yandex

Библия - Евангелие от Марка Стих 23

Стих 22
Стих 24

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

Нечистый дух — выражение, восходящее к Зах. 13:2: «…Лжепророков и нечистого духа (руах hаттум'а) удалю с земли». Семантически здесь важен смысловой обертон ритуальной нечистоты.


Источник

Сергей Аверинцев. Собрание сочинений. / Переводы. Евангелия. Книга Иова. Псалмы. К.: Дух і літера, 2005. - С. 225

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

В то время как Он таким образом поучал в синагоге Капернаумской, – вдруг раздается страшный вопль: что Тебе до нас Иисус Назарянин! Это был голос духа нечистого, жившего в одном из слушателей Иисусовых. Долго враг Божий молчал; проповедь о царстве Божьем грозила разрушением его царству; наконец не мог долее терпеть; что Тебе, закричал он устами своей жертвы, до нас? Ты пришел погубить нас. Знаю я Тебя, кто Ты, святый Божий! Слова эти показывали, что духу каким бы то ни было образом хотелось склонить Иисуса к тому, чтобы Он не так сильно гнал его из своей области. Как раб, бежавший от господина и встретившийся с ним там, где не чаял, он употребляет всякие уловки, чтобы уклониться от наказания, ожидающего его. – Но его свидетельство не принято. Иисус велел ему оставить свое жилище... И бессильный дух, не смея говорить, испускал последний крик – вопль злобы и отчаяния, – не смея долее оставаться в человеке, ужасно его сотрясает и оставляет едва живым. – Все собрание пришло в ужас и вскоре это событие стало главным по всей Галилее.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 94-95++

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

Оставивши Назарет, И. Христос пришел в Капернаум. Здесь в ближайшую по прибытии субботу Он по обычаю вошел в синагогу и стал учить. Слово Его производило сильное впечатление на слушателей, потому что оно было со властию (ср. Мф. 7:29. § 40). Тут же, в синагоге, был человек, одержимый духом нечистым, и с ним случился в это время припадок. Злой дух трепетно молил Христа о пощаде, высказывая предчувствие, что Христос пришел разрушить демонское царство (нас),и исповедуя, что Он—Святый Божий (о αγιος του θεού: злой дух называет так Христа, по противоположности с собою и, следовательно, обозначает Его как святейшаго, святого в полном, единственном смысле слова). И. Христос властно повелевает демону замолчать, не желая получать исповедание от нечистой силы, и выйти из человека. И бес не мог ослушаться Христа, хотя при выходе его из человека, припадок с последним усилился до того, что больной громким голосом закричал и упал, однакоже это не сопровождалось обычным в таких случаях членовредительством (Лк.). Исцеление бесноватаго в Капернаумской синагоге было первое чудо этого рода, а потому оно произвело сильное впечатлепие на присутствующих, граничившее с чувством страха, и все недоумевали: что словосие (Лк.), что учение новое сие (Мк.), которое сопровождается такими чудесами? Слух об этом чуде далеко разнесся в окрестностях Капернаума.


Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 133-134

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

В то время, когда Иисус учил в синагоге, был там человек, имевший нечистого духа бесовского (Лк. 4:33), или, как говорит Евангелист Марк, одержимый духом нечистым.

О бесноватых вообще

Непризнающие существования злых духов отвергают, конечно, и возможность присутствия их в человеке; они говорят, что современники Иисуса и Сам Иисус принимали сумасшедших за бесноватых или одержимых злым духом.

В главе об искушении (с. 146—147) сказано, что диавол, злой дух или бес, не имеет власти над человеком, и если побеждает его, то не силою, а обманом, обольщением. Человеку дан разум и свобода воли, и он этим оружием может бороться с искушениями дьявола; но если он поддается влиянию злого духа, подчиняет ему свою волю и исполняет то, что он укажет ему, то становится одержимым злым духом.

«Беснование нельзя смешивать ни с какой физической болезнью; это особое состояние души. Расстройство, замечаемое в способностях бесноватого, происходит не от болезненного состояния мозга или других органов, но от насильственного и разрушительного действия какой-то высшей воли; поэтому исцеление бесноватого не зависит от врачебной науки и может совершиться только нравственным воздействием духа на дух. Правда, беснование сопровождалось обыкновенно настоящими болезнями; некоторые чувства оставались бездейственными: бесноватый или ничего не видел и не говорил, или подвергался корчам и припадкам; но это расстройство органической жизни бесноватого находилось в зависимости от насильственного действия духа, который обладал им; единство, связывающее душу и тело, таково, что расстройство душевное влечет за собой и расстройство органическое» (из сочинения Дидона «Иисус Христос»). Судам уголовным и врачам-психиатрам известны случаи безотчетного и вполне непонятного влечения человека к совершению какого-нибудь зверского преступления, большей частью убийства. Подвергшийся такому влечению не сразу подчиняется ему; нередко он ведет ожесточенную борьбу с ним, но вместе с тем он чувствует, как воля его постепенно ослабевает, как он все менее и менее сопротивляется этому влечению, как он, наконец, поддается ему, становится его рабом, идет и совершает бесцельное, безумное, не оправдываемое никакими соображениями убийство; и почти всегда совершает его особенно зверским образом и как будто вполне спокойно, хладнокровно. Бывали случаи, когда подвергшийся подобному влечению несчастный шел в лечебницу, говорил о своем безотчетном и безудержном желании убить кого-нибудь (безразлично кого именно), и в отчаянии молил врачей о спасении.

Профессор С. Корсаков в своем «Курсе психиатрии» (с. 253}}}) приводит следующий случай такого непреодолимого влечения к совершению убийства. «Еще в феврале (говорит больной) у меня явилась мысль убить детей. Месяцев пять меня преследовала она; меня что-то толкало; я не мог от нее отделаться ни днем, ни ночью, ни за работой. В течение трех ночей я вставал с постели, чтобы убить детей. В первую ночь я выбежал на двор, чтобы выгнать эту мысль; через полчаса я успокоился и лег в постель, На другую ночь я также вышел и, вернувшись зажечь свечу, я взял бритву и, расхаживая взад и вперед по комнате, с кровожадностью смотрел на детей; наконец, я положил бритву на место и пошел на скотный двор... На третью ночь я несколько раз выходил и снова входил, чтобы покончить: я был совсем готов... Я вошел в комнату детей, держа в одной руке свечу, а в другой заступ... Я посмотрел, в кровати ли сын; его не было. Занавески кроватей моих дочерей были откинуты, и я видел, что они в постели. Я подошел, поставил левую ногу на стул, чтобы иметь опору, и начал наносить один удар за другим по их головам... Они спали, не сделали ни одного движения... Я не знаю, сколько ударов я нанес... Перед убийством я ни о чем не думал, как только о том, чтобы убить и бежать; после я не посмотрел даже на трупы, но почувствовал очень большое облегчение, которое продолжалось до тех пор, пока я не пришел в лес. Тогда я почувствовал упадок сил и закричал: “Я погибший человек”…» Позднее больной говорил: «Это должно было случиться; я не мог помешать себе сделать это дело, убийство»...

Называя такие влечения насильственными или навязчивыми, профессор С. Корсаков говорит: «Больной сознает, что его влечение совершенно безумно, но не может с ним бороться. Он предвидит все его последствия, но не может преодолеть того мучения, которое испытывает до удовлетворения своего безрассудного, вредного для него самого и для окружающих влечения» (с. 251). «Иногда навязчивые влечения достигают высшей степени напряжения так быстро, что переходят в действие почти одновременно с тем, как это влечение достигает сознания; однако и при этом человек не теряет сознания: он впоследствии ясно помнит, что именно он сделал, но решительно не может понять, по каким побуждениям он это совершил и что влекло его».

Когда на суде спрашивают врачей, можно ли признать сумасшедшим обвиняемого, совершившего убийство под гнетом такого влечения, они, в большинстве случаев, основываясь на изучении предшествовавшей жизни обвиняемого и обстоятельств, сопровождавших совершение преступления, говорят: обвиняемый действовал с полным сознанием преступности совершенного им поступка, и помнит все совершенное им со всеми мельчайшими подробностями; но воля его была подавлена навязчивым и насильственным влечением, и он не в силах был противиться этому влечению. А если он совершил преступление вопреки своей воле, под непреодолимым давлением чего-то, очевидно, постороннего ему, то есть чужой воли, то чья же эта ужасная, преступная, адски злая воля? Не того ли духа, которого мы называем злым? И этот несчастный, совершающий вопреки своей воле безумное убийство нередко даже неизвестного ему человека, разве он не одержим злым духом?

Многие спрашивают: «Почему во времена Иисуса Христа были бесноватые, а теперь их нет?»

Отвечая на этот вопрос, мы должны заметить, что в нем содержится крупная ошибка: одержимые злым духом и бесноватые всегда были, и в настоящее время их немало; но на тех одержимых, которые не проявляют буйства, мы почти не обращаем никакого внимания. Вспомните громкое уголовное дело об убийстве ростовщика Диманта, которому доставляло наслаждение любоваться беспомощностью и гибелью жертв его ростовщичества. Вспомните Шейлока (хотя и не существовавшего в действительности, но созданного как тип гением Шекспира), с адским хладнокровием готовившегося вырезать фунт мяса около сердца его должника Антонио. Разве это не одержимые злым духом? А если одержимые становятся буйными и, следовательно, опасными для окружающих, то их прячут от нас в дома для умалишенных, где они незаметно для нас и умирают.

Несомненно, что много так называемых сумасшедших теряют рассудок вследствие каких-либо телесных болезней, главным образом, болезней головного мозга; но несомненно также и то, что среди содержимых в домах для умалишенных немало страдающих только болезнью воли; и если их воля подчинена невидимому для них существу, то их следует считать одержимыми злым духом.


Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 9 - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 155-7

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

Во время синагогального богослужения после прочтения положенного отрывка из Священного Писания всякий взрослый израильтянин мог взять слово. Так и Иисус учил по субботам в синагоге. При этом слушатели тотчас чувствовали отличие проповеди Иисуса от толкований других книжников. Марк не объясняет, в чем состояло это разительное отличие. Сила, какой обладало слово Иисуса, показана на реакции демона, который, услышав это слово, возмущенно кричит из одержимого. Это – первая особенность истории об исцелении: Ведь человек, одержимый нечистым духом, пришел в синагогу вовсе не для того, чтобы его исцелил Иисус, да еще и в субботу! Может быть, человек даже и не знал, что за дух пробрался в него. Не знал до того момента, пока не прозвучало слово Иисуса. Но в этот момент в нем взбунтовалось то, что сидело в потаенной глубине его существа, – демон. Чтобы лучше понять этот случай, надо бросить взгляд на современное Иисусу Христу представление о демонах. Экскурс: Иудейское представление о демонах во времена Иисуса Христа. Вера в существование демонов (бесов), или нечистых духов, часто появляется в ВЗ. Израильтяне, равно как египтяне, вавилоняне и жители Ханаана считались с демонами (ср. Лев. 17:7; 2 Пар. 11:15; Ис. 13:21, Ис. 34:14). Они слишком часто испытывали тот факт, что их жизнь и их состояние постоянно находится под влиянием необъяснимых вредоносных сил, которые грозят уничтожением. Всякие попытки ограничить или даже запретить эти верования в Израиле оставались безуспешными. Со времени Вавилонского изгнания во всякой неудаче и во всякой болезни стали видеть не зависящее от Господа воспитательное средство или наказание (Чис. 12:9–14; Втор. 28:21–22; Пс. 87 и так далее), а – как в Вавилоне – прямое действие того или иного демона (ср. Тов. 3:8, Тов. 17, Тов. 6:8, Тов. 13–17; Пс. 91:5–6; 1 Енох 15, 11–12; Мк. 9:17–18 и так далее). Также и боги язычников со времени проникновения эллинизма больше не рассматривались как члены божественного окружения, то есть как ангелы (так еще Втор. 32:8, Втор. 17; Пс. 28:1, Пс. 81:1, Пс. 6, Пс. 88:6–8), но стали считаться демонами (ср. Втор. 32:17 LXX; Пс. 95:5 LXX; 105,37 LXX; Ис. 65:3 LXX; 1 Кор. 10:20–21). Если поначалу существование демонов в Израиле просто предполагалось, то во времена Иисуса в иудействе возникло множество различных мнений о происхождении демонов: Одни считали, что демоны – духи тех исполинов, которые (согласно Быт. 6:1–4) были зачаты ангелами с дочерьми человеческими. Это произошло во время третьего мятежа ангелов. Здесь можно остановиться на мифических представлениях об ангельских мятежах: Первый мятеж на небе произошел сразу после творения. Восстали Самаил (Сатанаил) и Сефирот, которые отказались принимать сотворение человека. Они увлекли за собой многих ангелов и, в конце концов, были сброшены в ад. Второй мятеж на небе возглавил Люцифер, который тоже возмутился людьми с их жестокостями. Он решился на восстание и тоже был низринут с неба. Третий мятеж – восстание Семьязы и его сторонников, которые стали спать с дочерьми человеческими (Быт. 6:1–4), что было запрещено делать ангелам. Они, првда, не бунтовали против Бога и Его творения, но все равно были наказаны и низринуты в преисподнюю. Так вот, после того как эти мятежные ангелы были низринуты в преисподнюю, их порождения, исполины, были приговорены к смерти. С тех пор их духи неприкаянно блуждают по миру на беду всем. Для других демоны – это души, сотворенные Богом на закате шестого дня творения. Но когда Бог собрался дать этим душам тела, наступила суббота, которая помешала закончить начатое. Так эти души и остались духами без тел и стали демонами. Третьи считали, что демоны – это духи того поколения, которое строило Вавилонскую башню (Быт. 11:1–9). А Иосиф Флавий писал, что демоны – просто духи злых людей вообще. И наконец, существовало еще мнение, что демоны возникли из сношения Адама с женскими духами (суккубами) и Евы с мужскими духами (инкубами). Обо всех этих странных и красочных фантазиях можно почитать в древней иудейской литературе. Но сколь бы различными ни были все эти мифы, объясняющие существование демонов, все они были согласны в одном: Никогда демоны не приводились в связь с Сатаной. И соответственно, их действие усматривалось не в совращении ко греху, но во всевозможном вреде, причиняемом человеку. Именно такое представление о демонах мы видим и в наших синоптических евангелиях. Там, где говорится о демонической одержимости, нет речи о каких-то грехах одержимых или о прощении грехов Иисусом. Но везде речь идет о том, что Иисус Христос устраняет телесный или духовный вред, причиняемый демонами.++Беседы на Евангелие от Марка, прочитанные на радио «Град Петров»++

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

И бе в сонмищи (был в синагоге). О синагоге чит. в объясн. 21 ст. Их – жителей города Капернаума (чит. 21 ст.). Человек (в дусе нечисте) одержимый духом нечистым или, иначе, бесноватый. Бесноватые, это – такие люди, в которых входили бесы и овладевали их душевными и телесными силами. Известно, что со времени греха Адамова бесы получили некоторую силу и власть над людьми, как бы над своими пленниками и рабами (Еф. 2:2), поэтому они могли входить в людей, жить в них и мучить их, наприм., повергать в разные болезни: глухоты, немоты и т.п., как мы видим в Евангелии. Бесноватых особенно было много до И. Христа, так как дьявол еще не был поражен Его крестной смертью. Со смертью же И. Христа бесы потеряли эту свою силу. Но есть и могут быть бесноватые и теперь, по воле и попущению Божию. Бог попускает бесам входить в людей и мучить их за их греховную жизнь, особенно за гордость и нераскаянность. Некоторые не хотят признавать того, чтобы злые духи могли входить в людей и мучить их, и болезни бесноватых объясняют расстройством нервов. Но это неверно: потому что, во 1) Христос и апостолы обращаются к бесноватым, именно как к людям, одержимым духами; во 2) духи в бесноватых говорят и действуют самостоятельно, как отличные от самих одержимых; они представляются оставляющими тело человека больного; в 3) Христос, разговаривая с духами, спрашивает об их имени, повелевает им молчать, изгоняет их, и они оставляют больного, и больной после того делается здоровым; в 4) дух может овладевать способностями человека и даже его телесными действиями, потому что и между нами бывает так, что один управляет другим. – Бесноватый вскричал, т. е. в это время случился с ним припадок беснования, который выразился в крике, произведенном бесом.


Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Марка. М.: 1900. Зач. 4. - С. 18-19

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

Стихи Мк. 1:21–45 относятся к началу Галилейского служения Иисуса. Отрывок распадается на ряд эпизодов. В ст. 21–27 речь идет об исцелении бесноватого в Капернаумской синагоге, которое ведет к распространению молвы об Иисусе по всей Галилее (ст. 28). В ст. 29–31 рассказывается об исцелении тещи Симоновой; в ст. 32–34 в общей форме – о других исцелениях больных и бесноватых. После этих чудес Иисус рано утром удаляется для молитвы в пустынное место (ст. 35), за Ним идут ученики и вызывают Его к народу (ст. 36–37). Иисус соглашается: Он идет проповедовать в ближайшие селения и города в сознании, что Он для того пришел (ст. 38). Проповедь в синагогах сопровождается изгнанием бесов (ст. 39). В ст. 40–45 рассказывается об очищении прокаженного. Прокаженный не исполняет повеления Иисусова никому ничего не говорить. Распространение молвы заставляет Иисуса держаться в местах пустынных. Но народ стекается к Нему и туда.

В этих немногих эпизодах выступают с достаточной ясностью основные черты галилейского служения Христа Спасителя.

Прежде всего, выясняется Его отношение к иудейскому религиозному строю. Иисус его признаёт. Очистившемуся прокаженному Он повелевает пойти показаться священнику и принести за очищение свое, что повелел Моисей во свидетельство им (ст. 44, ср. Лев. гл. 14). Но сразу же выясняется и различие. Когда Господь учил в Капернаумской синагоге, присутствующие «дивились учению Его, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники» (ст. 22). Книжники были эксперты в законе. Иисус в учении являл Свою власть над законом. Вообще на протяжении этого короткого отрывка принадлежащая Иисусу власть подчеркивается не раз (ср. еще ст. 27). Власть Иисуса признает прокаженный, взывающий к Нему: «Если хочешь, можешь меня очистить» (ст. 40). В частности, власть Иисуса проявляется над злом, над болезнями вообще (ст. 29–34; 40–45), и в особенности над злой бесовской силой, владеющей человеком (ср. ст. 34, 39). Заслуживает внимания, что первое чудо есть чудо изгнания беса (ст. 23–27).

Раскрывается в этом отрывке и общее отношение Иисуса Христа к миру. Мы видели с первых же стихов, что противоположение мира и Бога, мира и Сына Божия есть исходная точка для понимания Мк. И здесь Господь уединяется от мира (ст. 35, ср. ст. 45). В уединении Он молится (ст. 35). Но цель Его служения есть преодоление контраста. Для этого Он пришел (ст. 38), и временное уединение оказывается совместимым со служением страждущему миру. Служение страждущему миру есть главная тема отрывка. С Иисусом – Его ученики (ср. ст. 29, 36). Мы видели, что избранное стадо противополагается миру. Но это – только более тесный круг. Массы народа из мира влекутся к Иисусу. Они пополняют и избранное стадо.

Наш отрывок показывает и то, как относился Иисус к свидетельству о Нем. Очистившемуся прокаженному Господь повелевает никому ничего не говорить. Мы увидим ниже, что жителю страны Гадаринской, из которого вышел легион, Иисус не позволил идти за Ним следом, а приказал идти домой, к своим, и рассказать им, что сотворил с ним Господь и как помиловал его (Мк. 5:19). Сопоставление текстов не оставляет сомнения в том, что запрещение свидетельства не исходило из принципиальных соображений. Скорее надо думать, что оно вытекало из удобства проповеди. Свидетельство вело к распространению молвы (ср. ст. 45 и 38, 32–34). А мы уже наблюдали, что Иисус имел потребность в уединении (ср. ст. 35, 45). Совершенно иначе относится Господь к свидетельству бесов. Его Он отвергает безусловно (ср. ст. 25, 34 Наша форма текста ст. 34 опирается на кодексы В, С, L и некоторые другие. Ей обычно предпочитают краткую форму без τὸν Χριστὸν Θεόν. Так א, A, D. По-русски она звучала бы: «Не позволял бесам говорить, что они знают Его». По существу, различия нет, т. к. содержание знания вытекало бы из Мк. 1:25. ), а также Мк. 3:11–12 и, должно быть, Мк. 5:7–8. Чем объясняется такое отношение? Тут могли действовать разные побуждения. Бесам принадлежит знание, выходящее за пределы доступного человеку (ср. ст. 24, 34). Они знают, что Иисус есть Мессия (ст. 24: «Святый Божий», ὁ ἅγιος τοῦ Θεοῦ = Мессия, как мы видим и в лучших рукописях Ин. Мк. 6:69). Такое знание обладает принудительностью. Принудительного знания Иисус не хотел. Он исподволь воспитывает учеников. И исповедание, изрекаемое устами Петра у Кесарии Филипповой (Мк. 8:29), есть выражение свободного убеждения любви. Но есть и другое. Противопоставление Бога и мира раскрывается как противоположность Иисуса, Сына Божия, и властвующего в мире сатаны (ср. 1:12–13). Служение Иисуса Христа есть борьба с нечистой силой. Исповедание Его царственного достоинства от нечистой силы Иисус не принимает.


Источник

Лекции по Новому Завету. Евангелие от Марка

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

άνθρωπος человек; безартиклевое использование может быть эквивалентно indef. pron. "кто-л.", является семитским влиянием (SIMS, 131-34; SS; 2021). άνέκραξεν aor. ind. act. от άνακράζω кричать с сильным чувством, либо от страданий, либо от нечистого духа (Тауlor).

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

В синагоге оказывается человек, одержимый нечистым духом. Греческий текст допускает также и другое понимание: этот человек вошел в синагогу. Нечистый дух – то же, что и злой дух или бес, это дух, исполняющий волю Сатаны и оскверняющий человека. Нечистым он называется потому, что препятствовал общению Бога с человеком. В отличие от книг междузаветного периода и позднейшей раввинистической литературы Новый Завет не интересуется ни происхождением этих духов, ни их природой, а упоминает их лишь в связи с их изгнанием. Они не являются независимыми существами, а полностью подчинены своему хозяину – Сатане. Как и тот, нечистые духи неизмеримо ниже Бога. Люди верили, что бесы являются причиной болезней, особенно психических расстройств.

В новое время вера в существование бесов часто была камнем преткновения для веры у многих людей, но страшные события XX века, бесовские идеи фашизма и коммунизма, отравившие сознание миллионов людей, свидетельствуют о реальности духовной сферы зла, способной время от времени вызывать настоящие эпидемии ненависти и насилия.


Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Марка. Комментарий. М.: 2002. - С. 43

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

Бесы (которые именуются также «нечистыми духами», напр., в Книге Юбилеев, 10:1) часто ассоциировались с колдовством, и маги пытались подчинить себе духов, взывая к ним по именам. Если, как полагают некоторые исследователи, бес пытается здесь подчинить Иисуса, используя свои приемы («Я знаю, кто ты» — формула магического заклинания для подавления духов), то это уловка не возымела действия. Древние признавали, что бесы имеют доступ к высшему знанию; неудивительно, что эти бесы разгадали сущность Иисуса, чего людям было еще не дано понять. Эпитет «Святой» всегда прилагался к имени Бога, но«Святый Божий» здесь, по-видимому, означает «правую руку Бога»; согласно древнему поверью, бесы осознавали свою неспособность причинить вред тому, кто близок к Богу.

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

Затем Спаситель отправился в самый Капернаум и там начал в обширных размерах проявлять Свою проповедническую и благотворительную деятельность. Как и в Назарете, Он прежде всего направился в синагогу, где и поучал народ, во множестве собравшийся послушать великаго проповедника. Проповедь на этот раз нарушена была не бурным ропотом собрания, а одним несчастным, который, одержимый силою злобы, не в состоянии был вынести присутствия Сына Божия, пришедшаго ниспровергнуть царство злобы (Мк. 1:23-28, Лк. 4:31-37). Среди безмолвной тишины собрания, всецело поглощеннаго потоком божестненнаго благовестия, вдруг раздался пронзительный крик несчастнаго, который начал изступленно кричать: «Оставь; что тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас; знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий». Подобные несчастные люди, одержимые нечистыми духами, в древности не пользовались никакими приютами, и их болезнь считалась неизлечимой. Но Христос хотел открыто показать, что Он пришел спасти погибших. Он обернулся к беснующемуся страдальцу и, признавая в нем раба нечистаго духа, обратился к духу с строгим повелением: «замолчи и выйди из него». Сила Божественнаго повеления была непреодолима. Бесноватый упал на землю, в страшных судорогах крича и корчась. Но все это скоро прошло. Человек встал здоровым; все в нем показывало, что он освободился от подавлявшей его силы, и теперь был в своем здравом разсудке. Никогда прежде не совершалось такого великаго и поразительнаго чуда, и все присутствовавшие разошлись по домам с чувством неописаннаго изумления.


Источник

Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 230-231

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

«Человек, одержимый духом нечистым»: бесноватый, см. прим. к Мф. 4:24. Вероятно, что этот человек по временам только был одержим духом нечистым, а по временам был в здравом состоянии: ибо в противном случае он не был бы допущен в синагогальные собрания. — «Вскричал»: в это время случился с человеком тем припадок беснования, выразившийся в крике, изобличавшем присутствие демона в человеке.

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

Чудеса Спасителя обладали самодостаточной силой свидетельства о Нем как о Сыне и Мессии и не требовали дополнительного свидетельства от людей. Так, даже свидетельство Иоанна Крестителя о Нем умаляется сравнительно со свидетельским значением чудес: «Я не от человека принимаю свидетельство… Я имею свидетельство больше Иоаннова» (Ин. 5:34, 36). Свидетельство, которое Господь категорически запрещал, – исповедание бесами: «В синагоге их был человек, одержимый духом нечистым, и вскричал: оставь! что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас! знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий. Но Иисус запретил ему, говоря: замолчи и выйди из него» (Мк. 1:23–25). Свидетельство «отца лжи» делает ложью даже правду, лишает ее доверия.


Источник

Ю. В. Серебрякова. Четвероевангелие. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.. М.: ПСТГУ, 2017. - С. 113

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

- Одержимый духом нечистым - то же, что бесноватый (см. Мф. 4:24.).

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-23

  Злые духи называются "нечистыми" потому, что любят всякие нечистые дела.