Числа 12 глава 3 стих

Стих 2
Стих 4

Толкование на группу стихов: Чис: 12: 3-3

Как мы слышим о Моисее, он был сильнее раздражительности и вожделения. Повествование подтверждает наличие у него обоих этих качеств, поскольку он был кроток в сравнении со всеми людьми (ибо безгневие проявляется в кротости и в оставлении раздражительности) и поскольку он не желал ничего из того, что, как мы знаем, вызывает желание большинства людей. И это не было бы так, если бы эти качества были у него от природы и логически вытекали бы из его сущности, поскольку внеприродное не в состоянии сохраняться в бытии. Но поскольку Моисей был в бытии и, в то же время, был не причастен этим вещам, значит, в упомянутых качествах было нечто, что помимо природы и не есть природа — если под природой мы действительно понимаем то, в чем проявляется бытие сущности.

Источник

Диалог о душе и воскресении. TLG 2017.056, 46.53.33-47.

Толкование на группу стихов: Чис: 12: 3-3

А чтобы знать тебе, как велика сила кротости и смиренномудрия, и как эта одна добродетель могла того, кто преуспел в ней совершенно, сделать достойным неизреченных похвал, послушай о прославлении блаженного Моисея, и о венце, который сплетен ему за эту добродетель. “Моисей же, – сказано, – был человек кротчайший из всех людей на земле”. Видишь, какая великая похвала: она поставила его наравне со всем родом человеческим, или – лучше сказать – выше всего рода человеческого. То же говорит Писание и о Давиде: “Вспомни, Господи, Давида и все сокрушение его” (1 Песнь восхождения. Вспомни, Господи, Давида и все сокрушение его:Пс. 131:1).

Источник

Гомилии на Книгу Бытия 34. TLG 2062.53.313.47-56.

* * *

Ничто так не делает христианина достойным удивления, как смиренномудрие. Послушай, как говорит... Бог о Моисее – что был самый кроткий из всех людей. Никто не был смиреннее его: управляя таким народом, потопив в море и царя и все войско египетское, как мух, совершив такие дела в Египте, в Чермном море и в пустыне, удостоившись такого свидетельства, он вел себя, как заурядный человек. И зять был смиреннее тестя и принял совет его; не оскорбился и не сказал: «что это? после таких-то и таких дел, ты пришел советовать мне?» (Исх. 18) Так поступают многие, хотя бы им предлагаем был самый лучший совет, пренебрегая советующим за его скромность. А он не так; напротив, делал все со смиренномудрием. Потому-то он презрел царские чертоги (Исх. 2), что был истинно смиренным; смиренномудрие делает ум наш здравым и возвышенным. В самом деле, не знак ли высокой мудрости и великой души его – что он презрел и дом и стол царский? Цари у египтян почитались как боги, и наслаждались бесчисленными богатствами и сокровищами: но он оставил все это, отверг самый скипетр египетский и удалился к пленным и угнетенным, изнуренным «глиной и кирпичами», презираемым самими рабами его, – «гнушались ими, – говорится, – египтяне» (12 Но чем более изнуряли его, тем более он умножался и тем более возрастал, так что [Египтяне] опасались сынов Израилевых.Исх. 1:12); этих людей он предпочел владыкам. Так-то смиренный бывает высок и великодушен! Ведь гордость есть знак низкого ума и неблагородной души, кротость же – души высокой и великой.

Источник

Беседа 1 на 1 Кор.

Иное толкование

Но некоторые из еретиков, осуждая его поведение и сказанные слова, говорят: что говоришь ты? Ужели был самым кротким тот, кто напал на египтянина и убил его, кто пролил столько крови иудеев и произвел между ними столько войн, кто позволил родственникам убивать родственников, кто молитвою разверз землю, низвел огонь свыше и одних потопил, других сжег? Если такой человек был кроток, то кто же гневлив и жесток? Перестань, не говори пустого. Я утверждаю и не перестану утверждать, что он был кроток и даже самый кроткий из всех людей, и, если хотите, то не другим чем-нибудь, а тем самым, что сказано против него, постараюсь доказать его кротость. При этом можно было бы сказать о том, что говорил он пред Богом о своей сестре, о молитве, какую вознес за народ, о всех этих апостольских и достойных неба изречениях, о снисходительности, с какою он беседовал с народом. Можно было бы и об этом сказать и перечислить многое другое; но, если хотите, оставив это, мы из самых тех слов, которые выше сказаны врагами, докажем, что он был самый кроткий человек, – из того самого, на основании чего некоторые называют его тяжелым, жестоким и гневливым. Каким же образом мы докажем это? Если наперед различим и определим, что такое кротость и что жестокость. Поражать еще не значит быть суровым, и щадить не значит быть кротким; кроток тот, кто и может переносить нанесенные ему самому оскорбления, и защищает несправедливо обижаемых и сильно восстает против обижающих; напротив, кто же таков, тот беспечен, сонлив, нисколько не лучше мертвого, а не кроток, не скромен. Не обращать внимания на обижаемых, не соболезновать несправедливо страждущим, не гневаться на обижающих, – это не добродетель, а порок, не кротость, а беспечность. Таким образом, то и доказывает кротость его, что он был так горяч, что тотчас устремлялся, когда видел других обижаемыми, не могши удержать негодования в защиту справедливости; а когда сам терпел зло, то не мстил, не нападал, но всегда оставался любомудрым. Если бы он был жесток и гневлив, то, воспламеняясь и разгорячаясь так за других, он не оставался бы спокойным за себя самого, но тогда гораздо более предавался бы гневу. Вы знаете, что нам гораздо тягостнее касающееся нас самих, нежели других. А он, когда другие терпели зло, отражал обиду не менее самих страждущих; оскорбления же, наносимые ему самому, переносил с великим терпением, будучи высок в том и другом случае, выражая в первом свою ненависть ко злу, а во втором – свое долготерпение. И что, скажи мне, ему следовало делать? Пренебречь наносимую обиду и зло, причиняемое народу? Но это свойственно было бы не вождю народа, не великодушному и незлобивому, а недеятельному и беспечному. Ты не осуждаешь врача, который посредством отсечения останавливает гниение, проникающее во все тело: почему же называешь жесточайшим человеком того, кто решился сильным ударом прекратить болезнь, гораздо опаснейшую гниения, распространявшуюся по всему народу? Это свойственно неразумному судье. Начальнику такого множества людей, вождю народа столь жестокого, грубого и необузданного, следовало в самом начале остановить и пред дверью удержать зло, чтобы оно не простиралось далее. Но, скажешь, он сделал, что земля поглотила Дафана и Авирона? Что говоришь ты? Ужели нужно было оставить без внимания попрание священства, нарушение законов Божиих, разрушение того, чем держится все, т.е. священного сана, сделать недоступное доступным для всех, и чрез слабость к этим людям дозволить всем желающим попирать священную ограду и ниспровергнуть все? Но было бы делом вовсе не кротости, а бесчеловечия и жестокости, оставить без внимания распространение такого зла и, пощадив двести человек, погубить столько тысяч. Также, скажи мне, когда он повелел убивать родичей, что надлежало ему делать, если Бог гневался, нечестие возрастало, и никого, не было, кто мог бы избавить их от гнева? Допустить ли, чтобы удар небесный нисшел на все колена и предал совершенной погибели весь род, оставив без внимания вместе с наказанием и грех, который делался неизлечимым, – или наказанием и убиением немногих людей уничтожить грех, удержать гнев и преклонить Бога на милость к преступникам? Если таким образом будешь исследовать дела праведника, то отсюда особенно и увидишь, что он был весьма кроток.

Источник

Беседа на Псалом 131

Каково свидетельство об этом Моисее? Он был человек, кротчайший из всех людей на земле. Пожалуй, не ошибся сказавший это и о другом Моисее1, ведь с Ним находился кротчайший Дух как единосущный и сродный2. Тогда Моисей воздел руки к небу и принес хлеб, называя его манной, – а этот Моисей, воздевая руки к небу, приносит вечную пищу. Тот Моисей ударил в скалу, и полились водные потоки, – а этот дотрагивается до трапезы, ударяет в умопостигаемую трапезу, и изливаются источники Духа3. Поэтому трапеза находится в центре как источник, чтобы отовсюду стада стекались к источнику и пили воду спасения.

Примечания

Источник

Огласительные слова к просвещаемым. TLG 2062.382, 3.26.1-13.

Толкование на группу стихов: Чис: 12: 3-3

Различается же как бы отчасти только вид греха. Ибо там синагога страдала проказою и была нечистою, многими и различными грехопадениями растлевающею себя; здесь же слово наше изображает вину одного безумия против Христа, описывает надменность высокомерия иудеев и напротив показывает кротость Того, Который говорит: «научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (29 возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим;Мф. 11:29).

Мариам и Аарон, как кажется, из кротости Моисея вывели для себя случай к надменности. Но за это, хотя он и не возвышал своего голоса, Бог вознегодовал и Сам подвигся к праведному гневу против дерзнувших оскорбить верного служителя Его пренебрежением как бы к Себе относя это оскорбление. Так точно мудрствуй и о Христе. Ибо по причине присущей Ему кротости и человеколюбия фарисеи были более удобопреклонны к пренебрежению. Но, кажется, не сомнительно можно было видеть, что не избежат они отмщения свыше. Как оскорбленный в Сыне, Бог и Отец не мог перенести этого оскорбления; ибо знал Он без научения, по боголепному всеведению, слова, исходившие от высокомерия фарисеев.

Источник

Глафиры на Числа

Толкование на группу стихов: Чис: 12: 3-3

Муж избранный, великий чудотворец, прообраз Господа Иисуса Христа в чудодеяниях, победитель в Египте, победоносец в пустыне, вождь народа — [казалось бы] как ему не возгордиться! Но если бы он возгордился, то не был бы всем тем, чем был на самом деле.

Гордятся те, кто считает, что в этом мире делает свое дело, а не Божие, и кто думает, что собственными силами добивается успеха, а не Божиими. Великий же Моисей знал, что он совершитель Божия дела и что сила, которой он действовал, была от Бога, а не от него самого.

Оттого-то и не превознесся он ни страшными чудесами, которые сотворил, ни грандиозными победами, которые одержал, ни мудрыми законами, которые дал народу. Господь крепость моя и слава моя, — сказал Моисей (2 Господь крепость моя и слава моя, Он был мне спасением. Он Бог мой, и прославлю Его; Бог отца моего, и превознесу Его.Исх. 15:2). Из всего сонма израильтян в пустыне никто столь не чувствовал собственной своей немощи, как сей [муж], величайший в том собрании. В каждом деле, на всяком месте и в любой момент чаял он помощи только от Бога.

Что сотворю? — спрашивал он Бога, взывая к Нему и неустанно прислушиваясь к Божию ответу и [ожидая действия] Божией силы. Кротчайший из всех людей на земле. Ибо все прочие полагались в чем-то на самих себя, уповая на себя хоть отчасти, а он — нисколько. Весь он был погружен в Бога, всецело уничижая себя пред Богом. Если нужно было кормить и поить народ, он обращался к Богу; если предстояла битва с врагами — воздвигал руки к небу; если надлежало утихомирить народное возмущение — вопиял к Богу.

Кроткий, прекроткий Моисей! И Бог воздал Своему верному служителю великой славой. Удостоил его Бог явиться на Фаворе вместе с Илией пред Господа Спасителя.

О Господи, Боже кротких, Пастырь добрых, соделай и нас кроткими, подобно Моисею и Апостолам. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.

Источник

"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 29 (16) декабря

Толкование на группу стихов: Чис: 12: 3-3

Возможно, эта характеристика Моисея является более поздней вставкой, поскольку маловероятно, чтобы Моисей сам давал себе такую оценку.

Толкование на группу стихов: Чис: 12: 3-3

Моисей, хотя известно столько его величественных подвигов веры и терпения, никогда не удостаивался от Бога такой хвалы, как сейчас, когда взял жену эфиоплянку. А сейчас о нем говорится: Моисей — человек кротчайший из всех людей на земле.

Источник

Гомилии на Песнь Песней. Сl. 0198 2(A), 2.118.6.

Толкование на группу стихов: Чис: 12: 3-3

Существует мнение, что данный стих приписан И. Навином при окончательном пересмотре им рукописи кн. Числ, — подобно тому, как сделана им приписка в конце кн. Второзакония (Втор. 34).