Псалтирь 37 глава 6 стих

Стих 5
Стих 7

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 6-6

Ибо всякий грех гнусен и зловонен, и если бы душа не впала в неразумие, то не потерпела бы греха. Из этого познаем свойство греха. Какое же это свойство? Конечно то, что грехи бывают с нами от неразумия.

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 6-6

В этих словах пророк выразил всю гнусность и отвратительную мерзость своих грехопадений. Он уподобляет свои беззакония гнойным ранам на теле, которые смердят и издают отвратительное зловоние, и говорит, что они произошли от его безумного ослепления. Это сравнение грехов с гнойными, возбуждающими отвращение ранами весьма верно изображает отношение пришедшего в раскаяние человека к своим грехам. Когда человек возымеет преступные мысли и намерения, в то же время у него в душе являются греховные чувства и склонности, и тогда рассудок его вполне подчиняется этим увлекающим во грех чувствам, а самое исполнение преступных намерений обещает одни удовольствия и наслаждения, которые настолько омрачают ум его, что он не в состоянии бывает представить себе и обдумать все пагубные для его временного благополучия и вечного спасения последствия от задуманных греховных деяний, и в таком душевном расслаблении человек впадает в грех или преступление. Вот это-то духовное состояние и называется безумным увлечением страсти, или просто безумием, как говорит пророк. Но за совершением преступления тотчас же наступают отрезвление и разочарование: туман греховного увлечения и ослепления рассеивается, и наступают минуты горького раскаяния в грехах: греховные действия, к которым человек стремился и в которых чаял найти счастье и наслаждения, теперь представляются ему отвратительными, подобными гнойным, издающим противный запах ранам. «Ибо всякий грех, – говорит св. Афанасий, – гнусен и зловонен» [3, с. 111]. И «если бы душа не впала в неразумие, то не потерпела бы греха» (блж. Феодорит [6, с. 175]).

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 6-6

Раны, говорит, души моей, произведенные во мне разжженными стрелами диавола, загнились и стали смердеть, и не просто на одной поверхности стали гнить, но совершенно и внутри загноились и стали смердеть. Таковыми словами Давид изображает загадочно повреждение и тление души своей, так что она не могла переносить своего смрада. А это, говорит, было по неразумию и незнанию моему: потому что, если б я не потерял своего смысла, я бы не получи стольких ран. Замечай, читатель, как Божественный Давид умножает и увеличивает грехи свои в пламенном исповедании их. Сначала сказал, что они велики, потом что они тяжки, далее, что они загноившиеся и смердящие. Это знак истинного покаяния, когда кто чувствует смрад греха своего, потому что тогда он может и возненавидеть его и совершенно возгнушаться им [1]. _____ [1] Слова Божеств. Василия: Сие слово учит нас не скрывать зол своих и не держать в глубине души, как черноту и гниль, грехи, сожигаясь в совести. Ибо как в находящихся в горячке, огонь, когда скрывается глубоко во внутренности, причиняет большую болезнь, а когда выходит наружу, подает надежду на прекращение: так бывает и с душею. Это — то, думаю, означают слова: Не стыдись исповедать грехов своих (26 Не будь лицеприятен против души твоей и не стыдись ко вреду твоему.Сир. 4:26); также: говори ты первый грехи свои, чтоб оправдаться (26 припомни Мне; станем судиться; говори ты, чтоб оправдаться.Ис. 43:26). И Златоуст изъясняет так: Всякий грех есть самый гнусный, ненавистный и смрадный и имеет началом безумие. Ибо если бы душа не пала в безумие, не потерпела бы греха. Добродетельный имеющий страх Бoжий умнее всех. Потому и сказал некто: «Начало премудрости страх Господень». Продолжение из Великого Василия: «Безумным называет безумное действие, происходящее из безумия, но всякий грех бывает по безумию. А благоразумие, как добродетель, все производимое по ней делает достойным похвалы и (наименования) добродетели; притом доставляет и здравие душе то, что производится с благоразумием». Из Григория Нисского: «И просто во всяком деле совращение на сторону порока делает человека изъязвленным, причиняя ему раны и воспаления чрез язвы греховныне». Из Бож. Кирилла: «Остатками, — говорит, — язв и ран можно назвать остающиеся на теле знаки от произведенного кем либо удара; впрочем, если и они не были лечимы, причиняют не малую боль, а иногда и усиливаются до превращения в раны, приходя в первоначальное состояние. Подобные приключения можно видеть и в душах людей: грех поражает и зло возрождается в них, на подобие язв, если он как-нибудь приходит в исполнение. Впрочем, и тогда, когда производитель преступления престанет как-нибудь от оного, то есть, от наслаждения нелепым, и гнусным удовольствием, доколе в нем находится сила похоти усиливающаяся и возмогающаяся, хотя бы она и обуздывалась чрез устремление мыслей к лучшим предметам, он будет иметь знаки от язв: если же случится, что они останутся надолго, то быть может, и в раны, когда негодное сладострасие будет исполняемо».

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 6-6

Нет ничего грязнее. Ничего сквернее греха. Потому-то и пророк, изображая природу греха, взывал: «смердят, гноятся раны мои». И если хочешь узнать зловоние греха, то представь его себе по совершении, в то время, когда освободишься от пожелания, когда уже не будет беспокоить тебя огонь (страсти): тогда ты увидишь, каков грех. Представь себе гнев, кода находишься в спокойном состоянии. Представь любостяжание, кода бываешь чужд этой страсти. Нет ничего гнуснее, ничего отвратительнее хищения и любостяжания.

Источник

Беседа 52 на Евангелие от Иоанна

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 6-6

Сии слова относятся к тому времени, которое прошло между грехом прелюбодеяния и увещанием пророка Наѳана и продолжалось более девяти месяцев, ибо Наѳан обличил Давида тогда, когда уже родился младенец, от прелюбодеяния онаго зачатый, как повествуется во второй книге Царств, в гл. 12. Итак, чрез все оное время медлил Давид врачевать язвы греха своего покаянием. Между же тем, нарастали на них как бы некие струпы забвения, которые не попускали ему видеть язв, но струпы оные загнивалися, и язвы делалися тяжчайшими и неисцельнейшими. И сие‐то состояние свое оплакивает здесь, глаголя: возсмердеша и согниша раны моя от лица безумия моего, то есть: безумие мое, а не искусство врача было причиною того, что я ран моих не примечал; оно же было причиною и того, что раны оныя, загнившись, мерзость и зловоние соблазна во все стороны распространили.

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 6-6

<...> пророк <...> говорит «возсмердеша и согниша раны моя» (6 смердят, гноятся раны мои от безумия моего.Пс. 37:6), разумея под словом «раны» неблаголюбивый и любостяжательный нрав, а под словами «возсмердеша и согниша» разумея продолжающееся даже до смерти нерадение, как бы некий смрад и согнитие. Ибо некоторые из нас готовы скорее скрыть свое имущество в землю, нежели передать не имущему. Когда же приблизится кончина, тогда воссмердевает в душе таковая язвя как причина гнилости и безумия, и, оставаясь в ней вечною раною, не попускав ей войти в Небесное Царство первородных, как завещавает закон о имеющих порок. Но не время ли обнажить и тягчайшие раны и показать их Врачу душ наших, ибо, тогда как святой Павел сказал: «ваше избыточествие (да будет) во онех лишение» (14 Ныне ваш избыток в восполнение их недостатка; а после их избыток в восполнение вашего недостатка, чтобы была равномерность,2 Кор. 8:14), мы делаем противное сему: похищаем лишение убогих и прилагаем к нашему избытку. Это же самое совершаем и без имений, когда согрешаем в чем–либо против брата, и не только оставляем его (в огорчении на нас) без исцеления, но даже извинение, которым мы ему были обязаны, домогаемся получить вынужденно от него сами, делая сим не что иное, как только то, что было сказано выше: их «лишение» прилагаем к нашему избытку, так сказать, противясь Писанию.

Источник

"Нравственно-подвижнические слова". Слово третье. О покаянии всегда и всем необходимом при той силе действия, которую верные и прежде делания получили через благодать Крещения

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 6-6

       Пророк говорит о греховных язвах, ибо и сам он прежде согрешал и в себе самом почувствовал весь смрад греха. Из сего признания насколько проглядывает нечистота прежних грехов, настолько же видна и последующая чистота кающегося грешника. Ибо доколе человек шествует по гноящимся беспутьям греха, не ощущает он его удушающего зловония, но когда уйдет с этих кривых дорог и встанет на чистый путь праведности, то [лишь] тогда заметит всю разницу между чистотой и нечистотой, между стезей добродетели и ухабами порока.

       Вообразите чувства человека, проведшего ночь в смрадном и затхлом кабаке, а затем вышедшего наружу и оказавшегося среди кустов с благоухающими розами. Там — зловоние и яд, унижение души и тела, ярость и ссоры, истязание себя и других; здесь — яркое Божие солнце над головой, прекрасные цветы вокруг, свежий воздух и аромат, тишина и здоровье.

       [Но] еще больше разница между беспутьями греха и путем Божиим. Возсмердеша и согниша раны моя — так описывает великий царь свое греховное прошлое. Ничто так не смердит, не гноится и не распространяется, как грех. Смрад телесных язв лишь отчасти напоминает о невыносимом зловонии греховной души. Посему от такой души удаляется всякая святыня. Чистые небесные духи скрываются от нее, а нечистые духи преисподней ищут ее расположения.

       Каждый новый грех — это новая рана на душе, всякий грех — гной, всякий грех — смрад. Но отчего происходят грехи? От безумия моего, — объясняет пророк. Ум, выброшенный из своей божественной стези, понуждает человека ко греху. Пока не очистится ум, не может и человек стяжать чистоту. А мы имеем ум Христов (16 Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов.1 Кор. 2:16), — говорит Апостол, то есть ум у нас возвращен на ту же стезю, на которой пребывал ум Адама до грехопадения, порождающего смрад. Поэтому, братья, вся православная наука подвижничества сосредоточивает свое внимание на одном главном пункте — на уме человека, на очищении и исправлении ума.

       О Господи Иисусе Христе, Чистота и вечный Источник чистоты, помоги нам отбросить наше безумие; помоги и мудрствовать [букв.: умствовать. — Пер.] по уму Твоему. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


Источник

"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 30 (17) октября

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 6-6

раны ... от безумия моего. Страдания псалмопевца - результат его "безумия". Под безумием в данном контексте подразумевается отступление от закона Божиего.

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 6-8

Представляют описание болезни. - "От безумия моего", вследствие моего греха, мое тело покрылось ранами, которые издают смрадный запах; мои страдания тяжелы и я совсем поник, целый день хожу и "сетую", томлюсь, осуждаю себя самого. Мои чресла полны воспалений и нет здорового места в моем теле. Какая это была болезнь, по указанным здесь признакам трудно определить. Согласно евр. тексту, многие толковники (напр., Иероним, а из новейших - Крамер, Евальд) и раввины считали эту болезнь "в роде проказы". Но такого определения нельзя составить по признакам, указанным в Библии. Если у Давида были поражены уже кости, то при таком развитии болезни он не мог бы ходить, чему, по данному псалму, эта болезнь, однако, не мешала. Кроме того, если бы это была проказа, то едва ли о ней, как явлении важном, умолчали бы исторические книги, так как при взгляде того времени на эту болезнь, как знак отвержения от Бога, едва ли бы она прошла для царя бесследно и не вызвала бы в народе политических волнений. Данная болезнь, как видно из псалма, вызывала насмешки над Давидом за болезнь чресл. Последние признавались носителями производительной силы, источником чадородия, в чем видели знак божественного благоволения; поэтому считали, что потеря этой силы и, следовательно, способности чадородия, являлась знаком отвержения от Бога и вызывала поношения. Русский текст дает, таким образом, общее указание, что болезнь Давида поразила весь его организм и была настолько изнурительной, что совершенно истощила его силы, но не дает возможности точно определить вид ее.

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 5-7

Согбенным сделало меня, говорит Пророк, тяжкое бремя греха; печалит меня зловоние тех согнивших язв, какия приял я, отложив благоразумие и поработившись неразумию. Почему, лишенный всякой радости, непрестанно скорблю, безпокоюсь и не нахожу никакой перемены в скорбном моем положении.

Толкование на группу стихов: Пс: 37: 6-6

«Раны души моей, происшедшие от разожженных стрел лукавого, возсмердели и загнили. Этим сравнением показывает повреждение и растление души» (Зигабен). А это от чего произошло? От того, что не скоро опомнился и не поспешил исправить зло. «Со времени прелюбодеяния до появления обличения пророка Нафана, Давид медлил раскаяться и покаянием врачевать раны души своей. Язвы греховные разрослись и загноились от такой долговременности неврачевания» (Ириней). Сначала сказал, что грехов много, потом, что они тяжелы, теперь говорит, что они суть раны,врезались глубоко, вошли внутрь и действуют разрушительно (Зигабен). Множество грехов указывает только количество особых дел; но повторение одних и тех же дел образует привычки греховные, наклонности, страсти. Они-то гноящиеся раны душ и. — Грех, скоро брошенный, похож на царапину, или занозу тотчас вынутую, а грех прилюбленный и часто повторяемый похож на занозу оставленную, которая нагнаивается и обращается в нарыв злокачественный. Образуется рана душевная, — порок, страсть, склонность дурная, которая обнаруживается и вовне, в поведении, и бывает всем видна, как дурной запах от раны всеми сторонними ощущается. — И в этом третья причина горькости греховного состояния! Как раны и боль причиняют и мешают действовать; так склонности и страсти, непрестанною требовательностью, мучат, а, попереча добрым начинаниям, не дают свободно действовать. Как от ран бывает и пошевельнуться нельзя; так и от склонностей греховных ничего доброго сделать не удается. Грешник будто связан, будто в узах, и притом болезненных, въевшихся в его тело. От лица безумия моего. По причине неразумия и нерадения моего о спасении души подвергся я таким бедам. Не взвесил тяжести греха и не употребил усилия избегнуть его, — и вот страдаю; подобно безумному, который, играя с змеею, или скорпионом, получает уязвление, от которого потом мучится и страдает. «Если б душа не впала в неразумие, то не потерпела бы уязвлений греха» (Афанасий Великий). И какой смысл — поставлять себя в такое состояние?! — и вот однакож поставляет! — На ту пору, когда влечет грех, ум отодвигается назад с своим здравомыслием. Вперед идет сочетавшееся с грехом сердце и повелевает. Ум повинуется, изобретая средства удовлетворить худым желаниям. Он тут раб подъяремный, а не царь в голове. И выходит образ действий безумный. Пока действует в этом помрачении, грешник не сознает того. Но когда опомнится, ясно видит, как все глупо и бессмысленно было делано. Только омраченному умом можно так действовать. Кажется даже, что грешник тут не есть действующий, а действуемый: кажется ему, что он своим умом обделывает, на деле же иной некто подходит и учит его злому, или выдумывает злое его умом.

Все к этому стиху