Евангелие от Иоанна 1 глава 5 стих

Стих 4
Стих 6

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

Но получается, что неразумные сердца все еще не могут воспринять этого света, ибо их обременяют грехи их, и они не могут его видеть. Но пусть они не думают, что света нет, если они не могут его видеть: сами они из-за грехов суть мрак... Итак, братья, как бывает, когда слепой человек находится на солнце, и солнце перед ним, но сам он чужд солнцу; так всякий неразумный, всякий неправедный, всякий нечестивый слеп сердцем. Пред ним — премудрость, но, будучи пред слепым, она чужда его очам. Не потому, что ее нет, но потому, что сам он чужд ей. Так что же ему делать? Пусть очистится и тогда сможет увидеть Бога1.

Источник

Трактат на Евангелие от Иоанна 1.19, Cl. 0278, 1.19.1.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

«И свет во тьме светится» – Слово, подающее людям свет истинного ведения, не перестает руководить людьми и среди тьмы греховной, но тьма эта не восприняла света: люди, упорствующие во грехе, предпочли оставаться во тьме духовного ослепления – «тьма его необъят». Тогда Слово предприняло чрезвычайные средства, чтобы приобщить людей, пребывающих в греховной тьме, Своему Божественному свету – послан Иоанн Креститель и, наконец, само Слово стало плотью.    

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

Свет во тьме светит, то есть в этой жизни — жизни плотской, и хотя гонит Его, но не объемлет тьма, то есть вражеская сила, которая с бесстыдством приступает к видимому Адаму, но сталкивается с Богом и уступает победу; почему мы, отложив тьму, приблизимся к свету, и потом, как чада совершенного Света, сделаемся совершенным светом!

Источник

Слово 39. На святые светы явлений Господних

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

Светом называет здесь евангельскую проповедь по указанной причине и по причине истины, а тьмою – заблуждение по причине его лжи. Итак, говорит: евангельская проповедь светит среди заблуждения, но заблуждение не одолело ее. Григорий Богослов в своем Слове о святых светах иначе понимал это изречение; но можно принять и то и другое толкование. Доселе евангелист говорил о Божестве Сына Божия, а отселе начинает Евангелие.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

«И сей свет во тьме светил и тьма не объяла его» (ср. 5 И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.Ин. 1:5), как и говорит: «Ко своим... пришел,.. и свои... не приняли» (ср. 11 Пришел к своим, и свои Его не приняли.Ин. 1:11). «И сей свет во тьме светил» (ср. 5 И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.Ин. 1:5). Рассмотри, какая именно тьма боролась против сего света человеков, и исследуй, каким образом он прежде в ней светил. Когда же говорит светил, не отваживайся думать о Слове что-либо маловажное, но из слов: «во тьме светил», уразумей, что евангелист называет тьмой время, предшествовавшее Его Божественному явлению, и показывает, что в то время Слово светило. Ибо об этой тьме мы можем слышать в другом месте Евангелия, где находится изречение пророка: «земля Завулонова и... Неффалимова, на пути приморском, за потоком Иорданом, Галилея языческая, народ, сидящий во тьме, увидел свет великий» (ср. 15 земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая,16 народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет.Мф. 4:15-16). Сию тьму он потому усвояет им, что они были народ весьма отдаленный, имеющий обитание и жительство на берегу моря, – народ, далеко уклонившийся от постановлений и учения закона; по этой причине он называет их народом, «сидящим во тьме». Итак, о них именно говорил евангелист, так как сам (?) сказал: «света, – то есть учения и ведения Его, – тьма предшествовавшая, – то есть заблуждения, – не объяла». Предпринимая возвещение о начале того подвига, который претерпел Господь наш в Своем теле, евангелист так начинает говорить: «тьма... его... не объяла» (ср. 5 И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.Ин. 1:5).

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

φω̃ς свет, σκοτίαтьма. Светом называет Евангелист Слово Божие, Иисуса Христа, как Просветителя душ Человеческих, как Спасителя мира; называет и всё дело Спасения Человека. В противоположность сему, под тьмою нужно разуметь не только ложь, обман, грех, неверие и все противоположное свету и истине, но и людей, заражённых грехом и неверием. Таким образом, когда говорится, что тьма не объяла света, то этим показывается непринятие Христа и учения Его людьми греха и лжи, и вместе безсилие зла подавить, омрачить, извратить учение Его, убить Самого Христа (30 Уже немного Мне говорить с вами; ибо идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего.Ин. 14:30).

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

На какое время этим намекается? Явно, что на состояние человека падшего. Ибо Иисус Христос и до явления Своего во плоти, светил во тьме между язычниками, как апостол Павел говорит в Послании к Римлянам (18 Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою.19 Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им.Рим. 1:18—19): только они сокрывали истину в неправде, только тьма не усвоила этого света. В сем стихе как бы показываются евангелистом первые нити, прикрепляющие небесную историю Иисуса Христа к истории земной.

Источник

Чтение Евангельских сказаний об обстоятельствах земной жизни Иисуса Христа. Предвечное рождение Сына Божия

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

И свет во тме светится (5 И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.Ин. 1:5). Тьмою здесь называется и смерть и заблуждение. Свет чувственный сияет не во тьме, а когда нет тьмы; но проповедь Евангельская светила среди мрака заблуждения, все облегавшего, и рассеивала его. Свет этот проник и в самую смерть и победил ее, так что уже одержимых смертью избавил от нее. Итак, поелику ни смерть, ни заблуждение не преодолели этого света, но он всюду блистает и светит собственною силою, то Евангелист и говорит: и тма его не объят. Да он и неодолим и не любит обитать в душах, не желающих просвещения. Но, если он не всех объемлет, ты не должен этим смущаться. Бог приближается к нам не с принуждением, не против нашей воли, но по нашему желанию и благорасположению. Не заключай дверей для этого света — и получишь много наслаждения. А приходит к нам этот свет посредством веры и, пришедши, в обилии просвещает того, кто приемлет его. И если ты представишь ему чистую жизнь, он постоянно будет обитать в тебе. «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое, — говорит Спаситель, — и Мы придем к нему» (Я и Отец мой) «и обитель у него сотворим» (23 Иисус сказал ему в ответ: кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим.Ин. 14:23). Как никто не может пользоваться светом солнечным, не открывая глаз, так никто не может участвовать в этом просвещении, не отверзая вполне очей души и не изощрив их во всех отношениях. А как это можно сделать? Очищая душу от всякой страсти. Грех есть тьма и тьма глубокая; и это видно из того, что он совершается безрассудно и тайно. «Всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету» (20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,Ин. 3:20). «Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить» (12 Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить.Еф. 5:12). Как во тьме мы не распознаем ни друга, ни врага и вовсе не узнаем свойства вещей, так — и в грехе. Человек любостяжательный не отличает друга от врага; завистник и на человека самого благорасположенного к нему смотрит, как на врага; наветник одинаково вооружен против всех, — словом: всяк, делающий грех, ничем не отличается от людей, упивающихся и беснующихся, в том отношении, что не распознает свойства предметов. И как ночью на наши глаза — все равно: дерево ли, или свинец, железо, серебро, или золото, или драгоценный камень, потому что для различения этих предметов недостает света, так человек, ведущий нечистую жизнь, не постигает ни доблести целомудрия, ни красоты любомудрия. Ведь во тьме, как я сказал, и драгоценные камни не обнаруживают своей красоты, не сами по себе, но по незнанию тех, кто смотрит. Но не эта одна беда постигает нас, когда мы живем в грехах; мы живем тогда еще и в постоянном страхе. Как находящиеся в пути в безлунную ночь чувствуют страх, хотя бы и ничего страшного не было, так и грешники не могут иметь дерзновения, хотя бы и никто не обличал их; но, чувствуя угрызения совести, они всего боятся, все подозревают, все на них наводит страх и ужас, на все озираются с боязнью, всего трепещут. Будем же убегать такой мучительной жизни. А за такою мукою еще последует смерть, смерть бессмертная; тогда не будет и конца наказанию. Здесь же ничем не отличаются от умышленных те, которые, как бы во сне, представляют себе вещи небывалые. Так воображают себя богатыми, не будучи богатыми; думают роскошествовать, не имея никакого удовольствия; и не прежде они узнают, как должно, такое заблуждение, пока не освободятся от умопомешательства, или пока не отрясут с себя сна. Поэтому-то Павел заповедует всем трезвиться и бодрствовать; тоже повелевает и Христос. Кто трезвится и бодрствует, тот, хотя бы увлекся грехом, немедленно отражает его; а кто спит или безумствует, тот и не чувствует, какую власть имеет над ним грех. Не будем же спать. Теперь не ночь, а день; потому «Как днем, будем вести себя благочинно» (13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти;Рим. 13:13).    Ничего нет постыднее греха. В этом отношении не так худо в наготе ходить, как во грехах и преступлениях. Нагота еще не такое преступление, — нередко она происходит и от нищеты; но ничего нет постыднее и презреннее греха. Представим себе тех, которых ведут в судилище за кражу и подлог: какой срам и смех покрывает их, как людей бесстыдных, лживых и наглых! Нам неприятно и тяжко терпеть, чтобы верхняя одежда была надета на нас небрежно или навыворот; даже когда и на других увидим это, то исправляем; а когда все мы и ближние наши ходим на головах, то не замечаем этого. Скажи мне, что может быть постыднее, когда мужчина входит к распутной женщине? Кто заслуживает более осмеяния, чем человек сварливый, склонный к злословию и завистливый? Отчего же все это кажется не так стыдно, как ходить в наготе? Только от привычки. Этого никто никогда не дозволял себе по доброй воле; а на грехи осмеливаются всегда все, без всякого страха. Конечно, если бы кто вошел в сонм ангелов, в котором никогда ничего такого не бывало, то увидел бы, как это достойно посмеяния. Но что я говорю о сонме ангелов? Если бы кто в царских чертогах, введши блудницу, воспользовался ею, или упился вином, или дозволил себе другой какой-либо бесчестный поступок, такой подвергся бы самому строгому наказанию. Если же в царских чертогах не терпимы подобные дерзости, тем более мы должны подвергнуться крайнему наказанию, если осмеливаемся на такие дела в присутствии Царя вездесущего и всевидящего. Поэтому, умоляю, покажем в образе жизни нашей скромность и чистоту. Мы имеем Царя, Который непрестанно зрит все дела наши. А чтобы нас озарял всегда в обилии высший свет, будем привлекать к себе его луч. Тогда мы будем наслаждаться и настоящими и будущими благами, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, через Которого и с Которым Отцу и Святому Духу слава во веки веков. Аминь.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

И в то время как бываем в омрачении, не будем смущаться, особливо если не в нас тому причина. Приписывай же это Промыслу Божию, действующему по причинам, известным единому Богу. Ибо в иное время душа наша смертно томится и бывает как бы среди волн; и читает ли человек Писание, или совершает службу, во всяком деле, за какое ни примется, омрачение у него за омрачением. Таковой оставляет дело, и часто не попускается ему даже приблизиться к оному; и вовсе не верит он, что это - временное с ним изменение и что бывает он и в мире. Этот час исполнен отчаяния и страха; надежда на Бога и утешение веры в Него совершенно отмещутся душою, а вся она всецело исполняется сомнения и страха. Претерпевшие искушение в этой волне часа сего по опыту знают, какое изменение последует при окончании его. Но Бог не оставляет души в таком состоянии на целый день, потому что она утратила бы надежду христианскую... Все это нередко дознавали мы опытом и к утешению многих описали борьбу сию... Блажен, кто претерпит это, не выходя за дверь. Ибо после этого, как говорят отцы, приидет в великую обитель и силу. Впрочем, не в один час и не скоро оканчивается борьба сия; и благодать не вдруг совершенно приходит и вселяется в душе, но постепенно, и одно сменяется другим — временем искушение и временем утешение; и в таком состоянии человек пребывает до исшествия своего. А чтобы совершенно стать чуждым сего и совершенно утешиться, не будем того и надеяться здесь.

Источник

Слова подвижнические 88, Творения, стр. 416-418.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

И свет во тьме светится1, и тьма его не объят2. И посредством этих слов премудрый Евангелист спешит изъяснить нам созерцание, заключающееся в предшествующих словах. Для неложного разумения относительно Бога-Слова, что Оно есть действительно свет человеков, он почитал недостаточным для слушателей одних только этих слов: и жизнь была свет человеков, ибо следовало (предвидеть), что появятся некие такие, кои без надлежащего исследования усвоят эти слова и будут пытаться распространять и учить других тому, что хотя Слово Божие и есть действительно свет, но не всем Оно податель света, а только тем посылает свет разумения, кому Само желает, испытывая заслуживающего и достойного принять столь высокий дар. Природа же других разумных тварей или как бы из собственных семян собирает себе силу разумения, или же Бог и Отец влагает в нее ум и смысл, как бы Сын не был в силах делать это. Дабы таким образом Само Бог-Слово ясно являлось Таким, Которое было в Боге и Отце и жизнью и светом не некоторой только части тварей, а других нет, но, по некоему несказанному способу причастия, как премудрость и разум – что в разумных существах называется светом, — сообщая Себя всем вообще существам, дабы разумные существа обладали разумом и способные к мышлению имели мышление, быв не в состоянии быть таковыми каким-либо иным способом; — он и почитает необходимым сказать, что и "свет во тьме светит, и тьма его не объяла". С великой точностью восклицает слушателям как бы нечто таковое: я сказал, любезнейшие, охотно научая вас истине, что жизнь была свет человеков, не для того, чтобы кто-либо из этих преимущественно слов заключал, что освещение от Него получают отинуду в качестве награды именно те только, кои окажутся праведными и добрыми, — но для того, чтобы вы научались опять, что каким образом Слово есть жизнь во всех тварях, очевидно поскольку оживотворяет способное к жизни, таким же образом есть Оно и свет в них, поскольку способное к разумению и размышлению Он являет тем, что оно есть. Ведь Бог и Отец есть все во всем чрез Сына в Духе (28 Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем.1 Кор. 15:28). Тьмою же называет природу, нуждающуюся в освещении, то есть вообще тварную. После же того как назвал Его светом, указывая этим на то, что разумная тварь отлична от Него, как нуждающаяся в Нем и причастная Ему, — обращает смысл обозначаемого к противоположному3, по нашему разумению, не без цели, но, без сомнения, имел в своем уме ту мысль, что природа тварей, сама из себя совсем ничего не источающая, но решительно все, как бытие, так и благобытие, получающая от Творца, справедливо слышит: что имеешь, чего не получил (7 Ибо кто отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?1 Кор. 4:7)? А как, кроме всего другого, и самый свет она имеет богоданным, очевидно получает, как не имеющая его, — а свет не бывает сам из себя; то каким же образом она не будет противоположностью (свету)? Или разве не должна называться тьмою? Убедительным, даже более — вполне необходимейшим доказательством того, что тварь есть тьма, а Божие Слово, напротив, — свет, служит это "светит во тьме свет". Ведь если природа тварей приемлет Божие Слово по причастию, как свет или как из света, то, очевидно, сама-то она получает, как тьма. Светит же в ней, как свет во тьме, Сын, хотя тьма и совсем не знает света. Это именно, думаю, и означает: "тьма его не объяла". Слово Божие сияет всем способным к осиянию и освещает вообще все, что имеет природу, способную к освещению; но Оно не знается тьмою, ибо существующая на земле разумная природа, то есть человек, служила некогда твари вместо Творца (25 Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь.Рим. 1:25). Итак, (человек) не восприял свет, то есть не познал4 Творца, источник премудрости, начало разума и корень мышления. Однако же по человеколюбию (Бога) твари имеют свет и вместе со своим переходом в бытие приносят с собою и как бы вверженную5 в них силу разума. Опять и здесь должно заметить, что никакое основание не дозволяет считать Сына Божия тварным или созданным, но (в этом отношении) Он всецело отдаляется от нас и превосходит природу тварей, будучи совершенно другим, чем то, что суть оне, и далеко отстоя (от них) по качеству сущности, как, без сомнения, и свет есть не одно и то же со тьмою, но даже противоположен (ей) и отделен (от нее) несоединимым различием совершенно другой природы. Но уже достаточное о сем дав рассуждение в предыдущих исследованиях наших, присоединим прочее из следующего потом: 6 Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн.7 Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него.Ин. 1:6-7. Бысть человек послан от Бога, имя ему Иоанн: сей прииде во свидетельство, да свидетельствует о Свете.

Примечания

Источник

"Толкование на Евангелие от Иоанна". Часть I. Книга первая. Глава VII О том, что Сын есть Свет по природе, и потому не тварен, но из сущности Бога и Отца, как Свет истинный из Света истинного

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

σκοτίς* dat. sing. тьма. Тьма рассматривается как противоположность света и противопоставляется ему. Фигура речи, описывающая состояние мира, омраченного грехом, φαίνει praes. ind. act. от φαίνω светить. Praes. означает: "свет продолжает сиять" (RWP). κατέλαβεν aor. ind. act. от καταλαμβάνω т.2898) ухватывать, хватать, преодолевать, усваивать, понимать. Обобщающий аорист рассматривает все действие целиком в противопоставлении свету, который продолжает сиять. Возможно, Иоанн имел в виду оба значения гл.: тьма не может ни постичь, ни преодолеть свет (Barrett). Здесь гл. может также относиться к признанию и принятию истины откровения (Beasley-Murray); о разных возможностях см. PJP, 89-92. Он считает, что это значит: "хватать", "преодолевать нежелательным или враждебным образом". О важности жизни и тьмы в свитках Мертвого моря см. 1QS 1:9-10;

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

Выражение «тьма не объяла свет», возможно, построено на игре слов (отсюда такие переводы, как «не постигла» [NIV] или «не одолела» [NRSV]). Сходным образом, в Свитках Мертвого моря силы света и тьмывстречаются в смертельной схватке, но победа света предопределена.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

Свет во тьме светит: вследствие отпадения человека и человечества от Бога и оставления его Богом, истинное боговедение и богопочтение в человечестве постепенно всё более и более затемнялись, истина превращалась в ложь и в этом смысле, по выражению апостола (12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света.Рим. 13:12), до воплощения Слова была во всём мире ночь — тьма, люди сидели во тьме и сени смертной (16 народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет.Мф. 4:16), язычествующее человечество утратило истину и в богопознании и в богопочтении, тьма религиозная покрывала всё человечество языческое. Но не совершенно Бог оставил всё человечество, оставив язычество ходить в путях своих. Он избрал один народ и даровал ему чистое откровение о Себе, вверил ему истину богопознания и богопочтения до времени обновления всего мира. Таким образом, во тьме всеобщей языческой лжи, охватившей почти всё человечество, в еврейском народе дан был светоч истины, — свет во тьме светится, — светится в законе Моисеевом — возможно полном для ветхозаветного человека откровении истины, светится в пророчествах — в особенности о Христе, светится в обетованиях — в особенности о Христе, светится в многообразных богоявлениях, в которых нельзя не видеть явлений впоследствии воплотившегося Слова. Так, Слово было светом мира не со времени только воплощения своего, но во все времена с самого сотворения человека, сначала полно осиявая первосозданного в раю, потом осиявая тех, кто не уклонялся от него сам, после падения первосозданного, потом сияя среди потемневшего человечества в народе еврейском, чрез закон, пророчества, обетования и богоявления. — И тьма не объяла его: как ни густа была эта тьма, объявшая всё человечество, она не осилила, не одолела, не подавила этого света (ср. Злат., и Феофил.), не затмила совсем лучей его; он продолжал светиться во тьме, и когда пришло определённое время, он озарил всю вселенную в устроении воплотившимся Словом Церкви своей, которой в полноте открыта истина богопознания и богопочтения и силу которой никакая тёмная сила сломить или одолеть уже не может (18 и Я говорю тебе: ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее;Мф. 16:18). С тех пор как чрез грех и во грехе ложь стала сильнейшим началом жизни и деятельности человека в противоположность истине, вся история человечества, в сущности, есть непрерывная борьба этих двух противоположных начал. По изволению Божию, начало лжи, постоянно и постепенно усиливаясь в человечестве до явления Сына Божия во плоти, охватило почти весь мир и — только один народ еврейский избран был из всего человечества быть носителем истины богооткровенной. Со времени этого избрания одного народа вся жизнь его стала борьбой языческой лжи с этой богооткровенной истиной или изъятие этого парода и порученной ему истины из круговорота языческой лжи; напор этой последней до такой степени был силён, по временам особенно, что и самый избранный народ предавался язычеству и его лжи. Но, несмотря на этот постоянный и усиленный напор языческой лжи, истина откровенная в народе еврейском непрерывно сохранялась у него до времени воплощения самой истины, свет во тьме светился, и тьма не могла одолеть его, осилить, подавить. «Ибо, свет сей, т. е. Слово Божие, непреоборим» (Феофил.).

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

Что свойство света есть лучеизлияние в темном месте, сие всем явно и известно. Но какая та была тьма; и како она не обяла света; Тьма есть грех. Послушай Павла сего подтверждающаго: отложим убо дела темныя (12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света.Рим. 13:12); также: не приобщайтеся к делом безплотным тмы, паче и обличайте. (11 и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте.Еф. 5:11). Грех называется тьмою, яко потемняющий ум человека, и отъемлющи у него свет распознания. В сей то тьме греха прежде воплощения Сына Божия сидели люди: Бесте бо иногда свидетельствует Апостол, тма, ныне же свет о Господе (8 Вы были некогда тьма, а теперь - свет в Господе: поступайте, как чада света,Еф. 5:8). Когда же благословил Бог послать Сына Своего единороднаго в мир: тогда сущим во тьме и сени смертней, свет возсия: людие ходящие во тьме, видеша свет велий (2 Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет.Ис. 9:2) свет истиннаго Богопознания, свет истинныя веры, свет нелтцемерныя добродетели. Сей свет и до ныне чрез благовестие евангельское сияет во тьме сердец наших. Иисус бо Христос вчера и днесь, тойже и во веки. (8 Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же.Евр. 13:8) Сие то значит вышепомянутое речение: и свет во тме светится. Ибо не токмо тогда возсиял, но и до днесь сияет, и во веки сиять будет. Како же тма его не объяла, послушай: воплотивыйся Сын Божий, хотя и восприял немощи наши, и был по всему нам подобен, якоже пишет Боговещательный Павел: искушена по всячесеим, по подобию: разве кроме греха. (5 И еще здесь: "не войдут в покой Мой".Евр. 4:5) но грех Его не объял, ниже коснулся, ниже мало приближился к Нему. Искушена по всяческим, по подобию, разве (кроме) греха. Тма, то есть грех, не объя, то есть не могла приближиться к свету, сиречь ко Христу: яко беззакония не сотвори, ниже обретеся лесть во устех Его (9 Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его.Ис. 53:9). Тако убо во первых научив Богослов о Божестве Сына Божия, предначинает потом извещать и о деле воплощения Его таким образом: ст. 6 Бысть человек, послан от Бога, имя ему Иоанн.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

не объяла его. Возможен перевод: "не познала" или "не приняла Его".

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 1-5

Говоря так, Иоанн Богослов открывает таинство нераздельной Троицы и Богом называет Отца, Словом – Сына, жизнию – Духа Святого, Который есть и свет; и опять все три лица, Отец, Сын и Дух, суть единый Свет, который светит во тьме, то есть в мире сем. Ибо Бог присущ всюду, во всей целости бытия, и, будучи Светом, все просвещает, и тьма его не объемлет, то есть нечистота греховная отнюдь не приближается к Нему. Мир не препятствует Ему светить и просвещать, но и не познал Его, и не обрел Его, и не узрел Его. Почему Иоанн Богослов, чтобы яснее это представить, прибавляет далее: бе свет истинный, иже просвещает всякаго человека грядущаго в мир. В мире бе, и мир Тем бысть, и мир Его не позна (9 Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир.10 В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал.Ин. 1:9-10). От начала, говорит, был всюду Бог, который просвещает и животворит всякого человека, грядущего в мир. И прежде создания мира был Он. И все было у Бога, прежде проявления в бытии. Потом, когда создал Бог чувственный мир сей, то не отдалился от него местом, потому что есть везде сый и вся исполняяй, но из всего сущего в мире ничто не приблизилось к Нему по естеству и славе Божества Его. Бог, будучи не отдален от всего сущего, явно есть во всем, и, однако ж, никто не знает Его, как говорит Господь наш: ни Отца кто знает, токмо Сын, и емуже аще волит Сын открыти (27 Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть.Мф. 11:27). Итак, Бог, Который был в мире и не был познаваем от него, пришел, говорит, во своя, и свои Его не прияша. Своими называет Он мир и людей, сущих в мире, и потому что есть Творец и Владыка их, и по сродству, в какое вступил с людьми чрез свое вочеловечение. Размысли же добре о том, что мы сказали, и познай что Бог Слово, в начале сый у Бога и Отца, имеющий жизнь в Себе и все создавший, и сущий светом, просвещающим всякого человека, Он самый, Который был прежде бытия мира и создал мир, Который есть в мире и не познается миром и не объемлется им, – Он пришел в мир и соделался человеком, да явится яко Бог и познается, как есть, тем, кои приемлют Его, яко Бога, с верою и соблюдают заповеди Его. Почему святой Евангелист и говорит: елицы прияша Его, даде им область чадом Божиим быти, верующим во имя Его, иже не от крове, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася. И Слово плоть бысть, и вселися в ны, и видехом славу Его, славу яко Единороднаго от Отца, исполнь благодати и истины (12 А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими,13 которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились.14 И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца.Ин. 1:12-14). Нате! Вот вам зеркало, о коем я сказал прежде, – эти самые слова! И посмотрите, прошу вас, какая точность в словах Евангелиста! Как ясно обозначает он признаки, по коим познаются верные, чтоб мы и самих себя могли познавать, и ближних своих! Елицы же, говорит, прияша Его, разумеется, посредством веры, и исповедали Его Богом, а не человеком только, даде им область чрез Крещение чадами Божиими быти, освободив их от тиранства диавола; так чтоб они не только были верными, но, если восхотят жить и по заповедям Его, чтоб к вере притяжали и святость чрез делание заповедей Его, как и в другом месте говорит Господь: святи будите, яко Аз свят есмь (2 объяви всему обществу сынов Израилевых и скажи им: святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш.Лев. 19:2). И опять: будите милосерди, якоже и Отец ваш милосерд есть (36 Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.Лк. 6:36). Потом Евангелист показывает и способ, как таковые делаются чадами Божиими, говоря: иже не от крове, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася (13 которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились.Ин. 1:13). Рождением здесь называет он духовное изменение, совершающееся и узреваемое чрез Крещение Духом Святым, как говорит Сам неложный Господь: Иоанн крестил есть водою, вы же имате креститися Духом Святым (5 ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым.Деян. 1:5). Посему крещаемые Духом Святым бывают, как свет во свете, и знают Родившего их, потому что видят Его. А что рожденные благодатию Святого Духа имеют нужду быть питаемыми и святым причащением пречистого Тела и честной Крови Господа нашего, о сем послушай, что говорит Евангелист: и Слово плоть бысть и вселися в ны. И что слова сии говорят о Пречистых Тайнах, послушай Господа, который говорит: ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, во Мне пребывает, и Аз в нем (56 Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем.Ин. 6:56). Когда же родимся мы духовно благодатию Святого Духа и соделаемся чадами Божиими, и чрез причастие пречистого Тела и честной Крови Господа вселится в нас и станет обитать, как Свет, Христос, Сын и Слово Бога воплотившееся, тогда последует и сие: видехом славу Его, славу, яко Единороднаго от Отца. Ибо, когда родимся мы духовно от Него, когда Он вселится в нас чрез Тайны и мы станем сознательно пребывать в Нем, тогда, в тот самый час, как будет сие в нас, вдруг узреваем мы славу Божества Его, славу яко Единородного от Отца, то есть такую, какой никто другой не имеет, ни Ангел, ни человек. И поелику Отец и Сын Его Единородный едино суть, то явно, что и слава Их обоих едина есть, каковая открывается и познается (ведомою делается) всем, кому хощет Сын открыти, чрез Святого Духа, от Отца исходящего.

Источник

Слово 57. § 4

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

Так как последнее предыдущего стиха положение могло показаться читателям не согласным с действительностью, им представлялось положение мира языческого да и иудейского состоянием крайнего падения нравственного и ожесточения во грехе, то евангелист считает нужным заверить их в том, что свет - Логос, действительно, всегда светил и продолжает светить (φαίνει наст. время для обозначения постоянства деятельности) даже во мраке человеческого неведения и всякого развращения (тьма σκοτία и означает состояние падения и противления воле Божией ср. 35 Тогда Иисус сказал им: еще на малое время свет есть с вами; ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма: а ходящий во тьме не знает, куда идет.Ин. 12:35; 8 Вы были некогда тьма, а теперь - свет в Господе: поступайте, как чада света,Еф. 5:8). Тьма не объяла его. Смысл русского перевода такой: тьме не удалось заглушить, потушить действие в людях Логоса. В таком смысле толковали это выражение многие древние Отцы и Учители Церкви, а равно и многие из новейших экзегетов. И такое толкование представляется совершенно правильным, если мы обратим внимание на параллельное место в Евангелии Иоанна: "ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма" (35 Тогда Иисус сказал им: еще на малое время свет есть с вами; ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма: а ходящий во тьме не знает, куда идет.Ин. 12:35). Здесь поставлен тот же глагол (καταλαμβάνειν) для обозначения понятия "объять", и нет решительно никакого основания толковать этот глагол иначе, чем как толкует наш русский перевод [Годе приводит: тьма не приняла света, какой шел от Логоса]. Некоторые (напр., г. Знаменский с. 46, 47) опасаются, что при таком переводе придется признать, что Иоанн допускал мысль "о какой-нибудь борьбе между самыми началами света и тьмы и, следовательно, мыслил их реально сущностями. Между тем реальностью в метафизическом смысле могут обладать только личные носители известного принципа, а не самый принцип". Но такие рассуждения не отличаются основательностью. Идея борьбы между светом и тьмою, можно сказать, основная идея миросозерцания Иоанна и проходит решительно во всех его писаниях. Притом Иоанн, конечно, говоря о старании тьмы потушить свет, мыслил о личностях, в которых свет или тьма находили себе наиболее сильное выражение. Таким образом, принимая старый перевод, мы рисуем себе величественную и ужасную картину борьбы всех темных сил против божественного просвещающего действия Логоса, борьбы, которая велась в течение нескольких тысячелетий и которая окончилась для тьмы крайне неудачно: божественный маяк по-прежнему светит всем плывущим по опасному морю жизни и удерживает их корабль от опасных скал.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

5) «И свет во тьме светится, и тма его не объят» Этим кратким положением святой Иоанн очерчивает состояние человечества до явления Господа Спасителя в мире. Произошла тьма с падением, но не подавила света: он во тьме светил и светит. Оставался еще естественный свет, но уже не в той светлости, какую имел прежде, и характера не мог уже держать того же, какой был у него в первоначальном устроении. Сознание и совесть внушали, что прежний образ духовных отношений человека не мог иметь теперь места; требовались новые порядки и учреждения. Что именно нужно было, не придумал бы человек. Сам Бог явился и устроил все. Внешний чин жизни изменен, в соответствие внутреннему настроению, в худший и стал как бы епитимиею кающемуся. Для упорядочения духовного расстройства и разогнания внутреннего омрачения дано сознанию и совести обетование спасения в семени жены (15 и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту.Быт. 3:15), с соответствующими учреждениями. С словом обетования сего засветился свет во тьме падения, который не погасал уже, но все разливался шире и шире и становился светлее и светлее, чрез непрерывные притоки новых лучей Откровения Божия. Сначала все человечество одинаково причастно было сему свету. До рассеяния людей по лицу земли Божии откровения и руководительные правила сообщались всем нераздельно. С рассеянием их прекратилась всеобщность откровений. Но рассеявшиеся роды взяли с собою все, открытое Богом дотоле, и жили при свете того до явления Господа, а многие и доселе живут. Свет этот не сохранился у них в полноте и чистоте; но затмился облаками измышленных потом самими народами суеверных дополнений к первоначальному Откровению. Впрочем, и затмившись, не совсем, однако ж, погас. Мерцания его видны в основных верованиях, общих всем народам. Чтобы совсем не погас на земле свет, возжженный обетованием спасения, Господь благоволил избрать особый народ, в котором и продолжал хранить это обетование в силе и умножать свет его обстоятельными откровениями о всем, касающемся исполнения его. Указаниями такими полны пророческие писания, которые святой Петр верно наименовал светилом, сияющим в темном месте. «Имамы, — говорит он, — известнейшее пророческое слово, емуже внимающе, яко... светилу, сияющу в темнем месте, добре творите, дондеже день озарит и денница возсияет в сердцах ваших» (19 И притом мы имеем вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших,2 Пет. 1:19). Эти слова дают лучшее истолкование того, что значит у святого Иоанна свет, во тьме светившийся, и как он светил. Светился свет во тьме падения, и светило сияло в темном месте изгнания падших, в народе израильском чрез пророческое слово, а у прочих народов посредством естественного света и тех откровений, какие взяли они с собою при рассеянии по земле — и какие, под конец, стали переходить к ним от Израиля. Свет этот сосредоточивался в лице Спасителя и от Него исходил, все просвещая. Он и всегда есть свет для впадших во тьму духовную и держимых ею. Что свет светился во тьме, это дело Божие. В чем же дело людей? В том, чтоб принять свет и пользоваться светением его. Так ли было? «Омраченные смыслы» не поняли его; темные стремления противодействовали ему; темные противились силы ему и всячески покушались погасить его. Но это недоброе отношение потемненных к свету не отнимало силы светения у света и возможность просвещения им тех, которые искали света и готовы были принять его и пользоваться им спасительно. Тьма не объяла света... И у Израиля, и у других народов были жаждавшие света и чаявшие его свыше. Они тотчас открылись, как только обозначились значения времени пришествия Господня, и особенно когда Предтеча возвестил, что вскоре явится и само солнце правды — Христос Господь. Потом проповедь святых Апостолов собрала их всех, рассеянных по лицу земли, и образовала из них Церковь святых, которая, в свою очередь, стала светилом, сияющим в темном месте мира сего, не сама о себе, но силою Господа, возглавившего все. 6) Тьма падения есть греховная тьма Грех, прившедши, приносит с собою тьму в душу, омрачая ее сознание и совесть и приводя в смятение и нестроение все ее действия. Отходит сознание Божества, или не то что отходит, а отгоняется; вместе с тем, и страх Божий если не исчезает, то слабеет до бессилия определять волю. Неопределенным и невнятным становится голос совести, и дела начинают вестись как попало; человек идет ощупью, как ночью. Вкус развивается к вещам не удовлетворяющим, а только раздражающим разнообразные потребности, взаимно себе поперечащие и непрестанно мятущие сердце; как в вихре пыли или метели держит это человека. Эта тьма нестроения и смятения мыслей, чувств и желаний, начавшись с падением, не перестает быть на земле и покрывает всех живущих во грехе. Но и свет Божий, зародившись в этой тьме, с первыми словами обетования спасения, не меркнет в греховной страде. Надежда спасения всегда живет в сердце грешника, пока не ниспадает он в нечаяние и из него в отчаяние. Как бы кто ни был грешен, все думает, что еще не все пропало, есть еще исход и возможность поправиться. Это чаяние поддерживает и намерение исправления. Хоть исполнение его и откладывается день ото дня, но мысль о том совсем не исчезает, а приходит и отходит. И вот свет, светящий во тьме греховной, — надежда спасения, и мысль — ныне, завтра бросить грех. К этому слабому свету приливаются иногда усиливающие его лучи от остатков первоначального света, положенного в естество человека и никогда не замирающего. То страх Божий посетит, от случайного или намеренного сознания неумытной (беспристрастный, нелицеприятный) правды и неописанной благости Божией; то совесть раздражится и возвысит голос свой, ясно представляя безобразие дел и карая их неподкупным судом своим; то припадет безвкусие и отвращение к суетам и утехам, питавшим грех, в связи с чувством ненадежности опор, на которых почивает утешная жизнь, или повеет отрадою жизни свободной от всех этих уз, много требующих и ничего не дающих. Тогда в душе оказывается много света, и достаточно освещается вся ее мрачность, причиненная грехом. При всем том, свет этот не более того света, какой светил во тьме падения язычникам. Его указания неопределенны. Он только обличает неправое, не определяя точно правого и не указывая исхода из бедственного состояния греховного. Эту определенность получает он, когда придет к нему слово евангельское, как свет, доставшийся на долю язычникам, получал определенность от слова пророческого. Слово евангельское, живое и действенное, завершает освещение внутреннее и прогоняет тьму греховную окончательно. Внимающие первому свету добре творят; но только под условием, если им одним не довольствуются, а только принимают его, как возбудителя к усердному взысканию и того, чтоб и день Христов озарил, и денница спасительной во Христе веры воссияла в сердцах их. То — приготовительное действие, а принятие слова евангельского — совершительное. То — предтеча, а это — Сам Христос.

Источник

Богословие святого Иоанна Богослова о Божестве Господа Спасителя и о домостроительстве нашего спасения

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

"И свет во тьме светит," "Свет", то есть Слово Божие, светит "во тьме", то есть в смерти и заблуждении. Ибо Он, и подчинившись смерти, так преодолел ее, что принудил ее изблевать и тех, коих она прежде поглотила. И в языческом заблуждении сияет проповедь. "И тьма Его не объяла". Ни смерть не преодолела Его, ни заблуждение. Ибо свет этот, то есть Слово Божие, непреоборим. Некоторые "тьмою" считали плоть и земную жизнь. Слово сияло и тогда, как стало во плоти и было в сей жизни, а тьма, то есть противоположная сила, искушала и преследовала Свет, но нашла Его неодолимым и непобедимым. Тьмою называется плоть не потому, будто она такова по естеству (да не будет!), но по причине греха. Ибо плоть, доколе управляется законом природы, не имеет решительно никакого зла, но когда подвигнется за предел природы и служит греху, становится и называется тьмою.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 5-5

Тьмою евангелист называет людей в их греховном состоянии. Вы были некогда тма, ныне же свет о Господе, учит ап. Павел обратившихся ко Христу 8 Вы были некогда тьма, а теперь - свет в Господе: поступайте, как чада света,Еф. 5:8. И пр. Исаия называл язычников людьми ходящими в тьме, сидящими в стране и сени смертной 2 Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет.Ис. 9:2. Всеобщность такого состояния показывает апостол, когда говорит: вси согрешиша и лишени суть славы Божия 23 потому что все согрешили и лишены славы Божией,Рим. 3:23. Евангелист, умолчав о печальной истории падения, обращает взор только на то, что Свет благости небесной, Свет живоносный не оставил падшего человека, но изливает на Него Свет Свой. – В чем же? В след за падением человека обещал потомка победоносного над змием и продолжал оживлять светлые надежды чрез патриархов и пророков; а в язычестве возбуждал воздыхания о небесной помощи скорбями и радостями жизни. Свет небесный не только ярко освещал избранный народ, но не оставлял и язычников без свидетельств о Себе. К ним переселяем был избранный народ с его учением о Боге истинном; к ним посылаемы были пророки – Иона, Даниил. Просветитель все делал для людей но тма Его не объят. Слова: тма Его не объят заменяются далее словами, и мир Его не позна. Люди темные, люди мира, люди полюбившие тьму, а не свет, не познали, не усвоили истины, возвещенной законом, пророками, природой. – Они убивали самих пророков Божиих. Они по воле своей полюбили тьму, сроднились с нею, огрубели в ней, так что Свет при всем желании своем не проникал сквозь толстые слои тьмы. Сердцам полюбившим тьму тьма казалась светом и свет остался не доступным для ума их. Итак в 4 В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.Ин. 1:4, 5 изображается, отношение Слова к падшему человечеству.