yandex

Евангелие от Матфея 3 глава 4 стих

Стих 3
Стих 5

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Иоанн Креститель был строгим подвижником, носившим самую грубую одежду из верблюжьего волоса и питавшийся акридами (род саранчи) и диким медом. Он представлял собой резкую противоположность современным ему наставникам иудейского народа, а проповедь его о приближении Мессии, прихода Которого столь многие ожидали напряженно, не могла не привлечь всеобщего внимания. Даже иудейский историк Иосиф Флавий свидетельствует, что «народ, восхищенный учением Иоанна, стекался к нему в великом множестве» и что власть этого мужа над иудеями была столь велика, что они готовы были сделать по его совету все, и что сам царь Ирод боялся власти этого великого учителя.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Есть растение, называемое пругом; этому учит нас Соломон, говоря: и зацветет миндаль, и отяжелеет кузнечик (5 и высоты будут им страшны, и на дороге ужасы; и зацветет миндаль, и отяжелеет кузнечик, и рассыплется каперс. Ибо отходит человек в вечный дом свой, и готовы окружить его по улице плакальщицы; -Еккл. 12:5). Мед же дикий есть не какая нибудь трава, но действительно дикий мед, весьма горький и противный всякому вкусу.

Источник

Из Бесед на Евангелие от Матфея

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Упомянул и об одежде, и о пище его, показывая их простоту и убожество, а чрез это научая не заботиться много о теле и презирать расточительность. Не доискивайся того, кто ткал ему одежду, или откуда он имел пояс; гораздо более заслуживает удивления то, как он, будучи с детства в пустыне, привык с такого возраста к неравномерному климату. Знай одно, что как в том случае все ему доставлялось провидением Божиим, так в этом он укреплялся перенесением разных лишений. Одни говорят, что акриды – это верхушки каких-то трав, другие – что это трава, называемая акрида, третьи,– что это род насекомых. Говорят, что в тех странах до сих пор очень многие едят их, предварительно выкоптив. И законодатель причислил их к разряду чистых животных; но они имеют неприятный запах и вкус. Но лучше следует держаться первого мнения. Мед же дикий – это мед, который кладется дикими пчелами в расщелинах скал; но он горький и неприятный. Иоанн располагал к покаянию и самим видом своим, так как носил плачевную одежду. Говорят, что верблюд есть животное – среднее между чистым и нечистым; он чист потому, что отрыгает жвачку, и нечист потому, что имеет нераздвоенные копыта. А так как Иоанн приводил к Богу мнимо-чистый народ иудейский и нечистый языческий, то он и одежду носил из верблюжьих волос. Писание всех святых представляет подпоясанными или потому, что они всегда занимались делом, а нерадивые и небрежные не подпоясываются,– или потому, что они умерщвляли страсти, а кожа есть часть мертвого животного.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

«И Иоанн был одет одеждою из верблюжьего волоса» – так как еще не острижена была святая Овца наша.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Он говорит: из волос, а не: из шерсти. Одно служит для обозначения одежды крайне скромной, а другое - роскоши человека изнеженного. Пояс же кожаный, которым был опоясан Илия, обозначал умерщвление. А следующее затем: А пищею его были акриды и дикий мед, - [показывает что] обитателю пустыни свойственна не изысканность в яствах, а только восполнение необходимого в человеческом теле.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Одежда, вытканная из верблюжьего волоса, обозначает странствующее одеяние пророческой проповеди [Иоанна], когда проповедующий Христа одевается в шкуры нечистых животных, от которых мы ничем не отличаемся. И все, что прежде было в нас бесполезным или ничтожным, освящается одеждой пророка.

Источник

Комментарий на Евангелие от Матфея 2.2. SC 254:104.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

В самом деле, странно и удивительно было видеть в человеческом теле такое терпение: это-то особенно и привлекало иудеев. Они видели в нем великого Илию; зрелище, которого они были свидетелями, напоминало им об этом святом муже, и даже еще более изумляло их. Действительно, тот питался и в городах и домах, а этот от самой колыбели постоянно жил в пустыне. Предтече Того, Кто имел упразднить все древнее, как-то: труд, проклятие, печаль и пот, надлежало и самому иметь некоторые знаки такого дара и быть выше древнего осуждения. Таковым он и был. Ни земли Он не обрабатывал, ни бразд не рассекал, ни хлеба не ел в поте лица; но стол имел готовый, одежду находил легче стола, а о жилище еще менее заботился, нежели об одежде. Он не имел нужды ни в доме, ни в постели, ни в столе, ни в чем другом подобном, но, нося плоть, вел какую-то ангельскую жизнь. Для того-то он и носил власяную одежду, чтобы и самою одеждою научить нас удаляться человеческого, и не иметь ничего общего с землею, но возвращаться к прежнему благородству, в каком был некогда Адам, прежде нежели возымел нужду в платье и одежде. Таким образом, самая одежда Иоанна служила знаком и царского достоинства, и покаяния. Не спрашивай меня, откуда он, живя в пустыне, мог достать власяницу и пояс? Если ты будешь спрашивать об этом, то найдешь множество и других вопросов, например: как он во время зимы и во время зноя солнечного жил в пустыне, особенно же в незрелом возрасте и с слабым, еще не укрепившимся телом? Каким образом детское его тело могло перенести такие перемены погоды, при таком необыкновенном столе и прочих невыгодах пустынной жизни? Где ныне те греческие философы, которые суетно ревновали циническому бесстыдству? Какая была польза запираться в бочке, и потом предаваться такой гнусности? Где эти философы, которые, пренебрегая всеми приличиями, имели между тем множество колец, чаш, слуг и служанок, и окружали себя прочею пышностью, вдаваясь, таким образом, в две крайности? Но не таков был Иоанн; он обитал в пустыне, как на небе, строго исполняя все правила философии, и оттуда, подобно ангелу с неба, нисходил во грады, – подвижник благочестия, увенчанный всею вселенной, и философ философии, и достойной неба. Притом он был таковым тогда, когда еще не был разрешен грех, не прекратился еще закон, не была еще связана смерть, не были еще сокрушены медные врата, но когда еще имел силу ветхий завет. Такова-то мужественная и крепкая душа: она всюду проходит и побеждает все преграды. Таков был и Павел в новом завете. Но для чего, скажешь ты, Иоанн вместе с одеждою носил и пояс? Таков был обычай древних, прежде чем вошла в употребление одежда мягкая и раздувающаяся. Так опоясывался Петр, равно как и Павел: мужа, говорится, егоже есть пояс сей (11 и, войдя к нам, взял пояс Павлов и, связав себе руки и ноги, сказал: так говорит Дух Святый: мужа, чей этот пояс, так свяжут в Иерусалиме Иудеи и предадут в руки язычников.Деян. 21:11). Так же одет был Илия; так же одевался и каждый из святых, потому что они непрестанно были в деле: или путешествовали, или чем-нибудь другим нужным занимались и трудились. Впрочем, не по одной только этой причине они одевались таким образом, но еще и потому, что пренебрегали всякими украшениями и любили жизнь строгую и суровую; а это и Христос поставляет в величайшую похвалу добродетели: чесо изыдосте, говорит Он, видети? Человека ли в мягки ризы одеянна? Се, иже мягкая носящия, в домех царских суть (8 Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских.Мф. 11:8). Если же Иоанн, этот столь чистый муж, светлейший неба и высший всех пророков, более которого никого не было и который имел такое дерзновение, – если он вел такую суровую жизнь, совершенно пренебрегая всеми излишними удовольствиями, то какое же оправдание будем иметь мы, которые после явленных нам великих благодеяний, и при бесчисленных грехах, нас обременяющих, не оказываем даже и малейшей части его покаяния, но упиваемся, пресыщаемся, намащаемся благовониями, живем ничем не лучше театральных блудниц, всячески нежимся, и таким образом делаем себя легкою добычею дьяволу?

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Пружие, (акриды), которыми питался Иоанн Креститель, были не живые твари, похожие на жуков, как думают иные по невежеству (да не будет сего!), но верхушки трав или растений. А также и мед дивий (мед дикий) был не какое-либо произрастение, но действительно горный мед, который делают дикие пчелы, весьма горький и противный на вкус. А сим Иоанн показывал, какому чрезмерному подвергался он злостраданию, не только скудостью, но и суровостью подавляя всякое телесное пожелание.

Источник

"Письма". Книга I. 132. Чтецу Тимофею. Что такое пружие и мед дивий, которыми питался Иоанн Креститель (4 Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мед.Мф. 3:4)?
* * * Пытливое исследование того, в чем Слово Божие предписывает нам строгую воздержность, излишне для читающих его разумно. Посему, если примером Иоанна Крестителя научены мы тому, какие яства и одежды требуются для совершенного по Богу подвижничества, то, если можно, будем довольствоваться для прикрытия тела власяницей, а в качестве малой неизлишней пищи — верхушками трав и растений. Если же по немощи это нам не по силам, то во всякой потребности, в роде пищи и в усовершении себя да будут для нас правилом одобрение и приказ настоятеля.

Источник

"Письма." 5. Нилу. О том, чем питался Предтеча, и о подвижничестве.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

είχεν impf. ind. act. от εχω иметь. Impf. обозначает то, что регулярно или обычно происходило ранее (DM, 188). ένδυμα одежда, одеяние, τριχών gen.pl. от θρίξ волос, καμήλου gen. верблюд (о материале, то есть "верблюжий"). ζώνη пояс, ремень, δερματίνος сделанный из кожи. Прилагательные, оканчивающиеся на -ινος, обозначают материал, происхождение или разновидность (МН, 359). περί с асс. вокруг, οσφύς чресла, τροφή еда, пища, ην impf. ind. act. от είμι. ακρίδες nom.pl. от άκρίς саранча, акриды. О саранче в качестве пищи см. DA; SB, 1:98-100. μέλι мед. άγριος встречающийся в природе, дикий (BAGD). Грубая одежда и простая пища Иоанна оттеняют его проповедь покаяния (Ernst, 289) и напоминают о проповеди Илии (DA; ВВС). Иоанн стремился к ритуальной чистоте, а не к аскетизму (Harrington).

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Иоанн питался очень скудно; хотя были известны и домашние пчелы, он ел только дикий мед (медовые соты обычно добывали путем выкуривания пчел; мед был единственным подслащивающим веществом и считался самым сладким продуктом). Но ессеи и другие благочестивые израильтяне (27 А Иуда Маккавей, десятый в роде своем, удалился в пустыню и жил со своими приверженцами в горах по подобию зверей, питаясь травами, чтобы не сделаться причастным осквернения.2 Мак. 5:27) придерживались такого же рациона, считая эту пищу самой чистой. Иоанн одевался как Илия (8 Они сказали ему: человек тот весь в волосах и кожаным поясом подпоясан по чреслам своим. И сказал он: это Илия Фесвитянин.4 Цар. 1:8) и другие отшельники (некоторые из них, напр., киники и Банн, наставник Иосифа Флавия из ессеев, были еще большими ас-кетами); аллюзия на Илию наводит на мысль о приближении конца (5 Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного.Мал. 4:5,6).

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

В самом деле, когда Предтеча Христов имел одежду, сотканную из грубого верблюжьего волоса, что это означает, как не то, что Христос, Которому предстояло прийти, был облечен в человеческое тело, ставшее дебелым из-за грубости грешников, и что окутанный волосами самого нечистого животного, то есть языческого народа, Он понес его беззакония?

Источник

Проповеди 88.3 СL. 0219а, 88.49; CCSL 23:360.
*** Что иное означает кожаный пояс, как не то, что наша немощная плоть, которая до пришествия Христова властвовала [над нами, побуждая] к порокам, после Его пришествия была связана для добродетели? Прежде, из- за невоздержности, она раздавалась и тучнела, а теперь, благодаря воздержанию, умаляется до одной кожи.

Источник

Проповеди 88.3 СL. 0219а, 88.49; CCSL 23:360

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Иоанн, напоминавший своими речами пророка Исаию, в то же время своею грубою одеждой и суровой постнической жизнью живо напоминал другого древнего великого пророка — Илию. Как Назорей от утробы матери, он вовсе не стриг своих волос. Его строгое, загорелое, истощённое постом лицо, его пламенный взгляд, его одежда из верблюжьего, длинного, толстого и колючего волоса — вся наружность его невольно заставляла слушателя внимать ему. Пояс, который носил Иоанн, был таким же, какой носил Илия. Пояс вообще означает готовность к трудам, а пояс кожаный знаменует ещё и умерщвление плоти. Акриды — это особый род саранчи, которую теперь употребляют в пищу арабы, а, вероятнее, как объясняют святой Афанасий Великий и святой Исидор Пелусиот, — это верхушки особой пустынной травы, которою впоследствии по примеру своего учителя, Предтечи Господня, питался и святой Апостол Иоанн Богослов, как пишет о том Климент Александрийский. Диким же мёдом был мёд пустынных пчёл, весьма горький и противный на вкус. А о жилище Господень Предтеча заботился ещё менее, чем об одежде. Проповедь покаяния из уст такого проповедника должна была невольно увлекать слушателей. Его слово было подобно молоту, разбивавшему самое ожесточённое сердце; подобно пламени, проникавшему в самые сокровенные помыслы. И вот, далеко пошла молва, что в Иудейской пустыне явился человек, подобный древним великим пророкам.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

«Одежду из верблюжьего волоса»: это не тот тонкий волос верблюда, из которого ныне делают изящную одежду, а волос длинный, толстый и колючий, из которого в древности делали грубую ткань, из каковой и ныне на Востоке делают одежду, употребляемую бедными классами жителей и монахами. Так пророк Иоанн Креститель «располагал к покаянию и словом, и самим видом своим, ибо носил одежду плачевную. Говорят, что верблюд есть животное среднее между чистым и нечистым: он чист потому, что отрыгает жвачку, и нечист потому, что имеет нераздвоенные копыта. Поелику же Иоанн приводил к Богу и мнимочистый народ иудейский и нечистый языческий, и был срединой между Ветхим и Новым Заветом, то он и носил одежду из верблюжьих волос» (Феофил.). — «Пояс кожаный»: вместо более или менее ценного пояса, какой употребляли жители Востока, перехватывая им свои длинные и широкие одежды, Иоанн носил простой кожаный пояс, уподобляясь в этом случае прообразовавшему его древнему великому пророку Илии (8 Они сказали ему: человек тот весь в волосах и кожаным поясом подпоясан по чреслам своим. И сказал он: это Илия Фесвитянин.4 Цар. 1:8). — «Акриды»: вид саранчи — очень обыкновенная пища на Востоке, которую дозволено было законом Моисеевым употреблять и евреям (22 сих ешьте из них: саранчу с ее породою, солам с ее породою, харгол с ее породою и хагаб с ее породою.Лев. 11:22). Особенно бедные классы народа в Аравии питались саранчой, и то обстоятельство, что Иоанн питался ею, показывает, что он был беден или по строгости жизни употреблял пищу бедных. Саранча — это небольшое крылатое насекомое, которого видов довольно много. Особенно на Востоке она появляется иногда в огромном количестве, так что тучи ее затмевают свет солнца; и когда она садится на землю, то поедает все снедомое и опустошает огромные пространства земли; поэтому саранча — бич восточных стран. Некоторые виды ее на Востоке доселе употребляются в пищу. Бедуины и арабы собирают ее в большом количестве и употребляют, приготовляя различным образом: жарят, варят, коптят, сушат, солят, предварительно очистив ее известным образом. Об употреблении ее в древности свидетельствуют, кроме вышеуказанного закона Моисеева, Плиний (hist, natur. 6, 30. 1, 29), и блаж. Иероним (ad. lovin. 2. 6). Потому несколько странно, что некоторые ученые, зная об употреблении в пищу саранчи и зная, что это была пища бедных, не решались под акридами здесь разуметь саранчу, почитая ее пищею неприличною для Иоанна. Впрочем, «некоторые думают, что акриды суть верхушки травы, которая иначе называется мелагра, а иные разумеют под сим дикие яблоки» (Феофил., ср. Афан.В.). — «Дикий мед»: это был, вероятно, мед диких пчел, находившийся в изобилии в скалах и в дуплах деревьев пустыни (ср. Феофил.). Был также еще род меда, называвшийся диким медом или лесным медом (27 Ионафан же не слышал, когда отец его заклинал народ, и, протянув конец палки, которая была в руке его, обмокнул ее в сот медовый и обратил рукою к устам своим, и просветлели глаза его.1 Цар. 14:27), производившийся небольшими насекомыми и полагавшийся на листьях деревьев, откуда он стекал в изобилии на землю, и который, говорят, еще доселе встречается в Аравии. Могла быть также сим именем названа жидкость медоподобная, истекавшая из некоторых деревьев, как-то: пальм и фиги. «Дикий мед — весьма горький и противный всякому вкусу» (Афан.В.).

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Он ел акриды, поскольку и народ питался словом, словно бы парящим на крыльях в высоте и не вступившим еще на землю, а также мед, который не являлся плодом человеческого труда, поскольку он происходил от закона и пророков, и иудеи не [заботились] о производстве этого меда, ибо не пытались познать их волю и не исследовали Писания.

Источник

Фрагменты 41 - GCS 12(41):19-20, 32.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Он мог [изготовить одежду] из [шерсти] коз, но в этом не было нужды. Он взял шерсть самого изворотливого животного, не имеющего [в своем облике] ничего прямого, ничего приятного, ничего красивого, которого природа приспособила для тяжелой работы, обрекла на тяжелую ношу и предала в тяжкое рабство. Учитель покаяния должен был одеваться в такую одежду, чтобы все, кто отвратились от истинного учения и стали полностью обезображены грехами, возложили на себя великое бремя покаяния, обрекли себя на жестокие мучения ради оправдания и принесли тяжелые воздыхания раскаяния, чтобы прямыми и тончайшими, как игла, войти через узкое отверстие покаяния в просторы отпущения [грехов], чтобы исполнились слова Господа о том, что верблюд может пройти сквозь игольные уши (24 и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.Мф. 19:24).

Источник

Собрание проповедей 167.8 - Сl. 0227 +, SL 24В, 167.86; CCSL 24Ь:1028-29.
*** И едой его были саранча и дикий мед. Саранча по справедливости изображает собой добавку в пищу ради покаяния и исправления грешников, чтобы, вырвавшись из места греха в место покаяния, он мог долететь до неба на крыльях прощения. Это имел в виду пророк, когда говорил: Я исчезаю, как уклоняющаяся тень; гонят меня, как саранчу. Колени мои изнемогли от поста и тело мое лишилось тука (24 Колени мои изнемогли от поста, и тело мое лишилось тука.25 Я стал для них посмешищем: увидев меня, кивают головами.Пс. 108:24-25). Вы услышали, каким образом он, подобно саранче, устремился от греха к покаянию и согнул колени, чтобы тащить на себе груз этого покаяния. Также добавляется в пищу мед, чтобы горечь покаяния смягчилась сладостью милосердия.

Источник

Собрание проповедей 167.9 - Сl. 0227+ SL 24В, 167.86; CCSL 24Ь:1029.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

(6 Иоанн же носил одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, и ел акриды и дикий мед.Мк. 1:6). Возможно предполагать, что, указывая на образ жизни Иоанна, евангелист и здесь хотел указать на древнее пророчество о нем — в образе жизни пророка Илии. Имел одежду из верблюжьего волоса. Такая одежда, отличающаяся грубостью, по словам путешественников, и теперь носится на востоке, преимущественно дервишами. А пищею его были акриды и дикий мед. Акридами называлась саранча, которая и теперь употребляется в пищу в Недже и Хеджасе. В лавках с саранчой она продается мерами. Приготовляя ее в пищу, бросают ее живою в кипяток, который хорошо просаливают; через несколько времени саранча вынимается и просушивается на солнце. Англичанин доктор Томсон, проживший в Палестине много лет и написавший очень хорошую о ней книгу, говорит: «саранчу не ест в Сирии никто, кроме бедуинов на крайних границах, и о ней постоянно говорят, как о низшем сорте пищи, смотрят на нее большею частью с отвращением, так как эта пища выносится только низшими классами народа. Иоанн Креститель, однако, и принадлежал именно к этому классу, все равно — по необходимости или по выбору. Он также жил в пустыне, где такая пища и теперь употребляется; и потому в Евангелии излагается простая истина. Обыкновенной пищей Крестителя была саранча, вероятно, поджаренная в масле и смешанная с медом, как это и теперь бывает». Под диким медом одни разумеют сок из пальм, смоковниц и других деревьев или же так называемую персидскую манну. Основание для такого мнения находят в том, что мед по-гречески называется просто meli, без прибавления agrion (дикий). В подтверждение того же мнения ссылаются на Плиния Е. Истор. 15, 7 и Диодора Сицилийского (19, 94, конец), который говорит, что у набатейцев «растет много меда (meli), называемого диким (agrion), которым они пользуются в виде питья, смешанного с водою». Но другие принимают, что «дикий мед» есть обыкновенный пчелиный мед, который пчелы заносят в дуплах деревьев и отверстиях скал. По словам Тристрама (книга которого о Палестине переведена на русск. язык), диких пчел в Палестине гораздо больше ульевых, и мед, продающийся в южных местностях, получается от диких роев. Действительно, говорит Тристрам, мало мест, которые были бы так пригодны для пчел, как Палестина. А в пустыне Иудейской пчелы многочисленнее, чем в какой-либо другой части Палестины, и мед до настоящего времени служит домашней пищей бедуинов, которые выжимают его из сотов и сохраняют в мехах. Нельзя не согласиться, что такое понимание слов «дикий мед» естественнее предыдущего. Саранча дозволена была в пищу еврейским законом (22 сих ешьте из них: саранчу с ее породою, солам с ее породою, харгол с ее породою и хагаб с ее породою.Лев. 11:22), а об употреблении дикого пчелиного меда говорится в Библии (13 Он вознес его на высоту земли и кормил произведениями полей, и питал его медом из камня и елеем из твердой скалы,Втор. 32:13; 8 Спустя несколько дней, опять пошел он, чтобы взять ее, и зашел посмотреть труп льва, и вот, рой пчел в трупе львином и мед.Суд. 14:8; 25 И пошел весь народ в лес, и был там на поляне мед.26 И вошел народ в лес, говоря: вот, течет мед. Но никто не протянул руки своей ко рту своему, ибо народ боялся заклятия.27 Ионафан же не слышал, когда отец его заклинал народ, и, протянув конец палки, которая была в руке его, обмокнул ее в сот медовый и обратил рукою к устам своим, и просветлели глаза его.1 Цар. 14:25-27; 17 Я питал бы их туком пшеницы и насыщал бы их медом из скалы.Пс. 80:17).

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Господь близко: Он стоит при дверях сердца вашего, будьте же готовы встретить Его! САМ ЖЕ ИОАНН, своими речами напоминавший Исайю пророка, в то же время своей грубой одеждой, своей суровой постнической жизнью живо напоминал другого древнего великого пророка - Илию; его строгое, загорелое, истощенное постом лицо, его пламенный взгляд, вся наружность его невольно заставляли слушателя внимать ему: ИМЕЛ ОДЕЖДУ ИЗ ВЕРБЛЮЖЬЕГО ВОЛОСА, из длинного, толстого, колючего волоса, И ПОЯС КОЖАНЫЙ, такой же, какой носил Илия, НА ЧРЕСЛАХ СВОИХ. Пояс вообще означает готовность к трудам, а пояс кожаный знаменует еще и умерщвление плоти. А ПИЩЕЮ ЕГО БЫЛИ АКРИДЫ (особый род саранчи, которую и теперь употребляют в пищу арабы, а вероятнее, как объясняют святые Афанасий Великий и Исидор Пелусиот, верхушки особой травы пустынной, которой впоследствии питался, по примеру своего учителя, Предтечи Господня, и апостол Иоанн Богослов, как об этом пишет святитель Климент Александрийский) И ДИКИЙ МЕД (дикий мед пустынных пчел, весьма горький и противный на вкус). А о жилище Предтеча Господень заботился еще менее, чем об одежде. Проповедь покаяния из уст такого проповедника должна была невольно увлекать слушателей. Его слово было подобно молоту, разбивавшему самое ожесточенное сердце, подобно пламени, проникавшему в самые сокровенные помыслы. И вот, далеко прошла молва, что в Иудейской пустыне явился человек, подобный древним великим пророкам.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

[Сказано] же это не случайно, но сокровенно и образно. Ведь верблюд не причисляется ни к совершенно нечистым тварям, ни к чистым, но имеет какое-то среднее положение и по свойствам причастен и к тем, и к другим. Ведь жевать жвачку, то есть возвращать [уже] однажды проглоченную пищу и опять зубами перетирать и пережевывать [ее], [является] свойством чистых животных, которое и присутствует у верблюда. Иметь же нераздвоенное копыто свойственно нечистым, а копыто верблюда не разделено1. Итак, по этой причине Иоанн был одет [в одежды из] шерсти этого животного, показывая, что евангельское призвание и Царство Божие, которое, как он говорил, приближается, примет и тех, кто из Израиля, из чистого народа, и тех, кто из нечистых язычников, и что он проповедовал покаяние и тем, и другим равночестно.

Источник

Фрагменты - TLG 4135.009, 12.1-13.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Предтеча призывал к покаянию и видом своим: ибо он имел плачевную одежду. Говорят, что верблюд занимает средину между чистым и нечистым животным: как отрыгивающий жвачку, он чист, а как имеющий нераздвоенные копыта — нечист. Так как Иоанн приводил к Богу и казавшийся чистым народ иудейский, и нечистый языческий и был посредником между Ветхим и Новым Заветом, то поэтому он и носил в качестве одежды волоса верблюда. Все святые в Писании представляются опоясанными или как пребывающие постоянно в труде (ибо нерадивые и изнеженные не опоясываются, как, например, сарацины теперь), или потому, что они умертвили в себе страсти плотского вожделения, ибо кожа есть часть мертвого животного. Некоторые говорят, что "акриды" — это трава, которая называется и мелагрой, другие же разумеют под ними орехи или дикие ягоды. Дикий мед-мед, который приготовляется дикими пчелами и который находят в деревьях, равно и между камнями.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 4-4

Итак, сначала буквально показана небесная жизнь и славное смирение Иоанна. Кто презрел сам мир, тот не искал драгоценного мирского одеяния; кто презрел наслаждения мира, тот не требовал обильной пищи. Что за нужда в драгоценной мирской одежде тому, на ком одеяние праведности? Или какой изысканной земной пищи мог желать тот, кто питался божественными словами и кому истинной пищей был закон Христов? Кто всего себя посвятил небесному Богу, презрев мирское, таким должен был быть предтеча Господа, пророк и апостол Христов.

Источник

Трактат на Евангелие от Матфея 9.1. CI. 0218, 9.4; CCL 9A:231