yandex

Библия - Евангелие от Матфея Глава 15 Стих 2

Стих 1
Стих 3

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Встретив Его там вместе с учениками, они возобновили прежнее осуждение учеников Его за несоблюдение преданий старцев. Поводом к этому послужило то, что ученики Господа принимались за пищу, не вымыв руки. По правилам фарисейского благочестия, перед принятием пищи и после нее непременно должно было мыть руки, причем в Талмуде точно определены достаточная мера воды, время и порядок, в каком следовало мыть руки, если число присутствующих превышало пять человек или не превышало. Соблюдение этих правил считалось настолько важным, что нарушивший их подвергался синедрионом наказанию вплоть до отлучения. Иудеи верили, что Моисей получил на Синае два закона: один был записан в книгах, а второй не был и переходил из уст в уста от родителей к детям и после уже был записан в Талмуде. Этот второй закон назвали «преданием старцев», то есть древних мужей, древних раввинов. Этот неписаный закон отличался так же большой мелочностью. Так, например, закон о мытье рук, внушенный вначале чистоплотностью и сам по себе полезный, стал предрассудком, который наряду с другими такими же заслонял более важные требования закона Божия, становясь пустым и вредным.

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

78. Иудеи, следуя человеческому преданию, пренебрегают Божьим, а ученики, предпочитая Божье предание, пренебрегли человеческим и не омыли рук, когда ели хлеб, потому что кто весь омыт, не имеет нужды мыть руки См.: Ин. 13:9. . Омыл их Иисус, и они не нуждались в другом омовении, так как единым крещением Он отменил все крещения См.: Еф. 4:5. . Кого омыла Церковь, тот не имеет нужды омываться вновь. Поэтому ученики внимали тайне, ища чистоты не своего тела, но души. Это порицали иудеи, но Господь метко ответит им, что они соблюдают пустое и пренебрегают полезным.


Источник

Амвросий Медиоланский свт. Толкование на Евангелие от Луки. Книга восьмая// Собрание творений. Т. 8. ч.2. М.: ПСТГУ, 2020. С. 331-333

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

И что же? Как только они пришли, тотчас же увидели страшное, по их мнению, нарушение учениками Иисуса преданий старцев: они ели хлеб неумытыми руками! Для фарисея, полагавшего всю святость в точном соблюдении всех обрядов, установленных законом и преданием, было ужасно то преступление, над совершением которого они застали ближайших учеников Иисуса, и которое они, конечно, совершали с ведома или даже дозволения своего Учителя, поэтому они тотчас же стали укорять таких нарушителей преданий.

Вероятно, Апостолы ничего не ответили фарисеям на их упреки. Не получив никакого ответа, фарисеи и книжники спрашивают Самого Иисуса: зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб?


Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 20. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. - С. 360

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Во всех 12 коленах были книжники и фарисеи; но злее других были иерусалимские, как живущие в столице и потому более надменные. Видя великую веру народа, они старались уменьшить ее. Так как в Иисусе Христе они ничего не могут порицать, то обвиняют учеников в нарушении не закона, а человеческого предписания, так как не есть прежде умовения повелевал не Божественный закон, а старцы народные. Марк говорит: фарисее бо и вси Иудее, аще не трыюще умыют рук, не ядят, держаще предания старец: и от торжища, аще не покуплются, не ядят. И ина многа суть, яже прияша держати: погружения сткляницам и чваном и котлом и одром. Так говорит Марк (Мк. 7:3-4). Умывать трыюще (πυγμη) значит умывать до локтя. Омывали чаши, кружки, котлы и скамьи, думая их таким образом освящать. Делали они много и других нововведений, нарушая закон и соблюдая эти смешные вещи. Но ученики, не следуя этому, часто ели неумытыми руками. Почему же так? Никогда не соблюдая ничего подобного, но заботясь об одной только добродетели, они презирали телесные нужды, так как это нисколько не могло вредить душе.

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Удивительно неразумие книжников и фарисеев: они обличают Сына Божия в том, что Он не соблюдает человеческих преданий и предписаний. Конечно, руки, т. е. дела, должны быть умываемы, но не дела тела, а души, чтобы в них пребывало Слово Божие.

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Предание старцев, т. е. то, что не записано в свое время в книгах, а передается устно из рода в род, именно постановления и обычаи, не записанные в законе Моисеевом, но происходившие будто бы от Моисея, по преданию. Иудеи верили, что Моисей на Синае будто бы получил два закона, один записанный им в его книгах, а другой не записанный, который переходил из уст в уста от родителей к детям, — что Моисей перед своею смертью передал этот не записанный закон Иисусу Навину, а он передал судиям, судии же — пророкам и т. д., пока, впоследствии не записали его в Талмуде. Предание называлось «преданием старцев», т. е. древних предков, и значит предание древнее и потому обязательное. Предание это касалось разных мелочей; но Иудеи, по внушению фарисеев, придавали ему большую важность, чем самым постановлениям Писания, так что нередко бывало так: предание сохраняли, а писание нарушали. „Внимай более словам книжников, учили они, чем словам закона». Таково, нагир., было предание относительно умовения рук пред вкушением пищи. Преданием об умовении рук конечно имелось в виду соблюсти чистоту и опрятность, — это дело похвальное; но из сего обычая Иудеи делали предразсудок, и соблюдение его соединяли с разными мелочными правилами, напр., о количестве воды, о числе омовений и пр. (Мих.). „Апостолы не умывали рук, пишет св. Златоуст, потому что уже презирали излишнее, а заботились об исполнении необходимаго. Они не считали законом ни умываться, ни оставаться неумовенными, но поступали и так и иначе, как случится; и могли ли они заботиться об этом, когда не заботились о самой пище, необходимой для них"?


Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 60. С.141-142

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Смотри же, как они и самым вопросом своим уловляются. Они не говорят: почему ученики Твои преступают закон Моисеев, но - почему нарушают предание старец? Отсюда видно, что священники много вводили нового, хотя Моисей под страхом великого наказания и со многими угрозами запрещал им что-либо прилагать к закону, или отнимать от него, говоря: да не приложите к словеси, еже аз заповедаю вам днесь, ниже да отъимете от него (Втор. 4:2). И тем не менее они вводили новые постановления, каково было и то, что не должно есть неумытыми руками, что чаши и котлы надобно омывать и самим омываться. Тогда как иудейскому народу надлежало уже оставить прежние постановления, они навязывали ему еще более, опасаясь лишиться власти и желая, чтобы их тем более страшились, что они и сами законодатели. От этого дело дошло до такого нечестия, что их заповеди сохраняли, а Божии нарушали; и столь велика была власть их, что это не почиталось уже и преступлением. Потому на них и лежала двойная вина: и за то, что вводили новые постановления, и за то, что, оставляя без внимания Божии заповеди, тем более вступались за свои. Умалчивая о других постановлениях, достойных только смеха, - как-то, о омовении кувшинов и котлов, - они выставляют на вид то, что по-видимому более заслуживало внимания, желая, как мне кажется, привести чрез это Господа в гнев. Потому упоминали и о старцах, чтобы, в случае неуважения к ним, иметь предлог к обвинению Господа. Но сперва следует рассмотреть, почему ученики ели неумытыми руками? Итак, почему же они так поступали? Это они делали не с намерением, но потому, что презирали уже излишнее, и заботились об исполнении необходимого. Они не считали законом умываться, ни оставаться неумытыми, но поступали так, или иначе, как случалось. И могли ли они заботиться об этом, когда не заботились даже о самой пище, необходимой для них? И тогда как им часто случайно приходилось есть неумытыми руками, - как например, когда в пустыне принимали пищу, или когда рвали колосья, - пренебрегающие всегда великим и заботящиеся много о излишнем поставляют им это в вину.

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

παραβαίνουσιν praes. ind. act. от παραβαίνω преступать. Praes. указывает на постоянную или привычную практику, παράδοσις предание. Совокупность комментариев, дополняющих закон, которые передавались устно. Книжники и фарисеи считали, что предание имеет такую же ценность, что и закон. Позже эти комментарии были записаны и обработаны в виде Мишны (Hill; Moore, Judaism, 1:251-62; SB, 1:691-95; TDNT, 6:661f; TLS, 1-262). πρεσβύτερος более старый, старший; pl. ученые (TDNT; DJG, 201-203). νίπτονται praes. ind. med. (dir. med.) от νίπτω мыть. Об обычае умывания рук см. М, Yadaim; SB, 1:695-704; LT, 2:10-15. Обыденный praes. όταν с conj. когда, когда бы ни. έσθίωσιν praes. conj. act. от έσθίω есть.

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

К Иисусу приходят столичные ревнители благочестия. То, что ученики что‑то нарушают, бросает тень и на самого Учителя, так как ученики обязаны во всем подражать Ему. Фарисеи высказывают Иисусу претензии относительно поведения Его учеников, которые нарушили не Закон, а предания отцов. Как мы знаем, для фарисеев и Писание, и предание были в равной степени священными и обязательными. Не омывают рук перед едой – речь идет не о соблюдении гигиены, как мы невольно думаем сейчас, а о ритуальном, часто чисто символическом очищении рук. В стране, где воды не хватало, надо было омыть руки количеством воды, помещавшейся в скорлупе полутора яиц.

То, что Матфей, в отличие от Марка, не объясняет значение этого ритуала, вероятно, говорит о том, что большая часть его общины состояла из евреев, прекрасно знавших отеческие обычаи.

Ученики не нарушили Закон, потому что ритуальное очищение рук перед едой было обязательно лишь для священников. Но фарисеи, сами совершавшие такое очищение, начинают распространять это требование и на остальных. Позже, во II веке, омовение станет обязательным для всех евреев. Евангелия – первое письменное свидетельство того, что уже в I веке омовение рук становится признаком благочестивого поведения.


Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 317

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Среди слушателей Иисуса Христа в последнее время все чаще стали встречаться «иудеи», под которыми разумеются не простой народ, а книжники и фарисеи. Многие из них, слыша о проповеди и чудесах Спасителя в галилейских городах, нарочито прибыли сюда из Иерусалима, чтобы сладить за Ним и подготовлять почву для фор­мального обвинения Его пред верховным судилищем в подрыве религии и закона Моисеева. Последняя беседа Спасителя о причащении видимо привела их в ярость и они дали знать в Иерусалим, чтобы там к празднику Пасхи сделаны были все приготовления для погубленная ненавистного им Пророка. Но Христос, прозрев в этом темный замысл сил злобы, на этот раз не пошел в Иерусалим и провел Пасху в Галилее, продолжая свое служение ко спасению человечества.

Потерпев полную неудачу в этом коварном замысле, иудеи опять после праздника появились в Галилее начали следить за Спасителем и изыскивать случаи с целью обвинить Его в закононарушении. Случай им скоро представился, но он послужил лишь к их собственному изобличению. Иудейские законники не ограничивались простым исполнением закона Моисеева, а с течением времени присоединили к нему мно­жество самовольных дополнений и прибавлений, которым иногда стали придавать даже больше значения, чем самому закону Божию. Эти прибавления с особенною ревностью соблюдались книж­никами и фарисеями, которые смотрели на них как на «ограду» закона, не смотря на то, что они часто стояли в прямом противоречии с последним и служили прикрытием низкого лицемеря. Фарисеи заметили, что ученики Иисуса Христа однажды не умыли рук перед едой. Это на их взгляд было великое преступление, – такое же, по учению раввинов, как поесть сви­нины. «Кто не умывает рук при еде, тот подлежит извержению из общества, ибо в рукомытии заключается тайна десяти заповедей», «тот достоин смерти», «подобен убийце» и так далее, как истолковывали строгие законники.


Источник

Александр Павлович Лопухин. Руководство к Библейской истории Нового Завета. – СПб.: Тузов, 1889. С. 121-122

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Фарисеи заметили, что ученики Христовы однажды не умыли рук перед едой. Закон Моисеев требовал в известных случаях омовений, но книжники так исказили этот закон, что довели его толкование до нелепостей. Они говорили, например: "кто не умывает рук пред едой, тот повинен смерти, — тот поступает всё равно, как если бы пошёл к блуднице, — что лучше пройти семь вёрст за водой, чем есть неумытыми руками, а кто не моет рук после еды, тот подобен нечестивому убийце." Перед обедом они мыли не только руки, но и столы, и те скамьи, на которых возлежали за столом, и кувшины, и котлы, так что их враги саддукеи, смеялись над ними, говоря, что фарисеи скоро будут омывать самое солнце. И все эти мелочные правила, называющиеся у них "преданиями старцев," они так преувеличивали, что приписывали их Самому Богу, Который будто бы устно сообщил их Моисею на Синае. Книжники не хотели вспомнить, что Моисей строго заповедал ни прилагать, ни убавлять от того, что написано в законе. И вот, они замечают, что ученики Иисуса Христа не соблюдают этих преданий, — неумытыми руками едят хлеб… С злорадством обращаются они к Божественному Учителю, и говорят: зачем ученики Твои преступают предание старцев? Ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб. Ученики, конечно, делали это "не с намерением, но потому, как замечает св. Златоуст, что они не считали законом умываться, ни оставаться неумытыми. Но поступали, как случилось. И могли ли они заботится об этом, когда они не заботились о самой пище, необходимой для них? Им часто приходилось есть неумытыми руками, например — в пустыне или когда срывали колосья."

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

«Преступают предание старцев» и пр.: предание — все то, что передается устно из рода в род, не записанное в свое время в книгах; частнее здесь разумеются постановления и обычаи, не записанные в законе Моисеевом, но происходившие (будто бы) от Моисея по преданию. Иудеи почему-то верили, что Моисей на Синае получил два закона, один записанный им в его книгах, а другой — не записанный, который переходил из уст в уста от родителей к детям и после уже записан в Талмуде. Они думали, что Моисей пред своей смертью передал его Иисусу Навину, он — судьям, они — пророкам и т.д., доколе записали его в Талмуде. Предание это называлось преданием «старцев», т.е. древних мужей, древних предков, а значит — предание древнее, следовательно, обязательное, по мнению иудеев. Несмотря на незначительность и мелочность этих преданий, иудеи приписывали им большую даже важность, чем постановлениям Писания. Соблюдение таковых преданий было, впрочем, пунктом разногласия между фарисеями и саддукеями, из коих последние не приписывали такой важности преданиям. Но предание об умовении рук пред вкушением пищи, кажется, строго соблюдалось всеми иудеями (ср. Мк. 7:3). Строгим исполнением этого предания иудеи, вероятно, хотели соблюсти чистоту и опрятность — желание, без сомнения, похвальное, но дело в том, что из сего обычая они сделали предрассудок, соблюдение которого они еще оградили разными мелочными правилами: о количестве воды, о способе омовения, о числе омовений и пр. Притом же «тогда как иудейскому народу надлежало уже оставить прежние постановления, (они, фарисеи) навязывали ему еще более, опасаясь лишиться власти и желая, чтобы их тем более страшились, что они и сами законодатели. Отчего дело дошло до такого нечестия, что их заповеди сохраняли, а Божии нарушали. Посему они заслуживали двоякое и обвинение: за то, что вводили новые постановления и что, оставляя без внимания заповеди Божии, тем более вступались за свои... Но почему ученики ели неумытыми руками? Это делали они не с намерением, но потому что презирали уже излишнее и заботились об исполнении необходимого. Они не считали законом ни умываться, ни оставаться неумовенными, но поступали так или иначе, как случалось» (Злат.).

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

предание старцев. Устный закон, соблюдавшийся фарисеями, которые считали его таким же важным, как писаный. Во II в. его свели воедино и записали. Называется он Мишна и является частью Талмуда. Об омовении рук есть целый трактат — сколько должно быть воды, сколько раз ополаскивать и т.д.

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Как православие относится к преданию? Есть Священное Предание Церкви — это святоотеческое понимание Священного Писания, истин веры, основ духовной жизни, это созданные отцами богослужебные последования и тексты, церковные установления, правила. Но есть и огромное количество преданий, обычаев, обрядов в Поместных Церквах, в епархиях, приходах, которые отличаются друг от друга. Эти предания имеют различный характер и иногда могут вступать в прямое противоречие с учением и духом Священного Предания, искажать его, но тем не менее становиться нормой жизни той или иной общины, ее верующих.

Таких отступлений достаточно много. Так, например: чтение Священного Писания спиной к народу; работа молодых женщин в мужских монастырях; служение монахов на приходах; монашеские постриги вне монастырей и жизнь монашествующих в миру; артистическое пение за богослужением и т. д. А что сделал бы Христос, увидев во время богослужения ходящих с тарелками для сбора денег или фото-, кино- или видеорепортеров, бегающих по храму и алтарю?! Конечно, сделав бич из веревок, выгнал из храма (Ин. 2:15).

Потому Господь на вечные времена обличил всех, кто по корысти, тщеславию и проч., следуя обычаю (преданию), преступает заповедь Божию. И напомнил гневные слова пророка Исаии: приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим (Мф. 15:8-9).


Источник

А.И. Осипов. Жизнь с Евангелием. Комментарии к Евангелию от Матфея. М.: 2019. - С. 155-156

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Господь Иисус Христос, зная, что время Его не у прииде (Ин. 7:6), не хотел идти в Иудею, потому что, по замечанию cвятого евангелиста Иоанна, искаху Его Иудее убити (ст. 1). Уклоняясь до времени от человеческой злобы, он ходил с проповедью по Галилее. Но враги Господа не переставали следить за ним: нарочно пришли сюда из иерycалима фарисеи и книжники, чтобы в непосредственной близости наблюдать за всеми делами и словами Его. Вскоре случай, сам по себе неважный, подал им повод обвинить учеников Его в несоблюдении преданий старцев. Между Иудеями было распространено мнение, что кроме писаного закона Бог дал Моисею еще закон неписаный, который переходит из уст в уста – от Моисея к Иисусу навину, потом к судьям, пророкам и т. Д. Этот устный закон, составившийся из изречений и толкований раввинов разного времени, пользовался безусловным уважением народа, который под руководством книжников и фарисеев охотно жертвовал духом истинного закона букве, а буквою – человеческим преданиям. Крайне мелочные, иногда и вполне бессмысленные правила и предписания устного закона слыли в народе якобы «преданиями старцев» и были выполняемы несравненно строже и точнее, чем требования, особенно нравственные, данного Богом закона, изложенного в Пятикнижии Мо исея. В ущерб истинной нравственности, вся жизнь Иудея была опутана этими измышлениями лживых толкователей Божественного откровения, которые поистине связывали бремена тяжка и бедне носима и возлагали на плеща человеческа (Мф. 23:4).

В настоящий раз фарисеи и книжники обвинили учеников Иисуса Христа в несоблюдении узаконенных преданием омовений. В законе Моисеевом (Лев., гл. 11) подробно исчислены разные виды чистых и нечистых животных и между прочим сказано, что самое прикосновение к нечистому делало прикоснувшегося нечистым до вечера, а если что-нибудь нечистое падало на деревянный сосуд, одежду, кожу, мешок и всякую вещь, которая употребляется в дело, то повелевалось положить их в воду, глиняный же сосуд разбивать (ст. 24:25, 32, 33). Полагая «ограду» около закона и по своему обычаю развивая положения его до последних крайностей, Иудейские законники сделали обязательным перед вкушением пищи омовение рук из предосторожности, как бы против воли и совершенно случайно нечистота от неумытых рук не сообщилась пище. Это расширенное толкование закона они основывали на «предании старцев» и обставили его самыми мелочными правилами. Что эти правила, впоследствии вошедшие в состав талмуда, уже считались обязательными во времена Иисуса Христа, видно из следующих слов святого евангелиста Марка: фарисеи и вси иyдее, аще не трыюще умыют рук, не ядят, держаще предание старец, и от торжища, аще не покуплются, не ядят, и ина многа суть, яже прияша держати: погружения сткляницам и чваном, и котлом, и одром (7:3–4).

Увидев некоторых из учеников Иисуса Христа, евших хлеб неумытыми руками, фарисеи и книжники сначала укоряли их, а потом обратились к самому Учителю с вопросом: почто ученицы Твои не ходят по преданию старец, но неумовенными руками ядят хлеб? «Это ученики делали не с намерением, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – но потому, что презирали уже излишнее и заботились об исполнении необходимого».


Источник

Матвеевский, П. А., протоиерей. Евангельская история. В трех книгах. Книга вторая, испр. и доп. События Евангельской истории, происходившие преимущественно в Галилее./ Матвеевский Павел Алексеевич. - М.: Сибирская Благозвонница, 2010. -255, 1 с - С. 134-135

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

(Мк. 7:2-5). В дальнейшем рассказе Матфей отступает от Марка, который приводит подробную справку о том, в чем именно заключались предания иудейских старцев относительно омовения рук и за что книжники и фарисеи обвиняли Спасителя и Его учеников. Показание Марка весьма хорошо подтверждается имеющимися у нас талмудическими сведениями об этих иудейских обрядах. У фарисеев было множество омовений, и соблюдение их доходило до крайней мелочности. Различались, напр., разные сорты воды, имевшие разную очистительную силу, числом до шести, причем было точно определено, какая вода годится для тех или иных омовений. Особенно обстоятельны были определения об омовении рук. Говоря об омовениях рук, евангелисты, и особенно Марк, обнаруживают весьма близкое знакомство с тогдашними обычаями иудеев, изложенными преимущественно в небольшом талмудическом трактате об омовении рук «Ядаим». Омовения рук, как показывает Эдершейм (The Life of Jesus the Messiah, II, 9 и сл.), преимущественно на основании этого трактата, не были законным установлением, а «преданием старцев». Иудеи так строго соблюдали обряд омовения рук, что раввин Акиба, будучи посажен в тюрьму и имея воды в количестве, едва достаточном для поддержания жизни, предпочел умереть от жажды, чем есть неумытыми руками. За несоблюдение омовения перед обедом, считавшегося установлением Соломона, полагалось малое отлучение (нидда). Фарисеи и книжники обвиняют учеников, а не Самого Спасителя, подобно тому, как они сделали это при срывании колосьев.

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Ученики, конечно, делали это «не с намерением, но потому, – замечает святитель Златоуст, – что они не считали законом ни умываться, ни оставаться неумытыми, но поступали, как случилось. И могли ли они заботиться об этом, когда они не заботились о самой пище, необходимой для них? Им часто приходилось есть неумытыми руками, например, в пустыне или когда срывали колосья». И Господь не стал ни осуждать, ни защищать поступки Своих учеников, но на обвинение фарисеев и Сам отвечал обвинением, «унимая дерзость их и показывая, что согрешающий в великих делах не должен так заботливо подмечать в других маловажные проступки» (свт. Иоанн Златоуст).

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

В этом отрывке перед нами вся концепция чистого и нечистого. Мы должны хорошо уяснить себе, что эта идея не имеет ничего общего с физической чистотой, разве что отдаленно, с гигиеной. Это исключительно обрядовая проблема. Быть чистым значило быть в таком состоянии, когда человек может приблизиться к Богу и почитать Его, а быть нечистым – значит, быть в таком состоянии, когда он не может ни приблизиться к Богу, ни почитать Его. Такая нечистота являлась следствием соприкосновения с определенными людьми и предметами. Так, например, нечистой считалась женщина, когда у нее было кровотечение, даже если это кровотечение и было самым нормальным месячным кровотечением; она также считалась нечистой в течение определенного срока после рождения ребенка; нечистым было всякое мертвое тело, и прикосновение к нему делало человека нечистым; нечистым был каждый язычник. Эта нечистота могла передаваться от одного к другому; она, так сказать, была заразной. Например, если мышь прикасалась к глиняному горшку, этот горшок становился нечистым, и, если он после этого не прошел процедуру обрядового омовения, считалось нечистым все, что было в этом горшке. Вследствие этого, каждый человек, который потом прикасался к горшку, кушал или пил из того, что было в нем, становился нечистым; и каждый, который прикасался к нечистому человеку, тоже становился нечистым. Такое представление свойственно не только иудеям: оно встречается и в других религиях. В представлениях индуса, принадлежащего к высшей касте, нечистым является каждый, кто не принадлежит к его касте. Если представитель этой высшей касты становится христианином, то он будет еще более нечистым в глазах членов своей касты. Индус Премананд, сам принадлежавший к высшей касте, пишет, что когда он стал христианином, его семья изгнала его. Иногда он навещал свою мать, сердце которой было буквально разбито из-за его, как она это считала, отступничества, но она продолжала его горячо любить. Премананд говорит в связи с этим: «Как только мой отец узнал, что я навещал мою мать днем, когда он находился на работе, он приказал привратнику Рам Рапу, стойкому человеку из центральных районов страны, ... не пускать меня в дом». Со временем мать Премананда смогла убедить привратника не так строго исполнять свои обязанности. «Моя мать одержала верх над привратником Рам Рапом и мне было дозволено войти к ней. Предрассудки были столь сильны, что даже слуги отказывались мыть посуду, из которой моя мать кормила меня. Иногда моя тетя очищала место, на котором я сидел, вспрыскивая его водой из реки Ганг, или водой, смешанной с коровьим навозом». Премананд был в их глазах нечист, и все, к чему он прикасался становилось нечистым. Надо отметить, что все это не имело никакого отношения к нравственности. Прикосновение к определенным вещам влекло за собой нечистоту, а эта нечистота исключала человека из общества других людей и из присутствия Бога. Вокруг определенных людей и вещей как бы висело облако инфекции. Это можно лучше понять, если вспомнить, что эта идея не умерла даже в западной цивилизации, хотя она и имеет, главным образом, обратное действие. Есть еще люди, которые считают, что четырехлиственный клевер или какой-нибудь деревянный или металлический амулет, или черная кошка могут принести счастье или несчастье. Таким образом, эта идея видит в религии нечто заключающееся в том, чтобы избегать соприкосновения с определенными людьми и вещами, которые считаются нечистыми; а если такое соприкосновение все же произошло – проделать определенный обряд очищения, чтобы очиститься от этой нечистоты. Но проследим это несколько глубже. Закон о чистом и нечистом широко применялся еще и в другой широкой сфере. В нем было изложено все, что человек мог есть и чего он есть не мог. В широком смысле слова чистыми были все фрукты и овощи. Но в отношении живых тварей имелись строгие нормы. Они приведены в Лев.11. Мы можем кратко изложить их здесь. Из животных в пищу можно употреблять тех, у которых раздвоены копыта и которые жуют жвачку. Вот почему иудей не может есть свинину, мясо зайца и кролика. Ни в коем случае нельзя есть мясо животного, умершего естественной смертью (Втор.14:21). Во всех случаях из туши должна быть выпущена вся кровь; ортодоксальные иудеи еще и сегодня покупают мясо у кошерного мясника, который продает только такое мясо. Обычный жир и сало на мясе можно есть, а жир с почек и других внутренностей брюшины, который мы называем почечное или нутряное сало, нельзя потреблять в пищу. По поводу морской пищи только животных в воде с плавниками и чешуями можно есть. Это значит, что моллюски, как, например, омары, нечисты. Все насекомые нечистые, за исключением саранчи обыкновенной. В отношении рыбы и животных есть, как мы видим, стандартный текст – что можно есть и чего нельзя. В отношении птиц такого текста нет, и перечень пригодных и непригодных в пищу птиц приведен в Лев 11,13–21. Для этого существовали определенные видимые причины. 1. Отказ от употребления в пищу трупов или мяса умерших естественной смертью животных, мог быть вполне связан с верой в бесов. Можно было легко представить себе, что такой бес поселился в таком теле и таким образом проникает в тело кушающего. 2. В других религиях считаются священными определенные животные, так, например, в Египте священными были кошка и крокодил, и можно вполне естественно предположить, что иудеи считали нечистым все, что обожествляли другие народы. В таком случае животное считалось бы своего рода идолом и, следовательно, опасно нечистым. 3. В очень полезной книге «Библия и современная медицина» Рендл Шорт указывает на то, что некоторые из правил о чистой и нечистой пище были действительно мудрые с точки зрения здоровья и гигиены. Он пишет: «Мы, правда, кушаем свинину, мясо зайца и кролика, но они сильно подвержены инфекции, и их мясо лучше всего кушать только после тщательного приготовления. Свинья очень неразборчива в еде и может быть заражена ленточными червями и трихинеллой, которые передаются и человеку. В современных условиях опасность невелика, но в древней Палестине все было иначе, и потому такую пищу лучше было избегать». Запрет употреблять мясо с кровью, возможно, происходит из иудейского поверья в то, что кровь – это жизнь. Это вполне естественная мысль, потому что, по мере того, как кровь истекает из тела, уходит из него и жизнь. А жизнь принадлежит Богу и только Богу. Оттуда же происходит и запрет употреблять в пищу жир. Жир – самая дорогостоящая часть всей туши, а самую дорогую часть надо было отдать Богу. В некоторых, хотя и в немногих случаях, эти запреты употреблять в пищу то или иное основывались на здравом смысле. 4. Во многих других случаях вещи, животные и звери считались нечистыми без всякой причины. Табу всегда невозможно объяснить; это просто суеверия, в ходе которых определенных животных связывали с удачей или неудачей, с чистотой или нечистотой. Собственно, сами вещи по себе не имели бы большого значения, но проблема, и связанная с нею трагедия, заключалась в том, что для книжников и фарисеев все это стало вопросом жизни и смерти. Служить Богу, быть религиозным, значило в их глазах соблюдать эти законы. Если посмотреть на это определенным образом, то видно, к чему это ведет. В глазах фарисеев запрет употреблять в пищу мясо кролика или свинину был равнозначен заповеди Божьей, запрещающей прелюбодеяние. То есть, употреблять в пищу свинину или кроличье мясо было таким же грехом, как соблазнить женщину или вступить в противозаконную половую связь. Религия смешалась у фарисеев со всевозможными внешними правилами и нормами, а коль скоро намного легче соблюдать правила и нормы и контролировать тех, кто этого не делает, эти правила и нормы стали религией ортодоксальных иудеев. А теперь посмотрим, как все это влияет на наш отрывок. Было совершенно очевидно, что невозможно соблюдать все нормы обрядового очищения. Человек может сам избежать соприкосновения с нечистыми вещами, но как мог он знать, когда соприкоснулся с каким-то нечистым на улице? Все это осложнялось тем, что в Палестине были и язычники, и нечистым становился даже песок, на который ступали ноги язычника. Для борьбы с нечистотой была разработана тщательно продуманная система омовений, которая все более и более совершенствовалась. Сперва было только утреннее омовение. Потом возникла тщательно разработанная система омовения рук, которая сперва предназначалась для священников в храме перед тем как они съедали выпадавшую на их долю часть жертвоприношения. Позже ортодоксальные иудеи стали требовать эти сложные омовения от себя и от всех, кто претендовал на подлинную религиозность. В книге Эдершайма «Жизнь и эпоха Иисуса Мессии» приведены самые изысканные формы омовения. Наготове держали кувшины с водой для омовения перед едой. Минимальное количество употребляемой при этом воды составляло полторы яичных скорлупы. Сперва воду наливали на обе руки, подняв вверх пальцы; вода должна была стекать по руке до запястья, после чего вода должна была стекать с запястья, потому что теперь уже сама вода была нечистой, потому что соприкоснулась с нечистыми руками и, если бы она стала опять стекать по пальцам, пальцы снова стали бы нечистыми. Процедура повторялась, причем теперь руки держали в обратном направлении, устремив пальцы вниз, и потом каждую руку очищали потиранием сжатым кулаком другой руки. Настоящий ортодоксальный иудей делал все это не только перед едой, но и между всеми блюдами. Ортодоксальные иудейские руководители задали Иисусу вопрос: «Зачем ученики Твои преступают предание старцев? ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб». Они говорят о предании старцев. Для иудея закон состоял из двух частей: из писанного закона, содержавшегося в самом Писании, и устного закона, который сводился к совершенствованиям и доработкам, как-то об омовении рук и т.д., которые были сформулированы книжниками и иными экспертами на протяжении многих поколений. Вот эти доработки и составляли предания старцев и они почитались столь же, если не еще более обязательными, чем писанный закон. И опять же надо остановиться, чтобы подчеркнуть самое ясное – в понимании ортодоксального иудея религией и была эта ритуальная церемония. Этого, по их мнению, и требовал Бог. Исполнять все это – значило удовлетворять требования Бога и быть добрым человеком. Другими словами, вся эта возня вокруг обрядового омовения почиталась столь же важной и обязательной, как и десять заповедей. Религию стали отождествлять с массой показных правил. Омовение рук считалось столь же важным как и соблюдение заповеди: «не пожелай чужого».

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Иудеи имели обычай, идущий от древнего предания, - не есть неумытыми руками. Видя, что ученики пренебрегают этим преданием, они подумали, что они ни во что ставят старцев. Что же Спаситель? Ничего не отвечает им на это, но с Своей стороны спрашивает их.

Толкование на группу стихов: Мф: 15: 2-2

Некоторые старейшины из иудеев постановили, среди прочих правил, что человеку нельзя прикасаться или принимать пищу, пока он не умоет свои руки. Однако такое установление касается человеческого обычая и ничего не дает для спасения. Потому эта традиция старейшин практически бесполезна, она не несет пользы во благо человека. От этой традиции не бывает оправдания, как не приносит вреда и несоблюдение ее. Ведь Бог не озабочен тем, моет ли человек руки перед едой, Его заботит, омыто ли сердце его и чисты ли его помыслы от нечистоты греха. И правда, какая польза от мытья рук, когда совесть нечиста? Ученики Господа были чисты сердцем и ведомы незапятнанной совестью, так что не слишком нуждались в умывании рук, которые вместе со всем телом они однажды омыли крещением, согласно словам Господа Петру: омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь; и вы чисты (Ин. 13:10).

Источник

Трактат на Евангелие от Матфея 53.1 Фрагменты СI.0218,53.14; CCSL 9а:461