yandex

Евангелие от Матфея 26 глава 26 стих

Стих 25
Стих 27

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

Все три синоптика повествуют об этом приблизительно одинаково. Господь прием, то есть «взял» хлеб и благословив преломил, и, раздавая ученикам, сказал: «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое». «Хлеб» здесь по-гречески называется «артос», что значит «хлеб поднявшийся», вскисший на дрожжах, в противоположность «аксимон», как называется хлеб пресный, употреблявшийся евреями на Пасху. Надо полагать, что такой хлеб нарочито был приготовлен по повелению Господа для установления нового таинства. Значение этого хлеба в том, что он как бы живой, символизирующий собой жизнь в противоположность пресному хлебу, хлебу мертвому. «Благословив», «благодарив» указывает на словесное выражение благодарности Богу Отцу, как это было, напр., еще в момент воскрешения Лазаря: просимое было исполнено в самый момент прошения, почему в тот же момент стало предметом благодарения. Чрезвычайно важно то, что Господь сказал: «Сие есть Тело Мое»: Он не сказал «сей», то есть «сей хлеб», а именно сие, потому, что в этот момент хлеб уже перестал быть хлебом, а стал подлинным Телом Христовым, только вид имевшим хлеба. Не сказал Господь: «Сие есть образ Тела Моего, но сие есть Тело Мое» (Златоуст и бл. Феофилакт). Вследствие молитвы Христовой, хлеб принял существо Тела, сохранив только внешний вид хлеба. «Поскольку мы слабы», говорит бл. Феофилакт, «и не решились бы есть сырое мясо, особенно человеческую плоть, то нам преподается хлеб, а на самом деле это есть плоть». «Отчего ученики», спрашивает св. Златоуст, «услышав сие, не смутились? Оттого, что Христос прежде много важного говорил им о сем таинстве» (вспомнив Его беседу о хлебе, сходящем с небес, Иоан. 6 гл.). Под «Телом Христовым» разумеется все физическое существо Богочеловека, нераздельно соединенное с Его душой и Божеством. Это же самое существо Богочеловека дается под видом вина, дается не в другой раз, а только для полноты его видимого явления, почему выражение «причаститься под двумя видами» есть совершенно точное выражение — подразумевается: причаститься одной и той же сущности.

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

Вскусив законную пасху, возлегли и продолжали вечерю, как выше сказано; затем Иисус Христос, встав, умыл ученикам ноги, как сказал Иоанн (5 Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан.Ин. 13:5), и опять возлегли и ели; после этого Он преподал ученикам Тайную Вечерю. Когда они ели, говорит Матфей, Иисус Христос, взяв хлеб, конечно, тот, который лежал пред Ним, или другой, который вместе с этим лежал пред Ним, как пред Учителем, преломил, т. е. разломил на части. И дал им. Лука (19 И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.Лк. 22:19), написав: сие есть Тело Мое, присоединил: еже за вы даемо, т. е. предаваемое на смерть. Воздал хвалу и пред хлебом, и затем пред чашей, научая нас благодарить за столь великое таинство, которое было совершено, чтобы облагодетельствовать нашу природу. Если заклание прообразовательного агнца даровало евреям и избавление от истребления, и свободу от рабства, то тем более заклание истинного Агнца — христианам. Этим же Иисус Христос показывает, что Он добровольно идет на страдание и, кроме того, научает нас воздавать хвалу за все, что бы мы ни терпели. Подобно тому как художники на своей доске проводят линии, набрасывают тени, рисуют красками и дают разные образы, так и Иисус Христос на Своей трапезе начертал пасху прообразовательную, которая служила только тенью, и присоединил истинную, которая служила исполнением. Так как заклание законного агнца служило прообразом заклания Агнца разумного, то, конечно, должна была совершенно исчезнуть тень с появлением солнца и должен был удаляться прообраз с приходом истины. Называется это таинство также причащением, потому что мы принимаем участие в этих святынях, и приобщением, потому что посредством его мы сообщаемся и со Христом, и друг с другом, становимся частью Тела Христова и членами друг друга. То, что принимается, не истлевает и не извергается, но переходит в самое существо принимающего. И подобно тому, как оно становится не другим телом и кровью, отличными от тела и крови принимающего, так точно мы утверждаем, что это не другое тело и кровь, отличные от Тела и Крови Господа: сие есть, говорит, Тело Мое и опять: сия бо есть Кровь Моя. Таинственная речь! — Хотя Василий Великий назвал их противообразами, но прежде освящения и воспринятая благодати. Смотри, как из естественных они становятся сверхъестественными. Естественны вкушение предлагаемого хлеба и питие вина, а сверхъестственны их действенность и сила. Сначала умыл ученикам ноги, а потом сделал их участниками этого Таинства, чтобы мы знали, что прежде нужно очиститься, а потом причащаться. Исаия (6 Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника,Ис. 6:6) видел уголь; а это не просто дерево, а дерево сожженное. Подобно этому уголь и этого Таинства достойных освящает, а недостойных сожигает, так как огонь имеет двоякое действие; сожигает посредством наказания и истребления.

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-28

С того времени, как преломил тело Свое ученикам Своим и дал тело Свое Апостолам, считаются те три дня Его, в течение коих Он сопричислялся к мертвым, как и Адам, который по вкушении от дерева жил многие годы, хотя по причине преступления заповеди причислялся к мертвым, поелику Бог сказал так: «в день, в который ты вкусишь, умрешь» (17 а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.Быт. 2:17); и как в следующем месте: «четыреста лет будет семя твое в Египте» (13 И сказал Господь Авраму: знай, что потомки твои будут пришельцами в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет,Быт. 15:13)), потому что годы эти исчислены с того дня, когда сказано это слово. То же должно сказать и Господе. Или шестой день считается за два дня, а суббота за один. Давши тело Свое на съедение им в таинство смерти Своей, Он вошел в чрево их, как потом [вошел] в землю. И так как Адам не благословил, когда в непослушании срывал плод, то «Господь благословил и преломил» (26 И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.Мф. 26:26). И хлеб вошел [ср. 12 Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили.Рим. 5:12] и изгладил осуждение похоти, по которой Адам преступил заповедь Божию. Или три дня считаются от нисхождения до восхождения, то есть пятница, суббота и воскресение. Поскольку Адам умер по причине греха, то Тому, Кто взял на Себя грех, надлежало уничтожить смерть. Но как Адаму было сказано: «В тот день, когда вкусишь, умрешь смертью», (17 а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.Быт. 2:17) — и в тот день, когда вкусил, он не умер, но принял залог смерти, потому оказался нагим и лишился славы своей, и тотчас же усмотрел смерть и убоялся (6 И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел.7 И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания.Быт. 3:6-7). Так и мы получили жизнь во Христе; именно, Тело Его вкусили вместо плодов дерева (жизни), и трапеза Его заменила нам рай желания, и праведной Кровию Его омыты от нас проклятия, и чрез надежду воскресения ожидаем будущей надежды, и уже живем жизнью Его, которая сделалась залогом нашим.

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

После того, как совершена была Пасха, имеющая значение прообраза, и после вкушения вместе с апостолами плоти агнца, Он взял хлеб, – который укрепляет сердце человека, – и совершает переход к истинному священнодействию Пасхи, чтобы подать истинное Свое тело и Свою кровь, подобно тому, как сделал Мелхиседек, священник Бога вышнего, принесший хлеб и вино как прообраз Его1. В Евангелии от Луки мы читаем, каким ученикам Он приготовил две чаши2: одну чашу первого месяца и другую – второго, так что тот, который не мог вкушать агнца в первый месяц между святыми, будет вкушать козла во второй месяц между кающимися.

Примечания

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

Для чего Христос совершил это таинство во время пасхи? Для того, чтобы ты из всего познавал, что Он есть законодатель ветхого завета, и что написанное в этом завете служит прообразованием новозаветных событий. Поэтому-то Христос вместе с образом полагает и самую истину. *** Вот высочайшая духовная любовь: представить образы (ветхозаветной Пасхи), как образы, а священное тело дать ученикам Своим. Поэтому Он не столько желает вместе есть, сколько страдать, чтобы через вкушение освободить нас от страдания, поэтому, водрузив вместо того древа древо крестное, пригвоздив на нем руку, послужившую некогда праотцу для греха, Он показал, что вся жизнь поистине висит в Нем. Ты, Израиль, не мог есть, мы же с твердым знанием духовно вкусили и, вкусив, не умираем. Это дерево служит для меня к вечному спасению; в нем моя пища и угощение; в корнях его я имею опору, вместе с ветвями его распространяюсь, его духом, как воздухом, живу. Под тенью его я устроил шатер и, укрываясь от сильного зноя, имею здесь прохладное убежище, цвету с его цветами, вполне наслаждаюсь его плодами и беспрепятственно вкушаю плоды, сбереженные для меня от начала. Это пища для утоления моего голода, источник для утоления моей жажды, покров для моего обнаженного тела; тут и листья – дух жизни, а не листья смоковницы.

Источник

Семь слов на Пасху, 6. Из Spuria (т.е. считается творением иного автора, приписываемым свт. Иоанну Златоусту. Считается переработанной проповедью сщмч. Ипполита Римского)

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-27

После того как Иуда вышел, Спаситель преподает одиннадцати [ученикам] спасительное таинство. Ведь, поскольку немного спустя Христу предстояло, воскреснув вместе с Собственной плотью, взойти к Отцу, то, дабы мы имели Его телесное присутствие (ибо без присутствия Христова человеку невозможно спастись и избавиться от смерти и греха, если с нами нет Жизни), Он дал нам свое Тело и Кровь [28 ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.Мф. 26:28], чтобы через них сокрушилась власть тления, Он вселился в наши души Духом Святым, мы стали причастниками освящения и были наречены небесными и духовными людьми.

Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея 290. TLG 4090.029, 290. 1-20.

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

λαβών aor. act. part, от λαμβάνω брать, εύλογήσας aor. act. part, от εύλογέω благословлять, воздавать хвалу (см. TDNT). О благословении во время подобного принятия пищи см. Hill; SB, 4:1, 6If; WZZT, 230ff; LT, 2:496; M, Berakoth 6-7; M, Pesahim 10. Part, являются врем, или сопутств., указывают на предшествующее действие, έκλασεν aor. ind. act. от κλάω ломать, δούς aor. act. part, от δίδωμιי см. ст. 15. λάβετε aor. imper. act. от λαμβάνω брать, φάγετε aor. imper. act. от έσθίω есть.

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

По обычаю хозяин дома должен был перед едой возблагодарить за хлеб и вино, но на Пасху это были особые благодарения. Естественно, мы не воспринимаем слова «Сие есть тело Мое» буквально, так же как и современники Иисуса не воспринимали буквально традиционные фразы, произносимые над пасхальным хлебом: «Это хлеб страданий наших предков, который они ели по возвращении из Египта». После первой чаши брали в руки и поднимали опресноки, разъясняя смысл этих пресных хлебов.

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

Три Евангелиста: Матфей, Марк и Лука и святой апостол Павел благовествуют нам об установлении таинства святого Причащения или Божественной Евхаристии. Святой Иоанн Богослов, дополняя из сказания, сообщает только трогательные речи Господа на Тайной Вечери. Из его благовествования, между прочим, мы видим, что с выходом Иуды предателя из горницы Сионской была, можно сказать, вся область тьмы, которая на столь долгое время в его лице вторгалась было в самый чистый богосветлый круг учеников Иисусовых. Теперь вокруг прощающегося Учителя и Друга оставались одни те, кого без опасения можно было назвать "детьми." Последний час Ветхого Завета пробил, начало предначать Новый — не агнцем от стад, а телом и кровью Своею. Между тем лицо Богочеловека светилось пренебесным светом. Он берет лежавший перед Ним хлеб, благословляет Его, преломляет на части по числу учеников, и раздает его им. И когда они ели, говорит святой Матфей, Иисус взял хлеб, — по-гречески: артос, т.е. хлеб квасной, а не опресночный, может быть, нарочито приготовленный по повелению Господа для установления нового таинства, ибо по закону на пасхальной вечери надлежало иметь только опресноки, — И, воздав хвалу Отцу Своему Небесному Благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: примите, ядите: сие есть тело Мое, "которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание" (19 И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.Лк. 22:19). Господь благодарит, поэтому и самое таинство называется Евхаристией, что с греческого языка значит благодарение. Святой Иоанн Златоуст замечает: "Господь благодарит, научая нас, как должно совершать это таинство, показывая, что Он добровольно идет на страдания, наставляя нас переносить страдания с благодарностью и возбуждая в нас благие надежды. Господь предложил нам тело Свое не для единократного, или не частного и случайного употребления, как врачевство, но для питания постоянного и всегдашнего: ядите. Господь даровал нам его, как насущный хлеб, по слову Его: "хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя": этим самым не только позволил, но и повелел, чтобы мы часто приступали к Его трапезе. Мы не оставляем себя надолго без хлеба обыкновенного, зная, что иначе ослабеют наши силы, и жизнь телесная не может продолжаться: как же не боимся мы надолго оставлять себя без хлеба жизни, небесного, Божественного?" Когда Господь говорит: "сие есть тело Мое," то показывает, что хлеб освещаемый на жертвеннике, есть самое тело Христово, а не образ его, ибо Он не сказал сие есть образ тела Моего, но "сие есть тело Мое." Хлеб неизъяснимым образом прелагается (блаженный Феофилакт). "Ученики, говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский, в безмолвии с верою вкусили преподанное под видом хлеба тело Учителя и Господа. Вопрос капернаумских совопросников: "как Он может дать нам есть Плоть Свою?" — был далек теперь от них, ибо они тогда же слышали от Учителя, что плоть Сына Человеческого есть истинное брашно, и что слова Его об этом — "суть дух жизни" (63 Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь.Ин. 6:63).

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

«Когда они ели»: вероятно, пред концом уже вечери, может быть, при так называемой чаше благословения, как можно отчасти заключить из того, что самую евхаристию св. Апостол Павел называет чашею благословения (16 Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?1 Кор. 10:16). — «Взял хлеб»: ἀ’ρτος; — хлеб поднявшийся, вскисший, в противоположность ἀ’υμον — хлеб пресный. Вероятно, таковой кислый хлеб нарочито приготовлен был по повелению Господа для установления нового таинства, хотя в сей вечер повелено было законом вкушать опресноки. — «Сие есть тело Мое»: «когда говорит — «сие есть тело Мое», то показывает, что хлеб, освящаемый на жертвеннике, есть самое тело Христово, а не образ только его, ибо Он не сказал: сие есть образ тела Моего, но — сие есть тело Мое. Хлеб неизъяснимым действием прелагается, хотя нам и кажется хлебом. Поелику мы слабы и не решились бы есть сырое мясо, особенно человеческую плоть, то нам преподается хлеб, а на самом деле это есть плоть» (Феофил.). «Отчего ученики, услышав сие, не смутились? Оттого, что Христос прежде много важного говорил им о сем таинстве» (Злат.).    

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

Сказал же философ: «Слышали мы и то, что приходили к вам из Рима научить вас вере своей. Вера же их немного от нашей отличается: служат на опресноках, то есть на облатках, о которых Бог не заповедал, повелев служить на хлебе, и поучал апостолов, взяв хлеб: «Сие есть тело мое, ломимое за вас...». Так же и чашу взял и сказал: «Сия есть кровь моя нового завета». Те же, которые не творят этого, неправильно веруют.».

Источник

Повесть временных лет, 986

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

К тому же, когда Господь предавал это Таинство Своим ученикам, Он не сказал им в форме совета: «Кто хочет, пусть ест Мое Тело, и кто хочет, пусть пьет Мою Кровь», как Он сказал: «Если кто хочет идти за Мною» (24 Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною,Мф. 16:24) и «если хочешь быть совершенным» (21 Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.Мф. 19:21). Но Он провозгласил повелительно: «Приимите, ешьте, это Мое Тело», и «пейте из нее все, это Кровь Моя» (см. 26 И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.27 И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все,28 ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.Мф. 26:26-28). То есть непременно вы должны есть Мое Тело и обязательно должны пить Мою Кровь. И вновь говорит: «Сие творите в Мое воспоминание» (19 И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.Лк. 22:19). То есть это Таинство Я вам предаю, чтобы оно совершалось не один, или два, или три раза, но ежедневно (как то объясняет божественный Златоуст) в воспоминание Моих страданий. Моей смерти и всего Моего домостроительства спасения. Эти слова Господа ясно представляют два необходимых [момента] в Причащении: один состоит в обязательном повелении, которое они содержат, а другой – в длительности, на которую указывает слово «творите», что, понятно, означает то, что нам повелевается не просто причащаться, но причащаться непрестанно. Итак, каждый теперь видит, что не позволяется православному нарушать это повеление, какого чина бы он ни был, но ему вменяется в долг и обязанность хранить это непременно, принимать это как Владычние заповеди и установления. Книга душеполезнейшая о непрестанном причащении Святых Христовых Таин

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

-29 В ветхозаветные времена Пасха отмечалась в память исхода евреев из Египта. Иисус, преобразив Свою последнюю пасхальную трапезу в Вечерю Господню, показал единство Божиего спасения и откровения. Это вскрывает сущностное единство Ветхого и Нового Заветов, провозглашает истинное значение иудейской Пасхи — искупление ценой смерти Иисуса Христа.

сие есть Тело Мое. Эти неоднозначные слова, вызывающие столько споров, обычно приводят, чтобы подкрепить учение католиков о буквальном тождестве Тела и Крови хлебу и вину. Однако, как это понял Жан Кальвин и другие реформаторы, Христос явно имел в виду, что хлеб представляет Его Тело, ибо сказал эти слова, когда телесно был там, с учениками (буквальная индентификация Его тела с хлебом не могла бы прийти на ум ученикам). Тем не менее, хлеб и вино — не отвлеченные символы, они, посредством Духа Святого, зримо представляют Того, о Ком говорится в Евангелии (16 Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?1 Кор. 10:16). См. статью "Вечеря Господня".

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-27

Этот хлеб, который Бог Слово называет Своим Телом, есть слово, питающее души, слово, исходящее от Слова Божьего, и хлеб от хлеба небесного, который был положен на стол, о котором написано: Ты приготовил предо мною трапезу против притесняющих меня [5 Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена.Пс. 22:5]1. И это питие, которое Бог Слово называет Своей Кровью, также есть слово, которое поит и ясно опьяняет сердца пьющих, и оно находится в чаше, о которой написано: И чаша твоя опьяняет наилучшим образом2. И это питие есть плод истинной Лозы, которая говорит: Я есмь истинная виноградная лоза [1 Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой - виноградарь.Ин. 15:1], и кровь той Грозди, которая была отправлена в давильню страдания и произвела это питие. Также и хлеб есть слово Христово, сделанное из той пшеницы, что, пав в землю [24 Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода.Ин. 12:24], приносит много плода [5 Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего.Ин. 15:5]. Ибо не тот видимый глазу хлеб, который Бог Слово держал в руках, Он называл Своим Телом, но Слово, в тайне Которого тот хлеб должен был быть сокрушен. И не то видимое питие Он называл Своей Кровью, но Слово, в тайне которого то питие должно было излиться.

Примечания

  • 1. В Синод. переводе: Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих. – Прим. пер.
  • 2. В Синод. переводе: Чаша моя преисполнена. – Прим. пер.

Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея 85. GCS 38/2:196.
*** Итак, если и мы хотим получить хлеб благословения от Христа, Который обычно дает его, давайте пойдем в город, в дом некоего человека, где Иисус творит пасху со своими учениками, которые приготовили ее для Него по Его указаниям, и взойдем в горницу дома, большую, устланную и приготовленную [18 ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие.Лк. 22:18], где, взяв у Отца чашу и поблагодарив, Он подает им, которые взошли вместе с Ним, говоря: Пейте, ибо сие есть кровь Моя нового завета. Она и пьется, и изливается: пьется учениками, а изливается во оставление грехов, совершенных теми, кем она пьется и изливается. Если же ты спросишь, каким образом она изливается, посмотри на то, что написано об этом: Любовь Божия излилась в сердца наши [5 а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам.Рим. 5:5]. Если же Кровь Завета излилась в наши сердца во оставление грехов наших, то благодаря этому излитию предназначенной для пития Крови в наши сердца оставляются и уничтожаются все совершенные нами прежде грехи. А Он Сам, Который, приняв чашу, говорит: Пейте из нее все, пока мы пьем, не уходит от нас, но пьет ее вместе с нами (поскольку Он пребывает в каждом человеке), потому что мы не можем одни, без Него, ни вкушать тот хлеб, ни пить от плода сей истинной виноградной лозы [18 ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие.Лк. 22:18]. И не удивляйся, что Он Сам есть хлеб и вкушает хлеб вместе с нами и что Он Сам есть питие от виноградного плода и пьет его вместе с нами. Ибо Слово Божие всемогуще и именуется разными названиями, и Оно бесчисленно согласно множеству сил, поскольку Он Сам есть всякая сила.

Источник

Комментарии на Евангелие от Матфея 86. GCS 38/2:199.

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-28

Веруем, что всесвятое таинство Святой Евхаристии, которое выше мы поставили четвертым в числе таинств, есть таинственно заповеданное Господом в ту ночь, в которую Он предал себя за жизнь мира. Ибо, взяв хлеб и благословив, Он дал Своим ученикам и Апостолам, сказав: Приимите, ядите, сие есть тело Мое. И, взяв чашу, воздав хвалу, сказал: Пийти от нея вси: сия есть кровь Моя, яже за вы изливаемая во оставление грехов. Веруем, что в сем священнодействии присутствует Господь наш Иисус Христос не символически, не образно (tipikos, eikonikos), не преизбытком благодати, как в прочих таинствах, не одним наитием, как это некоторые Отцы говорили о крещении, и не чрез проницание хлеба (kat Enartismon — per impanationem), так, чтобы Божество Слова входило в предложенный для Евхаристии хлеб, существенно (ipostatikos), как последователи Лютера довольно неискусно и недостойно изъясняют; но истинно и действительно, так что по освящении хлеба и вина хлеб прелагается, пресуществляется, претворяется, преобразуется в самое истинное тело Господа, которое родилось в Вифлееме от Приснодевы, крестилось во Иордане, пострадало, погребено, воскресло, вознеслось, сидит одесную Бога Отца, имеет явиться на облаках небесных; а вино претворяется и пресуществляется в самую истинную кровь Господа, которая во время страдания Его на кресте излилась за жизнь мира. Еще веруем, что по освящении хлеба и вина остаются уже не самый хлеб и вино, но самое тело и кровь Господня под видом и образом хлеба и вина. Еще веруем, что сие пречистое тело и кровь Господня раздаются и входят в уста и утробы причащающихся, как благочестивых, так и нечестивых. Только благочестивым и достойно принимающим доставляют отпущение грехов и жизнь вечную, а нечестивым и недостойно принимающим уготовляют осуждение и вечные муки. Еще веруем, что тело и кровь Господа хотя разделяются и раздробляются, но сие бывает в таинстве причащения только с видами хлеба и вина, в которых они и видимы, и осязаемы быть могут, а сами в себе суть совершенно целы и нераздельны. Почему и Вселенская Церковь говорит: «Раздробляется и разделяется раздробляемый, но неразделяемый, всегда ядомый и николиже иждиваемый, но причащающияся (разумеется, достойно) освящаяй». Еще веруем, что в каждой части до малейшей частицы, преложенного хлеба и вина, находится не какая-либо отдельная часть тела и крови Господней, но тело Христово, всегда целое и во всех частях единое, и Господь Иисус Христос присутствует по существу Своему, то есть с душею и Божеством, или совершенный Бог и совершенный человек. Потому хотя в одно и то же время много бывает священнодействий во вселенной, но не много тел Христовых, а один и тот же Христос присутствует истинно и действительно, одно тело Его и одна кровь во всех отдельных Церквах верных. И это не потому, что тело Господа, находящееся на небесах, нисходит на жертвенники, но потому, что хлеб предложения, приготовляемый порознь во всех церквах, и по освящении, претворяемый и пресуществляемый, делается одно и то же с телом, сущим на небесах. - Ибо всегда у Господа одно тело, а не многие во многих местах. Посему-то таинство сие, по общему мнению, есть самое чудесное, постигаемое одной верою, а не умствованиями человеческой мудрости, коей суету и безумную изыскательность касательно вещей Божественных отвергает сия святая и свыше определенная за нас жертва. Еще веруем, что сему телу и крови Господней в таинстве Евхаристии, должно воздавать особенную честь и Боголепное поклонение; ибо каким мы обязаны поклонением Самому Господу нашему Иисусу Христу, таким же телу и крови Господней. - Еще веруем, что сия есть истинная, умилостивительная жертва, приносимая за всех благочестиво живущих и умерших, и, как сказано в молитвах таинства сего, преданных Церкви Апостолами по поведению Господню — «за спасение всех». - Еще веруем, что жертва сия, как до употребления, немедленно по освящении, так и после употребления, хранимая в освященных сосудах для напутствования умирающих, есть истинное тело Господа, нисколько неразличное от Его тела, так что и до употребления по освящении, и в самом употреблении, и после оного всегда остается истинным телом Господним. - Еще веруем, что словом «пресуществление» не объясняется образ, которым хлеб и вино претворяются в тело и кровь Господню; ибо сего нельзя постичь никому, кроме самого Бога, и усилия желающих постичь сие могут быть следствием только безумия и нечестия: но показывается только то, что хлеб и вино по освящении прелагаются в тело и кровь Господню не образно, не символически, не преизбытком благодати, не сообщением или наитием единой Божественности Единородного, и не случайная какая-либо принадлежность хлеба и вина прелагается в случайную принадлежность тела и крови Христовой каким-либо изменением или смешением, но, как выше сказано, истинно, действительно и существенно хлеб бывает самым истинным телом Господним, а вино самою кровию Господнею. Еще веруем, что сие таинство Святой Евхаристии совершается не всяким, а одним только благочестивым Иереем, получившим Священство от благочестивого и законного Епископа, как учит Восточная Церковь. Вот сокращенное учение Вселенской Церкви о таинстве Евхаристии; вот истинное исповедание и древнейшее предание, которое желающие спастись и отвергающие новые и скверные лжемудрствования еретиков ни коим образом не должны изменять; напротив, обязаны блюсти в целости и неповрежденности сие законное предание. Ибо тех, которые искажают оное, Соборная Церковь Христова отвергает и проклинает. Член 17

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

Положено, да не дастся евхаристия телам скончавшихся. Ибо писано есть: приимите, ядите, но тела мертвых ни прияти, ни ясти не могут.

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

(22 И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: приимите, ядите; сие есть Тело Мое.Мк. 14:22; 19 И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.Лк. 22:19; 23 Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб1 Кор. 11:23, 24). Из нашего предыдущего изложения видно, что Иуда не участвовал при совершении таинства Евхаристии. К этому клонятся сообщения Матфея, Марка и Иоанна, причем последний вовсе не говорит об установлении таинства, хотя его рассказ в VI главе и носит на себе евхаристический характер. Если мы примем порядок событий по изложению Луки, то должны будем допустить участие Иуды в таинстве. Но в таком случае мы вынуждены будем различать в установлении таинства два отдельных момента, разделенные один от другого более или менее длинным промежутком, именно: после 19 И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.Лк. 22:19 непосредственно (чтобы согласовать рассказ Луки с рассказом других евангелистов) поставить 22:21-23, и только уже после этого рассказа 22:20, где говорится о преподании чаши. Вообще невозможно определить времени установления таинства на тайной вечери. Раввинские уставы о вкушении пасхального агнца, изложенные в талмудическом трактате «Лесахим», настолько запутаны, что не могут оказать никакой помощи при решении вопроса. В рассказах евангелистов постоянно остается кое-что, чего нельзя вполне объяснить. Церковные писатели также мало оказывают здесь услуг экзегету. Противоречия, допущенные ими в вопросе о том, участвовал ли Иуда в таинстве или нет, лишают почти всякого значения их показания, относящиеся, сказать кстати, к слишком позднейшему периоду, когда точный порядок событий был известен им столько же, сколько и нам. Златоуст вместе с многими другими полагал, что Иуда участвовал в Евхаристии. «О, как велико ослепление предателя! Приобщаясь тайн, он оставался таким же и, наслаждаясь страшною трапезою, не изменялся». При этом Златоуст делает ошибку, приписывая Луке то, что говорится у Иоанна (27 Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается.Ин. 14:27). «Это показывает Лука, когда говорит, что после этого вошел в него (Иуду) сатана, не потому, что пренебрегал телом Господним, но издеваясь над бесстыдством предателя. Грех его велик был в двояком отношении: и потому, что он с таким расположением приступил к тайнам, и потому, что, приступивши, не вразумился ни страхом, ни благодеянием, ни честию». Иероним: «после совершения преобразовательной Пасхи и когда (Иуда) ел мясо ягненка с апостолами, то принял хлеб». Но Иларий прямо утверждает, что Judas corpus Christi non sumpsit (не принял тела Христова). Из новейших экзегетов многие считают уход Иуды до совершения таинства причащения более вероятным, чем его присутствие. Правда, синоптики не говорят об уходе Иуды с вечера; но у 47 И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных.Мф. 26:47; 43 И тотчас, как Он еще говорил, приходит Иуда, один из двенадцати, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и книжников и старейшин.Мк. 14:43; 47 Когда Он еще говорил это, появился народ, а впереди его шел один из двенадцати, называемый Иуда, и он подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть.Лк. 22:47 удаление предполагается несомненным. Если бы Иуда ушел в конце вечери, то, как справедливо замечают, у него не оставалось бы времени для приведения толпы. Таким образом, из двух вероятностей, был или не был Иуда участником вечери, мы должны отдать предпочтение той, что не был; это подтверждается и разными другими соображениями. Слова Христа (31 Когда он вышел, Иисус сказал: ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем.32 Если Бог прославился в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его.Ин. 13:31-32) «ныне прославился Сын Человеческий» и проч., произнесенные во время вечери, могли косвенно указывать на бесповоротность решения Иуды предать Его и служили как бы введением к установлению нового таинства. — «Христос начал Свою деятельность крещением и окончил причащением». Нужно думать, что таинство было установлено после совершения еврейской Пасхи и имело с нею связь только по времени. Нельзя предполагать, что даже древние обряды строго соблюдались во время Христа, и еще менее, что Христос сообразовался с ними при учреждении тайной вечери. Преломление опресночного хлеба при вкушении пасхального агнца было возлагаемо на хозяина вечери и могло быть, что Спаситель Сам преломил этот хлеб и роздал его ученикам. Но, как думают, хлеб не весь был преломлен, а только половина, оставшаяся же на столе другая половина (афикомон) была материей при учреждении таинства Нового Завета. Предположение это очень сомнительно. Употребление «афикомон» относится не к раннему времени, а к позднейшему, когда, после разрушения храма, обычай у иудеев закалать пасхального агнца прекратился. Был закон, чтобы после вкушения агнца ничего другого не есть до полуночи. Может быть, на этом основании следует предположить, что первоначальная вечеря была вполне ветхозаветной и пасхальной; а потом новозаветная была совершена уже после полуночи. Невероятно, чтобы Христос оставил афикомон для новой вечери. На это, по крайней мере, нет никаких указаний в Евангелиях. Хорошо известно, что с началом Пасхи начинался праздник опресноков и что иудеи не должны были вкушать ничего кислого, убирая его из своих домов и сожигая заранее. Если так, то нужно допустить, что Христос совершил таинство причащения на опресноках. Это и принимается римско-католической и протестантскою церквами. Но, с другой стороны, нет никаких оснований думать, что установление Евхаристии, в каком-либо из своих пунктов, примыкало к еврейской Пасхе. Пасхальная ветхозаветная вечеря была совершенно окончена, когда была установлена новая Пасха, которая должна была заменить прежнюю. Нет никаких оснований думать, что если праздник (недельный) Пасхи назывался праздником опресноков, то евреи ничего другого не ели, кроме них. Так не бывает даже в настоящее время. У нас Пасхой называется вся пасхальная неделя; но это не значит, что в течение всей недели едят только Пасху и кулич. Нечто подобное могло быть и тогда. Невероятно, чтобы в течение всей пасхальной недели иудеи ели один опресночный хлеб. Составители Талмуда понимают, что даже вода может быть предметом «кислым» (см. трактат «Песахим»), и, однако, невозможно допустить, чтобы она изъята была совершенно из употребления во время всей еврейской Пасхи. Даже во время вкушения пасхального агнца употреблялось вино (позднейший, не первоначально ветхозаветный обычай), которое, несомненно, бывало «кислым». В последующей, ближайшей ко времени Христа, церковной практике, при совершении таинства причащения, несомненно, не употреблялось опресноков. Невозможно ничем доказать, что, встретившись с учениками на пути в Еммаус, Иисус Христос, даже во время пасхальной недели, взял именно опресночный хлеб и дал ученикам (30 И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им.Лк. 24:30). Апостол Павел совершил Евхаристию на корабле во время бури (35 Сказав это и взяв хлеб, он возблагодарил Бога перед всеми и, разломив, начал есть.Деян. 27:35), и нельзя думать, что для него был приготовлен для этой цели не обыкновенный, а именно опресночный хлеб. Таким образом, существуют данные, показывающие, по крайней мере, что какой хлеб употреблять для таинства, пресный или кислый, в самом начале истории христианской церкви считалось делом безразличным. Слово artoj (хлеб) некоторые производят от arw — apto, compingo — прилаживаю, присоединяю, соединяю и проч. Но, во-первых, существование такого глагола на греческом сомнительно; а, во-вторых, если бы он даже и существовал, то сомнительно было бы производство от него artoj. Лучше производить от airw — поднимаю, хотя за точность и такого производства нельзя вполне ручаться. Но, во всяком случае, евангелисты ясно различают artoj от azumoj (ozumoV) есть, собственно, прилагательное. У Филона встречается artoj azumoj, в выражении ta azuma нельзя подразумевать artoi, и это различие основывается, по-видимому, на различии и евреями обоих этих терминов. Опресноки евреи называли маца, множ. маццот, а обыкновенный хлеб лехем, всякая вообще пища, снедь и хлебы предложения, которые, вероятно, не были опресночными (хотя библейские выражения о них не ясны). При переводе на еврейский 26 стиха Матфея ни в каком случае вместо artoj нельзя было бы поставить еврейского маца — опреснок. — Гораздо важнее вопрос о самом значении слов, произнесенных Христом: «сие есть тело Мое». Вопрос об этом дал повод к возникновению огромной литературы и, понятно, мы не можем здесь хотя бы кратко изложить все споры по этому вопросу. Обсуждение его есть предмет догматического богословия, и мы отсылаем читателя к сочинениям по этой науке. Постараемся только с наивозможною краткостью изложить сущность дела с экзегетической стороны. Протестанты, как известно, отвергли католическое (и православное) учение о пресуществлении (transubstantiatio) хлеба и вина и заменили это слово термином «сосуществование» (consubstantiatio и inconsubslanliatio), или присутствие Христа in, cum и sub pane. Чтобы оправдать такое учение, многие протестантские ученые пытались доказать, что на арамейском, на котором первоначально были произнесены Христом слова: «сие есть тело Мое» и «сия есть кровь Моя» нет связки есть; в греческом же она не обозначает, что, действительно, хлеб и вино суть тело и кровь Христовы, и глагол esti служит только связью между подлежащим и сказуемым. При таком толковании изречениям Христа возможно было придать лишь символический смысл, т. е. Христос хотел сказать, что хлеб и вино служат только символами или знаками Его тела и крови. Такое учение протестантов явилось как протест против средневековых учений о transubstantiatio. Не входя подробно в исследование всего этого вопроса, укажем лишь на факт, что католическое и православное учение о пресуществлении (transubstantiatio) было чуждо первоначальной христианской церкви, и термин этот появился только в средние века. Но это не значит, что как в первоначальной христианской церкви, так и долгое время после того хлеб и вино считались только символами тела и крови Христовой. Против такого учения восставали даже еретики, не говоря о православных. Так, Феодор Мопсуэтский писал: ouk eipe touto esti to sumbolon tou swmatoj mou kai touto tou aimatoj mou, alla touto esti to swma mou kai to aima mou[ (не сказал: это — символ тела Моего и крови Моей, но это есть тело Мое и кровь Моя). Что слова Христа именно в этом, а не ином смысле понимались древнею церковью, это можно проследить на протяжении многих веков после вознесения Христа. Исключение мы встретили только у Оригена, которому, по-видимому, была чужда мысль о пресуществлении. «Не хлеб этот видимый, который (Иисус Христос) держал в Своих руках, назвал Своим телом Бог Слово, а слово, в таинстве которого был хлеб этот преломляем. И не питие это видимое назвал Своею кровью, а слово, в таинстве которого питие это излито. Ибо тело Бога-Слова, или кровь, что иное могут означать, кроме слова, которое питает, и слова, которое производит радость». Но если, при отсутствии специального термина transubstantiatio, древние церковные писатели признавали хлеб и вино телом и кровью Христа, то что это значило? Какой смысл имели слова Самого Христа при установлении таинства? Каким образом хлеб и вино могут претворяться или пресуществляться в тело и кровь Христовы? В ответ на эти вопросы скажем, прежде всего, что ни Сам Иисус Христос ни Его апостолы не разъяснили того, как это происходит. Но не подлежит сомнению, что, преподавая хлеб и вино, Сам Христос считал всех, действительно, Своим телом и Своею кровью; никакое иное толкование невозможно, если обращать внимание на прямой смысл Его слов и не пускаться в тонкости средневекового или какого бы то ни было богословия. Понять, каким образом эта происходит, мы не можем, это — таинство; не можем и объяснить значения слов Христа по самому их существу. Термин consubstantiatio, рассматриваемый сам по себе, столь же мало понятен, как и transubstantiatio. Но для нас теперь в понимании самого существа таинства не представляется и надобности. Обратим внимание лишь на то, какой естественный, доступный и понятный смысл заключается в развитом после учении о пресуществлении. Не объяснение значения самого таинства, а объяснение того, каков был психологический и религиозный процесс, при котором люди дошли до мысли о transubstantiatio, представляется глубоко интересным. Длинный исторический процесс, который привел к понятию о «пресуществлении», поможет нам отчасти разъяснить и то, какое учение правильнее, учение ли о пресуществлении или учение о «существовании» и другие учения. Из самых слов Христа, который преломил хлеб и держал его в Своих руках, и затем повелел пить из чаши, было ясно, что этот хлеб не был простым, обыкновенным хлебом, а вино — обыкновенным вином. Но первоначально, по-видимому, на это не обращали особенного внимания. Мы мало знакомы с «сущностями» вещей; они нам недоступны, и потому даже теперь мы не можем о них рассуждать. Древние христиане не рассуждали об этом совсем. Все, что мы видим, суть только явления. Но, не зная ничего о сущностях, мы, однако, весьма часто рассматриваем одни и те же предметы с разных точек зрения и потому оцениваем их различно. Если, может быть, в первоначальное христианское время действительная сила и смысл слов Христа не были вполне понятны, то с течением времени это стало понятнее, и значение хлеба и вина все более и более оценивалось соразмерно тому, насколько выше и выше представлялась сознанию людей самая заслуга Христа. Чем выше эта заслуга, тем, следовательно, выше и тот дар, который был завещан Им «в Его воспоминание». Нужно заметить, что, по общему признанию, древнейшие известия об установлении таинства Евхаристии мы находим не в Евангелиях, а в 1 послании Апостола Павла (23 Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб24 и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание.25 Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание.26 Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет.27 Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней.28 Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей.29 Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем.30 Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает.1 Кор. 11:23-30), которое написано было раньше Евангелий. Апостолу Павлу было, конечно, хорошо известно достоинство заслуги Христа; соответственно этому апостол оценивает и завещанный Им дар. Павел вполне ясно отличает евхаристийные хлеб и вино от обыкновенных хлеба и вина. Последние можно есть и пить дома. Но когда коринфяне собираются на вечерю Господню, то вкушают не простой хлеб и вино. Это вкушение есть возвещение о смерти Господа, пока Он не придет опять. Есть хлеб и пить чашу Господню недостойно — значит быть виновным против тела и крови Господней. Поэтому, чтобы не оказаться недостойным, человек должен испытывать себя пред тем, как приступать к Евхаристии. Таким образом, евхаристическим хлебу и вину апостол придает высшее достоинство, совсем при этом не высказываясь transubstantiatio. С течением времени всякие ограничения достоинства хлеба и вина начали казаться ограничениями самого достоинства искупительного дела Христова. Так как достоинство последнего было бесконечно, и заслуга Христа была безмерна (что все более и более становилось ясным с течением времени), то и завещанный Им дар в глазах людей приобретал все высшее и высшее достоинство и значение, пока, наконец, дело не дошло до того, что мысль даже о том, что хлеб и вино не изменяются по самой своей сущности, не стала казаться ограничением самого дела Христа и Его заслуги. Правилен ли и логичен был такой психологический мысленный процесс? Не сомневаемся, что правилен. Он настолько естествен и обычен, что мы даже перестали и замечать подобные же преувеличения в своей обыденной жизни (слово «преувеличение», «преувеличенный» просим понимать в точном значении, и не в смысле упрека). Было бы можно привести много примеров, из которых было бы видно, что преувеличенных взглядов мы держимся на многие предметы. Книга, подаренная кому-нибудь за успехи и поведение, для него дороже, чем книга купленная; вещь, завещанная отцом, дороже, чем приобретенная на рынке. Бумажные деньги сами по себе, конечно, ничего не стоят; но они ценятся больше, чем на вес золота. Это зависит от наличности золота в государственном казначействе. Таким же образом и дар, завещанный Христом перед самыми Его страданиями, имеет высочайшую цену, как дар Искупителя человечества, богатейшего Своей заслугой. Поэтому, так сказать, всякое отступление от самой высшей точки, от мысли о пресуществлении, должно было казаться и казалось уменьшением ценности завещанного Христом дара и вместе с тем искупительной заслуги Христа. — Ключ для понимания слов Христа следует отыскивать в Его речи после насыщения пяти тысяч пятью хлебами (Ин VI). По внешности слова Христа могли иметь отношение к иудейской формуле, которая произносилась в ответ на вопрос: «что это»? «Это тело агнца, которого отцы наши ели в Египте». Сам Христос, по-видимому, не ел хлеба и не пил вина из чаши, хотя Златоуст и утверждает противное (to eautou aima autoj epien). Слово arton служит дополнением к четырем глаголам — labwn, euloghsaV, ekasen и douj.

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

Благословив, то есть благодарив, Господь преломил хлеб. Так делаем и мы, произнося молитвы. «Сие, — говорит, что вы теперь приемлете, — есть Тело Мое», ибо хлеб есть не образ Тела Господня, но самое Тело Христово, в которое хлеб прелагается. И Господь говорит: «хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя» (51 Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира.Ин. 6:51); не сказал: образ Моей Плоти, но «Плоть Моя». И еще: «если не будете есть Плоти Сына Человеческого» (53 Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни.Ин. 6:53). Но как это? может быть, скажет кто-нибудь: ведь Плоти тут не видно? Это ради нашей немощи, человек! Поскольку хлеб и вино суть обыкновенные для нас вещи, а видеть предложенную нам Плоть и Кровь было бы нестерпимо для нас, и мы бы отвратились от них, то Человеколюбец Бог, по снисхождению к нам, сохраняет вид хлеба и вина, но они прелагаются в силу Плоти и Крови.

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-28

Желанием возжелех сию пасху ясти с вами (15 и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания,Лк. 22:15), говорил Спаситель ученикам Своим, давая знать, что любовь Его готова даровать им в эту пасху дар особенной важности. И вот Он учреждает новую вечерю, вечерю новаго завета, чудную по обилию благодати небесной.

Три Евангелиста и Ап. Павел в повествованиях о ней открывают нам установление новой вечери о таинственное значение ея.

Ядущим же им прием Иисус хлеб (26 И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.Мф. 26:26), хвалу воздав, преломи, и даде им, глаголя: приимите, ядите.... Сие творите в Мое воспоминание. Такожде и чашу по вечери (19 И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.Лк. 22:19).

Действие, какое совершил Спаситель над хлебом и чашею, называется у св. Луки и Павла возношением хвалы, благодарением. У св. Матфея и Марка говорится: благословив, хвалу воздав. С самых первых времен христианства вечеря Христова называется евхаристиею, благодарением. Учители Церкви, когда только говорят о новой вечери Христовой, то называют ее вечерею евхаристии, то изображают хвалы и благодарения Господу, как необходимую часть ея Все это показывает, что возношение благодарении Отцу небесному за Его дивныя дела составляет необходимую часть новой службы Христовой.

Евангелист Лука говорит, что вечеря Христова совершалась по вечери, по окончании пасхальной вечери. И он же прежде вечери Христовой описал нам заключительное действие пасхальной вечери — преподание чаши. После того понятно, что слова св. Матфея и Марка: идущим же им, означают только то, что в пасхальный вечер, когда еще находились за трапезою, совершено Спасителем особенное священнодействие. Поелику должна была упраздниться пасха ветхаго завета, то Евангелисты почти ничего не сказали, как совершал ее Спаситель. Они описывают только то, что важно для христианской Церкви. Итак вечеря Христова не была каким либо обрядом пасхи ветхой, который мог и не совершаться в последующее время; она совершалась по окончании пасхальной вечери, как действие особенное, как действие с значением установления новаго; она означает постановление Христово, всегда важное для Церкви христианской.

Приимите, идите: сие есть тело Мое, еже за вы ломимое — Сия чаша новый завет в Моей крови, иже за вы изливаема. Так говорит Спаситель. У Апостола и у всех трех Евангелистов чаша евхаристии называется кровию новаго завета. Кровь новаго завета без слов указывает на исторически — пророческое действие синайскаго завета, когда Моисей, окропляя народ кровию, говорил: се кровь завета, его же залеща Господь к вам о словесех сих (8 И взял Моисей крови и окропил народ, говоря: вот кровь завета, который Господь заключил с вами о всех словах сих.Исх. 24:8.). Если же предложенная на вечери Спасителевой кровь есть кровь новаго завета: то это означает, что кровь ветхаго завета, завета престающаго (11 Ибо, если преходящее славно, тем более славно пребывающее.2 Кор. 3:11.), остается только памятником прошлаго и для новой веры быть может полезным только прообразовательное значение ея; на место же того установляется окропление кровию, очищающею грехи всего мира. Точно также на место пасхальнаго агнца, преломлявшагося по ветхому закону, предлагается тело Христово, еже за всех ломимое,— иначе, Агнец Божий, принимающий на себя грехи всего мира. Итак здесь очевидно установление для новой Церкви, для всех времен новых.

Сие творите в Мое воспоминание: такова ясная заповедь Господа иио благовестию св. Луки ! В повествовании Апостола Павла Господь говорит о хлебе евхаристии: сие творите в Мое воспоминание, и о чаше: сие творите, елижды аще пиете, в Мое воспоминание. Так, по воле Сына Божия, тоже самое, что совершил Он, готовый на смерть, должно совершаться и у верующих, и новая вечеря должна совершаться в воспоминание о Нем — Искупителе мира. Повторение заповеди Его у Апостола сколько говорит о необходимости совершать ее не иначе, как с верою и для оживления веры в Искупителя, столько показывает точную волю Сына Божия о том, что Его вечеря — не простой обряд, а таинственное установление, которое должно сохраняться в Церкви Его до скончания мира.

Апостол Павел, предложив повествование о том, как установлена Господом новая вечеря, присовокупил: елижды бо аще ясте хлеб сей и чашу сию пиете, смерть Господню возвещаете, дондеже приидет (26 Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет.1 Кор. 11:26.). Вот как понимал Апостол Христов значение вечери Христовой! Она должна совершаться в воспоминание крестной смерти Христовой до самаго втораго пришествия Христова, во все времена. Как врата ада не одолеют Церкви Христовой: так никакая злоба ада не может воспрепятствовать, чтобы вечеря Спасителя постоянно совершалась, пока не явится Он опять на земле.

Дивная вечеря Христова! Приимите, ядите; пийте от нея вси, говорил Господь. И пиша от нея вси Апостолы, повествует св. Марк. Итак и предатель Иуда не был лишен вечери Христовой. Напрасно говорят, будто Иуда, по своему недостоинству, не мог быть допущен к вечери. Не в совершенно безнадежном виде открывает нам Спаситель душу Иуды во время вечери: Он и после вечери простирал к ней слово любви Своей, удерживал ее от совершения страшнаго греха. Чудная благость Господа! Пийте от нея вси. Всех приглашает Господь к чаше и, так как пред взором Его все времена грядущия, приглашает всех, какого бы кто звания, пола, возраста ни был; приглашает к чаше и детей, но не сказал о хлебе: вси, так как дети по слабости возраста не могут приобщаться хлеба вечери. Если сказано о чаше: пийте от нея вси, то отлучающие от чаши мирян поступают вопреки воле Господа. Не благочестие творят и те, которые по упорству воли своей уклоняются от хлеба и чаши: они свою волю ставят законом и явно нарушают волю Сына Божия.

Самое важное в вечери Христовой — страшная тайна ея.

Приимите, ядите, сие есть тело Мое; — пийте от нея вси, сия 6о есть кровь Моя, так говорит Господь. Он возбуждает внимание кт» предлагаемому, как к чему-то необыкновенному, о самое свойство предлагаемаго выставляет причиною, почему требуется благоговейное внимание. Приимите, — сие есть тело Мое, сия есть кровь Моя. Не говорит: сей, т. е. хлеб, означает тело, но сказав: сие есть тело Мое, сия есть кровь Моя, дает видеть, что предлагаемое остается хлебом и вином только для внешних чувств, а на деле здесь истинное тело Христово и истинная кровь Христова. У св. Луки говорит Господь: сия чаша новый завет в Моей крови, яже за вы изливаема. Чаши нельзя изливать, и потому эти слова означают то, что.в чаше — кровь Христова, проливаемая за людей, которою утвержден новый завет. У других Евангелистов сказано: сия есть кровь Моя новаго завета. Итак Спаситель дает видеть, что как в ветхом завете действительно вкушали заветную пищу и окроплялись заветною кровию (6 Моисей, взяв половину крови, влил в чаши, а другою половиною окропил жертвенник;Исх. 24:6, 8.): так и в новом предлагается действительная пища и действительная кровь, очищаюшая грехи людей, с тем отличием, что пища и кровь ветхаго завета были образами предлагаемаго в новом завете, а здесь — действительность с значением безотносительным.

То, что предлагает Спаситель ученикам на новой вечери, Он обещал еще прежде предложить, и тогда говорил: хлеб, его же Аз дам, плоть Моя есть, юже Аз дам за живот мира (51 Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира.Ин. 6:51.). Видите, обещается пища, которая дана будет тогда, как предастся Христова плоть за спасение мира, и эта пища есть самая плоть Христова. Не ясно ли, что это та самая пища, которую предложил Господь на своей вечери, готовый на смерть? Не ясно ли, что эта пища есть ничто другое, как Христова плоть? Последнее поняли и Иудеи и спрашивали : како может сей нам дати плоть свою ясти (52 Тогда Иудеи стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою?Ин. 6:52.)? Спаситель, отвечая Иудеям, не только не отвергает того, что говорит Он о плоти Своей, но подтверждает сказанное в выражениях еще более сильных и подробных. Аще не снесте плоти Сьша человеческаго, ни пиете крови Его, живота не имате в себе. Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, во Мне пребывает и Аз в нем (53 Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни.Ин. 6:53, 56.). Видите, чудная пища есть действительно тело и кровь Господа; она имеет и сообразныя с тем дивныя свойства: она питает и поддерживает жизнь духовную, и ею соединяется верующий с Господом своим.

Апостол Павел, предложив повествование об установлении Господом новой вечери, предлагает свое поучение для приобщающихся сей вечери, где говорит, что недостойно приобщающийся повинен будет телу и крови Господней. (27 Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней.1 Кор. 11:27.); это означает, что тот несчастный пренебрегает подобно Иудею телом и кровию Христовою и виновен как Иудей. Следовательно на вечери Христовой предлагается тело и кровь Христова. Ядый во и пияй педостойне, говорит еще Апостол, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня (29 Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем.1 Кор. 11:29.). Тело Господне Апостол представляет предметом присутствующим на трапезе Господней, предметом вкушения, предметом благоговейнаго внимания о разсуждения, и следовательно отнюдь не образом. — Он же учит: чаша благословения, юже благословляем, не общение ли крове Христовы есть? Хлеб, его же ломим, не общение ли тела Христова есть? Яко един хлеб, едино тело есмы мнози: вси бо от единаго тела причащаемся (16 Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?1 Кор. 10:16, 17.). В этом учении общение крови и тела заменяется словом: причащаемся. Следовательно вкушая таинственные хлеб и вино, мы во всяком случае причащаемся не образов тела и крови, а вкушаем самое тело и самую кровь Господа нашего. К тому же при несобственном значении тела Христова приобщение тела и крови вовсе не могло бы иметь усвояемаго ему Апостолом значения для таких людей, каковы слабоумные, младенцы, сильно разстроенные умом.

Слушатели мои! Никак не должно сомневаться в действительном присутствии тела и крови Христовой на трапезе Господней! Разве всемогущий Сын Божий не может сделать того, чтобы по Его воле хлеб и вино стали телом и кровию? В Нем — вся полнота Божества. Он словом утишал море и превращал воду в вино, воскрешал мертвых о возвращал здоровье безнадежно больным. О! Его могущество безгранично, как могущество Творца вселенной (3 Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.Ин. 1:3.). Сын Божий, возлюбив своих, до конца возлюбил их. Оставляя их на земле, среди бед и волнений мира, Он оставил чудодействующее знамение силы и могущества Своего, подтверждающее собою божественность учения и дел Его; оставил такую вечерю, на которой верные до кончины мира будут сообщаться с животворною силою любви небесной и следовательно будут находить покой для уязвленной грехом совести, крепость в немощах своих, утешение в скорбях, защиту от врагов. О! как это сообразно с безграничною любовию Сына Божия !

Хвала и слава Тебе, Любовь безпредельная. Аминь.

Источник

Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа, 5

Толкование на группу стихов: Мф: 26: 26-26

334. Та часть литургии, за которой совершается Таинство Причащения, называется литургией верных, потому что одни верные (верующие), т. е. принявшие Крещение, имеют право быть за этим богослужением.

335. Важнейшим действием этой части литургии является произнесение слов, которые сказал Иисус Христос при установлении Таинства: «приимите, ядите: сие (это) есть Тело Мое... пийте от нея вси (пейте от нее все): сия бо есть Кровь Моя Новаго Завета» (26 И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.27 И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все,28 ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.Мф. 26:26-28); и затем – призывание Святого Духа и благословение Даров, т. е. принесенных хлеба и вина.

336. Это особенно важно потому, что при этом действии хлеб и вино прелагаются, или пресуществляются, в истинное Тело Христово и в истинную Кровь Христову.

Источник

Катехизис

***

Чудное таинство! Бог принеся Себя в жертву за Своих тварей, освящает на все времена силу Своего высочайшего жертвоприношения установлением вечного священства, и в достопокланяемом таинстве соделывается пищею, залогом, печатию бессмертия! «Божественное Провидение, — говорит Франциск де Саль, — зная, что сие священное таинство Евхаристии не может быть постигнуто нашими слабыми умами, благоволило дать множество доказательств сей истины как в Ветхом, так и в Новом Завете. Бог так обильно просвятил пророков и даровал им столь высокое разумение сего таинства, что нельзя не удивляться тому, что некоторые из них писали о нём; они говорили о нём так ясно, что почти невольно изумляешься, читая об этом и видя, как Бог дал Себя нам, чтобы до скончания мира пребывать с нами в наших храмах. Поистине, нам надлежало бы тысячу раз в день воздавать поклонение сему Божественному таинству, в благодарность за ту любовь, с какою в нем Господь пребывает с нами; и это было бы великим утешением для нашей веры».

   Поелику сущность сего жертвоприношения состоит в том, что предлагаемые и освященные дары прелагаются в Тело и Кровь Господа Иисуса; то в оном представляется внутренним очам нашим таинственная смерть Иисуса Христа, и вместе с сим даётся знать, что как на Голгофе кровь Господа отделилась от Его тела, так и в св. Литургии, словами освящения хлеб пресуществляется в тело Его и вино в кровь Его. Сия Жертва не может уже ныне быть кровавою; ибо Спаситель, Своим воскресением, соделался прославленным и бессмертным. Его естественная смерть должна была продолжаться только несколько часов, но после неё должна была совершиться Его таинственная смерть, ежедневно представляемая раздроблением видов Его тела и крови. Иисус Христос неоднократно пролил Свою кровь, сию преизобилующую цену искупления; но нужно ещё, чтобы сия драгоценность была усвояема верующими. Крестные страдания Его, так сказать, собрали и приготовили это сокровище; св. Литургия разделяет его. Иисус Христос на кресте умер вообще за всех людей; на св. престоле Он является умершим в особенности за каждого из нас.

   Какое таинственное стечение чудес! В жертвоприношении, которое совершается на св. престоле, Иисус Христос соединяет вместе и состояние Своей славы, и состояние Своей смерти: состояние Своей славы, чтобы заменить им уничижение Голгофское; состояние Своей смерти, чтобы всякому верующему усвоить плоды оной. Хотя Он и является здесь в состоянии смерти, однако же, пребывает бесстрастен. Его слава ослепила бы нас, Его смерть устрашила бы; нужно взаимное умерение той и другой: на св. престоле Он является в одно и тоже время и таким, каким пребывает на небе, и вместе, каким был на кресте; здесь Он присутствует как на небе, но без видимого блеска славы, и как на кресте, но без страданий; на небе Он как Первосвященник, на кресте, как жертва; а на св. престоле Он то и другое.

Источник

Избранные места из Священной Истории