся картина звездного неба при распятии была такая же, как при творении человека в шестой день миротворения – в пятницу.

Время воссоздания человека было избрано таким же, как и при творении. Здесь глава времени.

При творении солнце и луна были созданы в 4-й день (среда), а человек – в 6-й день, пятницу. Здесь же при воссоздании человека Господь сводит к одному дню и луну в фазе полноты, и пятницу, и пасху Иудейскую. Исходя из мысли о сосредоточении времени, можно предполагать, что и равноденствие было приурочено к этому же времени. И получается, что первое время творения – равноденствие, и весь шестоднев миротворения сводятся воедино ко дню страданий Спасителя – пятнице, дню Иудейской Пасхи. На первом часе воспоминаются ведение Иисуса Христа из синедриона на суд к Пилату, мучения, которые претерпел Спаситель в претории. Тропарь первого часа: «Заутра услыши глас мой, Царю мой и Боже мой». В третий час Церковь молится, воспоминая восшествие Спасителя на крестные страдания. Это время распятия: Бе же час третий, и распяша Его (25 Был час третий, и распяли Его.Мк. 15:25).

В шестой час, когда крестными страданиями Спасителя людям дарована свобода от рабства диаволу, Церковь молится: «иже в шестый день же и час, на кресте пригвождей, в раи дерзновенный адамов грех, и согрешений наших рукописание раздери, Христе Боже, и спаси нас». Господь Иисус Христос молился и предал дух свой в руки отца в девятый час (46 а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?47 Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он.48 И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить;49 а другие говорили: постой, посмотрим, придет ли Илия спасти Его.50 Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух.Мф. 27:46-50). В этот же час он был прободен в ребро копием, и из раны истекла кровь и вода. В девятый час Церковь в воспоминание предсмертных страданий и смерти Спасителя молится: «иже в девятый час нас ради плотию смерть вкусивый, умертви плоти нашея мудрование, Христе Боже, и спаси нас». Итак, в 1, 3, 6 и 9-й часы переживают искупительные часы крестной Пятницы Иисуса Христа.

В тот день пасха прообразовательная встретилась с Пасхой истинной. Жертва принесена.

Искупление совершилось. Адам освобожден от ада. Диавол посрамлен. Вечная смерть упразднена. Двери райские отверсты для всех. «Христос воскресе!» – возвестили Ангелы Христовым последовательницам на заре восьмого дня (первого дня недели, следующего за субботой). И день этот раскрывает символ первого дня – дня творения, и дня восьмого – незаходимого, вечного Царствия Божия.

Источник

Матвеевский, П. А., протоиерей. Евангельская история. В трех книгах. Книга третья. Конечные события Евангельской истории./ Матвеевский Павел Алексеевич. - М.: Сибирская Благозвонница, 2010. -475, [5] с - С. 386-389

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 55-42

От смерти Христа («в девятом часу» по местному времени, то есть приблизительно в три часа дня на наши часы) до наступления субботы оставалось около трех или трех с половиной часов (в Палестине в апреле закат начинается около половины седьмого). Распятых преступников римляне обычно погребали сами, просто складывая трупы в общей пещере. Но Евангелия рассказывают об отдельном погребении Спасителя. Это стало возможным благодаря тайному ученику Христа Иосифу из Аримафеи, члену Синедриона. Он пришел к Пилату, чтобы взять разрешение забрать Тело Учителя: «После сего Иосиф из Аримафеи – ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, – просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса» (40 Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи.Ин. 19:40). Но до того как отдать Тело, Пилат, удивленный скорой смертью Христа, призвал сотника, курировавшего казнь, и уточнил, когда умер Иисус (44 Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его, давно ли умер?Мк. 15:44). Эти хлопоты заняли время, на погребение его оставалось уже немного.

Ап. Иоанн говорит, что погребавшие – а в погребении участвовали Божия Матерь, Иоанн Богослов, Иосиф Аримафейский, Никодим (который, как видно из самого факта участия его в погребении Распятого, после ночной беседы, описанной в Ин. 3, стал Его учеником) и некоторые женщины – похоронили Спасителя согласно иудейскому обычаю: «Они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи» (40 Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи.Ин. 19:40), то есть были исполнены все требования к погребению. Иудеи погребали своих умерших в тот же день, как в силу климатической необходимости: страна жаркая и тела быстро разлагались, так и согласно Закону: мертвое тело – это потенциальная опасность осквернения для иудея (Числ. 19:11-19). Если человек умер накануне субботы или другого праздника, нельзя было оставлять мертвое тело непогребенным. Кроме того, есть требование Второзакония, прямо и пророчески относящееся к Христу: «Если в ком найдется преступление, достойное смерти, и он будет умерщвлен, и ты повесишь его на дереве, то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день, ибо проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве], и не оскверняй земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе в удел» (22 Если в ком найдется преступление, достойное смерти, и он будет умерщвлен, и ты повесишь его на дереве,23 то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день, ибо проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве], и не оскверняй земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе в удел.Втор. 21:22-23). Прикосновение к мертвому телу требовало семидневного очищения. Здесь нельзя не отметить разительный контраст: иудеи боятся зайти в преторию римского прокуратора, чтобы не оскверниться накануне субботы и пасхальной вечери (28 От Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху.Ин. 18:28), а погребавшие Христа пренебрегают законной чистотой ради Того, Кто Сам воскрешал мертвых.

Обычай требовал также омовения тела умершего (см.: 37 Случилось в те дни, что она занемогла и умерла. Ее омыли и положили в горнице.Деян. 9:37), обтирания благовониями (8 Она сделала, что могла: предварила помазать тело Мое к погребению.Мк. 14:8), положения его в гробнице (обычно семейной), сжигания большого числа ароматических смол и оплакивания умершего (4 Впрочем слушай слово Господне, Седекия, царь Иудейский! так говорит Господь о тебе: ты не умрешь от меча;5 ты умрешь в мире, и как для отцов твоих, прежних царей, которые были прежде тебя, сожигали [при погребении благовония], так сожгут и для тебя и оплачут тебя: "увы, государь!", ибо Я изрек это слово, говорит Господь.Иер. 34:4-5Впрочем слушай слово Господне, Седекия, царь Иудейский! так говорит Господь о тебе: ты не умрешь от меча; ты умрешь в мире, и как для отцов твоих, прежних царей, которые были прежде тебя, сожигали [при погребении благовония], так сожгут и для тебя и оплачут тебя: “увы, государь!”, ибо Я изрек это слово, говорит Господь» (4 Впрочем слушай слово Господне, Седекия, царь Иудейский! так говорит Господь о тебе: ты не умрешь от меча;5 ты умрешь в мире, и как для отцов твоих, прежних царей, которые были прежде тебя, сожигали [при погребении благовония], так сожгут и для тебя и оплачут тебя: "увы, государь!", ибо Я изрек это слово, говорит Господь.Иер. 34:4-5).]). В случае насильственной смерти тело умершего не омывалось (этот случай распространялся как на осужденных Синедрионом за религиозные преступления, так и на казненных язычниками) [Синельников В., свящ. Христос и образ первого века. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2003. С. 188.], поэтому Тело Христово не было омыто [Об этом свидетельствуют и исследования Туринской плащаницы.]. Матфей, Марк и Лука говорят, что Иосиф Аримафейский снял с креста Тело Спасителя и сразу обвил его плащаницей: «И, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею и положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился» (59 и, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею60 и положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился.Мф. 27:59-60; о том же: 46 Он, купив плащаницу и сняв Его, обвил плащаницею, и положил Его во гробе, который был высечен в скале, и привалил камень к двери гроба.Мк. 15:46; 53 и, сняв его, обвил плащаницею и положил его в гробе, высеченном в скале, где еще никто не был положен.Лк. 23:53). Евангелист Иоанн дополняет описание погребения указанием на помазание. Никодим, как человек богатый и из почтения к Христу, принес для погребения довольно значительное число благовоний: «состав из смирны и алоя, литр около ста» (39 Пришел также и Никодим, - приходивший прежде к Иисусу ночью, - и принес состав из смирны и алоя, литр около ста.Ин. 19:39) [Литр(а) в то время – греческая мера веса, равная 0,34 кг.]. Погребавшие «взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями» (40 Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи.Ин. 19:40). Благовония при погребении использовались для умащения тела, пропитки погребальных пелен, возлияния на пол и стены пещеры и частичного сжигания их в гробнице.

Что понимается под погребальными пеленами или плащаницей? Иудеи использовали три вида полотен при погребении. Малая повязка, называемая в Евангелии «сударь» [См. церковнославянский текст: «И сударь, иже бе на главе его, не с ризами лежащь, но особь свит на единем месте» (7 и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте.Ин. 20:7).], – это платок для вытирания пота или «лицевой платок»; его обвязывали вокруг головы умершего, закрепляя подбородок, чтобы рот не открывался. Второй вид пелен – это собственно плащаница, то есть длинный (в два роста человека) и довольно узкий (в ширину тела) кусок ткани. Нагое тело умершего клали спиной на одну половину плащаницы (головой к середине), и вторую половину материала перекидывали через голову, полностью закрывая его сверху. Обильно пропитанная миром плащаница плотно облегала и фактически прилипала к телу, также помазанному благовониями. Третий тип пелен – это узкие полоски ткани, которыми обвивали тело умершего поперек, поверх плащаницы; это позволяло зафиксировать положение тела и ткань на нем и облегчало его перенесение [Ианноне Д. Тайна туринской плащаницы: Новые научные данные. СПб.: Амфора, 2005. С. 115–120. См. также: Дьячков А. Туринская плащаница // Иерусалимский православный семинар. М: Индрик, 2011. С. 47.].

Недалеко от Голгофы находился сад, в котором была высеченная новая гробница, принадлежавшая Иосифу Аримафейскому. Указание, что она новая, немаловажно. По причине каменистой местности и недостатка в местах захоронения у иудеев были семейные гробницы. Гробница, принадлежащая Иосифу Аримафейскому, не была еще никем использована: «Так устроилось для того, чтобы нельзя было перетолковать воскресения, будто бы воскрес иной, а не Иисус» [Феофилакт Болгарский, блж. Благовестник. Толкование на Евангелие от Иоанна, 19: 38–42.]. Здесь Иосиф и помогавшие ему положили Христа, а вход в нее закрыли большим камнем (60 и положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился.Мф. 27:60). Так исполнилось пророчество Исаии: «Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его» (9 Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его.Ис. 53:9).

После этого погребения все разошлись, только Мария Магдалина и «другая Мария» (Мф. 29:61), в которой толкователи видят Пресвятую Богородицу, сидели напротив гроба и ушли позже всех.

Все евангелисты говорят о женщинах-мироносицах, «|||которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим» ///(Мф. 15:41). Эти женщины были свидетелями Страданий и Смерти Христа и видели, как Его погребали. Они желали поучаствовать в погребении и отдать последнюю честь Христу, но, не имея возможностей Никодима, вынуждены были сделать это позже. Возвращаясь домой в пятницу вечером, они успели купить благовония (ароматические смолы) и миро (55 Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось тело Его;56 возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди.Лк. 23:55-56), и собирались отправиться ко гробу после окончания субботнего покоя. Их инициатива соответствовала традиции иудеев: если погребение было ограничено по времени и совершалось поспешно из-за наступления субботы или праздника, то после завершения субботы или праздничных дней родственники приходили к гробнице и поливали благовония на погребальное ложе и тело умершего или хотя бы на камень, закрывавший вход в пещеру.

Источник

Ю. В. Серебрякова. Четвероевангелие. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.. М.: ПСТГУ, 2017. - С. 322-326

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 56-56

(40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,Мк. 15:40, 41). Матфей говорит сначала о служении женщин, а потом называет их по именам; Марк — наоборот. У Матфея говорится только о многих женщинах, которые следовали за Христом из Галилеи, служа Ему; Марк проводит различие между Галилейскими женщинами и «многими другими», пришедшими с Ним в Иерусалим. Но точно неизвестно, были тут и Иерусалимские женщины, кроме Галилейских. О сестрах Лазаря, которые, вероятно, тут были, евангелисты не упоминают. О женщинах, стоявших при кресте, см. прим. к 20 Тогда приступила к Нему мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими, кланяясь и чего-то прося у Него.Мф. 20:20. Вместо «Иосии» в важных кодексах читается «Иосифа». Но в ABCD и многих переводах Iwsh — Иосий, которого, впрочем, не смешивают с упоминаемым, 55 не плотников ли Он сын? не Его ли Мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон, и Иуда?Мф. 13:55. — Иакова Марк называет «малым» или «меньшим» (tou mikrou), вероятно, в отличие от Иакова Зеведеева. Предполагают еще, что Иаков назывался так, потому что был мал ростом.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 55-56

Из близких Господу, из Его апостолов, кроме Иоанна мы никого не видим у креста Его. Видно, страх их был сильнее любви в эти, воистину ужасные, часы Его крестных страданий. У Петра был свой крест: он плакал в уединении... Зато любовь святых жен, учениц Господа, превозмогла всякий страх: приблизиться к кресту им не позволяли римские воины, сторожившие крест, и потому они издали наблюдали за страждущим Учителем и Господом своим и сами страдали душой: ТАМ БЫЛИ ТАКЖЕ И СМОТРЕЛИ ИЗДАЛИ МНОГИЕ ЖЕНЩИНЫ, КОТОРЫЕ СЛЕДОВАЛИ ЗА ИИСУСОМ ИЗ ГАЛИЛЕИ, СЛУЖА ЕМУ, кто чем мог; МЕЖДУ НИМИ БЫЛИ МАРИЯ МАГДАЛИНА, из которой Господь изгнал семь бесов, И МАРИЯ, МАТЬ ИАКОВА И ИОСИИ (по мнению святителя Златоуста и блаженного Феофилакта, евангелист так называет Пресвятую Богородицу, потому что Иаков и Иосий были детьми Иосифа от первой жены; а по мнению других толкователей, это была жена Алфея или Клеопы, сродница Богоматери), И МАТЬ СЫНОВЕЙ ЗЕВЕДЕЕВЫХ, мать апостолов Иакова и Иоанна, Саломия. Но что же первосвященники и старейшины Иудейские? Вразумились ли они всеми знамениями, какие происходили в это время? Устрашились ли, по крайней мере? Сотник слышал Его предсказание о печальной участи Иерусалима, слышал Его молитву за распинателей, Его Божественный царский ответ благоразумному разбойнику, удивлялся Его молчаливому спокойствию при всех издевательствах; припоминал, что и Пилат не находил в Нем ни единой вины, и благоговейный трепет объял его душу...

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 55-56

Стояху при кресте Иисусове Мати Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова и Мария Магдалина. (25 При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.Ин. 19:25, см. там о Богородице) Кто эти жены — спутницы Матери Сладчайшаго? Мария Клеопова была жена Клеопы иначе Алфея (18 Андрея, Филиппа, Варфоломея, Матфея, Фому, Иакова Алфеева, Фаддея, Симона КананитаМк. 3:18), мать Иосии и Иакова малаго, двоюродных братьев Спасителя по матери (40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,Мк. 15:40). Мария Магдалина, чудесно исцеленная от грехов и духов нечистых (3 и говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба?Мк. 16:3. 3 и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим.Лк. 8:3), была пламенною ученицею Спасителя; она сопровождала Его во время путешествий Его и усердно доставляла Ему пособия в содержании, какия только могла (3 и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим.Лк. 8:3, 4). Теперь таже святая любовь поставила ее при кресте. Не вдали от креста видим еще Соломию, жену Зеведея и мать Иакова и Иоанна Апостолов (40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия,Мк. 15:40) и нескольких других жен, которыя вместе с Спасителем пришли в Иерусалим из Галилеи (41 которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим.Мк. 15:41. 49 Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это.Лк. 23:49). Был ли кто из Апостолов при кресте Иисуса? Был ученик, его же любляше Иисус, т. е. Иоанн: его любовь повела его из двора первосвященника на Голгофу; она же одушевила его твердостию стоять при кресте Иисуса, не смотря на опасности со стороны врагов Иисуса? Был ли кто другой из учеников при кресте Иисуса? Был ли пламенный Петр? Был ли испытующий Фома ? Был ли ревнитель боговидений Иуда ? Евангелисты не показывают нам у креста Иисусова никого другаго, кроме Иоанна 1. По словам Фомы, можно думать, что он видел Иисуса на Голгофе, но уже тогда, как прободен был бок Его, и пречистое тело Его было бездыханно. Так «слабый пол оказался тогда мужественным», замечает, св. Златоуст2; «ученики убегли, а оне присутствовали» 3.

Источник

Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа. Часть 2. Беседа 21 (51)