Книга Иисуса Навина 5 глава 4 стих

Стих 3
Стих 5

Толкование на группу стихов: Нав: 5: 4-4

Обрезание прежде закона было дано Аврааму после благословений, после обетования, как знак, отделявший его и его детей, и его домочадцев от народов, среди которых он обитал. И это понятно, ведь когда Израиль провел в пустыне сорок лет в одиночестве, сам по себе, не смешиваясь с другим народом, то те, кто родился в пустыне, не были обрезаны. Когда же Иисус перевел их через Иордан, они были не обрезаны, и появился второй закон обрезания. Ибо при Аврааме был дан закон обрезания, а затем он прекратил свое действие в пустыне на сорок лет. И снова, во второй раз Бог дал Иисусу закон обрезания, после перехода через Иордан… <…> Так что обрезание было знаком, отделявшим Израиль от народов, среди которых он обитал.

Источник

Точное изложение православной веры.

Толкование на группу стихов: Нав: 5: 4-4

Обрезывающий Иисус, а подвергающиеся этому от него суть «всякое дитя молодое», как написано, «которое не знает сегодня доброго или злого» (39 дети ваши, о которых вы говорили, что они достанутся в добычу врагам, и сыновья ваши, которые не знают ныне ни добра ни зла, они войдут туда, им дам ее, и они овладеют ею;Втор. 1:39). Так, вышедшие из Египта имели на себе Божественный гнев возмездием за непослушание и разнообразные наказания постигали их в пустыне, так как Всесвятому Богу благоугодно было справедливо не вводить их в землю, которою клялся отцам их. Бывшие же после них, как свободные от вины непослушания, служили прообразом нового народа, почему и принимают обрезание в духе чрез Христа, между тем как древний и прежний народ, то есть Израиль, как только что говорили мы, приходит к погибели.

Источник

"Толкование на Евангелие от Иоанна". Кн. 4. Глава VII. Рассуждение об обрезании в восьмой день, многосторонне раскрывающее, что означает оно.

Толкование на группу стихов: Нав: 5: 4-4

Здесь обстоятельно разъясняется необходимость "обрезания сынов Израилевых во второй раз": прежнее, обрезанное, поколение израильтян, которое вышло из Египта, пало под ударом гнева Божия. Второе же обрезание свидетельствует о милости Божией, которую Он явил, вырастив новое поколение детей Авраамовых (ст. 7). Физическое обрезание имеет метафорическую аналогию - "обрезанные сердца" (Втор. 10,16; 30,6).

Толкование на группу стихов: Нав: 5: 4-5

4-5-й ст. заключают объяснение того, каким образом израильский народ в общей своей совокупности перестал быть обрезанным; рассмотрение их см. в конце главы. Объяснение 4–5-го ст. В том виде, как читаются эти стихи по русскому и славянскому переводам, смысл их неясен. По словам 4-го, поставленным в скобках, необрезанными в израильском народе были, во-первых, те, которые тогда родились на пути, и, во-вторых, те, которые из вышедших из Египта не были тогда обрезаны. Первое из этих положений выражено одинаково и во второй половине 5-то ст.: весь народ, родившийся в пустыне на пути, после того как вышел из Египта, не был обрезан. Между тем второе положение не находит себе соответствия в начальных словах 5-го ст., где говорится, напротив, что обрезан был весь народ, вышедший из Египта. Причина такого несовпадения слов одного стиха со словами другого заключается в том, что русско-славянский перевод 4-го ст. представляет передачу двух переводов — с греческого 70-ти и еврейского текста. Слова (сынов Израилевых, которые тогда родились на пути и которые из вышедших из Египта не были тогда обрезаны, всех их обрезал Иисус) служат передачей перевода 70-ти, как он читается в древнейших списках: Ватиканском, Александрийском, и др. [По этим спискам и основанным на них изданиям (Сикстинскому, Тишендорфа, и Кембриджскому) 4–5 ст. читаются: on de tropon periekaqaren Ihsouj touj uiouj Israhl, osoi pote egenonto en th odw kai osoi pote aperitmhtoi hsan twn exeluqotwn ex Aiguptou, pantouj toutouj perietemen Ihsouj. Затем следует 6-й ст.]. В этих списках вторая половина 4-го и 5-го ст., как читается в русском и славянском переводах, начиная со слов: весь народ, вышедший из Египта… до конца 5-го стиха, отсутствует [В Московской греческой Библии эти отсутствующие в Александрийском списке слова читаются.]. Отсутствовала она и в древнем рукописном славянском переводе [В. Лебедев, с. 360. Приведенный здесь до Острожский перевод представляет передачу перевода 70-ти, приведенного в 1-м примечании. Из этого видна совершенная несправедливость мнения, выраженного автором названного труда, будто «переводчики до Острожской славянской Библии позволяли в своем труде, по личному усмотрению, делать некоторые опущения сравнительно с греческим оригиналом». На самом деле они переводили то, что было в имевшемся у них греческом подлиннике, которым был, очевидно, греческий список, однородный с древнейшими греческими списками, а не с позднейшими, в которых читается и то, что не находится в первых. Отсутствие второй половины 4-го и 5-го ст., как читается она в позднейших греческих списках, текст которых дополнен был по Гекзаплам Оригена, служит, между прочим, доказательством того, что подлинником для древнего славянского перевода служил не Лукиановский текст, в списках которого в данном месте читается то, что отсутствует в древнейшем славянском переводе.]. То, что по славяно-русскому переводу составляет вторую половину 4 и 5 ст., представляет перевод с нынешнего еврейского текста и согласного с ними другого греческого, который сделан был в древнее время и приведен был Оригеном в его Гекзаплах [Этот второй греческий перевод состоял из следующих слов: kai outoj o logoj on perietemen Ihsouj paj o laoj oi ekporeuomenoi ex Aiguptou to arsenikon, pantej andrej polemou, oi areqanon en th erhmw en th odw, exelqontwn autwn ek ghj Aiguptou oti peritetmhenoi hsan paj o laoj o exelqwn kai paj o laoj oi gennhqentej ea th erhmw ea th odw exelqontwn autwn ek ghj Aiguptou, ou perietmhqhsan (Field). Также читается этот перевод в Лукиановских и других списках.]. Здесь этот второй перевод был отмечен так называемым астериском [Овел и астериск при двух рассматриваемых переводах данного места сохранились в очень немногих списках. См. Field. Origenis Hexapl. t, I, II, с. 344.], как перевод, которым, согласно с еврейским текстом, восполнялся общеупотребительный в то время текст 70-ти. А вышеуказанный первоначальный греческий перевод, передача которого составляет первую половину 4-го ст. по русско-славянскому переводу, отмечен был в Гекзаплах так называемым овелом, как излишний против еврейского текста. Эти отличительные знаки (астериск и овел), поставленные Оригеном, ясно указывали на взаимное отношение и значение этих двух переводов, как переводов одного и того же места библейского текста. Но в последующее время, когда изготовлявшие новые списки с исправленного Оригеном греческого текста перестали выставлять поставленные им знаки, оба приведенных периода стали писаться один после другого, как составлявшие одно целое. Таким образом явился греческий текст данного места, какой находится в Лукиановских списках в воспроизведенном по ним издании [Разумеется издание de Lagarde: Librorum Veteris Testament canonicorum pars prior.], а также в Комплютенской Полиглоте и других изданиях греческого перевода 70-ти, в том числе и в Московской греческой Библии [В этих изданиях читаются один после другого первоначальный греческий перевод 4–5 ст., приведенный в первой сноске, а затем позднейший, приведенный в четвертой сноске. В Московской греческой Библии только начальные слога второго греческого перевода kai autoj o logoj on perietemen Ihsouj.]. Комплютенской Полиглоттой пользовались при этом, нужно думать, исправители нынешнего славянского перевода. Из приведенной справки с древними памятниками библейского текста видно, что послужившие подлинником для русско-славянского перевода два греческих перевода, как именно различные переводы одного и того же места библейского текста, не могут быть соединяемы вместе, потому что при таком соединении, т. е. при совместной передаче того и другого, получается двукратный перевод. А из этого само собой следует, что при переводе данного места библейского текста необходимо делать выбор между существующими двумя переводами и, избрав один из них совершеннейший, сделать по нему перевод. Этот выбор в данном месте кн. Иисуса Навина не представляет особенной трудности. Относительно первого, древнейшего, греческого перевода данного места еще Оригеном было указано, что он не соответствует еврейскому тексту; в частности, выше замечено было, что выражаемое им представление об израильтянах, не имевших обрезания при выходе из Египта, находится в разногласии со словами греко-славянского перевода 5-го ст. К этому нужно присоединить то, что это представление о необрезанных израильтянах при выходе из Египта исключается повествованием кн. Исход. В ней нигде не говорится, что между вышедшими из Египта израильтянами были необрезанные, а между тем это явление, если бы оно существовало, не могло быть обойдено молчанием вследствие понятной его важности ввиду совершившегося через два месяца по выходе из Египта вступления Господа в Завет с израильским народом. Если бы в составе последнего были не имевшие обрезания, над ними перед заключением Завета совершен был бы, без сомнения, этот обряд. Если Моисею Ангел Господень угрожал смертью за несовершение обрезания над его сыном, то тем менее могло быть допущено заключение Завета с народом, имевшим в своей среде необрезанных. Времени для совершения обрезания пред заключением Завета было достаточно (10 И сказал Господь Моисею: пойди к народу, [объяви] и освяти его сегодня и завтра; пусть вымоют одежды свои,11 чтоб быть готовыми к третьему дню: ибо в третий день сойдет Господь пред глазами всего народа на гору Синай;Исх. 19:10-11). На основании всего этого древнейший греческий перевод 4–5 ст., которым пользовались древние славянские переводчики, должен уступить свое место позднейшему, который имеет перед ним то преимущество, что он вполне согласуется с еврейским текстом, как он читался во времена Оригена и блаж. Иеронима, перевод которого не содержит также слов, соответствующих древнейшему греческому переводу [Перевод блаж. Иеронима по изд. Тишендорфа: Наес autem causa est secundae circum cisionis: Omnis populus, qui egressus est de Aegypto generis masculini, universi bellatores viri, mortui sunt in deserto per longissimos viae circuitus, qui omnes circuincisi erant. Pupulus autem qui natus est in deserto per quadraginta annos itineris latissimae solitudenis in circunicisus erat.], и как читается он в настоящее время. Этот позднейший греческий перевод соответствует также и библейскому повествованию о событиях Исхода и Синайского Богоявления. Если в силу приведенных оснований слова 4–5 стихов, служащие передачей древнейшего греческого перевода и поставленные в скобках, оставить в стороне, то при этом библейский текст этих стихов имеет такой смысл: все вышедшие из Египта израильтяне, способные к войне, т. е. взрослые, имевшие больше 20 лет (3 от двадцати лет и выше, всех годных для войны у Израиля, по ополчениям их исчислите их - ты и Аарон;Чис. 1:3), умерли в пустыне на пути из Египта; весь народ, вышедший из последнего, был обрезан, а все родившиеся в пустыне во время путешествия из Египта не были обрезаны. Следовательно, из всех имевших обрезание при выходе из Египта оставались в живых только те, которые в то время были моложе 20 лет, а после перехода через Иордан имели от 40 лет и выше; а все прочие израильтяне моложе 40 лет были необрезанными. Если средняя продолжительность жизни в то время была значительно выше, чем в настоящее (Моисей скончался в 120 лет, Иисус Навин — в 110 лет) и достигала 80 лет (Пс. 89), то число необрезанных составляло большую половину израильского народа, так как пожилых людей (за 40 лет) всегда меньше, чем молодых. Число обрезанных израильтян, перешедших Иордан, некоторые из комментаторов считают от 250–300 тыс. [Cook. Commentary II:23, Keil, Iosua, 40 считает от 280 до 330 тысяч обрезанных.].

Все к этому стиху