yandex

Библия - Евангелие от Иоанна Глава 13 Стих 10

Стих 9
Стих 11

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

Возможно, кто-то возмутится этим и скажет: «О нет! Если он чист весь, зачем нужно ему омывать ноги?» Но Господь знал, что Он говорил, даже если наша немощь не может проникнуть в тайны Его. Нс$тем не менее, поскольку Он удостоил нас, чтобы мы были наставлены и обучены на основе Его закона, я в меру моего понимания и в меру слабых сил моих с помощью Его отвечу кое-что касающееся глубины этого вопроса. Во-первых, мне не составит труда показать, что Он не противоречит Себе в этом речении. Ибо кто может сказать, что сказанное здесь неверно: «Весь чист, за исключением ног»? Но было бы изысканнее сказано, если бы было сказано так: «Весь чист, разве только ноги», — что означает то же самое. Так вот, это-то и говорит Господь: омытому нужно только ноги умыть, потому чист весь. В самом деле, либо так: «чист за исключением ног», либо так: «весь чист, разве только ноги следует омыть».

Но что это значит? Что Он хотел сказать? Что здесь нужно исследовать? Господь говорит,

Истина утверждает, что тот, кто омыт, нуждается в том, чтобы ему омыли ноги. Что, братья мои, вы думаете об этом? Col. 1789 Что, если не то, что человек в Святом Крещении омывается весь (не весь, за исключением ног, но вообще весь), но тем не менее, оказываясь далее среди человеческих привязанностей, он соприкасается с землей. И вот сами человеческие чувства, без которых нельзя жить в этом смертном состоянии, являются как бы ногами, через которые на нас влияют человеческие дела, и так влияют, что если мы скажем, что не имеем греха, то обманем самих себя и не будет истины в нас (ср. 1 Ин. 1:8). 1

И вот каждодневно омывает нам ноги Тот, Кто ходатайствует за нас (ср. Рим. 8:34), и то, что мы нуждаемся каждодневно в том, чтобы омывать ноги, то есть в том, чтобы совершать свой духовный путь, — мы исповедуем в самой молитве, данной Господом, когда говорим: Прости нам долги наши, как мы прощаем должникам нашим (Мф. 6:12). Ибо если мы исповедуем, как написано, грехи наши, то, конечно, есть Тот, Кто уже омыл ноги ученикам Своим, Верный и Истинный, Кто отпустит и нам грехи и очистит нас от всякой неправедности (ср. 1 Ин. 1:9), то есть очистит вплоть до ног, которыми мы ступаем по земле.

Поэтому Церковь, которую Христос очищает банею водною через слово, не имеет ни пятна, ни порока (ср. Еф. 5:26—27) не только в лице тех, которые после бани возрождения тотчас же увлекаются на небеса от сопричастности с этой жизнью и не топчут землю (для чего и необходимо было бы омывать ноги), но и в лице тех, кому Господь, проявив к ним великое милосердие, позволил уйти из этого мира с омытыми ногами. Но хотя Церковь чиста в лице тех, которые задерживаются здесь, поскольку они живут праведно, однако же им нужно омывать ноги, поскольку они, разумеется, не без греха. Поэтому говорит она в Песни Песней: Я вымыла ноги мои, как же мне марать их? (Песн. 5:3). Ибо она сказала это, когда собиралась пойти ко Христу и топтать землю, когда пойдет.

И вновь возникает очередной вопрос. Разве Христос не вверху? Разве Он не взошел на небо и не сидит одесную Отца? Разве апостол не взывает и не говорит: Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном (Кол. 3:1—2)? Почему же, чтобы прийти нам ко Христу, мы вынуждены топтать землю, когда нам следовало бы, напротив, сердце устремлять вверх, к Господу, чтобы иметь возможность быть вместе с Ним?

Вы видите, братья, что недостаток времени се-годня заставляет нас сократить этот вопрос. И если вы, быть может, видите его малым, я, со своей стороны, вижу, сколь серьезного обсуждения он требует. Поэтому я прошу: пусть уж он лучше будет отложен, нежели обсужден небрежно или сжато. И ваши ожидания не будут обмануты, а лишь сбудутся с отсрочкой. Ибо Господь, Который делает нас должником, поможет нам вернуть долги.


Источник

Толкование на Евангелие от Иоанна. Перев. проф. Тюленева В.М. Рассуждение 56. М. Сибирская благозвонница, 2020. - Т.2. С.281-283

***

Я не забыл о своем долге и признаю, что пришло время вернуть его Это Рассуждение посвящено не рассмотрению последовательно взятого фрагмента Евангелия от Иоанна, но продолжению рассмотрения того фрагмента, который блж. Августин не успел рассмотреть в предыдущем Рассуждении по недостатку времени. — Ред. . Пусть даст мне то, благодаря чему я вернул бы его, Тот, Кто дал мне возможность стать должником. Ибо Он дал мне любовь, о которой сказано: не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви (Рим. 13:8). Пусть также даст Он слово, которое я должен, как вижу, сказать возлюбленным. А отложил то, что вы ждали, того ради, Col. 1790 чтобы раскрыть по мере своих сил, каким образом мы приходим ко Христу на земле, хотя нам предписывается искать скорее горнее, а не то, что на земле (см. Кол. 3:1—2). Ибо Христос пребывает в горнем мире, сидя одесную Отца, но, разумеется, Он также и здесь, отчего и Савлу, неистовствовавшему на земле, Он сказал: что ты гонишь Меня? (Деян. 9:4).

Что касается вопроса, который нам следует разобрать, то к нему привело нас то, что Господь омыл ноги Своим ученикам, когда ученики уже были омыты и нужно им было только омыть ноги. И тогда стало очевидно, что это нужно понимать таким образом, что, хотя человек весь омывается в Крещении, все же, пока он живет далее в этом мире, он своими человеческими привязанностями, словно ногами, которыми он ступает по земле, то есть самим ходом этой жизни, принимает на себя то, из-за чего говорит: Прости нам долги наши (Мф. 6:12). И потому он очищается ТЬм, Кто омыл ноги ученикам Своим (см. Ин. 13:5) и не перестает ходатайствовать о нас (ср. Рим. 8:34). Далее прозвучали из Песни Песней слова Церкви, сказавшей: Я вымыла ноги мои, как же мне марать их? (Песн. 5:3), когда она хотела пойти и открыть Тому, Кто пришел к ней, постучал и попросил открыть Ему, Который прекраснее сынов человеческих (ср. Пс. 44:3). Здесь возник вопрос, который мы не хотели рассматривать кратко из-за недостатка времени, потому и отложили до сих пор: каким образом Церковь, когда она идет ко Христу, должна бояться замарать ноги, которые омыла в Крещении Христовом?

Ибо она так говорит: Я сплю, а сердце мое бодрствует; вот, голос моего возлюбленного,

который стучится в двери. После этого говорит Он: отвори мне, сестра моя, ближняя моя, голубица моя, чистая моя! Потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои — ночною влагою. И та отвечает: Я скинула хитон мой; как же мне опять надеть его ? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?(ср. Песн. 5:2—3).

О, удивительное таинство! О, великая тайна! Неужели она боится замарать ноги, идя к Тому, Кто омыл ноги учеников Своих? Правильно она боится, ибо идет она по земле к Нему, пребывающему также на земле, потому что Он не оставляет Своих, находящихся здесь. Разве не QH говорит: Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28:20)? И не Он ли говорит: будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому (Ин. 1:51)? Если они восходят к Нему, потому что Он в горнем мире, то каким образом нисходят, если не потому, что Он пребывает также здесь?

Церковь же говорит: Я вымыла ноги мои; как же мне марать их? В тех верующих она говорит это, которые, очищенные от всякой скверны, могут сказать: имею желание разрешиться и быть со Христом, а оставаться во плоти нужнее для вас (ср. Флп. 1:23—24). В тех она говорит это, которые проповедуют Христа и открывают Ему двери, чтобы верою Он вселился в сердца людей (ср. Еф. 3:17). В них она говорит это, когда они обдумывают, следует ли принимать на себя такое служение, для которого считают себя мало подходящими, чтобы исполнить его без ошибки и, проповедуя другим, не стать достойными порицания (ср. 1 Кор. 9:27). Ибо безопаснее слушать истину, нежели ее проповедовать, поскольку в слушателе сохраняется смирение, но едва ли к какому проповеднику не подкрадется хоть какая-то доля хвастовства, посредством которого, конечно же, замарываются ноги. Col. 1791

Поэтому, как говорит апостол Иаков, всякий человек да будет скор на слышание, медленен на слова (Иак. 1:19). Говорит и другой человек Божий: дай мне услышать радость и веселие, — и возрадуются кости сокрушенные (Пс. 50:10). Это то же, что я сказал: в слушающем истину сохраняется смирение. Говорит и другой: а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью.радуется, слыша голос жениха (Ин. 3:29). Давайтё радоваться, слушая то, о чем без звука говорит внутри нас истица. Хотя звучит она и вовне: через читающего, через извещающего, через проповедующего, через изъясняющего, через утешающего, через увещевающего, а также через поющего и читающего псалмы.

И те, кто делают это, должны бояться замарать ноги свои, если они в потаенной любви к людской хвале стремятся понравиться людям. Впрочем, те, которые охотно и благочестиво слушают их, не имеет возможности за счет чужих трудов вознести себя и не с напыщенными, но с сокрушенными костями радостью радуются, слушая голос Господней истины. Поэтому в лице тех, которые умеют слушать с охотой и благочестием и которые проводят спокойную жизнь в сладостном и спасительном усердии, радуется святая Церковь и говорит: Я сплю, а сердце мое бодрствует. А что значит: Я сплю, а сердце мое бодрствует, — если не следующее: «Я так храню покой, что слушаю. Покой мой служит не взращиванию праздности, но обретению мудрости. Я сплю, а сердце мое бодрствует, я отдыхаю и вижу, что Ты — Господь, ибо мудрость книжная приобретается во время досуга, и кто мало имеет занятий, может приобрести ее (ср. Сир. 28:24). Я сплю, а сердце мое бодрствует (Песн. 5:2), я отдыхаю от хлопот, и дух мой устремляется к божественным заботам»?

4. Но в то время как Церковь наслаждается покоем в лице тех, которые таким вот образом находят приятный и смиренный отдых, смотри, как стучит говорящий такое: Что говорю вам в темноте, говорите при свете, и что на ухо слышите, проповедуйте на кровлях (Мф. 10:27). Это голос Того, Кто стучит в двери и говорит: отвори мне, сестра моя, ближняя моя, голубица моя, чистая моя! Потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои — ночною влагою (Песн. 5:2). Он как будто бы говорит: «Ты отдыхаешь, и закрыта предо Мной дверь; ты радеешь о покое немногих, и из-за умножения нечестия охладевает любовь многих (ср. Мф. 24:12)». Ночь — это, разумеется, нечестие. Роса же Его и влага — это те, которые охладевают, претерпевают падение и заставляют голову Христову терпеть холод, то есть делают так, чтобы не было любви к Богу. Ибо Христу глава — Бог (1 Кор. 11:13). Но они лежат на кудрях, то есть допускаются к таинствам, открытым взору, и никогда не достигают потаенных смыслов.

И вот Он стучит, чтобы лишить покоя досужих святых, и кричит: «отвори мне, благодаря крови Моей сестра моя, благодаря приходу Моему ближняя моя, благодаря Духу Моему голубица моя, благодаря слову Моему, которое ты полнее узнала в покое, чистая моя, отвори мне, проповедуй меня! Ведь как Я войду к затворившимся от Меня, если не будет той, которая откроет? Ибо как они услышат без той, которая будет проповедовать? (ср. Рим. 10:14)».

Поэтому выходит так, что и те, которые любят посвящать свой досуг добрым занятиям и не хотят нести на себе бремя Col. 1792 тяжелых забот (потому что чувствуют себя не слишком способными к такого родй служению и к безупречному его исполнению), предпочли бы, eсли бы было такое возможно, чтобы святые апостолы и древние проповедники истины снова восстали против умножения нечестия, из-за которого ослабевает жар любви.

Но в лице тех, которые уже оставили тело и были лишены одежд плоти (ибо они не были отделены от нее), Церковь отвечает: Я скинула хитон мой; как же мне опять надеть его? (Песн. 5:3). Вернется, конечно, этот хитон, и в лице тех, которые умерли, Церковь вновь облачится плотью, но не сейчас, когда охладевшим следует согревать-ся, а тогда, когда умершие воскреснут.

И вот, испытывая затруднения из-за нехватки проповедников и вспоминая тех своих членов, здравых в речах, святых в нравах, но уже оставивших тела свои, Церковь вздыхает и говорит:

«Я скинула хитон мой; как же мне опять надеть его? (Песн. 5:3). Те члены мои, которые превосходно могли, неся Благую весть, открывать Христу двери, как могут теперь вернуться в тела, которых лишились?»

Затем, учитывая тех, которые так или иначе способны проповедовать, собирать народы, управлять ими и тем самым открывать двери Христу, но в этих делах, полных трудностей, боятся согрешить, она говорит от лица ихДалее до конца абзаца блж. Августин приводит слова, вложенные им в уста Церкви. — Пер. : «Я вымыла ноги мои; как же мне марать их? (Песн. 5:3).

-Ибо всякий, кто не согрешает в слове, тот муж совершенный (ср. Иак. 3:2). Кто же совершенен? Кто же не согрешает среди такого умножения нечестивости и среди такого охлаждения любви? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их? Поскольку я читаю и слышу: Братья мои! Не многие делайтесь учителями, поскольку вы подвергаетесь большему осуждению, ибо все мы много согрешаем (ср. Иак. 3:1—2). Я вымыла ноги мои; как же мне марать их? Но вот я встаю и открываю. Христос, омой их! Прости нам долги наши, ибо не угасла любовь наша, поскольку и мы прощаем должникам нашим (ср. Мф. 6:12). Когда мы слушаем Тебя, сокрушенные кости радуются вместе с Тобой на небесах (ср. Пс. 50:10). Но когда мы проповедуем Тебя, мы ступаем по земле, чтобы открыть Тебе двери, и поэтому, если нас порицают, мы приходим в смятение, если хвалят, наполняемся спесью. Омой наши ноги, прежде уже чистые, но замаравшиеся, когда мы пошли по земле, чтобы отворить Тебе».

Пусть этого достаточно будет вам на сегодня, возлюбленные. Если мы, возможно, согрешили, сказав иначе, чем следовало, и если больше, чем следовало бы, возгордился я вследствие ваших похвал, просите об омовении ног наших в молитвах ваших, угодных Богу.


Источник

Толкование на Евангелие от Иоанна. Перев. проф. Тюленева В.М. Рассуждение 57. М. Сибирская благозвонница, 2020. - Т.2. С.284-290

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

В своем ответе Петру Господь указывает на высший смысл Своих действий и вместе с тем, как бы утешает Петра после сделанной ему угрозы. «И вы чисти, но не вси» — ясный намек на предателя Иуду.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

Желая всегда быть с учителем (Ин. 13:37) и не постигая значения происходящего (Ин. 13:6-7), Пётр тут же с готовностью соглашается омыть ему не только ноги, но и руки и голову. Говорит ему Иисус: омытого нет нужды мыть, разве только его ноги, но он чист весь; и вы чисты, но не все. Ибо знал Он предающего Его; поэтому сказал: не все вы чисты» (Ин. 13:10-11). Из этого следует, что все необходимые очищения уже были совершены до начала вечери. Омывать ноги повторно не требовалось. Такое омовение не входило в ритуал ветхозаветной пасхальной трапезы.

Итак, омовение необходимо и символизирует духовное единение Иисуса Христа с учениками. И хотя они разбегутся и оставят Его одного, Иисус, движимый любовью к ним, отдаст за них Свою жизнь (Ин. 10:17), чтобы навечно воссоединить их с Собой (Ин. 10:16). Он «связывает|||» Себя с ними и затем умрёт за них на Кресте. Иуда уже согласился на предательство. Он перешел на сторону диавола. Иисус указывает на его внутреннюю нечистоту (Ин. 13:11), и совершаемое омовение уже не сможет его очистить, то есть воссоединить с Иисусом Христом.


Источник

Прокопчук Александр, прот. Лекции по Евангелию от Иоанна. / Протоиерей Александр Прокопчук. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во ПСТГУ, 2015. - С. 111-112

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

Крещением смывается любой грех — грех отступает. Но поскольку Адам был уловлен диаволом (см. Быт. 3:1-6, 15), и яд излился на его ноги, то омываешь ноги, чтобы там, где подстерегает змей, пришла великая помощь освящения, и он не смог затем победить тебя. Итак, омываешь ноги, чтобы смыть яд змея. И от смирения большая польза, потому что потом не придется стыдиться того, к чему относимся с пренебрежением.

Источник

О таинстве воплощения нашего Господа 3.1.7, CSEL 73:41.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

Иисус дает ясно понять, что это умывание ног означает прощение грехов, не только то, которое дается при крещении. В дополнение к нему и то, которым каждодневной милостью Его очищается каждодневная вина верующих, без которой в этой жизни жить невозможно. Наши ноги, которыми передвигаемся и прикасаемся к земле (а потому не можем держать их свободными от соприкосновения с грязью, что возможно с остальными членами тела), означают необходимость жить на земле, которая нас, праздных и несведущих, вовлекает все более день ото дня. Даже выдающиеся своим образом жизни люди отвлекаются от созерцания небес, которое столь мило для них, так что если говорим, что не имеем, греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас (1 Ин. 1:8). <...> Кто очистился в крещенском источнике и получил прощение всех грехов, не имеет нужды очищаться вновь. Более того, он не может снова так же очиститься. Но ему нужно, чтобы каждодневные прегрешения его мирской жизни ежедневно омывались прощением Его Искупителя. Все тело его, вместе с делами, чисто, исключая, должно быть, то, что липнет к разуму его в силу необходимой заботы о жизни. Мы о ежедневном загрязнении и очищении от него ежедневно говорим в молитве: И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим (Мф. 6:12) *.

Источник

Гомилии на Евангелия 2.5, Cl. 1367, 2.5.98.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

Омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь, — сказал ему Христос и продолжал прерванное временно омовение ног.

В жарких странах ходят босыми ногами, надевая на них сандалии, предохраняющие лишь подошву ноги от случайных уколов; при ходьбе босые ноги становятся запыленными, и их приходится часто омывать; полное же омовение всего тела делается значительно реже, вследствие чего и сложилось понятие, что омытому, который чист весь, нужно омыть только ноги. В применении к Апостолам и вообще последователям Христа это изречение означает, что искренно покаявшийся и отставший от греховной жизни не должен успокаивать себя тем, что уже переродился и, так сказать, омылся от грехов своих: освободясь от прежних грехов, он остался все-таки грехоспособным и, если не совершает тяжких грехов, все же мелкие грехи грязнят душу его, как пыль его босые ноги; и как омытому не избежать постоянного омовения ног, так и отставшему от греховной жизни нельзя обойтись без постоянного покаяния в ежедневно совершаемых грехах.

Омывая ноги Петру, Иисус обратился к остальным Апостолам, сказав им: и вы чисты, но не все. Передавая эти слова, Евангелист поясняет, что Иисус знал... предателя Своего, потому и сказал: не все вы чисты.



Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 39. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 580-1

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

Чтобы ученики не подумали, что это умовение есть такое же очищение, как и крещение, Иисус Христос рассеивает такое их предположение примером: «измовенный не требует, токмо нозе умыти», потому что ногами он ходит и загрязнил их, а в остальном он весь чист, потому что уже омылся; «и вы чисти есте», потому что очистились уже учением, которое Я преподал вам, и отвергли уже всякую злобу и лукавство. Златоуст, изъясняя слова: «и вы чисти есте», говорит, что здесь же было прибавлено: «за слово, еже глаголах вам», т. е. учение. Не нужно вам очищаться посредством того, чем вы уже очистились; нужно только умыть одни ноги, по той причине, которой вы теперь еще не понимаете, а узнаете после.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

Любостяжание отделило Иуду от совершенных членов Господа, как и Спаситель кротко научил, что он (Иуда) не от тела Церкви Его, но прах, приставший к ногам учеников Его. Посему и в ту ночь, когда отделял его от них, омыл нечистоту, приставшую к ногам их, дабы научить нас, что Иуда, который как последний из двенадцати апостолов оказывался как бы ногами тела, был омыт Им водою от ног апостолов, как грязь, предназначенная огню.

  • **
  • Добротой Своей Господь наш принизил мудрые руки Свои, омывая ноги Своего предателя, который выразил благодарность за свое очищение гвоздями креста.

    Источник

    Толкование на Диатессарон Татиана 18.22, Leloir (1963):282.

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Когда ап. Петр выразил свое желание, чтобы Господь умыл не только его ноги, но и руки и голову, тогда Господь высказал такия слова, которыя, показывая внешний смысл омовения, в то же время указывали и на внутренний, нравственный: Омытому нужно (измовенный не требует) и пр. Внешний смысл этих слов понятен, духовный же смысл их следующий. Господь как бы так говорил апостолам: «вы достигли уже очищения своего духа в общении со Мною, подобно тому, как кто очистил свое тело посредством омовения, и вам нужно только очищение от неизбежных в жизни частных греховных пятен, подобно тому, как нужно омовение одних только ног омытому; это—частое покаяние пред Богом, в своих грехах. Сказанныя слова Господа с их духовным смыслом имеют отношение и ко всякому верующему: верующий, очистившийся от грехов своею верою и таинством крещения, в течение жизни впадая, по общечеловеческой слабости, в новые грехи, постоянно нуждается в очищении этих грехов чрез покаяние пред Богом, подобно тому, как путник в восточных странах нуждается в каждодневном омовении ног от облегающаго их во время дороги праха. И вы чисты, т. е. вы стяжали вообще нравственную чистоту в общении со Мною, но не вси, —есть между вами такой, который не имеет этой нравственной чистоты духа и остается нечистым Это был предатель Господа Иуда, душу котораго знал Господь (Ин. 6:64). «Вот и в таком обществе верующих, каково было общество апостолов, нашелся человек недостойный, изменник, замечает один проповедник. Нечего смущаться, если и в наше время среди истинных христиан являются еретики, раскольники, сектанты и беззаконники.—Господь умыл ноги Своему предателю. Какой для нас пример, чтобы делать добро не только тем, которые нас любят и делают нам добро, или которые нам нравятся, но всем— и недоброжелателям и врагам своим, и почему нибудь ненравящимся нам, противным нам, людям,— словом сказать, не одним хорошим людям, но и худым.



    Источник

    Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Иоанна. М., 1915. Зач. 44. С.170

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Но если они чисты, — для чего умываешь им ноги? Для того, чтобы мы научились скромности. Поэтому-то Он обратился не к другой какой-нибудь части тела, а именно к той, которая менее всех других ценится. Что значит: «омытый»? То же, что чистый. А разве они были чисты? Ведь они еще не были освобождены от грехов и не удостоились получить Св. Духа, так как грех еще владычествовал, клятвенное рукописание еще существовало и жертва еще не была принесена? Почему же Он называет их чистыми? Чтобы ты не подумал, будто они в том отношении чисты, что уже освобождены от грехов, Он присовокупил: «Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам» (Ин. 15:3), — т.е., вы пока чисты только с этой стороны; вы уже приняли свет; вы уже освободились от иудейских заблуждений. Так и пророк говорит: «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих» (Ис. 1:16). Значит, такой уже омылся и чист. А так как апостолы отвергли от души своей всякое лукавство и обращались со Христом с чистою совестию, то Он и говорит, сообразно с словами пророка, что «омытый уже чист». Под омовением Он разумеет здесь не иудейское омовение водою, но очищение совести. Итак, будем и мы чисты; научимся делать добро. Но что такое добро? «Защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите — и рассудим, говорит Господь» (Ис. 1:17-18). В Писании часто говорится таким образом о вдовах и сиротах; а мы о том и не думаем. Между тем, представь, какая награда! «Если будут грехи ваши, — сказано, — как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю» (Ис. 1:18). Вдовицы беззащитны, а потому (Господь) много о них и заботится. Они, конечно, могли бы вступить и во второй брак, но из страха Божия они переносят скорби вдовства. Подадим же им руку помощи все мы, и мужи и жены, чтобы и нам самим когда-нибудь не подвергнуться тяжкой участи вдовства, или, если подвергнемся ей, — иметь полное право ожидать и себе человеколюбия. Не малую имеют силу слезы вдовицы; они могут отверзть самое небо. Не будем же обижать их, не станем увеличивать их несчастия, но будем оказывать им всевозможную помощь. Если будем поступать таким образом, то доставим себе совершенную безопасность и в настоящей жизни, и в будущем веке. Не только здесь, но и там они послужат для нас защитою; за оказанные им благодеяния они избавят нас от большей части наших грехов и дадут нам возможность с дерзновением предстать пред судилищем Христовым, чего да сподобимся все мы по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки веков. Аминь.

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Господь омывает ноги учеников «во время вечери» (Ин. 13:2). Нашего внимания требуют некоторые подробности. Прежде всего само омовение. Не составляя части ветхозаветного пасхального ритуала, оно упоминается иногда как дело любви (1 Тим. 5:10, ср. еще Лк. 7:44). Таковым оно представляется и в нашем случае: образ служения в любви и смирении. Далее – образ опоясания. Оно выражено в Новом Завете разными глаголами от корня ζώννυμι (в нашем случае διαζώννυμι). В Лк. 17стоит περιζώννυμι. Речь идет о рабе, возвратившемся с поля, которого Господин его призывает к служению: «...приготовь мне пообедать и, подпоясавшись, служи мне". Как и омовение, образ служения. Такое же значение глагол ζώννυμι может иметь и в словах Господа Петру Ин. 21:18: «Когда ты был молод, то опоясывал сам себя и шел, куда хотел». Тоже служение или вообще – физический труд. И в наше время на Востоке и на Юге люди физического труда затягивают себя для работы длинным тугим поясом. В свете этих параллелей образ опоясания сильнее подчеркивает мысль служения в образе омовения. Но в этом же стихе Ин. 21:18 образ опоясания, выраженный снова просто глаголом ζωννύμι, встречается вторично и относится к апостолу Петру не в молодости, а в старости: «Когда состаришься, протянешь руки твои, и другой опояшет тебя и поведет, куда не хочешь» (ст. 18b). И евангелист поясняет: «Это Он сказал, давая понять, какою смертью он прославит Бога» (Ин. 21:19). Образ опоясания есть не только образ служения, но и образ смерти и, что особенно важно, в самом Ин. 103. Позволительно думать, что, омывая ноги учеников, Господь помышлял не только о служении, но и о смерти: о служении, осуществляемом в смерти. В час Страстей это служение, осуществляемое в смерти, трудно понимать иначе, чем служение Страстей.

    Если для Иисуса омовение ног учеников есть образ Его Страстей, спрашивается, какое значение имело оно для самих учеников? Первый ответ на этот вопрос есть ответ отрицательный. Омовение ног не было очищением учеников, или, с полной точностью, очищение учеников не было главной целью омовения. Здесь мы встречаемся с критической проблемой стиха Ин. 13:10, дошедшего до нас со многими разночтениями, причем кодекс N и некоторые другие источники не имеют слов ει μή τους πόδας («разве только его ноги»). Без этих стихов он звучал бы в русском переводе: «...омытого104 нет нужды мыть». Этим отрицалось бы за омовением ног всякое очистительное значение. Но объективные данные (к которым прибавилось теперь и свидетельство ξρ66), не позволяют дать предпочтение этой краткой форме. В какой-то мере омовение ног имеет значение и очищения. Но Господь его ограничивает одними ногами. Почему – не объясняется. Не потому ли, что к ногам прилипает пыль враждебного мира? В таком случае это была бы Иоанновская параллель к синоптическому отрясанию праха от непослушного города (ср. Мф. 10:14; Мк. 6и др.). И если образ воды заставлял бы в первую очередь думать об очищении, самое употребление воды в нашем случае вызывает ряд вопросов. И прежде всего, если Иисус и пришел водою, то свидетельству Иоанна Крестителя как свидетельству водою уже настал конец. Нам это показал анализ Ин. 10:40–42. Поскольку омовение ног не было частью иудейского пасхального ритуала, употребление воды в Ин. 13 не могло иметь и того значения отмены ветхозаветного строя, какое оно имело в других случаях упоминания воды в гл. I-Х. Темы о воде в прежнем смысле оно не ставит. Для чего-то образ воды евангелисту был нужен. Но ответа на этот вопрос повествование об омовении не дает. Некоторую возможность ответа нам приоткроет анализ Прощальной беседы. Сейчас мы должны возвратиться к ученикам.

    К положительному ответу на вопрос о значении омовения ног для учеников нас может привести толкование отдельных подробностей символического акта. И прежде всего: то, что омовение ног имело место во время вечери. Как мы знаем, вечеря и в Ветхом Завете, и в Новом есть образ Царства Божия. Сюда относится и образ возлежания в Царстве (Мф. 8:11; Лк. 13:29), и такая притча, как притча о великой Вечере в Лк. 14:16–24, о брачном пире царского сына в Мф. 22:2–14, о десяти девах в Мф. 25:1–13 и многое другое. В Ин. 13 ученики вместе с Иисусом возлежат на вечере, которую Господь прерывает для омовения и продолжает по омовении. Второе: когда Петр пытается удержать Иисуса от омовения его ног, Господь ему возражает: «Что Я делаю, ты не знаешь теперь, но поймешь потом» (Ин. 13:7). Это «потом», μετά ταΰτα, требует сопоставления с такими местами Ин. , как Ин. 2и Ин. 12:16, о которых в свое время шла речь: уразумение непонятого в опыте Страстей. Петр продолжает сопротивляться и Господь ему говорит: «Если не умою тебя, ты не имеешь части со мною" (Ин. 13:8). Части – в чем? Очевидно, в том пути, которым идет Иисус. Этот путь Страстей, который приводит к Славе. Омовение ног учеников означает приобщение их к Страстям Иисуса. У синоптиков это приобщение достигается участием их в Евхаристической Трапезе. Иоанн не повествует об установлении Евхаристии. Но он дает учение о Евхаристии в Капернаумской беседе гл. VI и вводит в рассказ о Последней Вечере повествование об омовении, которое в контексте имеет такое же значение, как в синоптическом предании имеет установление Евхаристии. Эта мысль о приобщении учеников к Страстям Учителя евангелистом не высказана: к ней приходит сам читатель Евангелия, вникая в отдельные подробности символического акта.


    Источник

    Водою и Кровию и Духом. Толкование на Евангелие от Иоанна. Электронное издание. С. 99-101

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Берет пример от обычно бывающего у нас и весьма благовременно делает предателю обличение, научая человека передумывать свои намерения и изменяться в лучшее состояние. Ведь хотя еще и не обличает открыто вину присущего ему злоумышления, но речь Его имеет острую проникновенность. В самом деле, тем, что свидетельствует всецелую чистоту у прочих (учеников), Он очевидно ставит в подозрение не такового (предателя) и указывает на него как на нечистого. И действительно, прочим Его ученикам и доставленное постоянство пребывания с Ним, и труд следования за Ним, и твердость в вере, и полнота любви ко Христу доставляют чистоту. А этому другому (предателю) и вина ненасытного сребролюбия, и слабость расположения ко Господу нашему Иисусу Христу внедряют неизгладимую скверну и доставляют нечистоту несравненного зловолия. Поэтому когда Христос говорит: Уже «вы чисти есте, но не все» – то Он делает хотя и сокровенное, но полезное предателю обличение. Ведь хотя и не высказал ясно, как мы только что заметили, но в каждом была совесть, судящая и пронизывающая грешника и как бы по необходимости призывающая силу сказанных слов на виновного. Разумей, какого благопромышления и Божественного долготерпения исполнено это дело. Ведь если бы сказал ясно, кто предаст Его, Он прочих (учеников) соделал бы врагами ему (предателю), и могло бы, пожалуй, случиться что-либо непоправимое и он подвергся бы преждевременному наказанию, как скоро кто-либо воспламенился бы ревностью к благочестию и решился бы преждевременно умертвить предателя Господня. Итак, употребив прикровенную речь и предоставив совести острое обличение, Он показал несравненное величие присущего Ему долготерпения, ибо хотя и знал, что у Него недобрый и неблагомысленный ученик, страждущий ядом дьявольской горечи и думающий только о том, каким образом предать Его, однако ж почтил его наравне с прочими и умыл ему даже ноги, до последнего предела сохраняя Свою любовь и, прежде чем вина не достигла конца, не налагая Своего гнева. Можешь видеть и здесь достоинство, свойственное Его Божественной природе. Ведь Бог хотя и знает будущее, однако ради этого ни на кого не налагает преждевременного наказания. Напротив, долготерпя в течение должного срока, когда видит, что им (грешникам) уже ничто не помогает и они остаются в избранных ими пороках, тогда наказывает наконец, являя это (наказание) делом злой воли их (грешников), а не Своей воли или желания. Вот поэтому-то и Иезекииль говорит: «Живу Я, говорит Господь, что не хочу смерти умирающего, чтобы обратиться ему от пути своего злого и жить ему» (Иез. 18:32, Иез. 33:11). Итак, долготерпеливо и милосердно Господь наш Иисус Христос, дозволяя еще общение предателя с прочими Его учениками, хотя «диавол уже вложил в сердце ему, чтобы Его предать» (Ин. 13:2), – и это между прочим Евангелист счел необходимым указать вначале, – однако ж и его ноги умыл, делая неизвинительным нечестие его, дабы отступление его явилось плодом присущего ему зла.

    Источник

    "Толкование на Евангелие от Иоанна". Часть 3-я. Книга девятая.

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    λελουμένος perf. pass. part, от λούω омывать, купать. Предыдущий гл. относится только к омовению части тела; этот — к омовению тела целиком (Brown). Perf. part, указывает на прошлое действие с продолжающимися результатами; таким образом подчеркивается состояние и отличительные черты того, кто омылся, νίψασθαι aor. med. inf. от νίπτω, см. ст. 5. καθαρός чистый. Иисус символически провозглашает полное очищение через унижение и смерть Мессии (Hoskyns).

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Поведение Петра во время омовения ног невольно показывает нам, каким искушениям подвержен самый искренний ученик. Он импульсивен, он бросается в крайности, даже тогда, когда по смыслу они противоположны друг другу. Сначала он не хочет, чтобы Иисус умыл ему ноги. Потом он хочет, чтобы Иисус умыл ему не только ноги, но и голову. Нам часто хочется решать самим, что Господь должен был бы сделать и как. Но Иисус желает лишь, чтобы мы вверились Ему. И ждет от нас благоговейной покорности Его воле, пусть даже и не вполне понятой нами.


    Источник

    Монах Восточной Церкви. Иисус очами простой веры. Никея, 2019. - С. 115

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Но Христос отвечал ему: «если не умою тебя, не имеешь части со Мною». И этого замечания довольно было, чтобы пылкий ученик воскликнул: «Господи! не только ноги мои (умой), но и руки и голову». И Христос продолжал умовение, заявив при этом, что они, как омытые водою духовного учения из источника жизни, чисты; но, прибавил Он с грустью, «не все», и в этот момент святые руки Его быть может умывали грязные ноги предателя, только что возвратившегося с своего гнусного торга.


    Источник

    Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 470-471

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Иисус говорит и пр.: в ответе Своём на эти слова Симона Господь отчасти указывает ему и вместе прочим ученикам, которые также могли не понимать Его действия, на тот высший смысл, какой в нём заключается, но указывает ещё несколько загадочно, а евангелист далее поясняет эту загадочную речь. — Омытому нужно и пр.: простой буквальный смысл слов Господа таков, что кто омыт, тому более ничего не нужно, как только омыть ноги (к которым на дороге может пристать нечистота), потому что, как омытый, он чист всем телом, кроме ног. — Но дальнейшие слова — и вы чисты, но не все — показывают, что под простым буквальным смыслом изречения скрывается другой высший смысл, именно: кто из вас (апостолов) достиг уже нравственного очищения духа в общении со Мною, подобно очистившему тело своё омовением, тому нужно только очищение от неизбежных в жизни частных греховных пятен, как омовение одних только ног омытому; он вообще чист в своей нравственной личности, ему нужно не всецелое, но частное омовение — очищение. Это — частое покаяние пред Богом во грехах своих. — И вы чисты, продолжает Господь, делая применение только что высказанной общей истины к Своему малому обществу, и — вы чисты в том смысле, в каком говорил Я об омытом, вы стяжали себе в общении со Мною эту нравственную чистоту вообще (ср. Ин. 13:10), и вам нужно только частное очищение, как омытому — омовение только ног; но не все вы таковы, заключает Господь: есть один между вами, который из общения со Мною не вынес этой нравственной чистоты духа и остаётся нечистым. Так объясняет сам евангелист изречение: вы чисты, но не все, ибо, говорит, знал Он предателя Своего (ср. Ин. 6:64 и прим.).

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Господь отвечает Петру, что тот не нуждается во всецелом очищении, подобно тому, как искупавшийся в реке человек не имеет нужды, выйдя на берег, обливать себя водою: ему нужно сполоснуть только ноги, к которым пристала грязь, пока человек дошел до того места, где положил свою одежду. В крещении покаяния и в постоянном обращении со Христом ученики Христа уже очистились, насколько это было возможно до ниспослания Духа Святого, но тем не менее "хождение" среди рода развращенного и грешного (Мф. 17:17) не могло не оставить на ногах учеников некоторых грязных пятен, которые Господь и предлагает им смыть Его благодатью или любовью. Очень возможно, что при этом Господь хотел дать понять Петру, что он должен отрешиться от узкого иудейского воззрения на Мессию и Его Царство: это действительно мешало Петру примириться с мыслию о необходимости для Христа крестной смерти (Мф. 16:22). Но не все. Этим Господь, с одной стороны, давал понять, что Ему хорошо был известен замысел предателя, с другой, Он и в эти последние минуты обращался к совести Иуды, давая ему время одуматься.

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Симон не хотел, чтобы его Учитель умывал ему ноги. Целью же Господа нашего было... научить вас сердечно любить друг друга и с готовность друг другу помогать. Но Петр не знал, что такова была цель Его действия. И вот Господь наш вновь сказал ему, все еще противящемуся: Если не умою тебя, не имеешь части со Мною (Ин. 13:8). Поскольку из этих слов Петр заключил, что умовение ног будет вместо крещения1 и что после того он обретет свою часть с Господом, так что сможет сказать, что целиком очистился, — то Господь исправил его неведение, сказав: Омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь; и вы чисты, но не все. Затем евангелист, поясняя слова нашего Господа, добавил: Ибо знал Он предателя Своего, потому и сказал: не все вы чисты (Ин. 13:11). Говоря Симону, наш Господь имеет в виду: «Это — не крещение во отпущение грехов. Вы уже приняли его однажды и во второй раз в нем не нуждаетесь, ибо очистились тогда, когда крестились. Теперь необходимо умыть только ноги, и вскоре узнаете, зачем это нужно». Ученики, разумеется, приняли крещение во отпущение грехов от Иоанна, и учение нашего Господа утвердило их, побуждая к добродетельности. А потом нисшедший Дух сделал их совершенными, когда излился на них.

    Примечания

      *1 См. также Тертуллиан, О крещении 12.

    Источник

    Комментарии на Евангелие от Иоанна 6.13.6-13, CSCO 115:256-57.

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Господь, получив повод, обличает предателя, что он имеет нечистую мысль, нуждается в омовении от лукавства и перемене своего намерения. Вы, говорит, будучи омыты, не нуждаетесь еще в другом омовении, а один – нечист и нуждается в омовении. – Многие спрашивают: почему Господь сказал апостолам: "вы чисты", когда они еще не были освобождены от грехов, не получили Духа, так как грех еще царствовал, клятва еще сохраняла свою силу, ибо Агнец, вземлющий грех мира, не был еще заклан, Искупитель наш от проклятия не был еще повешен на древе? В каком же смысле апостолы были чисты? Можно сказать, что хотя они совершенно и не были освобождены от грехов, но они чисты чрез слово, которое проповедовал им Господь (Ин. 15:3), чисты, по крайней мере, в том отношении, что уже приняли Свет, уже освободились от иудейского заблуждения. Ибо слушай, как Исаия научает нас омываться: "омойтесь и очиститесь, удалите лукавствие от душ ваших" (Ис. 1:16). Посему и учеников Своих Господь справедливо называет омытыми и чистыми; ибо они пребывали со Христом со всяким незлобием и простотою.

    Толкование на группу стихов: Ин: 13: 10-10

    Чтобы объяснить ученикам значение совершаемаго омовения, Спаситель указывает им на положение человека, омывшагося в воде. Тот выходит после омовения чистым: но становясь ногами на земле, марает их пылью, и потому должен снова омыть их. За исключением одного, ученики Христовы были чисты, как омытые живоносным учением Его (Ин. 14:3.). Оставалось омыть ноги. Нужно было смыть пыль и нечистоту, приставшия к ним от соприкосновения с миром, среди занятий и дел земных, при обращении с земными людьми. Такова жизнь земная! Пока человек живет на земле, он волею и неволею марает ноги в пыли, никак не спасается от нечистот греха, хотя глава его поднята к небу, дух и ум устремлены в горнее, сердце бьется чувствами небесными. Грехопадения кто разумеет? От тайных моих очисти мя, молился Давид (Пс. 18:13.). Таким образом после возрождения в купели крещения необходимо каждому омовение благодатию покаяния; особенно это надобно повторять пред св. евхаристиею, как и Спаситель омыл ноги учеников пред сею тайною.

    Источник

    Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа, 3