yandex

2-ое послание к Тимофею ап. Павла 1 глава 7 стих

Стих 6
Стих 8

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

Как никто не обладает надлежащими мудростью, разумением, советом и крепостью, не является сознательно благочестивым или благочестиво сознательным, как никто не испытывает трепетного страха перед Богом – если не воспримет дух премудрости и разума... совета и крепости... ведения и благочестия... и страха Божьего (2 и почиет на нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия;3 и страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих и не по слуху ушей Своих решать дела.Ис. 11:2-3); как никто не имеет истинной силы, искренней любви, богобоязненного целомудрия, кроме как через дух силы и любви и целомудрия, – так и без духа веры никто не будет верующим надлежащим образом.

Источник

Послания 194, Сl. 0262, 194.57.4.189.23

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

Бог дал нам дух не для трусости и сонливости, а для того, чтобы возмогать и укрепляться в наших действиях, а также и для того, чтобы любить Его и прилежно творить дела угодныя Ему, и еще для благо­разумнаго и целомудреннаго поведения. Или иначе: Бог дал нам дух для нашего удержания под даром бла­годати. — в том случае, если нам когда нибудь бу­дет грозить опасность уклониться от пути праваго. Иным дается и дух страха, т. е. сильный упадок духа и удручение его, как об этом сказано в кни­гах Царств: и напал на них (т. е. на людей), говорится там, дух страха1

Примечания

  • 1 В книгах Царств, как кажется, такого буквального выражения нет. Первый, как мне думается, Златоуст приурочил это к словам Апостола, говоря так: многим Бог дает дух страха, как это было во время войн, упоминаемых в книгах Царств: и напал на них, говорит, дух страха, т. е. Бог вложил его в них. Но Златоуст не указал, в каком месте так сказано. Равным образом умолчали об этом и Икумений, и Феофилакт.

Источник

Толкование пастырских посланий Апостола Павла Евфимия Зигабена. Пер. В. Любимова. Тула, 1894. С. 53-54

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

Ибо не дал тебе Бог, посредством руки моей, духа... боязни, но силы, чтобы ты противостоял нападениям преследователей, – и любви и целомудрия, чтобы чрез это назидал ты и утешал верных.

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

Не даде бо нам Бог духа страха. Эти слова служат разъяснением мысли Апостола, которую он соединял с понятием возгревания. Первое и важное проявление благодати Духа Святаго есть непостыдное, безбоязненное исповедание веры. Страх, как пепел, погашает огонь веры, чужд любви, отнимает силу, развращает чувство. Посему Апостол и говорит, что Бог дал нам не духа работы в боязнь (15 Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: "Авва, Отче!"Рим. 8:15), но духа силы, любви и целомудрия. Под целомудрием же святой Иоанн Златоустый разумеет здравие ума и души.

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

Т. е. не для того мы получили дух, чтобы сокрушаться, но чтобы иметь дерзновение. Многим Бог дает и дух страха, например, на войне, как читается в книгах Царств. "Да нападет", – говорит (Писание), – "на них страх и ужас" (16 Да нападет на них страх и ужас; от величия мышцы Твоей да онемеют они, как камень, доколе проходит народ Твой, Господи, доколе проходит сей народ, который Ты приобрел.Исх. 15:16), т. е. Бог вложил в них страх. Напротив, тебе Он даровал дух силы и любви к Нему. Следовательно, и это от благодати, впрочем, не просто от благодати, но если и мы наперед исполним зависящее от нас, так как что побуждает нас взывать: "Авва Отче" (15 Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: "Авва, Отче!"Рим. 8:15), то же самое внушает нам и любовь к Нему и ближним, чтобы мы любили друг друга. Любовь происходит от силы и безбоязненности; и обыкновенно, ничто столько не разрушает любви, как страх и подозрение предательства. "Ибо дал нам Бог, – говорит, – "духа не боязни, но силы и любви и целомудрия". Целомудрием он называет или здравие ума и души, или то, чтобы мы жили целомудренно, и старается вразумить нас и отклонить от невоздержания, хотя бы случилось какое-нибудь бедствие. Итак, не будем скорбеть, подвергаясь, бедствиям; в этом состоит целомудрие. "Не смущайся", говорит (Премудрый), – "во время посещения" (2 управь сердце твое и будь тверд, и не смущайся во время посещения;Сир. 2:2). Многие имеют много домашних скорбей; скорби общи всем нам, только причины их различны: один терпит скорбь от жены, другой от сына, иной от слуги, тот от друга, этот от врага, тот от соседа, этот от убытков; бывает много разных причин скорбей. Вообще невозможно найти человека, который был бы свободен от горестей и скорбей; всякий испытывает скорби больше или меньше. Итак, не будем унывать и думать, будто мы только одни терпим скорбь. Нет человека, который, проводя эту изменчивую жизнь, был бы без горестей; если не сегодня, то завтра, если не завтра, то после, горести приходят. Как плавающему невозможно быть без тревог, разумею плавающего по великому морю, так и живущему в этой жизни невозможно быть без скорбей, хоти бы он был и богатым. Потому самому, что он богат, у него много поводов к неприятностям. Представь даже самого царя; и он зависит от многого и не все делает по своему желанию, но часто делает угодное другим против своей воли, и вообще он чаще всех поступает не так, как хочет. Почему? Потому что есть много людей, которые хотят получить что-нибудь из принадлежащего ему. Представь же, какую великую чувствует он скорбь, когда хочет сделать что-нибудь и не может или из опасения, или из подозрения, или из-за врагов, или из-за друзей? Часто, когда он и решится исполнить какое-нибудь из своих желаний, все удовольствие от совершения дела теряется вследствие сопротивления многих недовольных им. Что же? Ты думаешь, что люди, проводящие жизнь без трудов, свободны от скорбей? Нет. Как невозможно человеку не испытать смерти, так и – прожить без скорбей. Сколько приходится им терпеть таких неприятностей, которых невозможно выразить словом, но которые могут испытывать только они одни! Как часто просили себе смерти, жившие среди богатства и роскоши! Жить роскошно отнюдь не значит жить без горестей; напротив, самая роскошь рождает бесчисленные горести, болезни, неудовольствия; а если и нет этого, (то живущий в роскоши часто грустит) без всякой причины. Действительно, когда душа находится в таком состоянии, то может грустить и без причины. Врачи говорят, что и от слабости желудка происходят немалые скорби. Не случается ли этого и с нами, когда мы скорбим и не знаем причины грусти? Вообще, невозможно найти человека без скорби. Если же у других не столь важна причина скорби, как у нас, то каждый и из них, однако так же думает, – свое горе более чувствительно, нежели чужое. Как те, у кого болит какая-нибудь часть тела, думают, что их страдание сильнее страданий ближнего, – у кого, например, болит глаз, тот полагает, что нет другой такой боли, какая у него, или у кого болит желудок, тот считает свою боль сильнее всех болей, и всякий, чем страдает, то и считает самым мучительным страданием, – так и в скорбях душевных: каждый то горе, которое постигло его, называет самым тяжелым, потому что судит о нем по собственному опыту. Например, не имеющий детей думает, что нет ничего хуже бездетности; а имеющий много детей, при бедности, ни на что так не жалуется, как на многосемейность; имеющий одного сына полагает, что нет ничего хуже, как иметь одного: от этого, говорит, он и ленив, и огорчает своего отца, и не принимает никаких внушений, оставаясь, впрочем, постоянно любимым сыном; имеющий красивую жену говорит, что нет ничего хуже, как иметь жену красивую, потому что в этом случае бывает много подозрения и козней; а имеющий некрасивую жену говорит, что нет ничего хуже, как иметь жену некрасивую, потому что это весьма неприятно. Частный человек говорит, что нет ничего негодное и ниже такой жизни, а военный утверждает, что нет ничего труднее и опаснее военного звания, что лучше питаться одним хлебом и водою, нежели переносить такие тягости. Начальствующий говорит, что нет ничего тяжелее, как удовлетворять нуждам других, а подчиненный утверждает, что нет ничего унизительнее, как подчиняться власти других. Женившийся говорит, что нет ничего хуже, как иметь жену и соединенные с нею заботы, а не женившийся утверждает, что нет ничего хуже, как быть неженатым, – не имеешь ни дома, ни покоя. Купец называет счастливым земледельца за его спокойствие, а земледелец – купца за его богатство. Вообще род человеческий ничем не доволен, всегда жалуется и огорчается. Осуждая всех людей, говорят, что человек есть ничто, и что весь род человеческий есть вьючное и жалкое животное. Сколько таких, которые прославляют старость! Сколько таких, которые считают блаженством юность! Таким образом, много бывает горестей и от возрастов жизни. Когда мы видим, что нас осуждают за молодость, то говорим: зачем мы не старцы? А когда голова покрывается сединою, то говорим: где наша молодость? Вообще, у нас бесчисленное множество поводов к скорбям. Один только есть путь, избавляющей от этой несообразности, – путь добродетели. И он, конечно, не чужд горестей, но горестей не напрасных, а приносящих благо и пользу. Иной согрешил и, сокрушаясь скорбью, омывает грехи свои; другой оказывает сострадание падшему брату, и в этом также находить себе немалую награду, потому что сострадание к людям, находящимся в несчастье, доставляете нам великое дерзновение пред Богом. Послушай, как мудро Священное Писание говорит об Иове; послушай, что говорит Павел: «плачьте с плачущими»; и еще: «последуйте смиренным» (15 Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими.Рим. 12:15, 16). Участие в горестях других весьма сильно облегчает скорби: как содействие тому, кто один несет тяжесть, облегчает его бремя, так и во всем прочем. Между тем ныне, когда кто из наших ближних умирает, – многие окружают его, многие утешают близких к нему; и осла упавшего мы часто поднимаем; а когда падают души наших братий, – мы не обращаем внимания и думаем о них меньше, нежели об осле. Видя, что кто-нибудь бесстыдно входит в харчевню, мы не удерживаем его; напивается ли он или совершает какое-нибудь другое бесчинство, мы не только не препятствуем, но еще сами принимаем в том участие. По­этому Павел и говорил: «однако не только их делают, но и делающих одобряют» (32 Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют.Рим. 1:32); и многие составляют товарище­ства для гулянья и пьянства. Составляй, человек, товарищества для того, чтобы истреблять страсть к пьянству; такие товарищества благодетельны для узников, для находящихся в скорбях. Нечто подобное и Павел предписывал коринфянам, когда го­ворил: «чтобы не делать сборов, когда я приду» (2 В первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние, чтобы не делать сборов, когда я приду.1 Кор. 16:2). Для пьянства, пированья и гулянья мы теперь делаем все – и общую постель, и общий стол, и общее вино, и общие издержки; а устроить общественную милостыню не думает никто. Во вре­мена апостолов были такие товарищества, – тогда сносили в одно место все имущество; я же требую не всего, а какой-нибудь части. «В первый день недели, – говорит (Павел), – каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние»(2 В первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние, чтобы не делать сборов, когда я приду.1 Кор. 16:2), как бы принося дань за семь дней, и слагая ее вместе, и таким образом пода­вая большую или меньшую милостыню. «И никто не должен являться, – говорит (Писание), – пред лице Господа с пустыми руками» (16 Три раза в году весь мужеский пол должен являться пред лице Господа, Бога твоего, на место, которое изберет Он: в праздник опресноков, в праздник седмиц и в праздник кущей; и никто не должен являться пред лице Господа с пустыми руками,Втор. 16:16). Если это было за­поведано иудеям, то не тем ли более нам? Для того бедные и стоят у дверей, чтобы никто не входил «с пустыми руками», но вступал с милостынею. Ты входишь, чтобы получить себе милость: окажи же сам наперед милость. Кто приходит после, тот должен подать больше, потому что когда уже мы сделаем начало, то следующий должен положить больше. Сделай должником своим Бога, и потом проси Его; дай Ему в заем, и потом тре­буй, чтобы получить с прибытком. Бог хочет этого и не отвергает. Если ты просишь Его с милостынею, то Он благо­волит к тебе; если просишь Его с милостынею, то даешь Ему в заем и получишь прибыток. Так, внушаю вам, не за воздеяние рук можно быть услышанным; простирай руки свои не к небу, а к рукам бедных. Если ты будешь простирать руки к рукам бедных, то достигнешь самой высоты неба, потому что там восседит Тот, Кто принимает милостыню; а если станешь воздевать руки без плода, то не получишь никакой пользы. Скажи мне: если бы пришел к тебе царь в порфире и стал просить тебя, то не отдал ли бы ты ему охотно всего своего имущества? Ныне же просит тебя устами бедных царь не земной, а небесный, и ты стоишь, не обращая на Него внимания, и откладываешь подаяние. Какого ты достоин за это наказания? Подлинно, не за воздеяние рук и не за множество слов, но за дела можно быть услышанным. Послушай, что го­ворит пророк: «И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу» (15 И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови.Ис. 1:15). У кого недостаток в милости, тому следовало бы молчать и не возво­дить очей к небу; а он еще осмеливается многоглагольствовать! Между тем, что говорит (пророк)? «Спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» и «научитесь добро творить» (17 научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову.Ис. 1:17; 39 чтобы дать суд сироте и угнетенному, да не устрашает более человек на земле.Пс. 9:39). Таким образом, мы можем быть услышаны, хотя бы и не воздевали рук наших, хотя бы ничего не говорили и ни о чем не просили. Будем же стараться об этом, чтобы нам сподобиться обетованных нам благ. *** "ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия" (7 ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия.2 Тим. 1:7). Духом же здесь называет благодатный дар, как и в том случае, когда говорит: "вы… запечатлены обетованным Святым Духом" (13 В Нем и вы, услышав слово истины, благовествование вашего спасения, и уверовав в Него, запечатлены обетованным Святым Духом,Еф. 1:13).

Источник

"Беседа о Святом Духе", Гл. 1, § 4

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

Есть две степени страха, и одна из них – начинающих, то есть тех, которые находятся еще под игом рабского страха, о котором говорится у пророка: раб господина своего убоится (6 Сын чтит отца и раб - господина своего; если Я отец, то где почтение ко Мне? и если Я Господь, то где благоговение предо Мною? говорит Господь Саваоф вам, священники, бесславящие имя Мое. Вы говорите: "чем мы бесславим имя Твое?"Мал. 1:6)1. Также в Евангелии: я уже не называю вас рабами; ибо раб не знает, что делает господин его (15 Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего.Ин. 15:15), и потому говорит: раб не пребывает в доме вечно (35 Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно.Ин. 8:35). Спаситель побуждает нас переходить из состояния мучительного страха в состояние полной свободы любви и дерзновения друзей и чад Божиих. Также и блаженный апостол, перешедший силою Господней любви низшую степень рабского страха, свидетельствует об обогащении себя от Господа большими дарованиями.

Примечания

  • 1 В Синод. переводе: Сын чтит отца, и раб - господина своего. - Прим. ред.

Источник

Собеседования 11.13 .Сl. 0512, 11.13.830.6-114.

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

έδωκεν aor. ind. act. от δίδωμι давать, δειλία трусость, робость, недостаток смелости, малодушие, страх (TLNT; Spicq). σωφρονισμός самовоспитание, умение держать себя в руках, сдерживать возбуждение и не поддавать колебаниям (Lock; TDNT; EDNT; GPT, 179-80; TLNT). Это относится к поведению и характеру и представляет собой общие добродетели или знания, чего придерживаться и чего избегать (TLNT).

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-18

В начале наставительной части св. Ап. Павел делает ближайшее указание на тот плод, которым может прежде всего обнаружиться в Тимофее возгревание полученного им чрез апостольское рукоположение дара Божия, именно: когда Тимофей не только не будет стыдиться свидетельства Господа нашего Иисуса (т. е. проповеди о кресте Его, который для иудеев есть соблазн, а для эллинов безумие), но и пострадает, если потребуют обстоятельства, вместе с благовестием Христовым, воодушевляясь при сем высотой значения совершенного Спасителем домостроительства, и руководствуясь примером как самого Апостола Павла – своего учителя, так и примером Онисифора, не постыдившегося вериг Павловых, тогда как все асийские ученики оставили его.

Источник

Послания апостольские и Апокалипсис. Истолковательное обозрение, составленное протоиереем Михаилом Херасковым. Владимир-на-Клязьме, 1907.

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

боязни. Боязнь, очевидно, объясняется, с одной стороны, природной нерешительностью Тимофея, а с другой — серьезностью ситуации, в которой находился Павел.

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

Дал нам, т. е. служителям Слова Божия по преимуществу. Не боязни. Сильному, как льву, бояться нечего.

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

Ибо дал нам Бог благодать Всесвятого Духа не для того, чтобы боялись мы опасностей за благочестие, но чтобы, исполняясь Божественной силы, горячо возлюбили Его, уцеломудривали же в себе бесчиние возбуждающихся в нас страстей.

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

«Нам» – кому? И вообще христианам, и тем паче Апостолам и преемникам их. Поелику о даемом от Бога духе говорится вслед за упоминанием о даре Божием чрез рукоположение; то прямее будет разуметь здесь под: «нам» – святого Павла со святым Тимофеем, – как бы так: нам с тобою. Но как и общий дух христианский таков же, то различать сие в Толковании не настоит надобности. «Не даде духа страха», δειλιασ, – робости, несмелости. «Не для того мы получили дух, чтоб робеть, но чтоб дерзновенствовать. Многим Бог дает и дух страха, например, на войне, как читается в Писании. «И нападе», говорит, «на ня дух страха» (16 Да нападет на них страх и ужас; от величия мышцы Твоей да онемеют они, как камень, доколе проходит народ Твой, Господи, доколе проходит сей народ, который Ты приобрел.Исх. 15:16), то есть Бог вложил в них страх. Напротив, тебе он даровал дух силы» (святой Златоуст). «Но силы». «Бог дал нам благодать Святаго Духа не для того, чтобы боялись опасностей за благочестие (за веру Христову), но чтобы небоязненно исповедали ее и возвещали, исполняясь Божественной силы (в чувстве благодатной силы от Бога)» (блаженный Феодорит). Спаситель говорил и Апостолам, посылая их на проповедь: «пред цари и владыки ведени будете имене Моего ради во свидетельство им» – и гнать будут вас, как и Мене: «не убойтеся их» (18 и поведут вас к правителям и царям за Меня, для свидетельства перед ними и язычниками.Мф. 10:18, 23, 26). И святого Павла воодушевлял: «не бойся, но глаголи и да не умолкнеши» (9 Господь же в видении ночью сказал Павлу: не бойся, но говори и не умолкай,Деян. 18:9). И он в чувстве силы от Бога исповедал: «вся могу о укрепляющем мя» (13 Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе.Флп. 4:13). В чувстве силы и всякий христианин, по принятии благодати, исходит на дело свое – дело жизни о Христе Иисусе; и на робостный вопрос: «кто мя избавит от тела смерти сея», – в себе самом слышит ответ: «закон духа жизни о Христе Иисусе свободил мя есть от закона греховнаго и смерти» (24 Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?Рим. 7:24; 2 потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти.Рим. 8:2). «И любве». Излияние любви в сердцах неразлучно с дарованием благодати Святаго Духа, как свидетельствует тот же Апостол в другом месте: «любы Божия излияся в сердца наша Духом Святым данным нам» (5 а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам.Рим. 5:5): любы Божия, – первое, любовь к Богу; ибо Дух благодати, возродив, вселяет чувство сыновства, по коему возрожденный исповедует, что Бог Отец ему есть, и с сыновнею любовию возносится к нему, взывая: «Авва Отче!» (15 Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: "Авва, Отче!"Рим. 8:15), – с любовию, столь сильною и глубокою, что ничто уже, ни на небе, ни на земле, разлучить его не может «от» сей «любве Божия» (39 ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем.Рим. 8:39). «Любы Божия», – второе, – любовь Божественная, полная и всеобъемлющая, – к братиям. Дух Божий, возродив, вселяет чувство братства со всеми возрожденными, по коему они исповедуют сердцем, что все суть сыны и дщери одного Бога, – одну духовную Божию составляют семью; почему и имеют друг друга как единоутробных, не языком, а чувством сердца, готовы бывая на всякие жертвы во благо им. Это чувство у Апостолов и их преемников получает особую широту, и они искренно сознают себя должными не иудеям только, «но варваром и Еллином, мудрым и неразумным» (14 Я должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам.Рим. 1:14), всегда готовы бывая «всем быть вся, да всяко некия спасут» (22 для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых.1 Кор. 9:22). Так разумеют все наши толковники. Сокращенно всех совмещает блаженный Феофилакт: «любви, и той, что к Нему (Богу), и той, что к ближним. Ибо и то, чтобы Бога любить, как Отца, имеем мы от Духа, делающего то, что мы взываем: «Авва Отче!» И то, чтоб неколеблемыми пребывать в любви к ближним, дар есть, от Божеской силы бывающий; как, напротив, то, чтобы соблазняться ими (возмущаться недобрыми их к нам отношениями) бывает от робкой боязливости и малодушия». Последнее не только свидетельствует об отсутствии любви, но и погашает ее, как объясняет святой Златоуст: «любовь происходит от силы и безбоязненности; ибо, обыкновенно, ничто столько не разрушает любви, как боязливые опасения и подозрение предательства». «И целомудрия». «Целомудрием он называет или здравие ума и души, или то, чтобы мы жили целомудренно, и старается вразумить нас и отклонить от невоздержания» (святой Златоуст), – чтоб не только сами мы были целомудренны и разумны, но и «других уцеломудривали и научали разуму» (блаженный Феофилакт). Обыкновенно под целомудрием разумеется чистота от всякой плотской скверны. Дух благодати, пришедши и воспринят быв сердцем, отрешает его от пристрастия ко всему чувственному и вкус к тому отбивает. Если же это водворяется в сердце, то какое место найдет при нем плотское вожделение? Духа приявшие и бывают чисты сердцем. Но тот же Дух есть и Дух разума, который, пришедши, научает всему и по ведению, и по жизни (26 Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам.Ин. 14:26). Посему можно принять, что в настоящем месте разумеется это последнее. У Апостола стоит: σωφρονισμου – уцеломудрения, подание здравомыслия и навсегда, и особенно в нужном случае, что сказать и как поступить, как и Господь обетовал: «дастбося вам в той час, что возглаголете» (19 Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать,Мф. 10:19); в один час дастся, что возглаголете, а в другой, как поступить долженствуете. Таким образом, здесь можно разуметь деятельное, даруемое пастырям, благоразумие. Вот что дает дар рукоположения рукоположенному: дух силы, любви и премудрости, или делает «сильным, любительным, здравоумным» (Амвросиаст). Соответственно сим частям дара рукоположения святой Павел дает и наставления рукоположенному святому Тимофею. Яко получившему дух силы, заповедует: а) небоязненно и не стыдясь проповедуй о Господе Спасителе, строго держась преданного мною тебе (1:8–18); яко получившему дар любви, заповедует: б) как воин, как борец и как оратай – трудись над братиями, да и тии спасение улучат (2:1 – 13); яко получившему дух премудрости и здравоумия, заповедует: в) не ввязываться в словопрения с противниками истины, а кротко вразумлять их, не оставляя без внимания и не добре живущих (2:14 – 3, 9).

Толкование на группу стихов: 2 Тим: 1: 7-7

Ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы. То есть не для того мы получили духа, чтобы робеть, но чтобы быть сильным в искушениях и иметь дерзновение. Многим Бог дает и духа страха, как написано в книге Исход: да нападет на них страх (16 Да нападет на них страх и ужас; от величия мышцы Твоей да онемеют они, как камень, доколе проходит народ Твой, Господи, доколе проходит сей народ, который Ты приобрел.Исх. 15:16), то есть Бог вложил в них страх. И любви. Любви и к Богу, и к ближним. Ибо и то, чтобы Бога любить, как Отца, имеем мы от Духа, делающего то, что мы взываем: Авва, Отче (15 Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: "Авва, Отче!"Рим. 8:15). И то, чтобы непоколебимыми пребывать в любви к ближним, есть дар, происходящий от Божественной силы; соблазны же, напротив, происходят от трусости и малодушия. Однако и нам должно прежде всего показать то, что зависит от нас самих. И целомудрия. Или: чтобы мы были разумны, с здравым умом, в здравом состоянии; или: чтобы, духом своим здравомыслили, и если постигнет нас какое-либо испытание, мы приняли бы его к руководству; или: чтобы и других уцеломудривали и научали разуму.