yandex

Библия - Евангелие от Марка Глава 14 Стих 16

Стих 15
Стих 17

Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

Хозяин того дома отвел им горницу большую устланную, готовую, и они приготовили там Пасху. Во всем этом сказалось всеведение Господа. Вместе с тем, слова Господа указывают на поспешность, ввиду приближения времени, когда должны были совершиться с Ним великие и последние события Его земной жизни.

Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

Тогда как прочие ученики ничего этого не знали, Господу все это было открыто и Он спокойно ожидал, когда придет час Его. Он предвидел, что оставит учеников Своих прежде, нежели наступит ожидаемый праздник и потому хотел дать особенное значение последней вечери Своей с ними, поставить ее в соответствие с пасхальной Иудейской вечерей или лучше – христианской новозаветной вечерей заменить ветхозаветную. Тринадцатого дня Низана Он находился вероятно в Вифании, чтобы вполне посвятить последние часы Своим ученикам. Но утром того дня послал Петра и Иоанна в Иерусалим, чтобы объявить хозяину того дома, где Господь намеревался совершить сию последнюю вечерю – о сем намерении и приготовить, что нужно для пасхи. Посылая двух вернейших учеников Своих, Он не объявил им имени его хозяина, – вероятно для того, чтобы не узнал его Иуда и не передал его первосвященникам. Господу нужно было, чтобы эта вечеря была совершена в невозмущаемой тишине.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 207++

Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

1) Что первые три евангелиста говорят о праздновании Иисусом Христом пасхальной иудейской вечери, это очевидно; ибо, когда Иисус говорил ученикам Своим: „пойдите, приготовьте нам есть пасху" (Лк.), и когда в ответ на это ученики спрашивали Его: где велишь нам приготовить Тебе пасху» (все три ев.), в том и другом случае они ни о чем другом не могли думать, как о приготовлении вечери пасхальнаго агнца. Таинство Евхаристии, установление котораго воспоследовало во время этой вечери, и составляет главный предмет повествования евангелистов о вечери, было совершенно новое, необычное дело Господа, о котором до его совершения ученики не имели никакого представления. Βο-2-х, порядок повествования евангелистов о самой вечери точно так же говорит за то, что это была вечеря пасхальнаго агнца, ибо выражения их: „ядущим же им» обозначают не что другое, как торжество пасхальнаго агнца1.

2) Ев. Иоанн в своем повествовании о вечери вовсе не сохранил следов ни того, чтобы это была вечеря пасхальнаго агнца, ли на это it вечери установлено было таинство Евхаристии. Главный предмет его повествования составляет умовение ног ученикам и открытие предателя. Но что Иоанн разсказывает нам о той же вечери, что и первые три евангелиста, за это говорит следующее: во-1-х, как на той, так и на другой вечери последовало открытие в Иуде предателя; во-2-х, как за тою, так и за другою вечерею непосредственно последовали одни и те же события: удаление И. Христа с учениками в Гефсиманию, предательство, суд и пр.

3) По единогласному сказанию всех евангелистов, днем смерти Господа была пятница (Ин. 19:14, 31. 42. Лк. 23:54. Мк. 15:42. Мф. 27:62). А так как Христос совершил вечерю Пасхи накануне Своей смерти, то, значить, днем совершения ея был четверток. Но какое это было число месяца? К решению сего вопроса нужно взять во внимание следующее:

Первые три евангелиста говорят, что эта вечеря была приготовлена в первый день опресночный (Мф. 26:27), когда обыкновенно иудеи закалали пасхальнаго агнца (Мк. 14:12) и когда по закону должно было делать это (Лк. 22:7), и совершена была в узаконенное время дня (Лк. 22:14). Следовательно, И. Христос совершил вечерю в обычное и законное время, т.-е. 14 числа Нисана вечером (Исх. 12:1—8. Исх. 13:1—10. Лев. 23:5—14. Чис. 28:15-25. Втор. 16:1—8).

Но так как евреи высчитывали день или число месяца от вечера до вечера, то, спрашивается, вечером в четверг, когда Господь совершил Пасху, начиналось ли 14-е число Нисана, или оканчивалось? К решению этого вопроса ведут следующия обстоятельства и соображения:

Первым днем праздника было собственно 15-е число Нисана и этот день законом по святости сравнен с субботою; в этот день воспрещалась всякая работа (Исх. 12:16. Лев. 23:7. 11. Чис. 28:18), равно как и ночь с 14-го числа на 15-е была священная, праздничная ночь (Исх. 12:42), обязывавшая к совершенному покою. Между тем, в конце вечери ученики думают, что Иуда может идти для закупок к празднику (Ин. 13:19—20); Симон Киринейский около полудня в пятницу возвращается с поля, и солдаты заставляют его нести крест (Мк. 15:21), тогда как существовали очень строгие эдикты римских императоров, воспрещавшие в дни субботние обременять евреев какою-либо работой; Иосиф вечером в пятницу покупает плащаницу (Мк. 15:46), Никодим же в это время приходит, неся состав из смирны и алоэ литр около ста2 (Ин. 19:32). Все это показывает, что пятница не была 15-е число, а ночь с четверга на пятницу не была ночь с 14-го на 15-е Нисана. К этому можно присоединить и то, что первосвященники, фарисеи и книжники, столь строгие в соблюдения внешних предписаний закона, конечно, не дозволили бы себе нарушить покой 15-го Нисана взятием Иисуса, судом над Ним, распятием Его; насколько они и в настоящем случае желали сохранить себя формально правыми пред законом, на это указывается тем, что они не хотят осквернить себя оставлением распятаго тела на кресте до субботы (Ин. 19:31), равно как вступлением в жилище Пилата—язычника (Ин. 18—27); притом, они даже боялись взять я убить Иисуса в праздник (Мф. 26:5). Итак, вечером с четверга на пятницу тогда начиналось не 15-е, а 14-е число Нисана (а 15-е было в субботу) почему евангелист и говорит: бе бо дек велик тоя субботы (Ин. 19:31).

Итак, И. Христос вкусил пасху 13-го Нисана вечером или, по еврейскому счету, в начале 14-го числа, и это время, по первым трем евв., было обычным и законным временем для совершения пасхи. Но как согласить с этим то, что иудеи, приведши Иисуса к Пилату в пятницу утром, не входят в преторию, да не осквернятся, ко да явят пасху (Ин. 18:28)? Это, кажется, указывает, что иудеи в тот год вкушали пасху в пятницу вечером и что, следовательно, обычным и законным временем для совершения Пасхи тогда считали вечер него, а 14-го Нисана. Согласно с этим и о вечери, на которой И. Христос совершил пасху, ев. Иоанн говорит, что она была пред праздником Пасхи» (13:1). Как же согласить свидетельства ев. Иоанна о законном дне для совершения Пасхи в год смерти Господа со свидетельством о том же первых трех евангелистов? На этот вопрос толкователи отвечают различно. Одни утверждают, что Иисус Христос вкушал Пасху в обычное и законное время, вместе со всеми иудеями, и этим законным временем для совершения пасхи тогда считали вечер 13 Нисана3.

Если же ев. Иоанн говорит, что вечеря была „пред праздником пасхи" (13:1), то в этом случае, говорят, она следует строго точному словоупотреблению, по которому „праздником» Пасхи назывались собственно семь дней с 15-го Нисана, а „пасхою»—день заклания агнца пасхальнаго, 14-е число Нисана (Чис. 28:16—17)4. Этому словоупотреблению ев. Иоанн следует и в некоторых других случаях: 2, 13, 23, 6, 4, 13,29. 18, 39. 19, 14. Если потом иудеи в пятницу утром не входят в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы есть пасху (Ин. 18:28), то, говорят, здесь не может мыслиться пасхальный агнец, а нечто такое, что должно было есть ранее захода солнца, так как вступление в языческое жилище делало человека нечистым только до захода солнца. Это, вероятно, ежедневныя пасхальныя жертвы (хагига), которыя иногда в писании соединяются под общее понятие пасхи (Втор. 16:1. 2, 7. ср. 2 Пар. 35:1. 7-9. 11—13).

Другие же толкователи относительно места Ин. 18:28 говорят, что, по толкованию иудейских богословов времени Христа, не только вступление в дом язычника, но даже дыхание воздухом страны, обитаемой язычниками, оскверняет иудея—на семь дней, следовательно, в указанном евангелистом месте речь идет именно о Пасхе, Таким образом выходит, что И. Христос совершил пасху в четверг вечером, и так Он поступил, если не по букве закона, то согласно с его сущностью, а также с обычаями своего народа; иудеи же, приведшие И. Христа к Пилату, ели пасхальнаго агнца в пятницу вечером. Каким же образом это могло произойти? На это отвечают следующим образом. Законным временем для совершения пасхи у иудеев всегда считался вечер не 13-го, а 14-го Нисана. Но в те годы, когда 14-е число Нисана приходилось в пятницу, в древнее время закалали и приносили в жертву пасхальнаго агнца 13-го вечером. Поступали так по следующим основаниям: по закону Моисееву, агнца пасхальнаго должно было закалать вечером; следовательно, в пятницу 14-го числа днем нельзя было закалать его и привосить в жертву. Но нельзя было .этого сделать и вечером в пятницу, так как, по еврейскому счислению времени, с вечера пятницы уже начиналась суббота, время покоя, когда приготовлением пасхи нельзя было заниматься. Поэтому и приготовляли ее еще 13-го вечером, и так выйти из указаннаго затруднения тем более считали возможным, что вечер 13-го есть собственно начало 14-го числа. Что же касается до вкушения агнца пасхальнаго, то в этом случае между иудейскими богословами было разноречие: одни утверждали, что в тот год, когда 14-е Нисана приходится в пятницу, следует как приносить в жертву, так и есть агнца пасхальнаго 13-го вечером; другие же говорили, что лишь приготовление агнца пасхальнаго должно было переносить в этих случаях на 13-е число, вкушать же его следует, по закону, вечером 14-го числа. Первые закон о доставлении ничего от агица пасхальнаго до утра (Исх. 12:8. 10) понимали в том смысле, что не следует ничего оставлять до утра того дня, в который агнец закаляется; последние разумели здесь утро 15-го Нисана. Вследствие этого разноречия и происходило, что одни из иудеев вкушали агнца пасхальнаго 13-го вечером, другие же—14-го вечером.

Евангелисты не имеют намерения передать нам все, бывшее на вечери; они с большею или меньшею подробностию останавливаются только на том, что особеннаго, необычнаго было на этой вечери. Так, первые три евангелиста с некоторою подробностию разсказывают о том, как Господь указал ученикам Своим дом, в котором они должны были приготовить пасху (Мф. 17—19. Мк. 12—16. Лк. 7— 19; все четыре евангелиста передают открытие во время вечери предателя в лице Иуды (Мф. 21—25. Мк. 18—21, Лк. 21—23. Ин. 21—30); ев. Лука разсказывает о споре учеников о первенстве (24—30), что можно думать, и было поводом к умовению И. Христом ног Своим ученикам, о чем передает ев. Иоанн (1—20); наконец, первые три евв. говорят подробно об установлении таинства Евхаристии (Мф. 26—29. Мк. 22—25. Лк. 19—20). Правда, ев. Лука передает нечто и из торжества пасхальнаго агнца (14—18), но и об этом он говорит, разумеется, потому, чтобы передать сказанныя при сем особенныя слова Господа.

Что касается порядка отдельных событий Тайной Вечери, то его следует определять, кажется, чрез сравнение евв. Матфея и Марка с Иоанном. В повествовании Ев. Луки замечается следующий порядок: сначала он разсказывает все то, что И. Христос особеннаго сказал и сделал во время вечери, имея в виду близость Своих страданий и смерти, основание чрез них и открытие Своего новозаветнаго царства (15—18. 19—20), а после того обращает внимание на учеников Его и показывает, как расположение их духа противоречило настроению духа Господа, Его словам и делам (21—23. 24-30). Отсюда произошло то, что не только об открытии предателя, но и о споре учеников о первенстве, который произошел, очень вероятно, пред вечерею5, он передает в конце ея. Так как теперь более нежели вероятно, что умовение ног ученикам,о чем говорит ев. Иоанн, было по поводу того спора учеников о первенстве (см. особенно Лк. 27), то порядок событий в начале вечери можно с вероятностию предположить следующий; спор учеников о первенстве, умовение ног ученикам (Лк. 24. Ин. 2—11), научение их смирению (Лк. 25—30. Ин. 12—20). После того, конечно, началось торжество иудейской пасхи, из которой ев. Лука передает нам историю первой чаши (15—18). Во время сего торжества последовало открытие в Иуде предателя, как это можно видеть из ясных указаний евв. Матфея и Марка, по которым это было пред установлением таинства Евхаристии, „когда они возлежали и ели» (Мф. 20—25. Мк. 18—21), из указания ев. Иоанна, по которому открытие предателя началось непосредственно после речи И. Христа по поводу умовения ног ученикам (21—30), и, наконец, из способа открытия в Иуде предателя, который указывает или на вкушение горьких трав, или на вкушение благословеннаго хлеба после второй чаши. Что Иуда, взявши от Иисуса кусок, тотчас вышел, об этом говорит ев. Иоанн. Отсюда мы должны заключить, что предатель не находился на вечери при установлении таинства Евхаристии. После того, как Иуда вышел с вечери,—говорит Иоанн,—Иисус сказал: „ныне прославился Сын человеческий» и пр. (31). Но евв. Матфей и Марк сообщают, что по открытии предателя последовало установление таинства Евхаристии, причащение учеников плоти и крови Христовой (Мф. 26—29. Мк. 22—25). Соглашая эту разность, происшедшую, очевидно, от неполноты повествования каждаго евангелиста, можно думать, что ев. Иоанн начало прощальной речи И. Христа передает непосредственно по удалении с вечери Иуды, потому что он, лишь пополняя своими повествованиями первых трех евв., опускает историю установления таинства Евхаристии; следовательно, по удалении Иуды, Господь приступил к приобщению учеников Своею плотию и кровию. Начало речи, где И. Христос созерцает Свое дело окончившимся, совершив- шившимся, вполне прилично времени непосредственно по установлении таинства, в котором ученики вкушали тело и пили кровь Христову. Можно, конечно, думать и так, что начало прощальной речи И. Христа предшествовало установлению таинства Евхаристии и что приобщение учеников тела и крови Христовой последовало где-либо в средине этой речи. Наконец, указание ев. Луки (20), что чашу крови Своей И. Христос предложил после вечери, заставляет думать, что к этому времени кончилось вкушение пасхальнаго агнца. Если к этому времени относить установление таинства Евхаристии, то для чаши крови Своей Иисус Христос употребил третью чашу, которая начиналась именно по окончании вкушения. При этом И. Христос один из оставшихся целым хлеб употребил для таинства тела Своего.

Приготовление вечери. Мф. 17—19. Мк. 12—16. Лк. 7—13. На вопрос учеников Своих: где велишь приготовить Тебе пасху? И. Христос двух учеников Своих (Мк.) Петра и Иоанна (Лк.) послал в город, сказавши им, что при входе в город встретится им человек с кувшином воды (Мк. Лк.), за которым они должны следовать до его дома, и что этот укажет им в доме своем горницу большую, убранную и готовую, где они и должны приготовить пасху. Очень вероятно, что этот неизвестный апостолам человек был, подобно Никодиму, тайный последователь И. Христа. Но хотя он внешне не следовал за Иисусом, Господь провидел как вообще его душевное настроение по отношению к Себе, так равно и ту готовность благоугодить Господу, давши Ему в своем доме помещение для празднования пасхи6. Чудесное прозрение Иисус Христос в настоящем случае» проявил еще и в предсказании ученикам того положения этого человека, при котором он повстречается с Петром и Иоанном. Не назвал же И. Христос прямо по имени этого человека, можно думать, для того, чтобы место вечери осталось до ея начала неизвестно Иуде, который в данное время уже был в соглашении с первосвященниками и потому мог дать им знать, где в эту ночь будет И. Христос со Своими учениками.


Примечания

    *1 Торжество пасхальнаго агнца, как оно описывается в составленном раввинскими книжниками служебнике и как приблизительно совершилось оно во время Христа, состояло в следующем. Когда все было приготовлено к назначенной вечере и застольное общество приступило к торжеству, предлагаема была первая чаша вина (обыкновенно краснаго), которую отец семейства благословлял, произнося при этом благодарение, и из которой пило общество по порядку. После этого, вслед за умовением рук, пасхальная вечеря открывалась тем, что каждый брал немного из горьких трав и ел. Затем предлагалась вторая чаша вина, при которой отец семейства, на вопрос сына, объяснял цель и значение пасхальной вечери, сообразно с предписанием закона (Исх. 12:26). Только после этой второй чаши начиналось собственно пасхальное торжество, при благословении преломленных на куски опресноков и испеченнаго агнца; в это время каждый возлежал за столом и по желанию ел и лил. По окончании трапезы отец семейства умывал свои руки, благодаря йога за пасхальный ужин, благословлял третью чашу, которая но преимуществу называется чашею благословения. Эту, вероятно, чашу Господь обратил в чашу Новаго Завета (1 Кор. 10:26) и пил ее всю вместе с застольными сотоварищами. В заключение торжества испивали еще четвертую чашу. Вторая и четвертая чаши сопровождались пением положенных псалмов. Кроме пасхальнаго агнца, опресноков и горьких трав, принадлежность пасхальной вечери составлял особаго рода соус, обмакивая в который и ели куски агнца, опресноков и горькой травы.

    *2 Литр=12 унциям.

    *3 Мнение, что и по закону должно было вкушать пасху 13-го Нисана подтверждают историею празднования евреями первой Пасхи в Египте. Жертва 14-го Нисана (а от нея и день, в который она совершалась) называется Пасхою именно потону, что, во время избиения всех первенцев египетских ангелом-губителем, Господь прошел мимо домов сынов Израилевых (Исх. 12:23, 27). А оно совершилось „в полночь" (12, 29), после того как пасха „в сию самую ночь" была уже окончена (12, 6—13, 28, 29). Из Раамсеса Израиль отправился яа другой день Пасхи, в 15-й день перваго месяца (Чис. 33:3), и собственно ночью (Втор. 16:1. Исх. 12:42, 51), которая поэтому должна быть священная ночь (Исх. 12:42). Уже отсюда видно, что ночь псшествия евреев из Египта следовала за ночью пасхальнаго агнца. Кроме того, в ночь, в начале которой евреи ели пасху, они не должны были выходить из донов до утра (Исх. 12:22). Без всякаго сомнения Моисей и Аарон во время пасхальной вечери были среди своего народа, в Раамсесе, из котораго евреи вышли из Египта. Когда в полночь стали умирать первенцы египетские, Фараон призвал их обоих ночью и сказал: „встаньте, выйдите из среды народа моего» (Исх. 12:30). Если местом его пребывания, по Пс. 77:12. 43, был Цоан (Танис), то оп находился к 5 милях от Вади Тум идет, где лежал Раамсес, и в 2,5 милях от ближайшаго места на восток от Нила. Но хотя бы Фараон жил тогда на восточной стороне Нила (напр., в Пифоме) и хотя бы в ту же ночь передано было требование его Моисею и Аарону, все-таки трудно допустить, чтобы в ту же ночь совершилось исшествие 600-тысячной толпы, кроме жен и детей, с многочисленным скотом. Если же Мемфис был тогда резиденциею Фараона, то последний в таком случае еще более был отдален от евреев. Когда получено было повеление Фараона, египтяне понуждали евреев к поспешному исходу, а сыны израилевы, по слову Моисея, просили у египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд; Господь же дал милость народу Своему в глазах египтян: и отдавали ему, и обобрал он египтян (Исх. 12, 33—37. 3. 21—22). Это требует точно так же, как собрание людей и скота, между ночью смерти первенцев и ночью исхода яснаго дня четырнадцатаго Нисана.

    *4 При нестрогом словоупотреблении то день пасхальнаго агнца причисляется к дням опресноков, то иасхою называются все 6 дней с 14-го Нисана.

    *5 Двоякий можно предполагать повод к спору учеников о первенстве: или они препиралась между собою о том, кому из них исполнить в настоящем случае должность раба—омыть другим ноги пред вечерею, по обычаю востока; или же, размещаясь вокруг стола, они стали препираться между собою о том, кому из них ближе возлежать около Господа и таким образом занимать во время вечери более почетное место.

    *6 Те израильтяне, которые не имели в Иерусалиме собственнаго места жительства, пользовались от иерусалимских домохозяев нужными комнатами, которыя отводились им безплатно; в пользу домохозяев предоставлялись только кожа пасхальнаго агнца и глиняные сосуды, употреблявшиеся при пасхальном пиршестве. По подвиг веры в данном случае состоял в том, что этот тайный последователь Иисуса, прежде боявшийся открыто исповедать свою веру в Него, теперь предлагает Ему комнату в своем доме, несмотря на то, что Господа ищут убить.


Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 315-321

Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

Приход его в Иерусалим

Петр и Иоанн пошли в Иерусалим и встретили при входе человека с кувшином; они сказали ему, что повелел им Иисус, в указанной им комнате приготовили все, что требовалось по закону Моисея, и пошли сказать об этом Иисусу, вероятно, в Вифанию.


Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 37. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 577

Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

Наше Евангелие снова изображает Иисуса как пророка, Который знал, что произойдет, и Который действует, исходя из Своего знания. Мы уже раньше видели, что Иисус загодя договорился о молодом осле, на котором Он въедет в Иерусалим. Теперь, когда ученики спросили Его, где они будут кушать Пасху, Иисус послал их найти в Иерусалиме человека с кувшином воды: это был заранее условленный знак. Дело в том, что кувшины с водой обычно носили женщины, мужчины никогда не делали такой работы. Мужчина с кувшином воды на плече выделялся среди толпы в Иерусалиме. Так что Иисус уже заранее подготовил место Тайной Вечери. Мы не поняли бы Марка, если бы задались вопросом: Почему Иисус мог знать так точно, что в городе, улицы которого бурлили от наплыва паломников, двум ученикам встретится «человек, несущий кувшин воды», и что он отведет их в нужный дом? Просто для Евангелиста очевидно, что Иисус Христос всё знал заранее. Согласно Евангелию от Марка, последняя трапеза Иисуса была Пасхальной трапезой 1). Поскольку пасхальная трапеза могла происходить только в самом Святом Городе, было необходимо, чтобы паломники озаботились заранее о том помещении в городе, где они, – как правило, в обществе как минимум десяти участников, – могли вкушать агнца, который был заклан в храме. Чтобы сделать возможными такие многолюдные трапезы, жители Иерусалима в эту ночь должны были бесплатно предоставлять свои помещения всем, кто их об этом просил. И мы из многих свидетельств знаем, что население Иерусалима великодушно и щедро шли навстречу желаниям пилигримов. Это мы наблюдаем и в нашем рассказе. Вот в таком помещении два ученика, которых послал Иисус, могли приготовить ужин (пасху!): позаботиться о пресном хлебе, добыть посуду для трапезы и зажарить тушку закланного в храме и выпотрошенного ягненка. О каком помещении идет речь? В больших иудейских домах были горницы, то есть верхние комнаты. В такую комнату попадали по наружной лестнице, минуя главную, нижнюю комнату. Горница обычно служила кладовой, но также местом для спокойного уединения и для приема гостей. В такой комнате раввины принимали близких учеников. Иисус поступал в данном случае как все иудейские учителя. Когда, согласно Марку, все это было? Мы знаем, что как и в нашем церковном календаре, библейский новый день начинался в шесть часов вечера. До 6 часов вечера было 13-е нисана, день подготовки к Пасхе, а 14-е нисана, собственно Пасха, которая начиналась в 6 часов вечера. Другими словами, по нашему светскому календарю, пятница, 14 нисана, начиналась в 6 часов вечера в четверг 13 нисана. Немного о приготовлениях иудеев к Пасхе. Сначала из дома должны были быть удалены мельчайшие кусочки дрожжей, закваски. И в день перед наступлением Пасхи хозяин дома брал зажженную свечу и совершал обряд – обыскивал дом в поисках закваски. Поэтому канун Пасхи и называется днем опресноков. Потом, после полудня в день накануне Пасхи совершалось жертвоприношение пасхального агнца. Все собирались к храму, и каждый глава семьи участвовавший в богослужении, приносил в жертву своего собственного агнца, совершая как бы свое жертвоприношение. Агнца уносили домой, чтобы зажарить. Его нельзя было варить; ничто не должно было касаться его, даже стенки котла; его следовало жарить на открытом огне на вертеле из гранатового дерева. Напомним себе о символике пасхального обряда. 1. Во-первых агнец напоминал иудеям о том, как их дома были защищены знаком крови, когда ангел смерти проходил по Египту. 2. Во-вторых, опресноки напоминали им о хлебе, который они ели в спешке, когда уходили из египетского рабства. 3. Чаша соленой воды напоминала им о слезах, пролитых в Египте и о водах Красного моря, через которое они чудом прошли от опасности. 4. Салат из горьких трав – хрен, цикорий, лук – напоминал им горечь рабства в Египте. 5. Была еще паста или мастика из яблок, фиников, гранатов и орехов, чтобы напомнить иудеям о глине, из которой они делали кирпичи в Египте. 6. Наконец, четыре чаши вина, которые выпивали на определенных этапах праздника, должны были напоминать им о четырех великих обетованиях в Исх. 6:6–7:6 «Я выведу вас из-под ига Египтян, И избавлю вас от рабства их, И спасу вас мышцею простертою и судами великими. И приму вас к Себе в народ и буду вам Богом».

  • 1) Несколько иное мы читаем в Евангелии от Иоанна. Там суд над Иисусом и Его распятие произошли в день перед Пасхой, в первый день опресноков. В таком случае Тайная Вечеря не могла быть пасхальной трапезой. Ведь даже заклание пасхальных агнцев для ночной пасхальной трапезы происходило во второй половине дня кануна Пасхи, когда Иисус уже был распят (это согласно Иоанну). Это чисто исторический вопрос, и разумнее его не обсуждать, ибо, согласно дошедшим до нас словам и действиям Господа Иисуса, Сам Он не высказал никакой связи между Его смертью и пасхальной литургией. И во время Тайной Вечери Иисус, очевидно, действовал не в литургических рамках, но по-человечески спонтанно.

  • Источник

    Беседы на Евангелие от Марка, прочитанные на радио «Град Петров»

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    На время великих праздников все дома Иерусалима были открыты для гостей. Горницу устланную – коврами, по восточному обычаю, со столом на средине и местами для возлежания при трапезе. Готовую, т. е. снабженную всем, что нужно для празднования пасхальной вечери, кроме конечно пасхального агнца, которого должны были приготовить сами, имеющие совершать пасхальную вечерю. В Иерусалиме каждый житель обязывался давать, если может, даже без платы, иногородним иудеям комнату для совершения пасхи. Господь, любивший простоту, совершает вечерю в большой убранной комнате, показывая тем, что таково должно быть место для святейшего таинства св. причащения (Филар. Черн.). Св. Златоуст замечает при сем: «неудивительно то, что горница была готова для известного человека; но удивительно то, что неизвестный человек решился принять Господа, несмотря на вражду к Нему и злобу на Него начальников народных.


    Источник

    Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Марка. М.: 1900. Зач. 64 - С. 170

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    Наконец послал Господь Петра и Иоанна уготовать пасху. Это образ того, что, когда ум увидит себя ничем не обладаемым, то приготовляется к бессмертию, собирая чувства свои воедино, и делая их единым телом, чрез питание их причащением от Господа.

    Источник

    Слово тринадцатое. О подвизавшихся и совершивших (подвиг) свой добре. "Добротолюбие". Том I. § 5

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    Отрывок Мк. 14:12–26 можно тоже рассматривать как единое целое. Он начинается с приготовления Пасхи и заканчивается выходом на гору Елеонскую по совершении трапезы. На вопрос учеников, где хочет Иисус есть Пасху, Он посылает двоих и дает им указания. Нет никакого основания предполагать предварительный сговор между Иисусом и человеком, несущим кувшин воды (Мк. 14:13–16). Случай – аналогичный тому, который мы имели с осленком при входе Иисуса в Иерусалим (ср. 11:2–6). Приближается час Голгофского страдания. На пути Иисуса – веяние чуда. Таково впечатление непредвзятого читателя.

    Ученики приготовляют Пасху (ст. 12–16). Но заданию явно противополагается дальнейшее течение событий.


    Источник

    Лекции по Новому Завету. Евангелие от Марка. Paris 2003. - 144 c.

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    έξήλθον aor. ind. act. от εξέρχομαι выходить, ήλθον aor. ind. act., см. ст. 3. εύρον aor. ind. act. от ευρίσκω находить, ήτοίμασαν aor. ind. act., см. ст. 15.

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    Он и должен был отвести их в предназначенную им комнату. В комнате уже все было готово для праздника, то есть там стояли стол и специальные обеденные ложа, на которых участники трапезы возлежали за едой, облокотившись на левую руку. Этот обычай евреи заимствовали у греков и римлян. В обычное время люди ели сидя, но на Пасху возлежание за столом было религиозным долгом, символом свободы, полученной народом после исхода из Египта (см. коммент. на ст. 18). Сообщая о размере и удобстве комнаты, евангелист подчеркивает этим, что Иисус, хотя и вынужден скрываться, тем не менее ни в чем не нуждается и полностью владеет ситуацией, знает заранее все, что с Ним произойдет, и сознательно идет навстречу Своей судьбе.


    Источник

    Кузнецова В. Н. Евангелие от Марка. Комментарий. М.: 2002. - С. 261-262

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    Спаситель велел апостолам Петру и Иоанну идти в Иерусалим и, указывая для них таинственный признак, сказал им, что при входе в ворота они встретят слугу с кувшином воды, почерпнутой в одном из источников для вечернего употребления; следуя за ним, они придут в дом, хозяину которого они должны передать о намерении Учителя есть в этом доме пасху с своими учениками; и хозяин этот (по предположению некоторых Иосиф Аримафейский) тотчас же предоставит в их полное распоряжение готовую убранную горницу, снабженную необходимыми столами и лежанками. Они нашли все, как сказал им Иисус Христос, «и видимо в тот же день приготовили пасху».


    Источник

    Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С 470

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    Кто это в Евангелии несущий в город кувшин воды, с которым встречаются посылаемые Христом ученики и за которым им повелевается следовать? Кто владелец дома? И почему у евангелистов не названо его имя? И что такое горница большая и устланная, в которой совершается страшная тайна божественной вечери (Лк. 22:7-13; Мк. 14:13-16)? Ответ. Писание умолчало не только об имени человека, к которому Спаситель послал двух учеников Своих для приготовления пасхи, но и о названии города, в который они были посланы. Отсюда, по первому созерцанию, предполагаю, что под «городом» здесь обозначается чувственный мир, а под «человеком» – общее человеческое естество, к которому посылаются, словно ученики Бога и Слова и предтечи Его, предуготовители Его таинственной вечери с природой человеческой – закон первого Завета и закон Нового Завета. Один очищает деятельным любомудрием естество человеческое от всякой скверны, а другой умозрительно возводит ум через созерцательное тайноводство к сродным видениям умопостигаемых вещей. И доказательством этому является то обстоятельство, что посланными учениками были Петр и Иоанн. Ибо Петр есть символ делания, а Иоанн – символ созерцания. Поэтому, как то и должно быть, первым выходит к ним навстречу несущий кувшин воды, обозначая собою всех, кто соответственно деятельному любомудрию носит на плечах добродетели сберегаемую, словно в сосуде, в умерщвлении «земных членов» (Кол. 3:5) тела благодать Духа, очищающую их через веру от скверны. Затем, после несущего воду, вторым встречается владелец дома, показывающий устланную горницу, научая собою подобным же образом относительно всех тех, кто в соответствии с духовным созерцанием богоприлично устлал ведующими умозрениями и догматами, словно горницу, вершины своей чистой и возвышенной мысли для приятия великого Слова. Дом же есть навык в благочестии, и к нему свершает свой путь деятельный ум, домогаясь добродетели. А владеет им, как стяжавший уже принадлежащее ему по естеству, тот ум, который просвещается божественным светом таинственного ведения и потому удостаивается вместе с деятельным умом сверхъестественного пришествия и вечери Спасителя Слова. Итак, в Евангелиях говорится и об одном человеке, и о двух, так как об одном написано, что он несет кувшин, а другой назван хозяином дома. Говорится об одном, как я сказал, вероятно, по причине единства природы человеческой, а о двух – потому что эта природа разделяется на людей деятельных в благочестии и людей созерцательных; смешав их вновь посредством Духа, Слово называет и делает их одним человеком. Если же кто пожелает рассмотреть сказанное и в отношении к отдельному человеку, то не отпадет от истины. Ибо город есть душа каждого человека в отдельности, и в нее посылаются, как ученики Бога и Слова, логосы добродетели и ведения. Несущий кувшин воды есть твердый нрав и помысел, держащий в неприкосновенности на плечах воздержания дарованную при крещении благодать веры. Дом есть добродетельное состояние и навык, выстроенный, как из камней, из многих и разнообразных твердых и мужественных нравов и помыслов. Горница есть широкая и просторная мысль и деятельность ведения, украшенная божественными созерцаниями таинственных и неизреченных догматов. Хозяин дома есть ум, по блеску своего дома – добродетели, высоте, красоте и величию своего ведения готовый к широкому приему гостей; приходя к нему со Своими учениками то есть первыми и духовными мыслями о природе и времени, Слово преподает ему Самого Себя. Ибо поистине пасхой является переход Слова к уму человеческому, благодаря которому Слово Божие, придя таинственным образом, дарует всем достойным полноту причастия собственных благ.

    Источник

    Вопросоответы к Фалассию

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    Как согласно свидетельствуют все Евангелия (Мф. 26:17–30; Мк. 14:12–26; Лк. 22:7–23; Ин. 13–14), в четверг вечером или, точнее, в ночь (см.: 1 Кор. 11:23) с четверга на пятницу Страстной седмицы, то есть в ночь перед днем Крестных Страданий, Господь последний раз совершил трапезу со Своими учениками. Впоследствии в церковном Предании эту последнюю вечерю стали называть Тайной – в связи с установлением на ней Таинства Евхаристии. Синоптические Евангелия говорят о том, что эта вечеря была именно пасхальной: «В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху? Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими. Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху. Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками» (Мф. 26:17–20 Евангелисты Марк и Лука поясняют, что именно в этот день надо было заколать пасхального агнца: «В первый день опресноков, когда заколали пасхального [агнца, говорят Ему ученики Его: где хочешь есть пасху? мы пойдем и приготовим» (Мк. 14:12), «Настал же день опресноков, в который надлежало заколать пасхального агнца, и послал Иисус Петра и Иоанна, сказав: пойдите, приготовьте нам есть пасху» (Лк. 22:7–8).]) Хотя описание Тайной вечери в Евангелии от Иоанна разительно отличается от описания синоптиков (в нем нет описания установления Таинства Евхаристии, в нем есть отсутствующий у других евангелистов рассказ об омовении ног, в нем приведена прощальная беседа Христа с учениками), нет сомнения, что у всех евангелистов описана одна и та же вечеря. Это видно, в первую очередь, по тому, какой момент земного служения Христа был выбран для этой вечери, ср.: «Перед праздником Пасхи Иисус, зная, что пришел час Его перейти от мира сего к Отцу, явил делом, что, возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их» (Ин. 13:1) и «Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими» (Мф. 26:18), а также по единству тем беседы Господа с учениками. Наконец, согласно всем Евангелиям, именно на этой вечере Христос сказал ученикам о предателе.. Однако у всех евангелистов (наиболее ясно это показано в Евангелии от Иоанна) есть прямые и косвенные указания на то, что в тот момент, когда Христа распяли, иудейская Пасха еще не наступила (до начала праздника, то есть до захода солнца, оставалось еще несколько часов), и было лишь предшествующее празднику время принесения в жертву пасхального агнца. Следовательно, пасхальную трапезу Христос совершил на день раньше официального дня ветхозаветной Пасхи, то есть не вечером 14-го нисана Нисан – название весеннего месяца, с которого начинался религиозный год у евреев. (после захода солнца), как положено по Закону См.: «...в четырнадцатый день второго месяца вечером пусть таковые совершат ее [Пасху и с опресноками и горькими травами пусть едят ее» (Числ. 9:11); «В первый месяц, в четырнадцатый день месяца вечером Пасха Господня; и в пятнадцатый день того же месяца праздник опресноков Господу; семь дней ешьте опресноки; в первый день да будет у вас священное собрание; никакой работы не работайте; и в течение семи дней приносите жертвы Господу; в седьмой день также священное собрание; никакой работы не работайте» (Лев. 23:5–8).], а вечером 13-го нисана. Кратко перечислим эти указания.

    1. Вечер в четверг и день в пятницу были будничным временем, так как можно еще было что-то купить Когда Иуда покинул вечерю после слов Христа: «Что делаешь, делай скорее», другие ученики решили, что Господь поручил Иуде купить что-то к празднику или пошел раздавать милостыню: «А как у Иуды был ящик, то некоторые думали, что Иисус говорит ему: купи, что нам нужно к празднику, или чтобы дал что-нибудь нищим» (Ин. 13:29)., можно было работать Так, Симон Киринеянин, перед тем, как ему дали нести крест Христов (Мф. 27:32), «шел с поля» (Мк. 15:21; Лк. 23:26), скорее всего, с полевых работ. А женщины после погребения Христа, «возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди» (Лк. 23:56)., а властям – судить (суд Синедриона на Спасителем), то есть совершать действия, недопустимые в праздник Пасхи (см.: Лев. 23:7). Кроме того, традиция отпускания римлянами одного из узников в честь праздника по желанию народа («А ему и нужно было для праздника отпустить им одного узника» – Лк. 23:27; ср.: Мф. 27:15; Мк. 15:6) связана с возможностью для освобожденного участвовать в празднике, в данном случае – в предстоящей пасхальной вечере.

    2. Евангелист Иоанн прямо называет день суда над Христом пятницей перед Пасхой: «Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый» (Ин. 19:14) – и отмечает, что религиозные руководители, когда повели Христа от Каиафы к Пилату, не вошли в резиденцию римского наместника, так как боялись оскверниться вхождением в дом язычника, что потребовало бы исполнения обрядов очищения и лишило их возможности вечером этого дня (пятницы) есть пасхальную трапезу: «От Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху» (Ин. 18:28) Обсуждение проблемы датировки дней Тайной вечери и Распятия Христова представлено в многочисленной литературе (см. из отечественных дореволюционных работ: Троицкий Ф. Последняя пасхальная вечеря Иисуса Христа по синоптикам и Иоанну. Казань, 1889; из современных: Ткаченко А. А. Евхаристия в Священном Писании // Православная энциклопедия. М.: Православная энциклопедия, 2010. Т. 17. С. 537–545; см. также: Иисус и Евангелия. С. 659–660)..

    Тогда возникает вопрос, не нарушил ли Господь с учениками Закон, вкушая пасху на день раньше? Но здесь следует учесть, что пасхальных агнцев приносили в жертву только в Иерусалимском храме, поэтому пасхальные приготовления апостолов за сутки до наступления календарной Пасхи могли быть осуществлены лишь с ведома первосвященника, то есть в русле общей и одобренной духовным начальством практики. И раз ученикам удалось приготовить пасхального агнца, значит, в тот год было официально разрешено принесение и вкушение пасхального агнца за день до Пасхи. Почему четверг 13-го нисана стал предпраздничным днем, точно неизвестно, но указание ап. Иоанна Богослова, что в год Страданий Христа праздник Пасхи совпал с субботой, которая из-за соединения этих двух торжеств стала «днем великим» (Ин. 19:31), дает основания для нескольких предположений. Так, вполне вероятно, что пасхальных агнцев разрешено было приносить в жертву заранее, в четверг, ради чести субботы и чтобы не отягощать наступавший в пятницу вечером субботний покой приготовлением жертв. По Закону жертвы начинали приносить около девятого часа (то есть трех часов пополудни). С учетом множества пасхальных агнцев и очень короткого времени на их принесение из-за наступавшей субботы такое увеличение предпраздничных дней было оправданно. Но это только предположения; текст Писания не дает оснований принять какое-то объяснение в качестве окончательного Более подробно см.: Троицкий Ф. Последняя пасхальная вечеря Иисуса Христа по синоптикам и Иоанну. С. 8–15..

    Также требует пояснения употребление первыми тремя евангелистами термина «первый день опресночный» применительно к четвергу, когда учениками была приготовлена трапеза с пасхальным агнцем. В строгом терминологическом смысле «первый день опресночный» в Священном Писании означает 15-е нисана, ближайший световой день после вкушения пасхального агнца Евангелист Лука, видимо в связи с давно сложившимся обычаем (см., например, Иез. 45:21), отождествляет Пасху и праздник опресноков: «Приближался праздник опресноков, называемый Пасхою» (Лк. 22:1). Хотя в Законе (см. вышеприведенные ссылки на книги Левит и Числа) есть определенное различие: Пасхой там называется 14-е нисана, а первым днем опресноков 15-е (в целом дни опресночные – это семь праздничных дней с 15-го по 21-е нисана). Но если учесть, что у иудеев день начинался с вечера, а по Закону есть агнца нужно было именно вечером 14-го нисана, то есть, по сути, 15-го, это отождествление вполне оправданно.. И в библейском описании ветхозаветного Закона нет случаев, когда первым днем опресноков назывался бы день приготовления агнцев. Очевидно, что есть терминологическая неопределенность (уже несколько веков беспокоящая ученое сообщество), не объясненная пока никакими иными историческими фактами или известиями об особой галилейской или, возможно, иерусалимской храмовой традиции распространять это специальное название на более ранние дни. Однако возможно, что синоптики использовали этот термин просто в обиходном, разговорном и потому неточном, некнижном значении Как мы нередко относим к тому или иному празднику не только сам этот день, но и предпраздничные дни, связанные с хлопотами, имеющими прямое отношение к празднику, так, возможно, и апостолы наступление дней опресночных по бытовой традиции связали с днями приготовительными (см.: Троицкий Ф. Последняя пасхальная вечеря Иисуса Христа по синоптикам и Иоанну. С. 8–15). Этого же мнения придерживается и автор статьи «Тайная вечеря» в словаре «Иисус и Евангелия». С. 659..

    Но очевидно также, что эта неясность с употреблением термина не мешает согласию евангелистов в изложении столь важных событий. Все апостолы дают понять, что Господь совершает пасхальную вечерю с учениками и устанавливает Таинство Евхаристии накануне Своей смерти, за день до наступления ветхозаветной Пасхи и Сам становится новой Пасхой. Хронологические указания четвертого Евангелия показывают, что Христос умер именно тогда, когда в храмовом дворе закалывали пасхальных агнцев, что Христос и есть подлинный пасхальный агнец. Когда Христос умер, в ветхозаветных жертвах уже не было необходимости, потому что они были только прообразом единой Жертвы Христа. Только евангелист Иоанн сохранил образ Христа как Агнца: это мы видим в свидетельстве Иоанна Крестителя в первой главе, перед выходом Спасителя на служение: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1:29), а также при описании Распятия: к Христу, Которому воины не перебили голени, так как Он уже умер, ап. Иоанн относит сказанное в Ветхом Завете о пасхальном агнце: «Кость его да не сокрушится» (Ин. 19:36). Апостол Павел называет Христа «нашей Пасхой» (в смысле «новой Пасхой»): «Итак очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы бесквасны, ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1 Кор. 5:7), показывая этим, что отныне потеряли силу и значение ветхозаветные жертвы.Пасхальная вечеря была приготовлена двумя апостолами, названными по имени только в Евангелии от Луки, – Петр и Иоанн (Лк. 22:8). Место совершения вечери в Евангелии не указано, но Предание называет им Сионскую горницу в Иерусалиме.


    Источник

    Ю. В. Серебрякова. Четвероевангелие. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.. М.: ПСТГУ, 2017. - С. 277-281

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    (См. Мф. 26:19).

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    (Аллегорически) Здесь-то, в таком, - говорю, - уме, Христу уготовляется пасха двумя учениками, Петром и Иоанном, то есть деятельностью и созерцанием, ибо Петр был пылок и деятелен, а Иоанн как Богослов - созерцателен.

    Толкование на группу стихов: Мк: 14: 16-16

    Шедше же обретоша, яко же рече им, и уютоваииа пасху (Лк. 22:13). Все случилось так, как сказал Господь: и человек встретился при входе в город — точно такой, на какого указывал Господь; и хозяин дома оказался добрый, выполнивший с охотою желания Учителя; и зала оказалась точно такая, о какой говорил Господь. Как было ученикам не сказать в душе своей, что Учитель их — Пророк великий! И уготоваша пасху, т. е. купили и приготовили по закону пасхальный агнец, приготовили и все нужное для праздничной вечери.

    Источник

    Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа, 2