Евангелие от Матфея 22 глава 46 стих

Стих 45
Стих 1

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

Фарисеи, ослепленные буквой закона и потерявшие ключи к правильному пониманию его смысла, ничего не могли ответить на этот вопрос Господа. Таким образом Господь обличил их невежество в законе и одновременно дал нам свидетельство о Своем Божественном достоинстве и вечном бытии. Потерпев такое решительное поражение, фарисеи уже больше не отважились искушать Господа коварными своими вопросами.

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

Фарисеи, ослепленные буквой Писания и потерявшие ключ к разумению его смысла, не понимали, что Христос-Мессия, как Богочеловек, должен быть — по божеству Своему — Сыном Божиим, а по человечеству — потомком Давида. Они ожидали Мессию, как человека, который освободит евреев от подчинения римлянам и покорит им, евреям, все народы земли. А с такими превратными понятиями они, конечно, ничего не могли ответить на вопрос Иисуса.

Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 36. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 537-8

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

Намереваясь идти на смерть, Он рассуждал с ними о предметах возвышенных и не только заставил их замолчать, но внушил им страх и на будущее время.

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

И никто не мог отвечать Ему ни слова, и с того дня никто не смел спрашивать. - Фарисеи и саддукеи, ища повода к злословию и какого-либо слова, которое давало бы им возможность к козням против Него, не спрашивают уже больше, потому что были приведены в смущение, но, схватив Его, открытым образом передают в руки римской власти. Из этого мы заключаем, что яд зависти, правда, может быть побежден, но он с трудом успокаивается.

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

Фарисеи не понимали или утратили понимание того, что Мессия должет быть Богочеловек, потому и не отвечали: (никто же можаше отвещати Ему словесе). Они уже окончательно были поражены И. Христом, потому и не осмеливались приступать к Нему с новыми вопросами (ниже смеяше вопрошати Его ктому). Евангелист Марк прибавляет при сем: множество народа слушало Его (И. Христа) с услаждением (37 Итак, сам Давид называет Его Господом: как же Он Сын ему? И множество народа слушало Его с услаждением.Мк. 12:37), т. е. видя, как Господь обнаружил невежество считавших себя самыми учеными и многознающими, книжников и законоучителей, народ воз- имел к Нему еще больше уважение и расположенность. 

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 92. С. 219

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 41-46

ак как Спаситель хотел идти на страдание, то и приводит теперь такое пророчество, в котором Он ясно назван Господом; и делает это не просто и не без причины, но имея для того достаточное основание. Так как они на первый вопрос Его не дали правильного ответа (назвав Его простым человеком), то, в опровержение их ложного мнения о Нем, Он приводит слова Давида, возвещающего Его божество. Они почитали Его простым человеком, почему и сказали: Давидов, Спаситель же, исправляя это их мнение, приводит пророка, утверждающего, что Он Господь и истинный Сын Божий, и что Ему принадлежит одинаковая честь со Отцем. Впрочем Он и на этом не останавливается, но чтобы возбудить в них чувство страха, приводит и следующие слова пророка: дондеже положу враги Твоя подножие ногама Твоима, — для того, чтобы по крайней мере этим средством обратить их к Себе. А для того, чтобы они не сказали, что в этих словах Давида есть преувеличение, похожее на ложь, и что это просто лишь сказано по суждению человеческому, смотри, что говорит Он: како убо Давид духом Господа Его нарицает? Смотри, с какою скромностью Он указывает на мнение и суд об Нем пророка. Сперва Он сказал: что ся вам мнит? Чий есть Сын? чтобы этим вопросом побудить их к ответу. Потом, когда они сказали: Давидов, не сказал: Давид говорит однако же следующее, но опять в виде вопроса: како убо Давид Господа Его нарицает? — чтобы им не показалось противным Его учение о божестве. По этой же причине Он не сказал: как вы думаете о Мне, но: о Христе. Поэтому-то и апостолы со всею скромностью говорили о патриархе Давиде; достоит рещи с дерзновением о патриарсе Давиде, яко и умре и погребен бысть (29 Мужи братия! да будет позволено с дерзновением сказать вам о праотце Давиде, что он и умер и погребен, и гроб его у нас до сего дня.Деян. 2:29). Подобным образом и сам Спаситель предлагает учение о Себе в виде вопроса и рассуждения, говоря: како убо Давид духом Господа Его нарицает, глаголя: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ногама Твоима? И потом: аще убо Давид нарицает Его Господа, како сын ему есть? (ст. 43-45) Этим Он не отвергает того, что Он есть сын Давидов, — нет; Он и Петра не укорил бы за это, — но только исправляя мнение фарисеев. Поэтому слова Его: како сын ему есть? имеют такое значение: Он — сын Давидов, но не в том смысле, как вы разумеете. Они говорили, что Христос есть только сын Давидов, а не Господь. Итак, Он сперва приводит свидетельство пророка, а потом уже исправляет их мнение со всею кротостью, говоря: аще убо Давид Господа Его нарицает, како сын ему есть? Но выслушав эти слова, фарисеи ничего не отвечали; они совсем не хотели знать истины. Поэтому Он сам наводит их на ту мысль, что Он есть Господь Давиду. Но и это Он говорит не прямо от Своего лица, а приводя слова пророка, потому что они вовсе не верили Ему, и думали об Нем худо. Смотря на это их расположение, ни в каком случае, конечно, не должно соблазняться тем, что Спаситель иногда говорит о Себе уничиженно и смиренно, так как главною причиною этого, кроме многих других, было то, что Он в беседах с ними приноровлялся к их понятиям. Вследствие этого и теперь Он предлагает им Свое учение посредством вопросов и ответов; но и таким образом Он все же прикровенно указывает им на Свое достоинство, потому что не одинаково важно было называться Господом иудеев, и Господом Давида. Далее посмотри, как благовременно предлагает Он это учение. Сказав наперед, что Господь один, говорит потом и о самом Себе, что Он Господь, и доказывает это не только делами Своими, но и свидетельством пророка; и вместе с этим возвещает, что сам Отец отмстит им за Него, говоря: дондеже положу враги Твоя подножие ногама Твоима, и таким образом доказывая Свое согласие и равное достоинство со Отцем. Этими словами Спаситель заключает беседу Свою с фарисеями, представив им учение высокое, величественное и могущее заградить уста их. И они действительно с того времени замолчали, не по собственному желанию, но потому что не могли ничего возразить; и таким образом получили столь решительный удар, что уже не отваживались более так нападать на Него, — сказано: ниже смеяше кто от того дне воспросити Его ктому (ст. 46). И это принесло народу немалую пользу. Потому-то Спаситель, прогнав этих волков и разрушив их злые умыслы, и обращает, наконец, Свое слово к народу.

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

έδύνατο impf. ind.pass. (dep.) от δύναμαι быть способным, άποκριθήναι aor.pass, inf., см. ст. 1. έτόλμησεν aor. ind. act. от τολμάω отваживаться, έπερωτήσαι aor. act. inf., см. ст. 23.

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

Иисус не получил ответа на Свой вопрос, потому что Его противники были поставлены в тупик. На этом споры закончились, потому что враги поняли свою несостоятельность в вопросах понимания Писания.

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 435

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

Народ с услаждением слушал эту беседу, а фарисеи и книжники упорно молчали, злобствуя на свое поражение и бессилие сделать что-либо с ненавистным проповедником.

Источник

Александр Павлович Лопухин. Руководство к Библейской истории Нового Завета. – СПб.: Тузов, 1889. С. 196

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 45-46

Спаситель предлагает учение о Себе в виде вопроса, представляя им самим сделать заключение: итак, если Давид называет Его Господом, как же Он Сын ему? Как вы примирите это, что Давид своего Сына называет своим Господом? Если Мессия должен быть, как вы думаете простым человеком, потомком Давида, если он, Мессия, еще не существовал тогда, когда Давид писал о Нем, то как же Давид мог назвать Его своим Господом? Мог ли, например, Авраам назвать Исаака, Иакова, Иосифа или хотя бы того же Давида своим Господом? А если Мессия есть Господь Давида, если Он уже существовал в то время, когда жил Давид, то как же Он мог быть его Потомком? Не ясно ли, что Мессия по человеческому Своему происхождению — Сын или Потомок Давида, но по Своему Божеству, как воплотившийся Сын Божий, Он — Господь Давида? Называя Мессию Господом, Давид показал, что имеющий произойти от него Христос есть Владыка и Господь его, т.е. истинный Сын Божий и Бог; а сказав: "седи одесную Меня," указывал на Его человечество, ибо Сын Божий, как Бог, от века сопрестолен и соприсносущен с Богом Отцом а как Человек Он по вознесении Своем "воссел одесную престола величия на высоте" (3 Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его и держа все словом силы Своей, совершив Собою очищение грехов наших, воссел одесную (престола) величия на высоте,Евр. 1:3), когда Его человечество восприяло ту же неизменную и неизреченную славу, какое имело Его Божество прежде всех веков и времен. Об этом Спаситель наш молился Богу Отцу Своему и перед страданиями; "ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира" (5 И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира.Ин. 17:5). "Посмотри, — говорит святой Иоанн Златоуст, — как благовременно предлагает Господь Свое учение о Божестве Своем. Сказав наперед, что Господь есть един, говорит потом о Самом Себе, что и Он есть Господь, и доказывает это не только делами Своими, но и свидетельством пророка; а вместе с тем возвещает, что Сам Отец отомстит врагам Его за Него, говоря: "доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих." Таким образом, Спаситель и этими словами доказывает Свое согласие и равное достоинство со Отцом, и заключает беседу Свою с фарисеями, представив им учение высокое, величественное и могущее заградить уста их. Ибо они действительно с того времени замолчали, не по собственному произволению, но потому, не могли сказать ничего вопреки; и, таким образом, им был нанесен столь решительный удар, что они уже не отваживались более нападать на Него, ибо сказано: и никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его. Враги Его убедились, наконец, что довольно одного светлого луча Его Божественной премудрости, для того, чтобы рассеять всю темную мглу их хитросплетений. "Этим кончились их состязания с Господом," говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский. "Главные иудейские секты: фарисеи, саддукеи, иродиане — все как бы нарочито явились теперь перед лицом Иисуса Христа со своими вопросами и искушениями, чтобы показать, как ничтожна была их жалкая ученость перед Божественной мудростью мнимого Тектона (столяра) Назаретского. Вопросы ими предложенные ныне могут показаться не столь важными и трудными, но тогда они были таковы, что самые ученые раввины не знали, что отвечать на них. Святой Евангелист Марк присовокупляет, что с посрамлением книжников увеличились уважение и приверженность народа к Иисусу Христу. "И множество народа слушало Его с услаждением," — говорит он (12:37). Действительно, нельзя было без удовольствия и удивления видеть, как один Человек заставил молчать, обнаружил невежество всех, кто почитался тогда в Иерусалиме самым ученым и многознающим." И тем больнее было для неисправимых самолюбцев, гордых книжников и фарисеев, это обличение их невежества, что происходило оно всенародно, в присутствии множества любопытных слушателей, собравшихся со всех сторон мира на праздник Пасхи... Но едва ли они ожидали, что вслед за этими обличениями их невежества всегда кроткий и снисходительный к ним Галилейский Учитель с беспощадной правдой раскроет перед народом все богопротивное лицемерие, всю их пагубную ложь и отвратительное пустосвятство, и произнесет против них такую грозную речь, которую и теперь нельзя читать во святом Евангелии без сердечного трепета, — без того, чтобы читая это "горе," возглашенное древним фарисеям, не заглянуть и в свое собственное сердце; нет ли там чего-нибудь похожего на те пороки, коими были заражены фарисеи, — не таится ли в нас некий внутренний фарисей?... И страшно становится, когда подумаешь, как часто наше тщеславие, наше самолюбие похищает у нас цену и того малого добра, какое мы думаем делать во славу Божию, но обращаем потом в пищу нашему же идолу самолюбия!...

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 45-46

«Если Давид называет» и пр.: как примирите вы то, что Давид сына своего называет своим Господом? Слово Господь указывает высшее достоинство в сыне Давида, чем в самом Давиде. Если Мессия должен быть просто только потомком Давида, как и другие; если должен Он быть просто человеком, как думаете вы, иудеи; если Он не существовал еще тогда, когда Давид писал о Нем: как он мог называть Его своим Господом? А если Он был Господом Давида, если Он уже существовал в то время, то как же Он мог быть потомком его? — На вопрос этот фарисеи ответить не могли. Ответ должен быть таков: по человеческому происхождению своему Мессия — сын или потомок Давида, но по божеству своему, как воплотившийся Сын Божий, Он — Господь Давида. Но фарисеи не понимали этого двоякого отношения Мессии к Давиду, не понимали или утратили понимание тайны лица Мессии, как Богочеловека. «Таким образом нанесен был им столь решительный удар, что они уже не отважились более нападать на Него, ибо сказано: «с того дня никто уже не смел спрашивать Его»» (Злат.)

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

Презлобные Фарисеи, намереваяся уловить Иисуса Христа в слове, посылали к Нему своих учеников со Иродианы, для вопрошения Его: достойно ли есть дати кинсон Кесареви, или ни? Но услышали от Него сие: воздадаите убо Кесарева Кесареви, и Божия Богови (17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?Мф. 22:17, 21). В той же день приходили и Саддукеи, спрашивая Его о воскресении из мертвых: но и им тако ответствовал, что слышавше народи, дивляхуся о учении Его (33 И, слыша, народ дивился учению Его.Мф. 22:33). После них пришел и законник, искушая Его: но и сей таковый ответ получил, что принужден был сказать: добре, Учителю, воистину рекл еси (32 Книжник сказал Ему: хорошо, Учитель! истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного, кроме Его;Мк. 12:32)! Напоследок же и Сам Иисус, вопросив их, чий Сын есть Христос, и опровергнув ответ их Пророческими словесы, заградил уста их и соделал их безответными. Совершенно замолчали, ибо они не могли ответствовать: не токмо же замолчали тогда, но видя, что ничего не успели чрез таковые вопросы, а паче и посрамлялися, понеже народ, слыша ответы Его, веровал в Него, не дерзали уже от того дне вопрошать что либо иное от Него.

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

И с того дня никто уже не смел спрашивать Его. Страх вселили в них споры с Ним, в которых Он всегда одерживал над ними победу. Итак, они не смогли уловить Его в словах, чтобы осудить. И потому с этого времени они оставили слова и взялись за серебро и золото, дабы подкупить Иуду и лжесвидетелей. И то, что им не удалось сделать с помощью слов, удалось с помощью серебра и золота. Но весьма жалким был их временный успех. Ибо это последнее и самое грязное средство привело к обратному результату, как и все искушения словами. Оно принесло последнюю и окончательную победу Христу, им же нанесло неотвратимый удар, ввергнув в погибель вечную. Ибо едва прошло три дня с того, как они заплатили наемникам, взявшим Христа и лжесвидетельствовавшим против Него, как пришлось платить воинам, чтобы те не разгласили вести о воскресении Христовом. В тысячу раз лучше вообще не родиться, чем родиться и восстать против Бога. Всякий, желающий посрамить Бога, сам бывает посрамлен, Богу же дает возможность еще больше прославиться. И сие дивно во очах наших. Господу нашему Иисусу Христу да будет честь и слава, ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь.

Источник

святитель Николай Сербский. Беседы. Неделя пятнадцатая по Пятидесятнице. Евангелие о любви

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

Причина того, что они не смели потом спрашивать Его, состояла в том, что, спрошенные, они не смогли Ему ответить. В самом деле, если бы их вопрос исходил из желания научиться, то Господь никогда бы не предложил им таких вопросов, чтобы впоследствии они не смели спрашивать. Но они спрашивали, искушая Его, потому Господь захотел помешать им Своим вопросом, чтобы они устыдились и отступили от своей дерзости и потом ничего не спрашивали у Него. Мы сказали это по рассуждению более простого толкователя.

Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея 5 GCS 38/2:10.

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

(34 Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия. После того никто уже не смел спрашивать Его.Мк. 12:34; 40 И уже не смели спрашивать Его ни о чем. Он же сказал им:Лк. 20:40). Указывается вообще на силу ответов Христа. В дальнейшей истории мы действительно видим, что враги Его не предлагают Ему никаких вопросов с целью искусить Его.

Толкование на группу стихов: Мф: 22: 46-46

Враги Его убедились наконец, что довольно одного светлого луча Его Божественной премудрости для того, чтобы рассеять всю темную мглу их хитросплетений. «Этим кончились состязания их с Господом, – говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский. – Главные секты Иудейские: фарисеи, саддукеи, иродиане – все как бы нарочито явились теперь перед лицом Иисуса Христа, со своими вопросами и искушениями, чтобы показать, как ничтожна была вся их жалкая ученость перед Божественной мудростью мнимого Тектона Назаретского. Вопросы, ими предложенные, ныне могут показаться не столь важными и трудными, но тогда они были таковы, что самые ученые раввины не знали, что отвечать на них. Святой евангелист Марк присовокупляет, что с посрамлением книжников увеличились уважение и приверженность народа к Иисусу Христу. «И множество народа слушало Его с услаждением», – говорит он (37 Итак, сам Давид называет Его Господом: как же Он Сын ему? И множество народа слушало Его с услаждением.Мк. 12:37). Действительно, нельзя было без удовольствия и удивления видеть, как один Человек заставил молчать, обнаружил невежество всех, кто только почитался тогда в Иерусалиме самыми учеными и многознающими». И тем больнее было для неисправимых самолюбцев, гордых книжников и фарисеев, это обличение их невежества, что происходило оно всенародно, в присутствии множества любопытных слушателей, собравшихся со всех стран мира на праздник Пасхи... Но едва ли они ожидали, что вслед за этими обличениями их невежества всегда кроткий и снисходительный к ним Галилейский Учитель с безпощадной правдой раскроет перед народом все их богопротивное лицемерие, всю их пагубную ложь и отвратительное пустосвятство, и произнесет против них такую грозную речь, которую и теперь нельзя читать во Святом Евангелии без сердечного трепета, – без того, чтобы, читая это «горе вам», возглашенное древним фарисеям, не заглянуть и в свое собственное сердце: нет ли там чего-нибудь похожего на те пороки, которыми заражены были фарисеи, – не таится ли в нас некий внутренний фарисей?.. И страшно становится, когда подумаешь, как часто наше тщеславие, наше самолюбие похищает у нас цену и того малого добра, какое мы думаем делать во славу Божию, но обращаем потом в пищу нашему же идолу самолюбия!..

Все к этому стиху