yandex

Евангелие от Матфея 27 глава 44 стих

Стих 43
Стих 45

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 39-44

Далее первые три Евангелиста повествуют о насмешках и хулениях, которым подвергали Господа как воины, так и проходящие враги Его из народа, а особенно, конечно, первосвященники с книжниками, старейшинами и фарисеями. Хуления эти имели одну общую основу в сопоставлении прошедшего с настоящим. Вспоминая все то, что в прошлом говорил Господь и делал, они указывали на теперешнюю Его беспомощность и насмешливо предлагали Ему совершить явное для всех и очевидное чудо - сойти с креста, обещая, лицемерно, конечно, в таком случае уверовать в Него. В этих хулениях, по словам св. Матфея, принимали участие и разбойники, распятые по правую и по левую сторону от Господа.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-43

121.Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю (43 И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.Лк. 23:43). Поразительный пример ревностного обращения! Прощение даруется разбойнику незамедлительно, и даруемое безмерно превышает его мольбу. Господь всегда дарует больше, чем у Него просят [См.: 20 А Тому, Кто действующею в нас силою может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем,Еф. 3:20.] . Разбойник просил, чтобы помянул его Господь, когда приидет в Царствие Свое, и Господь ему ответил: Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю. Жизнь в том, чтобы быть со Христом, и там Царство, где Христос.

122.Скорое прощение дарует Христос разбойнику за стреми-тельность его обращения. Это может помочь в разрешении следующего вопроса. У Матфея и Марка речь идет о двух злословящих разбойниках, а Лука об одном злословящем и об одном просящем [См.: 38 Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую.Мф. 27:38, 44; 27 С Ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону Его.Мк. 15:27, 32; 33 И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону.Лк. 23:33, 39-43.] . Возможно, вначале злословили оба, но один из них быстро обратился. Нет ничего удивительного в том, что сразу простил ему вину Тот, Кто даровал милость оскорблявшим Его. Можно также предположить, что множественное число евангелисты употребляют вместо единственного. Например, мы читаем: Восстали цари земли, и князья совещаются вместе (2 Восстают цари земли, и князья совещаются вместе против Господа и против Помазанника Его.Пс. 2:2), но, по рассказу Петра в Деяниях апостолов, заговор против Христа устроили один царь Ирод и один правитель Пилат [См.: 27 Ибо поистине собрались в городе сем на Святаго Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою, Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским,Деян. 4:27.] . Такое же употребление глагольной формы ты видишь в Послании к евреям: Скитались в козьих шкурах, были перепиливаемы... и заграждали уста львам (37 были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления;Евр. 11:37, 33). Но известно, что только Илия носил милоть, только Исаия был перепилен, только Даниил вышел невредимым от львов [См.: 8 Они сказали ему: человек тот весь в волосах и кожаным поясом подпоясан по чреслам своим. И сказал он: это Илия Фесвитянин.4 Цар. 1:8; 16 Тогда царь повелел, и привели Даниила, и бросили в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу: Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасет тебя!17 И принесен был камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим, и перстнем вельмож своих, чтобы ничто не переменилось в распоряжении о Данииле.18 Затем царь пошел в свой дворец, лег спать без ужина, и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него.19 Поутру же царь встал на рассвете и поспешно пошел ко рву львиному,20 и, подойдя ко рву, жалобным голосом кликнул Даниила, и сказал царь Даниилу: Даниил, раб Бога живаго! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов?21 Тогда Даниил сказал царю: царь! вовеки живи!22 Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления.23 Тогда царь чрезвычайно возрадовался о нем и повелел поднять Даниила изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего.Дан. 6:16-23. О казни Исаии см. также: exp. Luc. 9:25.] .

123.Отвратительно беззаконие иудеев, распявших Искупителя всех как разбойника! В таинственном смысле Христос — Благоразумный Разбойник. Он устроил засаду дьяволу, чтобы отнять его орудия. Два разбойника в таинственном смысле означают два грешных народа, которым предстояло быть распятыми со Христом в крещении. Их несходство означает разнообразие единоверцев: один был ошуюю, другой — одесную. Злословие же знаменует будущий соблазн о Кресте [См.: 11 За что же гонят меня, братия, если я и теперь проповедую обрезание? Тогда соблазн креста прекратился бы.Гал. 5:11.] даже среди верующих.

Источник

Амвросий Медиоланский свт. Толкование на Евангелие от Луки. Книга десятая// Собрание творений. Т. 8. ч.2. М.: ПСТГУ, 2020. С. 443-445

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 39-32

Продолжая согласно передавать историю крестных страданий Господа, евв. Матфей и Марк указывают одинаковых лиц, поносивших Христа, насмехавшихся над Ним: 1) мимоходящих, 2) первосвященников с книжниками, старейшинами и фарисеями и 3) разбойников, вместе с Ним распятых.

Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 352

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

Раскаяние одного из распятых разбойников

Даже один из распятых разбойников заразился недугом издевательства и дерзко сказал Иисусу: «Если Ты говорил правду, что ты Христос, то спаси же Себя, да и нас не забудь спасти».

Другой же распятый разбойник унимал своего дерзкого товарища и говорил ему: «Или ты не боишься Бога, если издеваешься над Его страдальческим положением, когда и сам осужден на то же страдание? Но мы не должны, мы не смеем и сравнивать себя с Ним, потому что осуждены справедливо и приняли достойное наших дел наказание; а Он, как ты знаешь, никому ничего худого не сделал».

Это был пока единственный на Голгофе голос, всенародно заявивший о невиновности Иисуса. Смелость, с которой голос этот раздался в присутствии первосвященников и старейшин, свидетельствует, что говоривший это знал Иисуса как Чудотворца и Праведника; мало того, последующие слова его доказывают, что он был знаком и с учением Христа и верил в Него как истинного Мессию. Крест Христов не соблазнил его, не поколебал в нем эту веру; он все-таки верил, что умирающий теперь на Кресте Христос действительно Царь Израилев, Который рано или поздно восстановит Свое Царство. И вот, под влиянием такой веры, для распятого разбойника наступает минута покаяния; он всенародно признает, что заслужил крестную смерть; он не ропщет на осудивших его, не просит Иисуса избавить его от этой смерти, а думает теперь только о будущем и смиренно молит, чтобы Господь вспомнил и его, когда вступит в Свое Царство. Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое.

Когда капернаумский сотник высказал уверенность, что Иисусу достаточно только сказать слово и выздоровеет слуга его, то Иисус, обращаясь к народу, сказал: и в Израиле не нашел Я такой веры (9 Услышав сие, Иисус удивился ему и, обратившись, сказал идущему за Ним народу: сказываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры.Лк. 7:9). Теперь же, когда вера разбойника не поколебалась и от соблазна Креста, Он мог подумать: «И в Апостолах Своих не нашел Я такой веры!» Поэтому, обращаясь к этому разбойнику, Он сказал: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.(39 Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.40 Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?41 и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал.42 И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!43 И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.Лк. 23:39-43)

Слово рай происходит от персидского корня и означает сад. В жарких странах, во время солнечного зноя, тенистый сад служил местом отдыха и успокоения, поэтому с садом или раем сравнивали и то место, которое предназначается для праведников в загробной жизни. Место для душ умерших евреи называли шеолом и делили его на две части: одна называлась раем, или лоном Авраамовым, и назначалась для праведных, другая же, назначенная грешникам, называлась адом.

Прощая покаявшемуся разбойнику грехи, Христос сказал ему, что ныне же, то есть в тот же день, когда он умрет, душа его, как очищенная верой от грехов1, будет вместе с душами праведников; применяясь же к уровню его понятий, Христос назвал раем то место, куда душа его вступит в тот же день.

Евангелист Лука свидетельствует, что злословил Иисуса один разбойник, а другой унимал его. Евангелисты же Матфей и Марк говорят: и распятые с Ним поносили Его (32 Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем. И распятые с Ним поносили Его.Мк. 15:32;). Это кажущееся противоречие нетрудно примирить. Несомненно, что покаявшийся разбойник не мог почти одновременно и злословить Христа, и исповедовать свою веру в Него, поэтому надо признать, что злословил один разбойник. Сведения о том, как один разбойник унимал другого, как он обратился ко Христу и какой получил от Него ответ, сообщает один только Евангелист Лука. Евангелисты Матфей и Марк об этом ничего не говорят, но, перечисляя всех злословивших Иисуса, упоминают и о разбойниках, не придавая, очевидно, никакого значения тому, один или два разбойника злословили; говоря, что издевались над Иисусом проходящие (39 Проходящие же злословили Его, кивая головами своимиМф. 27:39), первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями (41 Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили:Мф. 27:41), воины (36 Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксусЛк. 23:36), они не могли, конечно, обойти молчанием и издевательство одного из разбойников, и потому, употребляя, как это часто бывает в описаниях, множественное число вместо единственного, говорят: Также и разбойники, распятые с Ним, поносили Его ).

Примечания

  • 1 Употребленное выражение «душа его, как очищенная верой от грехов» не совсем точно и может дать повод к недоразумениям. Правильнее выразиться так: душа его, как удостоенная прощения грехов за открытое исповедание веры и искреннее всенародное покаяние, а главное, очищенная искупительной жертвой Христа, будет вместе с душами праведников.

Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 44. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 648-50


Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

тожде вместо: таким же образом. Дьявол возбуждал против Иисуса Христа не только иудеев, но и римских воинов, и даже разбойников, распятых вместе с Ним, раздражал против Него. Матфей и Марк (32 Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем. И распятые с Ним поносили Его.Мк. 15:32) говорят, что оба разбойника поносили Иисуса Христа; а по сказанию евангелиста Луки (39 Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.40 Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?Лк. 23:39-40) один злословил Его, а другой, напротив, унимал злословящего. Сначала, забыв о своем собственном несчастье, оба они по своей жестокости поносили Иисуса Христа, так как и они были иудеи, а, может быть, даже в угоду иудеям, чтобы те сняли их; но потом один из них раскаялся, так как, с одной стороны, вспомнил о чудесах Иисуса Христа и непорочной Его жизни, с другой стороны слышал, что Он даже молился за Своих распинателей, как написал Лука (34 Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий.Лк. 23:34), и сверх того, видел, что в воздухе водворилась тьма вопреки естественному порядку.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

Здесь по тому способу, который называется сочетание (σύλληφις)1, вместо одного разбойника ругающимся представляются и тот, и другой. Лука же [евангелист] утверждает, что когда один ругался, другой исповедал Его и запрещал ругательства первому[39 Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.40 Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?41 и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал.42 И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!43 И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.Лк. 23:39-43. В тексте указано: 39 Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.40 Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?41 и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал.42 И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!43 И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.44 Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого:Лк. 23:39-44. - Ред.]. Это не значит, что Евангелия не согласны между собою; это значит то, что сначала оба ругались над Ним, а потом, - когда солнце скрылось, земля потряслась, камни распались и тьма покрыла землю, - один уверовал в Иисуса и прежнее отречение свое очистил дальнейшим раскаянием. В лице двух разбойников первоначально два народа поносили Господа: и язычники, и иудеи; но потом один, устрашенный величием знамений, принес покаяние и до настоящего дня он удерживает ругательства иудеев.

Примечания

  • 1 Силлепс - отнесение сказуемого к ряду подлежащих, не согласованных с ним. Таким приемом Иероним объясняет расхождение между Матфеем и Лукой.

Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея 4.27.44.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

Св. евангелист Лука пишет, что один из разбойников не отставал от поносителей Господа, — поносил Его, говоря насмешливо: если Ты Христос, спаси Себя и нас! (39 Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.Лк. 23:39) а другой унимал поносителя и, уверовав, исповедал И. Христа Мессиею и молился Ему: помяни меня, Господи, когда приидешь в царствие Твое (40 Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?Лк. 23:40 и дал.). Это обстоятельство объясняют так: или сначала оба разбойника поносили Господа, а потом один раскаялся (Злат. и др.), или, ради краткости, факт сообщается, подробности же опускаются, и обоим разбойникам приписывается то, что делал один. Такие обороты речи встречаются и в других случаях в Евангелии Марка (ср. 17 И когда Он от народа вошел в дом, ученики Его спросили Его о притче.Мк. 7:17 с 15 И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме.Мф. 5:15. 31 Подобно и первосвященники с книжниками, насмехаясь, говорили друг другу: других спасал, а Себя не может спасти.Мк. 15:31 с 45 И сказал Иисус: кто прикоснулся ко Мне? Когда же все отрицались, Петр сказал и бывшие с Ним: Наставник! народ окружает Тебя и теснит, - и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне?Лк. 8:45 и т. п. Мих.). И этот сознательный голос сострадания, сердечнаго покаяния, смиренной покорности и изумительной веры вызвал слова Господа к нему: ныне же будешь со Мною в раю. И разбойник прямо со креста первый вступил в только что открывшееся небо, которое было заключено более 5000 лет даже для величайших ветхозаветных праведников. — Евангелист Иоанн, пополняя сказания прочих евангелистов, пишет, что между несколькими лицами, глубоко сострадавшими Божественному Страдальцу и стоявшими невдалеке от Его креста были пречистая Его Матерь и любимый ученик Иоанн. Господь, увидев Матерь и ученика и желая утешить скорбную душу Первой сказал, указывая Ей взором на Иоанна: Жено, се сын Твой, вместо Меня умирающаго, а Иоанну, указывая на Нее, сказал: се матерь твоя. И с того времени ученик сей взял Ее к себе (Ин. 19:25-27). И евангелист Иоанн свято исполнил последнюю волю умирающаго Учителя. Взяв к себе в дом Матерь Божию, он окружал Ее нежнейшими попечениями и до самаго дня Ея блаженнаго успения не отлучался из Иерусалима, тогда как прочие апостолы разсеялись по разным странам для распространения евангелия.

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 113. С. 288-289

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

Тот, который погибал в крайнем нечестии, который все время жизни своей провел в убийствах и грабежах, в то время, как сказано было это, исповедал Его и вспомнил о царствии; равно и народ плакал о Нем. Хотя несведущим строения тайны казалось, что все происходившее свидетельствовало о противном, — именно, что Он слаб и бессилен, — но истина и самыми противными обстоятельствами усилилась. Итак, слыша это, вооружимся против всякого возмущения сердечного, против всякого гнева. Если увидишь, что сердце твое возгорается, огради грудь твою крестным знамением: вспомни что-нибудь из случившегося тогда, — и этим воспоминанием ты рассеешь всякое возмущение духа, как прах. Помысли о словах, делах; помысли, что Он Владыка, а ты — раб. Он пострадал для тебя, а ты для себя; Он за облагодетельствованных Им и вместе распявших Его, а ты за себя самого; Он за причинявших Ему оскорбления, а ты часто за обиженных тобой; Он — в глазах целого города, даже всего народа иудейского, в глазах пришельцев и соотечественников, которым Он изрекал человеколюбивые глаголы, а ты — в присутствии нескольких. А что всего обиднее, Он оставлен был и самими учениками. Те, которые прежде услуживали Ему, убежали от Него; а враги и противники — иудеи, воины, с обеих сторон разбойники, окружая Распятого, досаждали, укоряли, поносили, насмехались, хулили: и разбойники оба поносили и хулили Его. Но как же Лука говорит (39 Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.Лк. 23:39), что один из разбойников поносил Его? И то, и другое было; сперва хулили оба, а после не так уже. Чтобы ты не подумал, будто бы это произошло по какому-то согласию, или что разбойник не был разбойником, — евангелист его ругательством доказывает тебе, что сперва на кресте был разбойник и враг, но внезапно изменился. Итак, обо всем этом размышляя, подумай: что потерпел ты подобное тому, что понес Господь твой? Ты посрамлен публично? Но, конечно, не так. Ты наказан? Но, конечно, не по всему телу, и не столько обнажен и замучен. Если и заушали тебя, то опять не так. Прибавь к этому: от кого, за что, когда? И что всего тяжелее, — на происходившее тогда никто не жаловался, никто не обнаруживал негодования; напротив все хвалили, все вместе смеялись и посрамляли, поносили Его как обманщика, самохвала и льстеца, который не может оправдать делами слов своих. Но Он совершенно молчал, подавая нам неоцененное врачевание — долготерпение. А мы, слушая это, не умеем быть терпеливыми даже и перед рабами своими, но пуще диких ослов скачем и бьем ногами; люты и бесчеловечны бываем против обижающих нас, а о том, что касается до Бога, заботимся мало. Таковы же остаемся и в отношении к друзьям: если кто обидит нас, никак не стерпим; если досадит кто, мы свирепствуем более зверей, мы, которые читаем это ежедневно. Один ученик предал, прочие, оставив Его, убежали; те, которые облагодетельствованы, плевали на Него; слуга архиереев заушал; воины били по ланитам; мимо проходящие насмехались и поносили; разбойники также укоряли; и Он никому не отвечал ни слова, но всех победил молчанием, самым делом научая тебя тому, что чем более ты будешь переносить все с кротостью, тем легче победишь несправедливо поступающих с тобой, и всех заставишь удивляться тебе. Кто, в самом деле, не подивится тому, кто с кротостью переносит обиды, наносимые со стороны дерзких поносителей. Подобно тому, как тот, кто хотя и законно страдает, но переносит бедствия с кротостью, многими считается за невинного страдальца, так, напротив, тот, кто страдает и невинно, но от нетерпения неистовствует, навлекает подозрение, будто он терпит достойное, и становится предметом смеха, как пленник, увлекаемый гневом, потерявший свое благородство. Такой человек недостоин называться и свободным; хотя бы управлял тысячами слуг. Но тебя кто-нибудь сильно раздражил? И что же в том? Теперь-то и надлежит показать свое любомудрие. Мы и зверей видим кроткими, когда их никто не раздражает; не всегда и они свирепствуют, а когда только кто раздразнит их. Итак, если и мы только тогда остаемся спокойными, когда никто нас не раздражает, то чем мы превышаем зверей? Они не без причины часто мечутся, и могут быть извинены, так как ярятся оттого, что их раздражают и бьют; сверх того, у них нет рассудка и они от природы получили зверство. Но когда ты свирепствуешь и зверствуешь, скажи мне, в чем можешь найти себе извинение? Какое зло потерпел ты? Ограблен ли? Потому-то ты и должен перенести это, что тем самым приобретаешь большее. Обесславлен ли? Что же в этом? Ты сам от того не меньше стал, если ты рассудителен. Если же ты ничего не потерпел худого, то почему гневаешься на того, кто не только не причинил тебе зла, но принес еще и пользу? Те, которые уважают нас, усыпляют и разнеживают нас; напротив, обижающие и презирающие делают более терпеливыми тех, которые внимательны к себе. Ленивые более терпят вреда, когда их уважают, нежели тогда, когда оскорбляют их. Оскорбляющие заставляют нас умудряться, когда мы бодрствуем над собой; а те, которые хвалят нас, умножают в нас надменность, возбуждают гордость, тщеславие, беспечность, и делают душу изнеженной и слабой. Это доказывают те отцы, которые не столько ласкают своих детей, сколько бранят, боясь, как бы они не потерпели вреда от снисхождения; то же средство употребляют и учители. Поэтому, если кого следует отвращаться, то именно льстецов, а не оскорбляющих нас: больше приносит вреда лесть, нежели обида. Ласкательство есть приманка для неосторожных, и от нее труднее предостеречься, нежели от той; да и больше за то награды, более славы. И подлинно, более достойно удивления видеть человека, которого оскорбляют и он не возмущается, чем такого, которого бьют, поражают, и он не падает. Но как возможно, скажешь ты, не возмущаться. Обидел ли кто тебя? Огради крестным знамением грудь; вспомни все, что происходило на кресте — и все погаснет. Не думай об одних обидах, но вспомни вместе и о добре, какое ты когда-нибудь получил от обидевшего; и тотчас станешь кротким. Особенно же и, прежде всего, приведи на мысль страх Божий, и вскоре сделаешься умерен и покоен. 4. Кроме того, возьми пример в этом случае и с рабов своих. Когда видишь, что ты бранишься с кем-нибудь из них, а тот молчит, то представь, что можно быть благоразумнее, и укори себя за свое раздражение. Во время самых обид приучайся не оскорблять другого, и тогда, будучи оскорбляем, не будешь чувствовать скорби. Представь, что обижающий тебя в исступлении и не в своем уме, и тогда не будешь досадовать на обиду. Случается, что беснующиеся бьют нас, однако мы не только не гневаемся на них, но и жалеем их. Поступай и ты так, — пожалей об обижающем; он ведь одержим лютым зверем — яростью, демоном неистовым — гневом. Поспеши освободить того, которого мучит злой демон, и который так скоро погибает. Поистине, гнев такая болезнь, что немного надобно времени для того, чтобы погиб одержимый ею. Поэтому и сказал некто: «самое движение гнева есть падение для человека» (22 Не может быть оправдан несправедливый гнев, ибо самое движение гнева есть падение для человека.Сир. 1:22), показывая ее жестокость особенно в том, что она в короткое время причиняет великое зло и не имеет нужды в продолжительности времени; а если бы, при ее силе, она была еще и продолжительна, то с ней нельзя было бы и бороться. Желал бы я показать тебе, кто таков обидчик, и кто — любомудрствующий; желал бы представить тебе в обнаженном виде душу того и другого. Ты увидел бы, что сердце первого подобно волнующемуся морю, а последнего — как тихое, безмятежное пристанище; он не возмущается этими бурными ветрами, напротив, легко укрощает их. Обидчики все делают, чтобы уязвить другого; но когда теряют всякую надежду успеть в этом, сами, наконец, укрощаются и отходят уже исправившимися. И не может быть, чтобы разгневанный человек, наконец, сильно не укорил себя, подобно тому, как невозможно, чтобы человек не разгневанный укорял себя. Если нужно против кого-нибудь восстать, то это можно сделать и без гнева, и даже удобнее и благоразумнее, нежели как с гневом: тогда ничего не потерпишь неприятного. Если захотим, все счастье наше и все доброе будет зависеть от нас, и мы будем в состоянии, при помощи благодати Божьей, устроить свою безопасность и сохранить честь. Для чего ищешь ты себе у другого почести? Уважай сам себя, и никто не нанесет тебе бесчестия; но когда ты сам себя бесчестишь, то хотя все будут чтить тебя, ты останешься бесчестным. Подобно тому как, если мы сами себя не расстроим, то никто другой нас не расстроит, точно также, если мы сами не будем бесчестить себя, то никто другой нас не осрамит. Представим себе человека великого и достойного славы; и пусть все стали бы называть его прелюбодеем, вором, гроборасхитителем, человекоубийцей, разбойником; но если он ничем этим не раздражается, ни на что не досадует и ничего такого не сознает в себе, то какое он от того терпит бесчестие? Никакого. Что же, — скажешь, — если многие имеют о нем такое мнение? И в таком случае он не обесчещен, а обесчестили себя те, потому что не считают его таковым, каков он есть. Скажи мне: если бы кто стал считать солнце темным, то солнце ли, или себя он обесчестил бы? Конечно себя самого, навлекая на себя подозрение, что он или слеп, или не в уме. Так и те, которые считают добрых худыми, — срамят себя самих. Поэтому надлежит прилагать большое старание о том, чтобы сохранить совесть свою чистой, и не подать никакого случая к подозрению на нас. Если же и при таком нашем поведении другие хотят неистовствовать, то не нужно заботиться или скорбеть об этом. Если кто добр в себе, а его считают худым, то он ничего от того не теряет, оставаясь таким, каким он есть; напротив, кто питает безрассудные, пустые подозрения, подпадает крайней гибели. Точно также и худой, если считают его не таковым, не получает от того никакой выгоды, а подвергнется большему осуждению, впадет только в большую беспечность. Худой, когда таким и считается, по крайней мере, смиряется и сознает грехи свои; напротив, когда укрывается, впадает в бесчувственность. В самом деле, если и тогда, как все укоряют, грешники едва возбуждаются к сокрушению, то может ли открыть глаза свои живущий в нечестии тогда, когда не только не осуждают его, но и хвалят? Не слышишь ли, как и Павел порицает за то, что коринфяне, ублажая и уважая соблудившего, не только не допустили его осознать грех свой, но и утвердили его в его нечестии? Поэтому умоляю вас — оставим мнения о нас других, обиды и почести, и будем стараться только об одном, — чтобы соблюдать совесть незазорной и не осрамить самих себя. Таким образом мы и здесь, и в будущем веке будем наслаждаться великой славой, которую все да сподобимся получить по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки веков. Аминь.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 38-44

Бог между двумя разбойниками - верх издевательства; прекраснейший крин - между двумя терниями. Зрелище, которого земля никогда не видела, и никогда не увидит. Но это для того, чтобы грех показал все, на что он способен, в борьбе против Бога. Это ему допущено Богом, чтобы потом грех не говорил бы через грехотворцев и грехолюбцев, что ему не дали показать всю силу свою, силу, перед которой даже и Бог не мог бы устоять. И вот, попущено ему это, хотя и выглядит так, как будто Бог не способен защититься от смерти, которую Ему навязывает человеческое зло. И Он - мирно умирает на кресте между двумя разбойниками: какое терпение, какая кротость, какое смирение, какая благость, какое человеколюбие! Всему этому нет конца в кротком Богочеловеке. И вот еще одно доказательство, что нет конца этому: Его, распятого, хулят евреи, высмеивают: если ты Сынъ Божiй, сойди съ креста; другихъ спасалъ, а Себя Самого не можетъ спасти. Если Онъ Царь Израилевъ, пусть теперь сойдетъ съ креста и уверуемъ въ Него. Уповалъ на Бога; пусть теперь избавитъ Его, если Онъ угоденъ Ему. Ибо Онъ сказалъ: Я Божiй Сынъ (стих 40, 42, 43). Кто из людей, имея все то, что имел Богочеловек, не ответил бы на все это? Но без этой кротости и долготерпения Богочеловека, разве его Евангелие называлось бы по праву Евангелием кротости? И еще: разве без Его смерти был бы уничтожен лютейший враг рода человеческого - смерть? И разве грех человеческий когда-либо дошел бы до своего высшего торжества, и превзошел бы все свои вершины, и оттуда сорвался бы стремглав в свою бездонную пропасть смерти, и так весь разбился, и стерся, и уничтожился, и умертвился.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

τό αυτό то же самое, συσταυρωθέντες aor. pass. part, от συσταυρόω распинать вместе, ώνείδιζον impf. ind. act. от ονειδίζω упрекать, оскорблять. Inch. impf. значит: “они начали упрекать Его” (RWP).

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

К этому зловещему хору присоединились даже распятые с Иисусом преступники.

Это было последнее испытание Сатаны, который уже пытался в пустыне (1 Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола,Мф. 4:1‑11) и в Гефсимании (39 И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты.Мф. 26:39‑45) поколебать решимость Иисуса исполнить волю Отца. Крест означал не только физические муки. Люди видели Иисуса висящим на кресте, и для многих распятие было самым убедительным доказательством того, что Иисус наказан Богом за самозванство, что Он не является Сыном Бога, а наоборот, проклят Им (23 то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день, ибо проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве], и не оскверняй земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе в удел.Втор. 21:23). История явила немало примеров, когда люди умирали прекрасной и мужественной смертью на глазах у своих горячих почитателей и последователей, которые сострадали им, преклонялись перед ними, видя в них героев. Русская пословица говорит: «На миру и смерть красна». Но Иисус, умирая, страдал не только от боли, ведь рядом с Ним не было никого: ученики разбежались от страха и, возможно, разочарования. Возле Него лишь глумливая толпа, крики презрения. Но Он умирал и за тех, и за других. В этом проявилась вся беспредельная любовь Бога. Вот как об этом говорит апостол Павел: «Бог показал нам всю силу Своей любви к нам, потому что Христос умер за нас, когда мы были грешниками!» (8 Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками.Рим. 5:8). Он мог бы в любую минуту сойти с креста, но именно тогда Он перестал бы быть Мессией. «Если бы Он отказался принять крест или, в конце концов, сошел бы с него, это означало бы, что у Божьей любви есть предел, что существует нечто такое, чего эта любовь не захочет вынести ради людей, что существует граница, которую она не сможет перейти. Но Иисус прошел весь предначертанный Ему путь и умер на кресте, и это значит, что любовь Бога действительно не знает границ»1

Примечания

  • 1 У. Баркли, Толкование Евангелия от Марка, с. 392.

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 543-544

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

Но Христос стоял теперь выше всего жалкого человечества, безумно праздновавшего казнь своего Спа­сителя, и безмолвствовал. И это божественное безмолвие было для некоторых сердец красноречивее всякой проповеди. Оно особенно поразило одного из разбойников, и он не только прекратил грубые издевательства, с которыми оба несчастные злодея относились к Распятому среди их, но и стал упрекать своего товарища за неуместное ругательство. В его душе совершился крутой переворот. По преданию, этот «добрый разбойник» некогда спас жизнь св. Младенцу и Приснодеве во время их бегства в Египет, и он наверно не мало слышал о галилейском Пророке, который призывал к Себе всех грешников и мытарей. При виде бесконечно кроткого и всепрощающего лика Распятого в нем воскресло все, что оставалось лучшего в его сердце, и он, обратясь к Иисусу, умиленно воскликнул: «Помяни меня, Господи, когда приидешь во царствие Твое». И на эту смиренную молитву покаявшегося злодея безмолвствовавший дотоле Христос немедленно ответил: «Истин­но говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (39 Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.40 Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?41 и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал.42 И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!43 И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.Лк. 23:39-43).

Источник

Александр Павлович Лопухин. Руководство к Библейской истории Нового Завета. – СПб.: Тузов, 1889. С. 230-231

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

Также и разбойники, распятые с Ним, поносили Его. Святой Матфей говорит кратко; он хочет указать, что не только Анна и Каиафа, книжники и фарисеи, Ироды и Пилаты, но даже и злодеи, которые сами были осуждены на позорную казнь, не щадили нашего Господа (блаженный Августин). Святой Лука повествует подробнее: он говорит, что только один из повешенных злодеев злословил Его, сказав: "Если Ты Христос, спаси Себя и нас." Не таков был его товарищ, висевший по правую сторону креста Христова. Он унимал хульника и говорил: "или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? Мы осуждены праведно, мы достойное по делам наши приняли. А Он — ничего худого не сделал!" И благоразумный разбойник при этом перевел свой скорбный взор на Иисуса Христа и с чувством глубокой сердечной веры произнес навсегда памятные слова трогательной молитвы: "о, Господи! Помяни меня, когда придешь Ты во царствие Свое!" И сказал ему Господь: "ныне же ты будешь со Мною в раю." Так награждена была вера, покаяние, смирение, самоосуждение благоразумного разбойника! "У него, говорит святой Григорий Великий, оставались только сердце и уста свободны, и Он принес в дар Богу все, что имел: сердцем уверовал в правду, а устами исповедовал во спасение"… (Кто был этот разбойник? Есть древнее сказание, что это был один из тех, которые напали в пустынях Аравии на святое Семейство во время бегства в Египет, что этот разбойник не дозволил разбойникам обижать Матерь Божию, за что Она обещала ему награду от Своего Божественного Сына. Святой Димитрий Ростовский говорит, что Матерь Божия стояла на Голгофе между крестом Сына Своего и крестом этого разбойника и тем исходатайствовала ему спасение.)

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

«Также и разбойники поносили Его»: по сказанию ев. Луки поносил один, а другой исповедал Мессиею (40 Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение.Лк. 22:40 и дал.). Надобно предположить, или — что сначала оба поносили, а потом один раскаялся (Злат., Феофил., Евф. Зиг., «сперва оба хулили, а после не так уже. Дабы ты не подумал, будто произошло сие по некоему согласию, или разбойник не был разбойником, его ругательством доказывает тебе, что сперва на кресте был разбойник и враг, но внезапно изменился» — Злат.); или: что здесь ради краткости повествования факт обобщается, подробности опускаются и приписывается обоим то, что делал один (ср. 17 И когда Он от народа вошел в дом, ученики Его спросили Его о притче.Мк. 7:17 с 15 Петр же, отвечая, сказал Ему: изъясни нам притчу сию.Мф. 15:15, 31 Ученики сказали Ему: Ты видишь, что народ теснит Тебя, и говоришь: кто прикоснулся ко Мне?Мк. 5:31 с 45 И сказал Иисус: кто прикоснулся ко Мне? Когда же все отрицались, Петр сказал и бывшие с Ним: Наставник! народ окружает Тебя и теснит, - и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне?Лк. 8:45, 13 Но Он сказал им: вы дайте им есть. Они сказали: у нас нет более пяти хлебов и двух рыб; разве нам пойти купить пищи для всех сих людей?Лк. 9:13 с 8 Один из учеников Его, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему:9 здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества?Ин. 6:8-9).

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

Вполне вероятно, что изначально оба разбойника поносили Господа, а затем один из них обратился и уверовал в Него, вспомнив, какие знамения Он творил, как он слышал, а возможно, и увидев, как начинает изменяться и необычно помрачаться воздух.

Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея 133. GCS 38/2:271.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

Скоро к глумлению нечестивой толпы над Божественным страдальцем присоединился один из распятых с ним разбойников. Многие из смотревших на Голгофское позорище насмехались над Господом, одни по злобе и ожесточению сердца, другие по легкомыслию или из угодливости начальникам и старейшинам, но хула разбойника, томившегося в смертных муках, показывает, что сердце его совершенно окаменело во зле и не умягчилось даже подле самого Солнца Правды (2 А для вас, благоговеющие пред именем Моим, взойдет Солнце правды и исцеление в лучах Его, и вы выйдете и взыграете, как тельцы упитанные;Мал. 4:2), в виду открывающейся вечности. Без надежды на милосердие Божие, с отчаянием в душе, этот несчастный желал свободы для того, чтобы продолжать те же злые дела, за которые осужден, и, слыша вокруг распятого Господа насмешки, с яростным озлоблением повторял их и нагло требовал от него чуда, преимущественно для своей же собственной пользы: аще Ты еси Христос, спаси Себе и наю. Это чудо, напрасно призываемое, не могло и не должно было совершиться по плану Божественного Домостроительства, но в научение ожесточенного разбойника и в пример глумящимся врагам Господа совершилось дивное чудо милосердия Божия над другим распятым с ним разбойником. Благодать Божия быстро, подобно молнии, озарила душу его, не потерявшую еще остатков добра, и мгновенно из врага сделала его другом Божиим. Пред потухающими очами его висел на кресте и страдал ни в чем неповинный Праведник, который не только долготерпеливо переносил язвительные насмешки врагов своих, но даже молился отцу небесному о прощении им греха неведения. При этом трогательном зрелище разбойник, которого святая Церковь называет в своих песнопениях «благоразумным», умилился душой и, сознав всю тяжесть своих грехов, обратился к своему злополучному товарищу со словами вразумления: ни ли ты боишися Бога, яко в томже осужден еси? И мы убо в правду, достойная бо по делом наю восприемлева, Сей же ни единаго зла сотвори. Благоразумный разбойник, обретенный милосердием Божиим на краю погибели, внезапно прозрел, исповедал в распятом Христе Господе своего Спасителя и на все времена сделался примером самого искреннего, глубокого раскаяния, примиряющего с Богом. Оставив своего товарища собственной участи его, он устремил взор к Божественному страдальцу и произнес навсегда памятные слова трогательной молитвы: помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Си. расставаясь с землей и переходя в иной мир, он думал не о земном и мирском царстве, искал не здешних выгод и преимуществ но, видя приближающуюся смерть, ужасался быть отверженным от общения со Христом в нескончаемой вечности. Он каялся и смиренно просил принять покаяние его, просил и веровал милосердию Спасителя, веровал и с любовью надеялся получить просимое. «Мое слово к тебе, – как бы так он говорил Господу, – оставь сего хульника: помрачены очи ума его; помяни же меня. Не говорю: помяни дела мои, этого страшусь. Всякий человек бывает благорасположен к сопутнику, а я иду с тобою на смерть. Помяни меня сопутника твоего. Не говорю же, помяни меня теперь, но когда придешь в Царствие твое» (свт. Кирилл Иерусалимский). Сладостно было слышать человеколюбивому Господу покаянное слово благоразумного разбойника, вдруг «дивным превращением» изменившегося и сделавшегося первым «исповедником Христовым». Искупитель, кровию своею очищающий всякий грех (7 если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха.1 Ин. 1:7), обещал своему исповеднику нечто большее и высшее того, чего он просил: аминь глаголю тебе: днесь со Мною будеши в раи. «такое обещание, – по выражению святителя льва великого, – превышает человеческие условия: оно дается не столько с Древа крестного, сколько с престола могущества». Отверзая крестом двери рая, заключенные прародительским грехом, Господь изрек покаявшемуся разбойнику властное слово, уверяющее его в том, что Владыка рая и ада, которому принадлежит всяка власть на небеси и на земли (18 И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле.Мф. 28:18), несомненно совершит обещанное, и притом весьма скоро, сегодня же. Так, по выражению церковной песни, «разбойник, издав на кресте малый глас, обрел великую веру, в одно мгновение спасен и первый вошел в райские врата». По дивному строению Божию, он сделался первым плодом и начатком искупления, совершенного Господом на кресте.

Источник

Матвеевский, П. А., протоиерей. Евангельская история. В трех книгах. Книга третья. Конечные события Евангельской истории./ Матвеевский Павел Алексеевич. - М.: Сибирская Благозвонница, 2010. -475, [5] с - С. 370-372

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

(32 Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем. И распятые с Ним поносили Его.Мк. 15:32). Показания Матфея и Марка здесь сходны: Христа поносили оба разбойника. Но у Луки (39 Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.Лк. 23:39 сл.) говорится только об одном разбойнике, который поносил, а другой унимал его. Эта разница обращала на себя внимание издавна. Ориген, Златоуст, Феофилакт, Евфимий Зигабен и другие полагали, что вначале хулили Христа оба разбойника, потом один из них, видя долготерпение Христа, раскаялся, начал унимать другого, и наконец, произнес свои слова (42 И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!Лк. 23:42). Но Иероним говорит, что здесь оборот речи, называемый по-гречески sullhyij — слово, которое значит «схватывание», здесь же можно его перевести сокращение, соединение — pro uno latrone uterque inducitur blaspemasse (вместо одного разбойника евангелист заставляет обоих злословить). Августин говорит, что Матфей здесь, рассказывая кратко, поставил множественное число вместо единственного. Мейер называет это множественным «родовым», которое имеет необходимое отношение к ст. 38. С этими толкованиями можно согласиться и допустить, что Матфей и Марк, которые не говорят о раскаявшемся разбойнике, хотели вообще показать, что ругательства слышались вначале не только из среды народа (не всего), первосвященников, старейшин и книжников, но и со стороны разбойников. Лука замечает еще, что они слышались и со стороны воинов (36 Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксусЛк. 23:36, 37), чего нет у Матфея и Марка. Тут была масса поношений и богохульства, и, собственно, трудно было даже и разобрать, откуда они слышались. Если Лука выделяет из этой массы хулителей одного разбойника, то этим, конечно, нисколько не противоречит ни Матфею, ни Марку. To auto не значит, «таким же образом», но «то же самое», т. е. насмешки и хулы, согласно конструкции oneidizein tina ti = порицать кого за что. У Иоанна здесь введен рассказ о женщинах, стоявших при кресте, и поручении Богоматери Иоанну.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

Святой Матфей говорит кратко; он хочет указать, что не только Анны и Каиафы, книжники и фарисеи, Ироды и Пилаты, но даже и злодеи, которые сами осуждены были на позорную, мучительную казнь, не щадили нашего Господа1. Святой Лука повествует подробнее: он говорит, что только один из повешенных злодеев злословил Его, сказав: «если Ты Христос, спаси Себя и нас» (39 Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.Лк. 23:39). Не таков был его товарищ, висевший по правую сторону креста Христова. Он унимал хульника и говорил: «или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал» (40 Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?41 и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал.Лк. 23:40-41) И благоразумный разбойник при этом перевел свой скорбный взор на Иисуса Христа и с чувством глубокой сердечной веры произнес навсегда памятные слова трогательной молитвы: «помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: ...ныне же будешь со Мною в раю». Так награждена была вера, покаяние, смирение, самоосуждение благоразумного разбойника! «У него, – говорит святитель Григорий Великий, – оставались только сердце и уста свободны, и он принес Богу в дар все, что имел: сердцем уверовал в правду, а устами исповедал во спасение»2...

Примечания

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 44-44

Един от обешеною злодею хуляше Его, глаголя: аще Ты еси Христос, спаси Себе и наю (39 Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.Лк. 23:39) Солнце одно и тоже для всей природы: но воск становится от него мягким, а глина твердеет и делается как камень. Не размягчилось сердце этого злодея вблизи самаго Солнца правды: все, что видел он в Иисусе, не произвело на него спасительнаго действия. Из того, что называет он Иисуса Христом, видно, что он был Еврей, т. е. такой же, как и Каиафа. Понятно и то, что пример других, пример начальников, извлек из души его звуки дикие. Тем не менее видно, что это закоренелый злодеи. В дверях к вечности, где готов ему ад, он не думает о себе и вблизи страждущаго Спасителя не ищет спасения. Вместе со стонами от ран и терзаний креста он изрыгает хулы против страдальца Иисуса. Какое это жалкое изваяние зла! И, к сожалению, это не единственный образец. Как много видим людей такого печальнаго разряда! Вот например человек, темными путями достигший виднаго места в обществе и превратностию счастия обращенный в жалкую развалину. Не время ли ему теперь подумать о вечной своей участи? Не время ли сложить с души тяжесть грехов раскаянием искренним? Не время ли готовить себе сколько-нибудь менее безпокойное место за гробом? А он чем занят? Он по прежнему в хлопотах о счастии земном и, безуспешный в предприятиях, злословит людей, касается ропотливым языком даже Промысла Божия. (о хулении второго разбойника свт. Филарет не упоминает, а сразу переходит к его покаянию и исповеданию).

Источник

Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа. Часть 2. Беседа 20 (50)