yandex

Бытие глава 5 глава 6 стих

Стих 5
Стих 7

Толкование на группу стихов: Быт: 5: 6-6

Итак, когда Священное Писание, говоря о том или другом лице, причем упоминая и число лет, которое прожил этот человек, заключает свою речь о нем так: и родил такой-то сыновей и дочерей, всех же дней жизни его было столько-то, и он умер, - то разве в силу только того, что оно не называет этих сыновей и дочерей, мы не должны представлять себе, что за такое большое число лет, какое проживали люди в первые времена мира, могло родиться весьма много людей, которые, соединившись, могли основывать не только города, но и очень многие государства?

Источник

Августин Иппонский, О граде Божием 15.8. Сl. 0313, SL48, 15.8.20.

Толкование на группу стихов: Быт: 5: 6-6

При рассмотрении сего родословия должно обратить внимание: 1) на значение его для летосчисления допотоп­ного времени, 2) на долговечность патриархов и 3) на недолговечного в сравнении с ними, но особенно угодив­шего Богу Еноха. 1) Числовыми указаниями лет жизни от появления на свет одного патриарха до рождения от него другого опре­деляется продолжение времени от сотворения мира до потопа. В рассматриваемой паремии обнимается время от Адама до седьмого патриарха – Еноха. Адам родил Сифа через 230 лет по своем сотворении. Сифу было 205 лет до рождения от него Еноса; Еносу – 190 лет до рождения от него Каинана; Каинану – 170 до рождения Малелеила; Малелеилу –165 лет до рождения Иареда; Иареду 162 года до рождения Еноха; Еноху 165 до рождения Мафусала. Сложение сих чисел дает 1287 лет. Далее, за пределами рассматриваемой нами паремии, к сей сумме счисление прибавляет до потопа 969 лет (Быт. 5:26-32, Быт. 7:6). Следст­венно от сотворения мира до потопа протекло 2256 лет. Это по летосчислению в греческом и церковно-славянском тексте Библии, проверенному с древним самаритянским и Иосифом Флавием (Библ. Ист. изд. 1852 гстр. 24–25). Текст греческий в летосчислении допотопного мира дает около 600 лет более, нежели еврейский, в котором каждый из первых шести патриархов является отцом на сто лет раньше, чем по счету еврейской Библии. «Трудность изъяснить удовлетворительно происхождение сей разности не препятствует чистому учению спасительного учения в Св. Писании» (Зап. на кн. Бытия). 2) Долголетие патриархов, живших до потопа и после потопа до Авраама, когда жизнь человеческая начала, впро­чем, постепенно сокращаться, – подвергаемо было неко­торыми сомнению. Почитая невероятным, чтобы человек мог прожить 900, 800, 700, 600, 500, 400, 300 и 200 лет, они полагали, что Моисей, по примеру древних египтян, сокращавших год в месяц, разумеет месячные годы, когда счи­тает годы патриархов. Но к такому предположению не дает ни малейшего основания повествование Моисея. Напро­тив, в его повествовании о потопе год ясно отличается от месяца в 30 дней. Он говорит: «в шестисотом году жизни Ноевой,.. в семнадцатый день месяца, в сей день разверзлись все источники бездны» (Быт. 7:11). Нельзя также год Моисеев сокращать в три месяца до потопа и в восемь после потопа. Повествуя о потопе, Моисей ясно полагает около 12 месяцев в году потопном. Так, потоп начался в 17-й день второго месяца (по-нашему – ноября) на 600-м году жизни Ноевой и кончился в 27-й день второго же месяца на 601-м году жизни Ноевой (Быт. 8:13-14). В промежутке между началом потопа и концом его, Моисей считает 150 дней (т. е 5 месяцев) усиления потопа, потом говорит о постепенной убыли воды в 17-й день седьмого месяца апреля, в 1-й день десятого месяца июля, по прошествии 40 дней, через три недели, и об освобождении земли от воды в первый день первого месяца. Если б допустить предположение, будто годы патриархов равняются нашим месяцам, то выходило бы, что некоторые патриархи дела­лись отцами слишком рано, что например Арфаксад, жив­ший 500 лет, родил Салу, будучи сам 12 лет (в Бытии сказано, что он родил на 135 году (Быт. 11:12-13), а Фарра, отец Авраама, живший 205 лет, имел сына на 6-м году жизни (Быт. 11:26-32). – Еще несообразность: стотридцатилетний Иаков жалуется пред фараоном на краткость своей жизни, говоря, что дни жизни его не достигли до лет жизни отцов его, т. е. предков его (Быт. 47:9). Какой смысл имела бы эта жалоба, если бы жизнь отцов продолжалась не 500, 300, 200 лет, а только 500, 300, 200 месяцев? Долголетием своим он превзошел бы тогда не только бли­жайших отцов, но и допотопных патриархов. В долголетии патриархов нельзя не признать особен­ного действия промысла Божия: чем долее на свете жили патриархи, тем быстрее размножался род человеческий, тем богаче становились они опытами жизни и благоразумением и, следственно, тем способнее являлись к тому, чтобы быть руководителями молодых поколений, что осо­бенно нужно было в детском, первобытном состоянии человечества, – тем благонадежнее сохранялось божествен­ное откровение и благочестивые предания между чтителями истинного Бога. В то время, когда не было писанного слова Божия, патриархи были живою, самою верною кни­гою откровений Божиих. Один и тот же человек, об одних и тех же богооткровенных истинах и правилах мог слышать сам и рассказывать другим целые сотни лет. Так, например, Ной, живший до потопа около 600 лет, мог беседовать с Малелеилом, а Малелил с Адамом. Мафусал, умерший в год потопа, мог передавать современникам, что сам слышал от Еноса, сына Сифова. Вследствие сего не только позд­нейшие откровения Божии, но и самые первоначальные, бывшие Адаму в раю, могли перейти в мир послепотопный в первобытной свежести и неповрежденности. Кроме осо­бенного Промышления Божия долголетию патриархов способствовали естественные причины. Избыток сил при­роды, еще не в такой степени, как впоследствии, растлен­ной грехом, простой, близкий к природе образ жизни, самое состояние человеческого тела, сохранившего довольно первобытных совершенств, – ибо чем меньше было пред­ков, тем меньше наследственной порчи могло перейти к потомкам, – все это такие обстоятельства, которые состав­ляют преимущество времен первобытных пред поздней­шими. 3) Бытописатель, исчисляя допотопных патриархов, замечает время рождения каждого, продолжение его жизни до рождения сына, которому суждено продлить благосло­венное племя, продолжение всей жизни каждого патриар­ха, и, наконец, о каждом повторяет: «и умре» Таков непре­ложный закон! Человечество не вымирает, жизнь его по­стоянно обновляется чрез нарождение новых поколений. Не вымирало и то племя, в котором уготовлялось святое семя для духовного обновления всего человеческого рода. Но над отдельными лицами должен был исполниться при­говор, произнесенный Адаму: земля еси, и в землю отъидеши, – хотя они «не согрешили по подобию преступления Адамова» (Рим. 5:14). Во всем патриархальном мире был один человек, который был изъят из общего закона. Это Енох. О нем сказано: «И угоди Енох Богу, и не обреташеся, зане преложи его Бог» (Быт. 5:24). «И угоди Енох Богу». Точнее с еврейского текста: «и ходил Енох с Богом», т. е. находился в близком духовном обще­нии с Богом (1 Цар. 25:15), приближаясь к Нему верою и любовию, и привлекая Его особенное благоволение, так что, может быть, сподоблялся и явлений Его в чувственном виде, подобных тем, каких удостаивался Адам в раю. «И не обреташеся», т. е. не стало его, «зане преложи его Бог». О сем преложении Апостол говорит: «Верою Енох переселен был так, что не видел смерти; и не стало его, потому что Бог преселил его» (Евр. 11:5) в жилище блажен­ных. С Енохом случилось то же, что впоследствии случи­лось с пророком Илиею, который взят был живой от земли (4 Цар. 2:10), и что некогда, во второе пришествие Христово, совершится с теми, которых оно застанет в живых: они не умрут, а вместе с воскресшими из мертвых изменятся вдруг, в мгновение ока, при последней трубе и соделаются нетленными (1 Кор. 15:21-22). Енох восхищен был прямо в состояние славы по самому телу, не испытав смерти и даже болезни. Для чего сие чудо? Для того, чтобы среди всеобщего господства смерти и тления в одних возбудить, в других утвердить веру в вечную жизнь и упование бес­смертия. Кроме того, сын Сирахов говорит: «Енох... был взят, как образец покаяния для современников» (Сир. 44:15). Это значит, что современники, видя в лице Еноха, какой высо­кой награды может быть удостоена жизнь, проводимая в духе покаяния, в борьбе со грехом, могли и сами научиться покаянию. Енох учил современников покаянию не только примером своим и судьбою своею, но и проповедью: он был пророком. Апостол Иуда приводит его пророческие слова: «се идет Господь со тьмами святых ангелов Своих, сотворит суд над всеми, и обличит всех между ними нечес­тивых во всех делах, которые произвело их нечестие, и во всех жестоких словах, которые произносили на Него не­честивые грешники» (Иуд. 1:14-15). Встречается подобное пророчество в апокрифической книге, приписывае­мой Еноху и наполненной заблуждениями, нелепыми рассуждениями о звездах, о браках ангелов с дщерями человеческими и т. п. Но приводимые ап. Иудою пророческие слова Еноха, без сомнения, дошли до него по преданию, а не заимствованы из этой книги, где часть истины смешана со всякою ложью

Источник

Паремия, положенная на вечерне в четверток второй седмицы Великого поста (Быт. 5:1-24).

Толкование на группу стихов: Быт: 5: 6-6

Когда Сифу исполнилось сорок лет, он был восхищен ангелом на высоту и научен знанию многих тайн Божиих (Кедрин). Он узнал о предстоящем развращении и нечестии последующего рода, который должен был произойти от его племени; узнал и о том, что Бог хочет казнить беззаконных грешников водою и огнем, и о том также, что придет Мессия для избавления рода человеческого. Во время этого своего восхищения ангелом Сиф видел расположение горней твари, красоту небес и движение их, течение солнца и луны, и звезд, устроение небесных знамений, называемых планетами, и уразумел их действия; увидел он тогда многое невидимое и уразумел неведомое, будучи наставляемый ангелом в течение сорока дней. И просветилось лицо его от видения небесной твари и от беседы с ангелом, как впоследствии просветилось и лицо Моисеево. После сорока дней он опять оказался на земле и обрадовал своих родителей, которые очень сильно о нем тужили, не зная, куда он девался; и поведал он им все, что сам он узнал, наученный ангелом. Сияло же лицо Сифово красотою и славою, как лицо ангелово, и имел он сию славу лица своего во все дни жизни своей. После своего восхищения на высоту и научения от ангела, Сиф, рассказывая отцу и матери о виденном там, начал чертить на земле расположение небес и подобия планет – солнца, луны и звезд, а также и их течения. Совершая же сие, он начал и письмена изобретать, которые окончательно были завершены после него его сыном Еносом и названы впоследствии еврейскими. И таким образом началось звездочетное и книжное учение от Сифа, который вместе со своим отцом Адамом потрудился, изображая сие на камне, дабы вразумить последующие поколения (Георгий Кедрин, Кир Дорофей Монем-васийский и прочие хронографы). Феофилакт святой, архиепископ Болгарский, живший в 1070 годах по Рождестве Христовом, во дни греческого царя Романа Диогена, в предисловии на Евангелие от Матфея пишет следующее: 'Те Божественные мужи, которые жили прежде закона, учились не на основании писаний и книг, но, имея чистый разум, просвещались озарением Всесвятого Духа и, таким образом, узнавали веления Божий, ибо Сам Бог беседовал с ними устами к устам. Таковы были Ной, Авраам, Исаак, Иаков, Иов и Моисей. Когда же люди сделались порочными и недостойными того, чтобы Дух Святой просвещал и научал их, то человеколюбивый Бог дал писания, чтобы, хотя благодаря им, они помнили веления Божий». По мнению святого Феофилакта, как будто бы выходит так, что книг не было от Адама и даже до Моисея. Но так как древний греческий хронограф цареградский Георгий Кедрин, не многими годами старший Феофилакта и поживший в царствование Исаака Комнина, а вслед за ним и другие греческие и наши русские хронографы все согласно написали, что от Сифа, сына Адамова, ведут свое начало еврейские письмена, то посему думается, что и их, как и многих других, повествования не верны: обычно придается скорее вера многим, нежели одному. И в иностранных хрониках пишется, что от Сифа ведут свое начало книжные письмена. Кроме того, Георгий Кедрин и сие написал: в лето от начала мира 2585 (по потопе в 342 лето) Каинан, сын Арфаксадов и внук Симов, а Ноев правнук, нашел негде в поле писание исполинов, живших прежде потопа; из этого ясно следует, что прежде потопа книги писались. То же самое можно видеть и из следующего. Святой апостол Иуда в своем послании вспоминает пророчество святого праотца Еноха, жившего до потопа, в котором говорится о пришествии Господнем для суда: «Се приидет Господь во тмах святых ангел Своих сотворити суд о всех» (Иуд. 1:14–15) и прочее. Это пророчество Енохово проповедовалось не только устами Еноха, но (по сказанию достоверных) было им записано в книге; ибо каким образом оно было бы известно последующим по потопе родам, если не было бы записано в книгу? Книгу же ту Енохову во время потопа Ной сохранил с собою в ковчеге, и таким образом последующим по потопе родам умножившимся стало известно Енохово пророчество. Повествующие о сем и достойные доверия церковные писатели суть следующие: Тертуллиан, живший в царствование Северово, который воцарился в начале третьего столетия по Рождестве Христовом; Климент Александрийский, пресвитер и современник Тертуллиана, и Иероним пресвитер, бывший в царствование Феодосия Великого. И святой Афанасий Великий в своем Синопсисе так же, как и те, говорит, что книга Енохова пророчества была от потопа сохранена Ноем и им же передана потомкам. Следовательно, писание началось издревле со времен первых праотцев, бывших прежде потопа, и именно от Сифа, сына Адамова. А что святой Феофилакт повествует, что древние праотцы не книгами просвещались, то разве ради того он сие говорит, что в те времена, когда в поднебесной обитали препростейшие народы, писания были немногочисленны и книги еще не умножились, разве только та одна книга Енохова, о которой мы говорили. Моисей же был первым размножителем писаний, так как он написал пять книг. Но как он мог бы книги писать, если бы сам прежде этому от других не научился? Если же научился от другого, то ясно, что уже прежде него было книжное писание. Впрочем, мы ни святому Феофилакту не прекословим, ни прежде его бывших повествователей не обвиняем в неправде, но привели мнения того и их здесь ради ведения; желающий же пусть сам рассуждает, как разумеет, и кому хочет, тому и верит. Известно также и сие, что Адам и Сиф по данной им от Бога премудрости и разуму расположили год на дни, седмицы и месяцы и научили людей ведению годового круга, исчислению дней, седмиц, месяцев и лет. Сиф, сын Адамов, пожив от рождения лет 205, родил первенца своего Еноса от своей сестры Асвамы. Сиф родил Еноса в год своей жизни: Библия–205,Хронографы–205,Римляне–105.

Толкование на группу стихов: Быт: 5: 6-6

И чтобы мы тотчас же убедились в добродетели этого сына, смотри, как и сам он в имени собственного своего сына высказывает боголюбивую свою душу. «И Сифу, — сказано, — бысть сын, и нарече имя ему Енос. Сей упова призывати имя Господа Бога» (Быт. 4:26). Вот имя, которое светлее диадимы, блистательнее порфиры! Что может быть блаженнее человека, который украшается призыванием Бога и это самое (призывание) носит вместо имени? Видишь, как и в самых простых названиях, как я говорил вначале, скрывается великое богатство мыслей? Здесь (в названии детей) выказывается не только благочестие родителей, но и великая заботливость их о детях, — как они с самого начала учили рождавшихся у них детей теми самыми именами, какие давали им, прилепляться к добродетели, а не так, как ныне дают имена, — просто и как случится. По имени, говорят, деда или прадеда пусть называется дитя; но, древние не так: они всячески старались давать детям такие имена, которые бы не только возбуждали к добродетели самих, получающих эти имена, но и для всех других и для последующих родов служили наставлением во всяком любомудрии. Это увидим мы и далее в течение слова. Не станем же и мы назначать детям названия случайные, не станем давать им имена отцов, дедов, прадедов и людей, знаменитых родом, но — имена мужей святых, просиявших добродетелью, стяжавших великое дерзновение у Бога. Впрочем, и на эти имена пусть не надеются ни родители, ни дети, получающие имена, потому что имя без добродетели не приносит никакой пользы. Надежду спасения нужно полагать в совершении добродетели, и не величаться ни именем, ни сродством со святыми мужами, ни чем-либо другим, но правотою своих дел; а лучше сказать, не величаться и этим, но тогда-то особенно и смирять и уничижать себя, когда успеем собрать великое богатство добродетели, так как при этом мы и собранное нами богатство сбережем верно, и привлечем к себе благоволение Божие. Поэтому и Христос говорил ученикам своим: «Когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие» (Лк. 17:10). Так Он смиряет их умы и внушает им быть скромными и не превозноситься добрыми делами, но знать, что величайшая из всех добродетелей состоит в том, чтобы добродетельный человек сохранял смирение.

Источник

Беседы (гомилии) на Бытие, 21

Толкование на группу стихов: Быт: 5: 6-6