Евангелие от Иоанна 8 глава 3 стих

Стих 2
Стих 4

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-4

Книжники и фарисеи, желая найти повод «к обвинению Его», привели к Нему женщину, застигнутую в грехе прелюбодеяния, и «искушающе Его», сказали Ему: «Учителю, сия жена ята есть ныне в прелюбодеянии.

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-4

Если бы и Он осудил эту женщину, обреченную на побитие камнями, Его бы осмеяли как забывшего о милости, о которой Он всегда учил. Если бы запретил побить ее, они скрежетали бы на Него зубами своими и осудили бы Его как совершителя преступления и противника закона. Но да не будет, чтобы земная глупость нашла, что сказать, а небесная Премудрость не нашла, что ответить, чтобы слепая неправда воспрепятствовала Солнцу правды (См. 2 А для вас, благоговеющие пред именем Моим, взойдет Солнце правды и исцеление в лучах Его, и вы выйдете и взыграете, как тельцы упитанные;Мал. 4:2) светить миру.

Источник

Беда Достопочтенный, Гомилии на Евангелия 1.25 Сl. 1367, 1.25.44.

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-3

Многие новозаветные рукописи в различных местах содержат разнообразные интересные детали, которые могут быть исторически верными. Например, история с женщиной, взятой в прелюбодеянии, по всем признакам исторически достоверна. Невозможно представить себе аскетически настроенного монаха, сочинившего рассказ, заканчивающийся столь мягким замечанием со стороны Иисуса: "И Я не осуждаю тебя. Иди и впредь не греши". И в то же время эта перикопа, обычно находящаяся в 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11, должна рассматриваться как вставка в четвертое Евангелие. Этот рассказ отсутствует в лучших греческих рукописях: r 66, r 75, К, В, L, N, Т, W, C, D, q, Y, 33, 157, 5б5, 892, 1241, семье 1424 и т. д. Кодексы А и С имеют в этом месте дефект, но высока вероятность, что они не содержали этой части, так как на утраченных листах для нее не хватило бы места. Старосирийский (Syr 5• 0) перевод и арабская редакция "Диатессарона" Татиана не обнаруживают знания этого отрывка, равно как его не содержит и Пе-шитта. Так же и древние коптские церкви не включали этот рассказ в свои варианты Библии, поскольку он отсутствует в саидс-ких, субахмимских и старых бохейрских рукописях. Некоторые армянские рукописи и старогрузинские переводы опускают это место. На Западе этот рассказ отсутствует в готском переводе и некоторых старолатинских рукописях (a, f, Г, q). Но гораздо более значимым фактом является то, что ни один из греческих Отцов Церкви на протяжении тысячи лет по Р. X. не ссылался на эту перикопу. Это относится даже к тем Отцам и Учителям, как например Ориген, Златоуст и Нонн (в своих стихотворных парафразах), кто в своих трудах цитировал все Евангелие, стих за стихом. Евфимий Зигабен, живший в первой половине XII в., был первым греческим автором, комментировавшим этот рассказ, заявляя, однако, что точные списки Евангелия его не содержат. Если учесть, что к столь впечатляющему и разнообразному списку внешних признаков добавляются соображения о том, что стиль и словоупотребление в данной перикопе сильно отличаются от остального текста четвертого Евангелия и что этот рассказ прерывает последовательность повествования в 7:52 и 8:12 сл., то отрицание авторства Иоанна здесь представляется убедительным. Самой древней известной греческой рукописью, содержащей данный отрывок, является кодекс Безы (V или VI в.), который связан с некоторыми старолатинскими манускриптами (b, с, е, ff 2, j). Перикопа явно представляет собой часть незафиксированной традиции, имевшей хождение в некоторых частях Западной Церкви. Этот рассказ последовательно вставлялся в различные места разных рукописей. Большинство переписчиков вставляли его после 8:52 (D, Е, F, G, Н, К, М, S, U, G, L, Р, 28,579,700, 1579 и т. д.), считая, что таким образом в меньшей степени прерывается рассказ Иисуса. Другие помещали его после 7:36 (рукопись 255) или после 21:24 (семья 1, 1076, 1570, 1582). Пересмотр старогрузинского перевода, сделанный в XI в. Георгием Афонским, содержит этот отрывок после 7:44. Переписчик предшественника рукописей семьи 13 поместил данный рассказ в другое Евангелие, после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. Показательно также, что во многих рукописях, содержащих этот отрывок, он помечен обелиском" (как, например, в S) или астериском (как, например, в E, M, L), показывающими, что хотя переписчики и включили его в рукопись, они отдавали себе отчет об отсутствии у данного рассказа надежных подтверждений. Некоторые рукописи, содержащие данный эпизод, представляют несколько расширенный вариант концовки в 8:8. Наверное, многие люди, прочитав предложение "Иисус же, низко наклонившись, писал пальцем на земле", задавали себе вопрос: что же Господь там написал? Неизвестный переписчик удовлетворил это естественное любопытство, добавив слова "грехи каждого из них" [См. Voss David С. The Sins of Each One of Them. — Anglican Theological Review, xv, 1933, pp. 321 — 323.]. Несомненно, наилучшим решением здесь представляется печатать эту перикопу целиком в конце четвертого Евангелия, делая сноску, информирующую читателя о том, что данная перикопа не имела определенного места в древних источниках [По вопросу о происхождении этой перикопы и проблемы ее позднего включения в канонический текст см. Riesenfeld Harold. Perikopen de adultera i den fornkyrkliga traditionen. — Svensk exegetisk drsbok, xvii, 1953, pp. 106-118. См. ниже с. 259.].

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-5

Итак, книжники и фарисеи приводят к Иисусу женщину и говорят: «Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь? Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле [далее идет вставка из самых поздних рукописей: “.не обращая на них внимания”]. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось в нее камень. И опять, наклонившись низко, писал на земле. Они же, услышав то [дальше – вторая вставка из позднейших рукописей: “.и будучи обличаемы совестью”], стали уходить один за другим, начиная от старших [третья вставка из позднейших рукописей: “.до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди”]. Иисус, восклонившись [четвертая вставка: “.и не видя никого, кроме женщины”], сказал ей: женщина! где они? [в позднейшем варианте: “.где твои обвинители?”] никто не осудил тебя? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин. 8:5-1).

Вставки, на которых я остановился столь подробно, конечно, не меняют смысла повествования, не искажают фактов, изложенных в Евангелии. Но они искажают рассказ стилистически, делают его похожим на добросовестно написанное школьное сочинение. Для Евангелия характерна лапидарность, краткость, некая недоговоренность; в нем всегда что-то словно недосказано, всегда много воздуха. Вставки, не изменяя содержания, делают текст каким-то двухмерным, не оставляют в нем воздуха. Возьмем первую вставку. Если Иисус, «наклонившись низко, писал перстом на земле», то само собой разумеется, что Он не обращал внимания на пришедших.

Эта вставка – типичная средневековая глосса, когда читатель дописывал на полях то, что ему казалось не совсем понятным. Быть может, для тех, кто не очень хорошо владел греческим языком, такие вставки и были необходимы, помогали понять текст, но нам они только мешают. Поэтому задача современного читателя заключается в том, чтобы читать евангельские тексты в переводах, сделанных не со случайных рукописей, а с надежных источников. В частности, лучше пользоваться переводом Нового Завета под редакцией епископа Кассиана (Безобразова), хорошо передающим стилистику оригинала и – это главное – основанным на солидной рукописной базе: надежных современных изданиях и древнейших рукописях.

Чтобы убедиться в ненужности позднейших добавлений к тексту, обратим внимание на четвертую вставку: «.и не видя никого, кроме женщины». Раз все ушли, значит, Иисус и не мог никого, кроме женщины, увидеть, поэтому не нужно говорить об этом дважды. Подлинный евангельский текст тем и отличается от неподлинного, что в нем нет ничего лишнего, нет литературных красот, нет избыточных подробностей. А всё, что в нем есть, – это самое важное, самое главное.

Теперь поразмышляем о содержании этого текста. Люди, которые привели к Иисусу женщину, говорят Ему: «Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?» В греческом тексте на первом месте стоит местоимение «Ты», которое грамматически не так уж необходимо. Значит, здесь подчеркивается противопоставление точек зрения Моисея и Иисуса: Моисей вот так учил, а Ты что скажешь? – спрашивают они, ожидая услышать что-то не соответствующее закону Моисея, что-то, в чем можно Его уличить как нарушителя закона.

Источник

Священник Георгий Чистяков. Свет во тьме светит (Размышления о Евангелии от Иоанна). Глава 9. Иисус и грешница. Свет миру

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-5

Грешница перед судом Иисуса

Книжники же и фарисеи, желая найти что-нибудь к обвинению Его (6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.Ин. 8:6), привели к Нему в храм женщину, застигнутую при самом совершении ею прелюбодеяния, и, поставив ее пред Ним, посреди расступившегося народа, сказали: «Учитель! эта женщина взята в самом действии прелюбодеяния. Вот свидетели тому. А Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями. Ты что скажешь?. Как нам поступить? Побить ее камнями или отпустить?»

Предлагая такой вопрос, книжники и фарисеи были уверены, что как утвердительным, так и отрицательным ответом на него Иисус даст им повод к обвинению Его. Если Он скажет — побейте ее камнями, как повелел вам Моисей, — то Его можно будет обвинить перед римским правителем Иудеи, так как римские уголовные законы, действовавшие во всех подчиненных Римской империи странах, не допускали смертной казни за прелюбодеяние; да и самое произнесение смертных приговоров было отнято от местных еврейских судов и синедриона. Если же Он скажет — отпустите ее, — то Его можно будет обвинить в нарушении Закона Моисея. Словом, они спрашивали: кому надо повиноваться — римскому императору или Моисею?

Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 24. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 406

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-4

Ныне (επ αυτοφωρψ – на месте преступления) значит – явно, открыто, так что не может ничего возразить.

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-3

В Евангелии от Иоанна во многих греческих и латинских списках встречается эта история [женщины, взятой в прелюбодеянии], которая обвинена была перед Господом.

Источник

Иероним Стридонский, Беседы против пелагиан 2.17 PL 23:579.

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-3

Зачало «о женщине, взятой в прелюбодеянии» (Ин. 7, 53 – 8,11) отсутствует в некоторых унциальных кодексах Нового Завета, его нет также во многих минускульных рукописях, в сирийских переводах, в некоторых древних латинских и коптских рукописях; этот текст был неизвестен также многим греческим и латинским отцам Церкви. В некоторых рукописях этот отрывок помещен в конце Евангелия от Иоанна, а в других даже в Евангелии от Луки после 21,38. С точки зрения лексики и мировоззрения это зачало действительно ближе к синоптическим Евангелиям. Никто не сомневается в принадлежности этого повествования древнему Преданию Церкви. Но в то же время нельзя утверждать, что оно с самого начала находилось в том самом месте Евангелия от Иоанна. Возможно, что оно было помещено здесь по связи со словами Спасителя «Я не сужу никого» (15 Вы судите по плоти; Я не сужу никого.Ин. 8:15) или из-за сходства этого отрывка с тем духом любви, которым отличается четвертое Евангелие. «Хотя это зачало и ошибочно было включено в четвертое Евангелие, – замечает Иоаннидис, – мы тем не менее весьма благодарны этой ошибке, ибо по вдохновению свыше был сохранен этот многоценный бисер из неписанного предания наставлений Господних».

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 1-11

В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-3

μοιχεία dat. sing, прелюбодеяние. Согласно 10 Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею, если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего, - да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка.Лев. 20:10 и Вт. 22:22, прелюбодеяние наказывалось смертью (SB, 2:519; обсуждение этого фрагмента см. в D. Liihrmann, "Die Geschichte von einer Sunderin...", NTS 32 [1990]: 289-31G). каτειλημμένην perf. pass. part, от καταλαμβάνω хватать, захватывать, часто с враждебными намерениями; ловить, засекать; особ, уличать в прелюбодеянии (BAGD). Perf. означает "замечена в позорных деяниях". Это указывает на то, что она регулярно прелюбодействовала (Morris). Есть предположение, что муж умышленно подстроил ей ловушку, чтобы развестись с ней или чтобы ее побили камнями (LNT, 160-64; Morris), στήσαντες aor. act. part, от ϊστημι помещать, ставить. Aor. part, предполагает действие, логически и по времени предшествующее действию последующего гл.

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-3

Иоанн обычно упоминает только фа-рисеев и первосвященников, но нигде не говорит о ""книжниках, которые чаще фигурируют в других Евангелиях; книжники были законоучителями.

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-5

Книжники: искусные в книгах, в законе, законники (см. прим. к 4 И, собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу?Мф. 2:4). Женщину, взятую и пр.: по закону Моисееву, прелюбодеи, и мужчина, и женщина, должны быть преданы смерти, без точного обозначения рода смерти (10 Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею, если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего, - да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка.Лев. 20:10); смерть же чрез побиение камнями определена была прелюбодеям только в исключительном случае, именно: если молодая девица обручена будет мужу и кто-нибудь другой встретится с нею в городе и ляжет с нею, то их обоих до́лжно побить камнями пред воротами города, отроковицу за то, что она не кричала в городе, а мужчину за то, что он опорочил жену ближнего своего (23 Если будет молодая девица обручена мужу, и кто-нибудь встретится с нею в городе и ляжет с нею,24 то обоих их приведите к воротам того города, и побейте их камнями до смерти: отроковицу за то, что она не кричала в городе, а мужчину за то, что он опорочил жену ближнего своего; и так истреби зло из среды себя.Втор. 22:23-24). Так как книжники и фарисеи указывают прямо на закон Моисеев, повелевающий таковых побивать камнями, и Господь не указывает на неточность применения к настоящему случаю закона, то надобно полагать, что преступница была именно такого рода, т. е. обручённая другому девица, но павшая добровольно.

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-4

Повествование о прощении жены грешницы многими из новейших издателей Евангелия Иоанна (Лахман, Тишендорф и др.) и толкователями признается вставкою в Евангелие, сделанною в позднейшее время. В обосновании такого утверждения указывают, во-первых, на то, что этого рассказа нет во многих древних рукописях Евангелия. Во-вторых, находят невозможным, чтобы этот рассказ каким-нибудь способом мог быть опущен, если он действительно когда-либо имелся в Евангелии Иоанна. В-третьих, говорят, что самый стиль этого рассказа не соответствует стилю всего Евангелия. По поводу такого утверждения нужно сказать следующее. Действительно, древние толкователи Евангелия Иоанна не имели в бывших у них под руками кодексах этого рассказа (напр., Ориген, Иоанн Златоуст, Феодорит). На востоке в сирийском переводе Евангелия этот рассказ появляется только в 6-м веке. Точно так же в 6-м веке этот рассказ появляется и в греческих кодексах Евангелия, а толкования на него начинаются только с века 7-го (у Феофилакта). Но зато на западе блаженный Иероним еще в начале 5-го века писал, что этот рассказ находится во многих кодексах, как латинских, так и греческих (прот. Пелагия 2:17). Блаженный Августин также защищает его подлинность, объясняя при этом опущение его во многих кодексах тем, что маловерующие из страха перед злоупотреблениями, к каким мог повести этот рассказ их жен, исключили его из принадлежавших им рукописей Нового Завета (прот. Прелюб. 2:7). Кроме того, упоминание об этом рассказе встречается в апостольских постановлениях - письменном памятнике 3-го века (2:24, 4). По содержанию же этот рассказ был известен еще Папию, епископу Иерапольскому, ученику Иоанна Богослова (Церк. ист. Евсевия 3:39, 16). Таким образом, и принятый у нас текст имеет за себя известные основания. Прочие же выставляемые критиками новозаветного текста основания весьма субъективны. То, что кажется этим критикам не соответствующим стилю Иоаннова Евангелия, на самом деле не представляет какого-либо резкого разногласия с этим стилем, и есть немало солидных ученых, которые признают этот рассказ подлинно принадлежащим Иоанну Богослову (Бегель, Шольц, Клее, Штир, Эбрард и др.). Приведшие ко Христу жену-грешницу вовсе не хотели, чтобы Он постановил о ее поступке какой-нибудь приговор. Иначе они должны были бы привести вместе с нею и мужчину, который согрешил с этой женщиной, так как закон требовал казни не только прелюбодейки, но и прелюбодея (10 Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею, если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего, - да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка.Лев. 20:10).

Толкование на группу стихов: Ин: 8: 3-5

Фарисеи, любившие являться ревнителями закона и люди книжные, хорошо знакомые с буквою закона, приводят к Иисусу обличенную прелюбодейку и говорят: «Моисей в законе заповедал нам побивать таких каменьями: Ты что скажешь?» Желалось бы думать, что явившиеся к Иисусу, были судьи, предлагавшие свое сомнение на решение Иисуса. Но фарисеи были слишком горды, чтобы сознавать пред Иисусом свое недоразумение. «Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его». Они действовали с злыми намерениями против Иисуса. Они знали по многим опытам, что Иисус снисходителен к грешникам. Они надеялись, что и теперь Он станет защищать виновную женщину. Но и решение другого вида также обратили бы они против Иисуса. Если бы Христос Иисус стал говорит им о снисхождении к виновной: они заявили бы о Нем перед синедрионом, как о враге закона Моисеева. Если же Он сказал бы: исполняйте предписанное законом: они стали бы обвинять Его в жестокости пред народом, тогда как в народе, испорченном пороками и худыми учителями, строгие предписания закона уже потеряли силу; а кроме того не опустили бы обвинять Его и перед римским начальством, которое оставило за собою право произносить смертные приговоры преступникам, отняв его у синедриона.

Все к этому стиху