yandex

Библия - Евангелие от Иоанна Глава 13 Стих 7

Стих 6
Стих 8

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

И тот, испугавшись величия Господнего поступка, все же не позволяет совершить то, причину чего он еще не понимал, и по-прежнему не хочет видеть и не может стерпеть у ног своих смиренного Христа.


Источник

Толкование на Евангелие от Иоанна. Перев. проф. Тюленева В.М. Рассуждение 56. М. Сибирская благозвонница, 2020. - Т.2. С.280

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Видеть в таком положении Божественного Наставника для всех было странно, больно, не совместимо с тем чувством уважения и благоговения, с каким привыкли смотреть на Него. Однако при таком уважении никто не осмелился прекословить исполнению Его воли. Только пламенный, решительный Петр не мог подавить в себе этого волнения. И даже тогда, когда Господь после первого отрицания указал ему на то, что он еще не понимает значения этого действия, а уразумеет его после, еще не было побеждено его сопротивление.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 208++

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

У иудеев было принято, чтобы ученики исполняли для равви все обязанности рабов, за исключением мытья ног. Только рабы мыли ноги своим хозяевам. Таким образом, Иисус делает для апостолов то, что считалось слишком унизительным даже для учеников по отношению к равви. Поэтому Пётр, видя в происходящем лишь неестественный обмен ролями, препятствует Учителю: «...не умоешь Ты моих ног вовек. Ответил ему Иисус: если не умою тебя, ты не имеешь части со Мною». Отметим, что Господь отвечает: «не умою тебя», а не ноги.


Источник

Прокопчук Александр, прот. Лекции по Евангелию от Иоанна. / Протоиерей Александр Прокопчук. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во ПСТГУ, 2015. - С. 111

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Предположению, что умовение ног было пред вечерею, нисколько не препятствует выражение ев. Иоанна (2): δείπνου γενομενου1, потому что это выражение само но себе может значить только: „когда вечеря уже была приготовлена». Поэтому дело можно представлять так: после того как вечеря уже началась и Иисус возлег за трапезою, Он однако не открыл самаго пасхальнаго торжества, по, по поводу спора учеников о первенстве, встал с вечери (ст. 4) и приступил к умовению ног ученикам. Если, далее, справедливо предположение, что упоминаемый ев. Лукою спор о первенстве учеников был для И. Христа поводом умыть им ноги, то мы здесь будем иметь такое различие между евв. Луки и Иоанна: первый имеет в виду передать лишь учение И. Христа о смирении и потому лишь кратко указывает на спор учеников о первенстве как на повод к этому учению, не раскрывая подробно, откуда начался этот спор, и не передавая об умовении ног; ев. Иоанн главное свое внимание обращает на то, что в умовении ног ученикам, кроме урока смирения, совершилось высшее проявление любви И. Христа к „Своим», имеющим остаться после Него в мире. Тогда как в среде Его учеников был враг-ученик, уже окончательно порешивший в сердце своем предать своего Господа, тогда как Он вполне сознавал Свое божественное полномочие и достоинство, Он, однако, желая научить учеников собственным примером Своим самоотверженной любви и смирению, принимает на себя должность раба, умывает ноги Своим ученикам, не исключая и Своего предателя, и тем являет Свою любовь к ним до конца (1—3).


Примечания

    *1 Чтение γενομενου еще более благоприятствует этому предположению.


Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 321-322

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Иоанн Златоуст Беседа 70 на Иоанна ч. 2, стр. 302., указывая на слова стиха 6-го: «прииде ко Симону Петру», догадывается, что прежде Петра Господь умыл уже ноги кого-то и думает, что не Иуда ли по наглости своей возлежал выше Петра, и что не ему ли может быть Господь умыл ноги ранее Петра. Это, по-видимому, очень древнее предположение.

Может быть отчасти и омовение ног надо разуметь в пророчестве Иез. 16:9, в словах Господних: «омыл Я тебя водою и смыл с тебя кровь твою и помазал тебя елеем». Нет сомнения, что сие пророчество относится ко всей деятельности Господа нашего Иисуса Христа на земле и заключает в себе и крещение и омытие кровию Господнею человечества и освящение человека Духом Святым в символистике елея. Но и в омовении Господом ног учеников происходит таинство посвящения их и приготовления их к апостольской деятельности, ибо, к ним относятся слова пророчества Исаии Ис. 52:7 и ср. Рим. 10:14–15.: «коль прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благая».

Симон Петр, противясь омовению ног Господом, не согрешал великим грехом самонадеянности, или гордости, но тем не менее согрешал грехом непослушания. Не понимая происходящего, он должен был всецело отдаться воле Того, которого он столь горячо любил. Он грешил, впрочем, из чувства любви к Господу и в порыве благоговения вероятно выразил чувства, волновавшие всех Апостолов в эту минуту (кроме, конечно, предателя). Господь указывает Петру, – и в лице его всем ученикам, – что они должны, хотя не понимают совершаемого действия, безмолвно подчиниться Ему, с полною уверенностью, что мудрость Божия раскроет им понимание сего и всего другого впоследствии, когда придет время просвещения умов их Духом Святым после свершения грядущей тайны.

Петр однако в своем еще не вполне развитом духовном уме и благоговении вторично противится Господу. В эту минуту вероятно священный ужас овладевает им при мысли, что Тот, Которого он исповедал быть Христом и Сыном Божиим Мф. 16:16; Ин. 6:69., хочет служить ему как раб, – и он решается сказать Господу: «не умыеши ногу моею во веки». Тогда Господь, зная верное сердце Петра и честную его душу и великую любовь его, не смотря на все его слабости и увлечения, врачует его угрозой: «не имаши части со Мною». В этих словах указание, что прежде всего Господь требует повиновения. Тогда Петр со свойственною ему подвижностью мысли впадает в другую крайность.


Источник

Опыт изучения Евангелия св. Иоанна Богослова. Том 2. С-Пб.: Изд. И.Л. Тузова, 1887. С.17-18

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Не желая пока вступать в объяснения с Петром, Иисус сказал ему: что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после.

Что я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после

Следовало бы почаще вспоминать эти слова всем, кто ропщет на Бога, не понимая Его предначертаний. «Объясните мне, — говорит Берсье, — почему прерывается прекрасная и полезная жизнь, между тем как столько бесполезных существ остаются влачить свою жалкую жизнь в страдании? Объясните мне, почему испытание часто обрушивается на самых благочестивых людей и, по-видимому, щадит тех, надменность которых оно могло бы смирить своими ударами? Объясните мне все, что кажется нам роковым в природе и истории! Объясните мне все несправедливости, все незаслуженные страдания; объясните мне, почему столько тысяч существ осуждены на рождение и жизнь среди нищеты и позора! О, мы рассуждаем об этом, мы одеваем эти скорби в жалкие лохмотья нашей философии! Но разве это значит найти объяснение? Сознавать свое бессилие, сознавать, что мир движется по пути роковой необходимости и что природа, сокрушая нас своими стихийными силами, не разумнее и не ответственнее простой машины, бесстрастной ко всем слезным мольбам возвратить жизнь человеку, измолотому в сцеплении ее зубчатых колес! Нечего сказать, хорошо утешение! Нет, мы не фаталисты. Когда, отказываясь понять свою судьбу, мы смиренно склоняем голову, то мы преклоняемся пред волей Отца. Отец говорит нам: «Что Я делаю, теперь ты не знаешь»; Отец — и этого нам довольно. Что удивительного в том, что Его намерения не согласуются с нашими? Что удивительного в том, что мы не можем постичь их? «Ты уразумеешь после», — сказал Иисус Христос. Эти слова стали для нас истиной, подтверждаемой опытом. Сколько темных страниц нашей жизни стали нам понятны лишь тогда, когда мы пробегали их по истечении многих лет! Вы жаловались на свои неудачи, на несбывшиеся надежды, на расстроенные планы, на испытания, постигшие вас; вы обвиняли свою злую судьбу, вы упрекали, может быть, Бога — и вот, во всех этих испытаниях заключалось ваше благо. Этого, конечно, вам было достаточно, чтобы смириться и обратиться к Богу. Последнее, окончательное объяснение будет дано нам за пределами этого мира. Тогда мы узнаем причины всех этих беспорядков, смут, несправедливостей и торжества зла, смущающих ныне нашу веру» (Берсье. Беседы).



Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 39. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 579-80

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Отвеща Иисус и рече ему: еже Аз творю, ты не веси ныне чему Я учу таким делом. Уразумееши же по сих когда Я объясню. Действительно, немного спустя, Господь сказал: «аще убо Аз умых ваши нозе, Господь и Учитель, и вы должни есте друг другу умывати нозе» (Ин. 13:14). Или — «уразумеешь после», т. е. когда увидишь, что Я вознесся на небо, когда сойдет на вас Утешитель, — тогда ты уразумеешь, каков Я, какое дело Я совершил и для чего?

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Ап. Петр, увидев Господа, начавшаго умывать ноги Своим ученикам, был поражен таким смирением Его, и тогда как прочие ученики, вероятно, тоже в смущении, безпрекословно давили Господу совершать омовение их ног, он возразил противь сего. Святые Отцы (Злат. и Феоф ) думают так, что Господь сначала умыл ноги Иуды, и тот, по своей дерзости, не воспротивился сему, а потом подошел к Петру. Об ап. Петре известно, что он был человек пламенный, любящий, стремительный; и потому когда прочие апостолы как бы не смели высказать, он высказался: Господи! Тебе ли и пр. Так не раз было с ним (Мф. 16:13. и дал. Ин. 6:68). Что Я делаю (еже Аз творю), теперь Ты не знаешь, (не веси ныне), а после (по сих) уразумеешь. Т. е. ты не понимаешь духовнаго смысла того действия, которое Я совершаю, но поймешь его после, когда Я сейчас разъясню (ст. 12 и дал.), и затем впоследствии, во время своей жизни и апостольской деятельности. «Да и как бы мог понять это, вопрошает один из толкователей Евангелия, понять Петр, мечтавший о близости земного царства, готовящагося Его Учителю?.. Позже он поймет, узнает, что есть иное царство, кроме того, о котором он мечтал, есть иной венец, иная победа: крест покажет, к какому торжеству стремился его Учитель, и то уничижение, которое теперь смущает его, станет в его глазах вечным напоминанием о том, что и ему, подобно Учителю, следует искать в смирении свое истинное величие. Слова И. Христа Петру относятся также и ко всем нам. «Ты не знаешь теперь, что Я делаю, уразумеешь после», -так может сказать Господь каждому, ропщущему на постигающее его несчастие. Мы, напр., часто жалуемся на те или другия неудачи, на несбывающияся надежды, на разстроенные планы, на испытания, постигающия нас, и вот впоследствии узнаем, что во всех этих испытаниях заключалось наше благо. Но окончательное объяснение непонятных для нас судеб Божиих последует за пределами сего мира: тогда все тайное сделается для нас ясным». (Сбор. Барс.).



Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Иоанна. М., 1915. Зач. 44. С.169

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Т.е. (после узнаешь) какая от этого выгода как полезен этот урок, как это может расположить нас ко всякому смиренномудрию... Что значит: «уразумеешь после»? Когда именно «после»? Тогда, говорит, когда именем Моим будешь изгонять бесов, когда увидишь Мое вознесение на небо, когда узнаешь от Духа, что Я восседаю одесную Отца, — тогда поймешь то, что теперь совершается.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Что «уразумел после» о действиях Иисуса апостол Петр? (Ин. 13:7). Слово «после» допускает предположение, что Спаситель имел нечто подлежащее уразумению сверх объяснений, данных Им словами «Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу» (Ин. 13:14). Каков таинственный смысл омовения ног учеников? Господь сказал уразумеешь после (Ин. 13:7): отчасти в наступающую ночь, когда на опыте падения апостол Петр понял необходимость уничижения и смирения, которое проявил Учитель, умывший ноги Своим ученикам, а окончательно, когда вознесется Иисус Христос на Небо, и сойдет на апостолов Святой Дух Утешитель, Который откроет сокровенный смысл величайшего самоуничижения на Кресте Спасителя мира. У евреев омовение ног гостям было обязанностью слуг. Иисус Христос, умыв ноги ученикам, символически показал, что Он пришел в этот мир ради служения людям: Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мк. 10:45).

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Господь омывает ноги учеников «во время вечери» (Ин. 13:2). Нашего внимания требуют некоторые подробности. Прежде всего само омовение. Не составляя части ветхозаветного пасхального ритуала, оно упоминается иногда как дело любви (1 Тим. 5:10, ср. еще Лк. 7:44). Таковым оно представляется и в нашем случае: образ служения в любви и смирении. Далее – образ опоясания. Оно выражено в Новом Завете разными глаголами от корня ζώννυμι (в нашем случае διαζώννυμι). В Лк. 17стоит περιζώννυμι. Речь идет о рабе, возвратившемся с поля, которого Господин его призывает к служению: «...приготовь мне пообедать и, подпоясавшись, служи мне". Как и омовение, образ служения. Такое же значение глагол ζώννυμι может иметь и в словах Господа Петру Ин. 21:18: «Когда ты был молод, то опоясывал сам себя и шел, куда хотел». Тоже служение или вообще – физический труд. И в наше время на Востоке и на Юге люди физического труда затягивают себя для работы длинным тугим поясом. В свете этих параллелей образ опоясания сильнее подчеркивает мысль служения в образе омовения. Но в этом же стихе Ин. 21:18 образ опоясания, выраженный снова просто глаголом ζωννύμι, встречается вторично и относится к апостолу Петру не в молодости, а в старости: «Когда состаришься, протянешь руки твои, и другой опояшет тебя и поведет, куда не хочешь» (ст. 18b). И евангелист поясняет: «Это Он сказал, давая понять, какою смертью он прославит Бога» (Ин. 21:19). Образ опоясания есть не только образ служения, но и образ смерти и, что особенно важно, в самом Ин. 103. Позволительно думать, что, омывая ноги учеников, Господь помышлял не только о служении, но и о смерти: о служении, осуществляемом в смерти. В час Страстей это служение, осуществляемое в смерти, трудно понимать иначе, чем служение Страстей.

Если для Иисуса омовение ног учеников есть образ Его Страстей, спрашивается, какое значение имело оно для самих учеников? Первый ответ на этот вопрос есть ответ отрицательный. Омовение ног не было очищением учеников, или, с полной точностью, очищение учеников не было главной целью омовения. Здесь мы встречаемся с критической проблемой стиха Ин. 13:10, дошедшего до нас со многими разночтениями, причем кодекс N и некоторые другие источники не имеют слов ει μή τους πόδας («разве только его ноги»). Без этих стихов он звучал бы в русском переводе: «...омытого104 нет нужды мыть». Этим отрицалось бы за омовением ног всякое очистительное значение. Но объективные данные (к которым прибавилось теперь и свидетельство ξρ66), не позволяют дать предпочтение этой краткой форме. В какой-то мере омовение ног имеет значение и очищения. Но Господь его ограничивает одними ногами. Почему – не объясняется. Не потому ли, что к ногам прилипает пыль враждебного мира? В таком случае это была бы Иоанновская параллель к синоптическому отрясанию праха от непослушного города (ср. Мф. 10:14; Мк. 6и др.). И если образ воды заставлял бы в первую очередь думать об очищении, самое употребление воды в нашем случае вызывает ряд вопросов. И прежде всего, если Иисус и пришел водою, то свидетельству Иоанна Крестителя как свидетельству водою уже настал конец. Нам это показал анализ Ин. 10:40–42. Поскольку омовение ног не было частью иудейского пасхального ритуала, употребление воды в Ин. 13 не могло иметь и того значения отмены ветхозаветного строя, какое оно имело в других случаях упоминания воды в гл. I-Х. Темы о воде в прежнем смысле оно не ставит. Для чего-то образ воды евангелисту был нужен. Но ответа на этот вопрос повествование об омовении не дает. Некоторую возможность ответа нам приоткроет анализ Прощальной беседы. Сейчас мы должны возвратиться к ученикам.

К положительному ответу на вопрос о значении омовения ног для учеников нас может привести толкование отдельных подробностей символического акта. И прежде всего: то, что омовение ног имело место во время вечери. Как мы знаем, вечеря и в Ветхом Завете, и в Новом есть образ Царства Божия. Сюда относится и образ возлежания в Царстве (Мф. 8:11; Лк. 13:29), и такая притча, как притча о великой Вечере в Лк. 14:16–24, о брачном пире царского сына в Мф. 22:2–14, о десяти девах в Мф. 25:1–13 и многое другое. В Ин. 13 ученики вместе с Иисусом возлежат на вечере, которую Господь прерывает для омовения и продолжает по омовении. Второе: когда Петр пытается удержать Иисуса от омовения его ног, Господь ему возражает: «Что Я делаю, ты не знаешь теперь, но поймешь потом» (Ин. 13:7). Это «потом», μετά ταΰτα, требует сопоставления с такими местами Ин. , как Ин. 2и Ин. 12:16, о которых в свое время шла речь: уразумение непонятого в опыте Страстей. Петр продолжает сопротивляться и Господь ему говорит: «Если не умою тебя, ты не имеешь части со мною" (Ин. 13:8). Части – в чем? Очевидно, в том пути, которым идет Иисус. Этот путь Страстей, который приводит к Славе. Омовение ног учеников означает приобщение их к Страстям Иисуса. У синоптиков это приобщение достигается участием их в Евхаристической Трапезе. Иоанн не повествует об установлении Евхаристии. Но он дает учение о Евхаристии в Капернаумской беседе гл. VI и вводит в рассказ о Последней Вечере повествование об омовении, которое в контексте имеет такое же значение, как в синоптическом предании имеет установление Евхаристии. Эта мысль о приобщении учеников к Страстям Учителя евангелистом не высказана: к ней приходит сам читатель Евангелия, вникая в отдельные подробности символического акта.


Источник

Водою и Кровию и Духом. Толкование на Евангелие от Иоанна. Электронное издание. С. 99-101

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Но Христос откладывает объяснение этого поступка до Своего времени, потому что Он имел вполне достаточную причину тому, чтобы совершенное Им Петр уразумел «после этого», говорит, очевидно, когда Он сделает пространнейшее объяснение этого. Так же и это нам вместе с другим принесет немалую пользу. Смотри, как Он, когда время призывало к делу, откладывает слова, а когда, напротив, время побуждало к слову, прекращает дело. Все должно принадлежать соответствующему и надлежащему времени.

Источник

"Толкование на Евангелие от Иоанна". Часть 3-я. Книга девятая.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

άπεκρίθη aor. ind. pass, (dep.) от άποκρίνομαι отвечать, γνώση fut. ind. act. от γινώσκφ знать.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Поведение Петра во время омовения ног невольно показывает нам, каким искушениям подвержен самый искренний ученик. Он импульсивен, он бросается в крайности, даже тогда, когда по смыслу они противоположны друг другу. Сначала он не хочет, чтобы Иисус умыл ему ноги. Потом он хочет, чтобы Иисус умыл ему не только ноги, но и голову. Нам часто хочется решать самим, что Господь должен был бы сделать и как. Но Иисус желает лишь, чтобы мы вверились Ему. И ждет от нас благоговейной покорности Его воле, пусть даже и не вполне понятой нами.


Источник

Монах Восточной Церкви. Иисус очами простой веры. Никея, 2019. - С. 115

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Ты теперь не знаешь: т. е. не разумеешь внутреннего смысла того действия, которое Я теперь совершаю. Пётр видел только внешнее действие Господа — исполнение Им обязанности раба, и глубоко поражён был этим, но уразуметь более глубокий смысл сего действия должен был, по слову Господа, после, т. е. после имеющего сейчас последовать разъяснения Господом смысла его (ст. Ин. 13:12 и далее), и потом уразумевать более и более всю глубину смысла сего действия опытами всей жизни и апостольской деятельности — в отношении к верующим во Христа.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

-10 Петр был не в состоянии понять символическое значение этого действия, предвозвещавшего крест Иисуса, на котором было достигнуто очищение от грехов, даруемое Божиим прощением. Петр и в некоторых других случаях говорил: "нет, Господи" (Мф. 16:22; Лк. 5:8; Деян. 10:14), хотя два этих слова находятся в остром противоречии друг с другом. В ответ Иисус поясняет, что омовение души, имеющее гораздо более важное значение, чем физическое очищение, может быть достигнуто только через пролитие Его крови. И позднее Петр полностью осознает это (ср. 1 Пет. 1:18-21).

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Иисус учит, что это было тайной... Что же означал поступок Иисуса, когда Он омывал ноги ученикам? Делает ли Он, омывая их ноги и отирая полотенцем, которым был препоясан, ноги пригодными к тому, что ученикам предстоит возвещать блага?1 <...> Ноги возвещающих блага стали пригодными, чтобы омытые, и очищенные, и отертые руками Христа, они были в силах выйти на святой путь и пройти по сказавшему: Я есмь путь (Ин. 14:6). Ибо он — один, и всякий, кому омывает ноги Христос, проходит этот живой и приводящий к Отцу путь. Этот путь не допускает ног оскверненных и еще не чистых. Моисей был должен снять обувь со своих ног, поскольку место, на которое он ступил, в котором он стоял, была земля святая (см. Исх. 3:5). То же и Иисус Навин (см. Нав. 5:15)... Омыть ваши ноги для Меня есть символ очищения путей ваших душ, чтобы они стали пригодными, в то время как вам предстоит возвещать блага и чистыми ногами войти в человеческие души. Ты же ныне не знаешь этой тайны, поскольку еще не вмещаешь знания ее. Более своевременным оно будет в тебе, когда Я омою твои ноги. После омовения ты узнаешь, когда, будучи просвещен, постигнешь это таинство.

Примечания


Источник

Комментарии на Евангелие от Иоанна 32.76-77. 80-82, 87-88, TLG 2042.079, 32.7.76.5-6, 77.1-4, 80.1-82.4, 8.88.1-4.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Господь не признает возможным в настоящее время выяснить Петру весь смысл Своего действия: Петр поймет это после, т. е. отчасти в наступающую ночь, когда Петр на опыте собственного падения постиг необходимость смирения и сомоуничижения, которое проявил Господь в обряде омовения ног, частью же впоследствии, по воскресении Христа, когда Петр увидит, к чему приведет Христа Его самоуничижение (ср. 1 Пет. 3:22).

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Что же Господь? Он говорит: что Я делаю, теперь ты не знаешь того; дело Мое заключает в себе глубокое смирение, которому Я и вас учу. Однако же после того, как ты именем Моим будешь изгонять бесов, когда увидишь Мое вознесение на небо, когда от Духа Святаго узнаешь, что Я восседаю одесную Отца, тогда ты поймешь, что Тот, Кто смирился до того, что умыл ноги твои, Тот Самый дает тебе такую силу над бесами и вознесся, и прославился с Отцом, нисколько не унизившись от смирения. А потому и сам ты внедри в себя смирение, которое не унижает, а более возвышает.

Толкование на группу стихов: Ин: 13: 7-7

Это значит, что дело Петра повиноваться воле Господа и смирение свое свидетельствовать покорностию: это необходимо уже и потому, что Петру неизвестно теперь значение деяния Спасителева и может быть понято им только впоследствии.


Источник

Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа, 3