yandex

Евангелие от Матфея 27 глава 17 стих

Стих 16
Стих 18

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 17-17

Он вспомнил при этом, что у иудеев был обычай перед Пасхой являться к правителю с просьбой отпустить на свободу одного из осужденных на казнь преступников, и сам предложил им: «Кого хотите, чтоб я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом?». К этому первые два Евангелиста прибавляют: «Ибо знал, что предали Его из зависти». Пилат, очевидно, надеялся, что в простом народе он найдет другие чувства к Иисусу, и народ испросит освободить именно Иисуса.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 17-18

Тогда Пилат вспомнил, что у иудеев существовал обычай перед Пасхой просить правителя отпустить на свободу одного из осужденных на казнь. Понимая, что начальники предали Христа из зависти и рассчитывая найти поддержку у простого народа, Пилат спросил людей, обступивших лифостротон: «Кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву или Иисуса, называемого Христом?» Страстная седмица

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 15-23

Ев. Лука, не передавая о тех поруганиях, которым подвергся Иисус в претории Пилата, дает однако намек, что Пилат прибегал к ним, и именно как к средству утолить ярость иудеев, (16. 22). Ев. Иоанн, действительно, передает нам, что Пилат употребил две попытки отпустить Иисуса: предложение народу воспользоваться обычаем отпускать на свободу одного узника и сделать для этого выбор между Вараввою и Иисусом, потом поругание Иисуса чрез возложение на голову Его терноваго венца, облечение в багряницу и биение по лапнтам (18:39—40, 19, 1 и д.). Следовательно, первые два евангелиста, говоря об этих поруганиях аад Иисусом в конце истории суда, не следуют точному порядку событии. Эти поругания были не следствием окончательнаго, смертнаго приговора над Господом, а средством возбудить в обвинителях сострадание к невинно-страждущему и однако уже так избитому, измученному узнику. Поэтому Пилат, выведши Господа, говорит народу: „се, человек» (Ин.)! Новое обвинение Иисуса в богохульстве (у одного ев. Иоанна). Когда первосвященники и фарисеи увидели, что обвинение Иисуса в государственных преступлениях не оказывает на Пилата почему-то желаемаго действия, они обвиняют Христа в богохульстве, в том, что Он выдавал Себя за Сына Божия, каковое преступление по закону Моисееву подлежало наказанию смертию. „Пилат услышал это слово, больше убоялся". Ев. Матфей в истории этого второго суда над Иисусом у Пилата разсказывает (19) о ходатайстве пред правителем его жены за праведника Иисуса. Эта жена Пилата, по преданию, была иудеянка; она, конечно, много слыхала об Иисусе, Его учении и чудесах, знала, какия надежды соединяет с Его именем народ, и если не веровала в Него, как в Мессию, то во всяком случае видела в Нем пророка Божия. И вот, в ночь, после которой Господа привели на суд к ея мужу, она видит какое-то сновидение, при котором она страдает—именно за праведника Иисуса. Считая это сновидение за научение свыше, она посылает к Пилату с просьбою „не делать ничего праведнику Тому". На Пилата, между тем, производило впечатление, вероятно, уже величественное спокойствие и достоинство, с которым держит Себя Подсудимый. Язычник Пилат еще более обезпокоился, услышав о сновидении жены. Когда же ему сказали, что Христос заявил Себя Сыном Божиим, то он еще больше испугался: вероятно, у него родилась мысль, что, может быть, Иисус действительно один из богов, снисшедших на землю (в языческом смысле)? И вот Пилат снова отводит Иисуса в преторию и наедине спрашивает Его: „откуда Ты?" Молчание Иисуса в ответ на этот вопрос раздражило гордаго правителя, и он с гневом указывает на силу свою и распять и отпустить Подсудимаго. Но Господь с полным спокойствием и достоинством говорит Пилату, что Пилат не имел бы над Ним никакой власти, если бы Богу не угодно было совершающееся с Ним; „посему более греха на том, кто предал Меня тебе": ты виновен будешь в том, что, имея власть, по слабости характера во зло употребишь ее, но более виновны те, которые, не имея ни власти, ни повода, предали Меня тебе. Ради такого ответа Иисуса Пилат еще более желал отпустить Его.

Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 347-348

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 15-18

Узнав, что Ирод не осудил Иисуса, а только поглумился над Ним, Пилат вышел на Лифостротон и, обращаясь к первосвященникам, начальникам народным и народу, сказал: «Вы привели ко мне человека сего, как развращающего народ; и вот, я при вас исследовал и не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его; и Ирод также, ибо я посылал Его к нему; и ничего не найдено в Нем достойного смерти (14 сказал им: вы привели ко мне человека сего, как развращающего народ; и вот, я при вас исследовал и не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его;15 и Ирод также, ибо я посылал Его к нему; и ничего не найдено в Нем достойного смерти;Лк. 23:14—15). Итак, я должен отпустить Erо. Но если вы все-таки считаете Его виновным в чем-то и подлежащим наказанию, то, если хотите, я накажу Его, но, наказав... отпущу (16 итак, наказав Его, отпущу.Лк. 23:16)».

Хорош судья? Признать Обвиняемого невиновным во взводимых на Него преступлениях, и тут же, в угоду злобным обвинителям, подвергнуть Его наказанию?! Он хотел, как говорится, угодить и нашим и вашим, но ошибся в расчете: первосвященники, заметив колебание в нем, стали еще более настойчивыми в своих домогательствах; никакими уступками нельзя было насытить их жажду крови, только смерть Иисуса могла удовлетворить их.

Но Пилат все-таки надеялся устроить дело так, чтобы обе стороны остались им довольны. Собравшаяся толпа народа напомнила ему про установившийся обычай освобождать перед пасхой от присужденного наказания одного из содержащихся под стражей и отпускать его на свободу; и хотя он знал, что народ намерен просить его отпустить Варавву, осужденного за возмущение в городе и убийство, однако думал, что если предложит отпустить вместо Вараввы Иисуса Христа, то народ воспользуется таким удобным случаем для освобождения своего Галилейского Пророка. Поэтому он обратился к народу с вопросом: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом?

Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 43. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 632


Толкование на группу стихов: Мф: 27: 15-17

На праздник. Разумеется – Пасхи, так как Иоанн (39 Есть же у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху; хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?Ин. 18:39) говорит, что Пилат сказал: есть же обычай вам, да единаго вам отпущу на Пасху. О Варавве яснее говорит Лука (19 Варавва был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство.Лк. 23:19), именно – что он был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство. Итак, Пилат, хотя и не мог освободить Иисуса Христа, как совершенно невинного, однако пытался простить Его в праздник, как будто осужденного.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 16-18

Этот [Варавва [У пер.: по старой транскрипции: Варравва. - Ред.]]] в Евангелии "от Евреев" называется сын их учителя; он был осужден за измену и человекоубийство. И Пилат предоставляет им решение, — кого хотели бы они отпустить: разбойника или Иисуса; он не сомневается в том, что избрать следует Иисуса, так как знает, что они предали его [У пер.: ради. - Ред.] зависти. Итак, очевидно, что причина распятия на кресте лежала в зависти.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 17-18

Кого хощете (хотите) от обою отпущу вам и пр. Пилат знал и из допроса еще более увидел невинность И. Христа (ст. 18), поэтому желал отпустить Его. Не хотелось ему прямо отказать синедриону, осудившему Господа, и он прибегает к хитрости. Правитель знал, что И. Христа ненавидят только книжники и фарисеи, а народ любит Его, и поэтому, предложив вопрос, кою хотите, чтобы я отпустил вам, Варавву ила Иисуса, надеялся, что народ изберет И. Христа; но вышло не так. (Чит. ст. 20 и др.). Первосвященники и старейшины научили народ просить, чтобы лучше отпустили им Варавву, котораго вероятно выставили пред ним только, как ревнителя их отечественной свободы (Богосл.). В предпочтении Господу Христу Вараввы Иудеями свв. отцы и учители церкви видели некоторое предзнаменование того, что и пред кончиною мира неверные Иудеи вместо Христа изберут антихриста (Амвр. Медиол. и др.). Предали (предаша) Его из зависти (зависти ради). Первосвященники и старейшины иудейские не только ненавидели И. Христа за то, что Он обличал их пороки, но и завидовали Ему — завидовали тому влиянию, какое Он имел на народ, и той любви и почтению, которыя народ оказывал Ему. Эти-то ненависть и зависть и возбудили первосвященников и старейшин иудейских против Него.

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 111. С. 280

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 17-17

Если вы не хотите, сказал он, отпустить Его, как невинного, то отпустите хотя как виновного — для праздника. Видишь ли извращение порядка? Обычай был такой, чтобы народ просил об осужденных, а игемон должен был отпускать. Теперь же происходит наоборот: игемон просит об этом народ, и, однако, они не укрощаются, а еще более свирепеют и подымают крик, неистовствуя от зависти. Теперь же происходит наоборот: игемон просит об этом народ, и, однако, они не укрощаются, а еще более свирепеют и подымают крик, неистовствуя от зависти. Они ничего не могли сказать в обвинение Его, несмотря даже на то, что Он молчал; так много было доказательств правоты Христа, что они изобличались и при молчании Его. Молчавший побеждал без умолку говоривших и неистовствовавших.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 17-17

συνηγμένων perf. pass. part, от συνάγω созывать вместе, собирать; gen. abs. άπολύσω fut. ind. act. от άπολύω отпускать.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 16-17

Кроме Иисуса, был еще один заключенный, вероятно, из числа повстанцев, ведших партизанскую войну с римлянами, а такие люди были очень популярны в народе. В те времена было множество восстаний и мятежей, и римляне безжалостно карали людей, поднявших против них оружие. Повстанца звали Бар‑Абба́ (арам . «сын отца»), это, вероятно, не имя, а прозвище. Матфей сообщает, что его тоже звали Иешу́а (Иисусом). Есть особый трагизм в том, что перед человеческим судом предстали два Иисуса: один – «сын отца», другой же – Сын Небесного Отца, но люди выбрали себе не Спасителя, а убийцу (ср. 14 Но вы от Святого и Праведного отреклись, и просили даровать вам человека убийцу,Деян. 3:14: «Вы отказались от святого и праведного и попросили помиловать убийцу»).

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 534

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 15-18

Поставленный в необходимость опять решать неприятное ему дело и желая как-нибудь спасти невинного, по его убеждению, человека, а также и поддержать достоинство своего первого оправдательного приговора, Пилат попытался обратиться к чувству сострадания и благородства народа. По установившемуся обычаю, римский правитель по случаю пасхи освобождал какого-нибудь узника, по желанию и выбору народа. Зная, что все обвинение против Иисуса есть дело первосвященников и старейшин и что народ еще недавно обнаруживал восторженную привязан­ность к Христу, он предположил назначить для праздничного освобождения двух узников, именно Христа и закоснелого раз­бойника и убийцу –Варавву, в надежде, что народ предпочтет Того, кого он еще недавно с восторгом приветствовал как сына Давидова.


Источник

Александр Павлович Лопухин. Руководство к Библейской истории Нового Завета. – СПб.: Тузов, 1889. С. 219

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 15-40

Решительный шаг уже проигран. Чувствуя, что почва под его ногами начинает колебаться, Пилат ищет поддержки для себя в одном обычае, соблюдавшемся в Иерусалиме именно в это время, пред праздником Пасхи. «Есть у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху», – говорит он иудеям. «Хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского» [39 Есть же у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху; хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?Ин. 18:39.].

Древнеиудейский ли это обычай, или он введен только римлянами с целью расположить к себе народ – вопрос этот решают различно. Некоторые не только считали этот обычай чисто иудейским, но и относили его начало в глубокую древность, придавая ему значение воспоминания об освобождении из рабства египетского. Однако ни в священных ветхозаветных книгах, ни в Талмуде мы не находим подтверждения для такого мнения. Нигде не видно ни малейшего намека на существование такого обычая у древних иудеев. Равным образом и только что приведенные слова прокуратора: ἔστι δέ συνήθεια ὑμῖν [есть у вас обычай] далеки от указания на иудейское начало обычая. Вырывать их из связи с дальнейшими словами мы не имеем права, а в этой связи они имеют только тот смысл, что Пилат и, вероятно, некоторые его предшественники имели такой обычай. Не находя объяснения этого обычая в древнеиудейской истории, мы должны обратиться к грекам и римлянам, у которых, действительно, было обыкновение в известные праздничные и торжественные дни давать свободу заключенным. Такое обыкновение, по свидетельству Ливия, соблюдалось во время римского праздника Lectisternia, в день рождения императора и в другие царские дни [Liv. V, с. 13: vinctis quoque demta in eos dies vincula; religioni deinde fuisse, quibus eam opem Dii tulissent, vinciri. Сравн. Euseb. de martyr. Palaest. c. 2. n. 3.]. У греков тоже самое практиковалось на так называемых θεσμοφορία, празднествах в честь Цереры как законодательницы [Νόμος ἐν τοῖς θεσμοφορίοις λύεσθαι τούς δεσμώτας. Marcellin in Hermog. Сравн. Meursii Attic. 6, 21 и Panathen. c. 26. См. R. Hofmann. Das Leben Jesu nach d. Apokr., s. 360.]. Таким образом, находя корень обычая в жизни древних греков и римлян, мы должны признать, что последними он был пересажен и на иудейскую почву. Может быть, приурочивая этот обычай к празднику Пасхи, римляне руководились здесь и тем значением, какое имел этот праздник у иудеев, служа для них напоминанием об освобождении от египетского рабства [См. Friedlieb, Archäolog. d. Leidensgesch., s. 112.].

Об этом обычае напоминает теперь Пилат народу с целью побудить его освободить Узника, невинность Которого была слишком очевидна. Он «знал, что первосвященники предали Его из зависти» [10 Ибо знал, что первосвященники предали Его из зависти.Мк. 15:10; 18 ибо знал, что предали Его из зависти.Мф. 27:18.]; знал, без сомнения, и то, какою любовью пользовался этот удивительный Человек у народа. Но расчет Пилата был неверен. Та толпа, которая несколько дней назад встречала своего Мессию с пальмовыми ветвями и восторженными «Осанна», теперь, подстрекаемая первосвященниками, предпочитала Ему мятежника и убийцу Варавву [16 Был тогда у них известный узник, называемый Варавва;Мф. 27:16. 20–21; 7 Тогда был в узах некто, по имени Варавва, со своими сообщниками, которые во время мятежа сделали убийство.Мк. 15:7. 11; 18 Но весь народ стал кричать: смерть Ему! а отпусти нам Варавву.19 Варавва был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство.Лк. 23:18-19; 40 Тогда опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву. Варавва же был разбойник.Ин. 18:40. В переводе с еврейского (בראבא) Варавва значит сын отца, т.е. раввина, и было очень употребительным именем у иудеев. В данном случае носивший это имя принадлежал, вероятно, к числу тех политических мятежников, которые своими восстаниями причиняли постоянные хлопоты римлянам.]. Не удавалось и это средство. Пилат видимо терялся и не знал, что делать.

Источник

Археология истории страданий Господа Иисуса Христа. Киев, "Пролог", 2006. С. 132-134

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 17-18

Итак, когда собрались они, сказал им Пилат: я знаю, что по обычаю надобно для праздника освободить одного узника; слышу, что вы хотите просить свободы Варавве. Не препятствую, но предлагаю на выбор и Другого: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом, Царя Иудейского? "Если не хотите отпустить Его как невинного — говорит святой Иоанн Златоуст, — то отпустите хотя бы как виновного — для праздника." Ибо знал, замечает святой Евангелист, что предали Его из зависти. "Видишь ли, — говорит святой Иоанн Златоуст, извращение порядка? Обычай был такой, чтобы народ просил об осужденных, а игемон должен был отпускать. Теперь же делается напротив: игемон требует этого от народа, и однако они не укрощаются, а еще более свирепеют, подымают крик, неистовствуют от зависти"… И таким то людям Пилат предлагает делать выбор между Вараввой и Иисусом Христом, отказываясь сам решить это дело: где правосудие, которым так хвалились древние Римляне? По всему видно, что Пилат скоро будет другом и Каиафе, как он уже подружился с Иродом! Так все грешники соединяются против Иисуса Христа: злобные лицемеры и бесстыдные саддукеи, образованные книжники и необразованная чернь, воины и слуги, знатные люди и народная толпа… Называя Иисуса Христом, Царем Иудейским, Пилат, может быть, хотел образумить Иудеев: честь народная требовала дать свободу и жизнь тому Человеку, Которого все преступление состояло в наименовании Царем Иудейским. Пилат не сообразил того, что враги Господа могли толковать его слова так, как бы он смеялся над народом, испрашивая свободы для Царя Иудейского… В то время, когда Пилат таким образом уже склонялся на сторону врагов Иисуса Христа, он получил особое предостережение не делать зла неповинному Узнику.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 17-17

«Кого хотите» и пр.: Пилат убежден был в невинности Иисуса и желал освободить Его. Он знал, что хотя книжники и фарисеи ненавидят Господа; но народ Его любит, и, может быть, надеялся, что Его предпочтут, по крайней мере, такому известному преступнику, каков Варавва, но — вышло не так. «Видишь ли извращение порядка? Обычай был такой, чтобы народ просил об осужденных, а игемон должен был отпускать. Теперь же делается напротив: игемон требует сего от народа — и, однако, они не укрощаются, а еще более свирепеют, поднимают крик, неистовствуют от зависти» (Злат.). — «Называемого Христом»: упоминанием, что Иисус есть их Мессия (Христос), Пилат, может быть, хотел образумить их.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 16-17

Я полагаю, что этими событиями указывается на некий таинственный смысл. Варавва был поставлен на создание распрей, войн и убийств в душах людей, а Иисус - как Сын Божий, и Мир, и Слово, и Премудрость - на всякое благо. Итак, они двое были связаны человеческими делами и телами. И тот народ потребовал освободить себе Варавву, и из-за него тот род не перестает иметь распри, убийства и разбои, подобно всем иудеям, которые не верят в Иисуса в душе. Ибо где нет Иисуса, там распри, и тяжбы, и войны, а где [присутствует] Иисус так, что можно сказать: А если Христос в нас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности (10 А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности.Рим. 8:10), там одновременно всякое благо, и бесчисленные духовные богатства в Его руках, и мир; ибо Он есть мир наги, соделавший из обоих одно (14 Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду,Еф. 2:14). И если кто-то усматривает в этом противоречие, то пусть узнает, что тот известный Варавва, связанный людьми, которого они пожелали освободить себе, есть не только согрешающий Израиль тогда по плоти, но и все ему подобные в учении или в жизни. Поэтому всякий, творящий зло, выпускает на волю Варавву в своем теле, а Христа связывает. А творящий добро освобождает Христа, а Варавву связывает.

Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея 121. GCS 38/2:256-257.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 15-21

Между тем перед преторией Пилата собралась значительная толпа народа: одни, заслышав о суде над Иисусом Христом, желали знать, чем кончится дело, а другие, быть может, пришли для того, чтобы подать свой голос при обычном освобождении узника на праздник. Пилат не мог не знать, как народ чтит своего Учителя, Чудотворца и Благодетеля, и, считая Его ни в чем не повинным, рассчитывал в народном мнении найти себе поддержку в попытках освободить Узника. Но, приняв во внимание крайнее упорство обвинителей, неотступно требовавших осуждения Господа, Пилат надеялся удовлетворить их телесным наказанием Подсудимого. Гибкая совесть язычника не смущалась тем обстоятельством, что невинный подвергнется незаслуженному позору и потерпит жестокие истязания, лишь бы восхвалялись мудрость и милость судьи, избавившего Его от смерти. Созвав первосвященников и начальников, возвратившихся от Ирода, и пригласив народ приблизиться к своему судейскому месту, Пилат сказал: приведосте ми Человека сего, яко развращающа люди, и се аз пред вами истязав, ни единыя же обретаю в Человеце сем вины, яже нань вадите, но ни Ирод, послах бо Его к нему, и се ничтоже достойно смерти сотворено есть о Нем, наказав убо Его отпущу.

Правитель думал, что такое решение не только успокоит врагов Господа, но будет особенно приятно народу. Был обычай, установленный, вероятно, римлянами для приобретения народной благосклонности, в силу которого правитель ежегодно отпускал на праздник пасхи одного узника по выбору самого народа. Шумная толпа, спешившая воспользоваться предоставленным ей правом, начала теперь кричать и просить Пилата о том, что он всегда делал для нее. Игемон решился воспользоваться этим случаем для достижения своей цели: ему известно было, что народ, внимательно слушавший учение Иисуса Христа, испытавший от него много благодеяний, не имел никакой причины враждовать против своего Благодетеля. Есть обычай вам, – сказал Пилат, – да единого вам отпущу на пасху: хощете ли убо, да отпущу вам Царя Иудейска? наименование Иисуса Царем Иудейским могло показаться врагам Христовым насмешкой правителя над обвиняемым, но в народе оно должно было возбудить воспоминание о славном прошедшем и заветные чаяния утешительного будущего, имеющего открыться с пришествием Царя – Мессии. То и другое, по мнению Пилата, могло склонить народную толпу отнестись сочувственно к Узнику, который, по-видимому, разделял чаяния ее.

В то время как народ, удивленный неожиданным предложением Пилата, стал совещаться, какой дать ответ, случилось событие, служившее для него предостережением. Жена правителя, которую древние сказания называют клавдиею Прокулою, видела замечательный сон и прислала слугу просить мужа не делать зла судимому Праведнику. Ничтоже тебе и Праведнику тому, много бо пострадах днесь во сне Его ради, – говорил посланный от лица жены Пилата. Это был сон пророчественный, а таким снам древность приписывала особенное значение (5 И видел Иосиф сон, и рассказал [его] братьям своим: и они возненавидели его еще более.11 и снился нам сон в одну ночь, мне и ему, каждому снился сон особенного значения;Быт. 37:5; 41:11; 13 И взял его Гофониил, сын Кеназа, младшего брата Халевова, и Халев отдал в жену ему Ахсу, дочь свою.Суд. 1:13), считая их внушением свыше (3 И пришел Бог к Авимелеху ночью во сне и сказал ему: вот, ты умрешь за женщину, которую ты взял, ибо она имеет мужа.12 И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней.Быт. 20:3; 28:12, 31, 24; 46:2. 6 И сказал: слушайте слова Мои: если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним;Чис. 12:6; 6 И вопросил Саул Господа; но Господь не отвечал ему ни во сне, ни чрез урим, ни чрез пророков.1 Цар. 28:6; 5 В Гаваоне явился Господь Соломону во сне ночью, и сказал Бог: проси, что дать тебе.3 Цар. 3:5; 1 В первый год Валтасара, царя Вавилонского, Даниил видел сон и пророческие видения головы своей на ложе своем. Тогда он записал этот сон, изложив сущность дела.Дан. 7:1). Не открыто ли было жене Пилата, какая печальная участь угрожает врагам Иисуса, и в частности, мужу ее за осуждение невинного? не дано ли было видеть ей в близком будущем лишение власти и ссылку мужа и затем самоубийство его, – обстоятельства, имевшие горестно повлиять на ее собственную участь? но то несомненно, что клавдия Прокула была восприимчивее своего мужа к сверх естественным внушениям. «Почему, – спрашивает святитель Иоанн Златоуст, – не сам Пилат видел сон?» – и отвечает: «или потому, что жена наипаче была достойна сего, или потому, что если бы он видел, то не поверил бы и даже, быть может, не сказал бы никому».

По преданию, жена Пилата видела во сне Господа Иисуса Христа, производящего страшный суд над всеми людьми. В видении ей было открыто, что за богоубийство Иерусалим будет разрушен, храм уничтожен, многие Иудеи будут наказаны и сам Пилат умрет недоброй смертью. Впоследствии Прокула стала христианкой и даже сподобилась пострадать за Христа.

Таинственное предупреждение супруги застигло Пилата в большом раздумье. Он сам хорошо понимал, что перед ним стоит Узник, ни в чем не повинный: знал, что обвинители Его предали из зависти, но как идти наперекор этим хитрым и могущественным врагам Его? совесть Пилата была обременена тяжкими преступлениями, за которые, рано или поздно, могла постигнуть его вполне заслуженная кара: отказом своим раздражить сильных, упрямых и злых клеветников для него было опасно, потому что члены синедриона со своими единомышленниками могли бы обвинить его в новом преступлении – потворстве злому умыслу против кесаря – и тогда пришлось бы расстаться с выгодами своего положения. Под гнетом таких опасений, волновавших слабую душу Пилата, чувство справедливости, жалости и милосердия должно было уступить место расчетам своекорыстия и личной безопасности.

Между тем, враги Христовы не бездействовали: пока Пилат выслушивал посланного от жены, первосвященники и старейшины употребили все усилия к наущению народа против Господа Иисуса Христа. Иерусалимляне издавна были известны неверием провозвестникам Божественного откровения (37 Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!Мф. 23:37; 33 Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником.Лк. 14:33) и, подобно всем Иудеям, отличались слепой приверженностью фарисеям (14 оставьте их: они - слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму.Мф. 15:14), которые пользовались большим влиянием на народ. Не раз уже возникала между ними распря, за кого принимать Иисуса Христа (43 Итак произошла о Нем распря в народе.16 Тогда некоторые из фарисеев говорили: не от Бога Этот Человек, потому что не хранит субботы. Другие говорили: как может человек грешный творить такие чудеса? И была между ними распря.Ин. 7:43; 9:16), и тогда как одни говорили, что он Пророк (7:40) и Христос-Мессия (ст. 41), другие выражали сомнение, чтобы Пророк мог прийти из Галилеи (ст. 41). Предубеждение против Галилеян особенно сильно было между Иерусалимлянами, считавшими себя и по вере, и по языку, и по нравам несравненно выше и чище жителей пограничной области, имевшей смешанное население (73 Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя.Мф. 26:73; 70 Он опять отрекся. Спустя немного, стоявшие тут опять стали говорить Петру: точно ты из них; ибо ты Галилеянин, и наречие твое сходно.Мк. 14:70; 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52; 7 И все изумлялись и дивились, говоря между собою: сии говорящие не все ли Галилеяне?Деян. 2:7). Все это заранее обнадеживало хитрых обвинителей в успехе их козней. Теперь именно, в такую решительную минуту, они, по всей вероятности, не упустили случая повторить прежние клеветы, которые были ими измышлены и рассеиваемы в народе во время общественного служения Господа. Вмешавшись в толпу, они убеждали не щадить ненавистного Пророка Галилейского: он – злодей, худший обыкновенных преступников (30 Они сказали ему в ответ: если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе.Ин. 18:30), возмутитель и развратитель народа (2 и начали обвинять Его, говоря: мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем.Лк. 23:2, 5), презритель отеческих преданий (2 зачем ученики Твои преступают предание старцев? ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб.Мф. 15:2; 1 Собрались к Нему фарисеи и некоторые из книжников, пришедшие из Иерусалима,2 и, увидев некоторых из учеников Его, евших хлеб нечистыми, то есть неумытыми, руками, укоряли.3 Ибо фарисеи и все Иудеи, держась предания старцев, не едят, не умыв тщательно рук;4 и, придя с торга, не едят не омывшись. Есть и многое другое, чего они приняли держаться: наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей.5 Потом спрашивают Его фарисеи и книжники: зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб?Мк. 7:1-5), разоритель субботы (2 Фарисеи, увидев это, сказали Ему: вот, ученики Твои делают, чего не должно делать в субботу.Мф. 12:2, 8; 16 И стали Иудеи гнать Иисуса и искали убить Его за то, что Он делал такие дела в субботу.Ин. 5:16), угрожавший разрушить храм (61 и сказали: Он говорил: могу разрушить храм Божий и в три дня создать его.40 и говоря: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста.Мф. 26:61; 27:40), друг мытарей, грешников и самарян (19 Пришел Сын Человеческий, ест и пьет; и говорят: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам. И оправдана премудрость чадами ее.11 Увидев то, фарисеи сказали ученикам Его: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками?Мф. 9:11; 11:19; 40 И потому, когда пришли к Нему Самаряне, то просили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня.48 На это Иудеи отвечали и сказали Ему: не правду ли мы говорим, что Ты Самарянин и что бес в Тебе?Ин. 4:40; 8:48), обольститель, действовавший силой веельзевула, князя бесовского (24 Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского.63 и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну;34 А фарисеи говорили: Он изгоняет бесов силою князя бесовского.Мф. 9:34; 12:24; 27:63). Положение, в каком находился тогда Божественный Узник, по-видимому, служило наглядным подтверждением справедливости того, что враги Его внушали народу. Продолжая наговоры с наглой хитростью людей, искусившихся в кознях, первосвященники и старейшины довели народ до того, что он решился предпочесть Христу варавву и подать голос за освобождение его. Варавва был известный разбойник, посаженный в темницу вместе с сообщниками за произведенное в городе возмущение и убийство. И несмотря на то, что это был отъявленный злодей и что преступление его, сопровождавшееся кровопролитием, было всем известно и, бесспорно, заслуживало смертной казни, враги Христовы нашли возможность уменьшить вину его или даже совсем прикрыть ее, выставив возмущение вараввы попыткой, подобной многим другим, к возвращению дорогой народу независимости. Сопоставляя Иисуса Христа и варавву, первосвященники и старейшины не упустили указать слепо верившему им народу – в первом злоумышленника, разрушавшего закон, служивший для Израиля единственным утешением в скорбных обстоятельствах того времени, и в другом – случайного преступника, доведенного до преступления ревностью к отечественной свободе.

Лживыми и клеветливыми внушениями завистливые обвинители успели привлечь на свою сторону мнение народа, и когда Пилат опять обратился к народу, раздался крик: отпусти не Сего, но Варавву! кричали все, подущенные членами синедриона, кричали с редким единодушием. «Если, – замечает святитель Иоанн Златоуст, – позволено было отпускать одного из уличенных преступников, то тем более сомнительного, и конечно Иисус не казался для них худшим явных человекоубийц, но они кричали со слов своих руководителей, которые были совершенно ослеплены завистью и, сами будучи злы, развращали и народ».

Источник

Матвеевский, П. А., протоиерей. Евангельская история. В трех книгах. Книга третья. Конечные события Евангельской истории./ Матвеевский Павел Алексеевич. - М.: Сибирская Благозвонница, 2010. -475, [5] с - С. 327-332

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 17-17

У 8 И народ начал кричать и просить Пилата о том, что он всегда делал для них.Мк. 15:8 добавляется, что сам народ (ocloV), вероятно, в ответ на предложение Пилата, начал кричать и просить Пилата о том, что он (в нескольких кодексах прибавлено: «всегда») делал для них, т. е. отпустить ради праздника одного узника. Так как у Марка просьбу предлагает народ и Пилат отвечает ему, то, соответственно с этим, мы можем относить у Матфея в 17 стихе autwn не к членам Синедриона, а к народу, т. е. к тому же ocloV, о котором упоминается в ст. 15. Но, выслушав просьбу, Пилат сам, вероятно, выбрал Варавву. Если, как видно из Евангелий, Пилат хотел при помощи этого шага освободить Христа, то трудно думать, чтобы он указал здесь на такое лицо, которое могло бы, по его мнению, быть освобождено народом. Отсюда ясно, что Варавва не был, как думают, политическим преступником, защищавшим права народа против римлян. Это был простой разбойник, опасный для человеческого общества.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 17-17

ИТАК, КОГДА СОБРАЛИСЬ ОНИ, СКАЗАЛ ИМ ПИЛАТ: я знаю, что по обычаю надобно для праздника освободить одного узника; слышу, что вы хотите просить свободы Варавве. Не препятствую, но предлагаю на выбор и Другого: КОГО ХОТИТЕ, ЧТОБЫ Я ОТПУСТИЛ ВАМ: ВАРАВВУ, ИЛИ ИИСУСА, НАЗЫВАЕМОГО ХРИСТОМ, Царя Иудейского? "Если не хотите отпустить Его как невинного, - говорит святитель Златоуст, - то отпустите хотя бы как виновного - ради праздника".

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 14-18

Когда же Господь не хотел оправдываться, хорошо зная, что не будет отпущен, если бы и оправдался, — тогда Пилат обращается к другому пути и прибегает, наконец, к обычаю, как бы так говоря: если вы не отпускаете Иисуса, как невинного, то, хотя как осужденного, порадуйте Его для праздника. Ибо как мог Пилат предположить, что они будут искать, чтобы невинный Иисус был распят, а виновного разбойника отпустят? Итак, зная, что Христос невинен, но что Ему завидуют, по этой причине и спрашивает их; отсюда показывает себя человеком слабым, ибо он должен был даже пострадать за доброе дело. Поэтому он и достоин осуждения, как скрывший истину. "Варавва" толкуется: "сын отца", ибо вар — сын, а авва — отец. Итак, иудеи сына отца своего, дьявола, испросили, а Иисуса распяли. Однако они и доныне к сыну отца своего, антихристу, прилепляются, а Христа отрекаются.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 15-18

Вслед за Иисусом от Ирода к Пилату явился и Синедрион. — Как ни приятно было самолюбию Пилата видеть со стороны Ирода уважение: но Пилат чувствовал, что хитрость его не помогла ему, а оставила его в затруднениях прежних. — Что делать ему с гордым Синедрионом? Что делать ему с невинностию Иисуса? Он объявляет Синедриону, что по его дознанию, произведенному в присутствии Синедриона, Иисус Христос оказался невинным, и суд Ирода также не нашел его достойным смерти; мне остается, прибавил Пилат, наказать Иисуса и отпустить. — Синедрион молчал и Пилат понимал, что Синедрион совсем не того ожидает (13 Пилат же, созвав первосвященников и начальников и народ,14 сказал им: вы привели ко мне человека сего, как развращающего народ; и вот, я при вас исследовал и не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его;15 и Ирод также, ибо я посылал Его к нему; и ничего не найдено в Нем достойного смерти;16 итак, наказав Его, отпущу.Лк. 23:13—16). Значит, борьба слабостей с совестию для Пилата не решена. Он обращается к другой мере. — Народ ожидал от Пилата, что для праздника Пасхи префект простит одного из преступников (8 И народ начал кричать и просить Пилата о том, что он всегда делал для них.Мк. 15:8). И вот Пилат предлагает народу выбрать одного из двух, Варавву или Христа Иисуса. По всему видно, что Пилату хочется освободить Иисуса, — он убежден, что Иисус отдан суду только завистию (10 Ибо знал, что первосвященники предали Его из зависти.Мк. 15:10). За чем же у Пилата одно желание добра и нет дела? За чем одно знание правды и нет твердой зашиты правде? За тем, что в душе его нет искренней любви к правде, — за тем, что любовь к миру заглушала в нем голос совести. Пилат изменил правде и тем, что, объявляя Синедриону свое убеждение в невинности Иисуса, вопреки убеждению обещал наказать невиннаго Иисуса. Он далеко зашел по дороге лжи и неправды, когда, признавая невинность Иисуса Христа, выставляет Его наравне с Вараввою. Кто такой Варавва? Бунтовщик и разбойник (15 и Ирод также, ибо я посылал Его к нему; и ничего не найдено в Нем достойного смерти;Лк. 23:15), сидевший в темнице вместе с другими мятежниками, которые во время мятежа сделали убийство (7 Тогда был в узах некто, по имени Варавва, со своими сообщниками, которые во время мятежа сделали убийство.Мк. 15:7). — И с таким-то злодеем Пилат сравнивает невиннаго Иисуса! И что за расчет у Пилата? Он не думал, чтобы могли предпочесть явнаго злодея невинному Иисусу? Так. Но судья ли он? Представитель ли он Кесаря? Нет. Он сам снял с себя права свои и отдал их в чужия руки. И кому он передал права свои? Черни! Гордый Римлянин падает глубже и глубже. Ах! И теперь уже можно предвидеть, что Пилат и Каиафе будет другом, как сдружился с Иродом. Видно уже, что грешники всех родов и званий становятся против Иисуса Христа, — злобные лицемеры и безстыдные саддукеи, людп сильнаго характера и люди разслабленные развратом, представители могущественнаго Рима и представители слабой царской власти, образованные и необразованные, воины и слуги. И народ явится на стороне врагов Иисуса, тот народ, который недавно в восторге кричал Ему: осанна.

Источник

Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа. Часть 2. Беседа 11 (41)