yandex

Библия - Евангелие от Луки Глава 11 Стих 38

Стих 37
Стих 39

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

Один фарисей приглашал Его к себе за трапезу, – впрочем не по искреннему расположению, а с намерением что-нибудь заметить в Его поступках противное их правилам. Господь, как бы не видя ничего коварного в этом приглашении, пришел. Но тот тотчас заметил, что Спаситель приступил к трапезе, не умыв рук.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 156++

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

Когда И. Христос продолжал Свою обличительную речь против хулителей Духа Святаго, один фарисей просил Его к себе обедать. Хотя И. Христу в данном случае предстояло вступить в среду врагов Своих—фарисеев, однакоже Он принял это приглашение потому, конечно, что не хотел уступать ни одного благоприятнаго случая для вразумления неразумных ревнителей закона. В данный раз случай этот представился, лишь только И. Христос вошел в дом фарисея. Фарисеи считали за одно из дел богослужения—умыть руки пред обедом. Христос же, войдя в дом фарисея, возлег, не совершивши умовения рук. Это удивило фарисея. Тогда Господь начал сильную обличительную речь против фарисейскаго лицемерия и тщеславия, в которой показал, как ничтожна фарисейская праведность, направленная только на внешния дела благочестия, и как эта внешняя праведность служит лишь к тому, чтобы прикрыть отсутствие в них высших добродетелей, каково милосердие, и вообще внутреннюю развращенность. Речь Господа прервал один законник: .Учитель!—сказал он,—говоря сие, Ты и нас обижаешь". Этот законник, вероятно, не принадлежал к партии фарисеев. Но так как фарисейская праведность основана была на толкованиях закона книжниками, то он чувствовал, что обличительное слово против фарисеев касается и его. Посему он желал бы, чтобы Христос прекратил свою строгую, обидную для всех присутствующих речь. Но Господь не счел нужною в настоящий раз снисходительность в отношении к Своим врагам; в ответ на слова законника Он высказал сильное обличение и против законников в том, что они лишь на других возлагают бремена неудобоносимыя, а сами и одним перстом не дотрогиваются до последних, и что они, руководители народа в понимании Писания, взявши в своя руки ключ к его разумению, и сами не вошли в истинный смысл слова Божия и другим препятствуют входить1. Речь Господа сильно оскорбила книжников и фарисеев. Они начали приступать к Господу и закидывать Его вопросами, надеясь, что при множестве вопросов Он даст как-нибудь необдуманный ответ, за который Его можно будет обвинить. Но, разумеется, их попытки остались напрасны.


Примечания

    *1 Обличительная речь И. Христа против фарисеев и законников, которую мы читаем здесь у ев. Луки, передается с большею подробностию ев. Матфеем в 23-Й главе, т.-е. в ряду событий последних дней земной жизни И. Христа. Очень вероятно, что как столкновений с фарисеями и законниками у И. Христа было много, так мяого было и случаев, когда Он на их нападки отвечал обличением их ложной лицемерной праведности. Очень может быть поэтому, что как при случае, о котором здесь говорит ев. Лука, так я в последние два Своей жизни в храме И. Христос держал сильныя обличительныя речи против фарисеев и законников. Некоторыя изречения могли быть повторены при обоих случаях, а чрез это, равно как и чрез однородность предмета, давался повод для евангелистов в связи изречений, сказанных И. Христом при известном случае, передать и некоторыя из тех, которыя сказаны были Им в другое время и при других обстоятельствах. Отсюда и происходит, что две, в разное время произнесенныя, речи являются однако так между собою сходными, что, повидимоиу, представляют собою одну и ту же речь, переданную одним евангелистом более кратко, другим более подробно. (Объяснения см. § 103).


Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 229-230

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

Фарисей заметил это и удивился, то есть высказал Гостю свое удивление. По установившемуся обычаю, освященному преданием, перед обедом и после него надлежало умывать руки; по всей вероятности, обычай этот возник вследствие того, что на Востоке не употребляли ни вилок, ни ложек, а брали все руками из общего блюда. Против этого обычая Христос едва ли стал бы что-нибудь говорить, если бы фарисеи не придавали ему значения закона, без соблюдения которого нет спасения. Но так как они соблюдали лишь чистоту тела и пренебрегали чистотою сердца, то Иисус уже обличал их в этом, когда они в большом числе собрались к Нему в Галилее с целью указать народу на нарушение Им закона. Весьма вероятно, что фарисей, пригласивший теперь Иисуса обедать, был в числе тех фарисеев и слышал прежние обличения, но настолько предан был соблюдению внешней чистоты, что не утерпел и сделал замечание своему Гостю.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

...не умылся1 перед обедом. Как был обычай не только у фарисеев, но и у всех иудеев. Ведь Марк пишет в восемнадцатой главе: «Ибо фарисеи и все Иудеи, держась предания старцев, не едят, не умыв тщательно рук; и, (придя) с торга, не едят не омывшись» (Мк. 7:3-4). Ведь хотя Бог нигде не заповедовал им такого омовения, но передали им старцы вместе с другими обычаями и это, полагая, что отмоется всякая нечистота, приставшая к ним на рынке.

Примечания

    *1 «не умылся» – пер. еп. Кассиана. Ср.: «не умыл (рук)» (Син.); «не крестися» (Елизав.).

Источник

Толкование на Евангелие от Луки. Перевод иером. Феодора (Юлаева) специально для сайта Экзегет.ру PG 129, 977

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

Обычай умывать руки пред обедом соблюдался у иудеев по так называемому преданию старцев. Они верили, что Моисей будто бы получил два закона на Синае, один – записанный в его книгах, а другой, незаписанный, – в предании, который переходил из уст в уста от родителей к детям; и что Моисей пред своею смертию передал этот незаписанный закон Иисусу Навину, он же передал судьям, судьи – пророкам и т. д., пока впоследствии не записали его в Талмуде. Предание это называлось у них преданием старцев, т. е. древних предков, и, значит, предание древнее и потому обязательное. Предание касалось разных мелочей, но иудеи, по внушению фарисеев, придавали ему большую важность, чем самым постановлениям Писания, так что нередко бывало, что предание сохраняли, а писание нарушали. Таково напр, было предание относительно умовения рук пред вкушением пищи. Этим преданием, конечно, имели в виду соблюсти чистоту и опрятность; оно, вероятно, и произошло оттого, что на Востоке обыкновенно не употребляли ложек, вилок и пр., а брали кушанья рукою из общего блюда. И это дело, конечно, – похвальное; но евреи делали из сего обычая религиозный предрассудок, и соблюдение его соединяли с различными мелочными правилами, напр, о количестве воды, о числе омовений и т. п., предрассудок, который не соблюдал и нередко обличал Иисус Христос (Мф. 15:1–11; Мф. 23 гл. почти все – обличающее разные предрассудки). Фарисей удивился, что Иисус Христос не умыл рук пред обедом еще более потому, что Он только пред тем был среди народа, прикосновение к которому, по мнению фарисеев, считалось нечистым и требовало омовения (Мих.).


Источник

Иоанн Бухарев прот. Толкование на Евангелие от Луки. М.: 1902. - Зач. 60. С. 192

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

И Он вошел без омовения, требуемого обычаями фарисеев. Сделал же это по двум причинам: во-первых, чтобы дать овце повод говорить против Пастыря, а во-вторых, чтобы показать несостоятельность учения иудейского и утвердить духовное. Увидел это фарисей, говорит евангелист, т.е., что Господь без омовения приступил к вечере, и удивился, не одобряя Учителя, но сомневаясь о случившемся, не одобряя, не осуждая. И нужно было видеть, возлюбленные, Создателя, осуждаемого Его созданием, горшечника, поучаемого глиною. Это испытывал фарисей, не видя тайными очами сердца в своем госте верховного Владыку ангелов. А если бы усмотрел Его, тогда припал бы к Его коленам, слезами омыл бы Его ноги и говорил бы: «будь милостив ко мне грешнику» (Лк. 18:13). Конечно, он сказал бы тогда: Ты все воззвал от небытия к бытию; словом Твоим утверждены небеса и духом уст Твоих устроена вся сила их. Ты собрал как бы в мешок воды морские, заключив их в сокровищницах бездны; Тебя трепещет вся вселенная (Пс. 32:8). Но ничего подобного и не подумав, и не высказав, он осудил Владыку. Господь сам дал ему повод к такому осуждению, как самарянке тем, что попросил у нее воды, дал повод просить у Него самого воды небесной (Ин. 4:9). Беседа о фарисее. Творения, приписываемые св. Иоанну Златоусту, и отнесенные в издании Миня к разряду Spuria. И войдя (в дом фарисея), Он не совершил омовения по обычаю фарисейскому. Сделал же это но двум причинам: во-первых, чтобы дать овце повод говорить с пастырем, а во-вторых, чтобы разрушить иудейское об этом пред­мете учение и утвердить духовное... Удивился (фарисей), не похваляя учителя, но недоумевая о совершившемся, не похваляя, но осу­ждая. Так-то, возлюбленные, создание осуждало своего Создателя и глина указывала горшечнику на его ошибку. Но говорил это фарисей, не прозирая сокровенными очами сердца вошедшего к нему Начальника ангелов, серафимов и херувимов. Конечно, если бы только он Его узрел, то припал бы к Его коленам, слезами своими омочил бы Его ноги и говорил бы: «будь милостив ко мне грешнику» (Лк. 18:13)! Ты из небытия к бытию все привел, Твоим словом небеса утверждены и Духом уст Твоих вся сила их; Ты как в мешке держишь воды моря; Ты полагаешь в сокровищнице бездны; Тебя трепещет вся земля; Тобою потрясается вся вселенная: вот что мог бы сказать фарисей. Но ничего подобного не помыслив, ничего не сказав, он осудил Учителя. И вот как самарянке дал Господь повод просить у Него воды вечной тем, что сам попросил у нее воды Себе, так и фари­сея Он подобным же образом вызывает на беседу: незаметно Он начинает обращать к Себе овцу и от заблуждения руководит ее к истине. На Лк. 12:49, Мф. 10:34. Творения, приписываемые св. Иоанну Златоусту, и отнесенные в издании Миня к разряду Spuria.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

And the dull Pharisee himself supplied an occasion for His discourse, for "he wondered," it says, "that He had not washed before dinner." Did he then wonder at Him, as having done something of which he approved, as being especially worthy of the saints? This was not his view: how could it be? On the contrary he was offended, because having the reputation among them of a righteous man and a prophet, He did not conform Himself to their unreasonable customs. For they washed before meat, as though they so freed themselves from all pollution. But this was very absurd. For the washing with water is highly useful for those who are unclean in body; but how can it free men from the defilement of the mind and heart? Our argument however is this: O foolish Pharisee, you boast much of your knowledge of the sacred Scriptures: you are ever quoting the law of Moses. Tell us therefore where Moses gave you this precept? What commandment can you mention, ordained by God, requiring men to wash before meat? The waters of sprinkling were indeed given by the command of Moses for the cleansing of corporeal uncleanness, as being a type of the baptism which really is holy and cleansing, even that in Christ. Those also who were called to the priesthood were bathed in water: for so did the divine Moses bathe Aaron, and the Levites with him, the law thereby declaring by means of the baptism enacted in type and shadow, that even its priesthood had not that which suffices for sanctification, but, on the contrary, needs divine and holy baptism for the true cleansing: and further, beautifully showing us that the Saviour of all is sufficient to sanctify and cleanse from all defilement, by means of holy and precious baptism, ourselves, who are the generation consecrated to and elect of God. Plainly however, he nowhere commands it as a duty to wash before eating. Why therefore do you wonder, or for what reason are you offended, O Pharisee? He Who Himself spoke it in old time has not violated the precept of Moses: and, as I said, the law, which you makea profession of honouring, has nowhere given you any such commandment.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

ίδών aor. act. part, (temp.) от όράω видеть, έθαύμασεν aor. ind. act., см. ст. 14. έβαπτίσθη aor. ind. pass, от βαπτίζω окунать, мыть; pass, мыться. Dir. med., вероятно, выражает причину, так как Иисус был гостем в доме фарисея: "не стал мыться первым" (GGBB, 424). Об омовении рук см. Мф. 15:2.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

Хотя по Закону Моисея ритуальное омовение рук перед едой требовалось только от священников, фарисеи тоже соблюдали это правило (см. также Мк. 7:1-5), которое вскоре стало обязательным для всех. Вероятно, фарисей, пригласивший Иисуса, предполагал, что Он, перед этим изгонявший беса и общавшийся с народом, должен был очиститься от возможной ритуальной скверны.

+++Кузнецова В. Н. Евангелие от Луки. Комментарий. М.: 2004. С. 289++

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

Фарисеи особенно тщательно выполняли обряд омовения рук, однако эта традиция не была основана на Ветхом Завете.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

Их законничеству скоро представился еще другой случай, которым они хотели воспользоваться с целью обвинить Христа и Его учеников в закононарушении. Иудейские законники не ограничивались простым исполнением закона Моисеева, а с течением времени присоединили к нему множество самовольных дополнений и прибавлений, которым иногда придавали даже больше значения, чем самому закону Божию. Эти прибавления с особенною ревностью соблюдались книжниками и фарисеями, которые смотрели на них как на «ограду» закона, не смотря на то, что они часто стояли в прямом противоречии с последним и служили прикрытием низкаго лицемерия. Фарисеи заметили, что ученики Иисуса Христа однажды но умыли рук перед едой (Мф. 15:1-20, Мк. 7:1-23). Закон Моисеев требовал в известных случаях очищений, но книжники извратили дух закона в этом, как и во многих других отно• шениях, потому что они учили, что нельзя было с доброю совестью приступать к пище и питью, когда оказывались нарушенными некоторыя обрядовыя точности. Если, по их воззрению, не принимать измышленных ими предосторожностей, то лицо или сосуд, употреблявшийся в данном случае, могли заклгючать в себе нечистоту, которая таким образом сообщалась пище, чрез пищу — телу, а чрез тело — душе. Отсюда среди строгих книжников давно установился обычай (и он соблюдался со строгостью закона), что перед каждой трапезой нужно тщательно омывать не только руки, но даже сосуды, лежанки и столы. На взгляд строгих раввинов, не умыть рук перед едой было великое преступление, такое же, как поесть свинины. «Кто не умывает рук при еде, тот подлежит извержению из общества, ибо в рукомытии заключается тайна десяти заповедей». «Такой человек повинен смерти». «Три греха влекут за собою бедность — говорит мишна, — и один из них есть пренебрежение рукомытием». «Тот, кто ест хлеб, не умыв рук, — говорит раввин Иосия, — поступает все равно, как еслибы он пошел к блуднице». Позднейшие книжники изобрели целых 26 правил при исполнении этого обряда в течение одного только утра. «Лучше пройти 4 мили за водой, чем навлечь на себя виновность пренебрежением рукомытия», говорит талмуд «Кто не моет своих рук после еды, — продолжает оп, — тот столь же нечестив, как и убийца». На немытых руках и на хлебе, по воззрению книжников, возседал диавол Шибта. Отличительною особенностью фарисеев было то, что «они ели свой хлеб насущный с должным очищением и на тех, кто пренебрегал таким очищением, они с презрением смотрели как на нечистых».

Законничество в это время находилось на вершине своего развития, потому что великие учители, Гиллель и Шаммаи, жившие едва за поколение пред тем, придали ему самое полное развитие. При обсуждении тонкостей закона, они иногда вступали между собой в столь ожесточенный спор, что сложилась даже пословица, что сам Илья, еслибы он явился опять на землю, не в состоянии был бы примирить их между собою. Но они все согласны были касательно рукомытия, так что талмуд прямо говорит, что «всякий, живущий в земле Израильской, вкушая свой хлеб насущный в очищении, говоря на еврейском языке и должным образом совершая моления по утрам и вечерам с филактериями, может быть уверен, что он будет есть хлеб в царстве Божием». Что касается относящихся к этому очищению правил, то, по ним, прежде всего нужно было вымыть руки; кончики пальцев затем складывались и поднимались так, чтобы вода текла с них вниз до локтей, затем они опускались так, чтобы вода могла стекать с рук на пол. Когда пальцы поднимались, то на них лили свежую воду, и два раза подливалась вода опять, когда они опускались вниз. Самое омовение должно было совершать посредством трения сначала одной руки на ладони другой. Когда руки мылись перед едой, то их предписывалось держать вверх, а после еды — вниз, но так, чтобы вода ее затекала дальше кисти. Употреблявшийся при омовении сосуд требовалось держать сначала в правой, затем в левой руке; воду нужно было лить сначала на правую и затем на левую руку, и при всяком третьем разе произносить слова: «благословен Ты, давший нам заповедь умывать руки». Ученые книжники горячо спорили между собою о том, что сначала должно совершаться: произнесение ли этого благословения, или самое умытие рук, куда нужно класть употреблявшееся при этом полотенце: иа стол или на лежанку, и нужно ли очищать стол перед окончательным омовением, или после него, Все эти тонкости составляли, однакоже, лишь незначительную часть целой законнической системы. Если фарисей предполагал есть обыкновенную пищу, то считалось достаточным вымыть руки простым политием воды на них. Перед вкушением «терумы», т.-е. священных десятин и хлебов предложения, полагалось вполне опускать их в воду, и прежде чем приступить к вкушению этих священных жертвоприношений, требовалось принять полную ванну, Рукомытие перед молитвой или перед прикосновением к чему-нибудь утром соблюдалось с особенною строгостью, так как, по воззрению раввинов, в течение ночи руки могли быть осквернены злыми духами. Прикоснуться к устам, носу, уху, глазам, или одной рукой дотронуться до другой до совершения этого обряда, значило, по их учению, подвергать себя опасности болезни в тронутой части. Случаи, когда требовалось соблюдение этого обряда, были безчисленны: его нужно было совертать даже после обрезывания ногтей или после задавления блохи. Чем больше употреблялось воды, тем больше обнаруживалось благочестия. “Тот, кто употребляегь много воды для омовения рук, — говорит раввин Хазда, — получит обильное богатство». Кто не выходил из дома, для того еще достаточно было полить воды на руки; но человек, пришедший в дом с улицы, должен был погружать свои руки в воду, потому что он не знал, к какой нечистоте мог он приближаться, будучи на улице, и это погружение нельзя было совершать иначе, как в таком месте, где было не менее 60 галлонов воды». Lightfoot, Her. Haebr., II, 418. См, у Geikie и Edersheima в соотв. местах Та-же суеверная законническая точность простиралась на возможное осквернение всех хозяйственных мелочей ежедневной жизни. Сосуды глубокие или плоские из какого бы то ни было материала, ножи, столы и лежанки, — все это постоянно подвергалось очищениям, чтобы не подвергнуться какому-нибудь обрядовому осквернению от пользования ими со стороны кого - пн будь из нечистых людей.

Эта обрядовая мелочность, очевидно, была результатом, ревнивого соперничества между демократствовавшими фарисеями и высокомерными аристократами-саддукеями. Последние приписывали необычайную важность самому священнодействию священников, чтобы возвысить себя в глазах народа в качестве духовной аристократии. Фарисеи, с целью унизить их, придавали, насколько возможно, большее значение употреблявшимся сосудам и точности самаго обряда. Сообразно с их безконечными умовениями в частной жизни, они требовали, чтобы все сосуды в самом храме тщательно очищались после каждой трапезы, из опасения, чтобы какая нибудь нечистая личность не осквернила их. Эта тщательная скрупулезность в деле очищения доходила до того, что когда один фарисей после подобной трапезы, нес омывать даже золотой светильник, то встретивший его саддукей не мог удержаться от того, чтобы с издевательством не заметить ему, что “фарисеи в скором времени, вероятно, будут омывать самое солнце».

Авторитетом для этих безконечных механических упражнений были так называемыя “отеческия предания», которыя дошли от времен великой синагоги, но с благочестивым преувеличением приписывались Самому Богу, Который, будто бы, устно сообщил их Моисею на горе Синае. Толкования, изъяснения и разсуждения всякаго рода были основываемы не только на всяком отдельном слове, на всякой букве, но даже на всякой ковычке, для того, чтобы создавать новые законы и правила, и когда этих правил было недостаточно, то для оправдания их изобретены были еще устныя предания, будто бы переданныя Богом Моисею на Синае. Эти предания постоянно возрастали и составляли особый закон, который переходил из уст в уста, от поколения к поколению, пока наконец для их изучения и разработки не возникли целыя школы, из которых самыми знаменитыми и были школы Гиллеля и Шаммаи, живших за поколение до Христа и даже быть может в первые годы Его детства. Во время Его земной жизни все еще считалось основным правилом, чтобы они не предавались письмени. Первое собрание и формальное соединение в одно целое всех многочисленных фрагментов было делом раввина Иуды, так называемаго «святаго», и его именно кропотливому труду обязаны возникновением огромные фолианты талмуда. И заыечательная вещь, что этот самодельный закон, с его отеческими преданиями, под влиянием узкаго законничества фарисеев, получил с течением времени даже большее значение, чем сам закон Моисеев. Когда св. Писание и предание оказывались несогласными между собою, то высшее значение придавалось последнему. Фарисеи открыто провозглашали это и, по евангельскому изречению, сами возсели на седалище Моисеевом, устраняя великаго законодателя (Мф. 23:2). Грешнее — говорит мишна — учить что-нибудь вопреки голосу книжников, чем противоречить самому Писанию. Тот, кто говорит вопреки Писанию: непозволительно-де носить тефиллин Небольшия кожаныя коробочки с текстами св. Писания, привязывавшияся во время молитвы ко лбу и к руке. , не подлежит наказанию за причинение соблазна. Но тот, кто говорит, что должно быть пять разделений в тотафоте Другое название для тефиллин или филактерий. , и таким образом учит несогласно с раввинами, навлекает на себя вину». «Тот, кто излагает Писанио несогласно с отеческим преданием, — говорит раввин Елеазар, — не имеет части в будущем мире». Основой религии считалась именно масса законнических предписаний, а не св. Писание, «ибо завет Божий (по учению раввинов) заключен был с Израилем на основании устнаго закона, как написано: в сих словах Я заключаю завет с Тобою и с Израилем (Исх. 34:27). Бог знал, что в последующие века Израиль будет уведен в плен чужеземным народом, который скопирует писанный закон, и поэтому Он дал израильтянам устный закон, чтобы Его воля могла тайно соблюдаться среди них». Те, кто посвящали себя изучению отеческих преданий, «видели свет великий» (Ис. 9:2), ибо Бог просвещал их очи и показывал им, как они должны были действовать в отношении позволенных и непозволенных вещей, чистых и нечистых, о которых недостаточно полно и ясно говорится в св. Писании. Хорошо было предаваться чтению св. Писания; но тот, кто прилежно изучает отеческия предания, получает награду от Бога, а кто посвящает себя толкованиям на эти предания, имеет самую великую награду. «Библия подобна воде, предания подобны вину, а толкования на них подобны ароматному вину». «Сын мой! говорит талмуд, внимай более словам книжников, чем словам закона».

Из всего этого видно, какое невыносимое бремя создали мелочные законники иудейства из своих постановлений, которыми они убивали дух Моисеева закона. Такое закопничество стояло в самом резком и явном противоречии с новым царством, которое провозглашал Христос, так как это царство было в чистоте сердца,в любящем сыновстве по отношепию к Отцу небесному, и все внешние обряды имели в нем значение не сами по себе, а лишь как выражение этого любящаго отношения. Фарисеи превратили закон в мелочную казуистику, дававшую иредписания для всякаго отдельнаго действия, а Христос поднимал закон на степень живого принципа, действующаго в совести. От внешних закотиических требований Он переходил к тому духу, который заключался в законе. Внешния постановления можно было и оставить, если соблюдалась та жизненная идея, которая заключалась в них. Целой жизни почти недостаточно было для того, чтобы в точности изучить все раввинския предписания касательно чистоты и жертвоприношений, а Христос в действительности отменял их все, открыто провозглашая, что «милость лучше жертвы» (Ос. 6:6, Мф. 9:13, Мф. 12:7). Школы ученых раввинов прибавили к простым постановлениям закона в деле различия между чистыми и нечистыми животными безконечныя разъяснения касательно чистоты различных частей каждаго из них, а также и необходимых для очищения обрядов; а Христос провозглашал простое и общепонятное правило: «не то, что входит в уста, оскверняет человека: но то, что выходит из уст, оскверняет человека» (Мф. 15:11, Мк. 7:15). Книжники спорили о том, после какого употребления нужно мыть сосуды в текучей воде, после какого в стоячей и с какими церемониями нужно очищать деревянные и металлические сосуды. Христос устранил это мелочное и мертвое законничество и поучал Своих слушателей обращать внимание на то, чтобы была чиста внутренность. «Вы, фарисеи, говорил Он, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства» (Лк. 11:39). Даже субботние законы с их безконечными установлениями нашли в Нем одухотворенное и краткое истолкование: «позволительно делать добро в субботу». «Суббота создана для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2:27). Такое учение было неслыханным среди раввинов, и они пришли в крайнее волнение.


Источник

Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 328-333

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

«Не умыл рук перед обедом»: об омовении рук перед вкушением пищи см. прим. к Мф. 15:2 и Мк. 7:4. Фарисей удивился этому тем более, что Христос перед тем только что был среди народа, прикосновение к которому, по мнению фарисеев, требовало после того омовения. Этот обычай — омывать руки перед обедом и после — произошел вероятно от того, что на Востоке обыкновенно не употребляли ложек, вилок и пр., а брали кушанья рукой из общего блюда. Собственно предосудительного в этом обычае умывать руки не было, но фарисеи сделали из него религиозный предрассудок, что не редко и обличал Господь.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

не умыл рук перед обедом. Речь идет о ритуальном омовении рук от скверны, которая могла пристать ним при прикосновении к предметам, почитавшимся нечистыми. Нечистые руки могли осквернить пищу, а та, в свою очередь, попав внутрь человека, сделать нечистым все его тело.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

Нередко Господь принимал приглашения фарисеев и обедал в их домах – несмотря на недоброжелательство и пристрастность приглашающих. Блж. Феофилакт объясняет эти встречи намерением Христа повлиять на улучшение нравов фарисеев и дать предупреждающий урок ученикам Там же.. В одно из таких посещений, когда хозяин заметил, что Гость не омыл рук перед трапезой, Христос обличил фарисеев в неразумии и лукавстве: заботясь об обрядовом благочестии, они во внутренней жизни преданы грехам: «Ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства» (Лк. 11:39). Думая угодить Богу внешними омовениями, а также десятиной, отдаваемой даже с мелочей (Лк. 11:42), они сводят богопочитание к внешним формам, пренебрегают нравственным долгом милости, справедливости и любви к ближнему, культивируют страсть гордости и тешат свое тщеславие почтением со стороны народа (Лк. 11:43). Но это внешнее делание делает их похожими на скрытые гробы, по которым люди ходят, не зная, что это гробы, полные костей и тления (Лк. 11:44; ср.: Мф. 23:27); так и душевное безобразие фарисеев лишь прикрыто лицемерием. Как видно, Господь, пытаясь вразумить фарисеев, не жалеет их чувства – сравнение с гробами должно было сильно на них подействовать: как от гробов все сторонились, так как прикосновение к ним считалось осквернением, так же, судя по словам Христа, людям следовало держаться подальше от них, фарисеев, считавших себя украшением нации.


Источник

Ю. В. Серебрякова. Четвероевангелие. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.. М.: ПСТГУ, 2017. - С. 123-124

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

Фарисей - вероятно в душе своей удивился тому, что Христос только что приходивший в соприкосновение с народом и изгонявший беса, не совершил, садясь за обед, обычного омовения (ср. Мк. 7:2).

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 38-38

 Например, и теперь, смотря на неразумный их обычай — умываться пред вкушением пищи, научает, что душа должна быть очищена добрыми делами, так как полоскание водой очищает не душу, а тело. Они, безрассудные, думали, что чрез погружение в воде и омытие тела вместе с телом очищается и душа их. Поэтому Господь воспользовался прекрасным примером чаши.