yandex

Библия - Послание ап. Иакова Глава 3 Стих 8

Стих 7
Стих 9

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

Я не думаю, что это место имеет такой смысл. Ведь если бы он хотел, чтобы о способности укрощать язык думали так, далее следовало бы сравнение с животными. Теперь же следуют слова: неудержимое зло, он исполнен смертоносного яда - конечно, более вредного, чем яд зверей и даже змей, потому что последний умерщвляет плоть, этот же - душу, ибо уста, которые лгут, убивают душу. Значит, святой Иаков не тот смысл вложил или хотел вложить в эти слова, якобы это легче, чем приручение зверей, но скорее указал, каким великим злом является в человеке язык - что ни один человек не может его укротить, хотя даже звери усмиряются людьми. Он сказал это не для того, чтобы мы терпели в себе господство этого зла, пренебрегая им, но для того, чтобы мы просили о божественной благодати для помощи в укрощении языка.

Источник

О природе и благодати, 15.

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

«Истинный пост есть – злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания, лжи и клятвопреступления. Сих оскудение – пост истинный есть, и благоприятный» (стихира в понед. 1-й седмицы, вечера, на стиховне). Не случайно в перечислении того, в чем должно состоять это воздержание, св. Церковь, в вышеприведенной нами стихире, на первое место ставит «воздержание языка», ибо язык, как учит св. Апостол Иаков, есть «неудержимое зло; он исполнен смертоноснаго яда», и ни от чего другого не происходит так много зла для человека, как от невоздержного языка. «Язык – небольшой член», говорит св. Апостол: «но много делает. Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает; и язык – огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны; ибо всякое естество зверей и птиц, пресмыкающихся и морских животных укрощается и укрощено естеством человеческим, а язык укротить никто из людей не может: это – неудержимое зло; он исполнен смертоноснаго яда» (Иак. 3:5–10). Если мы внимательно всмотримся в нашу повседневную жизнь, то легко убедимся в том, какая это действительно великая, несомненная и столь печальная истина. Сколько страшного, иногда непоправимого, зла причиняем мы и ближним нашим и самим себе своим невоздержным языком! А между тем, язык дан нам на добро, а не на зло, на созидание, а не на разорение: мы – люди – «словесная тварь», и в этом наше безконечное превосходство над прочими животными тварями, – то именно, чем мы возвышаемся над ними и уподобляемся Самому Богу, Словом Своим создавшему мiр. Как же бережно должны мы относиться к этому великому дару слова, с какой осторожностью должны пользоваться им!

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

Молчание есть начало очищения души и без труда научает желающего всем заповедям. Ап. Иаков говорит: язык есть неудержимо зло, исполнь яда смертоносна. Тем благословляем Бога и Отца, и тем кленем человеки. Аще кто в слове не согрешает, сей совершен муж, силен обуздати все тело (Иак. 3:9, 2). Разговоры требуют большого спасения: в каком духе и направлении имеешь говорить, в какое время, и что именно, и с какою целью… Любящий говорить все это должен помнить, а молчаливый все это уже совершил и исполнил.

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

   Язык острый мечь; но не другим причиняем раны, а отсекаем наши нагноения.

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

Подобно тому как меч, наточенный на точильном камне, становится более острым и пригодным для уничтожения, так и язык, которому трудно оставаться в покое и сдерживать себя, становится еще более жестоким всякий раз, когда приучается от порочных людей клеветать, ругать и бесчестить других. Фрагменты.

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

δαμάσαι aor. act. inf. от δαμάζω укрощать. Инфинитив как дополнение к основному гл. δύναται praes. ind. pass. (dep.)׳ от δύναμαι··<#!538) быть способным, с inf. ακατάστατος беспокойный, неспокойный, как звери, наименее поддающиеся приручению (Mayor), μεστή fem. пот. от μεστός с gen. полный, ιού gen. sing, от ιός яд. θανατηφόρος смертоносный.

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

См. ст. 7 А язык укротить никто из людей не может: то есть язык не чужой, но свой собственный, или, может быть, точнее — никто другой, ни сам человек укротить своего языка не может; язык представляется диким неукротимым зверем, с которым никто не может справиться. Эта истина заимствована из постоянного наблюдения и опыта. Само собою разумеется, что, говоря так безусловно о необузданности языка, апостол говорит о естественном, несовершенном человеке; в совершенном (Иак. 3:2) язык может быть обуздан и должен быть обуздан (Иак. 3:10), об этом и вся речь у апостола. — Продолжая изображать пагубные действия необузданного языка, апостол называет его злом неудержимым, вечно беспокойным в своей страстности, изливающим из себя, как поток, всякое зло неудержимо. — Он исполнен смертоносного яда: образ взят от змеиного жала с присущим ему смертоносным ядом (ср. Пс. 139:3). По связи речи, ядовитость эта относится собственно к действию языка на других. «Апостол сказал и примером удил и руля объяснил, что хотя они малы, но при хорошем управлении производят великое, и прибавил, что так и язык должен быть управляем разумно. Теперь предложенными примерами объясняет, что он заповедует не невозможное. Он как бы так говорит: иной скажет, что язык, хотя небольшой член, но производящий много добра и зла, трудно покорить нашей воле? Но это не оправдание. Ибо если человек укрощает зверей, отличных от него по природе, то тем более может он укротить свой собственный член. Укротить язык никто из людей не может: это должно читать не в утвердительной, но в вопросительной форме, именно так: если человек укрощает и делает ручными неукротимых зверей, то неужели не укротит он собственного языка? Так должно читать это, ибо если читать в утвердительной форме, то несправедливо было бы давать потом следующее наставление: не должно, братие мои, сему так быть (Иак. 3:10); ибо если невозможно укрощать язык, то напрасно апостол убеждает исполнять невозможное» (Феофилакт).

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

В стихе 3 апостол говорил, как действием удил на язык рьяных коней укрощаются они; теперь он указывает, что все покорно человеку на земле, но языка нашего никто укротить не может, и потому когда он становится злым, то бывает опасен смертельно. Еще псалмопевец видел змеиные жала и яд аспидов в устах нечестивых и злых врагов своих (см. Пс. 139:4). Бритва изощренная и острый нож — язык злых, а потому нужно всячески удерживать их от употребления этого злого орудия, не возбуждая их своей злой речью. «Уста наши при нас суть, что нам Господь?» — говорили древние нечестивцы. И ныне многие уповают на велеречие уст своих, но часто ли оно бывает полезно и спасительно?! Кто любит жизнь, хочет видеть добрые дни? Удержи язык твой от зла и уста твои от лукавых слов, — говорил Псалмопевец (Пс. 33:13-14).


Источник

Никанор (Каменский), архиепископ. Толковый Апостол. Том 1. Объяснение книги деяний святых апостолов и соборных посланий. — М.: ДАРЪ, 2008. — 704 с. - С. 555-556

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

Воспаляемый сам от геенны, т. е. от диавола, отца всякой лжи и неправды, язык не поддается обузданию собственными усилиями человека. Только при помощи Божественной Благодати человек может укротить свой язык. Призывая к этому христиан, апостол указывает на крайнюю неестественность наблюдаемого между людьми явления, когда одним и тем же языком благословляем Бога и Отца и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть (ст. 9-10), как не бывает в природе, чтобы смоковница приносила маслины или виноградная лоза – смоквы, или чтобы из одного источника текла соленая и сладкая вода.


Источник

Пособие к изучению Священного Писания Нового Завета для школы и семьи. § 23. Соборное Послание апостола Иакова

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

Вот почему мы умеем укрощать зверей, птиц, умеем приручать и укрощать разных пресмыкающихся и морских животных, но оказываемся не способны, бессильны укротить, обуздать лживый язык. И это потому, что он неудержим во зле и исполнен смертоносного адского яда. Языком мы благословляем Бога и Отца и тем же самыми языком проклинаем человека, а ведь он создан по образу Божию и по подобию Его. Одними и теми же устами мы благословляем и проклинаем. Но естественно ли это? Должно ли так быть? Может ли течь из одного и того же источника сладкая и горькая вода? Может ли смоковница приносить маслины, или виноградная лоза смоквы? равно один и тот же источник источать соленую и сладкую воду? Все это невозможно, все это неестественно. Поэтому невозможно и неестественно и то, чтобы уста клянущие в то же время благословляли или славословили Бога.


Источник

Общедоступное объяснение апостольских посланий. Том 1-й. Соборные послания. Могилев: Тип. И. Б. Клаза, 1911. С. 15-16

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

язык укротить никто из людей не может. Укротить язык оказывается сложнее, чем укротить диких животных. Он исполнен яда более смертоносного, нежели яд змеи (Пс 57,5; 139,4; Рим. 3,13.14).

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

Но такова сила греха и зла, что он является как бы неукротимым зверем, изрыгающим, подобно ядовитой змее, смертоносный яд (ср. Пс. 139:4). Впрочем, художественно и сильно изображая неописуемый вред злоупотребления даром слова, Апостол Иаков, конечно, считает возможною не только борьбу, но и победу человека над этим злом, но лишь при содействии благодати Божией. "Если человек укрощает зверей, отличных от него по природе, то тем более может он укротить собственный член. "Никто не может от человека укротити". Это должно читать не в утвердительной, но в вопросительной форме; именно так: если человек укрощает и делает ручными неукротимых зверей, то ужели не укротит он собственного языка? Так должно читать это. Ибо, если читать это в утвердительной форме, то несправедливо было бы давать потом следующее наставление; не должно, братия мои, сему так быть" (Иак. 3:10) (блаж. Феофил.).

Толкование на группу стихов: Иак: 3: 8-8

Никтоже может от человек укротити — это должно читать не в утвердительной, но в вопросительной форме, именно так: человек, если укрощает и делает ручными неукротимых зверей, то ужели не укротит он собственного языка? Так должно читать это. Ибо если читать это в утвердительной форме, то несправедливо было бы давать потом следующее наставление: не подобает, братие моя, сим тако бывати (Иак. 3:10), ибо если невозможно укрощать язык, то напрасно апостол убеждает исполнять невозможное. А выражение не удержимо бо зло, исполнь яда смертоносна должно понимать как пояснение.