yandex

Библия - Евангелие от Иоанна Стих 28

Стих 27
Стих 29

Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

Он здесь тебя учит, о чем помышлять, учит, что говорить, Кого призывать, на Кого уповать, Чью твердую и Божественную волю ты должен поставить над своей — человеческой и немощной. Пусть не покажется себе, что Он утратил Свои высоты, желая поднять тебя из глубин твоего падения. Он воспринял немощь человека, чтобы научить нас, в печали и в горести, говорить: Впрочем, не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26:39). Ведь человек продвигается от человеческих свойств к божественности, когда воле Божественной отдается предпочтение над волей человека.


Источник

Трактат на Евангелие от Иоанна 52.3, Сl. 0278, 52.3.13.

***

И прославил — прежде сотворения мира, и еще прославлю — когда Он воскреснет из мертвых и вознесется на небо. Можно и иначе понять. И прославил может относиться к тому времени, когда Он был рожден от Девы, когда совершал чудеса, когда к Нему пришли поклониться волхвы, ведомые звездой небесной, когда был признан святыми, исполнившимися Святого Духа. И когда, по схождении на Него Духа в виде голубя, Он заявил о Себе и явлен был через голос, пришедший с Небес; когда Он преобразился на горе; когда показал многие чудеса, множество людей исцелив и очистив, накормив толпы немногими хлебами, повелев повиноваться ветрам и волнам; когда воскрешал мертвых. И еще прославлю может относиться к тому времени, когда Он воскреснет из мертвых и смерть уже не будет господствовать над Ним; когда как Бог вознесется над небесами и над всей землей - слава Его1.


Примечания


Источник

Трактат на Евангелие от Иоанна 52.4, Сl. 0278, 52.4.2.

***

Он научил тебя, о чем помышлять; Он научил тебя, что говорить, Кого призывать, на Кого уповать, Чью волю, твердую и Божественную, предпочесть своей воле, немощной и человеческой.

Да пусть не покажется тебе, что Он утратил что-то от горнего, жедая, чтобы ты поднялся от дольнего. В самом деле, Он позволил Себе быть искушаемым диаволом, которым, если бы не захотел, не мог быть искушаем, и такие ответы дал диаволу (см. Мф. 4:1—10), которые ты должен давать во время искушений. Хотя Он и был искушаем, однако не подвергался опасности, чтобы научить тебя, оказавшегося в опасности в момент иску-шения, как отвечать искусителю и не идти вслед за искусителем, но избежать опасности искушения. Как Он здесь сказал: душа Моя теперь возмутилась, — так и там говорит: душа Моя скорбит смертельно (Мф. 26:38) и: Отче! Если возможно, да минует Меня чаша сия (Мф. 26:39). Он принял немощь человека, чтобы научить его, столь омраченного и сокрушенного, сказать то, что следует далее: впрочем, не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26:39). Ибо именно так человек обращается от человече-ского к Божественному: когда волю Божественную предпочитает человеческой воле. К чему же относятся слова: прославь имя Твое, — если не к Страстям Его и Воскресению? Что еще это означает, кроме того, что Отец должен прославить Сына, Который прославит имя Свое в подобных страданиях за рабов Своих? Отчего и написано о Петре, что Господь для того сказал о нем: другой препояшет тебя и поведет, куда не хочешь, — чтобы указать, какой смертью он прославит Бога (Ин. 21:18—19). Так вот, и в нем Бог прославил имя Свое, потому что так Он прославляет в членах Своих Христа.

Тогда пришел с неба глас: и прославил и еще прославлю . То есть: «И прославил, прежде чем Я создал мир; и еще прославлю, когда Он воскреснет из мертвых и взойдет на небо». Можно понять и иначе. И прославил — когда Он родился от Девы; когда Он проявил Col. 1771 силы; когда Ему поклонились волхвы, увидев звезду на небе; когда Он был признан святыми, исполненными Святого Духа; когда был обнаружен снизошедшим в образе голубицы Духом; когда на Него указал голос, прозвучавший с неба; когда Он был преображен на горе; когда Он совершил множество чудес; когда многих исцелил и очистил; когда накормил немногим числом хлебов великое множество народа ; когда повелевал ветрами и волнами; когда воскрешал мертвых. И еще прославлю — когда Он воскреснет из мертвых, когда смерть не будет больше властвовать над Ним, когда Он вознесется как Бог на небеса, и по всей земле разойдется слава Его.


Источник

Толкование на Евангелие от Иоанна. Перев. проф. Тюленева В.М. Рассуждение 52. М. Сибирская благозвонница, 2020. - Т.2. С.237-238

Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

Но Божественная природа сейчас же побеждает это смущение, побуждая молиться: «Отче, прослави Имя Твое», т.е.: «Да совершится то, ради чего я пришел на землю». В ответ Сам Отец Небесный подкрепил Своего Возлюбленного Сына на предстоящий Ему подвиг, возгремев с неба: «И прославих, и паки прославлю», т.е.: «прославив уже многочисленными делами, знамениями и чудесами, и вновь прославлю через предстоящия скоро крестные страдания, смерть и воскресение».

Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

Беседа Отца с Сыном не ведется с помощью голоса, поскольку Божество выше голоса, но ради слышания людей с небес от лица Отца к Сыну посылается глас, чтобы услышавшие лучше постигли Христа и познали Его божество, а не только человечество. Отцу не прибавляется славы, поскольку Он всегда ее имеет. Впрочем, слава прибавляется Ему настолько, насколько она становится ясной и постигается в человеческом познании. Но и относительно Сына не следует полагать, что Он прославляется от бесславия: Он прославляется настолько, насколько изначально незримый Он был явлен по плоти глазам людей. Глас не завладел слухом присутствовавших, однако Сына прославляет то, как появился глас. Ибо был закон, передаваемый от отцов: из уст Бога не изрекается слышимых слов. Ведь и Моисей и все прочие, которые сообщили о слышимых словах Бога, описывали их людям, утверждая, что способ говорения был ангельский. Если же и мы допустим, что тот, кому принадлежит глас, есть ангел, то справедливо будет заключить, что Отчий глас, посланный свыше человеку, был услышан через ангела. Иисус ответил и сказал: Не для Меня был глас сей. Ибо ни в чем не нуждался Тот, Кто знает Отца и то, что принадлежит Отцу. Итак, чтобы мы познали, Кто Он есть в отношении к Богу, Иисус не позволяет считать Себя чем-то малым и думать, что Он — один из пророков. Заметь, «прославь имя Твое» — это не то, что относится к Спасителю, сущему как Слово Божие. Таким образом имя принадлежит Отцу, но это имя не состоит из слогов и не обозначается звуками, а открывает свойство Отца. Имя Божие следует мыслить согласно тому, что сказано псалмопевцем: Буду возвещать имя Твое братьям моим (Пс. 21:23). Ибо как иначе следует понимать говорение именем Божиим.

Источник

Фрагменты на Евангелие от Иоанна 84, TLG 2074.038, 84.1-22.

Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

До сих пор И. Христос более созерцал высокую цель Своего пришествия на землю—спасение людей; дух Его полон был восторга и тон речи Его был радостный, торжественный. Но вот мысль Его останавливается теперь на том пути, который ведет к этой цели, на страданиях и смерти, близко Ему предстоящих. Богочеловеческий дух Его возмущается при живом представлении смерти, этого противоестественнаго конца человеческой жизни. Но невольное ощущение некотораго содрогания перед смертию,—дань человеческой природе,— не имело никакого влияния на волю И. Христа; оно быстро сменяется в Нем подпою решимостию претерпеть и смерть, чтобы прославить Отца: «душа моя возмутилась; и что мне сказать? (сказать ли) Отче! избавь Меня от часа сего? Но на сей час Я и пришел. (Нет; но скажу) Отче! прославь имя Твое чрез Меня, чрез все то, что должно быть со Мною, сообразно с целью Моего пришествия на землю». Тогда пришел глас с неба: « прославих, и паки прославлю. Различно воспринят и понят был глас сей различными слушателями: для решительно неспособных к восприятию небеснаго гласа это был просто гром; другие же слышали членораздельные звуки, хотя и не разобрали, ее поняли их; они сделали заключение, что с Иисусом Ангел говорил; апостолы же, как видно из того, что один из них, Иоанн, дает нам повествование о сем событии, вероятно, удостоились внятно слышать и понять этот глас. В этом случае с различными слушателями было то же, что при обращении ап. Павла с его путниками (Деян. 9:3 и д. 26:13' и д.).


Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 294

Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

Три раза был глас с небеси, свидетельствующий о Господе Иисусе. Первый раз был глас с небеси при крещении Господа; второй раз при Его преображении на Фаворе, и третий раз в Иерусалиме после молитвы Господа: «Отче, прославь имя Твое». Первый раз глас с небеси свидетельствовал крестителю Иоанну, первому свидетелю Христа на земле; второй раз небесный глас был при трех учениках, бывших на святой горе и долженствовавших вместе с другими Апостолами свидетельствовать о Господе перед целым миром. Наконец третий раз «народа ради глас сей бысть». В эту миннуту Господь стоял окруженный толпою, среди которой были и язычники, пришедшие в Иерусалим на поклонение. Господу угодно было, чтобы знамение с небеси утвердило в сердцах, способных верить, убеждение в Божественности Его, Богочеловека. «Слово всегда было прославлено прежде всех времен, но Оно плоть бысть, чтобы освятить и обожить людей и в Себе прославить плоть», говорит св. Афанасий Великий Слово на Aриан третье в изд. 1852, ч. 2, 437.. Посему глас с небеси свидетельствовал о том, что вера в Господа Иисуса, стоявшего перед народом в образе человека, есть воистину вера в Бога, во второй Ипостаси являемого людям. И глас сей был всеми услышан, но не всеми понят, ибо понимание его, как всякого глагола Божия, зависит от того, насколько сердце человеческое готово к восприятию слова Божия. Народ вообще сказано слышал, до него дошли звуки, но не все поняли знамение; некоторые говорили, что это гром, другие, более подготовленные, говорили, что это глас Ангела; вероятно одни только ученики Господа вполне ясно уразумели слова Божии, но и они вполне поняли значение их лишь по воскресении и прославлении Господа. Одно должны были понять все и весь народ, что совершилось торжественное проявление воли Божией, что оно совершилось по молитве Того, Который возгласил мертвого Лазаря из гроба и которого народ недавно встретил как царя своего на спуске с горы Елеонской.

Выше в ст. 24-м Господь указывал на страдальческую смерть Свою; глас с небеси указывает на прославление Бога в Сыне Его, восприявшем плоть. Но в самой вольной смерти Господа и в следующем за ней воскресении и является высшее прославление Богочеловека, Бога Вседержителя, сострадающего со всем человечеством в самых ужасных страданиях, какие только могут быть для человека на земле. Это должны были узнать ученики: и с одной стороны глас с небеси должен был спасти их от отчаяния, когда они увидят Господа умирающим на кресте, а в будущем должен был осветить для них весь план Божественной мудрости и указать, как было приуготовляемо и исполнено спасение людей, о котором им после воскресения Господа поручена была проповедь всему миру.

Для народа Иерусалимского глас с небеси имел еще и другое значение: он был свидетелем против народа, ибо все слышали знамение, все ведали, что сие знамение было в ответ на молитву Господа Иисуса, – и однако народ сей через несколько дней после сего кричал по наущению фарисеев: «распни, распни Его!»

«народа ради глас сей бысть».

После сего Господь, продолжая раскрывать тайны, совершающиеся Его пришествием, глаголет:

Ин.12:31. Ныне суд есть миру сему: ныне князь мира сего изгнан будет вон:


Источник

Опыт изучения Евангелия св. Иоанна Богослова. Том 1. С-Пб.: Изд. И.Л. Тузова, 1887. С. 446-448

Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

В словах Иисуса, пришедшего в Иерусалим (Ин. 12:27—29), ясно и определенно звучит предсказание о Его смерти: «Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришёл. Отче! прославь имя Твоё. Тогда пришёл с неба глас: и прославил, и ещё прославлю. Народ, стоявший и слышавший то, говорил: это гром. А другие говорили: Ангел говорил Ему».

Внимательно вчитываясь в этот отрывок, понимаешь, что здесь речь идет о том же, о чём синоптики рассказывают как о молитве в Гефсиманском саду. В Евангелии от Матфея (Мф. 26:38—39) Иисус взывает: «…душа Моя скорбит смертельно… Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты». В Евангелии от Луки (Лк. 22:43) упоминается об ангеле, явившемся тогда с неба и укреплявшем Иисуса… Разные Евангелия в разных выражениях доносят до нас суть чего-то очень важного.

Итак, стихи 27—29 в Евангелии от Иоанна по смыслу полностью соответствуют текстам синоптических Евангелий о Гефсиманской молитве. Но при этом есть очень важные моменты, отличающие рассказ Иоанна от повествований Матфея, Марка и Луки. У них речь идет о чаше, у Иоанна — о часе, для которого Иисус пришёл в мир. Смысл происходящего открывается нам во всей полноте: «чаша» — это чаша страданий, судьбы, жизненного испытания; а «час» — это тот час, когда Он должен явить Себя людям.

«Голос с неба» сближает рассказ Иоанна с рассказами синоптиков о преображении и крещении Господнем. В трёх Евангелиях Бог говорит: «Сей есть Сын Мой возлюбленный… Его слушайте» (ср. Мф. 3:17;. 17:5; Мк. 1:11;. 9:7; Лк. 3:22;. 9:35). У Иоанна — голос с неба, который укрепляет Иисуса словами: «И прославил, и ещё прославлю». Те, кто знаком с иудейской традицией, знают, что голос с неба, или Бат-Кол, — это момент, когда Бог сообщает людям что-то очень важное. Это форма богоявления, или эпифании.

Если в Гефсиманском саду душа Иисуса «скорбит смертельно», то в рассказе Иоанна душа Его «возмутилась». В Синодальном переводе четвертого Евангелия далее читаем: «Отче! избавь Меня…» Если же мы обратимся к греческому тексту Евангелия, то увидим, что здесь не «избавь Меня», а «спаси Меня» (σῶσόν με). (Кстати, и в славянском переводе — «спаси Мя», и в кассиановском — «спаси Меня».) Синодальные переводчики исходили из смысла, а не из текста. Но получилось так, что была утрачена связь с ветхозаветным текстом, который явно слышится в этом месте Евангелия. Этот стих является почти прямой цитатой из 6-го псалма, и это сразу проливает свет на молитву. В 6-м псалме (Пс. 6:3—5) читаем: «душа моя сильно потрясена» (у Иоанна: «Душа Моя теперь возмутилась»), и далее: «спаси меня ради милости Твоей» (у Иоанна: «избавь Меня от часа сего», т.е. «спаси Меня»). В Евангелии обычно от молитвы, с которой обращается к Богу Иисус, остается два-три слова, и судить о её содержании мы можем, найдя эти слова в соответствующем месте Ветхого Завета.

Нельзя не процитировать это место из 6-го псалма полностью:

«Помилуй меня, Господи, ибо я немощен;
исцели меня, Господи, ибо кости мои потрясены;
и душа моя сильно потрясена;
Ты же, Господи, доколе?
Обратись, Господи, избавь душу мою,
спаси меня ради милости Твоей.
Ибо в смерти нет памятования о Тебе;
во гробе кто будет славить Тебя?
Утомлен я воздыханиями моими;
каждую ночь омываю ложе моё,
слезами моими омочаю постель мою.
Иссохло от печали око моё,
обветшало от всех врагов моих.
Удалитесь от меня все, делающие беззаконие;
ибо услышал Господь голос плача моего.
Услышал Господь моление моё;
Господь примет молитву мою» (Пс 6: 3—10).

И по содержанию, и по настроению, и по другим характеристикам текст Гефсиманской молитвы соответствует тексту псалма — как у синоптиков, так и у Иоанна. Это существенно. В начале XX века английский библеист Б.Ф. Весткотт подчёркивал, что в словах «спаси Меня от часа сего», «от этого часа» предлог «эк» означает не «от», а «из». Таким образом, нужно было бы перевести «из этого часа», иными словами, «выведи Меня из этого часа испытаний победителем».

В синоптических Евангелиях Иисус молится о том, чтобы, если возможно, «чаша сия» была пронесена мимо. В момент, который запечатлен у Иоанна, Иисус уже знает, что чаша не будет пронесена мимо, что ее предстоит выпить до дна. Значит, эта молитва — о даровании той победы, которая и составляет суть Евангелия, — победы Иисуса над смертью.

В Гефсиманской молитве Иисус предстает перед нами более всего как Человек. Его душа потрясена, Ему трудно, страшно. Он признается — и это становится особенно ясно, когда сопоставляешь евангельский текст с 6-м псалмом, — что мучается, плачет, страдает. На это прямо указывают в Евангелии от Луки два стиха из рассказа о Гефсиманском борении (или агонии), где говорится об Ангеле: «Явился же Ему Ангел с небес, и укреплял Его. И, находясь в борении, прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лк. 22:43—44). Эти стихи очень близки к тому фрагменту Евангелия от Иоанна, который мы анализируем.

Надо заметить, что во многих древних рукописях Нового Завета эти стихи отсутствуют: некоторые переписчики исключали их, считая арианскими. Им казалось, что в них чересчур подчеркнута человеческая природа Иисуса, а Божественная показана недостаточно. Они были исключены из текста Евангелия, хотя в древнейшем тексте присутствовали. Однако затем правда все-таки победила, и стихи стали вновь появляться практически во всех рукописях. Значит, это не вставка, а, наоборот, фрагмент, присущий древнему тексту Евангелия, который во времена борьбы с арианством исключили.

В синоптических Евангелиях Иисус во время Гефсиманского моления произносит слова, знакомые нам по молитве «Отче наш», хотя и в несколько иной форме: «Впрочем не Моя воля, но Твоя да будет» (ср. Мф. 26:42; Мк. 14:36; Лк. 22:42). В тексте Евангелия от Иоанна, аналогичном синоптическому рассказу о Гефсиманском борении, тоже присутствует молитва, взятая из «Отче наш». Что такое «прославь имя Твое»? Это то же, что и «да святится имя Твое». Значит, к 6-му псалму можно прибавить еще и молитву «Отче наш». Вот из чего состоит Гефсиманская молитва. Стихи 6-го псалма, полные боли, страдания и муки, передают то, что греки называли «борением». И в Евангелии от Иоанна в наивысшей степени выражено, что это борение, по-гречески — ἀγωνία, разрешается в славословии молитвы Господней: «Отче наш, Который на небесах…»

Стих «прославь имя Твоё» из 12-й главы Евангелия от Иоанна («Да святится имя Твоё» в привычном для нас тексте молитвы) особым образом напоминает нам псалом 115 (113-б): «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу…» «Дай славу», «прославь» — это то же, что и «да святится». А что значит «да святится»? Наверное, это можно истолковать как «да будет явлено нам во всей святости, во всём сиянии имя Твоё».

Имя Божие — это как бы икона, образ Божий. В древности не было икон. Словесной иконой Бога было само Его имя, то имя, которое не только не следует употреблять всуе, как учит Господь во второй заповеди, но которое вообще не принято было произносить вслух. Человек носил его в сердце, молитвенно взирал на него, а в речи или даже при переписывании текста старался заменять его словом «Господь». Имя Бога воспринимается как святыня. На эту тему много написано, и все же то благоговейное отношение к Богу, которое выливается в благоговейное отношение к Его имени, осмыслено нами недостаточно. Вторая заповедь («Не приемли имени Господа Бога твоего всуе») говорит и о благоговении перед Его именем. В чем, правда, мы не всегда отдаем себе отчет, потому что это чувство досталось нам по наследству, мы к нему слишком привыкли. Мы обычно не очень вдумываемся в смысл второй заповеди, очень важный смысл, потому что через отношение к имени Бога мы прикасаемся к самой сердцевине веры в Бога, к самой сути богопочитания.

Бог являет нам Себя через Свое имя. В третьей главе книги Исход Моисей у купины спрашивает Бога: как имя Твое? Что я должен сказать людям, когда они спросят, кто послал меня? Бог у купины называет Себя Сущим, Тем, Кто есть и будет. Бог произносит это непроизносимое людьми имя не из каких-то эзотерических соображений. И здесь нужно провести грань между этим умолчанием и тем тайным знанием, которое присуще практически всем религиям. Эзотерическое знание есть в античных верованиях — у греков и римлян, оно было в Египте и Индии, есть и у современных эзотериков. Это — знание для посвященных, нечто, скрытое от посторонних, от недостаточно зрелых. Но в Евангелии такого эзотерического пласта нет, как нет его и в Ветхом Завете. Библейской религии, из которой выросло христианство, чужд какой бы то ни было эзотеризм. Имя Божие непроизносимо в силу совсем другой причины — огромного перед ним благоговения.

Один из читателей моей книги «Размышления с Евангелием в руках» в письме возражает против высказанной мною мысли, что христианство начинается с коленопреклонения. Вера наша, говорит читатель, заключается не в чём-то внешнем. Но в этой книге я как раз поясняю, что под коленопреклонением имеется в виду не что-то внешнее, не физическое действие, а то благоговение, которое внешне выражается в том, что человек встаёт на колени. Таким образом он хочет выразить Богу чувство бесконечного восторга и благодарности. Поэт К. Р. в стихах

«Растворил я окно, стало грустно невмочь,
опустился пред ним на колени…»

(на этот текст П.И. Чайковским был написан один из самых известных его романсов) передаёт чувство человека, опустившегося на колени перед раскрытым окном, потому что его охватил восторг, хотя и с оттенком грусти, печали. Словом «коленопреклонение» выражается именно такой восторг. Вот в чем смысл древнего и замечательного обычая не произносить имя Бога, не осквернять его устами, а благоговейно вслушиваться в звучание своего сердца. Таким благоговением проникнута молитва Иисуса, которую мы называем — по синоптическим Евангелиям — Гефсиманской и которую слышим в 12-й главе Евангелия от Иоанна.


Источник

Священник Георгий Чистяков. Свет во тьме светит (Размышления о Евангелии от Иоанна). Глава 15. Гефсиманская молитва. Отец и Сын

Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

Объяснив, таким образом, всем присутствовавшим настоятельную необходимость и неизбежность Своей смерти и высказав эллинам в кратких словах сущность Своего учения о самоотверженной любви, Иисус, как Человек, на мгновение смутился при мысли о предстоящей Ему мучительной смерти на кресте. Он не скрывает Своего смущения, но, как и всегда в подобных случаях, немедленно обращается с молитвой к Отцу Своему. В такую тяжелую минуту душевного содрогания перед представшим Его воображению крестом, казалось бы, надо молить Бога об избавлении от этого часа страданий.

Но мимолетное, вполне человеческое смущение скоро сменилось покорностью воле Отца и готовностью идти на крест ради прославления имени Его.

Молитва Иисуса и голос с неба

Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне и голос сказать? не сказать ли: Отче! избавь Меня от часа сего! Нет, не это Я скажу; ведь на сей час Я и пришел. А скажу Я: Отче! прославь имя Твое. Как только Иисус сказал — Отче! прославь имя Твое, — немедленно раздался голос с высоты небесной: и прославил и еще прославлю


Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 36. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С.546

Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

Отче, прослави имя Твое… Имя, прославленное пред небесными силами, прославь также и пред живущими на земле людьми, разумеется – теми знамениями, которые должны будут совершиться при Моей смерти; прославь его славою имени Моего, потому что Моя слава – Твоя. Прииде же глас с небесе: и прославил, и паки прославлю. Прославил совершившимися уже знамениями, и опять прославлю теми, которые должны совершиться при Твоей смерти.

  • **
  • Так Господь говорил и в Евангелии: Отче! прославь Твое Имя. Как же Он прославил? Чрез спасение нас.

    Источник

    Толкование на Пс. 113:9

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    После молитвы Господа к Богу Отцу сначала от избавления Себя от крестных страданий (27 ст.) и затем о предании на страдания словами: Отче, прославь имя Твое (28 ст.); пришел (прииде), т. е. послышался голос с неба: и прославил (прославих) и еще (паки) прославлю. Это—уже третий голос с неба Господу, и голос для свидетельства пред всеми, что И. Христос именно есть Сын Божий, обещанный Мессия. Первый голос был при Крещении, второй при Преображении и третий теперь; следовательно, был голос в начале служения Господа делу спасения рода человеческаго, в средине и в конце сего дела. На Иордане небесный глас был преимущественно для Иоанна, что крещенный им есть Агнец Божий, вземлющий грехи мира; на Фаворе для учеников, да веруют, что Учитель их есть Сын Божий, и да не соблазнятся предстоявшими Ему крестными страданиями: теперь же небесный глас раздается пред иудейским народом и первенцами из языческаго мира (еллинами — прозелитами, 20 и 30 ст.), — для опровержения мнения фарисеев, будто И. Христос не от Бога, тля того, чтобы если не теперь, то впоследствии видели Его славу и победу над злом. Прославил, т. е. сотворенными Господом чудесами, также могущественным действием Его учения на сердца верующих, напр. апостолов (Мф. 9:9 и др.), слуг первосвященнических (Ин. 7:32—40), жены, воскликнувшей: «блаженно чрево, носившее Тебя» — (Лк. 11:27) и др. Прославлю — даже во время страданий и смерти, особенно же воскресением, вознесением на небо, седением одесную Бога Отца и чудесным распространением Евангелия но всей земле


    Источник

    Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Иоанна. М., 1915. Зач. 42. С.159

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    Отче, прослави имя Твое. Хотя смущение и заставляет Меня говорить те слова, но Я говорю противное: прослави имя Твое, то есть возведи уже (Меня) на крест. В этом ясно обнаруживаются свойства человеческие и природа, которая не хочет смерти, но привязана к настоящей жизни. Это показывает, что (Христос) был не чужд человеческих ощущений. Как голод и сон не составляет преступления, так точно и привязанность к настоящей жизни. Иисус Христос имел тело, только чистое от грехов, но не лишенное естественных потребностей; иначе оно не было бы и телом. Этим же самым Он внушает нам и нечто другое. Что же именно? Чтобы мы даже и тогда, как случится нам быть в страхе и томлении, не уклонялись от того, что нам назначено. Отче, прослави имя Твое. Этим показывает, что умирает за истину; смерть Свою называет славою Божиею. Это и сбылось после креста: тогда вся вселенная должна была обратиться, познать имя Божие и служить Богу; и имя не только Отца, но и Сына, хотя (Христос) об этом умалчивает. Прииде же глас с небесе: и прославих, и паки прославлю. Когда прославил? В предшествовавших событиях. И паки прославлю – после креста.

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    Но перед наступающим часом Господь смущен и Его молитва двоится: »...что Мне сказать? Отче, спаси Меня от часа сего; но ради этого Я пришел, на час сей. Отче, прославь Твое имя» (ср. Ин. 12:27–28а). На эту молитву дает ответ голос с неба: «И прославил и еще прославлю» (Ин. 12:28b). Это – первая Иоанновская параллель к Гефсиманскому боренью у синоптиков. Второй будет Первосвященническая молитва в гл. XVII.


    Источник

    Водою и Кровию и Духом. Толкование на Евангелие от Иоанна. Электронное издание. С. 96

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    Просит Отца и представляет вид молящегося не потому, чтобы Всемогущий был бессилен, но, как человек, усвояя Божественной природе то, что было выше человеческого, будучи не вне Его (Божества), когда называет Отца Своим, но зная, что чрез Отца и Сына должна приходить сила и слава во всяком деле. Должно ли читать: «прославь Твоего Сына», или же: «прославь Твое имя», это одно и то же для точности рассуждений1. Однако ж Христос, презрев смерть и позор страданий и видя смерть всех как бы уже уходящею прочь чрез смерть собственной Его плоти, и державу тления имеющею быть совершенно уничтоженною, и человеческую природу наконец уже преобразуемою в обновление жизни (ср. Рим. 6:4), – как бы нечто такое говорит к Богу и Отцу: хотя косно, Отец, к страданию тело, страшится и противоестественной смерти, а также и недопустимым в некотором отношении представляется для Совосседающего с Тобою и имеющего власть над всем подвергаться дерзостям иудеев, – но так как Я пришел для этого, то «прославь Твоего Сына», то есть не препятствуй идти на смерть, соблагоизволь Сыну Твоему для пользы всех. А что Евангелист называл крест славою и в другом месте, это узнаешь из слов его: «Ибо еще не был Дух Святый, потому что Иисус еще не был прославлен» (Ин. 7:39). Ясно называет здесь распятие прославлением, а славою – крест. Ведь хотя во время страданий и перенес многие оскорбления терпеливо и добровольно, но то, что Он, имея возможность избежать страданий, подвергся страданиям ради нас добровольно и претерпел их для пользы других, служит проявлением превеликого милосердия и наивысшей славы. И в другом отношении Сын оказался в великой славе. Из того именно, что Он осилил смерть, мы узнали, что Он есть Жизнь и Сын Бога Живаго. Прославляется же Отец тогда, когда оказывается имеющим Такого Сына рожденным от Него, каков есть и Сам (Отец). А он – благ, свет, жизнь, выше смерти и все творит по желанию. Когда же изрекает: «Прославь Твоего Сына», то этим говорит: соблагоизволь моему желанию пострадать, – ибо Отец дал на смерть Сына не против Его воли, но добровольно, за жизнь мира. Итак, соизволение Отца как дарование благ нам названо, ибо вместо страдания назвал славу. А говорит это в образец нам, потому что хотя и должно нам молиться о том, чтобы не впасть в искушение, но, впав, переносить мужественно и не уклоняться, а также молить у Бога о спасении. Но «прославь Твое имя», ибо если чрез наши страдания доставляется слава Богу, то все (другое) да будет поставлено на второе после этого место. Но как смерть упразднена не иначе, как смертью Спасителя, так это и с плотскими страстями каждого. Если бы не подвергся страху, то природа наша не оказалась бы свободною от страха, – если бы не претерпел скорби, то никогда бы не освободилась от скорби; если бы не убоялся и не устрашился, она никогда не была бы вне этих страстей. И то, что есть в каждом человеке, то же самое найдешь в соответственном виде и во Христе, – движения страстей плоти не такие, чтобы они властвовали, как в нас, но чтобы их победить и упразднить силою вселившегося в плоть Слова, при преобразовании природы в лучшее состояние. ... И далее, после некоторых других рассуждений, когда порицает открыто нечестие Ария и Евномия, учит (св. Кирилл) так: ... Если, таким образом, не к плоти неодушевленной истинно относится то, что (бывает) из разума (то есть проявления разума, мысли, память и пр.), но подобает, напротив, душе человеческой и разумной, то как нелепо, если полагаем, что правильно рассуждаем, что ей (душе человеческой) более не свойственно страдание, чем, следовательно, на основании необходимом и неотвратимом в природе Божества отвергаем это (то есть по необходимой логике мы должны усвоять страдания Христа не душе Его), если действительно, как говорят они, место души наполняло оно (Божество), обитая в теле (Христовом). Прииде же глас с небесе глаголющий: и прославих, и паки прославлю Не сказал Евангелист, что возгласил свыше Отец, но что «с неба» был «голос», чтобы какие-либо еретики, слыша в Евангелии, что говорит Отец, не стали пытаться утверждать, что и Божеская природа (то есть) Отец, облечен некиим грубым телом. Поэтому и весьма соответственный термин употребляет: «голос» (φωνή). А как произведен был этот голос, мы не можем сказать. Значение же этого изречения таково. Посредством многих знамений прославлен был Сын, причем в совершении чудес действовал вместе с Ним Отец, – и так как Он содействовал с Ним во всем, что Он совершал, то поэтому и говорит, что уже прославил, и снова обещает свою готовность прославлять, именно чрез знамение при смерти. Итак, поскольку Сын есть Бог и от Бога (рожден) и Жизнь, рожденная от Жизни по природе, Он воскресил Сам Себя из мертвых. А поскольку мыслится подобным нам человеком без греха, Он не мыслится воскресившим Сам Себя, но восставшим чрез Отца.

    Примечания

      *1 Кирилл имеет в виду два разных чтения Ин. 12:28. Наиболее вероятное чтение — Прославь имя Твое, однако ряд рукописей, включая и ту, которой пользовался Кирилл, имели чтение: Прославь Сына Твоего, - вероятно, под влиянием Ин. 17:1. Большинство современных комментаторов согласны с Кириллом в том, что смысл обоих чтений идентичен, поскольку Отец и Сын — едины.

    Источник

    "Толкование на Евангелие от Иоанна". Часть 3-я. Книга восьмая.

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    δόξασον aor. imper. act. от δοξάζω, см. ст. 16. έδόξασα aor. ind. act. δοξάσω fut. ind. act.

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    В иудаистской традиции часто упоминаются голоса с неба, каковые нередко рассматривались как замена "пророчеству (см. также коммент. к Мк. 1:11). В древних еврейских преданиях Бог иногда отвечает намолитвы, посылая ангелов, что могло казаться Его слушателям менее впечатляющим, чем голос с неба. (О постоянном непонимании со стороны толпы см. в коммент. к 3:9,10.)

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    Появление этих чужеземцев показало, что настал час прославления Сына человеческого в народах, и Он воскликнул: «Отче, прославь имя Твое!» И в ответ на это раздался голос с неба: «И прославил, и еще прославлю». Голос этот не для всех слышен был одинаково. Для многих он показался простым раскатом грома, но другие говорили, что это «ангел говорил Ему», и только немногие слышали его раздельно.


    Источник

    Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 447-448

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    прославь имя Твоё, т. е. чрез Мои страдания и смерть яви славу имени Твоего (ср. Злат., и Феофил.). Так заставляет понимать эти слова весь ход этой речи Христовой; речь идёт исключительно о смерти и страданиях Мессии и о шествии этим путём в небесную славу Его, а в этом прославлении Его — и слава Бога Отца, слава Его имени (Флп. 2:11). — И прославил и ещё прославлю, загремел голос с неба в ответ на молитву возмутившейся было, но победившей это возмущение преданностью воле Божией души Богочеловека. В саду Гефсиманском явился Ему ангел, укрепляя Его (Лк. 22:43), теперь же Сам Отец Небесный гласом Своим укрепляет Его. Из сего видно величие настоящего часа и события в жизни Господа. Три раза был голос с неба к Господу: при крещении, когда Он вступал в дело общественного служения, при преображении — для уверения учеников в Его мессианском достоинстве, и теперь, при конце Его общественного служения — для народа (Ин. 12:30). Прославил относится к доселешней многотрудной и многоболезненной деятельности Господа в качестве Мессии среди народа израильского со времени вступления Его в дело общественного служения; ещё прославлю относится к прославлению имени Божия чрез страдания, смерть, воскресение и вознесение Спасителя, с какового времени начинается Его мессианская деятельность (чрез апостолов) не среди народа еврейского только, но и среди мира языческого, во всём мире. Между этими — прославил и прославлю стоит пред взором Господа этот страшный час, возмутивший душу Его, как бы переход от одной славы к другой, от славы среди народа еврейского к славе во всём мире. Вот небесное укрепление возмущённой души Господа против этого страшного часа: до него — прославление имени Божия среди Израиля, после него — прославление имени Божия во всём мире; страшный час есть час славы Божией!

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    пришел с неба глас. За время земного служения Иисуса было три случая, когда Отец говорил с неба: во время Его крещения (Мф. 3:17), во время преображения (Мф. 17:5) и сейчас. Здесь, ради учеников (ст. 30), Отец запечатлевает посреднический труд Иисуса печатью Своего одобрения.

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    Христос просит о прославлении имени Божия - о прославлении, конечно, его смертью и воскресением, за которыми должно воспоследовать осуществление слов Христа о спасении всего человечества (Ин. 12:24). На эту просьбу Сам Бог отвечал с неба Христу, что, как доселе Он исполнял через Христа Свои намерения, так и через смерть Христа вскоре Он прославит имя Свое, т. е. доведет до конца Свое домостроительство о спасении человеческого рода (Ин. 9:3; Ин. 11:4).

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    И Я, говорит, возмущаюсь, ибо Я поистине человек и попущаю природе Человеческой обнаруживать свойственное ей, однако же не говорю Отцу, чтобы Он избавил Меня от часа сего; но что говорю? "Отче! прославь имя Твое", то есть благоволи Мне воспринять крест и смерть за спасение всех. Смотри: смерть за истину Он назвал славою Божией. Посему и Отец говорит: "и прославил, и еще прославлю"; прославил теми чудесами, которые Ты до Креста совершал во имя Мое; "и еще прославлю", совершив чрез Тебя чудеса на самом Кресте; а после погребения сделаю еще более славным и Мое имя, и Тебя, воскресив Тебя и ниспослав Дух.

    Толкование на группу стихов: Ин: 12: 28-28

    Ст. 27 – 30. Взор на глубину самопожертвования, избираемого Сыном Божиим для спасения людей, приводит в содрогание душу сына человеческого. Так тяжело это самопожертвование! Но если бы оно было легко: то не могло бы иметь той цены, какую имеет, примиряя оскорбленную правду Божию с виновным человечеством. Потому-то в след за тем, как сказал: душа моя возмутися, Отче! спаси Мя от часа сего, Спаситель говорит: но приидох на час сей. «Сему быть должно», говорил Он и после, Мф. 26:54. Прииде глас с небесе: и прославих и паки прославлю. Весьма важен этот момент жизни Спасителя, готового на смерть. В третий раз раздается глас с неба, от Отца небесного, над сыном человеческим. В первый раз он слышен был при крещении на Иордане Мф. 3:17; Мк. 1:11; Лк. 3:22, во второй – на Фаворе Мф. 17:5; 2 Пет. 1:17, 18; Лк. 9:35, в третий раз – теперь. В начале служения Христова, в средине и конце его свидетельствует Отец небесный о значении Сына. Легкомыслие может говорить, что «неясное мышление приняло поразивший чувства гром за глас Божий» (De Bette Stud и Krit 1834. 4, 939). Напротив историк-очевидец твердо говорит, что это был глас с неба, звукораздельный и ясный. Он говорит и о том, в чем состояли мнения людей неразвитых духовно об этом предмете: «народ стоявший и слышавший то говорил: это – гром; а другие говорили: ангел говорил ему». Последнее мнение особенно должно быть замечено (а de-Bette вовсе опускает его из виду): были и между народом такие, которые отличали в небесном гласе звукораздельные знаки, слова, чтобы не считать того за немой гром или глухой гул. Если бы другие апостолы, кроме Иоанна, не поняли голоса наравне с народом: точный историк сказал бы о том, – он не стыдится выставлять на вид непонимание апостолов там, где оно бывало. Потому надобно принять за несомненное, что не один Иоанн, а все апостолы слышали и поняли небесный голос так, как передает его Иоанн. Наконец не надобно забывать и того, что голос с неба, звукораздельные знаки, слышали ап. Петр и Павел (Деян. 9:7; Деян. 22:7, 10; Деян. 13:15); слышали потом многие святые, напр. св. Поликарп (Ep. de mart Polycapri § 9). И прославих и паки прослаблю. Отец небесный обнимает все отношение свое к Сыну, в прошедшем и будущем его; не то, что указывает на какое-либо частное явление воли Сыну, а обнимая все течение событий преступного человечества, но взятого под защиту Сыном Божиим, говорит, что всегда почивает благоволение Отца на деле Сына Искупителя. Не мене ради глас сей бысть, но народа ради. На Иордане глас с неба слышан был Крестителем; на Фаворе – тремя апостолами; теперь он раздается в слух народа, в предостережение простодушных от участия в готовившемся страшном преступлении и в наставление тем из народа, которые если не теперь, то в последствии будут внимательны к значению Христа Иисуса.