Евангелие от Матфея 21 глава 9 стих

Стих 8
Стих 10

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

Вид Иерусалима, представшего с горы во всей своей красе, вызвал восторг всей народной массы, который вылился в радостных и громогласных криках: «Осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!» «Осанна» в буквальном переводе с древнееврейского языка значит: «Спаси же», даруй спасение. Это восклицание употреблялось как выражение радости и благоговения наподобие нынешнего: «Да здравствует». «Осанна в вышних» - пожелание чтобы и на небе было принесено в дар Царю Израилеву, Сыну Давидову, то же радостное восклицание «Осанна». «Благословен грядущий во имя Господне» - значит: достоин благословения или прославления Тот, Кто приходит от Иеговы с Его повелениями, с Его властью, как приходят от земного царя посланники и правители с полномочиями заменять его (срав. 43 Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете.Ин. 5:43).

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

Вход Господень в Иерусалим — один из самых трагических праздников, который нам приходится пережить. В нем, как будто, все двоится. Есть ряд событий очевидных, которые обращают на себя внимание, и есть какая-то глубина этих событий, которая почти неприметна и уже носит на себе печать Страстей Господних. Внешне — торжество. Господь въезжает в Иерусалим, как царь, на Нем исполняется пророчество: Ликуй от радости, дщерь Иерусалима, Царь твой грядет к тебе… кроткий, сидящий на ослице (см. 9 Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной.Зах 9:9). Он окружен учениками; народ, который в течение последних недель видел проявляющуюся в Нем славу Божию, встречает Его ликующе. Невзирая на негодование первосвященников, фарисеев, книжников, на сопротивление политических вождей, люди встречают Его с восторгом, постилают на Его пути пальмовые ветви, снимают с себя одежду, чтобы Он прошел по ней. Кричат: Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне!.. (9 народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!Мф 21:9). И казалось бы, это торжественное шествие; казалось бы, мы можем ликовать вместе с народом. Но когда мы вдумываемся в события последующих дней, мы видим какое-то трагическое недоразумение, потому что это торжество, эта радость народная непонятным, как будто, образом через несколько дней превращается в ярость, в ненависть толпы, которая перед Пилатом будет кричать: «Распни, распни Его! Не Его — Варавву нам отдай!..» Понять это можно только так, мне кажется. Как бы глубже слоем, чем внешнее торжество, это событие несет печать глубинного недоразумения. Встречают Христа как царя, ожидают в Нем политического вождя. До сих пор Он скрывался, теперь Он открыто въезжает в город со Своими учениками. И люди думают, что приближается время, когда Он возьмет в Свои руки судьбы Израиля, когда настанет время политической, государственной и общественной независимости еврейского народа, когда наступит время возмездия язычникам, мести Израиля, когда он воцарится, восторжествует. Народ ожидает, что кончается время его унижения и начинается слава — последняя, победная слава Израиля. А Христос вступает в Иерусалим как кроткий Царь, Царство Которого не от мира сего. Он пришел принести это Царство в сердца человеческие, Он пришел установить новое Царство, от которого страшно становится человеческому сердцу, потому что оно — Царство совершенной, самоотверженной любви, самоотречения, Царство изгнанничества ради правды и ради истины, Царство, которое всецело в человеческих сердцах и определяется пока только тем, что в чьих-то сердцах — немногочисленных или многих — единственным Царем является Господь Бог. Люди ожидали от Него земной победы, обеспеченности, покоя, устойчивости; Христос им предлагает оторваться от земли, стать бездомными странниками, проповедниками этого Царства, которое и самому человеку бывает так страшно… И вот, эти люди, которые недавно встречали Его с таким торжеством, восстают на Него с таким негодованием и ненавистью, непримиримой ненавистью, потому что Он обманул все их надежды. Жить без надежды человек едва ли может; но воспламениться надеждой, когда она уже угасла — и увидеть эту надежду поруганной порой бывает невыносимо. И тот, кто явился причиной такого поругания, падения последней надежды, едва ли может надеяться на милость человеческую. Это и случилось со Христом.

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

В то время Иерусалим наполнен был несметными толпами евреев, пришедших на праздник пасхи. Там были и свидетели воскрешения Лазаря, которые, будучи сами поражены этим чудом, не могли не говорить о нем. Они свидетельствовали всенародно, что Иисус вызвал из гроба Лазаря, воскресив его из мертвых. Весть эта быстро разнеслась по городу, и когда народ увидел Иисуса, спускающегося с горы, то вышел к Нему навстречу с пальмовыми ветвями. В полной уверенности, что давно ожидаемое спасение и избавление народа еврейского наконец-то настало, что вот-вот Грядущий к ним Сын Давидов объявит Себя Царем Израилевым и спасет их от римского ига, они восторженно кричали: «Спасение! Спасение! Благословен грядущий во имя Господне наш Царь, Царь Израилев! Благословенно наступающее царство отца нашего Давида! Осанна в вышних!»

Слово осанна означает спасение. Евреи употребляли его как восклицание, выражавшее радость при торжественных случаях, подобно нашему ура; поэтому выражение осанна в вышних означает желание, чтобы крики радости и восторга были слышны не только здесь, на земле, но и в вышних, на небе, там, где Бог (Епископ Михаил. Толковое Евангелие. 1. С. 397).

Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 35. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 510

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

Народи же предходящии (Ему) и вследствующии зваху, глаголюще: осанна Сыну Давидову… Осанна – слово еврейское и значит иногда – хвала, а иногда – спасение. Здесь же оно выражает: «хвала сыну Давидову». Благословен Грядый во имя Господне…, во имя Господне, т. е. от Господа. Благословен идущий от Бога, благословен посланный Богом. Марк (10 благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида! осанна в вышних!Мк. 11:10) присоединил: «благословено грядущее царство во имя Господа отца нашего Давида»… Они думали, что восстанавливался низверженный престол царства Давидова. Поэтому они с радостью говорят: «И благословенно опять идущее царство праотца нашего Давида, идущее во имя Господне," – т. е. от Бога. Иоанн (13 взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!Ин. 12:13) говорит: «благословен Грядый во имя Господне, Царь Израилев». Вероятно, все это было сказано тогда народом, идущим впереди, следующим сзади и выходящим навстречу. Во имя Господне понимают и так: во славе Господней, в звании царя. Осанна в вышних. Хвала в вышних: пусть хвалят и высшие силы, т. е. Ангелы, Бога, пославшего нам царя и восстановившего царство Давида. Лука (38 говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних!Лк. 19:38) вместо: «осанна в вышних» сказал: «слава в вышних». Он же повествует и об учениках, что они говорили: «благословен грядый Царь во имя Господне: мир на небеси и слава в вышних», называя миром радость. Обрати внимание на то, как при таком шуме и крике совершенно не объезженный молодой осел шел, однако, смирно, вполне прообразуя повиновение язычников и большую перемену их к благонравию.

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

Толпы же, которые шли вперели и которые следовали позади [Его] «восклицали, говоря: Осанна сыну Давидову, благословен Тот, Который идет во имя Господа. Осанна в вышних1 ред..» Так как прямой смысл (historia) ясен, то мы постараемся открыть духовное значение. Толпы, вышедшие из Иерихона и последовавшие за Господом и учениками Его, после того, как они увели отвязанного осленка – который был прежде привязан – и украшенного одеждами апостолов, и сидящего на нем Господа, побросали одежды свои и забросали дорогу ветвями деревьев. И когда все это закончили делать (opere fecissent), то и голосом подали свидетельство: предшествуя и следуя Ему, они не кротким и тихим исповедованием, но весьма громко заявляют (plenissimo clamore): «Осанна сыну Давидову, благословен Тот, Который идет во имя Господа. Осанна в вышних» А слова евангелиста: «Толпы же, которые шли вперели и которые следовали позади» показывают, что и тот, и другой народ, то есть и те, которые веровали в Господа прежде Евангелия, и которые веровали после Евангелия, единогласно и согласно в исповедании восхваляют Иисуса, и согласно примеру, показанному в выше приведенной притче о делателях различных часов, получают одинаковую награду за веру свою. Далее что значат следующие слова: «Осанна Сыну Давидову», это, – сколько я помню, – я сказал за много лет раньше в кратком послании к Дамасу, в то время Римскому епископу, и теперь кратко коснусь. В Сто семнадцатом псалме, который несомненно написан относительно пришествия Христова, между прочим мы читаем также и следующее: «Камень, который отвергли строители, соделался главою угла: это – от Господа, и есть дивно в очах наших. Сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся в оный!» И непосредственно затем присоединяется: «О, Господи, спаси же! О, Господи, споспешествуй же! Благословен грядущий во имя Господне! Благословляем вас из дома Господня», и прочее2. Вместо того, что имеется у Семидесяти толковников ώ Κύριε, σώσον δή, то есть «о Господи, спаси же», в еврейском мы читаем: аппа Adonai [lehova] osianna (אנא יהןה הןשיעהנא), что более ясно перевел Симмах словами: «Умоляю усердно, Господи, спаси, умоляю усердно». Итак, пусть никто не думает, что это слово составлено из двух слов, – именно: из еврейского и греческого; оно все вполне еврейское и имеет то значение, что пришествие Христово есть спасение для мира. Поэтому далее и следуют слова: «Благословен грядущий во имя Господне». Спаситель также подтверждает это в Евангелии: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете»3. Также и присоединяемое слово «Осанна», то есть «спасение в вышних» очевидно показывает, что пришествие Христово есть спасение не только людей, но и всего мира, – соединяющее земное с небесным: «Дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних».4

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

То ли это множество народа, которое с одобрением кричать будет: да будет распят? 22 Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят.Мф. 27:22 Как же милость Его превратилась в их ненависть? Даже сами слова их указывали на силу искупления. «Осанна» на еврейском языке означает искупление дома Давидова. Потому они призывают Сына Давидова, что в Нем признавали наследие царства вечного. Затем исповедуют благословенность в имени Господнем. Но вскоре их крики да будет распят превратятся в богохульство. А сейчас они делают то, что прообразует события будущего. Множество народа совершает все это в смятении чувств, хотя то, что вскоре последует, будет происходить иначе. Пусть и не желая того, они участвовали в совершении дел небесных. В этом смысле весь город пришел в движение.

Источник

Комментарий на Евангелие от Матфея 21.3 SC 258:124-26

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 6-11

Возложиша верху ею ризы (и положили на них одежды) своя, возложили на обоих, не зная, на котором из животных Господь пожелает сесть. Это сделали апостолт- в знак особеннаго почтения к И. Христу (13 И поспешили они, и взяли каждый одежду свою, и подостлали ему на самых ступенях, и затрубили трубою, и сказали: воцарился Ииуй!4 Цар. 9:13). Такое же значениеимело и то, что народ, видя шествие Христово, постилал (постилаху) ризы своя при пути, подражая апостолам, которые покрыли своими одеждами ослицу и осленка. Друзии же резаху ветви от (с) древ, пальмовых, оливковых и др., которыми была обсажена дорога, и постилаху по пути. Бросать цветы и древесныя ветви по пути, было обычаем при въезде в город победителей. Так встречены были в Иерусалиме, как повествует еврейский историк Флавий, Александр Македонский и Ирод Агриппа. Народи же предходящии Ему и вследствующии зваху, глаюлюще (народ предшествовавший и сопровождавший, восклицали): Осанна Сыну Давидову и пр. Слово осанно, которое собственно значит спаси, дай спасение, восклицали Иудеи, в знак радости при торжественных случаях, особенно при празднествах. Это восклицание подобно нашему восклицанию: „ура!“ при виде царя. Осанна Сыну Давидову, т. е. Мессии (1 Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова.Мф. 1:1.). Этими словами Иудеи изъявляли свою радость и благожелания Христу. Вообще они встречали Христа, как обещаннаго Мессию, как царя, котораго так долго ждали, и который, думали, теперь входит в Иерусалим, чтобы воцариться, потому и воздавали Ему царския почести. Грядущий (грядый) во имя Господне (26 Благословен грядущий во имя Господне! Благословляем вас из дома Господня.Пс. 117:26), т. е. особенный посланник Божий, представляющий собою Самого пославшаго, Бога (43 Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете.Ин. 5:43). В вышних, т. е. на небе. Осанна в вышних, т. е. клик радости да будет слышен не только на земле, но и на небе, в обиталище Божием и ангелов (Мих.). Всеобщий восторг еще более усилился, когда Господь вошел в Иерусалим, столичный город, — в это время потрясеся (пришел в движение) весь град, как выражается св. Евангелист. Господь ведал, что эта народная радость возбуждена несбыточными надеждами видеть в Нем земного царя; но важно то, что народ видимо теперь, в лице Его, признал обетованнаго Мессию, а потому и не препятствовал этому искреннему излиянию радостных чувств (Тр, л.). Кто это (кто есть сей)? вероятно так особенно спрашивали пришедшие из чужих стран на праздник в Иерусалим. Пророк из Назарета Галилейскаго. Чит. в объясн. 23 и, придя, поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется.Мф. 2:23. 

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 83. С.198

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

"осанна в вышних, благословен грядущий во Имя Господне" (9 народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!Мф. 21:9). Это пророк задолго предсказал в словах: "из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу, ради врагов Твоих, дабы сделать безмолвным врага и мстителя" (3 Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу, ради врагов Твоих, дабы сделать безмолвным врага и мстителя.Пс. 8:3). Видишь ли, как дети невинные и не имеющие членораздельного голоса, вопреки своей природе, прославляют Создателя и возглашают апостольское благовестие? *** Мы совершили плавание поста и по благодати Божией достигли наконец пристани; но не будем беспечными потому, что мы достигли пристани, а напротив потому самому, что мы достигли конца, будем еще более ревностными. Так поступают и кормчие: когда они готовятся ввести в устье пристани корабль с грузом, наполненный до верху пшеницею и другими товарами, то бывают особенно деятельными и осторожными, чтобы корабль после долгого плавания не разбился здесь о какую–нибудь скалу и не потопил всех товаров. Так и мы теперь должны быть особенно деятельными и осмотрительными, чтобы при конце не лишиться воздаяния за труды; потому нам и нужно усилить ревность. Так поступают и бегающие на ристалищах: когда они видят, что они уже недалеко от места наград, тогда особенно ускоряют бег свой. Так и борцы, когда, после многих усилий борьбы и многократных побед, приближаются к венцам, тогда особенно ободряются и напрягают свои силы. То же самое сделаем теперь и мы. Что для кормчего — пристань, для бегающих — место наград и для борцов — венцы, то для нас — настоящая седмица, начаток благ и приближение к венцам. Потому и мы называем ее великою, не потому, чтобы дни ее были продолжительнее всех других, — напротив есть другие дни продолжительнее, — и не потому, чтобы в ней было числом больше дней, — они равны прочим, — но потому, что в эту седмицу Господь совершил для нас великие дела. Во время этой великой седмицы низложена давняя власть диавола, попрана смерть, связан крепкий, расхищены сосуды его, умерщвлен грех, разрешена клятва, открыт рай, доступным сделалось небо, люди соединились с ангелами, разрушено средостение ограды, снято покрывало, Бог мира умиротворил горнее и земное. Потому она и называется великою седмицею; и как она есть глава других седмиц, так для ней глава — великая суббота; что в теле глава, то в седмице — суббота. Потому в это время многие и усиливают свою ревность: одни увеличивают пост, другие — священные бдения, иные умножают милостыни, свидетельствуя такою ревностью к добрым делам и усиленным благочестием в жизни о величии благодеяния, оказанного нам Богом. Как в то время, когда Господь воскресил Лазаря, вышли к нему навстречу все жители Иерусалима и своею многочисленностью свидетельствовали, что Он воскресил мертвого, а усердие вышедших и служило доказательством чуда, — так точно и теперь усердное почитание этой великой седмицы служит знаком и доказательством величия совершенных во время ее дел. Ныне мы не из одного города и не из Иерусалима только выходим на встречу Христу, но со всей вселенной бесчисленные церкви везде выходят на встречу Иисусу, не пальмовые ветви держа в руках и потрясая, но принося Владыке Христу милостыню, человеколюбие, добродетель, пост, слезы, молитвы, бдения и всякое благочестие. И не мы только почитаем эту седмицу, но я цари нашей вселенной почитают ее необыкновенным образом, давая отдохновение всем, занимающимся общественными делами, чтобы они, пользуясь свободою от занятий, усердно проводили все эти дни в духовном служении. Для того они и затворили теперь двери судилищ; пусть прекратятся, говорят они, всякого рода тяжбы, ссоры и наказания; пусть несколько отдохнут руки палачей; дела Господа совершены для всех вообще; пусть же и от нас рабов будет какое–нибудь добро. И не только такою ревностью и усердием они почтили ее, но и другим не меньшим образом. В это время рассылаются царские указы, которыми повелевается освободить от уз заключенных в темнице. Как Господь наш, сошедши во ад, освободил всех, которые были содержимы смертью, так точно и рабы, делая посильное для них и подражая человеколюбию Господа, освобождают людей от чувственных уз, не имея сил освобождать от уз духовных. И мы почитаем эту седмицу; и я вышел с вами, представляя, вместо пальмовых ветвей, слово назидания, повергая две лепты, подобно вдовице. Те выходили с пальмовыми ветвями, восклицали и говорили: «благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!». Выйдем и мы, и вместо пальмовых ветвей представив цветущие души, будем восклицать, как пели сегодня: «Хвали, душа моя, Господа. Буду восхвалять Господа, доколе жив» (1 [Аллилуия. Аггея и Захарии.] Хвали, душа моя, Господа.2 Буду восхвалять Господа, доколе жив; буду петь Богу моему, доколе есмь.Пс. 145:1-2)

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

осанна - Буквально: спаси. Этот возглас стал выражением радости и ликования.

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

προάγοντες praes. act. part, от προάγω предшествовать, идти впереди, άκολουθούντες praes. act. part, от άκολουθέω следовать, έκραζον impf. ind. act. от κράζω кричать. Iterat. impf. описывает повторяющиеся крики (ВВС), ώσαννά "осанна", евр. выражение из Пс.117:25. Изначально значит: "Мы мол им тебя, спаси". Здесь используется как крики приветствия, выражающие почтение: "Слава (или да здравствует, или добро пожаловать), Сын Давида" (Hagner; Allen; SB, 1:845-50; EDNT; Cleon L.Rogers, Jr., "The Davidic Covenant in the Gospels", Bib Sac 150 [1993]: 462). εύλογημένος perf. pass, part. от εύλογέω славить, благословлять. έρχόμενος praes. med. (dep.) part. Грядущий; вероятно, титул Мессии (Hill; SB, 1:850). ύψίστοις dat. pl. superl. от υψηλός высокий. Высшие высоты — это небеса, обитатели которых призываются к восхвалению (BAGD; Lachs, 345). Народ призывает ангелов кричать Богу "осанна!" (McNeile). Пс. 117 использовался при богослужении на празднике кущей, празднике освящения храма и пасхе (Hill). Это молитва, которая неоднократно произносится на страстной неделе, предвосхищая смерть и вознесение Меесии.

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

За исключением слов «Сын Давидов», которые указывают на признание принадлежности Иисуса к роду Давида и отражают надежду на то, что Он — "Мессия, все остальные восклицания взяты из 25 О, Господи, спаси же! О, Господи, споспешествуй же!Пс. 117:25, 26 («осанна» означает «о, спаси!»). Гимны восхваления (Пс. 112-117; евр. Halle!) обычно воспевали во время празднования Пасхи, и они еще были свежи в памяти каждого; более поздние поколения относили этипсалмы к будущему искуплению, на которое они уповали. Иисус цитирует Пс. 117 как мессианский (в 42 Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших?Мф. 21:42).

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

И лишь только двинулось шествие, как неудержимый восторг охватил и учеников, и всю окружавшую толпу народа. В порыве восторженной радости за своего Учителя апостолы воскликнули: «Осанна Сыну Давидову! Благословен грядущий во имя Господне! Осанна в вышних»! Народ подхватил этот ра­достный клик, и в толпе разносилась молва о том, как Он воскресил Лазаря из мертвых. Дорога тут постепенно поднимается на гору Елеонскую, по зеленым полям и под тенистыми деревами, и на вершине ее круто поворачивает к северу. На этом-то именно повороте впервые открывается вид на Иерусалим, который дотоле скрывается за отрогом горы. Там в прозрачном воздухе, поднимаясь из окружающей глу­бокой долины, стоял пред Ним знаменитый историческими воспоминаниями город, и утреннее солнце, сверкавшее на мраморных башнях и золоченых кровлях храмовых зданий, отра­жалось в море ослепительного блеска, пред которым зритель должен был закрывать глаза. Этот вид на знаменитый город действительно поражал своим великолепием, и многие иудейские и языческие путешественники останавливали здесь своих коней и с восторгом немого изумления глядели на это дивное зрелище. Иерусалим в то время, окаймленный целым рядом гордых башен, считался одним из чудес мира и представлял великолепное зрелище, о котором теперешний Иерусалим не может дать и приблизительного понятия. И вот этот город во всем своем величии открылся пред взором Хри­ста, его истинного Царя! Всякого другого это величественное зрелище могло привести в восторг; но истинный Царь смотрел не на внешний блеск города, а на внутреннее достоинство его жителей, и пред Его взорами открылась такая страшная бездна неверия и порока, уже назревших для совершения величайшего и гнуснейшего преступления на земле, что этот великолепный вид поразил бесконечно сострадательное сердце Христа невы­носимою болью. Он не раз плакал и проливал слезы над человеческою бесчувственностью и греховностью, но теперь Он громко зарыдал. Весь позор издевательства и вся нестерпимая боль Его страданий спустя пять дней бессильны были исторгнуть хоть один стон из Его груди или вызвать хоть одну слезинку на Его истомленные веки; здесь же Его внутренняя скорбь пе­ресилила Его человеческий дух, и Он не просто плакал, а неудержимо рыдал, так что подавленный голос едва мог про­износить слова. «О, если бы и ты»! воскликнул Он, когда народ в изумлении смотрел и не знал, что подумать или ска­зать, – «о если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что слу­жит к миру твоему»! Скорбь прервала Его слова, и когда задушенный рыданием голос насколько оправился опять, Он мог только прибавить: «но это сокрыто ныне от глаз твоих; ибо придут на тебя дни, когда враги обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорять тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего». Это был последний призыв со стороны Мессии преступному го­роду, избивавшему пророков, к покаянию, но так как он не внял и этому призыву, то должен был понести предсказанную ему участь. И действительно сорок лет спустя пророчество Христа исполнилось во всей его точности.

Источник

Александр Павлович Лопухин. Руководство к Библейской истории Нового Завета. – СПб.: Тузов, 1889. С. 185-186

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 1-11

Часто Господь наш Иисус Христос ходил в Иерусалим; но никогда Он не входил в него с такой славой, с какой вошел после воскрешения Лазаря, перед самыми Своими страданиями. До сего времени Он тщательно уклонялся от всяких почестей и строго запрещал ученикам Своим разглашать в народе, что Он есть всеми ожидаемый Христос, Царь Израилев, а теперь принимает почести, с любовью воздаваемые ему от народа и вступает в Иерусалим, торжественно восседая на осляти подобно предку Своему Давиду, сопровождаемый восторженными кликами, как Царь, как Победитель смерти, как обетованный Сын Давидов — Мессия Христос. Что это значит? Почему Он на этот раз не только не уклонился от этих почестей, но и для большей торжественности благоволил воссесть на осля? Потому что настало время открыто и всенародно показать, что Он есть истинный обетованный Мессия, дабы Иудеи, отвергнув Его, не могли оправдаться, что Он не открыл им Себя как Христа Сына Давидова (мысли Иннокентия, архиепископа Херсонского). Правда, кто из них был внимателен к учению и великим делам Иисуса Христа, кто рассуждал по совести, тот уже не мог не признавать Его за Мессию в своем сердце, хотя бы и не слышал о том торжественного объявления. Но для большей части народа требовалось, чтобы Господь Сам, открыто, торжественно объявил Себя Мессией, о пришествии Которого, по верованию Иудеев, должны были узнать все сыны Израилевы во всех концах света. Вот почему и раньше некоторые Иудеи, с искренним или притворным усердием говорили Ему громко: "долго ли Тебе держать нас в недоумении? если Ты Христос, скажи нам прямо" (24 Тут Иудеи обступили Его и говорили Ему: долго ли Тебе держать нас в недоумении? если Ты Христос, скажи нам прямо.Ин. 10:24). И вот, в ответ на все такие недоумения, Господь совершает Свой царственный вход в Иерусалим и чрез то всенародно объявляет, что Он есть истинный Мессия-Христос. Теперь уже никто не мог колебаться недоумением: как смотреть на Галилейского Пророка? Но почему он объявляет Себя Мессией — Царем не раньше, как перед самыми Своими страданиями? Потому что такое объявление раньше было бы преждевременно. "При начале домостроительства нашего спасения, говорит святой Иоанн Златоуст, Он Сам еще не был всем известен и время страданий еще не наступило. Поэтому Он до сего времени как бы и скрывался. Но после того, как показал много опытов Своего всемогущества, когда крест был уже при дверях, Он объявляет Себя с торжеством. Все это могло быть сделано с самого начала, но не принесло бы пользы." Сердцеведец знал, что Его враги, не смотря на все Его чудеса, не признают Его за Мессию, — напротив, Его открытое объявление Себя Мессией окончательно ожесточило их злобу и поведет к тому, что они, наконец, вознесут Его на Крест. Но пока не пришел час смерти Его, пока Он не совершил на земле Своего Божественного дела, пока не положил прочного основания Царству Божию — Церкви Своей, до тех пор смерть Его была бы преждевременной. Он знал и то, что как скоро народ убедится, что Он есть обетованный Сын Давидов, Царь Израилев, то не удержится против Римлян, и вот, Он открывает всем Свое царское достоинство не раньше, как за пять дней до Своей спасительной смерти. Его крест положит решительный конец всем мечтаниям о земном царстве Мессии. "Господь идет открыто, говорит блаженный Феофилакт, чтобы они, если пожелают, уразумели славу Его и чрез исполнение на Нем пророчеств познали истину. А если не пожелают уразуметь, чтобы это обстоятельство послужило к большему осуждению их." Святые Отцы говорят даже, что Господь для того и вошел в Иерусалим, как Царь Израилев, чтобы уничтожить в уме Своих соотечественников всякую мечту о Его земном царстве. В самом деле: мнимым основанием такой мечты были пророчества, в которых Мессия изображался как Царь. Иисус Христос всенародно показал теперь, как может быть Мессия Царем, описанным пророками, и в то же время быть совершенно чуждым земного владычества. "Между почитателями Иисуса Христа было немало людей важных и богатых, которые по одному слову Его могли доставить Ему все нужное для того, чтобы явиться дщери Сионовой в величии Царя Израилева. Но Он не делает этого, является всему Иерусалиму с обычной для Него простотой, смирением! Его именуют Царем Израилевым; Ему поют осанна; перед Ним сыплют ветви, постилают одежды, оказывают почести, выражающие величайшую любовь, искренность и силу усердия; но где торжественная колесница: где вооруженные слуги? Где царские украшения? — Все это заменено двенадцатью учениками, столь же смиренными, как и Учитель, ослицей и осленком, взятыми на время у других! Самый последний из владельцев никогда не являлся в такой простоте и смирении, как теперь Иисус! Все, чем украшался вход Его, состояло в непритворной радости и усердии народа и учеников Его, так что внимательный наблюдатель уже теперь мог видеть ту святую истину, изреченную впоследствии пред Пилатом, что царство Иисуса Христа не от мира сего. В самом деле: если бы в торжественное вшествие Иисуса Христа в Иерусалим заключалось что-либо противное существовавшему тогда гражданскому порядку вещей, что-либо неблагоприятное для тогдашнего римского правительства, то возможно ли, чтобы римская стража, всегда строгая, а особенно удваивавшая свою бдительность во время праздников, не обратила внимания на это шествие? Но подобного внимания нисколько не обращено. Возможно ли, чтобы событие осталось в совершенной неизвестности для игемона Иудейского Пилата, человека подозрительного и весьма строгого, который для поддержания римского самовластия охотно употреблял огонь и железо при самых неважных подозрениях? Но Пилат, как из всего видно, нисколько не знал или не заботился об этом событии. Не очевидно ли, после всего, что по мнению римской стражи и начальства, — свидетельство, сильнее которого нельзя и пожелать, — вход Господень в Иерусалим не только не заключало в себе ничего несовместимого с представлениями Римлян о нарушении порядка, с выгодами кесаря, но не выходило из обычного ряда вещей? Наконец, кто сильнее самих врагов Иисусовых мог клеветать на Него? Однако же, при всей злобе, они не осмелились поставить Ему в вину входа Его в Иерусалим ни в Синедрионе, ни перед Пилатом: так как это дело было чисто, свято и невинно! И вместе с тем — столько было в нем чудесного и прямо — Божественного! (Иннокентий, архиепископ Херсонский) Приникнем благоговейным вниманием к тому, что благовествует святое Евангелие о торжественном входе нашего Спасителя в Иерусалим. Евангелист Иоанн пишет, что Господь Иисус Христос, после воскрешения Лазаря, на краткое время удалился в небольшой городок Ефраим, лежавший в пустыне, близ Сорокадневной горы Искушения. Там, в тихом уединении, он укрепил Свою душу в молитвенной беседе с Богом Отцом к предстоящему великому подвигу страдания и крестной смерти. Оттуда, как Агнец, обреченный на заклание, Он пошел в Иерусалим через Вифанию, где святые друзья приготовили Ему вечерю, а на другой день, за шесть дней до праздника Пасхи, Он оставил гостеприимный кров Лазаря и по Своему обычаю пеший пошел в Иерусалим. "Когда какому царю надлежит торжественно вступить в царственный город, говорит святитель московский Филарет, торжественность эта составляется посредством предварительных распоряжений и приготовлений. Но ничего такого не видим у Господа нашего до самого дня, почти до самого часа царского шествия Его в Иерусалим. Вчера Он вечерял в Вифании, где воскресил Лазаря, и при помазании ног Его миром говорил о предварительных распоряжениях не к воцарению, а к погребению Своему. Было там не мало народа, но "не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря" (9 Многие из Иудеев узнали, что Он там, и пришли не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых.10 Первосвященники же положили убить и Лазаря,11 потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса.12 На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим,Ин. 12:9-12). Сегодня поутру Он идет в Иерусалим, сопровождаемый учениками, так же, как и в другие дни. "Он пошел далее" пишет святой Лука (19:28), "восходя в Иерусалим." Нет никаких приготовлений. Никто не думает о Его воцарении. "Ученики Его сперва не поняли этого" (16 Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что так было о Нем написано, и это сделали Ему.Ин. 12:16). Внезапно это начинается и вдруг совершается." И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию, небольшое селение на склоне горы Елеонской, к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, может быть Петра и Иоанна, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею, на которого никто еще никогда не садился; отвязав, приведите ко Мне; и если кто скажет вам что-нибудь, если кто спросит вас: для чего отвязываете, отвечайте ему: что они, животные, надобны Господу; и тотчас пошлет их, и он тотчас отпустит их сюда. Такое поручение, несмотря на малость предмета, говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский, было не из числа обыкновенных: Иисус Христос всегда ходил пешком; до Иерусалима оставалось недалеко; и, между тем, теперь надобно было идти за ослицей, как бы для какого-либо дальнего и утомительного пути! И как было дивно слышать из уст Иисуса: они надобны Господу!" Господи, говорит Филарет, митрополит Московский, — могли бы сказать посылаемые: как можно это сделать, отвязать чужого осла неизвестными посланниками и вести, куда не знает хозяин?... Но и здесь Божественное ведение Царя нашего провидело готовность посылаемых, а Божественная власть Его над сердцами укрепила их против всякого сомнения. Тоже ведение провидело вопрос хозяина осла: "для чего отвязываете:" Та же власть над сердцами предварительно дала на это, по-видимому, совершенно неубедительный для незнакомого, но на самом деле непреоборимым оказавший ответ: "Господь требует." И посланные взяли и привели осла, не зная, чей он; и хозяин осла отдал его, не зная, кому и на что." Все показывало, что наступает время чудесных событий. Сын Божий начинал являть Божественную славу Свою даже в маловажных, по-видимому, обстоятельствах, потому что скоро должно было последовать величайшее затмение Его Божества" (Иннокентий, Архиепископ Херсонский). Все же сие было, говорит Евангелист, да сбудется реченное через пророка Захария, который говорит: скажите дщери Сионовой, возвестите граду Иерусалиму: не бойся дщерь Сионова: Се Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной, сидя на осле младом, рожденном от подъяремной, рабочей ослицы. "Примечайте внимательно, говорит святитель Филарет, как поистине Божественно действует Божественный Царь наш. Он видит пророчество, видит близкую минуту, когда ему надлежит исполниться: но еще нет орудий к исполнению его. Он взирает не телесным оком Своим, но Своим всеведением: и потребное тотчас обретается." Кто бы мог ожидать, чтобы какой-нибудь царь, в царственный город, торжественным шествием вступил на юном жеребяти, рожденном от подъяремной ослицы? И если бы кто явился в таком виде с именем царя: можно ли было думать, что его примут с искренним веселием и торжественными восклицаниями, а не с посмеянием или пренебрежением? Издревле цари победоносно шествовали на конях; мирные вельможи по простоте древних обычаев, правда путешествовали на ослицах; но на осле, рожденном от подъяремной, т. е. от рабочей, носящей тяжести ослице, и притом на осле молодом, необученном, не отвыкшем от матери, царю воссесть свойственно ли, было ли вероятно? Как же пришло на мысль пророку Захарии предсказать торжественное шествие и сретение Царя, воссевшего на подъяремную ослицу и юного осленка? Как могло исполниться такое предсказание? И то и другое не могло быть иначе, как необыкновенным, от Бога устроенным образом. По этой необычности предсказываемого действия сами Иудеи признают издревле доныне, что пророчество Захарии о кротком Царе относится к Мессии Христу, хотя не узнают Его, бедные, в кротком Иисусе. Но это не разумели сперва и ученики Его, как говорит один из них Евангелист Иоанн (12:16): только тогда, когда прославился Иисус, они вспомнили, что это было о Нем предсказано в Писании, и это сделали Ему. На этот раз они только повиновались: ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус, привели ослицу и молодого осла. Случилось и то, о чем предупреждал их Господь, хозяева действительно спросили их: зачем отвязываете ослицу и осленка? И они отвечали, что повелел Господь и те беспрепятственно отдали их. "Такое точное соответствие событий с предсказанием, говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский, еще более должно было удивить учеников, если бы они не привыкли уже к необыкновенному." В самом дела (слова Святого Иоанна Златоуста), что заставило этих бедных людей, может быть земледельцев, без всякого противоречия отдать свою собственность? Если они уступили свой скот по одному слову учеников, что Господь его требует, это тем более удивительно, что Самого Господа они не видели, а только учеников. Этим самым Господь дает разуметь, что Он мог воспрепятствовать жестоковыйным Иудеям, когда они пришли схватить Его, но только не захотел этого. С другой стороны Он научает этим учеников и всякого — без противоречия жертвовать всем, чего бы Он не потребовал, даже самой душою, ибо если незнакомые Ему повиновались Его требованию, то тем более они должны жертвовать Ему всем. И положили на них одежды свои, не зная на котором животном Господь пожелает сесть, в знак своего к Нему почтения они покрыли обоих своими, чтобы удобнее было сидеть на них, и Он сел поверх их, воссел на молодого осла поверх одежд. Он воссел на осла, уподобляясь предку Своему Давиду, воссел для того, "чтобы подать нам правило жизни", как говорит святой Иоанн Златоуст. Если бы случилось, что кто-нибудь по немощи имел нужду в животном, то Иисус Христос показал, что не на конях, не на мулах надо мчаться, но должно довольствоваться ослом, и не простираться далее необходимого. Не на колеснице едет, как поступают обыкновенно другие цари, не требует дани, ни наводит Собой страха, не имеет при Себе копьеносцев, но и здесь показывает величайшую кротость. Спроси у Иудея, был ли какой-либо царь, который на осляти въезжал в Иерусалим; он ни об одном тебе этого не скажет, только о Нем. "Добрый и верный Пастырь, — говорит святой Мефодий Патарский, — грядет положить жизнь Свою за овец, грядет Бог на дьявола, не с открытым могуществом, которого и зрение снести не может, но в немощной плоти, чтобы связать сильного, — грядет Царь на мучителя, не с силой Вседержителя, но премудроо с мнимым "буйством" (безумием) креста, чтобы посредством его исторгнуть добычу у змия, мудрого на зло"... "Когда Учитель воссел, прерванное шествие снова продолжалось с медлительностью, которая свойственна такого рода езды, — говорит архиепископ Иннокентий, — ученики, вероятно, вели под узцы, как ослицу, так рядом с ней и молодого осла. Теперь великий Пророк не скрывался уже во многолюдстве народа и был виднее для всякого: и шествие при всей простоте своей, являло в себе уже нечто торжественное и священное, между прочим и потому, что в древности животные не носившие на себе ярма, особенно были выбираемы на священное употребление; в частности, осел издревле на Востоке служил символом мира, не употребляясь на войне в сражениях." Между тем толпы народа все увеличивались; по городу быстро распространилась молва, что Великий Пророк Галилейский идет в Иерусалим. И вот все спешили на встречу Воскресителю Лазареву и выходившие из Иерусалима присоединялись к тем, которые сопровождали Господа от Вифании; один взгляд на Него, кроткого Царя, уже все напоминал разительное пророчество Захарии. В жару объявшего всех восторга, всякий старался превзойти в усердии другого: множество же народа, подражая ученикам Христовым, покрывших своими ризами животных, вместо всяких украшений снимали с себя и постилали свои одежды на дороге, а другие резали ветви с дерев, пальмовых, оливковых, каштановых и других, которыми была обсажена дорога и потрясая этими ветвями в воздухе, бросали их — и постилали по дороге перед Иисусом Христом. Пальмовые ветви напоминали праздник Кущей, а вместе с тем и 117-й псалом Давидов, который певался в продолжении этого праздника, и который поэтому знали наизусть даже малые дети. Христос Спаситель, грядущий в Иерусалим, видимо образовал тот Камень, который был пренебрежен зиждущими, отвергнут Синедрионом, но по слову Давида, должен сделаться во главу угла и быть дивным в глазах всего народа Иудейского. И вот, настал благословенный день, когда открывается слава Его, как Царя Израилева: "сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся в оный!" (24 Сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся в оный!Пс. 117:24). И невольно приходило всем на мысль и повторялись дальнейшие слова этого пророческого псалма: "о Господи, спаси же! О Господи, споспешествуй же! Благословен грядущий во имя Господне! Бог Господь и осиял нас!"... (25,26,27). И вот, со всех сторон, все громче и громче раздается это псаломское осанна! Народ же предшествовавший и сопровождавший, восклицал: Осанна Сыну Давидову! Благословен грядущий во имя Господне, посланный Богом Царь Израилев, которого мы так долго с нетерпением ждали, о Котором с таким благоговением наши пророки возвещали! "Благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида!" (10 Ибо он тот, о котором написано: се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою.Мф. 11:10). Мир, радость у Ангелов — "на небесах и слава" Богу "в вышних!" (38 говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних!Лк. 19:38). Осанна, живущий в вышних! Всеобщий восторг еще более усилился, когда шествие достигло последней возвышенности Елеона, откуда представлялся, как на картине, весь Иерусалим, тот Иерусалим, при мысли о котором трепетало сердце каждого еврея, Иерусалим, град священный, град Царя небесного, столь дорогой для еврея, что он клялся им, как особенной святыней. "Если я забуду тебя, Иерусалим, — забудь меня десница моя" (Пс. 136). Но нам трудно представить всю тогдашнюю красоту града Божия. "На первом плане, над ужасной пропастью возвышался храм Иерусалимский и по многочисленным блистательной белизны мраморным своим колонам казался искусственной громадой льдов, с золотым куполом, от коего лучи полдневного солнца отражались бесчисленными молниями. Наружное великолепие еще напоминало счастливые времена Давида и Соломона, но украшенная римскими орлами крепость Антония, с ее огромной башней, господствуя над высотой храма, казалось, выражала унижение, в коем находился народ Божий. Тут же являлась взору претория Пилатова, но дворцы первосвященников были отделены от храма пропастями, как бы в знак духовного удаления их обитателей от Бога отцов своих. Среди этих видов, из которых каждый напоминал и древнюю славу, и настоящее унижение отечества, взоры всех невольно обращались к Иисусу, Который зримо нес с Собой в Иерусалим его прежнее величие. Надежда славного царства Мессии, казалось, готова была теперь исполниться на самом деле" (Иннокентий, Архиепископ Херсонский). И живо припомнились народу все чудеса, совершенные Господом, и еще более со всех сторон сыпалось ветвей, еще громче и чаще раздавалось: осанна! Господь ведал, что эта народная радость возбуждается видеть в Нем земного Царя; но важно было уже и то, что народ, видимо, теперь в Его лице признавал обетованного Мессию, и потому Он не препятствовал этому искреннему излиянию радостных чувств. Господь видел во всем этом исполнение воли Отца Своего Небесного, давно предсказанной пророками; видел, что теперь как бы Сам Отец Небесный указует на Него всему народу Иудейскому, как на пришедшего Мессию. Для одних лишь врагов Его все это зрелище народного восторга было нестерпимо. Но высказать открыто боялись. Ведь во всем этом торжестве была любовь народа к своему отечеству: как можно судить за это народ? А ход дела показывал, что Галилейский Учитель может быть скоро их повелителем... Но и совершенно молчать они были не в силах. Поэтому хитрые лицемеры приняли такой тон, который незнающему мог показаться беспристрастным, даже благожелательным. Учитель, сказали они, уйми учеников Своих: это не безопасно и для Тебя, и для народа, — могут обратить на это внимание Римляне. Им как будто дела нет до того, что ликуют не одни ученики, — торжествует весь народ; им хочется унизить торжество Господа: все это дело затеяли Твои ученики, а за них достанется всему народу. Так тешит себя бессильная злоба! Что же Господь? Сердцеведец знал из какого сердца идет этот совет предосторожности; не обличая их прямо, он только сказал: если они умолчат — камни возопиют — так суждено свыше! Это было указание на пророчества; фарисеи хорошо знали Писание и потому вынуждены были умолкнуть. Через шесть дней в час смерти Спасителя, рассевшиеся камни очевидным делом засвидетельствовали истину слов Господа нашего. Вид Иерусалима, который скоро должен быть разрушен, (архиепископ Иннокентий) непостоянство народа, который через пять дней, вместо "осанна" будет кричать Пилату: "Возьми, возьми, распни Его," и особенно это, невольно прорвавшееся наружу, хотя по необходимости и сдержанное чувство злобы фарисейской вызывали в святейшей душе Спасителя нашего чувство глубокой скорби, которая и отразилась на Его Божественном лице. Может быть на том месте, где спустя 38 лет расположились грозные легионы Римлян, разрушивших святой город, легионы, которые Господь уже созерцал в Своем всеведении — он вдруг приостановил осла и в молчании устремил глубоко скорбный взор на Иерусалим... Он как бы искал в нем признака жизни духовной... Обильные струи слез, показавшихся из очей Его, свидетельствовали, что искомого не обрелось... Над гробом Лазаря Он проливал слезы молча, а здесь рыдал над городом, который уже поздно было спасти от опустошения, рыдал над родным Ему народом, который нельзя уже уберечь от тяжких грядущих бед... О если бы ты, воскликнул Он, если бы ты хотя в сей день твой уразумел, что служит ко спасению твоему! Но это и ныне, как прежде, скрыто от очей твоих! "Придут на тебя дни," и Я уже вижу их: они недалеко, "когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего" (42 и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих,43 ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду,44 и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего.Лк. 19:42-44), когда Бог через Меня предлагал тебе спасение! Перед Сердцеведцем будущее, как настоящее: Он видит, как этот некогда возлюбленный народ отвергается Богом, как римские войска осаждают этот ликующий теперь Иерусалим, как рушатся стены его, горит храм, сотни тысяч Иудеев избиваются мечом, другие сотни тысяч отводятся в плен, в рудники, и весь Израиль, как пыль ветром, рассевается по лицу земли и становится притчей и поношением для всех народов, — видит все это и неудержимые слезы текут потоком из Божественных Его очей! — Кто говорил, Кто плакал таким образом об Иерусалиме, Тот не был, как клеветали фарисеи, обольстителем народа, не желал бедствий отечеству Своему!... Настала минута двинуться дальше. В долине Кедронской, по зеленым горным скатам Елеона теснились палатки и шалаши прибывших в Иерусалим дальних богомольцев; услышав отголоски радостных криков, узнав, что это Иисус грядет, и эти богомольцы толпами устремились, так что когда Господь вошел в Иерусалим, то весь город пришел в волнение: И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение. Всякому, кто еще не успел выйти из города, хотелось узнать: что значит это ликование? Всякий спрашивал и говорил: Кто Сей? Мысль что это Иисус, не вдруг могла прийти тому, кто знал Его прежнее смиренное обращение и вместе — грозное определение Синедриона. Тем более народ, сопровождавший Господа, особенно пришельцы из родной Ему Галилеи, говорил, радостно кричал в ответ: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского. Шествие направлено было прямо к храму, который всегда служил единственным и как бы естественным пристанищем Сына Божия. Так впрочем поступали и все путешественники, когда приходили на праздник, желая прежде всего явиться перед лицом Бога Отцов своих.

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

«Осанна» (25 О, Господи, спаси же! О, Господи, споспешествуй же!Пс. 117:25): собственно значит — спаси, даруй спасение. Это слово иудеи употребляли как народное восклицание, выражавшее радость при торжественных случаях, особенно при празднествах; этим народ изъявлял свою радость и благожелание «Сыну Давидову», т.е. Мессии. — «Благословен грядущий во имя Господне»: это восклицание заимствовано из псалма 26 Благословен грядущий во имя Господне! Благословляем вас из дома Господня.Пс. 117:26, который народ приложил к Мессии Иисусу. Прийти во имя Господне — значит быть особенным, нарочитым посланником Господа, заменяющим или представляющим самого Господа (43 Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете.Ин. 5:43). — «Осанна в вышних»: клик радости этот да будет слышим не только здесь, на земле, но и в вышних, на небе, где обитает Бог и бесчисленные сонмы ангелов (ср. 13 И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее:14 слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!15 Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь.Лк. 2:13-15); это высшее выражение народной любви и преданности Иисусу Христу.

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

осанна. Еврейское слово, соответствует русскому "дай спасение", "спаси же".

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

Икос 1

Поскольку Ты Ад связал и смерть умертвил

и мир возставил, незнатные младенцы

воспевают Тебя, Христе, как победителя,

вопия тебе сегодня: «Осанна Сыну Давидову!

Больше не будут, — говорят, — заколаемы младенцы из-за младенца Марии,

но за всех младенцев и старцев один будет распят.

Больше не будет против нас направлен меч,

но Твое ребро будет проколото копьем,

поэтому мы, радуясь, говорим: Благословен,

грядущий Адама воззвати!»

Икос 6

Малые дети прославляли Тебя, Сыном Давида

справедливо называя, о Владыка! И Ты умертвил

хулителя, мысленного Голиафа.

Того в хороводах после победы славословили:

«Саул убил тысячи, Давид же десятки тысяч!» (7 И восклицали игравшие женщины, говоря: Саул победил тысячи, а Давид - десятки тысяч!1 Цар. 18:7)

Этот [Саул] есть Закон, и после него — благодать Твоя, Иисусе мой!

Законом был Саул, завидующий и гонящий,

а через Давида изгнанного благодать рождается.

Ты же Господь Давида, благословен Ты,

грядущий Адама воззвати!

Икос 8

Скромность [Твою] показывала одежда учеников,

но было [делом] силы Твоей песнь детей и народа скопление

«Осанна, кричащих, — что значит, спаси! — в вышних».

Спаси, Высокий, униженных,

помилуй нас, ветвям внимающий,

ветви колыхаемые подвигнут милосердие Твое,

грядущий Адама воззвати!

Икос 13

Но после слов показывает и дела:

горожан опередил и всех возбудил

врагов Его гимн детей.

Источник

Кондак на неделю Ваий

***

The venerable church celebrates

the yearly festival calling faithfully

its children, lover of mankind,

with palm branches approaching

and spreading out garments of gladness,

so that you yourself with your disciples and friends

may set your feet upon them and deep peace for your slaves

you may decree and deliverance from oppression, as before you washed away

Mary's and Martha's tears.

Источник

Кондак 27, о Лазаре 2-ой, икос 15

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

Итак, то обстоятельство, что ослица идет по ветвям и пальмовым листьям, дает ясно понять, что не только Восседающий на ней, но и все, кто в Него поверит, покорят всех своих врагов, повергнут их к ногам своим и одержат славную победу. Ведь ветви и листья пальмы - символы победы. В то же время люди снимали одежды и постилали их на дорогу - и это был способ провозглашения, непосредственный и очевидный, того, что предвещало происходящее сейчас в событиях грядущих. На самом деле, когда верующие отказывались от всего, что имели, и даже от собственных одежд (как бы суть всего в одном поступке), то они следовали за евангелием милости. В книге Деяния Апостолов сказано: И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого 45 И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого.Деян. 2:45. А если бы это было не так, если бы в этом не было таинственного прообраза грядущих событий, то ветви и одежды превратились бы даже в препятствие для ослицы, словно сети, мешая ногам ее ступать. Народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! «Осанна Сыну Давидову», перейдя из еврейского языка на греческий, переводится как «хвала, хвалебная песнь [псалом] Сыну Давидову». Что же до Иисуса, то не подобает человеку хвала псалмами, а только Тому она подобает, Кто по природе есть Бог, как сказано: И вложил в уста мои новую песнь - хвалу Богу нашему 4 и вложил в уста мои новую песнь - хвалу Богу нашему. Увидят многие и убоятся и будут уповать на Господа.Пс. 39:4, и Буду петь Господу во всю жизнь мою,, буду петь Богу моему, доколе есмь 33 Буду петь Господу во [всю] жизнь мою, буду петь Богу моему, доколе есмь.Пс. 103:33. И вот восклицавшие это продолжа-ли: благословен грядущий во имя Господне! осанна в вышних! И разумеется, нужно было хвалящим говорить согласно обычаю: «Ты, к нам пришедший, добр». Он подобен тому, кто пришел впервые, или подобен старейшинам города, которые приветствовали пророка Самуила, спрашивая его: мирен ли приход твой ? 4 И сделал Самуил так, как сказал ему Господь. Когда пришел он в Вифлеем, то старейшины города с трепетом вышли навстречу ему и сказали: мирен ли приход твой?1 Цар. 16:4 Что же до Иисуса, то крики их: благословен грядущий во имя Господне! осанна в вышних! (а Лука добавил: мир на небесах и слава в вышних! 38 говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних!Лк. 19:38), - то это возвещение Его второго пришествия, когда Он придет в славе с Небес. Вот тогда Он соединит миром земное и небесное, когда будет судить вселенную по правде, и народы - по истине Своей 13 пред лицем Господа; ибо идет, ибо идет судить землю. Он будет судить вселенную по правде, и народы - по истине Своей.Пс. 95:13. И тогда Он введет в Царство Небесное живших праведно. Потому и младенцы восклицали хвалу Ему, ибо они были теми, кто вошел с Ним в храм, ведь Сам Иисус говорит:Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное 3 и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное;Мф. 18:3 Можно вспомнить, что ветви символизируют победу; ими приветствовавшие Его оказывали почтение, достойное Бога. Евангелисты пишут, что, когда Он приблизился и готов был сойти с Масличной Горы, народ стал приветствовать Его, идя впереди, восхваляя Его и срезая ветви деревьев. Евангелисты ясно показывают, что это были ветви оливы; они и должны были быть ветвями оливы, потому что росли на Масличной Горе. Итак, олива указывает на примирение Бога, Его исполненный любви приход к нам, чтобы быть с нами. Не в силу праведности нашей Он совершил это - этой праведности даже не существовало, а в силу Своей милости. Сходно с этим возвратился голубь со свежим масличным листом во рту, что стало знаком конца потопа во дни Ноя и смены гнева на милость мира, исходящую свыше.11 Голубь возвратился к нему в вечернее время, и вот, свежий масличный лист во рту у него, и Ной узнал, что вода сошла с земли.Быт. 8:11 Соборные проповеди 20 РО 37:50-56.

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

(9 И предшествовавшие и сопровождавшие восклицали: осанна! благословен Грядущий во имя Господне!Мк. 11:9, 10; 37 А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они,Лк. 19:37, 38; 15 Не бойся, дщерь Сионова! се, Царь твой грядет, сидя на молодом осле.16 Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что так было о Нем написано, и это сделали Ему.17 Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых.18 Потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо.Ин. 12:15-18). Лука заменяет слово «грядущий» двух первых евангелистов словом «царь» (o basileuj — так по лучшим чтениям, в русском переводе одинаково). У Матфея речь сокращенная, сравнительно с Марком и Лукой. Спаситель сделался центром народного движения. Ему предшествовали, сопровождали Его и следовали за Ним люди. Народа, собравшегося на Пасху, было много. Бывали года, когда, по приблизительным подсчетам, народу в Иерусалиме бывало более двух миллионов. Слова «осанна» и проч. заимствованы из псалма (25 О, Господи, спаси же! О, Господи, споспешествуй же!Пс. 117:25), который, вероятно, часто пели паломники в Иерусалиме. Псалом был частью так называемого «аллилуйи», или «пасхального гимна». Феофилакт объясняет слово осанна так: «по словам одних оно означает «песнь» или «псалом», а по словам других, что вернее, — «спаси нас». Слово «осанна» состоит из двух еврейских слов: оса и на. Первое происходит от евр. шава или шуа, быть свободным, в пиэл — искать освобождения, взывать о помощи, спасении; на — нем. doch, усиливает глагол, выражает поощрение и просьбу; русск. «спаси же». Чтобы лучше объяснить это слово, нужно различать первоначальное и позднейшее его значение. Первоначальное значение «дай спасение», «спаси». Если иметь в виду только первоначальное значение слова, то слова евангелистов следует переводить так: «помоги, Боже, дай спасение Сыну Давидову». Первоначально «осанна» было зовом, обращением к Богу о помощи (как в 25 О, Господи, спаси же! О, Господи, споспешествуй же!Пс. 117:25); но потом, вследствие частого употребления, потеряло свой первоначальный смысл и сделалось простым приветствием, совершенно равнозначительным нашим «ура», «vive», «hoch» и пр. Как наше «ура» не заключает в себе какого-нибудь определенного смысла и есть только удобное слово для выражения народных приветствий, так и «осанна». Но, сделавшись народным, «осанна» сохранило некоторые особенности, напоминавшие об его первоначальном смысле. Поэтому если нам нельзя говорить «ура в вышних», то еврейскому выражению такой оборот, напротив, был вполне свойствен. Цан связывает выражение «в вышних» с словом осанна еще несколько и иначе. В 1 [Аллилуия.] Хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних.Пс. 148:1 говорится: «хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних (евр. бамромим)», и то же еврейское выражение употреблено у 19 И ныне вот на небесах Свидетель мой, и Заступник мой в вышних!Иов. 16:19; 2 держава и страх у Него; Он творит мир на высотах Своих!Иов. 25:2; 2 Какая же участь мне от Бога свыше? И какое наследие от Вседержителя с небес?Иов. 31:2. В Евангелии Евреев, как свидетельствует Иероним, не один раз (в письме к папе Дамасу и комментарии на Мф.), стояло в 9 стихе, osanna borrama (испорченное еврейское «бамромим»). Таким образом, народный крик был столько же приветствием Спасителю, сколько и просьбою к Богу, живущему в вышних. Смысл всего выражения: сохрани или спаси, Боже, Сына Давидова. У греков и римлян вместо «осанна» или нашего «ура» употреблялись крики: ih paian и io triumphe. — Выражение o ercomenojгрядущий, которое у Луки заменяется o basileuj — царь, было тогдашним названием Мессии. Народ назвал Христа Царем или Мессией, соединяя с этими названиями земные представления, как о царе завоевателе и покорителе народов. Истинного значения слова Мессия в то время народ не мог понимать. Но приветствуемый Царь отличался от обыкновенных царей-завоевателей тем, что приходил во имя Господне, подобно лучшим и благочестивым иудейским царям. «Во имя Господне» — это выражение следует поставлять в связь с o ercomenoj, а не с euloghmenoj. Подобные же выражения часто слышались из уст народа во время праздника кущей.

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

НАРОД ЖЕ, ПРЕДШЕСТВОВАВШИЙ И СОПРОВОЖДАВШИЙ, ВОСКЛИЦАЛ: ОСАННА (спасение), помогай, Боже, СЫНУ ДАВИДОВУ! БЛАГОСЛОВЕН ГРЯДУЩИЙ ВО ИМЯ ГОСПОДНЕ, посланный Богом Царь Израилев, Которого мы так долго с нетерпением ждали, о Котором с таким благоговением наши пророки возвещали! «Благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида!» (10 благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида! осанна в вышних!Мк. 11:10). «Мир», радость у Ангелов «на небесах и слава» Богу «в вышних!» (38 говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних!Лк. 19:38). ОСАННА, спаси Боже, живущий В ВЫШНИХ! Всеобщий восторг еще более усилился, когда шествие достигло последней возвышенности Елеона, откуда представлялся, как на картине, весь Иерусалим, тот Иерусалим, при мысли о котором трепетало и теперь еще трепещет сердце каждого еврея, Иерусалим, который никогда не забывал и не забывает еврей даже и в настоящее время, Иерусалим, град священный, град Царя Небесного, столь любезный, столь дорогой для еврея, что он клялся им, как особенной святыней. «Если забуду тебя, Иерусалим, – говорили Иудеи, – забудь меня десница моя!..» Но нам трудно и представить себе всю красоту града Божия, какой сиял он тогда. «На первом плане, над ужасной пропастью, возвышался храм Иерусалимский и из-за многочисленных, блистательной белизны мраморных своих колонн казался искусственной громадой льдов, с золотым куполом, от которого безчисленными молниями отражались лучи полдневного солнца. Наружное великолепие его еще напоминало счастливые времена Давида и Соломона, но украшенная римскими орлами крепость Антония, с ее огромной башней, господствовавшей над храмом, казалось, выражала унижение, в котором находился народ Божий. Тут же являлась взору претория Пилата, но дворцы первосвященников были отделены от храма пропастями, как бы в знак духовного удаления их обитателей от Бога отцов своих. Среди этих видов, каждый из которых напоминал и о древней славе, и о настоящем унижении отечества, взоры всех невольно обращались на Иисуса, Который видимо нес с Собой в Иерусалим его прежнее святое величие. Надежда славного Царства Мессии, казалось, готова была теперь исполниться на самом деле» (Иннокентий, архиеп. Херсонский). И живо припоминались народу все чудеса, совершенные Господом, и еще более со всех сторон сыпалось ветвей, еще громче и чаще раздавалось осанна. Господь ведал, что эта народная радость возбуждается несбыточными надеждами видеть в Нем земного Царя; но важно было уже и то, что народ теперь в Его лице видимо признавал обетованного Мессию, и потому Он не препятствовал этому искреннему излиянию радостных чувств. Господь видел во всем этом исполнение воли Отца Своего Небесного, давно предсказанной пророками; видел, что теперь как бы Сам Отец Небесный указует на Него всему народу Иудейскому, как на пришедшего Мессию. Для одних врагов Его все это зрелище народного восторга было нестерпимо. Но высказаться открыто они боялись. Ведь во всем этом торжестве была любовь народа к своему отечеству: как можно судить за это народ? А ход дела показывал, что Галилейский Учитель, может быть, скоро будет их повелителем... Но и совершенно молчать они были не в силах. Поэтому хитрые лицемеры приняли такой тон, который не знающему их мог показаться безпристрастным, даже благожелательным. «Учитель, – сказали они, – уйми учеников Своих: это небезопасно и для Тебя, и для народа, – могут обратить на это внимание Римляне». Им как будто дела нет до того, что ликуют не одни ученики, – торжествует весь народ; им хочется унизить торжество Господа: все это дело затеяли Твои ученики, а за них достанется всему народу. Так тешит себя безсильная злоба! Что же Господь? Сердцеведец знал, из какого сердца идет этот совет о предосторожности; не обличая их прямо, Он только сказал: если они умолкнут – камни возопиют: так суждено свыше! Это было указание на пророчества; фарисеи хорошо знали Писание и потому вынуждены были умолкнуть. Через шесть дней, в час смерти Спасителя, рассевшиеся камни самым делом засвидетельствовали истину слов Господа нашего. «Вид Иерусалима, который скоро должен быть разрушен, – говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский, – непостоянство народа, который через пять дней, вместо «осанна» будет кричать Пилату: «возьми, возьми, распни Его» , и особенно это, невольно прорвавшееся наружу, хотя и по необходимости, сдержанное чувство злобы фарисейской вызвали в святейшей душе Спасителя нашего чувство глубокой скорби, которая отразилась и на Его Божественном лице. Может быть на том месте, где спустя тридцать восемь лет расположились грозные легионы Римлян, разрушивших святой город, легионы, которые Господь уже созерцал в Своем всеведении, – Он вдруг приостановил осла и в молчании устремил скорбный взор на Иерусалим... Он как бы искал в нем признак жизни духовной... Обильные струи слез, показавшихся из очей Его, свидетельствовали, что искомого не обрелось... Над гробом Лазаря Он проливал слезы молча, а здесь рыдал над городом, который уже поздно было спасти от опустошения, рыдал над родным Его народом, который нельзя уже уберечь от тяжких грядущих бед... «О» , – воскликнул Он, – «если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это» (и ныне, как прежде) «сокрыто от глаз твоих!» (и только твоих) «Ибо придут на тебя дни» (и Я уже вижу их: они недалеко), «когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (42 и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих,43 ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду,44 и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего.Лк. 19:42-44), когда Бог через Меня предлагал тебе спасение! Перед Сердцеведцем будущее, как настоящее: Он видит, как этот, некогда возлюбленный народ отвергается Богом, как римские войска осаждают этот ликующий теперь Иерусалим, как рушатся стены его, горит храм, сотни тысяч Иудеев избиваются мечом, другие сотни тысяч отводятся в плен, в рудники, и весь Израиль, как пыль ветром, рассеивается по лицу земли и становится притчей и поношением для всех народов, – видит все это, и неудержимые слезы текут потоком из Божественных очей Его! Кто говорил, Кто плакал таким образом об Иерусалиме, Тот не был, как клеветали фарисеи, обольстителем народа, не желал бедствий Своему отечеству!... Настала минута двинуться дальше. В долине Кедронской, по зеленым горным скатам Елеона, теснились палатки и шалаши прибывших в Иерусалим дальних богомольцев; услышав отголоски радостных криков, узнав, что это Иисус грядет, и эти богомольцы толпами устремились туда же, так что когда Господь вошел в Иерусалим, то весь город пришел в волнение.

Толкование на группу стихов: Мф: 21: 9-9

"Осанна" - по словам одних, означает "песнь" или "псалом", а, по словам других, что вернее, - "спаси" нас. Господь называется Грядущим, ибо Его пришествия ожидали евреи. Так и Иоанн говорит: "Ты ли Грядущий?", то есть Тот, пришествия которого ожидают. Кроме того, Господь называется Грядущим и потому, что каждый день можно ожидать Его второго пришествия. Посему каждый из нас должен ожидать кончины века, пришествия Господня, и приготовляться к этому.