Евангелие от Иоанна 1 глава 34 стих

Стих 33
Стих 35

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 34-34

Иоанн засвидетельствовал, что Он есть Сын Божий. Итак, следовало, чтобы он крестил Того, Кто есть Сын Божий единородный, не усыновленный. Усыновленные сыновья суть слуги Единородного: Единородному дана власть, усыновленным — служение.

Источник

Августин Иппонский, Трактат на Евангелие от Иоанна 7.4 Cl. 0278, 7.4.1.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 34-34

Голос Бога Отца: «Сей есть», по Матфею, или «Ты еси», по Марку и Луке «Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих» был указанием Иоанну и присутствовавшему народу на Божественное достоинство Крещаемого, как Сына Божия, в собственном смысле, Единородного, на Котором вечно пребывает благоволение Бога Отца, и вместе с тем как бы ответом Отца Небесного Своему Божественному Сыну на Его молитву о благословении на великий подвиг служения для спасения человечества.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 34-34

Говоря посланным от синедриона, что он не знал Иисуса, Иоанн тут же объяснил им, почему он в Иисусе узнал Мессию, Сына Божия. Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом... И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий .

Поэтому, если Иоанн, не знавший Иисуса, не хотел допустить Его к Крещению, признав себя недостойным крестить Его, то надо полагать, что Божественность Иисуса открыл Иоанну и в этот момент никто иной, как Тот же Дух Святой, Который во время самого Крещения дал ему возможность узнать, что крестящийся Иисус есть Сын Божий.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 34-34

И аз видех... Духа, разумеется, сходящего и пребывающего на Нем. ... И свидетелъствовах, яко Сей есть Сын Божий. Но где же он свидетельствовал об этом? Это нигде не записано. Без сомнения свидетельствовал и об этом, но оно пропущено евангелистами, как и многое другое.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 34-34

Когда же он свидетельствовал, что есть Сын Божий? Он называл Его Агнцем, говорил и то, что Он будет крестить Духом, а что Он — Сын Божий, этого не говорил. Прочие евангелисты не пишут, что после крещения Он говорил что-либо, а умолчав о событиях этого времени, они говорят о чудесах Христовых, бывших уже после заключения Иоанна. Из этого можно догадываться, что и это, и еще многое другое они прошли молчанием, что и показал этот самый евангелист в конце своего писания. Они столько были далеки от намерения — выдумать что-либо великое об Нем, что все единогласно, со всею точностью изложили обстоятельства по-видимому неблагоприятные для Него, — и ты не найдешь, чтобы кто-либо из них умолчал о чем-нибудь подобном. Что же касается до чудес, то иные чудеса один из них предоставлял другому описывать, а о некоторых умолчали все. Это говорю я не без цели, но имея в виду бесстыдство язычников; это служит достаточным доказательством правдивости евангелистов и того, что они ничего не говорили по пристрастию. Этим доказательством, вместе с другими, вы можете ратовать против язычников. Но послушайте, — нелепо будет, если врач со всем усердием ратовать будет за свое искусство, также и сапожник и ткач и все другие ремесленники за свое ремесло, а тот, кто исповедует себя христианином, не в состоянии будет слова сказать в защиту своей веры. Небрежение о тех искусствах приносит ущерб в имуществах, а нерадение о вере губит у нас саму душу. И мы находимся в таком жалком состоянии, что на те дела употребляем все свое старание, а самое необходимое, то, от чего зависит наше спасение, пренебрегаем, как ничего не стоящее. Это не располагает и язычников к осуждению своих собственных заблуждений. Если они, упорные во лжи, все делают так, чтобы прикрывать срам своих лжеучений, а мы, служители истины, не можем ради ее и уст раскрыть, то как же им не осуждать нас в слабости нашего исповедания, как не подозревать в нас обмана и заблуждения, как не хулить Христа, будто лицемера и обманщика, который для обмана воспользовался неразумием простых людей? А в такой хуле виновны мы, как скоро не хотим потрудиться в изучении своей веры, но, считая это дело лишним, заботимся только о земном. Какой-нибудь любитель плясуна, или бегуна, или бойца со зверьми всячески старается о том, чтобы не уступить состязаясь о них, расточает им похвалы, защищает против порицателей их и тысячью ругательств поражает противников. Но когда предстоит речь в защиту христианства, все потупляют глаза в землю, почесываются, зевают и осмеянные отступают. Какого негодования заслуживает это, когда у вас Христос представляется ниже плясуна, когда вы собираете тысячи доводов в защиту того, что делают для плясуна, не смотрят на то, что они люди самые презренные, а в защиту Христовых чудес, привлекших всю вселенную, не хотите даже ничего подумать, или сколько–нибудь позаботиться? Мы веруем в Отца и Сына и Святого Духа, в воскресение тел, в жизнь вечную. Теперь, если кто–нибудь из язычников спросит: кто этот Отец, кто Сын, кто Дух Святой? или: как–де вы сами, признавая трех богов, обвиняете нас в многобожии? — что вы скажете, что будете отвечать? Как отразите такое возражение? А что, если вы будете молчать, а вам предложат другой вопрос: какое это воскресение? В этом ли теле мы снова восстанем, или в другом? Если в этом, то зачем же оно должно разрушиться? Что вы на это скажете? А если еще спросят: для чего Христос пришел ныне, а не прежде? Или Он ныне только восхотел промышлять о людях, а во все прочее время не имел попечения о нас? Если станут допытываться, кроме этого, и еще о многом другом? Но нам нет нужды предлагать дальнейшие вопросы и оставлять их не решенными, чтобы не повредить через то более простым людям. А сказанного нами достаточно, чтобы отогнать от вас сон. В самом деле, что, если вас станут испытывать в этих предметах, а вы не в состоянии будете даже выслушивать таких речей? Малому ли, скажи мне, наказанию мы подвергнемся, делаясь причиною таких заблуждений для людей, сидящих во тьме? Я хотел бы, если у вас довольно досуга, показать всем вам написанную против нас одним безбожным языческим философом книгу, и еще другим, старее его, чтобы возбудить вас и отвлечь от такой недеятельности. Если они так неусыпны в своих нареканиях на нас, то можем ли мы заслуживать какое–нибудь прощение, когда не будем уметь отражать их нападения? Для чего же мы и приведены (в Церковь)? Не слышишь ли, что говорит апостол: «[будьте] всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (15 Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением.1 Пет. 3:15)? И Павел тоже внушает, говоря: «слово Христово да вселяется в вас обильно» (16 Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу.Кол. 3:16). Что скажут на это люди, которые бессмысленнее трутней? «Благословенна всякая душа простая»; также: «кто ходит в непорочности, тот ходит безопасно» (9 Кто ходит в непорочности, тот ходит безопасно; а кто превращает пути свои, тот будет наказан.Притч. 10:9). Не все зло — оттого, что многие не умеют даже кстати приводить свидетельств Писания. Премудрый в этом месте говорит не о глупом человеке, не о том, который ничего не знает, но о человеке незлобивом, не лукавом, благоразумном. А если бы было иначе, то напрасно было бы сказано: «будьте мудры, как змии, и просты, как голуби» (16 Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби.Мф. 10:16). Но для чего нам распространяться об этом, когда это слово ни к чему не ведет? Кроме того, что теперь сказано, мы не делаем и ничего другого, что относится к жизни и деятельности, но во всех отношениях мы — люди жалкие и достойные осмеяния. Обвинять друг друга мы всегда готовы, а исправлять то, в чем сами виновны и подлежим обличению, на это мы всегда медленны. Итак, умоляю вас — не ограничиваться только взаимным обвинением. Этого не достаточно для умилостивления Бога. Но постараемся показать во всем перемену на лучшее, чтобы пожить во славу Божию, насладиться и самим будущею славой, которой и да сможем достигнуть все мы благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 34-34

Достоверен свидетель что действительно видел, то и говорящий. Быть может, не не ведал он написанное: «яже видеста очи твои, глаголи» (8 Не вступай поспешно в тяжбу: иначе что будешь делать при окончании, когда соперник твой осрамит тебя?Притч. 25:8). Я видел, говорит, знамение и уразумел значение его: свидетельствую, «что Сей есть Сын Бога», возвещенный законом Моисеевым и проповеданный гласом святых пророков. И мне кажется опять, что блаженный Евангелист с некоей великой твердостью сказал: «Сей есть Сын Бога», то есть Один и Единственный по природе, Наследник свойств Родителя, по коему и мы (сыны) по усыновлению образуемся и чрез Коего призываемся по благодати к достоинству сыноположения. Как из Бога и Отца «всяко отечество на небеси и на земли именуется» (15 от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле,Еф. 3:15), потому что Он есть Отец в собственном, первоначальном и истинном смысле, так и всякое сыновство из Сына, потому что Он Один только есть Сын в собственном и истинном смысле, не подложный или лжеименный, но из сущности Бога и Отца, не по отсечению, или истечению, или отделению, ибо всецело бесстрастна Божественная природа, – но как Один из Одного, всегда сосуществующий, и совечный, и соприродный Родителю, и в Нем сущий, и из Него происшедший нераздельно и беспространственно, так как Божество не имеет телесности, не ограничивается местом и не совершает пространственных передвижений. Напротив, как из огня происходит ему присущая теплота, которая в наших мыслях представляется как бы отделяющейся от него и существующей как нечто другое, от него отличное, хотя и существующая из него и в нем по природе и из него происходящая, отнюдь не претерпевая при этом отсечения, или отделения, или истечения, ибо вся она во всем огне сохраняется; так должны мы мыслить и о Божественном рождении (Сыне), принимая сообразное Божеству умопредставление о Нем, – веруя, что Сын имеет собственное существование, отнюдь не полагая Его вне единого и неизреченного Божества и не почитая Его иносущным Отцу. В противном случае Он уже не должен бы почитаться за истинного Сына и окажется для нас недавним (сотворенным) богом – другим, отличным от истинного и единого Бога. В самом деле, разве то, что не единосущно Богу по природе, может быть истинным Богом? Поскольку же полного доверия заслуживает блаженный Креститель, а между тем он свидетельствует, что «Сей есть Сын Бога», то мы должны исповедовать Сына Богом истинным и из сущности Отца. Вот на это, а не на другое что и указует нам имя сыновства.

Источник

"Толкование на Евангелие от Иоанна". Часть I. Книга Вторая. Глава I. О том, что не по причастию и не как привзошедший присущ Сыну Святой Дух, но существенно и по природе пребывает в Нем.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 34-34

έώρακα perf. ind. act., см. ст. 18. μεμαρτύρηκαperf. ind. act., см. ст. 32. Perf. подчеркивает, что его свидетельство продолжалось до момента разговора (Вегnard).

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 34-34

И я видел, свидетельствует Креститель, видел это схождение Духа Святого на крестившегося Иисуса и засвидетельствовал, т. е. не только сам был свидетелем, но и пред другими засвидетельствовал тогда же, что Сей есть Сын Божий. Голос с неба торжественно наименовал так Господа при крещении, и Креститель, повторяя его, свидетельствовал пред всеми о сем (см. прим. к 17 И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение.Мф. 3:17 и парал.). «Где же Иоанн свидетельствовал об Иисусе, что Он есть Сын Божий? Этого нигде не написано. Агнцем он называет, а Сыном Божиим — нигде. Отсюда естественно предполагать, что и очень многое другое оставлено апостолами без записи, ибо не всё записано» (Феофил., ср. Злат.).

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 34-34

Сей есть Сын Божий. У Матфея эти слова записаны так: "Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение" (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17). Хотя выражение сын Божий по-разному использовалось иудеями (14 Я буду ему отцом, и он будет Мне сыном; и если он согрешит, Я накажу его жезлом мужей и ударами сынов человеческих;2 Цар. 7:14; 7 возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя;Пс. 2:7) и язычниками (см. ком. к 39 Сотник, стоявший напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий.Мк. 15:39), свидетельство Крестителя, последнего из числа старых пророков (11 Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя; но меньший в Царстве Небесном больше его.12 От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его,13 ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна.14 И если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти.Мф. 11:11-14), совершенно ясно: Иисус — Сын Божий, "единородный от Отца" (ст. 14 И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца.Ин. 1:14).

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 31-34

Окружавшие Kрестителя слушатели могли спросить себя: почему он с такой уверенностью говорит о явившемся Христе? Откуда ему известна та задача, которая лежит на Христе? Иоанн, понимая естественность такого недоумения, говорит, что и он также раньше не знал Христа, т. е. не был осведомлен относительно Его высокого предназначения, но Бог и послал его совершать крещение для того, чтобы он явил, указал народу Мессию, предварительно сам узнав Его. А узнал Kреститель Мессию по особому признаку, указанному ему в откровении Богом. Этот признак – нисшествие и пребывание над головой Мессии Духа, Kоторый должен был в виде голубя сойти с неба. Иоанн увидел такое знамение над главой Христа и понял, что Он именно и есть Мессия. Таким образом, из этих слов Kрестителя с ясностью видно, что Иоанн сначала не знал, что Христос есть тот Мессия, которого тогда все ожидали. Очень вероятно, что он и вообще не знал Христа, так как всю жизнь провел в отдаленной от Назарета иудейской пустыне, где доселе пребывал Христос. Только после данного ему откровения и особенно после крещения Христова Иоанн стал свидетельствовать о Христе как о Сыне Божием (согласно некоторым кодексам как об «избранном Бога», но последнее чтение Тишендорф и другие критики отвергают). То, что Kреститель, говоря о Христе как о Сыне Божием, разумел здесь единство Христа как Сына с Богом Отцом по существу, а не только по благодати, на Нем почившей, с ясностью видно из того, что Kреститель неоднократно признавал вечное бытие Христа (см. 15 Иоанн свидетельствует о Нем и, восклицая, говорит: Сей был Тот, о Котором я сказал, что Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня.Ин. 1:15, 27, 30). Объяснение выражений: «Духа, как голубя» и «крестящий Духом Святым» см. в комментариях к 11 Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем;Мф. 3:11, 16.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 34-34

Где же Иоанн свидетельствовал об Иисусе, что Он есть Сын Божий? Этого нигде не написано. Агнцем он называет, а Сыном Божиим нигде. Отсюда естественно предполагать, что и очень многое другое оставлено апостолами без записи, ибо не все записано.

Толкование на группу стихов: Ин: 1: 30-34

Ст. 30–34. Предтеча напоминает о своем свидетельстве, какое возвестил он посланным синедриона. И потом указывает, откуда узнал он о своем назначении и о Иисусе. И аз не ведех его: два раза говорит эти слова Предтеча, конечно с тем, чтобы с одной стороны отклонить подозрение в пристрастии к тому, кто был в родстве с ним по матери, родственнице Марии, Матери Иисусовой 36 Вот и Елисавета, родственница Твоя, называемая неплодною, и она зачала сына в старости своей, и ей уже шестой месяц,Лк. 1:36, с другой представить очевиднее ту мысль, что свидетельство его о Иисусе не есть свидетельство – происхождении человеческого. Предтеча не знал Иисуса лично, до появления Его на Иордане. «Все время жил он в пустыне, не в доме родительском» (Златоуст). Как же говорил он Иисусу: аз требую Тобою креститися 14 Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?Мф. 3:14? Эти слова дают видеть, что Иоанн знал высокую личность Иисуса. Да, узнал он по внутреннему озарению ума, как только явился к нему Иисус. Но это знание еще было не очень достаточное. Требовались более ясные, более убеждающие показания о том, кто таков Христос Иисус. «Я видел, говорит Предтеча, Духа сходящего с неба, как голубя и пребывающего на Нем». Мало и того было. «Пославший Меня крестить в воде, сказал мне: на кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем; Тот есть крестящий Духом св.» – Видение голубя, сходящего на Иисуса, конечно не было действием воображения, хотя бы и возбужденного Духом св. Евангелист Матфей повествует, что крестився Иисус, взыде абие от воды и отверзошася ему небеса, раскрылись облака, как мы видим, когда блистает молния. Св. Марк 10 И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него.Мк. 1:10 и Иоанн говорят, что Предтеча видел Духа Божия как голубя, или как выражает определеннее св. Лука, сходящего телесным образом σωματικω ειδει. Ясно, что Дух Божий сходил видимо, в образе осязаемом для телесных чувств, как сходил Он на апостолов. Видели ли все это другие, кроме Предтечи? «Если они и видели, говорит Златоуст об иудеях, то для таких предметов потребны не одни телесные очи, но преищественно очи ума, чтобы действительного предмета не признать за пустой признак». Это значить, что способные люди, люди с правильным направлением ума и сердца видели это: но не было нужды, чтобы видели все. Само по себе и того было очень достаточно для признания Мессии в Иисусе. Но иудеи все-таки могли выражать сомнения против правильности подлежательного видения Иоаннова. Предтеча говорит, что точно так, как пророкам являлся Господь и возвещал ту или другую волю свою: и сыну Захарии являлся сам Господь и возвестил свою мысль: «на кого увидишь сходящего Духа и пребывающего на Нем; Тот есть крестящий Духом св.» Верите вы явлениям Божества пророкам? Должны доверять и мне в моей проповеди, что Иисус есть тот Мессия, который совершит над людьми благодатное, внутреннее, крещение, имеющее преобразовать самые сердца людей. Иначе вы должны отказаться от всей истории народа Божия. Вот почему аз видех и свидетельствовах, яко сей есть Сын Божий. Когда свидетельствовал Предтеча, что Иисус есть Сын Божий? «Он называл Его агнцем, говорил и то, что Он будет крестить Духом св.; а что Он – сын Божий, этого не говорил» в евангелии Иоанна. «Прочие евангелисты не пишут, что после крещения говорил он (Предтеча) что либо, а умолчав о событиях сего времени, они говорят о чудесах Христовых, бывших уже после заключения Иоанна. Из этого можем заключать, что и это и еще многое другое они (евангелисты) прошли молчанием; это и показал сей самый евангелист (Иоанн) в конце своего евангелия». (Златоуст, Зигабен). Вот уже другое свидетельство Предтечи о Иисусе, сыне Марии, свидетельство показывающее в Иисусе необычайного посланника Божия, даже Сына Божия, и свидетельство подкрепляемое свидетельством неба.

Все к этому стиху