yandex

Библия - Евангелие от Иоанна Глава 13 Стих 9

Стих 8
Стих 10

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

И тот, придя в смятение то ли из-за любви, то ли из-за страха, испугавшись более того, что Христос может отвернуться от него, нежели того, что Он смирится у его ног, сказал: Господи! не только ноги мои, но и руки и голову. То есть: «Поскольку Ты так угрожаешь, то я не только не запрещаю Тебе омыть мои нижние члены, но и предлагаю Тебе также первые. Чтобы Ты не отверг сделать меня сопричастным Тебе, я не отказываю Тебе ни в одной части моего тела, чтобы Ты омыл их».


Источник

Толкование на Евангелие от Иоанна. Перев. проф. Тюленева В.М. Рассуждение 56. М. Сибирская благозвонница, 2020. - Т.2. С.280-281

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Испугавшись этой угрозы и горя любовию к своему Божественному Учителю, Петр предлагает умыть «не токмо нозе, но и руце и главу», т.е. выражает как бы готовность повиноваться Своему Господу даже больше, чем другие, которым умываются только ноги. «Как в этой частной черте характеризуется Симон Петр», — говорит Еп. Михаил, — «который решается идти ко Господу по волнам и вопиет — погибаю, который ударяет раба архиереова ножом и потом убегает, который проникает во двор, где судили Господа, там отрекается от Него и уходит с горькими слезами».

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

После того Господь сильнее сделал замечание против своеволия Петра: «если Я не умою тебя, то не будешь иметь части со Мною»; этим выражено требование полного отречения своей воли, предание себя в волю Христа, как необходимое условие истинного духовного общения с Ним; устрашенный такой угрозой Петр говорит: «если так, Господи, то омой не только ноги мои, но и руки, и голову (т. е. всего). Это не нужно, возразил Господь, как не нужно омывшемуся в бане, возвратившись в свой дом, снова мыться, но только омыть ноги, чтобы стереть прильнувшую к ним пыль. (В ком уже очищено главное и существенное – его сердце верой и полной преданностью слову истины, тот не имеет нужды в новом очищении от нечистот греховных). Так и вы чисты. Но поелику нельзя было этого сказать об Иуде, то прибавил: но не все.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 208-209++

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Желая всегда быть с учителем (Ин. 13:37) и не постигая значения происходящего (Ин. 13:6-7), Пётр тут же с готовностью соглашается омыть ему не только ноги, но и руки и голову. Говорит ему Иисус: омытого нет нужды мыть, разве только его ноги, но он чист весь; и вы чисты, но не все. Ибо знал Он предающего Его; поэтому сказал: не все вы чисты» (Ин. 13:10-11). Из этого следует, что все необходимые очищения уже были совершены до начала вечери. Омывать ноги повторно не требовалось. Такое омовение не входило в ритуал ветхозаветной пасхальной трапезы.

Итак, омовение необходимо и символизирует духовное единение Иисуса Христа с учениками. И хотя они разбегутся и оставят Его одного, Иисус, движимый любовью к ним, отдаст за них Свою жизнь (Ин. 10:17), чтобы навечно воссоединить их с Собой (Ин. 10:16). Он «связывает|||» Себя с ними и затем умрёт за них на Кресте. Иуда уже согласился на предательство. Он перешел на сторону диавола. Иисус указывает на его внутреннюю нечистоту (Ин. 13:11), и совершаемое омовение уже не сможет его очистить, то есть воссоединить с Иисусом Христом.


Источник

Прокопчук Александр, прот. Лекции по Евангелию от Иоанна. / Протоиерей Александр Прокопчук. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во ПСТГУ, 2015. - С. 111-112

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Предположению, что умовение ног было пред вечерею, нисколько не препятствует выражение ев. Иоанна (2): δείπνου γενομενου1, потому что это выражение само но себе может значить только: „когда вечеря уже была приготовлена». Поэтому дело можно представлять так: после того как вечеря уже началась и Иисус возлег за трапезою, Он однако не открыл самаго пасхальнаго торжества, по, по поводу спора учеников о первенстве, встал с вечери (ст. 4) и приступил к умовению ног ученикам. Если, далее, справедливо предположение, что упоминаемый ев. Лукою спор о первенстве учеников был для И. Христа поводом умыть им ноги, то мы здесь будем иметь такое различие между евв. Луки и Иоанна: первый имеет в виду передать лишь учение И. Христа о смирении и потому лишь кратко указывает на спор учеников о первенстве как на повод к этому учению, не раскрывая подробно, откуда начался этот спор, и не передавая об умовении ног; ев. Иоанн главное свое внимание обращает на то, что в умовении ног ученикам, кроме урока смирения, совершилось высшее проявление любви И. Христа к „Своим», имеющим остаться после Него в мире. Тогда как в среде Его учеников был враг-ученик, уже окончательно порешивший в сердце своем предать своего Господа, тогда как Он вполне сознавал Свое божественное полномочие и достоинство, Он, однако, желая научить учеников собственным примером Своим самоотверженной любви и смирению, принимает на себя должность раба, умывает ноги Своим ученикам, не исключая и Своего предателя, и тем являет Свою любовь к ним до конца (1—3).


Примечания

    *1 Чтение γενομενου еще более благоприятствует этому предположению.


Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 321-322

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Любовь Петра и страх быть отлученным от Господа, замечает Златоуст (Loc. S. Sit.) заставляют его броситься в другую крайность и просить омовения и главы и рук. Господь с кроткою любовью относится к недостаткам Петра и присовокупляет общее для всех поучение.

В словах Господа надо различать два значения: одно – относящееся к человеку, другое, относящееся к церкви Христовой, представляемой в эту минуту всеми двенадцатью Апостолами, из коих один был нечистый и потому извергался вон. В отношении личности Петра и каждого из верных учеников Господь называл их «измовенными», ибо они уже были очищены чрез слово Господне: «вы уже очищены чрез слово, которое Я проповедал вам» (Ин. 15:3). Они уже были просвещены великим светом; они освободились уже от иудейских заблуждений, они отвергли от души своей всякое лукавство Так Златоуст бесед. 70.. Это было то перерождение, о котором пророчествовал Исаия Ис. 1:16 (в слав. перев.)., говоря: «измыйтеся и чисти будите, отымите лукавства от душ ваших».

Души апостолов были уже омыты Словом; грех общечеловеческий был уже подъят на рамена Божественной жертвы; на них оставалось лишь то частное запятнание, которого ни один человек не избегает, проходя по праху жизненного пути. Ноги человека касаются земли и её праха, хотя глава и длани его и простираются горе ко Всевышнему. Человек, хотя «измовенный» благодатью, не может однако быть совершенно чистым, как путник, идущий по пыльной дороге. Это последнее запыление омывает Господь, наклоняясь как раб над ногами учеников. Таково, по-видимому, значение слов Господа в отношении каждой отдельной личности верных учеников, коим умыл Он ноги.

Но в следующем 11-м стихе значение слов Господа, по-видимому, обнимает собою всю церковь, представляемую Петром и всеми Апостолами со включением предателя, который среди чистой церкви представляет пятно, – «сего ради рече, яко не вси чисти есте». Отдельно от личности человека надо рассматривать чистоту Церкви, которая не может колебаться или скверниться от того, что один из её членов оказывается оскверненным и недостойным пребывать в лоне её. Зараженный член потому и отсекается, что он душою не принадлежит к Церкви, в которой узы, связывающие членов, суть узы духовные, а не узы насилия. Он выходит из церкви, потому что он не был её сыном, иначе он бы остался в ней: «от нас изыдоша, но не беша от нас: аще бы от нас были, пребыли убо Быша с нами: но да явятся, яко не суть вси от нас» 1Ин. 2:19.. Таково было положение и Иуды предателя, оставляющего вечерю Христову, чтобы броситься в бездну.


Источник

Опыт изучения Евангелия св. Иоанна Богослова. Том 2. С-Пб.: Изд. И.Л. Тузова, 1887. С.18-20

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Петр приходит в ужас при мысли о том, что он, бросивший все и последовавший за Иисусом, не будет участником в Царстве Мессии; и потому спешит высказать свою покорность: Господи! не только ноги мои, но и руки и голову



Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 39. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 580

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Иисус Христос не сказал Петру, зачем Он делает это, потому что знал, что от этого Петр не убедится, а еще больше будет противиться Ему. Так как Петр противоречил Иисусу Христу вследствие сильной любви к Нему, то этою же любовью Иисус Христос и воспользовался, чтобы убедить Петра. Пригрозив ему лишением любви, Иисус Христос тотчас склоняет его и делает так, что Петр сам теперь просит о том, о чем прежде просили его, и высказывает теперь такую же готовность, какое прежде высказал сопротивление, и даже большую; потому и говорит: не нозе мои токмо, но и руце и главу. Таким образом, Петр и сначала противоречил, а потом согласился только вследствие сильной любви к Иисусу Христу.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Не умоешь (не умыеши) ног моих во век, т. е. никогда. Это—слова великаго смирения и благоговения пред своим Учителем и Господом. Не имеешь (не имаши) части со Мною, т. е. лишишься общения со Мною. Эти слова Господа Петру ясно показывают, что в деле умовения ног заключался не только один образ смирения Его. но и духовный смысл. Омовение, это—символ духовно нравственнаго очищения. Все мы должны быть омыты Своим Спасителем—посредством веры в Него и посредством установленных Им таинств: иначе мы не можем быть помилованы и не войдем в Его блаженное царство. Господи, не только ноги мои (не нозе мои токмо), но и руки и голову. Ап. Петр понял только внешний смысл слов Господа (внутренний он мог понять впоследствии), т, е. что Господь требует от него послушания и за непослушание грозит ему отделениемот Себя и от Своего общества; и потому с обычною ему живостию выражает желание повиноваться Своему Учителю и Господу даже более, чем другие: другим умыты только ноги, но он предлагает омыть еще и руки и голову. «Горяч в сопротивлении, замечает при этом св. Златоуст, но еще горячее в изъявлении согласия, а то и другое от любви».



Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Иоанна. М., 1915. Зач. 44. С.169-170

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Что же этот пылкий и пламенный? «Господи, — говорит, — не только ноги мои, но и руки и голову». Горяч в сопротивлении, но еще горячее в изъявлении согласия; а то и другое — от любви.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Господь омывает ноги учеников «во время вечери» (Ин. 13:2). Нашего внимания требуют некоторые подробности. Прежде всего само омовение. Не составляя части ветхозаветного пасхального ритуала, оно упоминается иногда как дело любви (1 Тим. 5:10, ср. еще Лк. 7:44). Таковым оно представляется и в нашем случае: образ служения в любви и смирении. Далее – образ опоясания. Оно выражено в Новом Завете разными глаголами от корня ζώννυμι (в нашем случае διαζώννυμι). В Лк. 17стоит περιζώννυμι. Речь идет о рабе, возвратившемся с поля, которого Господин его призывает к служению: «...приготовь мне пообедать и, подпоясавшись, служи мне". Как и омовение, образ служения. Такое же значение глагол ζώννυμι может иметь и в словах Господа Петру Ин. 21:18: «Когда ты был молод, то опоясывал сам себя и шел, куда хотел». Тоже служение или вообще – физический труд. И в наше время на Востоке и на Юге люди физического труда затягивают себя для работы длинным тугим поясом. В свете этих параллелей образ опоясания сильнее подчеркивает мысль служения в образе омовения. Но в этом же стихе Ин. 21:18 образ опоясания, выраженный снова просто глаголом ζωννύμι, встречается вторично и относится к апостолу Петру не в молодости, а в старости: «Когда состаришься, протянешь руки твои, и другой опояшет тебя и поведет, куда не хочешь» (ст. 18b). И евангелист поясняет: «Это Он сказал, давая понять, какою смертью он прославит Бога» (Ин. 21:19). Образ опоясания есть не только образ служения, но и образ смерти и, что особенно важно, в самом Ин. 103. Позволительно думать, что, омывая ноги учеников, Господь помышлял не только о служении, но и о смерти: о служении, осуществляемом в смерти. В час Страстей это служение, осуществляемое в смерти, трудно понимать иначе, чем служение Страстей.

Если для Иисуса омовение ног учеников есть образ Его Страстей, спрашивается, какое значение имело оно для самих учеников? Первый ответ на этот вопрос есть ответ отрицательный. Омовение ног не было очищением учеников, или, с полной точностью, очищение учеников не было главной целью омовения. Здесь мы встречаемся с критической проблемой стиха Ин. 13:10, дошедшего до нас со многими разночтениями, причем кодекс N и некоторые другие источники не имеют слов ει μή τους πόδας («разве только его ноги»). Без этих стихов он звучал бы в русском переводе: «...омытого104 нет нужды мыть». Этим отрицалось бы за омовением ног всякое очистительное значение. Но объективные данные (к которым прибавилось теперь и свидетельство ξρ66), не позволяют дать предпочтение этой краткой форме. В какой-то мере омовение ног имеет значение и очищения. Но Господь его ограничивает одними ногами. Почему – не объясняется. Не потому ли, что к ногам прилипает пыль враждебного мира? В таком случае это была бы Иоанновская параллель к синоптическому отрясанию праха от непослушного города (ср. Мф. 10:14; Мк. 6и др.). И если образ воды заставлял бы в первую очередь думать об очищении, самое употребление воды в нашем случае вызывает ряд вопросов. И прежде всего, если Иисус и пришел водою, то свидетельству Иоанна Крестителя как свидетельству водою уже настал конец. Нам это показал анализ Ин. 10:40–42. Поскольку омовение ног не было частью иудейского пасхального ритуала, употребление воды в Ин. 13 не могло иметь и того значения отмены ветхозаветного строя, какое оно имело в других случаях упоминания воды в гл. I-Х. Темы о воде в прежнем смысле оно не ставит. Для чего-то образ воды евангелисту был нужен. Но ответа на этот вопрос повествование об омовении не дает. Некоторую возможность ответа нам приоткроет анализ Прощальной беседы. Сейчас мы должны возвратиться к ученикам.

К положительному ответу на вопрос о значении омовения ног для учеников нас может привести толкование отдельных подробностей символического акта. И прежде всего: то, что омовение ног имело место во время вечери. Как мы знаем, вечеря и в Ветхом Завете, и в Новом есть образ Царства Божия. Сюда относится и образ возлежания в Царстве (Мф. 8:11; Лк. 13:29), и такая притча, как притча о великой Вечере в Лк. 14:16–24, о брачном пире царского сына в Мф. 22:2–14, о десяти девах в Мф. 25:1–13 и многое другое. В Ин. 13 ученики вместе с Иисусом возлежат на вечере, которую Господь прерывает для омовения и продолжает по омовении. Второе: когда Петр пытается удержать Иисуса от омовения его ног, Господь ему возражает: «Что Я делаю, ты не знаешь теперь, но поймешь потом» (Ин. 13:7). Это «потом», μετά ταΰτα, требует сопоставления с такими местами Ин. , как Ин. 2и Ин. 12:16, о которых в свое время шла речь: уразумение непонятого в опыте Страстей. Петр продолжает сопротивляться и Господь ему говорит: «Если не умою тебя, ты не имеешь части со мною" (Ин. 13:8). Части – в чем? Очевидно, в том пути, которым идет Иисус. Этот путь Страстей, который приводит к Славе. Омовение ног учеников означает приобщение их к Страстям Иисуса. У синоптиков это приобщение достигается участием их в Евхаристической Трапезе. Иоанн не повествует об установлении Евхаристии. Но он дает учение о Евхаристии в Капернаумской беседе гл. VI и вводит в рассказ о Последней Вечере повествование об омовении, которое в контексте имеет такое же значение, как в синоптическом предании имеет установление Евхаристии. Эта мысль о приобщении учеников к Страстям Учителя евангелистом не высказана: к ней приходит сам читатель Евангелия, вникая в отдельные подробности символического акта.


Источник

Водою и Кровию и Духом. Толкование на Евангелие от Иоанна. Электронное издание. С. 99-101

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Только что показавший нам такое сопротивление и явно отказавшийся от умытия ног, теперь предлагает не только их одни, но «и руки и голову». Если, говорит, я должен буду чрез это отпасть от общения с Тобою и оказаться лишенным благ обетования, как скоро не соглашусь предоставить Тебе, желающему и решившемуся совершать это, умыть мне ноги, то предоставлю Тебе и прочее, отказываясь от столь ужаснейшего вреда. Итак, плодом благоговения был первоначальный отказ и великий страх пред трудностию дела, а отнюдь не противодействие Господним велениям. Представляя в уме своем, как я сказал, достоинство Спасителя и ничтожество своей природы, он отрекался сначала. Но узнав вред, тотчас переходит к желанию благоугодного Владыке. Замечай опять и принимай совершенное в образец пользы. Ведь хотя и сказал: «Не умоешь мои ноги во век», но тотчас же отступает от этого своего намерения, подумав уже не о том, что ему надлежит казаться истинным пред нами, держась своих слов, но о том, что гораздо больший и сильнейший вред он получит от соблюдения своих слов. Поэтому должно остерегаться говорить поспешно и необдуманно и не стараться с большими усилиями держаться сделанного по легкомыслию отказа от чего-либо, но если кому-либо и случится говорить что поспешно, а потом благодаря настойчивости (в исполнении слова) окажется вред чему-либо хорошему и необходимому, тот пусть в толкуемом изречении увидит, что гораздо лучше совсем не говорить и (если уж сказано) не настаивать понапрасну на том, в чем дал слово, но лучше стараться делать полезное. Всякий, как полагаю, скажет, что лучше нам подвергнуться обвинению за слова, чем допускать вред необходимым предметам. А клятва пусть совсем отсутствует в нашем языке, ввиду поспешных и необдуманных слов, а также по необходимости случающихся иногда перемен. Поистине достойно всякого соревнования, это каждый скажет, иметь язык осторожный и редко уклоняющийся к недолжному. А как дело это трудно достижимое, то и само слово Божие указало нам на это, ибо «язык никто не может укротить» (Иак. 3:8), по сказанному. Будем произносить слова без клятв. Тогда, если обстоятельства и принудят преступить что, меньше будет вина и проступок подвергнется более слабому обвинению. Таковой, думаю, и от Бога получит легко снисхождение ввиду всегда почти присущего нашим мыслям легкомыслия. «Грехопадения кто усмотрит?» – по написанному (Пс. 18:13), или как мог бы не грешить земной человек, если слово его легко уклоняется ко всему? Ведь язык наш нелегко сдерживать.

Источник

"Толкование на Евангелие от Иоанна". Часть 3-я. Книга девятая.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

λέγει praes. ind. act. от λέγω говорить. Hist, praes. придает живости рассказу, μή... μόνον άλλα και... καί "не только... но и..."

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Подтем, что Петр «омыт», вероятно, подразумевается ритуальное очищение, которое Иисус и Его ученики приняли перед праздником (11:55), но Иисус говорит о духовной чистоте. Символический смысл очищения был достаточно хорошо известен, чтобы ученики смогли понять значение Его слов.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Поведение Петра во время омовения ног невольно показывает нам, каким искушениям подвержен самый искренний ученик. Он импульсивен, он бросается в крайности, даже тогда, когда по смыслу они противоположны друг другу. Сначала он не хочет, чтобы Иисус умыл ему ноги. Потом он хочет, чтобы Иисус умыл ему не только ноги, но и голову. Нам часто хочется решать самим, что Господь должен был бы сделать и как. Но Иисус желает лишь, чтобы мы вверились Ему. И ждет от нас благоговейной покорности Его воле, пусть даже и не вполне понятой нами.


Источник

Монах Восточной Церкви. Иисус очами простой веры. Никея, 2019. - С. 115

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Но Христос отвечал ему: «если не умою тебя, не имеешь части со Мною». И этого замечания довольно было, чтобы пылкий ученик воскликнул: «Господи! не только ноги мои (умой), но и руки и голову». И Христос продолжал умовение, заявив при этом, что они, как омытые водою духовного учения из источника жизни, чисты; но, прибавил Он с грустью, «не все», и в этот момент святые руки Его быть может умывали грязные ноги предателя, только что возвратившегося с своего гнусного торга.


Источник

Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 470-471

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Не только ноги мои, но и руки и голову: ответ показывает, что Пётр понял теперь только внешний смысл (внутренний он должен был уразуметь после) слов Господа, т. е. что Он требует только Его послушания и грозит в случае неповиновения отделением от Себя и Своего общества, а потому с живостью и стремительностью выражает желание повиноваться Ему более чем другие; другим умыты только ноги, он предлагает умыть и другие открытые части тела — и руки и голову. «Горяч в сопротивлении, но ещё горячее в изъявлении согласия, а то и другое — от любви» (Злат.). Я, говорит этими словами Пётр, покорнее всех, только не лишай меня части с Тобою. Как в этой частной черте характеризуется Симон Пётр, который решается идти к Господу по волнам и вопиет — погибаю, который ударяет раба архиереева ножом и потом убегает, который проникает во двор, где судили Господа, там отрекается от Него и уходит с горькими слезами!

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Петр понимает важность омовения, которое предлагает Христос, и, чтобы быть вполне уверенным в получении "части со Христом", просит Христа омыть ему не только ноги, но и голову, как наиболее важную часть тела.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Петр, услышав такую страшную угрозу, насколько был тверд в сопротивлении, настолько же, и еще более, силен в изъявлении согласия; ибо дает и голову свою на умовение. В том и другом случае он руководится любовью: сопротивляется умовению потому, что очень почитает Господа; соглашается потому, что не хочет разлучиться с Ним. А я прошу тебя: когда увидишь, что кто-нибудь сильно настаивает на своем по неразумению и с клятвою обещает: "не буду делать того-то", потом из уважения к клятве пребывает в том, чего не обсудил хорошо и из-за этого терпит вред по душе или по телу, – то пользуйся благоприлично примером апостола Петра, который настаивал на своем, но, когда увидел, что его настойчивость может разлучить его со Христом, отстал от нее. Итак, говорит, вы, что касается до вас самих, чисты, но вы должны быть посланы и для очищения других, что и выражается умовением ног ваших. Итак, умовение дает нам мысль не об очищении апостолов от грехов, ибо они, по свидетельству Господа, чисты, но служит знаком того, что они посылаются на проповедь, чтобы чистоту, дарованную им чрез учение Владыки, передать и прочим. Посему и Петр говорит: умой не только ноги мои, но и главу, то есть не только пошли на проповедь, но очисти и голову мою чрез мученичество. Заметь, пожалуй, как и ныне это совершается. Ибо вечеря и ныне бывает, когда при Божественном священнодействии предлежит Божественное Тело и Кровь Его. Какое же дело требуется от каждого из нас? Слушай. Все мы, уверовавшие во Христа, имеем сами в себе Слово Божие и евангельскую проповедь, ибо все мы приняли Христа в сердца наши; но на этой Божественной вечере мы должны восстановить это Слово и снять с него одежды, которые сокрывают Его. Такими одеждами бывают – сребролюбие, тщеславие, зависть и каждая из прочих страстей, которые, налегая на сущее в нас Слово Божие, обременяют оное. Итак, когда Слово встает, нужно отложить страсти, чтобы Оно, став легким, могло очистить нас чрез покаяние. Ибо Слово, поднявшись и отложив всякую тяжесть и заботу житейскую, умоет помыслы наши, которые учатся у Него и следуют за Ним, умоет и ноги наши, то есть деятельные движения наши и поступки наши. Если же кто нуждается в другом очищении, желает улучшения в учении и созерцании, пусть говорит Господу: Господи! умой не только ноги, но и руки, и голову, то есть очисти не только поступки мои, но и "руки", чтобы я мог и других руководить, и приниматься за добро, "и голову", чтоб я в созерцательном и богословском отношении имел о предметах божественных понятие чистое и безукоризненное. Таким образом, чрез исповедь мы можем омыться, чтобы достойно причаститься вечери, а не есть и не пить осуждения себе (1 Кор. 11:29).

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 9-9

Смирение Петра после преподаннаго ему вразумления оказывалось уже не смирением, а делом своелюбиваго произвола. Петр походил теперь на больнаго, который, не понимая ни своей болезни, ни силы предлагаемаго лекарства, упорно отвергает помощь врача. И ответ Петру был такой же, какой сказал бы врач неразсудительному больному. Спаситель говорит: аще не умыю тебе, тогда как омывал Он только ноги, и Петр два раза отказывался только от омовения ног. Что это значит? Это значит, что действие Спасителя не ограничивалось видимым омовением ног, а простиралось невидимо на омовение всего человека, и что Петр особенно имел нужду в таком омовении. Так объясняет омовение Свое и Сам Спаситель (ст. 9, 10). Нечистому, кто бы он ни был, нельзя войдти в царствие Божие; а нечистоты души омываются только благодатию Христовою. Потому нельзя иметь участия в царстве Христовом без омовения благодатию Христовою (Ин. 3:3. Кол. 3:10.). Так понял Господа своего и Петр и сказал: если так, Господи, то не только ноги, но и глава и руки мои требуют очищения, — я нечист от ног до главы.

Источник

Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа, 3