yandex

Евангелие от Луки 11 глава 37 стих

Стих 36
Стих 38

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-38

Один фарисей приглашал Его к себе за трапезу, – впрочем не по искреннему расположению, а с намерением что-нибудь заметить в Его поступках противное их правилам. Господь, как бы не видя ничего коварного в этом приглашении, пришел. Но тот тотчас заметил, что Спаситель приступил к трапезе, не умыв рук.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 156++

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-54

Когда И. Христос продолжал Свою обличительную речь против хулителей Духа Святаго, один фарисей просил Его к себе обедать. Хотя И. Христу в данном случае предстояло вступить в среду врагов Своих—фарисеев, однакоже Он принял это приглашение потому, конечно, что не хотел уступать ни одного благоприятнаго случая для вразумления неразумных ревнителей закона. В данный раз случай этот представился, лишь только И. Христос вошел в дом фарисея. Фарисеи считали за одно из дел богослужения—умыть руки пред обедом. Христос же, войдя в дом фарисея, возлег, не совершивши умовения рук. Это удивило фарисея. Тогда Господь начал сильную обличительную речь против фарисейскаго лицемерия и тщеславия, в которой показал, как ничтожна фарисейская праведность, направленная только на внешния дела благочестия, и как эта внешняя праведность служит лишь к тому, чтобы прикрыть отсутствие в них высших добродетелей, каково милосердие, и вообще внутреннюю развращенность. Речь Господа прервал один законник: .Учитель!—сказал он,—говоря сие, Ты и нас обижаешь". Этот законник, вероятно, не принадлежал к партии фарисеев. Но так как фарисейская праведность основана была на толкованиях закона книжниками, то он чувствовал, что обличительное слово против фарисеев касается и его. Посему он желал бы, чтобы Христос прекратил свою строгую, обидную для всех присутствующих речь. Но Господь не счел нужною в настоящий раз снисходительность в отношении к Своим врагам; в ответ на слова законника Он высказал сильное обличение и против законников в том, что они лишь на других возлагают бремена неудобоносимыя, а сами и одним перстом не дотрогиваются до последних, и что они, руководители народа в понимании Писания, взявши в своя руки ключ к его разумению, и сами не вошли в истинный смысл слова Божия и другим препятствуют входить1. Речь Господа сильно оскорбила книжников и фарисеев. Они начали приступать к Господу и закидывать Его вопросами, надеясь, что при множестве вопросов Он даст как-нибудь необдуманный ответ, за который Его можно будет обвинить. Но, разумеется, их попытки остались напрасны.

Примечания

  • 1 Обличительная речь И. Христа против фарисеев и законников, которую мы читаем здесь у ев. Луки, передается с большею подробностию ев. Матфеем в 23-Й главе, т.-е. в ряду событий последних дней земной жизни И. Христа. Очень вероятно, что как столкновений с фарисеями и законниками у И. Христа было много, так мяого было и случаев, когда Он на их нападки отвечал обличением их ложной лицемерной праведности. Очень может быть поэтому, что как при случае, о котором здесь говорит ев. Лука, так я в последние два Своей жизни в храме И. Христос держал сильныя обличительныя речи против фарисеев и законников. Некоторыя изречения могли быть повторены при обоих случаях, а чрез это, равно как и чрез однородность предмета, давался повод для евангелистов в связи изречений, сказанных И. Христом при известном случае, передать и некоторыя из тех, которыя сказаны были Им в другое время и при других обстоятельствах. Отсюда и происходит, что две, в разное время произнесенныя, речи являются однако так между собою сходными, что, повидимоиу, представляют собою одну и ту же речь, переданную одним евангелистом более кратко, другим более подробно. (Объяснения см. § 103).

Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 229-230

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

Иисус на обеде у фарисея

После того один фарисей просил Иисуса к себе обедать. Иисус принял приглашение, вошел в дом фарисея и возлег за обеденным столом, не умыв рук.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

...фарисей спрашивал1 Его... Когда Он говорил то, что уже сказано. А «спрашивал» сказано в значении «просил», как мы часто объясняли. Делал же он это, показывая себя высшим других фарисеев и свободным от их зависти. Христос же соглашается на это, желая воспользоваться трапезой для назидания устроителю пира.

Примечания

  • 1 Ср.: «просил» (Син.); «просит» (еп. Кассиан); «моляше» (Елизав.). Даем буквальный перевод, поскольку значение этого слово Евфимий и здесь объясняет в толковании.

Источник

Толкование на Евангелие от Луки. Перевод иером. Феодора (Юлаева) специально для сайта Экзегет.ру PG 129, 976-7

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

Фарисей некий (один). О фарисеях чит. в объясн. 17 В один день, когда Он учил, и сидели тут фарисеи и законоучители, пришедшие из всех мест Галилеи и Иудеи и из Иерусалима, и сила Господня являлась в исцелении больных, -Лк. 5:17 Вшед, возлеже (пришел и возлег), т. е. сидел за обедом. (Чит. в объясн. 29 И сделал для Него Левий в доме своем большое угощение; и там было множество мытарей и других, которые возлежали с ними.Лк. 5:29). Господь знал недобрые, даже злобные отношения к Себе фарисеев, но обедал с ними, потому что желал их исправления, – «чтобы иметь повод к улучшению нравов их», толкует блаж. Феофилакт.

Источник

Иоанн Бухарев прот. Толкование на Евангелие от Луки. М.: 1902. - Зач. 60. С. 192

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

Когда чадолюбивый отец чувствует сильное влечение побеседовать со своими дорогими детьми, а между тем они по своему младенческому возрасту не в состоянии слышать и понимать совершенных речей, тогда отец, изменив голос и оставив чистоту правильной речи, начинает лепетать с ними, таким способом беседы подготовляя своих любимцев к более разумному употреблению слов. Точно таким же образом Господь наш по великой любви Своей к Своему созданию, будучи Богом — Словом, усвоил Себе человеческое слово и пришел к нам, чтобы Своей беседою и пребыванием между нами научить нас и, дав нам небесное откровение, возвести нас по небесной лестнице, т.е. по лестнице упования. Вот, приглашает Его фарисей к себе на вечерю, как сейчас слышали мы в читанном евангелии, и Он не уклоняется от этого приглашения, потому что и пришел Он не для того, чтобы показать достоинство Своего божества, но чтобы падшее человечество избавить из преисподней. Приглашается на вечерю к фарисею и не отказывается, чтобы и богатых научить не презирать трапезы бедных, и праведных вразумить не гнушаться трапезы грешников. Многие ведь, считая сами себя праведными, гнушаются трапезы грешников, как в свою очередь богатые пренебрегают угощением бедных. И вот Господь, желая, чтобы все были дружественны, братолюбивы, любвеобильны и смиренны, первый показывает пример, чтобы этим Своим поступком научить всех. Поэтому Он и говорит: «научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (29 возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим;Мф. 11:29). Так и ты, ревнитель благочестия, не отказывайся, если тебя будет приглашать к себе какой-нибудь грешник. А если кто-либо станет упрекать тебя, зачем ты ешь и пьешь с грешниками, то отвечай: «не здоровые имеют нужду во враче, но больные» (12 Иисус же, услышав это, сказал им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные,Мф. 9:12); я праведен — не для того, чтобы спасти праведных, но для того, чтобы грешников обратить. Приглашается Господь на вечерю и не отказывается, — Он, пятью хлебами до сытости напитавший в пустыне пять тысяч, иссушивший непроходимое море и проведший через него Израиля как бы по зеленому лугу, с небес одождивший им манну, блиставшую целый день белоснежным блеском. Приглашается Господь на вечерю и не отказывается, на вечере преподавая Свои лучшие наставления тем, которые Его угощали; конечно, Он и пришел на вечерю не для того, чтобы насытиться угощением фарисея, но чтобы самого фарисея напитать божественным учением. Приглашается на вечерю — и идет в дом фарисея, прикрывая божество человечеством, чтобы, узрев вдруг блеснувший луч божества, не бежал из дома сам Его приглашавший. Входит в дом фарисея — небесный Царь к рабу — и прикрывает Свое царское достоинство телесной оболочкой словно доспехами, чтобы не содрогнулся раб, увидев небесного Царя, и не зарылся в землю. Входит в дом фарисея Солнце правды, прикрывая облаком тела золотистый блеск Своих лучей, чтобы не ослепить человека, устремившего на Него глаза. Входит в дом фарисея небесный Пастырь: оставив в горах девяносто девять овец, Он приходит за потерянной; входит в Свой двор, скрывая Пастыря в теле агнца. Он несет с Собою не посох, не жезл, угрожающий за прежнее заблуждение, чтобы и без того робкую и испуганную овцу не заставить опять бежать от своего Пастыря. Одним словом, Он входит в дом фарисея не как Бог, не как Царь, не как Солнце правды, но как человек к человеку, как овца к овце. Находится под одним кровом с ним, вместе с ним пасется, вместе восседает, входит, совозлежит с падшим уже по причине греха, чтобы совместным возлежанием восставить падшего. Беседа о фарисее. Творения, приписываемые св. Иоанну Златоусту, и отнесенные в издании Миня к разряду Spuria. И вот входит Он (Господь) в его (диавола) двор, скрывая пастыря под овчей одеждой тела, не имея при Себе ни палицы, ни посоха, угрожающего за прежнее заблуждение, чтобы испуганная овца опять не убежала от своего пастуха. Входит Он в дом фарисея, не как Бог, не как Царь, не как Солнце правды, но как человек к человеку, как агнец к агнцу; разделяет его трапезу, па­сется с ним, ест вместе траву, приближается, снисходит к тому, кто уже подпал под власть греха, чтобы, разделив с ним его па­дение, вместе с Собой восставить падшего. На 49 Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!Лк. 12:49, 34 Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч,Мф. 10:34. Творения, приписываемые св. Иоанну Златоусту, и отнесенные в издании Миня к разряду Spuria.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

THE very wise Paul truly tells us, that "Christ came into the world to save sinners." For this was His aim, and for this purpose He humbled Himself to the emptying of His glory, and appeared upon earth in the flesh, and conversed with men. For it was right, that as being the Creator and Lord of all, He should give a saving hand to those who had fallen into sin, and show unto them that were wandering in error, a pathway that would lead them straight unto every good work, and the excellence of virtuous deeds. And it is said somewhere also by one of the holy prophets, concerning those who have been called by faith to the knowledge of His glory "And they shall be all taught of God." How, therefore, does He lead us into every thing that is useful? By humbling Himself to be with sinners, and condescending sometimes even to those things that He would not, that so He might save many. That this was the case we may see by the lessons from the gospel now set before us; for one of the Pharisees, it says, besought Him to dine at His house: "and He went in, and lay down to meat." And yet how is it not plain to every one, that the gang of the Pharisees were always wicked and impure, hateful to God, and envious, ready for anger, of innate pride, and ever bold of speech against Christ the Saviour of us all? For they found fault with His divine miracles, and gathering wicked troops of counsellors, plotted His death. How then did He become their guest? Was He not aware of their maliciousness? But how can this be safely affirmed? For as God He knowcth all things. What therefore is the explanation? It is this, that He was especially anxious to admonish them, therein resembling the most excellent physicians. For they apply the remedies of their are to those who are most dangerously ill, struggling against the disease under which they suffer, and assuaging its cruel attacks. As they therefore without restraint gave way to an infatuated mind, it was necessary for Christ to speak unto them what was requisite and useful for their salvation. For as He Himself somewhere says, "He came not to call the righteous, but sinners to repentance." And again He also said, that "they who are whole need not a physician, but they who are sick." The Pharisee therefore for some purpose of his own invites Him to an entertainment: and the Saviour of all submits, as I said, to this, for the economy's sake. But He made the matter an opportunity of giving instruction, not consuming the time of their meeting in the enjoyment of food and delicacies, but in the task of making those more virtuous who were assembled there.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

λαλήσαι aor. act. inf., см. ст. 14. Inf. с предл. έν выражает одновременность действия: "пока Он говорил..." έρωщ praes. ind. act. от έρωτάω спрашивать, задавать вопросы. Hist, praes. άριστήση aor. conj. act. от άριστάω есть, завтракать. Возможно, имелась в виду еда, которую ели после возвращения с утренней молитвы (RWP; SB, 2:204). Иудеи из высших слоев общества ели два раза в течение дня: легкий завтрак в середине утра и основной прием пищи ближе к вечеру (Marshall). Conj. в косв. речи в obj. прид. είσελθών aor. act. part, (сопутств.), см. ст. 26. άνέπεσεν aor. ind. act. от άναπίπτω возлежать, облокачиваться на диван или скамью (RWP).

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

Как мы видим, далеко не все фарисеи относились к Иисусу резко враждебно. Желание разделить с Ним трапезу означает известную открытость. Греческое слово «а́ристон» означает «завтрак», но, вероятно, в данном случае оно значит обед. В будние дни люди ели два раза в день (утром и во второй половине дня), но в субботу трижды. Придя домой после синагогального богослужения, примерно в полдень, они обедали. Скорее всего, фарисей пригласил Иисуса прийти к нему на такой обед. Сел за стол – точнее: «лег»; см. коммент. на. 7:36.

+++Кузнецова В. Н. Евангелие от Луки. Комментарий. М.: 2004. С. 289++

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

Порицание фарисеев и книжников Как и в 7:36—50, трапеза создает благоприятную возможность для произнесения нравоучительных речей (эта практика была в древности распространена настолько широко, что привела к созданию особого жанрафилософской литературы, получившего название symposium [•£ от греч. symposion, «пиршество»]). Здесь Иисус выступает против предписаний ритуального закона, за которые так ратовали фарисеи, даже более резко, чем в 7:36—50. Поступок фарисея, пригласившего к себе в дом учителя, выглядел в глазах окружающих достойным уважения; см. коммент. к 7:36. Известных учителей часто приглашали на подобные трапезы, чтобы послушать их мудрые речи и проявить собственную ученость в последующей дискуссии.

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-39

Их законничеству скоро представился еще другой случай, которым они хотели воспользоваться с целью обвинить Христа и Его учеников в закононарушении. Иудейские законники не ограничивались простым исполнением закона Моисеева, а с течением времени присоединили к нему множество самовольных дополнений и прибавлений, которым иногда придавали даже больше значения, чем самому закону Божию. Эти прибавления с особенною ревностью соблюдались книжниками и фарисеями, которые смотрели на них как на «ограду» закона, не смотря на то, что они часто стояли в прямом противоречии с последним и служили прикрытием низкаго лицемерия. Фарисеи заметили, что ученики Иисуса Христа однажды но умыли рук перед едой (1 Тогда приходят к Иисусу Иерусалимские книжники и фарисеи и говорят:2 зачем ученики Твои преступают предание старцев? ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб.3 Он же сказал им в ответ: зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?4 Ибо Бог заповедал: почитай отца и мать; и: злословящий отца или мать смертью да умрет.5 А вы говорите: если кто скажет отцу или матери: дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался,6 тот может и не почтить отца своего или мать свою; таким образом вы устранили заповедь Божию преданием вашим.7 Лицемеры! хорошо пророчествовал о вас Исаия, говоря:8 приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня;9 но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим.10 И, призвав народ, сказал им: слушайте и разумейте!11 не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека.12 Тогда ученики Его, приступив, сказали Ему: знаешь ли, что фарисеи, услышав слово сие, соблазнились?13 Он же сказал в ответ: всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится;14 оставьте их: они - слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму.15 Петр же, отвечая, сказал Ему: изъясни нам притчу сию.16 Иисус сказал: неужели и вы еще не разумеете?17 еще ли не понимаете, что всё, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон?18 а исходящее из уст - из сердца исходит - сие оскверняет человека,19 ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления -20 это оскверняет человека; а есть неумытыми руками - не оскверняет человека.Мф. 15:1-20, 1 Собрались к Нему фарисеи и некоторые из книжников, пришедшие из Иерусалима,2 и, увидев некоторых из учеников Его, евших хлеб нечистыми, то есть неумытыми, руками, укоряли.3 Ибо фарисеи и все Иудеи, держась предания старцев, не едят, не умыв тщательно рук;4 и, придя с торга, не едят не омывшись. Есть и многое другое, чего они приняли держаться: наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей.5 Потом спрашивают Его фарисеи и книжники: зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб?6 Он сказал им в ответ: хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исаия, как написано: люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня,7 но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим.8 Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омовения кружек и чаш, и делаете многое другое, сему подобное.9 И сказал им: хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание?10 Ибо Моисей сказал: почитай отца своего и мать свою; и: злословящий отца или мать смертью да умрет.11 А вы говорите: кто скажет отцу или матери: корван, то есть дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался,12 тому вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей,13 устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили; и делаете многое сему подобное.14 И, призвав весь народ, говорил им: слушайте Меня все и разумейте:15 ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека.16 Если кто имеет уши слышать, да слышит!17 И когда Он от народа вошел в дом, ученики Его спросили Его о притче.18 Он сказал им: неужели и вы так непонятливы? Неужели не разумеете, что ничто, извне входящее в человека, не может осквернить его?19 Потому что не в сердце его входит, а в чрево, и выходит вон, чем очищается всякая пища.20 Далее сказал: исходящее из человека оскверняет человека.21 Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства,22 кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, -23 всё это зло извнутрь исходит и оскверняет человека.Мк. 7:1-23). Закон Моисеев требовал в известных случаях очищений, но книжники извратили дух закона в этом, как и во многих других отно• шениях, потому что они учили, что нельзя было с доброю совестью приступать к пище и питью, когда оказывались нарушенными некоторыя обрядовыя точности. Если, по их воззрению, не принимать измышленных ими предосторожностей, то лицо или сосуд, употреблявшийся в данном случае, могли заклгючать в себе нечистоту, которая таким образом сообщалась пище, чрез пищу — телу, а чрез тело — душе. Отсюда среди строгих книжников давно установился обычай (и он соблюдался со строгостью закона), что перед каждой трапезой нужно тщательно омывать не только руки, но даже сосуды, лежанки и столы. На взгляд строгих раввинов, не умыть рук перед едой было великое преступление, такое же, как поесть свинины. «Кто не умывает рук при еде, тот подлежит извержению из общества, ибо в рукомытии заключается тайна десяти заповедей». «Такой человек повинен смерти». «Три греха влекут за собою бедность — говорит мишна, — и один из них есть пренебрежение рукомытием». «Тот, кто ест хлеб, не умыв рук, — говорит раввин Иосия, — поступает все равно, как еслибы он пошел к блуднице». Позднейшие книжники изобрели целых 26 правил при исполнении этого обряда в течение одного только утра. «Лучше пройти 4 мили за водой, чем навлечь на себя виновность пренебрежением рукомытия», говорит талмуд «Кто не моет своих рук после еды, — продолжает оп, — тот столь же нечестив, как и убийца». На немытых руках и на хлебе, по воззрению книжников, возседал диавол Шибта. Отличительною особенностью фарисеев было то, что «они ели свой хлеб насущный с должным очищением и на тех, кто пренебрегал таким очищением, они с презрением смотрели как на нечистых».

Законничество в это время находилось на вершине своего развития, потому что великие учители, Гиллель и Шаммаи, жившие едва за поколение пред тем, придали ему самое полное развитие. При обсуждении тонкостей закона, они иногда вступали между собой в столь ожесточенный спор, что сложилась даже пословица, что сам Илья, еслибы он явился опять на землю, не в состоянии был бы примирить их между собою. Но они все согласны были касательно рукомытия, так что талмуд прямо говорит, что «всякий, живущий в земле Израильской, вкушая свой хлеб насущный в очищении, говоря на еврейском языке и должным образом совершая моления по утрам и вечерам с филактериями, может быть уверен, что он будет есть хлеб в царстве Божием». Что касается относящихся к этому очищению правил, то, по ним, прежде всего нужно было вымыть руки; кончики пальцев затем складывались и поднимались так, чтобы вода текла с них вниз до локтей, затем они опускались так, чтобы вода могла стекать с рук на пол. Когда пальцы поднимались, то на них лили свежую воду, и два раза подливалась вода опять, когда они опускались вниз. Самое омовение должно было совершать посредством трения сначала одной руки на ладони другой. Когда руки мылись перед едой, то их предписывалось держать вверх, а после еды — вниз, но так, чтобы вода ее затекала дальше кисти. Употреблявшийся при омовении сосуд требовалось держать сначала в правой, затем в левой руке; воду нужно было лить сначала на правую и затем на левую руку, и при всяком третьем разе произносить слова: «благословен Ты, давший нам заповедь умывать руки». Ученые книжники горячо спорили между собою о том, что сначала должно совершаться: произнесение ли этого благословения, или самое умытие рук, куда нужно класть употреблявшееся при этом полотенце: иа стол или на лежанку, и нужно ли очищать стол перед окончательным омовением, или после него, Все эти тонкости составляли, однакоже, лишь незначительную часть целой законнической системы. Если фарисей предполагал есть обыкновенную пищу, то считалось достаточным вымыть руки простым политием воды на них. Перед вкушением «терумы», т.-е. священных десятин и хлебов предложения, полагалось вполне опускать их в воду, и прежде чем приступить к вкушению этих священных жертвоприношений, требовалось принять полную ванну, Рукомытие перед молитвой или перед прикосновением к чему-нибудь утром соблюдалось с особенною строгостью, так как, по воззрению раввинов, в течение ночи руки могли быть осквернены злыми духами. Прикоснуться к устам, носу, уху, глазам, или одной рукой дотронуться до другой до совершения этого обряда, значило, по их учению, подвергать себя опасности болезни в тронутой части. Случаи, когда требовалось соблюдение этого обряда, были безчисленны: его нужно было совертать даже после обрезывания ногтей или после задавления блохи. Чем больше употреблялось воды, тем больше обнаруживалось благочестия. “Тот, кто употребляегь много воды для омовения рук, — говорит раввин Хазда, — получит обильное богатство». Кто не выходил из дома, для того еще достаточно было полить воды на руки; но человек, пришедший в дом с улицы, должен был погружать свои руки в воду, потому что он не знал, к какой нечистоте мог он приближаться, будучи на улице, и это погружение нельзя было совершать иначе, как в таком месте, где было не менее 60 галлонов воды». [Lightfoot, Her. Haebr., II, 418. См, у Geikie и Edersheima в соотв. местах] Та-же суеверная законническая точность простиралась на возможное осквернение всех хозяйственных мелочей ежедневной жизни. Сосуды глубокие или плоские из какого бы то ни было материала, ножи, столы и лежанки, — все это постоянно подвергалось очищениям, чтобы не подвергнуться какому-нибудь обрядовому осквернению от пользования ими со стороны кого - пн будь из нечистых людей.

Эта обрядовая мелочность, очевидно, была результатом, ревнивого соперничества между демократствовавшими фарисеями и высокомерными аристократами-саддукеями. Последние приписывали необычайную важность самому священнодействию священников, чтобы возвысить себя в глазах народа в качестве духовной аристократии. Фарисеи, с целью унизить их, придавали, насколько возможно, большее значение употреблявшимся сосудам и точности самаго обряда. Сообразно с их безконечными умовениями в частной жизни, они требовали, чтобы все сосуды в самом храме тщательно очищались после каждой трапезы, из опасения, чтобы какая нибудь нечистая личность не осквернила их. Эта тщательная скрупулезность в деле очищения доходила до того, что когда один фарисей после подобной трапезы, нес омывать даже золотой светильник, то встретивший его саддукей не мог удержаться от того, чтобы с издевательством не заметить ему, что “фарисеи в скором времени, вероятно, будут омывать самое солнце».

Авторитетом для этих безконечных механических упражнений были так называемыя “отеческия предания», которыя дошли от времен великой синагоги, но с благочестивым преувеличением приписывались Самому Богу, Который, будто бы, устно сообщил их Моисею на горе Синае. Толкования, изъяснения и разсуждения всякаго рода были основываемы не только на всяком отдельном слове, на всякой букве, но даже на всякой ковычке, для того, чтобы создавать новые законы и правила, и когда этих правил было недостаточно, то для оправдания их изобретены были еще устныя предания, будто бы переданныя Богом Моисею на Синае. Эти предания постоянно возрастали и составляли особый закон, который переходил из уст в уста, от поколения к поколению, пока наконец для их изучения и разработки не возникли целыя школы, из которых самыми знаменитыми и были школы Гиллеля и Шаммаи, живших за поколение до Христа и даже быть может в первые годы Его детства. Во время Его земной жизни все еще считалось основным правилом, чтобы они не предавались письмени. Первое собрание и формальное соединение в одно целое всех многочисленных фрагментов было делом раввина Иуды, так называемаго «святаго», и его именно кропотливому труду обязаны возникновением огромные фолианты талмуда. И заыечательная вещь, что этот самодельный закон, с его отеческими преданиями, под влиянием узкаго законничества фарисеев, получил с течением времени даже большее значение, чем сам закон Моисеев. Когда св. Писание и предание оказывались несогласными между собою, то высшее значение придавалось последнему. Фарисеи открыто провозглашали это и, по евангельскому изречению, сами возсели на седалище Моисеевом, устраняя великаго законодателя (2 и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи;Мф. 23:2). Грешнее — говорит мишна — учить что-нибудь вопреки голосу книжников, чем противоречить самому Писанию. Тот, кто говорит вопреки Писанию: непозволительно-де носить тефиллин [Небольшия кожаныя коробочки с текстами св. Писания, привязывавшияся во время молитвы ко лбу и к руке.] , не подлежит наказанию за причинение соблазна. Но тот, кто говорит, что должно быть пять разделений в тотафоте [Другое название для тефиллин или филактерий.] , и таким образом учит несогласно с раввинами, навлекает на себя вину». «Тот, кто излагает Писанио несогласно с отеческим преданием, — говорит раввин Елеазар, — не имеет части в будущем мире». Основой религии считалась именно масса законнических предписаний, а не св. Писание, «ибо завет Божий (по учению раввинов) заключен был с Израилем на основании устнаго закона, как написано: в сих словах Я заключаю завет с Тобою и с Израилем (27 И сказал Господь Моисею: напиши себе слова сии, ибо в сих словах Я заключаю завет с тобою и с Израилем.Исх. 34:27). Бог знал, что в последующие века Израиль будет уведен в плен чужеземным народом, который скопирует писанный закон, и поэтому Он дал израильтянам устный закон, чтобы Его воля могла тайно соблюдаться среди них». Те, кто посвящали себя изучению отеческих преданий, «видели свет великий» (2 Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет.Ис. 9:2), ибо Бог просвещал их очи и показывал им, как они должны были действовать в отношении позволенных и непозволенных вещей, чистых и нечистых, о которых недостаточно полно и ясно говорится в св. Писании. Хорошо было предаваться чтению св. Писания; но тот, кто прилежно изучает отеческия предания, получает награду от Бога, а кто посвящает себя толкованиям на эти предания, имеет самую великую награду. «Библия подобна воде, предания подобны вину, а толкования на них подобны ароматному вину». «Сын мой! говорит талмуд, внимай более словам книжников, чем словам закона».

Из всего этого видно, какое невыносимое бремя создали мелочные законники иудейства из своих постановлений, которыми они убивали дух Моисеева закона. Такое закопничество стояло в самом резком и явном противоречии с новым царством, которое провозглашал Христос, так как это царство было в чистоте сердца,в любящем сыновстве по отношепию к Отцу небесному, и все внешние обряды имели в нем значение не сами по себе, а лишь как выражение этого любящаго отношения. Фарисеи превратили закон в мелочную казуистику, дававшую иредписания для всякаго отдельнаго действия, а Христос поднимал закон на степень живого принципа, действующаго в совести. От внешних закотиических требований Он переходил к тому духу, который заключался в законе. Внешния постановления можно было и оставить, если соблюдалась та жизненная идея, которая заключалась в них. Целой жизни почти недостаточно было для того, чтобы в точности изучить все раввинския предписания касательно чистоты и жертвоприношений, а Христос в действительности отменял их все, открыто провозглашая, что «милость лучше жертвы» (6 Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений.Ос. 6:6, 13 пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию.Мф. 9:13, 7 если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных,Мф. 12:7). Школы ученых раввинов прибавили к простым постановлениям закона в деле различия между чистыми и нечистыми животными безконечныя разъяснения касательно чистоты различных частей каждаго из них, а также и необходимых для очищения обрядов; а Христос провозглашал простое и общепонятное правило: «не то, что входит в уста, оскверняет человека: но то, что выходит из уст, оскверняет человека» (11 не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека.Мф. 15:11, 15 ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека.Мк. 7:15). Книжники спорили о том, после какого употребления нужно мыть сосуды в текучей воде, после какого в стоячей и с какими церемониями нужно очищать деревянные и металлические сосуды. Христос устранил это мелочное и мертвое законничество и поучал Своих слушателей обращать внимание на то, чтобы была чиста внутренность. «Вы, фарисеи, говорил Он, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства» (39 Но Господь сказал ему: ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства.Лк. 11:39). Даже субботние законы с их безконечными установлениями нашли в Нем одухотворенное и краткое истолкование: «позволительно делать добро в субботу». «Суббота создана для человека, а не человек для субботы» (27 И сказал им: суббота для человека, а не человек для субботы;Мк. 2:27). Такое учение было неслыханным среди раввинов, и они пришли в крайнее волнение.

Источник

Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 328-333

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

«Фарисей просил Его к себе обедать»: подобное этому см. 36 Некто из фарисеев просил Его вкусить с ним пищи; и Он, войдя в дом фарисея, возлег.Лк. 7:36 и прим. «Хотя Господь знает недоброжелательство фарисеев, однако же обедает с ними, по тому самому, что они были лукавы и нуждались в исправлении. Ибо для того Он обедает с ними, чтобы иметь повод к улучшению нравов их» (Феофил.).

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-44

Нередко Господь принимал приглашения фарисеев и обедал в их домах – несмотря на недоброжелательство и пристрастность приглашающих. Блж. Феофилакт объясняет эти встречи намерением Христа повлиять на улучшение нравов фарисеев и дать предупреждающий урок ученикам [Там же.]. В одно из таких посещений, когда хозяин заметил, что Гость не омыл рук перед трапезой, Христос обличил фарисеев в неразумии и лукавстве: заботясь об обрядовом благочестии, они во внутренней жизни преданы грехам: «Ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства» (39 Но Господь сказал ему: ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства.Лк. 11:39). Думая угодить Богу внешними омовениями, а также десятиной, отдаваемой даже с мелочей (42 Но горе вам, фарисеям, что даете десятину с мяты, руты и всяких овощей, и нерадите о суде и любви Божией: сие надлежало делать, и того не оставлять.Лк. 11:42), они сводят богопочитание к внешним формам, пренебрегают нравственным долгом милости, справедливости и любви к ближнему, культивируют страсть гордости и тешат свое тщеславие почтением со стороны народа (43 Горе вам, фарисеям, что любите председания в синагогах и приветствия в народных собраниях.Лк. 11:43). Но это внешнее делание делает их похожими на скрытые гробы, по которым люди ходят, не зная, что это гробы, полные костей и тления (44 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что вы - как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того.Лк. 11:44; ср.: 27 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты;Мф. 23:27); так и душевное безобразие фарисеев лишь прикрыто лицемерием. Как видно, Господь, пытаясь вразумить фарисеев, не жалеет их чувства – сравнение с гробами должно было сильно на них подействовать: как от гробов все сторонились, так как прикосновение к ним считалось осквернением, так же, судя по словам Христа, людям следовало держаться подальше от них, фарисеев, считавших себя украшением нации.

Источник

Ю. В. Серебрякова. Четвероевангелие. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.. М.: ПСТГУ, 2017. - С. 123-124

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

Когда говорил - правильнее: "когда сказал это". Он пришел для того, чтобы дать вразумление фарисеям (Феофил.).

Толкование на группу стихов: Лк: 11: 37-37

Хотя Господь знает недоброжелательство фарисеев, однако ж, обедает с ними потому, что они были лукавы и нуждались в исправлении. Ибо для того Он обедает с ними, чтобы иметь повод к улучшению нравов их.